Александр Асафов

14:41 Авг. 28, 2020

Абэ как. О взаимоотношениях Москвы и Токио после отставки японского премьера

«Политика – это вроде паутины: чем больше стараешься от нее избавиться, тем сильнее она опутывает». Эти слова классика современной японской литературы Кобо Абэ в полной мере применимы к его однофамильцу – премьер-министру Японии Синдзо Абэ, который сегодня объявил о своей отставке по состоянию здоровья. Потомок известных японских государственных деятелей, он начал свою политическую карьеру в 1982 году, став секретарем министра иностранных дел, своего отца Синтаро Абэ.

Почти через четверть века Синдзо Абэ впервые возглавил японское правительство, став самым молодым премьером Японии за всю историю, однако уже через год объявил о своей отставке в связи с хронической болезнью. Тогда апелляция к состоянию здоровья воспринималась скептически, потому что в первой половине 2007 года популярность Абэ резко упала из-за коррупционных скандалов в кабинете министров. Шутка ли, когда в самый разгар финансового кризиса министр сельского хозяйства Тосикацу Мацуока в лучших традициях японских самураев свел счеты с жизнью. Правда, не при помощи сэппуку, а в петле.

Однако в 2012 году Абэ повторно занял премьерское кресло, воспользовавшись слабостью правящей Демократической партии и сразу же принялся проводить в жизнь новую экономическую политику, известную как «абэномика», призванную вытащить Японию из многолетней дефляции.

Во второй половине двадцатого века о японском экономическом чуде знали даже советские домохозяйки, а видеомагнитофоны японских марок воспринимались как артефакты из далекого и недостижимого будущего. Однако японское экономическое чудо, став угрозой для США, так же быстро закончилось, как и началось, после обрушения в 1992 году индекса Nikkei.

Абэномика, несмотря на положительные отзывы экспертов, не смогла решить экономические проблемы Японии. Равно как и ряд политических вопросов остается нерешенным после ухода Абэ с поста премьер-министра. 

Напомню, что Абэ был наиболее расположенным к Москве японским лидером за всю историю российско-японский отношений. За то время, пока он возглавлял японское правительство, Абэ 27 раз встречался с президентом России.

Политика Абэ в отношении России не ограничивалась лишь визитами – ушедший премьер предложил план сотрудничества с Россией из восьми пунктов и создал специальный пост министра по связям с Россией. При этом он пошел на уступки даже в болезненном споре о принадлежности Курильских островов. Несмотря на то, что традиционно Япония заявляет претензии на четыре острова – Итуруп, Кунашир, Шикотан и архипелаг Хабомаи, Абэ на встречах с российским руководством давал понять, что в споре о Курилах готов ограничиться двумя южнокурильскими островами.

Разумеется, подобные уступки делались вовсе не из благородных побуждений. Одной из главных задач Абэ на посту премьера, о чем он сам неоднократно заявлял, было подписание мирного договора с Россией. Со своей стороны, Москва также была совершенно не против, однако переговоры зашли в тупик. Согласно декларации 1956 года СССР, был готов обсуждать передачу Японии островов Шикотан и Хабомаи, однако только после подписания мирного договора. Токио, в свою очередь, настаивал на передаче островов и только после этого был готов обсуждать мирный договор.

Принципиальные исторические разногласия в подходах не разрешились и во время премьерства Абэ. Российский МИД поставил жесткое условие - для заключения мирного договора между Россией и Японией Токио следует признать итоги Второй мировой войны, включая российский суверенитет над Курильскими островами. В ответ на это в январе 2019 года Абэ поклялся могилой своей отца, что поставит точку в переговорах о мире с Россией.

Вопреки самурайской верности клятвам, точку в вопросе Курильских островов 1 июля 2020 года поставил российский народ, проголосовав, в том числе, за поправку к 67-й статье Конституции, которая запрещает даже призывать к отчуждению российских территорий.

Уходя с поста премьера, Абэ посетовал на то, не смог добиться ни подписания мирного договора с Москвой, ни положительного результата в разрешении проблемы похищенных северокорейскими службами японцев, а также не решил вопрос с внесением поправок в конституцию Японии.

В отношениях с Россией остается застарелая проблема японских браконьеров в российских территориальных водах, которые, начиная с 30-х годов прошлого века, «заплывают за буйки». Экономическое сотрудничество также не дало ощутимых результатов не только в связи с разворотом Москвы в сторону Китая, но и потому, что еще в октябре прошлого года потребительский спрос в Японии упал на 15-20%, а перенос Олимпиады в Токио, на которую возлагались большие надежды, стал для японцев настоящей экономической катастрофой.

Кобо Абэ писал – «стоит только подумать, что проиграл, и в тот же миг начинается поражение». На российском направлении Абэ точно не победил и, зная, насколько чувствительно японцы относятся к поражениям, вряд ли следует надеяться на то, что новый японский премьер будет так же расположен к Москве, как его предшественник. В конце концов, российско-японские отношения строились на основе личных добрых отношений между российским и японским лидерами. Да и не стоит забывать о том, что на 78 000 акрах японской территории расположены почти 100 американских военных объектов. Очевидно, что во многом японская внешняя политика будет определяться исходом президентских выборов в США. Несмотря на это, все же стоит уповать на то, что отношения между Москвой и Токио будут строиться на одном из главных принципов японского дзюдо – взаимной помощи и понимании для достижения наибольшего прогресса.

Версия для печати
Другие статьи

comments powered by Disqus
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus