• 14:05 Июнь 1, 2014

    В гостях

    Митя Алешковский

    Руководитель благотворительного проекта "Нужнапомощь.ру"

    М. ИВАНОВА: Сегодня в гостях руководитель благотворительного проекта «Нужна помощь.ру» Митя Алешковский. Митя, привет. Я очень рада, что мы дошли до тебя.

    М. АЛЕШКОВСКИЙ:  Я тоже рад, спасибо.

    М. ИВАНОВА: Честно признаюсь, подписана, лайкаю и т.д. Это очень важно и нужно.

    М. АЛЕШКОВСКИЙ:  Шери и лайки – это самое нужное, что есть в работе современных благотворительных фондов.

    М. ИВАНОВА: Ты написал последний пост на своём сайте о шерах и лайках, и почему это так важно. Можешь пересказать нашим слушателям, которые на тебя, возможно, ещё не подписаны, возможно, только сейчас узнают о том, что существует такой портал «Нужна помощь.ру». Вкратце расскажи о своём проекте.

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: Если вкратце, мы совершенно нетипичный благотворительный проект для России. Мы занимаемся тем, чем не занимается практически никто. Специально взяли для себя самую сложную функцию, которую возможно было взять. Мы занимаемся развитием инфраструктурных благотворительных проектов, если сложно говорить. Если просто говорить, мы занимаемся поддержкой благотворительных программ. Есть адресная помощь, когда ты помогаешь одному человеку, просто даёшь в руки деньги, а есть проекты, которые помогают большому количеству людей, которые помогают долго, которые  помогают профессионально, и значительно более эффективно. Мы поддерживаем как раз такие проекты. Но 99,9% населения нашей страны, которые принимают участие в благотворительном процессе, они жертвуют деньги исключительно на адресную помощь, напрямую в руки людям, которые нуждаются. Это категорически неправильно. Это очень опасно. И это вообще привело в ту ситуацию, в которой мы находимся. Хоть сегодня и День защиты детей, но когда в России практически все, кто жертвует на благотворительность,  жертвуют только на лечение только детей. Даже на обучение этих же самых детей никто не жертвует. Для того, чтобы социализировать детей-сирот никто не жертвует. Что уж говорить про взрослых в России. Есть только один фонд, который занимается помощью взрослым, это фонд «Живой», он испытывает сейчас очень большие трудности. Соответственно, вы понимаете, жизнь простого взрослого человека, в принципе, не ценна для наших сограждан, к сожалению. По статистике, жертвуют деньги на помощь взрослым, хотя, после того, как жертвуют деревьям и собакам с кошками. К такой ситуации приводит то, что люди жертвуют адресно. Потому что когда жертвуют адресно, всегда стоит выбор: кому дать, маленькой Машеньке из Рязани, или какому-нибудь Сергею Петровичу из непонятно откуда. Всегда выбирают Машеньку. Даже не бывает такого, что пополам, иногда достаётся Сергею Петровичу, иногда Машеньке. Всегда выбирают Машеньку, а Сергей Петрович в 99,9% случаев умирает.

    М. ИВАНОВА: И получается, что ваш фонд каким-то образом регулирует, распределяет эти потоки?

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: Разумеется, у нас есть фонд, просто он занимается более глобальными вопросами. А проект занимается тем, что мы пытаемся переломить эту ситуацию с адресной помощью, потому что адресная помощь – это то, что мы называем благотворительность сердца, когда человек жертвует просто сердцем. Он видит кого-то, кого ему жалко, и он ему даёт денег. Он не несёт ответственность за этот поступок, потому что он не понимает, что ты, жертвуя сердцем, может быть, сделаешь хорошо этому человеку конкретно сейчас. Но ты никаким образом не поможешь всем остальным, ты ничего не оставишь после себя, потому что адресная помощь – это разовая помощь. Скажем, если ты дал денег на то, чтобы вылечить одного ребёнка, ты вылечил ребёнка. Но если ты дал денег на постройку больницы, то больница лечит тысячу детей на протяжении многих лет. А если ты вылечил одного ребёнка, то после этого к тебе приходят ещё и ещё, и ничего не изменилось. Ты просто даёшь деньги, и деньги улетают в трубу. Да, при этом, конечно, детей кого-то вылечивают, кого-то нет, но глобально ситуация не меняется. И мы пытаемся эту ситуацию изменить, пытаемся приучить наше население к тому, что жертвовать нужно не сердцем, а разумом. То есть, что ты должен нести ответственность за то, куда ты несёшь свои пожертвования, во-вторых, они должны быть эффективными, в-третьих, ими должны заниматься профессионалы, то есть, адресная помощь в большинстве случаев этим занимаются не профессионалы. Вы же не знаете, как лечить рак. А почему вы считаете, что большинство людей, которые собирают деньги для своих детей, знают как лечить рак? Зато в профильных фондах, которые занимаются этим, знают как лечить рак, где лечить, где можно сделать бесплатно, дешевле, лучше. Но почему-то фондам люди не доверяют. Мы пытаемся это изменить, пытаемся приучить людей к тому, чтобы они доверяли фондам, чтобы  они знали, как они работают. И мы поддерживаем проекты фондов. Это очень важно.

    М. ИВАНОВА: Проекты каких фондов?

