Александр Асафов

10:37 Сен. 10, 2020

Фабрика революции. О том, как Голливуд встал на сторону Льва Троцкого

В 1923-м году первый народный комиссар просвещения РСФСР Анатолий Луначарский на 5-м Всероссийском съезде работников искусств произнес фразу, которая впоследствии стала крылатой. Именно глава советского Наркомпроса заявил, что важнейшим из искусств для большевиков является кино. Впоследствии авторство этого изречения приписали Ленину, а волна «обратного цитатного культа» добавила к кинематографу цирк. 

Как известно, в каждой шутке есть доля правды, и если приглядеться к современному кинематографу, то вольная интерпретация слов Луначарского выглядит вполне актуально. Ведь на первый взгляд то, что происходит в современном Голливуде, иначе как цирком назвать сложно. 

Американская киноакадемия занялась социокультурной сегрегацией, введя новые правила отбора фильмов, претендующих на премию «Оскар» в номинации «Лучший фильм». Теперь для того, чтобы лента могла в ней участвовать, один из актеров первого или второго плана должен представлять расовые или этнические меньшинства. Если это условие невозможно соблюсти, то по меньшей мере треть остальной труппы должны быть женщинами, представителями расовых, этнических меньшинств, ЛГБТ или людьми с ограниченными возможностями. 

Те же требования предъявляются ко всей съемочной группе – начиная от режиссера, заканчивая постановщиками. Более того, к работе над фильмом должны привлекаться стажеры из вышеозначенных групп. По заявлению Академии, это сделано для того, чтобы на «справедливой основе обеспечить разнообразие людей на экране и вне его с целью отразить различия среди кинозрителей». 

Объяснение благое и донельзя глупое, потому как если вспомнить классику Голливуда прошлых лет, то практически в любом фильме это разнообразие обеспечено сполна. Например, в оскароносном «Молчании ягнят» исполнительница главной роли (Джоди Фостер) – известная лесбиянка, представителей расовых меньшинств в ленте хоть отбавляй, а герой сэра Энтони Хопкинса и вовсе каннибал. 

Тем не менее, Голливуд, назойливо пропагандирующий сексуальные перверсии и прочие прелести «дивного нового мира» («Горбатая гора», «Форма воды» и т.д.), загоняет в прокрустово ложе извращенной морали не только зрителей, но и собственно производителей контента. Теперь для того, чтобы получить признание, ты не просто должен снять фильм про то, что гомосексуализм – это хорошо. Ты сам должен быть гомосексуалистом. Желательно чернокожим. Для большей уверенности в результате – безобразным, но бодипозитивным сторонником BLM. 

На первый взгляд, это действительно цирк. Однако не стоит забывать о том, что Луначарский не просто так говорил о важности кинематографа, поскольку прекрасно понимал силу его идеологического воздействия. Именно идеология лежит в основе того, что «фабрика грез», некогда подарившая миру настоящие шедевры, сегодня индуцирует в умы и сердца зрителей по всему миру представление о том, что уродливое – красиво, извращенное – правильно, а бесстыдное – высокодуховно.

ФБР vs. Голливуд

Основатель ФБР Эдгар Гувер, как и Луначарский, знал о силе кинематографа и неслучайно годами вел войну с Голливудом, считая его логовом коммунистических агентов и рассадником левой идеологии. Именно с подачи Гувера в 40-50-х годах XX века был составлен Hollywood blacklist – черный список деятелей культуры и искусства, которым запрещалось заниматься профессиональной деятельностью из-за их политических убеждений. Гувер собственноручно написал текст, легший в основу фильма Альфреда Уеркера «Walk East on Beacon!» (1952), агитпропа о «дремлющей» группе советских агентов. 

Усилия Гувера довели до самоубийства Джин Сиберг и Эрнеста Хемингуэя, ФБР следило за Мэрилин Монро, Синатрой, Трумэном Капоте, Фолкнером, Норманом Мейлером. Гувер запретил снимать в фильмах о ФБР Бетт Дэвис, Роберта Блейка и гомосексуалиста Рока Хадсона. 

Характерно, что шантаж на сексуальной почве был коньком Гувера: он публично объявил гомосексуалистом кандидата в президенты Эдлая Стивенсона, лесбиянкой — Элеонору Рузвельт, любителем оргий — Мартина Лютера Кинга. 

