Блог Анастасии Оношко

18:03 Июль 14, 2019

Интервью Анастасии Оношко с KillaGram (Алексей Кунаш)

А.О.: Когда ты начал слушать музыку сам? Cypress Hill и все такое?

Килыч: 91-й год.

А.О. : Это когда ты в 4-м классе был, получается?

Килыч: Я 77-го года рождения, в 84-м пошел в школу...А, ну да, 6-7 класс.

А.О.: И как ты эту музыку услышал?

Килыч: Кассеты, кассеты. Я даже не помню, как эта кассета попала ко мне...

А.О. : А родители что-то слушали? Что-то советское?

Килыч: Да-да-да, вот эта советская эстрада...

А.О.: Пугачева там?

Килыч: Пугачева, какой-то Витя Хрящ там, Вилли Токарев, Высоцкий, ну да, вот эти вещи

А.О. : Это родители?

Килыч: Это родители. Ну, на самом деле мы тоже слушали и “Ласковый май”, ну это же понятное дело, что по телевизору было, то и слушали. Но вот когда в первый раз я услышал, это был Public Enemy, это был альбом Fear of Black Planet, 91-й год. Ну я просто, у меня мозг взорвался. Ничего себе, это что вообще такое, это что за музыка? И все, и вот с тех пор, как-то начал вот именно начал этой музыкой интересоваться черной. На самом деле, да, а потом услышал Cypress Hill, потом House Of Pain, мы же даже не знали, мы же даже не знали как они выглядят. Я думал, это черные ребята, потом как оказалось, это белые, то есть мексиканцы, латиносы. House Of Pain это Ирландия вообще, ирландские корни, так что вот такая история.

Кстати, в группе House Of Pain beat-maker, DJ у него корни то ли из Латвии, то ли из Эстонии.

А.О.: То есть вообще почти наш?

Килыч: Да, практически наш, он даже русский язык вроде бы знал, его родители эмигрировали, когда ему 6 лет было. Его отец - известный музыкант.

А.О.: И у тебя был какой-то наставник? Который бы тебе эти кассеты поставлял? Или ты сам стал интересоваться?..

Килыч: Да это были какие-то ларьки, кассеты в прокат, продавались кассеты на вокзале, как они попадали туда -- непонятно.

А.О.: Ну, спец поездом, очевидно.

Килыч: Что-то перезаписывалось там, кто-то из друзей тоже увлекся этой музыкой.

А.О.: Ты заразил кого-то этой музыкой или все слушали свое?

Килыч: Кого-то заразил, безусловно. Вместе слушали.

А.О.: А у вас в Новокузнецке были же наверняка тоже эти, панки, вот эти разделения на каких-то рокеров?

Килыч: У нас как-то это, как, допустим, здесь, в центре России, как, я имею ввиду там, Москва, Санкт-Петербург -- у нас этого не было. Если даже кто-то и балдел, то это не показывали, внешне этого не было видно. Ну, потому что можно было просто не дойти до своего района.

А.О.: А в музыкальную школу ты при этом не ходил?

Килыч: нет, никакого музыкального образования нет, абсолютно.

А.О.: Предлагали? Родители?

Килыч: Ну, как все родители, там, иди на гитаре поучись, всегда пригодится, баяны там, но я нет, никогда.

А.О. И ты потом, закончив школу пошел учиться на металлурга? И в компаниях даже под гитару не пел никогда?

Килыч: Нет, ну, стихи какие-то начинал там, записывать это в тетрадочки.

А.О. : А на какие темы?

Килыч: Я сейчас расскажу - это было вообще прикольно, а темы были такие: ну, там как раз видеосалоны были, как раз начались вот эти гангстерские фильмы, не про 30-е года, а уже подпитанные вот этой музыкой, рэпом, то есть это 90-е годы. Ну чего там в башке у пацана? Чикаго там, Нью-Йорк, полиция, что-то я какой-то записал стих там.

А.О.: То есть истории уже ложились в стихотворном варианте?

Килыч: Да это не были истории, это была какая-то такая примитивщина...

А.О.: А не сохранилось ничего? Мама же наверняка хранит эти тетрадочки?

Килыч: нет-нет, вообще ничего нет, не осталось. Я недавно просто даже вспомнил чего-то где-то 5-6 строчек, даже вот что-то такое:

Бруклин, Нью-Йорк, разбитый дом и грязный воздух недвижим,

И весь квартал заснул, теплом и тишиной окружен,

Полдень и солнце беспощадно расплавляет крыши

Невдалеке на стройке шум, но здесь его не слышно

На стройке шум, на стройке гул. Дома под снос стоят в ряд,

В одном из них собрались

Пять

Ребят….

Ну, вроде бы как примитивно, но вот так бывают кусочки минусовки, интерлюдии какие-то, там 30 секунд музыки без их читки, хлоп! Там почитаешь немного, было прикольно.

Вот.

А в 97-ом году в Новокузнецке сделали наши друзья, с которыми мы до сих пор дружим, (один из них сейчас живет в Москве), вот, Пэл, он вчера был на концерте ( Прим.: концерт состоялся в Москве 1 июня 2019 года).

А.О. Полароид?

Килыч: Полароид, да. Вот, они сделали серию вечеринок, которые назывались “Ночи Гарлема”. И собрали всех любителей рэпа, на этой вечеринке. И на первой или на второй...

А.О.: А это была школа или уже институт?

Килыч: Институт, 4-й курс вроде. Да, была вот эта вечеринка крутая, там все было сделано под Нью-Йорк, yellow tape вот эта история, это было в ночном клубе, сделали бочки вот эти, поставили, как в этих фильмах негритянских, очень антуражно, было, очень смело для Новокузнецка.

А.О. А музыку западную ставили?

Килыч: Да-да. Там выступали брейкеры, вот эта вся хип-хоп культура и я помню, на сцену вышел ведущий, вот те ребята, которые устраивали это и, типа, давайте устроим конкурс брейка? Я вот сейчас сделаю, кто сможет повторить? Ну и, соответственно, что-то никто ничего не может, желающих не было. Я тогда вышел на сцену, сказал, танцевать не умею, то есть брейк - это не мое, давай я зачитаю?

А.О.: И чего ты зачитал?

Килыч: Ну вот эту историю зачитал как вот эти сейчас я вспомнил эти 3-4 строчки. Мне поставили какой-то трек из альбома тоже Public Enemy, по-моему, даже из Fear of Black Planet, какой-то, я даже все наизусть знал, сказал: “да 14-й там ставь!” Взял микрофон и зачитал. И все такие: вооо, прикольно!

Это вот мой был дебют, в принципе просто публичное выступление.

А.О.: Ну ты почувствовал что-то? ТО, что артисты чувствуют?

Килыч: Конечно, почувствовал!

А.О.: А, все понятно!

Килыч: Ну и на этом все закончилось, это была первая такая история. Есть видео на Вконтактике с этой вечеринки. Очень плохого качества, но есть, есть.

А.О. Это был 97 год?

Килыч: Да. И ни о каком Killagram`е речи не было.

А.О. : И не собирался ничего такого делать?

Килыч: Да, только слушал музыку и ничего другого слушать не мог. Потом, каким-то образом, ну я не знаю, повлияло на меня, наверное, История про Федота-стрельца, вот эти истории с хохотушками, и были какие-то похабные стихи, то есть я сочинял такие маленькие сказки и по-приколы их называл “сказки для самых маленьких” и они были все просто в мате, то есть Филатов-то это делал грамотно, филигранно, а я вот, как есть так и есть. И в то время мы начали заниматься страйкболом.

И вот там у меня появляется позывной Killgram, это 2004 год. То есть, появились какие-то там у нас нашивки и вот Киллаграм -- это оттуда.

На самом деле, это еще с компьютерных игр там, в 90-х годах, Need for speed, там надо было себя назвать чтобы играть. У меня был ник Киллаграм, и еще какой-то…. Мистер Флинт… Что-то такое. Ну вот, “Килла”, “грамм”-- мне нравилось, игра слов.

И мы начали ездить на соревнования, ну это такие междусобойчики,. Это сейчас все официально, там президент есть. Но потом это все развалилось.

А.О. А сколько человек в команде?

Килыч: Ну, у нас название команды было “чертова дюжина”, то есть 13 человек было.

С этого началось, мы стали ездить постоянно, на какие-то. Наз зовут: “Приезжайте в Кемерово, будет большая игра!”, “В Новосибирске будет игра!”, “В Красноярске -- большая игра!” -- все наши поездки просто было, представь, все здоровые мужики, всем по черти-сколько лет, вот и мы как дурачки с автоматами, с этим всем. И все эти наши поездки сопровождались обильным распитием спиртных напитков, все время какие-то комические ситуации, и, в определенный момент, я решил написать гимн команде.

А.О.: А у других, что тоже были гимны?

Килыч: Нет, да просто, решил и записал.

А.О. : Ты говоришь: решил и записал. Ну ты придумал слова, стихи, а то как там - на что это все ложится - это тебе кто-то помогает?

Килыч: Нет, на самом деле я там резал уже готовые семплы, в саунд фордже, в эйсиде, какие-то примитивные программы, как у пятиклассника. Нарезал, у меня был микрофон какой-то караоке там, дичь какая-то просто, трехкопеечная.

У меня есть трек, он называется, “на кухне records”. И вот я на кухне включал это все, делал, вообще примитвщина.

И вот, мы ехали на соревнования я поставил, все такие “оо! Прикольно, Леха! У нас теперь есть свой гимн”. Потом появился трек “Deadly dozen на игре”, просто всякие комические истории рассказал в треке.По 6, по 8 минут были такие треки монотонные.

А.О.: Ты когда пишешь, ты записываешь и читаешь, или прям сразу запоминаешь, то что ты придумываешь?

Килыч: Не-не-не! Записываю! У меня с памятью вообще плохо.

А.О.: Всё понятно.

Килыч: Это Ноториус Биг мог бы, а я вообще не могу. Я реально свои тексты потом учу.

А.О. Ну и ты..?

Килыч: ...и я увидел поддержку своих товарищей по команде, да. И они такие, блин, Лёх, прикольно. И вот это вот подтолкнуло делать дальше-дальше-дальше.

А.О. : И когда ты перешёл на новый уровень? На Маяке? Брат посоветовал отправить запись в “народный продюсер”?

Килыч: да-да-да. “Меня радует”

А.О.И трек выиграл? И в то же время ты где-то работаешь? Как все люди? Семья, и все такое?

Килыч: Да, да.

А.О.: И у тебя пошло, ты тогда понял, что мог бы этим только и заниматься?

Килыч: Мы вообще сначала отправили и забыли про это. Потом показалось, что сейчас что-то может измениться. Потому что трек достаточно долго продержался в эфире. Они выбрали “меня радует” и там была система-то какая: трек, против него ставят новый трек, выигрывает тот, за который проголосовали. На следующий день переход, трек-новый трек. И так получилось, что мой почти два месяца держался и никто не мог его сдвинуть и голосовали люди смсками.

А.О.: И что, тебе позвонили? Написали?

Килыч: Да. Позвонили.

А.О.: В каком году это было?

Килыч: В 2008. Да, пригласили, я приехал, и было чувство, что жизнь сейчас изменится.

А.О.: Ну и ты с радостью об этом думал?

Килыч: Да. Конечно. Любой человек хотел бы. Конечно.

А.О.: То есть если бы так получилось, то ты был бы рад все поменять? И заниматься только этим, музыкой?

Килыч: Абсолютно! Я сейчас то же самое могу сказать. Если бы у меня что-то получилось, я был бы рад. Ну, это нравится мне делать. Есть работа, которой мы все занимаемся в привычном смысле, чем мы сейчас занимаемся -- нам никому не нравится. Но мы вынуждены это делать, потому что у всех семьи. Потому что еслим ты занимаешься тем, что тебе нравится и это приносит тебе какие-то достойные деньги, я думаю -- это же здорово.

А.О.: А ты готов был бы переехать? Ради этого?

Килыч: Да, да.

А.О.: В Петербург или в Москву?

Килыч: Да я даже не ради этого готов был бы переехать. Потому что там ну совсем все печально становится.

А.О.: То есть ты видишь негативную динамику?

Килыч: Абсолютно! Да. Ну, не будем в эту сторону говорить, иначе меня может понести.

А.О.: А, поняла. У меня просто сложилось впечатление, что ты с такой внутренней любовью всю жизнь, и места, все это описываешь и мне показалось, что может быть есть такая привязка к месту?

Килыч: Ну, вот есть Соединенные Штаты Америки. Там никто не едет в какой-то определенный город, чтобы стать звездами. Эминем до сих пор живет в Детройте. Он не едет куда-то. А у нас нельзя этого. Не, ну реально нельзя. Чтобы ты смог чего-то добиться, чтобы тебя услышало как можно больше людей - ты обязательно должен сюда приехать (в Москву прим. авт.) Это на самом деле плохо, но это реально так.

А.О.: Ну и тебя пригласили, в 2008, ты что, отпуск взял, приехал сюда?

Килыч: У меня была своя фирма.

А.О.: Ну, то есть ты мог устроить это себе? Ну и? Ты приехал? И тебе что, что-то предложили?

Килыч: Я подписал продюсерское соглашение. Стартанули очень здорово. С двумя большими, огромными концертами в хороших залах. В Питере это был “зал ожидания”, много было народу. Это была сборная солянка. Я был хэдлайнером на этих концертах.

Вот это было мое крещение в Санкт-Петербурге, получается. Пришлось работать на 2000-й зал. Потом это был клуб “Милк”, Москва...

А.О.: Было страшно-то?

Килыч: Очень! Мне и сейчас страшно на самом деле.

А.О.: А ты испытываешь от этого, от концертов -- удовольствие? На выбор предложили бы дома сидеть треки писать, например, или выступлениями заниматься - ты бы что выбрал?

Килыч: Не, выступления — это тоже круто. На самом деле мы перед этими двумя концертами в Петербурге и в Москве - мы сделали у себя тоже такой же концерт, с этими же треками, такой же программой. 27 апреля. Это была репетиция. Но это был домашний концерт. Там было 70% людей, которые меня лично знают. Не было такого… Не было… ну, вот, серьезно. Я вот, ну, не знаю, почему у нас люди такие? Все по углам встали.

А.О.: То есть публика в Москве и Петербурге более отзывчива?

Килыч: Да. Ну это просто, настолько классно было. Я в Санкт-Петербурге припевы практически не читал. За меня это делал зал.

А.О.А кроме тебя кто еще есть? Вот, тут сидит Паша. Как это работает? Ты пишешь текст, а потом говоришь, “Паш, давай!”

Килыч: У нас много людей. У нас есть бит-мейкер, занимается аранжировкой, сведением, то есть саунд-продюсер. Вот у него есть музыкальное образование. Неоконченная виолончель.

А.О.: Виолончель? Он играет на ней до сих пор или нет?

Килыч: Он на всем практически играет.

А.О.: И он вас там организовывает? У тебя в итоге регулярные занятия или от раза к разу?

Килыч: Мы каждую пятницу собираемся. У нас теперь есть своя студия, мы сделали студию свою.

А.О.: Сами себе сделали студию?

Килыч: да. Вот, мы там собираемся каждую пятницу. Но до музыки у нас доходит не каждую пятницу. Но собираемся каждую.

А.О.: Вечером собираетесь?

Килыч: Да. После работы.

А.О.: И ты все равно центральный персонаж, потому что ты тексты пишешь?

Килыч: Ну, вообще я не пишу стихов. Я пишу сразу текст на музыку. На бит. Я не могу просто, ну вот не могу я так.

А.О.: И ты собираешь истории, зная, что у тебя такой есть скилл -- простые слова складывать в такую рифмованную историю.

Килыч: Да. Конечно. Все эти сюжеты их или жизнь подкидывает, либо вот, допустим, такие треки как “Ефросинья”,я ехал… Есть такой канадский репер. И он у меня на сборнике играет в машине, и я просто такой еду в машине и он читает чего-то, и у него такой распевный припев...Он по-английски что-то такое спел, “...if I`ve seen ya...” и мне послышалось “Ефросинья” , “синия”, я не знаю, что это точно было, я в английском не силен. Тем более все в треке. И потом Ефросинья-синяя - и вот текст родился.

А.О.: А какая песня пронзительная, я прям слушала...

Килыч: А вот эти все истории про детскую, школьную любовь, когда королева спивается, это, наверное, у всех такое было…

А.О.: Да, она с одной стороны типичная. Но с другой стороны это такая история действительно была?

Килыч: Нет-нет-нет! Это выдуманная история.

А.О.: А ты говоришь, что слушаешь Cypress Hill, допустим, а ты в итоге сидишь, тексты их разбираешь?

Килыч: Когда в школе это все начиналось, то да, я что-то там пытался. Дальше, не было же там интернета, толком. Да. Не было, чтобы я там мог хотя бы… Я хотя бы знал, как треки называются. Там, например, написано было “Pigs” в первом треке, в первом альбоме и я знал, что “pigs” -- это не просто “свиньи”, это трек, а это --полицейские.

Ну да вот, переводили названия треков.

А.О.: А сейчас как ты новую музыку ищешь? Радио слушаешь? Как-то еще? Следишь за творчеством каких-то групп отдельно?

Килыч: Не-а. Есть любимые группы, да. Я, если они выпускают новый альбом, то я обязательно услышу. Честно скажу, что то, что делает сейчас Cypress Hill мне не очень нравится. Если есть новый альбом, то я обязательно скачаю и послушаю.

А.О.: А ты на какой стороне находишься - за свободное распространение информации или за защиту авторских прав выступаешь?

Килыч: Я не знаю. Мне кажется, что все поменялось. И вот это, двигать эту историю “мы вам не дадим скачивать!” Глупость какая-то. Ну, раньше были эти диски. Из еще как-то можно было контролировать, но сейчас...Кто-то не хочет тратить время, заливать, это все скачивать. Им проще по подписке скачивать, хлоп! И всё.

А.О.: Ну это же проблема заработка музыкантов тоже?

Килыч: Конечно.

А.О.: Ты знаешь, что Аэросмит или кто-то там рассказывал, что времена больших денег для музыкантов закончились, потому что они раньше концертами и дисками, а теперь одними только концертами зарабатывают.

Килыч: Ну и всё. Ну а как еще? Мир меняется. Я считаю, что здорово, что концертами. И я против того, что наша, например, российская эстрада так и не научилась живо петь. Это вообще надо заканчивать!

А.О.: А у тебя среди наших есть кто-то любимый или местами хотя бы?

Килыч: Ну, честно, я как-то, ну, наш TGK, Джамал,

ТГК - https://www.youtube.com/watch?v=ccNSQbjafaQ&feature=youtu.be

если есть что-то -- обязательно послушаю. Есть ребята, которые экспериментируют со звуком. Уходят в какие-то звуки те самые ламповые…

Кстати вчера на концерте был очень крутой бит-мейкер, может быть слышали “Игра с огнём”? Одним словом, вот он --автор этой музыки. Он из Челябинска, живёт в Москве. Он собирает вот эти старые советские или 70-х годов времен аппаратуру. Восстанавливает ее и сейчас хочет сделать вот тот звук, как, знаешь, в мультике “Алиса Селезнёва”? Вот эти звуки!

А.О.: И ты тоже хотел бы экспериментировать с таким звуком?

Килыч: Конечно! Прикольно было бы! Уже есть такие ребята, они это делают.

А.О.: Наши?

Килыч: Наши.

А.О.: Но это не рэп?

Килыч: Почему? Они читают рэп.

А.О.: Откуда ты о них узнаешь, на группы какие-то подписан?

Килыч: Скидывают друзья.

А.О.: А, то есть как и раньше. Дали послушать - послушал.

У тебя есть аккаунты в соцсетях? Личные твои? Я знаю инстаграм (@Mrkillgram) и телеграм (@killagramshit) твои.

Килыч: Да. Я это делаю сам. Веду их сам.

А.О.: Вконтактик?

Килыч: Да, Вконтактик. Killagram. Чего-то как-то лень мне, вот честно.

А.О.: Заниматься этим?

Килыч: Ну, вообще. Телега, за ней будущее. Но мне не хватает терпения.

А.О.: Слушай, а вот еще на Маяке, круто было очень, когда по новостям тебя просили записывать терки маленькие, по событиям недели. Про Хромую лошадь, например? Сколько ты таких треков записал?

https://vk.com/search?c%5Bper_page%5D=200&c%5Bq%5D=%D1%85%D1%80%D0%BE%D0%BC%D0%B0%D1%8F%20%D0%BB%D0%BE%D1%88%D0%B0%D0%B4%D1%8C&c%5Bsection%5D=audio

Килыч: Ох… Ну, мне кажется, штук, наверное, 15 точно. Но не все попали в эфир.

А.О.: И где они все лежат?

Килыч: На Вконтакте можно послушать. https://vk.com/thekillagram

А.О.: Сколько у тебя времени это занимало?

Килыч: А это вообще интересно было. У нас же еще разница с Москвой 4 часа. Вот. Они мне слали задание в 7 вечера. Они говорили: “Алексей, завтра будет вот такая тема.” и никто меня не заставлял на самом деле. Они говорили: получится? Давай! Но завтра уже. Она должна быть.. То есть я где-то в 7 вечера получаю тему. Мне надо было погрузиться в нее. Хорошо если я был в ней, но чаще --нет. То есть я залезал в интернет, а чё пишут вообще? О чём это? И свое мнение по этому поводу.

А.О.: Ты сам музыку выбирал?

Килыч: Это не моя музыка, все эти сэмплы когда-то были нарезаны. Ну, то есть, лупы (loop) лежали и всё. И потом я такой. И вот эта тема. Я так и так напишу. Писал текст. Обычно это была глубокая ночь. Написал текст, ложился спать, потом утром записывал. И посылал им.

А.О.: По интернету?

Килыч: Да, конечно. Ну и они слушали, если это было нормально, то они ставили. Но если нет, то не ставили.

А.О.: Ну и классно, теперь можно на ВК послушать. А тебе за это деньги платили?

Килыч: Платили.

А.О.: Потом просто перестали заказывать в какой-то момент?

Килыч: Просто перестали платить в какой-то момент.

А.О.: А ты за новостями вообще следишь? Насколько ты включен в новостную жизнь?

Килыч: Слежу. Но не по телевизору.

А.О.: А телевизор смотришь вообще?

Килыч: ну не эти каналы, которые...

А.О.: а, развлекательные?

Килыч: да

А.О.: а новости в интернете смотришь? А где?

Килыч: в телеграме.

А.О.: а на какие ты подписан каналы?

Килыч: я даже сейчас не вспомню. Сталин-гулаг какой-нибудь… его обязательно. Я был подписан на него, когда у него еще сотки не было. Он все точно говорит. Как многие думают, на самом деле.

А.О.: А ты хотел когда-нибудь поспорить с кем-нибудь в интернете?

Килыч: Конечно! У нас там такой срач иногда...

А.О.: Где?

Килыч: Во Вконтакте. Можно пролистать там… Это на своей личной страничке. Там тысячи 4 человек. Я там да, иногда могу написать какой-нибудь пост и они там уже не столько со мной, сколько друг с другом начинают пжжжжж,...по сто этих… комментариев. Бесит, когда начинают с оскорблений.

А.О.: А у вас в Новокузнецке есть домовые чаты? В вотсапе?

Килыч: да, есть.

А.О.: Ты участвуешь?

Килыч: ну, у нас нет. Но у товарища есть. Там проблемы решают.

А.О.: Ну, там сюжеты целые брать можно. Люди как номера телефонов выглядят, а ты их даже не знаешь…

Ну, а вот возвращаясь к нынешним концертам. Ты приехал, запустил пробные шары, ты выводы сделал для себя какие-то?

Килыч: Да, сделал, конечно. Мы для себя сделали вывод - мы реально можем. Мы же можем?

А.О.: Можете, можете, это точно!

Килыч: Мне тоже показалось, что можем. Мы увидели людей, не только в своем городе, которые на самом деле любят, слушают песни. Знают! Знают эти песни. Это очень приятно.

А.О.: А ты будешь развивать эту тему?

Килыч: Я не знаю, что делать на самом деле. Мы говорим спасибо ребятам из группы “Порнофильмы”. Им спасибо большое, потому что они помогли очень, без них мы реально ничего бы не смогли сделать. Без них у нас все было бы как-то примитивно, а они подошли с опытом к этому всему. Поверили! Потому что они сказали, что реально сами слушают. Они сказали, что когда едем в автобусе, мы слушаем ваши треки. Хотя они сами --рок группа. Другое направление абсолютно. Но, как ни странно или странно… Не знаю, мне многие пишут: “мы рэп не любим. Не любим. Но тебя - слушаем с удовольствием.”

А.О.: В личку? В директ пишут?

Килыч: Да-да. Ну и в комментариях там… На ютьюбе часто пишут такие вещи. Ну, не знаю, многие говорят, что “ну, вот просто любим за то, что говоришь правду”. Ну я имею ввиду треки, которые блИзки. “Меня радует -2” , например, он зашел очень хорошо. Мы оптом сняли видео, там, кстати, настоящая водка была.

https://www.youtube.com/watch?v=lpr12jlkHP8&feature=youtu.be

А.О.Планы есть конкретные? Видео профессиональное снять?

Килыч: У нас денег нет.

Паша: У нас есть оборудование, мы и сами могли бы...

Килыч: Но нет опыта. Вот мы года три назад придумали проект и решили его назвать RhymeKilla. Суть в чем? Это должен был быть такой интерактивный проект. В определенный день недели в течение часа мы просим людей прислать слова. Любые. Вообще любые. Ия должен был взять из присланных слов штук 20 и написать трек. Чтобы он был еще и со смыслом.

А.О.: Ничего себе!

Килыч: Там такие слова присылают! Мне было так по-приколу, там такая чухня, ну просто...

А.О.: А ты не боялся, что не получится? Не сложатся слова у тебя? Это в онлайн режиме было?

Килыч: Видео трансляция на ютьюбе, вот эти все ролики. Первый так и называется RhymeKilla, люди писали, люди подключились.

https://www.youtube.com/watch?v=RmWdjLjrk8Y

Это очень смешнойhttps://www.youtube.com/watch?v=YRCc30pR62w

А.О.: И где это сейчас можно посмотреть? На ютьюбе вашем?

Килыч: да. Там есть именно вот кате\гория #rhymekiller и мы сделали 7 выпусков. И мы везде этим присланные слова выделяем. И везде есть смысл, то есть я должен был написать осмысленный кусочек каждый раз. И они тем более не большие, там на полторы-две минуты. И еще снимали видео на это. У нас есть семь полноценных видео.

А.О.: А ты говоришь вот -- “мы”. Вас сколько человек?

Килыч: Сколько нас человек?

Паша: Вообще десять.

Килыч: Значит десять. В Новокузнецке - 8, тут - -двое.

А.О.: И вы постоянно в онлайн режиме что ли?

Килыч: У нас группа в Телеграмме. Постоянно там, постоянно там переписываемся.

А.О.: А когда блокировки были не слетало ничего?

Килыч: Слетало, конечно.

Паша: Сутки мы пообламывались, но потом нашли способ.

Килыч: На самом деле мы все заматерели, стали все неподвижные, ленивые. У всех семьи, то есть почти у всех.

А.О.: Отягчающие обстоятельства.

Килыч: Ну да, это не то чтобы плохо, но это так. Тем более что, ну, это ж надо сценарий написать, всех собрать, в один день. Даже на неделю не получится съемки делать. Если мы сегодня не собрались, то - всё. Если собрались сегодня, то мы знаем -- завтра уже не соберемся. Собрались, сняли, потом монтировать надо пару дней, цветокоррекция. Этим занимается у нас Саша. Музыка, видео.

А.О.: И он тоже при этом где-то работает?

Килыч: Ну, он немного посвободней нас. У него своё. Своя организация, сам себе хозяин. Но он и тратит на это время больше всех.

А.О.: Все готовы передвигаться?

Килыч: Ну. К сожалению, нет. Вот поэтому тот проект умер, потому что мы каждый раз нам все было сложнее и сложнее собраться вместе.

А.О.: А тебе для того, чтобы написать трек вообще нужен только ты один?

Килыч: Да, я один.

А.О.: Я не могу писать, когда есть кто-то еще. Я обычно делаю это вот в той самой комнате, где люди обычно сбрасывают, думают, читают книги.

Килыч: Я живу в однокомнатной квартире, жена спит, я, соответственно, в наушниках там сел и все. Чтобы не мешать, сочиняю…. Раньше записывал ручкой. Записывал -чиркал, записывал-чиркал. Сейчас все проще. Телефон же. Играет бит, ты “заметки” открыл и начинаешь писать. У меня бывает такое, что что-то придет мысль, я заметки открыл, хоп-хоп, написал. Будет там из него что-нибудь - нет? Не знаю. Там висит четыре-пять строчек.

А.О.: Сколько у тебя там таких записей?

Килыч: Штук шесть, наверное.

А.О.: Ну, теперь, поняв, что это все работает, вы будете что-то делать? Ждать предложений?

Килыч: да их не будет. Мы десять лет ждали предложений, их не было. То есть предложения-то есть, все упирается в трансфер. То есть можно сейчас только сказать, что мы не в минус сработали. В ноль. Но… Мы окупили все свои затраты на проживание, на рекламу, на перелет. Это уже здорово.

А.О.: А как вы решились? С группой “порнофильмы” договорились, и они вас сюда….

Килыч: Они сказали “мы тебе поможем”. От тебя нужно желание. Мы чем сможем, тем поможем”. У них опыт есть, аренды клубов, договариваться, тур-менеджеры, а мы -- у нас ничего нет кроме желания. Ну и все. Я позвонил, Саша Русаков, их тур-менеджер, и у них же там на гитаре играет . Вот, и мы, такие, всё, Саш, давай. И он, такой, всё, Лёх, давай.

А.О.: Если тебя на корпоративы будут звать, ты будешь соглашаться?

Килыч: Да.

А.О.: Вас двое, чтобы сделать выступление?

Килыч: Да. Мы можем и всей бандой приехать, денег не хватит просто….

А.О.: Понятно. Круто. Ну, я думаю, это точно не должно останавливаться. Это было так классно.

Килыч: Ну и мы, на самом деле, когда поняли, что уже больше ничего, никаких приглашений не будет, мы все равно не останавливались. Ну, без этого нельзя уже. Просто собираемся. Какие-то мысли, тексты рождаются. Ну и вот сплачивает нас вот это вот, творчество. И собираемся, и пишем. Никогда ничего в ящиках не хранили. Мы как делаем? Написали трек, свели, выкатили его… в смысле “вот, нате!”. А потом мы смотрим, уже 17 треков, надо объединить их в альбом.

А.О.: А как тв через Телегу фидбек получаешь?

Килыч: Не, ну, в телеграмм мы выкладываем тоже, но фидбек я вижу на вконтакте. https://vk.com/thekillagram

Сейчас вот выложенные треки уже объединим в альбом. Обложка уже есть. Там 17 треков. Он по счёту уже пятый, получается.

А.О.: Как называться будет?

Килыч: “На пять!” Это, типа, “на пятёрку” и “нА, пять”. Ну и это пятый альбом просто.

А.О.: Ну, спасибо за рассказ! Ждем новых треков и концертов.

Версия для печати
Другие статьи

comments powered by Disqus
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus