• 17:05 Март 9, 2015

    В гостях

    Евгений Сатановский

    Президент Института Ближнего Востока

    Ю. БУДКИН: Это радиостанция «Говорит Москва». Меня зовут Юрий Будкин. Сегодня понедельник, 9 марта, сейчас 17 часов 7 минут. Это программа «Пиджаки». Добрый вечер! Наш гость — Евгений Сатановский, президент Института Ближнего Востока. Евгений Янович, здравствуйте.

    Е. САТАНОВСКИЙ: Здравствуйте. Всех дам с прошедшим праздником!

    Ю. БУДКИН: В некотором смысле это ведь сувенир… Я вот с чего хочу начать. Про губернатора Сахалина и про ручку в 36 миллионов рублей вы слышали сообщения?

    Е. САТАНОВСКИЙ: Я не прислушиваюсь к конкретным мелким подробностям.

    Ю. БУДКИН: Ничего себе!

    Е. САТАНОВСКИЙ: А что «ничего себе»? Я что, губернатор Сахалина или вице-губернатор?

    Ю. БУДКИН: Ну, это один из руководителей одного из регионов России. К нему приходят — и там ручка одна стоит столько, миллиарды практически наличными лежат.

    Е. САТАНОВСКИЙ: А она сколько должна стоить?

    Ю. БУДКИН: Не знаю.

    Е. САТАНОВСКИЙ: Он зачем во власть шёл? Он шёл во власть исключительно для того, чтобы делать народу приятно? Да нет. Эти иллюзии у меня уже давно, что называется, сдохли. Во власть идут или люди с яркими карьерными настроениями, которым — притоптать, не притоптать ближнего всего, а всё-таки сесть наверх. Уж зачем — это неважно. Просто быть наверху. Либо для того, чтобы заработать. Либо их проталкивают туда для того, чтобы заработали для старших товарищей, которые их туда протолкали — хоть в министры, хоть в губернаторы. Есть и такое.

    Либо бывает иногда случайно, что человека отправляют во власть в качестве члена некоторой группы лиц, что называется, по блату, а он — человек приличный. Бывает, я знаю таких пару губернаторов. И они напарываются всем корпусом на местные мафии, потом приходят в лёгкое остолбенение и начинают, кое-кто из них, разгребать эти авгиевы конюшни. И даже в некоторых местах это получается. В некоторых — не очень. А в некоторых — частично.

    Сахалин — место рыбное, икряное, нефтяное. Я вообще не очень понимаю, почему надо смотреть на губернатора Сахалина или Приморья, или много каких ещё других регионов, иначе чем как на большого барина. Большому кораблю — большая торпеда. У него какая ручка должна была быть, а?

    Ю. БУДКИН: Я не знаю. Мне казалось, что ручка за 36 миллионов рублей — это типа вложение денег.

    Е. САТАНОВСКИЙ: Это для вас. А для него это просто нищенская ручка всего за 36 миллионов рублей!

    Ю. БУДКИН: Но так ведь не должно быть?

    Е. САТАНОВСКИЙ: Почему? Для вас не должно быть. А для него это только и должно быть. Для него, может, ручка должна быть за 300 миллионов.

    Ю. БУДКИН: Но он же в системе.

    Е. САТАНОВСКИЙ: Значит, система такая.

    Ю. БУДКИН: Подождите. Ненормально это.

    Е. САТАНОВСКИЙ: Почему?

    Ю. БУДКИН: Потому что он теперь где у нас?

    Е. САТАНОВСКИЙ: Эту систему злые языки называют «клептократия», что означает в переводе с иностранных древних вымерших языков «власть воров». Ну, такая система. Ежели полагать, что святые в этой системе должны приходить в губернаторы, то, наверное, там бы губернаторский был другой, и депутатский был бы другой, и правительство было бы другим.

    Ю. БУДКИН: Подождите, ещё раз. То есть, когда люди говорят, мол: «Депутат Государственной Думы, получающий 400 тысяч рублей — это как-то запредельно много», — вы говорите: «Они всё равно больше получают».

    Е. САТАНОВСКИЙ: Да я не говорю этого. Я не обращаю внимания на то, что они зарабатывают, получают, прирабатывают или воруют.

    Ю. БУДКИН: Вряд ли у депутата ручка за 36 миллионов.

    Е. САТАНОВСКИЙ: Видали мы и таких депутатов. Разные есть депутаты. Ну да, бродит по Думе ещё и певчий Кобзон, конечно, но это отдельное исключение. А вообще разные есть люди. Как в раз в данном случае если у губернатора, у губера или у депутата ручка хоть за 136 миллионов рублей, но от него какой-то толк есть, кроме вреда — уже хорошо. Скорее всего, в данном случае толка-то особенного не было.

    Ю. БУДКИН: Тут ведь ещё речь же шла о том, что у него чуть ли не миллионы рублей наличными. Это что? Как это понимать?

    Е. САТАНОВСКИЙ: Дальнее место. Видимо, перебои в подаче электроэнергии — карточка в банкомате перестаёт работать. Запасся.

    Ю. БУДКИН: Может быть, там боятся просто в банк положить, потому что придёт налоговая инспекция?

    Е. САТАНОВСКИЙ: Может, бандиты стоят за этим губернатором. А может, он сам бандит. Я откуда знаю?

    Ю. БУДКИН: То есть, к какому губернатору ни приди — скорее всего, будет так, как с Хорошавиным.

    Е. САТАНОВСКИЙ: Да не знаю.

    Ю. БУДКИН: Ну, если вы говорите, что такая система.

    Е. САТАНОВСКИЙ: Ещё раз повторяю, это вопрос не на мою зарплату: к какому губернатору приди, к какому министру приди, к какому иерарху приди хоть какой конфессии. Когда и если мы перестали строить светлое будущее (по Стругацким, «мир Полудня»), а стали строить тёмное прошлое в виде будущего («мир Стальной Крысы», по Гарри Гаррисону), то тогда нечего и удивляться, что такие будут губернаторы. А вам что, прогрессоров надо, что ли?

    Ю. БУДКИН: Виталий, например, пишет: «А почему местная власть не может не брать взятки? Почему бы ей не поработать на народ?»

    Е. САТАНОВСКИЙ: Тю! С какого бы бодуна она начала работать на народ? Чего бы она начала работать на народ вообще? И почему она должна это делать? Вся наша десоветизация была процессом, когда партийный аппарат, директора от заводов и вообще местные власти сказали: «Да пошли вы все, народ, ко всем дьяволам! Да не будем мы ни за что отвечать! И всё, что тут есть — наше. Как оно наше будет официально — это нам ещё, конечно, надо придумать, но оно точно наше». И всё.

    Сегодня, 25 лет спустя после того, как этот процесс пошёл практически официально… Это народная масса думала, что ушла родная партия и любимое правительство. А люди-то остались. Как они были сверху — так они там сверху и остались. Ну, пополнились они, конечно, некоторым количеством дурачков-разночинцев. Количеством бандюков они пополнились куда больше. Поди сейчас разбери, кто там откуда: кто из бывшего партаппарата в бандиты ушёл или кто из бандитов новые партии создаёт. Точно по Черномырдину: «Какую партию ни строим — а всё КПСС получается». Чего уж тут хотеть?

    Ю. БУДКИН: Если кризис, если большие проблемы, то Путину надо бы разбираться. А он сможет разобраться?

    Е. САТАНОВСКИЙ: Это его проблемы. Он Путин? Путин. Он Путиным работает.

    Ю. БУДКИН: И что?

    Е. САТАНОВСКИЙ: Вот пусть и разбирается. Может, ему такие и нужны, замазанные. Замазанного же взять за холку, когда он что-то не то делает, легко. Ты попробуй чистенького возьми. Я часто встречался во власти в самых разных местах с идеей: главное, чтобы на человека досье было хорошее, а то кому он такой при власти нужен без досье — его же даже не снимешь.

    Ю. БУДКИН: А так управляемый будет.

    Е. САТАНОВСКИЙ: Вот и результат.

    Ю. БУДКИН: А как этот результат работает? Например, у Хорошавина вот такая проблема. Смотрите, как пишет один из наших слушателей: «Его взяли не из-за того, что взятки брал, а, скорее всего, взяли, что слишком много на него жаловался как раз народ».

    Е. САТАНОВСКИЙ: А может, наоборот — пожаловался на него не народ, а кто-то из сильных, власть имущих. Может, занёсся — и перецепился излишне не с тем, с кем надо было. Мы откуда знаем?

    Ю. БУДКИН: Мы, граждане, можем понимать, откуда ноги растут у одного скандала, у другого скандала, у одного назначения, у другого назначения?

    Е. САТАНОВСКИЙ: Вы помните, как Иисус в яслях родился? Была же такая история, да? Ясли — это же загородка для скота. А вы конкретное количество этого скота, его половозрастную структуру и клички, если у него были, знаете? Нет. Вот так и мы ни черта не можем. Стоим в этих яслях, жуём свою солому и более или менее удовлетворены тем, что пока до нас на шашлык ещё не добрались и руно на зипун с тебя ещё не сняли. Ну а как снимут — значит, карма такая.

    Ю. БУДКИН: Глава Чечни Рамзан Кадыров награждён орденом Почёта. Сегодня стало известно о том, что соответствующий указ подписал президент России. Наградили Кадырова «за достигнутые трудовые успехи, активную общественную деятельность и многолетнюю добросовестную работу». Ну, мы же знаем, что это дежурные формулировки. За что наградили Кадырова?

    Е. САТАНОВСКИЙ: Вопрос: кто подписывал наградные?

    Ю. БУДКИН: Президент подписывал.

    Е. САТАНОВСКИЙ: Владимир Владимирович. Ну а я кто? Я же здесь сижу. Ну вот откуда же я знаю, за что человеку дали?

    Ю. БУДКИН: Песков сказал, что это случайно получилось, что именно сегодня об этом стало известно. Время подходящее?

    Е. САТАНОВСКИЙ: Да время всегда подходящее. Ну, есть такие цацки, их надо вешать социально-близким. И случайно среди них иногда появляются какие-то достойные люди — тогда можно порадоваться за этих достойных людей. А в принципе это как с моим дедушкой. Ну, получил он орден Ленина за сталинградский арсенал — и дальше что?

    Ю. БУДКИН: Вы говорите, что есть такие цацки и их надо вешать. А для чего надо?

    Е. САТАНОВСКИЙ: Правительству надо вешать, потому что пустячок и приятно. Это такой стимул для развития, не нами придуманный. Определённые значки вешали хоть в Византийской, хоть в Римской империи, а до них и у фараонов. У кого только ни вешали. Я думаю, что даже в каменном веке могли какое-нибудь перо в волосы вставить со специальными насечками на орлином пере.

    Ю. БУДКИН: Вы сразу в глубину истории. А сейчас, в XXI веке?

    Е. САТАНОВСКИЙ: А разница есть какая-то?

    Ю. БУДКИН: А есть разница? В других странах тоже так же делают?

    Е. САТАНОВСКИЙ: Да никакой. Моральный стимул. Нет, вы можете, например, этот орден купить. Вот вы, предположим, богатенький…

    Ю. БУДКИН: Для чего?