Цирк? На первый взгляд – да. С элементами паранойи. Однако современное состояние дел в Голливуде доказывает, что Гувер не был параноиком и точно знал, откуда исходит угроза для американского образа жизни. Напомню, что в годы его могущества сложно было найти более пуританскую и патриархальную страну, чем США. Модные по сей день пин-ап изображения той эпохи неизменно демонстрируют нам образ идеального американца – белого мужчины в строгом костюме с красавицей женой, выводком детишек и новеньким «фордом» на лужайке около дома. Сегодня за подобные образы вы прослывете расистом, цисгендерным опрессором и аморальным чудовищем, вас выгонят с работы или, хуже того, упекут за решетку. Года на 23, как печально знаменитого Харви Вайнштейна. 

Призрак коммунизма 

Вопрос «причем здесь марксизм?» отпадет сам собой, когда мы вспомним, что Маркс и особенно Энгельс постулировали отказ от частной собственности, семьи и государства ради построения нового общества. Их вульгарный материализм сводил всю палитру общественных отношений к вопросам производства. История показала, что эксперимент с отказом от частной собственности, поставленный в рамках СССР, провалился, поскольку большевики не сумели совладать с одним из главных человеческих пороков - алчностью. В этом смысле пролетариат как движущая сила революции не оправдал возложенных на него надежд. Раньше всех это понял Лев Троцкий, идеи которого (в том числе) подхватила группа философов, социологов, историков и литераторов, обосновавшаяся в Институте социальных исследований при университете Франкфурта и заложившая теоретический фундамент под нынешние социальные потрясения в США. 

Именно Макс Хоркхаймер, Теодор Адорно, Лео Левенталь, Эрих Фромм и, в особенности, Герберт Маркузе поняли, что для развития и воплощения идей Маркса, Энгельса и Троцкого им необходим новый «пролетариат». Основываясь на двух оставшихся постулатах о несостоятельности институтов семьи и государства в обществе будущего, они сместили фокус своих исследований с экономических отношений на социокультурную сферу. Именно культура в ее прикладном, социальном аспекте и опорные константы любого традиционного общества – семья и государство, сегодня стали объектом идеологической атаки со стороны неомарксистов. Те самые константы, которые так ревностно защищал от голливудских идеологов якобы помешанный Эдгар Гувер. Впрочем, любого современного обывателя, который заинтересуется темой культурмарксизма, точно так же причислят к психически неуравновешенным, и Википедия в первых строках тематической статьи объяснит вам, что культурмарксизм – плод больного воображения и «теория заговора». Прием старый, но он работает… 

Сегодня можно смело утверждать, что в исторической перспективе Гувер проиграл. Проиграл, прежде всего, идеологическую войну. Сейчас не только в голливудских, с позволения сказать, фильмах, но и в реальной жизни мы видим доминирование идей нового марксизма. Мультикультурализм, гендерное равенство, сексуальная раскрепощенность – все это ни что иное, как переосмысленные изводы представлений Маркса и Энгельса о новом обществе. Чайлдфри феминистки, гомосексуальные «браки» и ювенальная юстиция – что это, как не продолжение идей «Проекта коммунистического символа веры», представленного к обсуждению на первом конгрессе Союза коммунистов в Лондоне в июне 1847 года? Дискредитация государственных и международных институтов, неограниченное могущество финансового интернационала, подрыв доверия к системе выборов, прямое неподчинение президентской власти в США и требования манифестантов упразднить полицию – что это, как не отказ от государства? Бесконечный и зачастую бессмысленный протест ради протеста в странах «развитой демократии» - что это, как не воплощение теории перманентной революции Троцкого? 

Автор знаменитого лозунга «MAKE LOVE, NOT WAR!» – Герберт Маркузе, в 50-х годах XX века поднял упавшее было знамя американского троцкизма, которое несли аболиционисты и суфражистки. Напомню, Троцкий считал, что угнетенные черные могут быть новым «пролетариатом» и авангардом коммунистической революции в Северной Америке. Основной тезис Маркузе состоял в том, что место пролетариата должны занять студенты, негры из гетто, маргиналы, асоциальные элементы и мигранты. В своей книге «Эссе об освобождении» («Essay on liberation», 1968) Маркузе заявил о необходимости радикальной переоценки ценностей, снятии табу и культурной подрывной работе. Мысли далеко не новые, если вспомнить о том, каким виделся нравственный облик идеальной комсомолки строителям коммунизма (современные эскортницы позавидуют). В этом смысле совокупляющиеся хиппи на фестивале Вудсток 1969 года - морально-нравственный образчик нового «пролетариата», а нынешние гей-парады – прогрессивная версия первомайских демонстраций. 

Сегодня достаточно посмотреть на якобы сошедший с ума Голливуд, пылающий Портленд и беснующиеся BLM-толпы, чтобы утверждать – Гувер проиграл, а мировой пожар, о котором мечтал Лейба Давидович Бронштейн, с новой силой разгорается там, где его меньше всего ожидали увидеть. 

Пока что этому инфернальному напору противостоят отдельные личности. Например, Джордан Питерсон, канадский профессор психологии, изгнанный из Гарварда за нонконформизм и свободомыслие, ставший маяком и отдушиной для инцелов – молодых, образованных людей, выдавленных современными культурными нормами на обочину социума. Джо Роган – организатор одного из самых популярных мировых подкастов «The Joe Rogan Experience», разносящий в щепки постмодернистские вариации марксизма в своих эфирах и назвавший русских «последними мужчинами на Земле». Ненавидимый Голливудом Мел Гибсон – ревностный католик, последовательный гомофоб, примерный семьянин, многодетный отец и режиссер фильма «Страсти Христовы», который он снял на свои собственные средства, на свой страх и риск. К слову, исполнитель главной роли – Джим Кэвизел, согласился на съемки даже после того, как Гибсон заранее предупредил его о неизбежном крахе актерской карьеры в Голливуде. Как говорится, «Платон мне друг, но истина дороже». К этим отчаянным людям можно причислить и создателя компьютерных игр-бестселлеров Mafia и Kingdom Come: Deliverance Даниэля Вавру. Последний пошел на прямую конфронтацию с критиками и журналистами, которые возмутились тем, что в игре о европейском Средневековье отсутствуют негры. Ради исторической точности и банального здравого смысла Вавра не побоялся быть честным и принципиальным до конца, заработав репутацию «расиста» и «ненавистника женщин», а также финансовые проблемы. 

Однако, один, как известно, в поле не воин… 

Реинкарнация идола 

В 1992 году Борис Ельцин заявил американскому Конгрессу, что «идол коммунизма рухнул навсегда», однако был столь же далек от истины, как и Фрэнсис Фукуяма с его «Концом истории». Новое прочтение идей Маркса и его последователей, помноженное на беспечность американского истеблишмента после победы в «холодной войне», привели к тому, что этот идол встал во весь рост в «цитадели демократии», сменив рабочую робу на радужные тряпки и бейсбольные биты. И этот идол ещё страшнее того, который в одночасье обрушил Российскую империю, поскольку абсолютно открыто замахнулся на библейские устои, выродив из своих недр монструозную идеологию трансгуманизма. 

Сила марксистской идеологии в том, что в своем корне она содержит мысль об угнетении. И коль скоро пролетариат не оправдал оказанного ему революционного доверия, культурмарксисты осознанно окрасили знамя «угнетенного класса» в радужные цвета. Эта идеология беспроигрышна, потому что всегда будут недовольные и обиженные, униженные и оскорбленные – хотя бы потому, что человеческой гордости и самолюбию нет предела. И если новому «пролетариату» доступно и красочно (например, в очередном голливудском боевике) объяснить, кто такие «плохие парни» и где их искать, он пойдет на баррикады. И с точки зрения «перманентного революционера» совершенно неважно, где эти баррикады возводить – в Петрограде образца 1917-го года или в Сиэтле 2020-го. 

Сегодня в США мы наблюдаем крах общественных институтов, социальный хаос и раскол общества. Пресловутое движение Black Lives Matter – это лишь неизбежное следствие и одно из многочисленных проявлений серьезной идеологической работы, которая ведется на протяжении десятков лет. Спрогнозировать дальнейшее развитие событий несложно, если вспомнить программные строки из официальной версии «Интернационала» и немного видоизменить одно из падежных окончаний: «Весь мир насильем мы разрушим до основанья…»

[орфография и пунктуация авторы сохранены]

Версия для печати
Другие статьи

comments powered by Disqus
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus