Александр Асафов

17:28 Июль 31, 2020

Репрессивная мотивация. О новых налоговых инициативах правительства

Правительство Российской Федерации выступило с пакетом поправок в Налоговый кодекс. В свою очередь, коммерческие банки готовят собственную законодательную инициативу, в случае принятия которой они получат право самостоятельно списывать средства со «спящих счетов». Наконец, Минфин хочет конфисковывать «подозрительные накопления» россиян. 

Все эти инициативы, несмотря на их целесообразность в долгосрочной перспективе, в текущей экономической и социальной ситуации выглядят политически рискованными. 

Экспертное сообщество сходится во мнении, что законодательные нововведения доставят очередную головную боль бизнесу, и без того изрядно пострадавшему в связи с эпидемией коронавируса. Характерно, что инициативы Правительства последовали после того, как в апреле более 60 бизнесменов, представляющих отрасли общепита, фитнеса, спорта, туризма, гостиничного бизнеса, индустрии косметологии и SPA, беспошлинной торговли, транспорта, индустрии развлечений и сферы организации массовых спортивных мероприятий направили в адрес премьера Мишустина сорокастраничное письмо с просьбой оказать им помощь. 

Среди налоговых новелл Правительства есть две, которые вызвали недовольство предпринимателей и откровенное недоумение у экспертов. Во-первых, декларации с арифметическими ошибками теперь будут считаться неподанными. Срок на исправление ошибок сократится до пяти дней, а за просрочку начнут штрафовать на 5% от указанной в декларации суммы. С учетом того, что на намеренное искажение налоговой декларации ни один бизнесмен в здравом уме не пойдет из опасения попасть под уголовное преследование, эти ошибки, как правило, возникают в силу человеческого фактора. Поправка Правительства практически сразу же приравнивает допустившего арифметическую ошибку налогоплательщика к преступнику. 

Во-вторых, поправка в ст. 29 Налогового кодекса, которая определяет статус уполномоченного представителя налогоплательщика, вынудит бизнес оформлять нотариально заверенные доверенности. Сейчас для представления интересов налогоплательщика в налоговых, таможенных органах и в судах достаточно обычной доверенности, заверенной подписью генерального директора и печатью компании. Поправка в Налоговый кодекс создаст серьезные сложности для бизнеса, поскольку для нотариального заверения доверенности необходимо личное присутствие у нотариуса руководителя компании. С учетом того, что топ-менеджер – это человек, главным ресурсом которого является время, законодательная инициатива Правительства может затянуть процесс оформления доверенности, что потянет за собой целую цепочку проблем. 

Наконец, желание банков самостоятельно совершать операции со «спящими счетами» многими представителями бизнес-сообщества воспринимается не просто как «финансовый волюнтаризм», а как банальный грабеж. Масла в огонь подливает инициатива Минфина, который обратился к Правительству с предложением конфисковывать «подозрительные накопления» граждан России. 

С одной стороны, Правительство Мишустина можно понять. В начале апреля премьер заявил о резервировании 1,2% ВВП на борьбу с коронавирусом и антикризисные меры. При этом, по оценкам Национального рейтингового агентства, отрасли российской экономики, сильнее всего пострадавшие от ситуации с коронавирусом, могут потерять 17,9 трлн руб. В одной только Москве, по словам мэра Сергея Собянина, бюджет недополучит более 500 млрд. руб. В такой ситуации вопрос собираемости налогов и настройки законодательства под эту задачу выходит на передний план. 

С другой стороны, на фоне многолетних призывов президента Путина перестать «кошмарить бизнес», инициативы Правительства выглядят как закручивание гаек. Безусловно, собираемость налогов и общее повышение деловой культуры в стране стоят в приоритете. Достижение этих целей, зачастую, требует жестких и непопулярных мер. Однако ужесточение налогового и бюджетного законодательства в совокупности с инициативой банкиров в текущей экономической ситуации выглядят политически неоправданными. 

Напомню, что 16 марта Михаил Мишустин рекомендовал регионам взять на вооружение опыт Москвы в борьбе с коронавирусом. Вероятно, стоит присмотреться к тому, как Москва разработала и внедрила три пакета целевой экономической помощи для малого и среднего бизнеса, в которые входили, в том числе, гранты на компенсацию налогов на имущество и земельных платежей. Правительство Москвы точечно выделяло средства для наиболее пострадавших предприятий и предоставляло им ряд преференций с тем, чтобы не просто продержаться на плаву в период локдауна, но максимально сохранить рабочие места и в кратчайшие сроки выйти на прежние темпы развития.  В результате антикризисная программа, постепенно расширяясь, стала своего рода сотрудничеством между бизнесом и властью, в то время как ужесточение налогового и бюджетного законодательства – это очередная репрессивная мера для бизнеса, который и так понес во время эпидемии тяжелые потери. 

Собираемость налогов – первостепенная задача для страны, которая закрепила социальный статус государства в Конституции. Однако для ее решения одних только репрессивных методов недостаточно. Бизнес, безусловно, эти налоги заплатит и, отягощенный осложнениями коронавируса, умрет. Очевидно, что в национальные цели развития такой сценарий не входит, поэтому налоговая профилактика не должна превращаться в эвтаназию.

Версия для печати
Другие статьи

comments powered by Disqus
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus