• 11:05 Фев. 25, 2016

    В гостях

    Михаил Хазин

    Экономист, президент Фонда экономических исследований Михаила Хазина

    М.Хазин: Здравствуйте! У микрофона Михаил Хазин. Начинаем сегодняшнюю передачу. Я хочу задать вопрос, и вопрос этот принципиальный. Но прежде чем его задавать, я хочу рассказать некоторую историю. Дело в том, что сегодня в 10:30 утра, то есть полчаса тому назад, на канале «Культура» началась программа «Обозреватель», в которой я принимаю участие – это запись, естественно, она была сделана где-то месяц назад, сейчас уже не помню точно, в которой обсуждается доклад Хрущёва на 20-м съезде КПСС. То есть фактически речь идёт о роли Сталина в истории. И, в общем, ведёт передачу господин Максимов, который, с моей точки зрения, русофоб и мракобес совершенно такой классический, вы знаете, интеллигентско-солженицинского типа, и, в общем, она достаточно… Понимаете, мне сложно сказать, я не знаю, что они из неё вырезали, потому сказать, что получилось окончательно, я не могу. Не исключено, что мои выступления там окажутся сильно короче, чем я говорил в реальности, но сам по себе этот вопрос является принципиально важным. И вот здесь я хотел бы сказать две вещи, которые касаются Сталина. Первая – почему я считаю, что он в некотором смысле является главным, ну, скажем так, благодетелем человечества в 20-м веке. Потому что если мы посмотрим на историю 19-го века, то мы видим, что там как альтернатива капитализму появилось достаточно жёсткое в отношении системы государственного управления течение, которое назвали потом марксизмом, а, соответственно, в России мы их знаем как большевиков. И политическая логика большевиков и, соответственно, марксистов, таких вот именно политических, она была очень простая: весь мир насилья мы разрушим до основания, а затем… При этом, что «затем», они, по большому счёту, никакой конструктивной программы не имели. И мы это очень хорошо видим по попыткам Ленина в 18-м году организовать реальную экономическую модель по Марксу. То есть всё рассыпалось немедленно, вчистую. И, в общем, катастрофу как бы удалось, более или менее, из неё выйти, только сильно позже. Так вот, большевики пришли к власти и, в общем, вели себя по отношению к людям достаточно жёстко. Это не значит, что они себя вели жёстче. Например, с протестантскими пасторами их ну никак нельзя было сравнить, которые огнём и мечом протестантскую этику вбивали в людей. А я сегодня, как раз, у себя на ленте в Facebook сделал перепост, там некоторая такая историческая справка, чем они занимались. Но, тем не менее, самое страшное состояло в том, что логика была абсолютно человеконенавистническая: весь мир насилья мы разрушим до основания, а дальше мы будем разбираться. И Сталин эту страшную машину остановил. Обращаю ваше внимание, да, что сама по себе идея красного проекта, которую и пытался реализовать Маркс, она на самом деле, с точки зрения многих позиций, правильная. Но нужно понимать, что люди, которые её реализовывали практически, – это люди, которые в эту идею, конечно, верили, но жили в реальном мире. Многие из них были агентами тех же самых банкиров и капиталистов, многие из них были такими оголтелыми фанатиками, и очень часто туда шли откровенные бандиты. Большая часть зверств ЧК, которая происходила во времена гражданской войны, за неё отвечали не сторонники Ленина, а примазывающиеся к ним откровенные бандиты и садисты. С другой стороны, кстати, было ничуть не лучше, может быть, даже немножко хуже. Так вот. Замечательность всей этой ситуации состоит в том, что Сталин сумел остановить вот эту вот кровавую машину. И в этом смысле он один из главных гуманистов 20-го века. Считать не кого при нём убили, поскольку не он убивал, а сколько он спас. И не только в России, СССР, но и за её пределами. И войну, кстати, и массовые убийства советских граждан организовывал не Сталин, а как раз альтернативная капиталистическая команда. Так вот. Сегодня историческим аналогом большевиков или марксистов, в широком смысле этого слова, является ИГИЛ. Он тоже требует справедливости методом «весь мир насилья мы разрушим до основания, а затем». Точно так же он нашпигован агентурой и капиталистов, и спецслужб, которые считают, что они что-то там контролируют, что совершенно не так. Ну, а как они действуют, вы можете прочитать колоссальный объём информации, насколько они гуманно действуют. Так вот, я считаю, что будущее человечества 21-го века будет определяться тем, найдётся ли свой Сталин у нас, в 21-м веке, который сможет вот это всё остановить. Потому что в противном случае речь уже пойдёт не о там сотне миллионов человек, как это было во Вторую мировую войну, речь уже пойдёт о миллиардах. А теперь – загадка, которую я хочу задать. Даже не загадка, а такой филосовско-риторический вопрос. Значит, один мой товарищ, который очень не любил Сталина не в силу того, что он разбирался в этом историческом персонаже, а в силу своего происхождения – ему с детства объясняли, что Сталин кровавый упырь. Так вот, я ему задал вопрос: вот, представь себе, что ты живёшь в 30-е годы в Германии. Тебе не нравится режим Гитлера, тебе не нравится, как они себя ведут, поэтому ты сидишь у себя в маленьком домике, изучаешь философов 19-го века и, в общем, игнорируешь все те обстоятельства, которые вокруг происходят. И вдруг тебе звонит дальний родственник из Берлина, говорит: «Слушай, я тебе выбил – это год так 39-40-й – я выбил тебе должность, отказываться нельзя. И потому что мне некого туда назначать, и в случае, если я не смогу тебя назначить, туда попадёт откровенный, значит, урод и политический наш враг, и урод, и садист, и убийца, и поэтому тебе нужно принимать эту должность». А должность эта – коменданта Освенцима. И вот вы, интеллигентный человек, специалист по философии 19-го века, оказываетесь комендантом Освенцима. Вариантов действий у вас три. Вариант первый: вы должны бить себя пяткой в грудь и кричать, что убивать евреев нехорошо, и умереть вместе с ними прямо там же, на месте. Вариант второй: радостно включиться в работу по уничтожению евреев и, соответственно, убить 4 миллиона евреев. Вариант третий: начать играть в хитрую игру, в результате которой будет убито не 4 миллиона евреев, а всего 2. Вопрос: в какой роли вы войдёте в историю и что про вас будут писать родственники тех двух миллионов, которые погибнут, и поймут ли те два миллиона, которые не погибли, почему они не погибли? Вот как бы на этой истории я сейчас делаю небольшой такой локальный перерыв и задаю вопрос. Может ли страна, в данном случае – Россия, позволить себе заниматься оголтелым поруганием одного из своих исторических лидеров? Или это категорически не допустимо? Ответы. 84951342135 – да, это можно и нужно объяснять всему миру, что нашей страной руководили ублюдки, подонки и так далее, или же это недопустимо – 84951342136. Мне кажется, что это достаточно интересный вопрос. Значит, на этом я вводную часть, которая касается Сталина и сегодняшней передачи, которая вышла на «Культуре», я заканчиваю и начинаю переходить к текущим событиям. А текущие у нас события состоят в том, что в стране начинается острая дискуссия на тему антикризисного плана правительства. Прежде чем говорить об антикризисном плане правительства, нужно объяснить, что такое наше правительство. Значит, напомню ещё раз, что в 91-м году в нашей стране, ещё в СССР, шли дискуссии на тему о том, а что нам делать. То ли пытаться создать свою собственную экономическую модель, но новую, то ли встроиться в модель западную. Дискуссия закончилась мыслью о том, что надо встраиваться в модель западную, правда, это было сделано довольно специфически: например, всем более-менее авторитетным деятелям уровня министров СССР было объявлено, что им будут платить довольно большую пенсию после развала СССР, что и делалось на протяжении нескольких лет после 91-го года господином Гусинским. Разумеется, деньги ему на это выделили. Так вот. После того как стало понятно, что реформы нужно делать через присоединение к западной экономической модели, там к Бреттон-Вудской системе, к ВТО и так далее, обнаружилось, что у нас есть реформатор главный, зовут его Григорий Алексеевич Явлинский. Хороший он реформатор, плохой он реформатор – это вопрос бессмысленный, но он, тем не менее, был реформатор, он тесно общался с Гарвардским университетом, Западом и т.д., и т.п. Но где-то в году 90-м, а в 91-м уже стало практически очевидно, что в США принято решение, что на выборах 92-го года Буша надо заменять. Прежде всего, потому что Буш слишком патриот американский, и он неправильно рассматривает бывший СССР как некоторого, пускай, и врага, но как некоторую цельность. Речь идёт о том, что надо раздербанивать территорию. И, соответственно, было принято решение, что скорее всего президентом станет Клинтон с его, значит, финансистами-клептоманами. И по этой причине в России произошла замена Явлинского на Гайдара. При этом нужно понимать, что сам Гайдар, как он появился, особого интереса не представляет с точки зрения исторической. Принципиально важно, что он появился, потому что нужен был человек, который будет работать с администрацией Клинтона, потому что клинтоновские клептоманы с Явлинским, который был связан с Бушем, работать бы отказались. Так вот, всё это время, все эти 25 лет, мировую финансовую политику, контроль за деятельностью администрации президентов США осуществляла та же самая группа, представителями которой были эти клинтоновские клептоманы, главным из которых является Ларри Саммерс. И по этой причине в нашей стране именно эта группа определяла всё: и как будет происходить приватизация, кто чего получит, кого будут истреблять в период дефолта, и кому будут эти господдержки, и как пилятся транши МВФ, ну и т.д., и т.п. Единственное небольшое было локальное исключение – появление Примакова, Маслюкова, но тоже, во-первых, они были меньше года, а, во-вторых, они в реальный раздел экономических активов практически не были встроены, там продолжала действовать эта команда, связанная с народными финансистами. Именно эта команда до сих пор контролирует наше правительство. Если вы посмотрите, то увидите, что Центробанк, я уже много раз про это здесь рассказывал, скорее готов исполнять инструкции МВФ, чем отслеживать интересы России. В частности, например, у нас главная конституционная задача ЦБ – обеспечивать устойчивость национальной валюты, а мы в рейтинге устойчивости национальных валют заняли по итогам 15-го года последнее место. Хуже, чем на Украине. Последнее. Почему? Потому что главная задача, которую МВФ поставил перед Центробанком, – чтобы Россия была источником оттока капитала, для того чтобы стабилизировать американские финансовые рынки. Вот эту задачу Набиуллина и правительство решают чётко, как часы. Собственно говоря, за что она и получила медальку лучшего председателя Центробанка. Дальше. Тем не менее, ситуация ухудшается, я про это уже не будут рассказывать, столько раз я уже про это рассказывал, в конце концов, можно у меня на сайте прочитать khazin.ru, что в этой ситуации в 2011-м году международные финансисты пытались отобрать у США, из-под их юрисдикции, эмиссионный центр, потому что поддерживать мировую финансовую систему, включая всякие транснациональные банки, без контроля над эмиссионным центром стало невозможно. Они это пытались сделать, был организован так называемый проект Центробанка Центробанков, его уже, в общем, добрили G8 и G20, и, казалось бы, всё было хорошо, и в этот момент неожиданно происходит в США дело Стросс-Кана и все понимают, что американская бюрократия, американская национальная элита эмиссию мировой валюты не отдаст. После этого в 12-м году происходят в США президентские выборы, к власти приходит снова Обама, и в январе 13-го года он выгоняет из своей администрации практически всех представителей международных финансистов, в том числе банков Goldman Sachs и J.P. Morgan, после чего становится понятно, что произошёл раскол мировой элиты и образовалась довольно значительная группа в мировой элите, которая противостоит вот этим самым международным банкирам, у которых нет серьёзных шансов на победу в рамках этой схватки за ресурсы, если они не смогут отобрать под свой контроль Федеральную резервную систему США. Значит, сейчас я сделаю небольшой перерыв. Напомню, мы отвечаем на вопрос, возможно ли, правильно ли, чтобы в стране происходило оголтелое одного из исторических её лидеров, или это неправильно. Если вы считаете, что такое возможно, звоните по телефону 84951342135 – да, поругание возможно. Если вы считаете, что это неправильно, это невозможно и что нужно заниматься правильной пропагандой истории, то в этом случае звоните по телефону 84951342136. Возвращаясь к нашей ситуации, силы, которые противостоят финансистам, – это силы, которые, в общем, за регионализацию. Потому что экономически – это люди в США, которые хотят спасать американскую экономику за счёт ресурсов мировой финансовой системы. При этом неминуемо происходит разрушение мировой долларовой системы и регионализация мировой экономики. Это очень хорошо видно, например, в политике американской, там есть две крупные партии – партия Керри и партия Клинтон. Партия Керри, например, стоит за сотрудничество с Ираном, потому что это самодостаточная страна, которая может быть региональным лидером, а Хилари Клинтон стоит за Саудовскую Аравию и за Израиль, потому что это страны, которые без США ничего не могут, и по этой причине через них можно пытаться управлять. Правда, как мы видим, с управлением уже начинаются проблемы. Так вот. Если вот эта вот группа антифинансовая состоит из нескольких группировок: в неё входит Китай, у которого есть своё видение своего места в мире, в неё входят континентальные элиты европейские, во многом – националистические, и яркий представитель – это Орбан в Венгрии, это Марин Ле Пен во Франции. Мы видим, что очень усилилась английская Фронда против Евросоюза, настолько, что Англия получила особые полномочия в рамках Евросоюза, фактически – это начало раскола. И там как бы финансовая группа Ротшильдов, не побоюсь этого слова. И, наконец, третья группа – это, собственно, американские национальные элиты, наиболее ярким представителем которой является Дональд Трамп, который вот-вот собирается выигрывать выборы в США. Так вот, представим себе, что Трамп эти выборы выиграет. У него злейший враг – Хилари Клинтон, которая представляет интересы финансистов. Они с ней воюют не на жизнь, а на смерть. Потому что, если Трамп выигрывает, то те люди, которые стоят за спиной Хилари, международные финансисты, перестают быть не только элитой, они, может быть, даже перестанут быть богатыми людьми. Они должны драться до конца. То есть, они вот как раз и будут бросаться атомными бомбами, и устраивать крупные теракты, и всё остальное. У них в этом смысле никаких ограничений нет, они ребята простые. То есть это на самом деле, очень тяжёлые и нехорошие люди в некотором смысле, которых, собственно, человечество в том или ином виде не волнует вовсе. А у нас, соответственно, в этом смысле большие проблемы. Почему? Потому что, если Трамп выиграет, то абсолютно не понятно, кто и как сможет управлять российской экономикой так, чтобы можно было каким-то образом с ними разговаривать. Я был тут на красноярском экономическом форуме, который всегда и традиционно является такой площадкой стратегической для либеральной команды. В этот раз ничего осмысленного сказано не было, но было очень интересно. Да, было выступление там Дерипаски, который обрушился с критикой на правительство о том, что оно абсолютно не правильное. И сейчас, как мы видим, все обрушиваются на правительство по части его антикризисной программы, объясняя, что, во-первых, этой программы не существует, во-вторых, Минфин всё равно не даёт под неё деньги, в-третьих, всё равно всё правительство разворует, что оно целенаправленно не даёт финансировать даже оборонку, ну и так далее, и тому подобное. И это всё – правда. В этой ситуации возникает ещё один вопрос. Ну, хорошо, представим себе, что Трамп стал президентом в ноябре месяце. Ну, не президентом – он только выиграл выборы. И он, соответственно, собирается разговаривать с Путиным, разговаривает с ним по телефону и говорит: «Вова, мы с тобой где-то в январе встретимся, как только у меня произойдёт «игуанизация», но, скажи мне, пожалуйста, кого ты с собой возьмёшь? Я не хочу видеть ни Набиуллину, ни Шувалова, ни Дворковича, ни Кудрина, в общем, всех их – это люди моего злейшего врага-финансистов, я их видеть не хочу». И тут возникает вопрос, а кто вот, кто сегодня… Хорошо было в СССР, взяли Гришу Явлинского из одного института из Минтруда, взяли Гайдара из журнала «Коммунист», а можно было взять там с десяток академических институтов. Вопрос: а что делать сейчас? То есть совершенно очевидно, что нужно насобирать с миру по сосенке, ну, хотя бы, два десятка человек, но как их объединить? Должен быть какой-то зонтичный бренд. И вот тут очень интересная тема – это, собственно, американская психиатрия, которая состоит в том, что они требуют, чтобы их партнёры имели электоральный потенциал. То есть, в этом смысле, если уже делать для Трампа зонтичный бренд, с которым он должен работать, то это должна быть, во-первых, правая партия, потому что Трамп капиталист, а во-вторых, это должна быть партия, которая прошла в Госдуму. Вопрос: какие партии могут сегодня пройти в Госдуму? Есть два проекта. Один – «Гражданская платформа», другой – это то, что сейчас делает Борис Титов с «Правым делом». Я не очень верю, что он сможет успеть разыграть список «Правого дела» до выборов. Поэтому я считаю, что пока есть один кандидат на эту вот игру с Трампом – это «Гражданская платформа». А уж, получится не получится – это вопрос отдельный. Может быть, появятся ещё какие-то кандидаты, время ещё есть. Сейчас мы сделаем небольшой перерыв на новости, потом продолжим, и я буду на вопросы отвечать.

    НОВОСТИ

    М.Хазин: Возвращаемся в студию, у микрофона Михаил Хазин, напоминаем, у нас тут голосование, мы обсуждаем, можно ли в стране ругать и смешивать с грязью одного из предыдущих лидеров. Если вы считаете, что это возможно и правильно, звоните по телефону 84951342135. А если вы считаете, что это неправильно, звоните 84951342136. Пока результат голосования весьма и весьма впечатляющий, но я всё-таки скажу о нём в самом конце, я надеюсь, что я не забуду, как в прошлый раз, сказать результаты, хотя тогда результаты были не очень интересными, там было примерно 50 на 50. А сейчас это, конечно, очень актуальная тема, животрепещущая. Я, кстати, имею в виду не только Сталина. Потому что, например, во времена СССР довольно сильно ругали, особенно в первые десятилетия, ругали, например, Николая Второго. Он, конечно, человек специфический, но тем не менее сказать, что его нужно смешивать с грязью, – это, скорее всего, некоторое преувеличение, с моей точки зрения. Хотя, например, если мы будем говорить о роли, например, Петра Первого, то тоже тут уж можно столько вылить грязи, что просто… Но почему-то вот это считается, что это неправильно. Почему? Потому что Пётр Первый считается модернизатором. При этом Сталина, который куда более успешный модернизатор, чем Пётр Первый, почему-то у нас не хвалят, что очень странно выглядит. А теперь я, собственно, начинаю отвечать на вопросы. Начинаю принимать звонки. А, ещё надо вот эту штуку надеть, потому что у нас теперь всё плохо и без этой штуки ничего не слышно. Здравствуйте! Слушаю вас!

    Слушатель: Здравствуйте! Такой вопрос. Вот вы говорите о том, что Дональд Трамп когда-нибудь встретится с Путиным и скажет, что он не хочет работать с кем-то из тех, кого он видит в правительстве. Одновременно вы говорите, что нас постоянно принижают, победную пропаганду не дают, одновременно вы говорите о том, что это нормальное явление, что финансовые большие круги, по сути дела, управляют нашей экономикой и правительством. Вопрос очень простой: а вы не находите противоречия в этих вещах и вы не находите, что что-то из этого враньё?

    М.Хазин: Нет, не нахожу, я вообще не вижу здесь ни одного противоречия. И, кстати, не только не я. Здравствуйте! Слушаю вас.

    Слушатель: Здравствуйте, Михаил! Меня тоже Михаил зовут, у меня такой вопрос. Вот мы отправляем финансы свои в Штаты, да, под два процента, а обратно берём не обратно, а занимаем под 8, да?

    М.Хазин: Да.

    Слушатель: Ну вот чем это обусловлено? 

    М.Хазин: Это обусловлено тем, что мы встроились в долларовую финансовую систему. Мы в неё встроились. И наш Центробанк, и наше правительство запрещают нам делать рубль инвестиционной валютой. Запрещают, потому что это противоречит интересам США. Здравствуйте! Слушаю вас.

    Слушатель: Здравия желаю! Сергей Борисович из Москвы. 

    М.Хазин: Здравствуйте! Какое у вас, Сергей Борисович, имя! Вы случайно не руководитель администрации президента? 

    Слушатель: Нет, я его тёзка с противоположным содержанием.

    М.Хазин: Понятно.

    Слушатель: И направленностью мыслей и действий. 

    М.Хазин: Слушаю вас!

    Слушатель: Михаил Леонидович, два вопроса, если можно, коротких. Первый вопрос: когда сбудется ваше твёрдое обещание, данное в мае 2000-го года в ФИАНе, о том, что в ближайшее время долларовая пирамида рухнет и у нас наступит в мире во всём благоденствие? Это первый вопрос. И второй вопрос: что вы можете сказать по поводу того, нашел ли Руслан Семёнович Гринберг, директор экономики РАН…

    М.Хазин: Он уже не директор, но не важно, и что? 

    Слушатель: Нашёл ли он текст, подлинник, договора с МВФ 92-го года за подписью Гайдара, в котором было прописано обязательство России по реформированию всех сторон жизни тогдашнего РСФСР, и по этому договору сейчас уничтожают всё, о чём вы на протяжении многих передач говорите, но при этом Руслан Семёнович в 2014 году сказал, что нет этого текста договора, так же, как и нет текста договора, подлинника, оригинала, о создании СНГ. 

    М.Хазин: Понятно. Ничего сказать не могу по поводу оригиналов и подлинников. Что мешает спросить Руслана Семёновича, он довольно часто здесь бывает? Я его спрошу при встрече. А что касается разрушения мировой долларовой системы, так оно происходит. Но это же процесс медленный, и на историческом плане… Но я думаю, ещё какое-то время просуществует, но, в общем, уже сегодня-то понятно, что разрушается. То есть тогда, в 2000-м, я помню это выступление в ФИАНе, Дмитрий Сергеевич Чернавский меня туда привёл, и я… Тогда, да, у меня тогда было оптимизма исторического больше, чем сейчас, то есть, тогда я считал, что это произойдёт быстрее. Но процесс идёт. Если рассматривать всю нашу теорию как описание процессов, то я практически в ней не вижу ошибок, даже в том варианте, в котором мы её написали в 2000 году. Сейчас, конечно, временные интервалы поменять надо бы. Здравствуйте! Слушаю вас.

    Слушатель: Алло, здравствуйте! Это Пётр из Красноярска. Вопрос такого содержания хотел вам задать. Вот вы говорили…

    М.Хазин: А вы были на КЭФе?  

    Слушатель: Где был?

    М.Хазин: На Красноярском экономическом форуме. Нет, не были…

    Слушатель: А, нет, к сожалению, не был. Вопрос следующего характера. Вы говорили про две партии, с которыми будет разговаривать Дональд Трамп в случае его победы на выборах. А можно ли отнести партию Николая Старикова «Великое Отечество» к тем партиям?

    М.Хазин: А, нет. Дело в том, что «Великое Отечество», во-первых, это партия, скорее всего, не попадёт в Госдуму. Во-вторых, это не правая партия. Понимаете, в чём дело? Есть всегда в любой стране партии, которые, например, направлены, условно говоря, на возрождение национального величия. Они могут быть националистические, они могут быть и не националистические, но, тем не менее, они локальные, региональные. А Трампу, если он хочет, а он, скорее всего, захочет быть нашим партнёром, ему нужны люди, которые с ним разговаривают на одном языке. В этом смысле его не устраивает ни «Единая Россия», потому что это партия чиновников, она, вообще разговаривать не умеет, она умеет только читать по бумажке то, что напишет администрация президента. Это первое. Они не будет разговаривать ни с ЛДПР, ни с коммунистами, потому что они говорят на другом языке. Ну, «Справедливая Россия» тоже. И, таким образом, фактически у нас правых партий нету больше. Ну, потому что ПАРНАС, да, это партия компрадоров, за которую голосуют два процента, как мы знаем. Я сейчас не будут говорить про знаменитые выборы мэра Москвы, где Навальный набрал много голосов, потому что это был специальный проект, направленный против Собянина. То есть, Навального целенаправленно раскрутили, для того чтобы ликвидировать у Собянина перспективы стать премьер-министром. А что касается правых партий, то сегодня есть два потенциальных кандидата – это «Гражданская платформа», которая партия, она может нравиться, она может не нравиться с точки зрения политической, но это партия, и «Правое дело», которое пока клуб по интересам. Я не очень знаю, кто руководит его региональными отделениями, и не во всех регионах у неё есть отделение, я не уверен, что Борис Титов справится с этой задачей. Я всё хочу с ним встретиться и поговорить, но он всё время говорит: «Я не могу, у меня тут работа-работа-работа». Я вполне себе его понимаю, потому что сколотить некую оргструктуру за несколько месяцев до выборов – это задача титаническая и, возможно, неразрешимая. Мы будем смотреть, как будут развиваться события. Но я бы с точки зрения, условно говоря, тех крупных бизнесменов, которые думают о будущем, я бы всерьёз сейчас рассмотрел бы вопрос о том, чтобы усилить свою поддержку вот этих правых партий. Потому что, скорее всего, именно через них мы будем выходить на Трампа. Может быть, я, конечно, не прав, но я уже много делал аналогичных предположений и пока в общем особо сильно не ошибался. Потому что тенденции, которые сегодня определяют мировое развитие, они в общем определены нами в начале 2000-х довольно правильно. Я об этом уже говорил. При этом видно… Я уже говорил, мой Фонд экономических исследований Михаила Хазина делает обзоры  финансовых СМИ и политических СМИ, и, соответственно, читая эти обзоры, я просто вижу, вот этот вот раскол виден невооружённым глазом. Речь идёт не о фантазиях, а об обзоре прессы. Поэтому подписывайтесь, читайте и делайте выводы. Я это повторять не буду, вы уж меня простите, рассказывать по радио обзоры прессы – это как-то странно. Здравствуйте! Слушаю вас.

    Слушатель: Здравствуйте, Михаил! Скажите, а что мешает это безумие остановить? Сдавать под два и брать под восемь процентов, объясните!

    М.Хазин: Ну, смотрите, что сказал Дерипаска на КЭФе прямым текстом. Он там вопил, что нужно создавать внутри России долговой рынок. Что такое долговой рынок рублёвый? Это значит, что должен быть дешёвый рублёвый кредит, потому что иначе никто не будет брать в долг. Дерипаска это говорит, который правительство создавал, коррумпировал, назначал и так далее. То есть, оно уже ну совсем неадекватное. Ну, чего вы хотите? Здравствуйте! Слушаю вас.

    Слушатель: Скажите, пожалуйста, когда же Россия освободится от этого правительства, которое…

    М.Хазин: Хороший вопрос. Если б я знал на него ответ, мне бы же жилось легче. Здравствуйте! Слушаю вас.

    Слушатель: Здравствуйте, Михаил Леонидович! Не кажется ли вам, что все звонящие заряжены прежде всего лживым патриотизмом? Я вот набираю в сетях: и образование, что касается России, ЖКХ, здравоохранение, агропром, промышленность и приставка ВТО. Понимаете, я думаю, нынешний режим в угоду того, чтобы обезопасить себя хотя бы на территории России, сейчас лизоблюдствует перед западным режимом, и тех, кто на него давит…

    М.Хазин: Ну, это всё правильно. Но проблема в другом: Запад больше не един. Перед кем лизоблюдствовать: Набиуллина, Силуанов, Дворкович, Шувалов лизоблюдствовать могут перед финансистами. Трамп их на порог не пустит, они ему не нужны. У него своих таких же тысячи на содержании. На хрен ему ещё наши? В том-то всё и дело. Но я уже говорил, что мы написали книжку, которая называется «Лестница в небо», в которой мы рассказываем… Ну, собственно, у неё есть подзаголовок такой условный: как сделать карьеру во власти. И в этой книге мы подробно описываем, как устроена власть. Книжка через месяц выйдет, там мы подробно это всё рассказали. Там совершенно понятно объясняется, что политика – это искусство возможного, и не нужно требовать от человека больше, чем он может сделать. В частности, я могу вас уверить, что, если бы Путин пару лет тому назад, до 13-го года, снял бы либеральное правительство и назначил патриотов, он бы этого момента не пережил с вероятностью 99 процентов. Сегодня ситуация уже иная. Здравствуйте! Слушаю вас.

    Слушатель: Добрый день, Михаил! Это Виталик из Москвы. По поводу вашего первого вопроса, стоит ли критиковать или охаивать предыдущего лидера. Знаете, как говорил тот же Путин, консерватизма нам как раз и не хватает. Что могу по этому поводу сказать. Дело ведь не только в Сталине, как вы правильно сказали, дело в том же царском строе. Сравните с Англией, там до сих пор, извините меня, футы, дюймы, баррели, а мы уже поменяли вёрсты на километры, ещё при царе всё скинули, потом советская власть – её идеологией мы свалили её в сторону, уже стала не нужна. Нельзя жить в состоянии постоянной перестройки. 

    М.Хазин: Вы знаете, это у вас как бы логика здорового консерватизма. Как известно, тот, кто не был в молодости либералом, у того нет души, а кто к старости не стал консерватором, у того нет головы. Я как человек, уже приближающийся к пенсионному возрасту, я ещё это пока организмом не чувствую, но документы мне всё время в нос тычут, что я через несколько лет выйду на пенсию, которую я не буду получать, потому что я её, с точки зрения нашего государства, не заработал. И, соответственно, я хорошо понимаю, что хорошо быть консерватором, но, тем не менее, приятно. Но, тем не менее, нужно всё-таки понимать, что нам нужна модернизация, поэтому я бы некоторый баланс держал между модернизацией и консерватизмом. Здравствуйте! Слушаю вас. 

    Слушатель: Добрый день! Михаил Леонидович, а не скажите, каково влияние на правительство… Вот есть такая организация, как Хабад-Любавич, которая из России, видимо, сделала союз еврейских общин. 

    М.Хазин: Жидомасоны. Не буду я сейчас про это рассказывать по целой куче причин. Ну, во-первых, нужно понимать, что националистические организации и религиозные существовали и существуют. У нас есть, например, религиозная организация разных сект. Некоторые довольно распространены и, более того, практически легально действуют. Например, я тут шёл, на Таганке был, и видел там центр дианетики, эти самые хаббардисты. Есть, вне всякого сомнения, националистические организации. И в этом смысле евреи особо ничем не отличаются. Да, у них достаточно есть жёсткие организации с точки зрения национализма. Я к этому отношусь крайне негативно, то есть я считаю, что все люди равны и любая попытка объяснить, что кто-то не совсем равен, – это неправильно, хотя иногда это приводит к очень смешным историям. Например, однажды, где-то в начале 2000-х, приехала польская группа меня снимать. И она мне стала задавать вопросы, это было около памятника Пушкину, и я понял, что они снимают какое-то кино документальное, и из меня хотят сделать такого русского империалиста махрового, коим я не являюсь. И я на каждый их вопрос начал проводить аналогии с Польшей. Раз, второй, третий. В конце концов они не выдержали и говорят: «Михаил Леонидович, а что вы нам всё на Польшу-то переводите, почему вы про себя-то не хотите?» Я говорю: «Вы знаете, моя бабушка Ядвига всегда говорила, что мы, поляки, всем хороши, только не нужно нас про русских спрашивать». После чего у них попадали камеры, они сказали: «Так что же вы сразу не сказали, что вы наш? Будем тогда совершенно по-другому всё снимать». Надо понимать, что у любого национализма есть две стороны. Одна – это гордость за предков, а другая – это истребление инакопроисходящих. Я здесь вспоминаю замечательное стихотворение Городницкого: родство по слову порождает… сейчас… в общем, родство по крови порождает кровь. У меня даже кусочек этого стихотворения вынесен в эпиграф одной из глав нашей книги. Нужно это понимать. Рекомендую всем прочитать это стихотворение. Так что да, есть такие люди, которые достаточно агрессивно относятся к попыткам умолить их право на первородство, и, соответственно, которые искренне убеждены, что евреи лучше всех. Мне кажется, это неправильно.
    Слушатель: Здравствуйте, Михаил Леонидович! Святослав. У меня вопрос такой. Владимир Владимирович Путин пригласил евреев из Европы для Крыма. Он будет делать Крым в Израиле, я так понимаю…

    М.Хазин: Почему для Крыма-то? Он сказал, в Россию. Что касается Крыма, то есть действительно линия, которая утверждает, что планы еврейские состоят в том, чтобы Израиль перенести в Крым. Были аналогичные планы в 40-е годы. Есть мнение, что разгром антифашистского еврейского центра Михоэлса и компании – это связано как раз с этими планами. Я в детали не вмешивался, не читал материалов подробных. Как всегда, там всё тщательно замаскировано, что там было на самом деле, мы не очень знаем. Ну да, ну, может быть, и есть такие планы. Посмотрим. Есть, например, план, что Крым хотят Китаю отдать, ничуть не хуже других вариантов. Здравствуйте! Слушаю вас.

    Слушатель: Здравствуйте! У меня один вопрос. Когда говорят про Сталина, почему же не упоминают жуткого человека Ленина, который жутко ненавидел русский народ? Это первое. А второе, дайте такой комментарий: ведь именно Берия, когда я читал записи про Бутовский полигон, именно Берия остановил эти репрессии в 38-м году и начал сажать именно тех изуверов, которые сажали…

    М.Хазин: Ну, это правильно. Да, действительно Берия остановил, уж он-то точно был гуманистом. Я ещё застал тех людей, которые с ним работали на атомном проекте, и все они в один голос говорили, что более адекватного, более лояльного и более симпатичного руководителя они в жизни не видели. При этом он ни разу никого не наказал. При этом он дважды останавливал репрессии. Первый раз это было в 38-м году, второй раз – в 53-м. Так что он много чего сделал. Но это уже начинается легенда. Значит, мы возвращаемся к нашему опросу. 83 процента считают, что нехорошо охаивать лидеров прошлого, 17 процентов считают, что охаивать можно. Я считаю, что это многовато, конечно, для страны, но тем не менее. Наш опрос показывает, что непатриотов примерно 15 процентов с учётом того, что некоторые звонили 2-3 раза. А 85 процентов в стране у нас патриоты. Нужно сказать об этом партии «Родина», она будет рада. На этом заканчиваем. Следующая встреча у нас будет в понедельник, готовьте ваши вопросы. С вами был Михаил Хазин, до свидания! 

    Версия для печати

Сообщение отправлено
Система Orphus