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: Любых. У нас больше 20 проектов, которые мы сейчас поддерживаем. Больше 20 разнообразных фондов всех направлений: животные, дети, правозащита, сироты.

    М. ИВАНОВА: Хочу сказать слушателям: заходите на сайт «Нужна помощь.ру», здесь есть о проекте. Я правильно понимаю, что твоя жизнь связала тебя с благотворительностью после Крымска? Прошло уже  два года. Ты чему-то научился?

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: Чему только не научился. Каждый день учусь.

    М. ИВАНОВА: Расскажи, как трансформировалось твоё понимание благотворительности, и как, например, твой нынешний проект уже отражает то, чему ты научился?

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: Я, слава Богу, спасибо большое моим друзьям и коллегам, которые не дали мне совершить тех ошибок, которые совершают все, кто входит в благотворительность из общего мира. Начиная с того, что я не начал возить подарки в детские дома, что, казалось бы, многим очень нужно, но на самом деле, это опасно и вредно. Нельзя возить подарки в детские дома, это делает детей иждивенцами. Начиная с простых прописных истин, и заканчивая тем, что я вижу ситуацию целиком, и я понимаю, как нужно развивать в нашей стране, чем и пытаюсь заниматься вместе со своими друзьями и коллегами. И я понимаю, что то, как мы живём сейчас, так жить, к сожалению, нельзя. Потому что страна на данный момент похожа на такой пост-апокалиптический мир, выжженное поле после ядерной войны. Проблемы есть везде, во всём, в каждой области, в каждом городе. Начнём с того, что в Москве на каждой улице есть лежачий больной с инсультом. Или в России 600 тысяч сирот. Таких проблем огромное количество. И совершенно очевидно, что нынешней благотворительной системой решить эти проблемы невозможно. Невозможно решить их даже частично. И поэтому, конечно, благотворительность в России должна очень сильно модифицироваться, ей должны заниматься больше людей, ей должны заниматься профессионалы. То есть, из этого партизанского движения, когда поехали сами чего-нибудь сделаем, это должно, всё-таки перерастать в профессиональное движение людей, которые понимают, что они делают, несут ответственность. Это самое важное – нести ответственность. Пожалуй, отвечу на твой ответ просто. То, чему я научился, работая в благотворительности – не навредить, это главный принцип.

    М. ИВАНОВА: Есть ли какие-то консультанты?

    М. АЛЕШКОВСКИЙ:  Наш фонд занимается консультацией всех благотворительных организаций бесплатно, хоть круглосуточно, хоть по скайпу, хоть по e-mail. У нас есть программа, которая называется «Эксперты благотворительности». И вообще в целом наш фонд занимается комплексным развитием благотворительности и волонтёрства в стране. Помимо проекта «Нужна помощь», у нас ещё есть ряд других проектов. Фонд называется «Мозаика счастья». Мы консультируем бизнес. Это те небольшие доходы, которые мы можем получать на зарплату бухгалтера. Мы консультируем бизнес по вопросу корпоративной и социальной ответственности, как правильно вести благотворительность, как правильно тратить свои деньги на благотворительность, как это делать эффективно. Мы консультируем все некоммерческие общественные благотворительные организации абсолютно бесплатно. У нас есть проект по обучению волонтёров. Мы обучаем волонтёров. В прошлом году мы обучили 8 тысяч волонтёров. Скажем, весь первый курс Высшей школы экономики был обучен нашими лекторами. Это такие общие волонтёрские лекции, чтобы понимать, что можно делать, как можно заниматься волонтёрством. Помимо этого есть проект «Нужна помощь», которым я руковожу, который занимается во-первых, просвещением широких масс общества. У нас большой охват, посещаемость нашего проекта. Есть очень здорово, что мы действуем на так называемых франчайзинговых условиях, то есть, мы разрешаем публиковать наши тексты везде.

    М. ИВАНОВА: Кстати, мы тоже заинтересованы в ваших текстах.

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: Пожалуйста, берите, публикуйте, у нас нет вообще никаких проблем в этом. Кто хочет, пускай публикует.

    М. ИВАНОВА:  У нас на сайте скоро появится. Ждите.

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: Не нужно, чтобы наш текст был где-то уникально прочитан, нам важно, чтобы он был прочитан. Нам важно, чтобы мы звучали из каждого утюга. Поэтому я всегда соглашаюсь на все интервью для любых газет, любых журналов. Пускай это будет «Нерюнгринская правда», с большим уважением к ней. Важно привлечь максимально большое количество людей. Это проект «Нужна помощь», это платформа для фандрайзинга, фактически. То есть, мы собираем деньги на не собираемые проекты. Мы собираем деньги на то, на что нигде в другом месте не дадут.

    М. ИВАНОВА: На взрослых людей?

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: Не только на взрослых, но и на детей тоже. Просто на проектную деятельность никто не даёт деньги. Все дают деньги только адресно. Хотят все в ручки дать деньги. А так как мы очень эффективны, эффективность работы нашего проекта составляет 500%. 1 рубль, который мы тратим на собственную работу, причём, у нас ни у кого нет зарплаты даже средней по Москве, у нас самая большая зарплата в проекте – 30 тысяч рублей, на 1 рубль, который мы тратим на себя, мы собираем 5 рублей для благотворительных фондов. Причём что ещё очень важно, 5 рублей помогают долго, это долгосрочные проекты, помогают многим людям, а не одному человеку. И они помогают профессионально и эффективно. Мы – благотворительность для умных, для тех, кто понимает как заниматься благотворительностью и кто хочет принести максимальную пользу, максимальную эффективность, они идут к нам. Это часть того, что мы делаем. Плюс, у нас есть проекты, которые называются «Благотворительные гастроли». Суть его заключается в том, что мы понимаем, что весь этот круг людей, которые мы обучаем: бизнес, общество, волонтёры, что это всё бесполезно, если не учить региональные фонды. Поэтому мы собрали настоящий Dream Team. Это люди профессионалы благотворительности, люди, которые десятилетиями занимаются российской благотворительностью, президенты фондов, эксперты. И мы просто вывозим их в регионы, собираем региональные фонды и обучаем их как эффективно работать. Мысль наша очень проста, что чем эффективнее будут работать региональные фонды, тем больше людей получат помощь в регионах. Но это же дважды два четыре.

    М. ИВАНОВА:  И они перестанут обращаться в Москву.

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: Нормально, что они обращаются в Москву. В этом нет проблемы. Но проблема в том, что региональные фонды в большинстве не развиты, что они не знают, что такое «Яндекс-кошелёк». Там проблем непаханое поле. Думали сделать там разные программы: первый, второй, третий класс. Мы понимаем, что пока мы «нулёвка» благотворительности. Мы привозим программы, рассказываем людям о фандрайзинге, как собирать деньги, рассказываем, как получить всё для фонда бесплатно, рассказываем про волонтёрский менеджмент, как сделать так, чтобы люди, которые работают на ваши проекты бесплатно, чтобы они выполняли именно то, что вам нужно и тогда, когда вам нужно, и так, как вам нужно, а не так, как им хочется. Рассказываем, как проводить благотворительные мероприятия. Это очень важно, потому что зачастую единственный путь для сбора денег для региональных фондов. Рассказываем про то, как собирать деньги в интернете, что очень важно. Мы проводили мероприятия в Ярославле, Костроме, Иваново, из этих трёх городов только три фонда, которые были на наших мероприятиях, собирают деньги в интернете. Это значит, что остальные недособирают эти деньги. Они просто не знают, что это можно сделать, не умеют делать сайт, не умеют завести «Яндекс-кошелёк», не умеют раскидать это во «вконтакте» или по «фейсбуку», или по «твиттеру». Им нужно это объяснить. И результат того, что мы туда приезжаем, это такая социальная ядерная бомба. Потому что в регионе реально происходит социальный взрыв, потому что большое количество процентов местных некоммерческих организаций просто у них меняется сознание, потому что они понимают, что можно делать, как можно делать, насколько эффективнее можно работать, насколько правильнее, интереснее можно работать.  И мы получаем невероятные отчёты, невероятные результаты. Единственная проблема, никто не понимает из спонсоров этой программы, поэтому у нас очень большая программа находить каждый подобный выезд. У нас сейчас в подвешенном состоянии до сих пор находится мероприятие в Екатеринбурге, которое должно пройти вроде бы, на следующей неделе. Должно или не должно, не знаю, посмотрим.

    М. ИВАНОВА:  Если мы говорим про российские регионы, какой-нибудь регион отличается от остальных по тому, что там лучше развита благотворительность?

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: Да, отличается регион Москва. В нём 47% всех благотворительных фондов в стране. Ещё 15% в Питере.

    М. ИВАНОВА:  После того, как вы побывали на Дальнем Востоке, там что-то появилось, как-то поддерживаете с ними связь?

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: Был на Дальнем Востоке в начале мая, ездил в детский дом в посёлке Новорайчихинск. Сейчас будем ему помогать вне проекта «Нужна помощь», просто отдельно. Страшнее ничего не видел в своей жизни. И в смысле посёлка и в смысле детского дома, который там  довольно в плачевном состоянии, и в том смысле, что детям этим ничего не светит, мягко говоря, в этом месте. Что касается развития благотворительности, после того, как мы там появились, там образовалась волонтёрская организация, которая занимается распределением гуманитарной помощи, помощи людям, пострадавшим от наводнения. Вроде бы они зарегистрировали фонд, но никакого особенного скачка мы там не наблюдаем. Мы когда приехали на Дальний Восток, там было хаотичное движение. Люди просто бегали, схватившись за головы и говорили: «А, что-то нужно делать!» Кто-то говорил: «А, мы уже делаем». Собирали машины, везли какие-то вещи, еду, одежду туда, куда они считали нужным. При этом не всегда это подтверждалось, не всегда это проверялось. А мы приехали, и провели некоторую систематизацию этой деятельности. И очень важно, что в Крымске лагерь волонтёров был тысяча человек. А в Благовещенск из Москвы прилетело 12 человек и сделали примерно то же самое. Всё дело в том, что эффективная координация всегда лучше, чем хаотичное движение.

    М. ИВАНОВА: Ты сейчас сказал 12 человек.

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: 12 человек из Москвы.

    М. ИВАНОВА: Из Москвы создавалось впечатление, что у вас там десант покруче, чем в Крымске.

    М. АЛЕШКОВСКИЙ:  У нас был большой десант, потому что нам помогали местные и местная власть. Местная власть - я всегда люблю приводить это в пример – в Благовещенске прекрасно отнеслась к московским волонтёрам, потому что они не чувствовали за собой никакой вины в том, что происходило в области. Они, наоборот, прекрасно отработали. Поэтому у них была политическая воля на то, чтобы нам помочь. Поэтому они создали нам все условия для работы. Мы регулярно ходили в МЧС, общались с губернатором, мэром. Нам дали офис, чтобы мы могли там координироваться, склад дали, где мы принимали и сортировали гуманитарную помощь, нам давали машины, лодки, самолёты, вертолёты. При этом мы были просто люди с улицы, фактически. У нас не было фактически ничего.

    М. ИВАНОВА: Понятно, что Митя Алешковский на Дальнем Востоке – это не Митя Алешковский здесь.

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: Дело не в этом, а в том, что мы с улицы пришли, зашли и сказали: «Здравствуйте, мэр. Мы прилетели из Москвы вам помогать». Он сказал: «Здравствуйте. Помогайте. Что вам нужно?» Вот это нормальная работа с властью, я считаю. Это хороший пример. И в итоге результатом стало больше 120 тонн груза, который мы развезли на месте, 25 населённых пунктов, которые регулярно были обеспечены водой, едой, всем необходимым, спальными принадлежностями. Это, по-моему, очень хороший результат. Плюс ещё 100 тонн, наверное, мы отправили из Москвы самолётами МЧС и внутренних войск.

    М. ИВАНОВА: При этом, к сожалению, сейчас там ничего не осталось. Именно благотворительный задор там не остался.

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: Это обычная проблема, потому что всегда по время чрезвычайной ситуации какой-то у людей создаётся подъём, а потом они не хотят его сохранять. Скажем, в Украине сейчас примерно такая же ситуация после Майдана, когда очень большое количество людей объединилось, создалось большое количество общественных организаций, но они не совсем понимают как дальше действовать в этой ситуации, они не понимают, как дальше направлять эти общественные организации, в какое русло. И грубо говоря, они собрали 42-45 миллионов гривен для помощи пострадавшим на Майдане, но они не могут понять, как эффективно их потратить. На мой взгляд, эффективно было бы как сделать? Во-первых, эта помощь должна быть оказана всем:  и «Беркуту», и не «Беркуту», с обеих сторон. Во-вторых, эта помощь должна быть оказана долгосрочно. То есть, это не просто пришёл и дал денег в руки, ни в коем случае, деньги никому нельзя давать. Ты должен создать некоторую структуру, которая, например, если потеряли кормильца, либо должна выплачиваться какая-то пенсия, либо должны найти работу оставшимся, либо оплатить образование ребёнку, потом ему найти работу, то есть, устроить ему жизнь. Вот как должен работать нормальный фонд. Он должен думать на перспективу, надолго вперёд. А ребята там, к сожалению, сейчас размышляют только над тем, чтобы эти 42 миллиона раздать по рукам. Валера Панюшкин очень любит рассказывать историю про то, почему нельзя давать деньги в руки. У него был мальчик, у которого были очень сильные ожоги, ему были нужны деньги на операцию. Он написал про него в «Коммерсант». После чего ему звонит знакомый миллионер и говорит: «Дай телефон и адрес, я съезжу, дам денег». Этот миллионер поехал, дал денег. Через 10 дней Панюшкину звонят соседи, говорят: «Вы что сделали?! Они 10 дней пьют, ребёнок не стиран, не мыт, не накормлен!» Это простой пример того, почему нельзя давать деньги в руки, потому что пропьют, может, купят себе машину или квартиру, неважно что. Деньги нельзя давать руки никому адресно. Более того, возвращаясь к опасности адресного сбора, вы никогда не можете знать, куда пошли деньги,  если вы их жертвуете частному лицу на «Яндекс-кошелёк» или на карточку Сбербанка. Этого невозможно узнать. Вы не можете этого отследить, у вас нет механизмов для проверки этого, сколько бы они ни выкладывали в группах во «вконтакте» или в «фейсбуке»: «Вот сегодня нам пришло столько денег». Окей, пришло столько, а ушло куда? Как ты узнаешь куда ушло?

    М. ИВАНОВА: Девочка до, девочка после.

    М. АЛЕШКОВСКИЙ:  А ты уверена, что эта девочка существует? Как ты можешь узнать? А фонды отчитываются. Вы можете зайти на наш сайт. У нас есть: пришло, ушло, платёжки, договор с каждым фондом, которому мы помогаем. Плюс на сайте конкретного фонда, которому мы помогаем, тоже всегда есть отчёт. Потому что чем хороши фонды, они профессиональны, они отчитываются, они прозрачны. Именно поэтому нужно доверять фондам. К сожалению, пока что от трёх до пяти процентов населения страны жертвовали когда-либо через благотворительные фонды, а все остальные напрямую.

    М. ИВАНОВА: Если вообще?

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: Там идёт другая статистика. Потому что около 30%; когда-либо вообще занимались какой-то помощью.

    М. ИВАНОВА: Перевезти вещи.

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: Бабушку через дорогу перевести.

    М. ИВАНОВА: Это тоже считается?

    М. АЛЕШКОВСКИЙ:  Да.

    М. ИВАНОВА: Первую половину программы та развенчивал мифы о благотворительности, о том, как должны функционировать благотворительные фонды.  Расскажи конкретно про проекты «Нужна помощь.ру». Понятно, что у вас несколько проектов. Это основное дело.

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: «Нужна помощь» - это основной проект, флагман всего этого направления. Его смысл заключается в том, что мы собираем деньги через сайт Нужна помощь.ру. У нас около сотни самых известных журналистов, практически из всех ведущих СМИ пишут для нас статьи про те проекты, которые мы поддерживаем. Эти проекты попадают к нам на сайт после того, как они проходят экспертную оценку, проверку, после того, как экспертный совет утверждает, что именно этим проектам мы можем помогать. Основные критерии этих проектов – это эффективность, долгосрочность и помощь большому количеству людей.

    М. ИВАНОВА: Какой последний завершённый проект?

    М. АЛЕШКОВСКИЙ:  Мы продолжаем сейчас собирать деньги для фонда «Протяни руку», который занимается тем, что обустраивает комнаты совместного проживания для маленьких детей и их родителей, которые находятся в тюрьме. Например, родила женщина в тюрьме, и она по закону должна первые три года прожить со своим ребёнком, потому что очень важно, чтобы в первые три года ребёнок не разлучался с матерью. После этого, если у неё дальнейший срок, она его отбывает, а ребёнок отправляется в детский дом. У нас всего в 4 или в 5 тюрьмах есть возможность для совместного проживания. Но по статистике, если первые три года мать жила с ребёнком, во-первых, ребёнка она забирает из детского дома потом, а во-вторых, это для неё стимул жить, и это для неё стимул поскорее выйти из тюрьмы и не возвращаться к незаконной деятельности. К тому же, мы знаем, как у нас сейчас люди попадают в тюрьмы. Я не уверен, что все, кто сидят, виноваты. Вернее, уверен, что это не так. Проект очень простой. Мы собираем 750 тысяч рублей для того, чтобы обустроить эти комнаты совместного проживания.

    М. ИВАНОВА: Откуда у вас берётся эта сумма?

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: Это чёткая смета по рублю за каждую железку или килограмм краски, которую мы покупаем. Это чёткая смета, которая утверждена нашими экспертами, утверждена фондом. И на эти деньги будет отремонтировано несколько этих комнат. В конкретных колониях будут обустроены места для совместного проживания. Причём, что очень важно, 750 тысяч рублей, но это будет работать долго, эффективно,  это будет работать для многих мамочек, которые родят детей.  Мы на долгие годы решим проблему для многих людей, которые окажутся в такой ситуации, для многих детей, которые родятся в тюрьмах. Дети ведь ни в чём не виноваты, согласитесь.

    М. ИВАНОВА: «Фонд протяни руку» обращается к тебе.

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: Они пишут заявку, мы её рассматриваем, после чего наши журналисты пишут про это текст, а мы этот текст распространяем, и собираем деньги. Текст, который рассказывает о том, что это за проект, почему на него нужно дать деньги, и какой будет результат.

    М. ИВАНОВА: И получается, что деньги от этой статьи, написанной про конкретный проект, есть какая-то ссылка для оказания помощи?

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: Да, пожертвовать. Sms, «Яндекс. Деньги», карточки, всё, что угодно.

    М. ИВАНОВА: Это идёт напрямую к вам?

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: Это идёт к нам, потом мы перечисляем в фонд.

    М. ИВАНОВА: А если есть какой-то остаток?

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: Если бывает больше, то мы перечисляем больше. Разумеется, мы заключаем договор. У нас недавно была ситуация, что мы с фондом «Право матери» собрали значительно больше, чем было нужно. Мы перечислили им же. Если люди пожертвовали на 10 тысяч рублей больше конкретному фонду, мы их и перечисляем тому фонду. Но они отчитаются за эти лишние 10 тысяч рублей. Это как раз не проблема.

    М. ИВАНОВА: Расскажи, как работают волонтёры в вашем движении?

    М. АЛЕШКОВСКИЙ:  У нас волонтёры очень простые. У нас самое простое волонтёрское движение, которое есть вообще сейчас. Задача – просто распространять информацию в интернете. Каждый день или раз в два дня приходит письмо, в котором есть ссылка на новый текст. Задача повесить это в фейсбуке, твиттере, «вконтакте», в «одноклассниках». И как только люди это делают, сразу повышается читаемость этого текста, соответственно, повышаются сборы, соответственно, мы быстрее помогаем людям решить эти вопросы.

    М. ИВАНОВА: Если вы решили стать волонтёром?

    М. АЛЕШКОВСКИЙ:  Заходите на nuzhnapomosh.ru. Не выходя из дома, просто не вставая со стула, вы можете помогать другим людям, а главное, не тратя ни одного рубля. Для вас это ничего не стоит. Вы просто помогаете людям тем, что вы нажимаете лайк или репост. Может быть, кажется, что это мелочно. За это у нас идёт самая большая борьба. Потому что сейчас ситуация нелёгкая, весь медиа эфир посвящён только ситуации на Украине. И ходишь как идиот и кричишь: «Ребята, тут дети умирают, то, сё, пятое, десятое». «Заткнись, Майдан, «Правый сектор», Донецк!»   Чувствуешь себя полным идиотом, потому что там война, страшные, ужасные события происходят на Украине, но, ребята, давайте не забывать о том, что у нас есть своя страна. Давайте не забывать о том, что в этой стране гигантское количество проблем, что у нас 600 тысяч сирот. Во время Второй мировой войны их было 670 тысяч. Мы вроде бы позиционируем себя как великая держава, но не можем решить такие вопросы. У нас 500 тысяч в год страдают от инсульта. Мы не можем решить таких вопросов. У нас каждый 68 ребёнок рождается с аутизмом. Мы не можем решать этих вопросов. Нас это не волнует. Зато Крым наш, как говорится.

    М. ИВАНОВА: Хотите стать волонтёром, заходите на сайт nuzhnapomosh.ru.  Есть отдельная вкладка «стать волонтёром», туда забивайте свой e-mail, вам будут приходить рассылки. Мне кажется, я уже отличный волонтёр. Конкретнее можете посмотреть о проекте и об участниках проекта. У вас весь цвет современной российской журналистики, все люди знакомые, почитаемые, пишущие в разных СМИ, иностранных. Как ты их всех собрал под одну крышу?

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: Во-первых, это очень здорово. Благотворительность – это та сфера, которая объединяет людей всевозможных взглядов.

    М. ИВАНОВА: Захар Прилепин, Шендерович, совершенно разные люди.

    М. АЛЕШКОВСКИЙ:  Даже Егор Просвирнин должен был написать текст, но не получилось. В этом прелесть того, чем я занимаюсь. Мы находимся над схваткой, мы не занимаемся политикой. У каждого из нас могут быть свои личные взгляды, но это нормально, у каждого из нас в жизни и так свои личные взгляды. Но вне зависимости от наших взглядов, «скорая помощь» приедет к каждому из нас, если мы её вызовем. Хочется надеяться, что приедет. А мы точно такая же «скорая помощь». И кто бы что ни говорил, мы себя так и позиционируем, так чувствуем. Потому что для нас это очень важный проект. Мы чувствуем, как мы можем менять ситуацию в России таким образом. Мы конкретными делами влияем на довольно большое количество людей. Мы оказали помощь тысячам людей в прошлом году.

    СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Елена. Конкретно, что вы сделали? Деньги собираете, «Яндекс-кошелёк». Например, бомжи. Это горе в результате развала Союза. Нам американские советники создали государство бомжей, бездомные, безработные, больные физически и психически. Деньги на строительство комплексов для бомжей вы собрали?

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: Елена, мы не занимались бездомными. Бездомными занимается фонд «Справедливая помощь». Мне кажется, строить им дома – это не самый подходящий вариант решения этой проблемы. Самый подходящий вариант – это большая психологическая социальная реабилитация подобных людей. Если нам принесут конкретный проект, мы с радостью поддержим его. Если говорить о том, что конкретно мы сделали, за время нашего существования мы поддержали 21 проект, начиная от собачек – это центр обучения собак для незрячих людей, мы поддержали  центр обучения детей мигрантов, которые учатся русскому языку, то, что должно делать государство. Мы поддержали проект по обучению детей-сирот, для подготовки их к сдаче ЕГЭ, поступлению в вузы. Мы поддерживаем разные проекты по лечению детей с аутизмом, поддерживаем центр святого Георгия Победоносца по обучению детей с синдромом Дауна, с ДЦП. В общем, мы поддерживаем очень большое количество проектов. Зайдите на наш сайт nuzhnapomosh.ru, выберите любой из них, и если можете, перечислите деньги, если не можете, нажмите лайк, шер в фейсбуке, это привлечёт нам помощь ещё.

    СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Сейчас женщина выступала насчёт бомжей. А у нас был случай, мы одному бомжу предложили работу и сказали: «Ты будешь на полном обеспечении, питании, будешь получать 10 тысяч». Он сказал: «Да вы что, я в день тысячу собираю».

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: Спасибо за ваше мнение. Большое количество бездомных – бездомные по собственной воле. Однако, это не значит, что человек, который обращается за помощью, и он при этом бездомный, не должен её получать. Поэтому, если он хочет, он получит эту помощь. Пускай он обращается к тому, кто эту помощь может оказать.

    М. ИВАНОВА: 480-й спрашивает: «Благотворители получают зарплату из своего фонда, или их деятельность на общих началах?»

    М. АЛЕШКОВСКИЙ:  Да вы с ума сошли что ли? На общих началах! Вы же едите, пьёте, ездите на метро, машине. Конечно, мы получаем зарплату. Зарплата в нашем проекте не превышает 30 тысяч рублей. У нас зарплату получают руководитель проекта, главный редактор, бухгалтер и делопроизводитель. Всего, вместе с налогами мы тратим в месяц на наш проект 132 тысячи рублей с копейками.

    М. ИВАНОВА: 132 тысячи за всё?

    М. АЛЕШКОВСКИЙ:  Да, львиную часть из этого составляют налоги. Мы платим 47,7% налогов.

    М. ИВАНОВА: Практически половина уходит. Это мизерные деньги, получается.

    М. АЛЕШКОВСКИЙ:  Да, очень маленькие. Напоминаю, что на каждый рубль, который мы собираем на себя, мы тратим 5 на других.