    Е. САТАНОВСКИЙ: А вам хочется. Вот вы богатенький Буратино. Вы, скажем, внесли дикий статус в благотворительность, и вам королева Британии вешает этот орден за то, что вы много отдали. Или вы этот орден можете заработать за заслуги, не знаю, перед культурой или животным миром. Вот сэр Пол Маккартни своего «сэра» получил за то, что он музицирует хорошо. Или вы можете убить кого-нибудь — неважно, в авиабою, в танковом бою или ещё каком-нибудь. Вы его убили, сами живы остались — вам повесили. Если не остались — тогда посмертно.

    Ю. БУДКИН: Это когда война.

    Е. САТАНОВСКИЙ: Или не война, а контртеррористическая операция. Мало ли за что вы можете получить орден. Или по блату. Вот вписала вас та контора, которая представление делает для руководства. В случае Кадырова и Путина это, конечно не так. Но, в принципе, таких тоже много случаев бывает.

    Ю. БУДКИН: Виталий, 44-й, пишет: «А то, что идёт следствие по убийству Немцова? Не то время. Злые языки всякое начнут думать».

    Е. САТАНОВСКИЙ: Виталий, видимо, полагает, что Кадыров получил орден за то, что кто-то из его бойцов убил Немцова? Я так не думаю.

    Ю. БУДКИН: Я думаю, что Виталий как раз называет, что подобного рода вещи будут думать злые языки. По поводу «не то время». Или если машина запущена…

    Е. САТАНОВСКИЙ: Время всегда не то, оно «тем» не бывает.

    Ю. БУДКИН: Вообще эти сообщения, которые приходят сегодня, приходят из Чечни: «Вечером 8 марта ещё два человека задержаны в связи с расследованием убийства Бориса Немцова». Вы когда услышали это… Когда рассказывает Следственный комитет, когда уже эти люди предстают перед судом — это всё, закрывается вопрос? Или ещё новые вопросы появляются?

    Е. САТАНОВСКИЙ: Надо будет вопрос закрыть — закроют. Надо будет вопросы не закрыть — не закроют, и они так и останутся вопросами.

    Ю. БУДКИН: Ну, с вашей точки зрения?

    Е. САТАНОВСКИЙ: С моей точки зрения, это как с Кеннеди. Вопрос «кто убил Джона Кеннеди?» можно задавать по сей день, уж сколько десятилетий прошло. Почему-то мне кажется, что это уже очень на всё это похоже. То, что на Кавказе киллеров много — это не секрет. То, что народ там дисциплинированный и в случае необходимости достаточное количество людей встанет и скажет: «Я!» — тоже не секрет. А уж они это или не они, по команде или нет, по чьей команде, откуда пришла наводка… Тут ведь как? Вопрос: заказчик кто, организатор кто?

    Ю. БУДКИН: Судя по тому, что сейчас нам говорят — нет заказчика. А организатор — тот, кто признаётся в убийстве.

    Е. САТАНОВСКИЙ: А, климат такой. Вот у нас климат, говорят, такой. Мне очень нравится это слышать неважно от кого — хоть от наших собственных товарищей на разных теле- и радиошоу. У нас в стране такой климат нетерпимости создался, что то одного убьют, то другого. Это прямо, как по Стивену Кингу — «Тьма». Ты вышел за стенки, электричество кончилось, лампочка не светит — и тут климат тебя и убил. Очень забавно.

    Ю. БУДКИН: Подождите. Версия следствия: Немцов что-то говорит, группа жителей Чечни слышит это и считает, что это оскорбительно для мусульман — и вот результат.

    Е. САТАНОВСКИЙ: Хорошая версия следствия. Это следствие намекает, что в Чечне живут исключительно киллеры? Или что это специфическая (учитывая то, что там ещё Ингушетия рядом) вайнахская черта? Или что там такие же идиоты, как в горах и пустынях дикого Ближнего и Среднего Востока? Я вайнахов достаточно хорошо знаю. Вообще-то говоря, на эту тему… Ну, киллеров там можно найти достаточно, но дикарей-то там нет. Там люди вполне себе грамотные, образованные, многие из них толковые. А то, что говорит следствие, означает…

    Ю. БУДКИН: Сам по себе решает кого-то казнить, к примеру, только дикарь.

    Е. САТАНОВСКИЙ: Следствие выдвинуло версию, исходя из которой Ингушетия, Чечня и в целом Кавказ населены варварами, дикарями, которые что-то слышат и немедленно говорят: «О, этого человека надо убить!» — хватаются за стволы и несутся его убивать. Ребята, не надо лохматить бабушку. Следствие, может быть, немножко подумает головой и выдвинет какую-нибудь, скажем так, менее оскорбительную для Кавказа в целом и для вайнахов и мусульман в частности версию? Потому что ну уж очень они, как-то так не подумав, всех чёрной краской начали мазать.

    Ю. БУДКИН: 493-й пишет: «А если в суде потом будет эта версия — оскорбление на религиозной почве? Потом проведут экспертизу материалов по поводу Charlie Hebdo, которые писал Немцов. И потом на основании этой экспертизы просто минимум дадут, да и всё».

    Е. САТАНОВСКИЙ: Правильно, нормальное кино. Это называется «послать дураков за салом». Это означает, что не хочет или не может следствие работать в данном конкретном случае. Есть некоторая быстро сляпанная на колене версия, какова позволяет закрыть тему. Ну, значит, закроют тему. Всё. Ничего другого это не означает.

    Ю. БУДКИН: На прошлой неделе сообщалось, что боевики «Исламского государства» уничтожили развалины древнего ассирийского города Нимруд на территории Ирака. И вот сегодня посол России говорит, что «Исламское государство» представляет цивилизационную угрозу. Это ведь серьёзная оценка.

    Е. САТАНОВСКИЙ: От посла России она стоит ломаного гроша. Если бы эту оценку давал руководитель той эскадрильи, которая сейчас отутюжит тех людей, которые этот город разрушили — головы их на колья рядышком с показательной надписью насадят, дабы не было повадно что-нибудь культурное разрушать.

    Ю. БУДКИН: Только именно так — насаживать голову?

    Е. САТАНОВСКИЙ: Нет, есть и более жестокие методы.

    Ю. БУДКИН: Только такими — жестокими — методами можно?

    Е. САТАНОВСКИЙ: Я сейчас изложил наиболее мягкий, цивилизованный, культурный и джентльменский подход к этой теме.

    Ю. БУДКИН: Это мягкий, это цивилизованный и это культурный?

    Е. САТАНОВСКИЙ: Конечно. Можно медленно варить в кипящем масле. Можно много чего делать. По мне, этого заслуживают, но, в общем, можно по-быстрому. Главное, чтобы люди понимали: спалил архив — покойник; разрушил что-то древнее — покойник; снёс храм — покойник.

    Ю. БУДКИН: А они правда разрушили?

    Е. САТАНОВСКИЙ: Да, конечно.

    Ю. БУДКИН: Вы же слышали наверняка варианты, что, мол, они что-то такое неестественное сделали, «похожее на…», а сами начнут торговать реальными артефактами.

    Е. САТАНОВСКИЙ: Что, я сегодня с вечера так на идиота, что ли, похож? Что же вы мне прямо в лоб задаёте такие вопросы? Эти ребята, конечно, торгуют артефактами. Что сняли — то на рынок и поволокли. Это понятно. А всё остальное они уничтожают. В этом плане они, кстати говоря, ничем не отличаются от той бронетанковой американской дивизии, которая стояла на развалинах древнего Вавилона, разутюжила этот древний Вавилон гусеницами — и, естественно, на чёрный рынок всё, что там было. Нормальная ситуация

    Дикари и варвары, вне зависимости от того, кто они, под какими они знамёнами или вообще без знамён — это дикари и варвары. Но для тех приверженцев идей ультраортодоксального салафизма, о которых мы говорим, нормальным является уничтожение всего, включая исламскую культуру и цивилизацию, что вообще имеет какое-то отношение к культуре и цивилизации. Неважно, это статуя Будды в Бамиане…

    Ю. БУДКИН: Или не имеет отношения к их культуре?

    Е. САТАНОВСКИЙ: Нет, к любой. Что значит «их»? Мавзолеи суфиев — ислам? Ислам. Но не их вариант ислама — под корень уничтожить. Мечети, архивы, библиотеки Томбукту — уничтожить. Храмы, любые — суннитские, шиитские, езидские, какие угодно — уничтожить. Могилы пророков, праведных халифов — уничтожить. Могила матери пророка — уничтожить. Могила самого пророка Мухаммеда — пока под вопросом, пока ещё не уничтожили, но в целом вопрос об этом стоит.

    Ю. БУДКИН: Ну, как они говорят, пророк Мухаммед сам ведь в своё время уничтожил в Мекке всех идолов.

    Е. САТАНОВСКИЙ: Я не думаю, что пророк Мухаммед полагал, что могила его матушки и его собственная должны быть уничтожены исходя из той теоретической догмы, которую озверевшие от безграмотности и вседозволенности дикари придумали. Я уж не говорю о брошюрках по правильному поведению с рабами, о том, как вести себя с рабынями, о фетвах по дозволенности насилования этих самых рабынь, продажи, перепродажи и всего остального. Потому что в тот момент, как человек, который издаёт такую фетву, понимает, что его голова после этого должна быть насажена на ближайший кол, что жизнь его не стоит гроша — этого не будет.

    Ю. БУДКИН: Они должны это понимать, когда говорят? Например, кувейтец Ибрагим аль-Кендари… Если я правильно произношу это имя, но не это важно. Важно то, что он говорит: «Надо вообще-то уничтожить ещё египетские пирамиды и Сфинкса». Он должен понимать сразу?

    Е. САТАНОВСКИЙ: Проще пристрелить его. А желательно не пристрелить, а казнить так, чтобы он совершенно точно в рай не попал. И тогда не будет тот глупый человек брать на себя функции Аллаха.

    Ю. БУДКИН: Когда они так говорят, это не фигура речи.

    Е. САТАНОВСКИЙ: Нет, это не фигура речи.

    Ю. БУДКИН: Это практическое предложение.

    Е. САТАНОВСКИЙ: Есть такая замечательная теза, которую я как-то обсуждал с народом вполне себе исламским, с арабского Востока, когда люди говорят: «Аллах дал возможность фараону построить эту пирамиду. Аллах сохранил эту пирамиду или этот храм, или этих езидов, всех кого угодно, и не уничтожил их руками своими. Какого же шайтана ты, сын собаки, берёшь на себя его функции? И вот за это тебя надо убить, а не пирамиды рушить». Абсолютно согласен с этой точкой зрения. Я не демократичный человек.

    Ю. БУДКИН: Эта проблема без убийств не решается?

    Е. САТАНОВСКИЙ: Я не знаю. Может быть, просто четвертовать и оставить жить. Современная медицина даёт такие возможности. Ну, это уже возможности региональные.

    Ю. БУДКИН: Я не знаю, как этот человек подписался, это какой-то набор латинских букв: «Сноуден утверждает, что, мол, аль-Багдади, главарь ИГИЛ — на самом деле агент, специально подготовленный оперативниками Моссада».

    Е. САТАНОВСКИЙ: Сноуден этого не утверждал никогда и не утверждает.

    Ю. БУДКИН: Так пишет нас слушатель.

    Е. САТАНОВСКИЙ: Есть у нас один такой тяжёлый на всю голову идиот из числа аналитиков, вполне имеющих отношение даже к официальным структурам, который несёт эту пургу. Вежливее сказать не могу.

    Ю. БУДКИН: Сноуден этого не говорил?

    Е. САТАНОВСКИЙ: Весеннее обострение — лечить надо. Сноуден этого не говорил.

    Ю. БУДКИН: Евгений Сатановский, президент Института Ближнего Востока, сегодня в программе «Пиджаки». Сейчас 17:30. На очереди новости, потом реклама, а потом продолжим.

    НОВОСТИ

    Ю. БУДКИН: Мы продолжаем. Радиостанция «Говорит Москва». Сегодня понедельник, 9 марта, 17:36. Меня зовут Юрий Будкин. Наш гость — Евгений Сатановский, президент Института Ближнего Востока. Вы можете присоединиться к этой беседе по телефону 73-73-948 (код города — 495). Можно написать SMS: +7 (925) 8888-948. А можно через Интернет — через сайт либо через Twitter.

    Многие уже через SMS или через сайт написали. Человек представляется как Анапа: «Совсем недавно, — пишет, — умер в тюрьме зять Назарбаева, а в Турции убили таджикского оппозиционера. Гость может это прокомментировать?»

    Е. САТАНОВСКИЙ: Может. Американцы в таких случаях говорят: «No comments».

    Ю. БУДКИН: Хорошо. Тогда: «С вашей точки зрения, как долго будут делить мировой пирог Китай и Соединённые Штаты Америки?» Это про нынешний кризис и про санкции. «Чего ждать?» — спрашивают.

    Е. САТАНОВСКИЙ: На самом деле до окончания существования на планете Соединённых Штатов Америки есть ещё некоторое время. Поскольку Китай вечен (мы это совершенно точно знаем), с кем он будет делить пирог сегодня, завтра, через 100 лет, мы не очень в курсе. Наверное, через 100 лет уже будет какой-то другой соперник.

    Ю. БУДКИН: Китай — вечен. Соединённые Штаты Америки — не факт.

    Е. САТАНОВСКИЙ: Они точно совершенно не вечны — точно так же, как не вечны мы.

    Ю. БУДКИН: А почему? Не вечны мы как страна, не вечны мы как нация или не вечны мы как конкретные люди?

    Е. САТАНОВСКИЙ: Ни страна, ни нация не бывает вечной.

    Ю. БУДКИН: Кроме Китая.

    Е. САТАНОВСКИЙ: Абсолютно точно. Они перетекают из одного состояния в другое. Китайцы последние 5 тысяч лет… Вот есть такая формула, исходя из которой есть два народа на планете, которые восстанавливают своё существование. Китайцы в себе всё абсорбируют и превращают в Китай. А евреи (да простят меня те, кто справедливо не любит этот многим неприятный народ, к которому и я принадлежу) периодически государство накрывают медным тазом исключительно из-за собственных внутренних дрязг и споров, но при этом его с бешеной энергией возрождают — уже тоже несколько тысяч лет подряд и несколько раз.

    Всё остальное бывает по-разному. Вы можете считать, что Америка — это та же Римская империя, а мы — это та же Византийская империя, и наше расхождение с американцами началось, когда Диоклетиан поделил империю на Восточную и Западную. На самом деле кусочек нашего наследия — это от империи Чингисхана (а её ведь тоже нет). А кусочек — от тех самых викингов, которые Рюриковичи, шведских гребцов, которые Русь и которые завоевали Восточную Европу, пока норвежцы и даны завоёвывали Западную.

    Кусочки этого прорастают, но страна вовсе не обязана оставаться единой или на своём месте. Она может уничтожить сама себя, как это было в революцию, и возродиться в виде Советского Союза — бешеной кровью, надо сказать. Она может развестись более или менее мирно, как в 1991 году. Потому что вот оказалось 15 советских братских социалистических республик, которые, судя по Украине…

    Ю. БУДКИН: Это вы называете более-менее мирным разводом?

    Е. САТАНОВСКИЙ: О, да! Реки крови, которые пролились на Украине в гражданскую войну в прошлый раз, там пока ещё не пролились. Там ещё не в каждом городе и не в каждой деревне свой батька. Там ещё нет миллионов погибших и десятков миллионов беженцев. Там ещё всё пока только начинается. История не работает вот так: щёлк! — переключили — и ты уже на другой программе.

    Ю. БУДКИН: 587-й: «Может быть, просто Ротшильды с Рокфеллерами во всём виноваты?» Ну, вы знаете об этом.

    Е. САТАНОВСКИЙ: Я знаю эту замечательную теорию. Это ведь как было? Когда умерли или были расстреляны, или затаились, кто куда сбежал, старые чекисты, которые знали, как мир устроен по-настоящему, которые отстреливали послов и основывали государства…

    Ю. БУДКИН: Сейчас вы серьёзно говорите, что старые чекисты знали, как устроен мир?

    Е. САТАНОВСКИЙ: Знали, знали. У них родня была от Одессы до Палестины. Они знали языки, они путешествовали, как Блюмкин, от Персии до Канады. Они знали, как это по-настоящему работает. А потом их не стало. И пришли новые, социально-близкие. Иосифу Виссарионовичу нахрена были все эти евреи, армяне, грузины, персы и прочие поляки, начиная с Дзержинского?

    Ю. БУДКИН: А социально-близкие — это удобно?

    Е. САТАНОВСКИЙ: Социально-близкий костолом — это всегда удобно. Он преданными глазками на тебя смотрит.

    Ю. БУДКИН: По-вашему, получается, что это неэффективно.

    Е. САТАНОВСКИЙ: Почему? Для того периода, когда вы решили свои проблемы с мировой революцией, разогнали ко всем чертям III Интернационал и строите своё в пределах, весьма вами ограниченных, вам костоломы нужны. Вам шибко умные и поворотливые 10 тысяч лет не нужны. Не случайно Иосиф Виссарионович людей Троцкого, Артузова и всех остальных ох как вышибал! Где мог, вышибал. Он и после войны недобитых разведчиков доставал и кончал. А которые были добиты, вроде Зорге — и бог с ними.

    Ю. БУДКИН: Но не любая победа военная.

    Е. САТАНОВСКИЙ: По-разному бывает. Так вот, в этой ситуации, когда пришло поколение, я бы назвал, «верно преданных партии и правительству дебилов» — им же всё равно, как мир устроен, они его не знают. Ну, не знают. Мозга у них не хватает, верят они во всякую хрень собачью. Вот и построили они эти теории мировых заговоров: то Ротшильды, то Рокфеллеры, то жидомасонские заговоры, то отдельно масонские.

    Ю. БУДКИН: Кстати, по этому поводу тоже есть вопросы.

    Е. САТАНОВСКИЙ: А как же! То какой-нибудь китайский заговор, «жёлтая опасность», то Католическая церковь. Роялы-риглы — вспомнил я как раз, как это называлось.

    Ю. БУДКИН: Просто потом вопросы необычные возникают. Смотрите, какой вопрос: «А что вы скажете по поводу израильских врачей, которые прооперировали украинского Яроша?»

    Е. САТАНОВСКИЙ: Я много чего могу сказать по поводу израильских врачей, которые прооперировали, например, лидера Эритреи Исайяса Афеворка, спася его заодно от малярии. После чего умная Эритрея и иранцам даёт возможность у себя строить военные базы, и израильским подлодкам на острова Дахлак заходы даёт. И нашим, и вашим. А насчёт того, кто там конкретно из израильтян кого починял? В Израиле много кого починяют, в том числе и с территории бывшего СССР.

    Ю. БУДКИН: Вы же понимаете, что вопрос-то не о конкретном враче и конкретном Яроше. «Как это в Израиле могут лечить фашиста?» — именно так задают вопрос.

    Е. САТАНОВСКИЙ: В Израиле могут лечить кого угодно, когда и если человек этот не гавкает на Израиль. Всё. Франко тоже был фашистом, ещё каким, однако евреев не трогал. Тут ведь как? Вопрос о том, есть ли у Украины…

    Ю. БУДКИН: Ярош — фашист?

    Е. САТАНОВСКИЙ: Я не знаю, оперировали ли его в Израиле либо вызвали кого-нибудь. Если есть гражданин Украины, а у Украины с Израилем есть дипотношения — значит, будут лечить. То, что Ярош урод — знаю. Значительное число украинских губернаторов или местного актива, например, искренне или из общей трусливости, по глупости или из общей подлости говорит, что «бандеровцы евреев не убивали». Исходя из чего лично я многократно повторял: когда и если будет стезя такая, то повешу я как минимум Коломойского и Йосифа Зисельса по возможности в Днепропетровске напротив синагоги «Золотая Роза», как говорили англичане, высоко и коротко за шею, пока дышать не перестанет.

    Ю. БУДКИН: 73-73-948 — телефон прямого эфира. «А что вы про европейскую армию скажете?»

    Е. САТАНОВСКИЙ: Очень хорошая идея.

    Ю. БУДКИН: Это что, в противовес НАТО? А как иначе?

    Е. САТАНОВСКИЙ: Я не знаю, в противовес или нет. Я не настолько интересуюсь всей этой собачьей чушью. Либо деньги люди хотят пилить, либо самоуважение себе поднять, либо американцы им настохорошели. Тут ведь главное что? Главное тут — понять, что когда и если европейская армия начнёт сталкиваться с российской, то тут главное — людей перебить побольше, особенно из подразделений Западной Европы. На этом она обычно и ломается. А что касается европейской армии… У меня дедушка с этой европейской армией всю войну воевал. Была европейская армия. А что, она не была, что ли? Добровольческие шведские подразделения…

    Ю. БУДКИН: В XIX веке…

    Е. САТАНОВСКИЙ: Да почему мне надо вспоминать сейчас Наполеона?

    Ю. БУДКИН: Ну, там тоже была европейская армия.

    Е. САТАНОВСКИЙ: С Наполеоном давно было, а вот с 1941-го по 1945-й — недавно. Там что, только немцы были или только австрийцы? Там не было румын, венгров? Там не было подразделений, в том числе СС, изо всех народов, включая, вообще-то говоря, и поляков, и французов? За исключением, правда, цыган и евреев. Тюрьки были. А мусульманскому легиону…

    Ю. БУДКИН: Тогда там несколько европейских армий было друг против друга.

    Е. САТАНОВСКИЙ: Они недолго были друг против друга. Там, кроме англичан и огрызка Франции под де Голлем, все остальные мгновенно сдались. И помнится, даже нейтральная Швеция добровольцев на Восточный фронт посылала.

    Ю. БУДКИН: 73-73-948 — телефон прямого эфира. Евгений Янович, я попрошу вас надеть наушники. Слушаем вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло.

    Ю. БУДКИН: Да, вы в эфире.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Уважаемому гостю вопрос такой. А как вы считаете, в принципе мы, Россия, всё делаем для того, чтобы привести конфликт между Россией и Украиной к мирному решению, или мы лукавим в этом вопросе?

    Е. САТАНОВСКИЙ: Что можем, то и делаем. Всё или не всё? Ну, задним умом всякий будет крепок, и всё скажут: «Вот если бы я был президентом, я бы сделал…»

    Ю. БУДКИН: Но есть ли лукавство? Об этом ведь вопрос.

    Е. САТАНОВСКИЙ: Лукавство должно быть всегда. Если вы в политике не лукавый, то вы — дурак. Помнится, Михаил Сергеевич Горбачёв лукавством не отличался — результат хорошо известен. Поэтому — «два пишем, три на ум пошло». Вообще-то говоря, есть закон нормального политика. Ежели вы полагаете, что Меркель или Олланд, не говоря уже об Обаме или Кэмероне, не отличаются лукавством, причём совершенно запредельным, если не сказать ханжеством и подлостью относительно Украины — ну, развожу руками. Про польских руководителей, начиная с министра иностранных дел (экий лукавец), чего тут говорить?

    Я здесь никакого специального российского лукавства не вижу. Мы их за бока не кусали. До той поры, пока эти ребята не взялись за Украину, вообще мысли не было, что там может начаться что-нибудь в этом роде, как оно началось. В принципе, например, предложение не проводить в Москве парад Победы под юбилей этого года, а провести его в Берлине, я считаю, правильным. Надо в Берлине.

    Ю. БУДКИН: Только кто будет его проводить при этом?

    Е. САТАНОВСКИЙ: Танки, десантники. Кто будет проводить? Если в Гданьске, как тот же польский министр иностранных дел — то, наверное, морская пехота.

    Ю. БУДКИН: Но с Меркель-то договариваться надо?

    Е. САТАНОВСКИЙ: А зачем? В прошлый раз не договаривались.

    Ю. БУДКИН: 73-73-948 — телефон прямого эфира. Слушаем вас. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Это передача?

    Ю. БУДКИН: Да, вы в эфире. Мы слушаем.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я просто хочу подтвердить слова выступающего. Дело в том, что я руковожу поисковым движением. Работая на территории Волынской области, на фронте участком 7 километров мы нашли останки итальянцев, французов, немцев, румын и венгров. Правда, было сказано, что евреев не было. Были евреи — венгерские рабочие батальоны. Они, правда, были на положении рабов, можно сказать.

    Е. САТАНОВСКИЙ: Нет, рабочие батальоны — я знаю об этом. Их перебили там просто. Евреи были и в гетто, на работы их тоже выгоняли, кого не успели перестрелять сразу.

    Ю. БУДКИН: Вы про парад Победы без согласования в Берлине заговорили, а тут Емеля нам пишет: «Стоимость государственной программы вооружений у нас — около 20 триллионов рублей, — его цифра. Дальше: — Россия не намерена её сокращать — это из сегодняшних новостей».

    Е. САТАНОВСКИЙ: Может, хоть какая-нибудь польза будет от этих трат. Если по дороге не разворуют значительную часть, если отчёты будут соответствовать результатам, если не будет как с Superjet…

    Ю. БУДКИН: Но опыт-то показывает, что…

    Е. САТАНОВСКИЙ: Мало ли чего опыт показывает. Шойгу же — не Сердюков. Да и Рогозин демонстрирует удивительную для профессионального журналиста и выпускника Института стран Азии и Африки въедливость, надо сказать, в оборонном комплексе, которой никто на самом деле от него не ожидал, а он оказался исключительно человеком… Как бульдог угрызает. Понятно, что главная проблема нашего оборонного комплекса: сколько ты ни давай, безо всякого результата всё утонет. Ну да.

    Ю. БУДКИН: Но сокращается-то везде, в самых болезненных, что называется, отраслях. А здесь — нет. Вот ведь о чём речь.

    Е. САТАНОВСКИЙ: Для того чтобы не сокращалось в самых болезненных отраслях, надо меньше воровать, надо меньше распихивать по карманам, надо меньше плодить заразу бюрократическую из детей, племянников и блатных.

    Ю. БУДКИН: В самом начале мы говорили про губернатора с ручкой в 36 миллионов.

    Е. САТАНОВСКИЙ: У меня тут под боком губернатор без ручки в 36 миллионов, у которого уже и парковки платные. Всё, что можно, развалено. Частный бизнес изничтожен, во всяком случае мелкий и средний. И единственная теперь его забота, как я понимаю — это храмы шаговой доступности. Главное, чтобы строители только померли до того, как эти храмы начнут на головы прихожанам сыпаться, так как их строят. А теперь ещё новая мулька — мегастатуя Владимира Крестителя на Воробьёвых горах, где, вообще-то говоря, строить ни черта нельзя, потому что геоподоснова ни к дьяволу.

    Может быть, мне вместо Сахалина (поскольку я не в Сахалине, а в Москве живу) задать вопрос московскому губернатору? Он, может быть, зря из своей тайги пришёл? Он охотник, конечно, хороший на боровую дичь был где-нибудь в Тюменской области — в это я верю. Может, его обратно отправить на работу? Может, он в тайге эту дуру поставит и будет доволен?

    Ю. БУДКИН: Это же коллегиальное решение про Владимира Крестителя. Там же наверняка проверяли, каким образом… Ведь если он упадёт, вы представляете, что будет? А если вашим словам верить — упадёт.

    Е. САТАНОВСКИЙ: Ни черта не будет! Точно так же, как и с Сердюковым. А коллегиальный кретинизм кретинизмом не перестаёт быть. Точно так же, как запихивание ценных в качестве национального достояния культурных объектов под соседнее ведомство. Когда у вас Кижи оказывается в ведении крайне уважаемой Русской православной церкви, а потом выходит местный смотрящий и говорит: «Это на самом деле гнилое брёвнышко снести и быстро построить храм, чтобы службы шли». И сразу понятно, кому отдали. Руки надо отрывать вместе с головами таким хозяевам! Ну, что делать? А мы всё про Сахалин.

    Ю. БУДКИН: А вы-то не про Сахалин. Вы-то как раз про храмы шаговой доступности.

    Е. САТАНОВСКИЙ: Больницы не надо закрывать. Врачей не надо увольнять.

    Ю. БУДКИН: Реформа.

    Е. САТАНОВСКИЙ: Это не реформа, а воровство, как это Пётр и называл. Школы не надо закрывать и чёрт знает чем заниматься. Вам, паразитам, начиная с Петра I и до того же самого Сталина строили систему образования и социалки, которая вообще-то страну поднимала хоть на какой-то уровень. Так теперь надо это всё распатронить исключительно ради всяких благоглупостей? Нехорошо.

    Ю. БУДКИН: Это не благоглупости. Это общественное настроение. Вы не слышали, что происходит, к примеру, с тем же «Тангейзером» в Новосибирске?

    Е. САТАНОВСКИЙ: Я знаю, что это общественное настроение конкретно взятого президента, который из нас всех хочет сделать конкретных православных активистов, а евреев загнать, например…

    Ю. БУДКИН: Президент хочет этого?

    Е. САТАНОВСКИЙ: А как же. Не хотел бы — не загонял бы. А всех остальных расписать по конкретно взятым раввинам, типа любимого им раввина Лазара. Но получается не так, потому что население в нашей стране не является религиозным. От 2 до 4%, которые ходят на службу. А в Москве — 5-6%. В этом плане как хотел Владимир Святой, который был один, сделать из страны то, что сделал — всех загнал, перунов пометал в реку, и дальше пошло. Может быть, хватит этой дурью маяться, если хотеть, чтобы в стране была нормальная оборона, нормальная социалка, нормальная жизнь и население понимало, зачем ему это начальство?

    Ю. БУДКИН: Просто вы заговорили про мэра Москвы, насколько я понимаю, хотя вы его губернатором назвали…

    Е. САТАНОВСКИЙ: На язык попался.

    Ю. БУДКИН: А «Тангейзер» не в Москве.

    Е. САТАНОВСКИЙ: Дурью-то маются везде. А дурь — она из Москвы, как известно, идёт, ибо столица наша в Москве. Дурь всегда у нас идёт из столицы. Раньше был Санкт-Петербург, а теперь Москва. Что ж теперь поделать?

    Ю. БУДКИН: Ведь не Собянин… Кто-то выступает при этом за памятник, кто-то от прокуратуры выступает в суде против «Тангейзера». То есть это — общественное настроение.

    Е. САТАНОВСКИЙ: Вот общественное настроение Немцова, что ли, и замочило? Потому что, судя по общественному… Понятно, откуда такая идея теперь у Следственного комитета — ляпнуть по поводу того, чего они ляпнули, и думать, что это съедят. Ну да. У нас всё — общественное настроение. Чёрт его знает, откуда же оно берётся?

    Ю. БУДКИН: 73-73-948. Слушаем вас. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Действительно не понятно, почему…

    Ю. БУДКИН: Извините, мы вас не слышим просто. Тогда 493-й, а то у нас время заканчивается. Вот Хорошавин, с которого мы начинали эту беседу…

    Е. САТАНОВСКИЙ: Мэр или губер Сахалина?

    Ю. БУДКИН: Губернатор Сахалинской области. Я не проверял, что там у Хорошавина, но 493-й утверждает: «У него хотя бы реальный унитаз за 200 тысяч рублей. А в собянинском общественном туалете, — опять же это цифра 493-го, — 20 миллионов рублей. Там что, золотые унитазы?»

    Е. САТАНОВСКИЙ: Я не хожу в туалет мэра Москвы.

    Ю. БУДКИН: На самом деле это будет непросто.

    Е. САТАНОВСКИЙ: Не знаю. Не так сложно.

    Ю. БУДКИН: Карточку надо купить.

    Е. САТАНОВСКИЙ: Я только знаю, что вроде бы, пожалуй, единственный плюс, который был за долгое время — приведение московских парков в нормальное состояние. Вот как раз тот человек, который их привёл в нормальное состояние, надысь из мэрии уходит по собственному желанию.

    Ю. БУДКИН: Он ещё этого не подтвердил.

    Е. САТАНОВСКИЙ: Но тем не менее.

    Ю. БУДКИН: Обещал сказать завтра.

    Е. САТАНОВСКИЙ: Да, обещал сказать завтра. И вот это меня печалит, потому как отрицательная селекция, то есть проход в руководство не тех, кто хорошо управляет, и не тех, от кого толк есть, а людей, которые не понимают даже, что «если работает — не трожь», что надо не ухудшать хотя бы… Лучше не можешь сделать? Хуже не делай, чем было при твоём преемнике! Вот это меня печалит. Много было у Лужкова минусов, но Москву он любил, а не только доил и использовал.

    Ю. БУДКИН: 493-й уточняет: «Это не мобильные туалеты, которые у станций метро стоят, в которые карточки нужны. Это один туалет в Парке культуры и отдыха — 20 миллионов рублей».

    Последний вопрос, совсем коротко, несколько человек уже его упоминали. Сегодня Путин подписал закон, по которому минимальный штраф за взятку снижается в 10 раз. Все в шоке.

    Е. САТАНОВСКИЙ: Я не в шоке. Ну, снижается — и снижается. Дело в том, что страной управляют чиновники. Ребята, новое дворянство — это чиновники. И поэтому вы можете демонстрировать холопам, быдлу, населению (называйте, как хотите — обидно, конечно, но это так) что хотите, чтобы оно ело в своих яслях свою солому и не бодалось. В целом дворяне от государя что-то должны же получить? Получали. А чего вы хотите?

    Ю. БУДКИН: Евгений Сатановский, президент Института Ближнего Востока, был сегодня в программе «Пиджаки». Я благодарю вас. Спасибо.

    Е. САТАНОВСКИЙ: И вам не болеть. Спасибо и вам.

    Версия для печати

радио родные песни

Сообщение отправлено
Система Orphus