    М. ИВАНОВА: «Сказка о честных людях с 90-х годов приводит в ужас», - пишет скептик 955-й.

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: Скептик, заходите на наш сайт, у нас есть все финансовые отчёты, и не только. Проверяйте самостоятельно, требуйте. Если вы не верите, заходите на сайт любого другого благотворительного фонда, я вас уверю, что это абсолютно нормальная практика написать или позвонить в благотворительный фонд, попросить отчёт. Никто не обидится, все прекрасно понимают, кто работают с пожертвованиями, просто проверяйте. Очень важно, несите ответственность за свои поступки. Если вы жертвуете кому-то деньги, следите за тем, как эти деньги работают. Это очень важно. Вы молодец.

    М. ИВАНОВА: Всеволод задаёт вопрос: «Фонд отчитается, что купил вещи детям, а вещи отвезут себе на дачу. Как Митя проверит?»

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: Если фонд покупает какое-либо оборудование или ещё что-то, вещи, они ставятся на баланс. Вынужден вас разочаровать, Всеволод, что дети, которые живут в детских домах, каждая вещь, которую они носят, она имеет свою бирку и номер, как в тюрьме. В общем, детские дома и есть тюрьма. Так вот, теоретически мы покупаем что-то для детского дома, то все эти вещи поступают на баланс этого детского дома и мы получаем официальную бумагу от детского дома о том, что эти вещи поступили на баланс. По-другому, к сожалению, нельзя, и никак по-другому не может быть.

    М. ИВАНОВА: Нельзя же приехать в детский дом и проверить.

    М. АЛЕШКОВСКИЙ:  Почему? Мы помогаем фонду собрать деньги на то, чтобы купил вещи для детского дома. Он едет туда, проверяет, получает все документы и отчитывается перед нами. К тому очень важно, что те фонды, которым мы помогаем, мы  же проверяем не только их проекты, мы проверяем и сами фонды. Фонд, который приходит к нам и говорит: «Мы будем строить приют для бездомных». Мы говорим: «Замечательно, стройте приют для бездомных, но покажите нам, пожалуйста, какие у вас есть достижения в этой сфере?» То есть, абы кому мы не будем помогать. Мы будем помогать только тем, кто докажет свою эффективность и профессионализм. Это очень важно.

    М. ИВАНОВА: Сейчас нужна какая-то срочная помощь?

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: Нам всегда нужна помощь. Мы очень не хотим, чтобы была какая-то срочная помощь. Мы хотим, чтобы помощь была стабильная и спокойная. То есть, если вы зайдёте к нам раз или два в неделю и сделаете репост любого из нашего текстов, это будет более чем достаточно. Если вы сможете поддержать какой-то из них рублём, это будет тоже очень хорошо.

    СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Наталья. У меня есть проект уникального фонда. Он называется «Без денег». Специалисты этого фонда помогают незрячим переехать с одного вокзала на другой. Или, например, придут к какой-нибудь бабушке, которая не шевелится, помоют окна. Но это не денежная помощь, а всякая другая, без денег. Как вы относитесь к подобной идее? Чем угодно, кроме денег. Бывает, что такая помощь как мытьё окон очень нужна.

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: Вы знаете, у нас даже есть реальный случай внутри  нашего проекта. Вы не единственный проект «Без денег». К нам однажды поступила заявка от проекта, который называется «Мир без денег», и они очень просили денег. Вы всё равно упрётесь в то, что вам нужны деньги. Вам нужны будут деньги на переезд, какую-то регистрацию, ещё что-то. Но что касается конкретных, простых дел, есть огромное количество профессиональных волонтёрских организаций, например, одна из самых лучших организаций «Даниловцы», которую я с радостью могу порекомендовать.

    М. ИВАНОВА: Как тимуровцы.

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: Только лучше. И они как раз занимаются тем, что помогают очень большому количеству людей. У них несколько тысяч волонтёрских мероприятий в год проходит. Если хотите, можете с ними встретиться, обсудить это. Но им всё равно нужны деньги. Понимаете, волонтёр работает бесплатно. Но человек, который организовывает работу волонтёра, работает за зарплату. Поэтому не стоит питать иллюзию, что мир без денег возможен. К сожалению, не получается.

    М. ИВАНОВА: А потом волонтёру нужны деньги на бензин или какие-то посторонние вещи.

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: Это ладно, люди могут сами себе оплатить зачастую. Но чтобы всё работало как часы, чтобы  была возможность проводить 4  тысячи волонтёрских встреч, для этого нужно, чтобы была прекрасная организация. Для этого люди должны работать круглосуточно. Но людям нужно есть, кормить своих детей, платить за квартиру, газ, электричество. Поэтому им тоже нужны зарплаты. Профессионалы всегда должны быть оплачены. Я очень не люблю, когда люди считают, что благотворители должны быть нищими, работать за бесплатно. Попробуйте сами поработать за бесплатно.

    М. ИВАНОВА: Действительно, есть такое, что, например, не состоятельные люди намного активнее, чем состоятельные благотворители?

    М. АЛЕШКОВСКИЙ:  Нет, абсолютно нет. У нас люди всех социальных групп, возрастов. Благотворительность – это для всех. Волонтёрство – это для всех. Не важно, сколько тебе лет, какой пол, возраст, вес, сексуальная ориентация или вера, абсолютно не важно. Это вообще не имеет никакого отношения. Хочешь помогать – помогай.

    М. ИВАНОВА: Опять скептик пишет, 27-й: «Любая посредническая структура съедает большую часть народного пирога».

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: Я уже объяснил про 500% нашей эффективности. Поэтому мне кажется, что это просто миф. Повторюсь, на каждый рубль, который мы тратим для себя, на наши зарплаты и на работу нашего фонда, мы собираем 5 рублей для других.

    М. ИВАНОВА: Когда ты рассказывал про финансовую составляющую, ты говорил, что «Яндекс-кошелёк» один из самых популярных. Есть какая-то статистика, каким образом до вас проще дозвониться, дописаться, достучаться?

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: Мы принимаем все виды электронных платежей, никаких проблем нет. У нас больше всего жертвуют карточкой. Как ты покупаешь что-то в интернете, так и оформляешь пожертвование через банковскую карту.

    М. ИВАНОВА: Ты говорил, что 40% с небольшим – это налоги. Что это за налог?

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: Обычные налоги, которые платят все.

    М. ИВАНОВА: На благотворителях особый налог накладывается?

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: Если мы должны выплатить зарплату, мы должны выплатить налоги, что и все остальные. Благотворительные пожертвования не облагаются налогом. Но когда ты платишь зарплату или арендуешь офис, или покупаешь что-то, ты платишь все те же самые налоги, что  и все остальные.

    М. ИВАНОВА: Если говорить про географию распространения людей, которые вам помогают, это в основном, столица. А ещё какие регионы отличаются активностью?

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: Мы работаем по всей России, у нас проекты из разных регионов. И нам жертвуют отовсюду. Буквально из деревень. Я знаю, что есть человек, который сидит на Дальнем Востоке в заповеднике и выходит с телефона в интернет, и нам шлёт 100 рублей раз в месяц.

    М. ИВАНОВА: Если вы заинтересовались этим проектом, насколько я понимаю, организация работы фондов – это одна из главных задач проекта Мити Алешковского «Нужна помощь.ру», заходите на сайт nuzhnapomosh.ru.

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: Да, заходите и помогайте. Это на самом деле очень классные ощущения, когда ты делаешь кому-то хорошо. Просто подумайте о том, что вы отправляете свои 100 рублей тому, кому никто больше не поможет, кому обратиться больше некуда.

    М. ИВАНОВА: Опять-таки, возвращаемся к целевой помощи или, всё-таки, нет?

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: Благо получателями в итоге оказываются простые люди. Вопрос только в том, что проектная помощь в тысячи раз эффективнее. Приведу простой пример. В России лейкозом заболевают  около 1,5 тысяч детей ежегодно. Но умирают не от лейкоза в большинстве случаев, а от болезни, которая называется аспергилёз. Наверняка, вы видели детей после химиотерапии в масках. Это сделано именно для того, чтобы они не заразились грибком, который вызывает этот аспергилёз. Вылечить одного ребёнка от аспергилёза стоит 25 тысяч долларов. Государство, разумеется, этих денег  не даёт. Фонды собирают на каждого из 1,5 тысяч детей, которые болеют. Это гигантское количество денег. А сделать так, чтобы никогда больше аспергилёзом не заболевали 1,5 тысячи детей, стоит 125 тысяч долларов. Во всех лечебных заведениях страны провести профилактику стоит столько же, сколько вылечить пять детей адресно. Поэтому проектный, инфраструктурный подход в 300 раз эффективнее. Это простой пример. Профилактика вообще дешевле всегда. Ещё очень важно, что мы поддерживаем те проекты, которые дают не рыбу, а удочку, что называется. Это те проекты, которые будут долго-долго себя содержать и поддерживать.

    СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Аркадий. Могу ли я пожертвовать 100 рублей, потом прийти в этот фонд и посмотреть по бухгалтерии фонда у кого и как закупаются определённые продукты или товары?

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: Вообще никаких проблем, легко.

    СЛУШАТЕЛЬ: Могу с улицы прийти и проверить?

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: Конечно. Более того, вы можете прийти в любой фонд и проверить. И фонд, который не даст вам такого отчёта, я бы не рекомендовал иметь с ними дела.

    М. ИВАНОВА: Обязательно ли перечислять деньги, или можно прийти и сказать: «Ребята, хочу работать и хочу пожертвовать».

    М. АЛЕШКОВСКИЙ: Можно так сделать. Но мне кажется, что не очень красиво заставлять людей совершать столько телодвижений, если ты ещё ничего не сделал. С другой стороны, если тебе это нужно для успокоения, то да, пожалуйста.

    М. ИВАНОВА: Это была программа «Доброе дело». В гостях у нас был Митя Алешковский, руководитель благотворительного проекта «Нужна помощь.ру». Митя, спасибо большое. Надеюсь на сотрудничество. Ещё раз напомню сайт nuzhnapomosh.ru. Там и отчётность, и про то, как стать волонтёром, и как можно перечислить деньги, и вообще много чего интересного.

    Версия для печати

Написать в эфир

Для публикации сообщения решите пример с картинки

captcha

Отправить
Сообщение отправлено
Система Orphus