Александр Капков

13:08 Апрель 16, 2015

Кран наш

Сегодня в планах основные и самые интересные объекты космодрома Восточный. Их мне покажет руководитель «Дальспецстрой» Юрий Волкодав.

Кстати, неожиданным гостем на площадке и нашим спутником стал депутат государственной Думы от партии «Единая Россия» Александр Сидякин. Прилетел по делам партийным, заодно решил заглянуть на космодром. Поехали.

Этот вид вполне может претендовать на визитную карточку. Стартовая площадка -безусловно, главный объект всего космодрома. С этого места ракеты отталкиваются от земли и отправляются в космос. Именно в этой точке на земле вы на пороге вселенной. Если вы не космонавт - ближе вам не подобраться. 

На этом участке сейчас идет заключительный этап бетонирования сопла пламеотвода. Стоять в этом месте во время пуска - не самая лучшая идея, если, конечно, вы не собираетесь готовить слона на вертеле. Вокруг стартового стола с бетоном уже закончили, Многочисленные ходы и коридоры обрабатывают гидроизолом, чтобы потом все засыпать. Над землей останутся только небольшие входы в подземные технические помещения. Справа и слева от стартовой площадки уже под землей - емкости для ракетного топлива, которое будут заправлять непосредственно перед стартом. 

Идем мимо мобильной стартовой башни, кран помогает рабочим доставлять оборудование на высоту. 

- Вот видишь, Саш, посмотри, какой кран. Понимаешь, это наш кран, твой кран. У нас здесь боле 2700 единиц техники. Вся она куплена на наши с тобой деньги, понимаешь?

- А вы чувствуете, что это ваш кран? - спросил я.

- Конечно, а чей же еще?! Я, как и ты, как и миллионы россиян, плачу налоги. На эти деньги он и куплен и сейчас помогает нам строить космодром.

А как вы думаете, почему многие не чувствуют, что это их кран?

Потому что есть острая нехватка патриотизма. Люди обособляют себя от государства и не хотят принимать участие в решении проблем, а они ведь есть, что скрывать. Мы вот космодром строим,  дело непростое, куча сложностей, которые приходится решать. Но ведь согласись, нельзя не испытывать гордость, стоя на этом месте.


На мобильной башне уже трудятся инженеры Роскосмоса, это их объект. Конструкция будет поднимать ракету в вертикальное положение и устанавливать ее над огневым кольцом, внутри которого уже идет монтаж оборудования. С разных уровней башни будет обеспечен доступ ко всей ракете для предстартовой подготовки. Есть стационарные платформы, чуть позже будут смонтированы подвижные площадки, которые будут «обнимать» ракету. Этот каркас будет обшит тонким листовым металлом, чтобы получилась закрытая башня с крышей.

Спускаемся к огневому кольцу. Волкодав меньше знает про космические детали, все-таки он строитель. 

- Вот спроси меня, почему здесь работали болгаркой, - указывает на стык гермодвери с бетоном в одной из опор стартового стола. Я, со всем артистизмом, повторяю его вопрос. - Потому что в проект забыли внести створ для этой двери. Мы все сделали, толщина посмотри какая, все залили, а потом они нам говорят «здесь будет дверь!». Вот мы и вынудили под нее проем.


Когда я только добирался до космодрома, читал в самолете интервью главы Спецстроя Александра Волосова. В нем он много говорил о проблемах со сметно-проектной документацией: приходит с опозданиями, правки вносят в огромном количестве. 

- Как же вы строите, без проекта? Кто его составляет, почему ошибок столько?

- Проект есть, а уж какие там ошибки - это дело проектировщиков, наше дело - строить на совесть. Конечно приходится делать двойную работу, что-то переделывать, тратить больше времени, чем могли бы, но задача поставлена - в этом году должен состояться старт.

С самого начала Юрий Волкодав производит впечатление истинного хозяйственника и неисправимого патриота. Много говорит о стройке и почти ничего об управлении, компании, политике. В глаза сразу бросается его неподдельная гордость за объекты, технику и рабочих. Он подобен гостеприимному хозяину, который только построил для своей семьи дом, водит по нему гостей и рассказывает где, что и как делали. 

- Ну а как, Саш, - говорил он мне постоянно, - ведь не дачу строим!

Волкодав водит нас уже по техническому комплексу и показывает финишные этапы строительства.

- Дальспецстрой будет готов сдать свои объекты даже раньше срока. Посмотри, мы уже плитку кладем, а там ребята потолок заканчивают. У нас общая готовность всех объектов на уровне 90 процентов. Мы сейчас уже некоторые объекты в стартовом комплексе передали Роскосмосу. У нас в договоре указано, что слаботочкой, к примеру, занимаются их инженеры. Они уже работают, а как закончат, мы снова примемся за работу и уже все помещения под чистовую сделаем. Кстати, некоторые объекты у нас уже полностью готовы: комплекс складских помещений, железнодорожный и автовокзалы (это одно здание), пожарное депо.


Технический комплекс - один из главных объектов так называемого стартового минимума. Это два больших здания. В одном находится огромный монтажно-испытательный ангар для ракетоносителей, во втором - такой же ангар для самих ракет и большое складское помещение. В них уже закончен монтаж тяжеловесных кранов-манипуляторов, которые будут помогать инженерам Роскосмоса собирать ракеты воедино и отправлять их к месту старта. Два здания соединены между собой трансбордерной галереей, а все перемещения тяжелых частей ракет будут происходить по рельсам. Здесь есть одна особенность. Ракетоноситель и сама ракета при транспортировке не должны подвергаться каким-либо нагрузкам. Поверхность под полотном должна быть идеально ровной. Это касается как пола в техническом комплексе, так и всего расстояния до старта, а это  10 км.

Стройка занимает примерно 800 кв. км. Просто вдумайтесь в эту цифру, я вам помогу. Чтобы доехать от старта до самого дальнего объекта, нужно ехать на машине 44 км. Как в другой город съездить. 

Строят космодром примерно 10000 человек, это почти в три раза больше, чем население Углегорска, вокруг которого развернуто строительство. Здесь вы должны услышать волкодавское: «Не дачу же строим!». 

Когда ехали уже обратно в штаб строительства, заговорили о зарплатах. Около двух десятков рабочих, с которыми я разговаривал в разных частях стройки, ничего о задержках не рассказали, и, что безусловно важно, их ко мне не подводили за ручку в белоснежной спецодежде и наполированных касках. Я мог общаться с любым на стройке, это для понимания. Не получив жалоб на месте, я позвонил рабочим, которые сами с нами связывались и рассказывали о том, что уже третий месяц сидят без денег. Оказалось, что проблема решена. Единственное, о чем попросили, - помочь их товарищам, которые не смогли дождаться мартовских выплат и уехали домой.

- Что с зарплатами, Юрий Петрович? - начал я.

- Проблемы есть, я не скрываю. Но мы решаем их в самые оперативные сроки. Вот буквально сегодня мне звонили рабочие, - достает из кармана куртки смятый листок с фамилиями и телефонами, - и говорили, что им не выплачивают. Сейчас до штаба доедем, буду разбираться. Помимо этого у нас сейчас работает горячая линия, по этим вопросам. На сегодняшний день поступило 23 обращения. Трудовая комиссия в свою очередь помогает рабочим с их правами. Многие же даже не знают, на кого они работают. Они звонят нам 4 апреля и спрашивают: «Где зарплата за март?», а мы им объясняем, что согласно вашему трудовому договору деньги должны быть выплачены не позднее 15 числа следующего месяца. 

К моему удивлению, мне даже не пришлось спрашивать о том, о чем просили рабочие днем ранее. 

- Сейчас нам надо еще разобраться с теми, кто уже уехал с вахты, - продолжает Волкодав, - есть люди, которые уже дома, но зарплату им так и не перечислили. В ближайшие дни как раз заберем у «субчиков» списки с номерами счетов, поднимем ведомости и начнем выплачивать. 

Средняя заработная плата довольно высокая, особенно по меркам региона. Например, в «Стройиндустрия С» большая часть рабочих получала согласно ведомости от 40 до 50 тысяч рублей. Передовики могли увезти домой и 75 тысяч, а те, кто много болел или филонил, иногда расписывались и за 10 тысяч. Одному из рабочих, что звонил нам в эфир на прошлой неделе, начислили 31 тысячу рублей. Признался мне, что 10 дней болел, поэтому зарплата чуть меньше, но все равно правильная.

Но и на этом вопрос выплат рабочим, как оказалось, не закрыт. О надписях на жилых модулях очередных обманутых строителей я узнаю часом позже. Но как окажется, Волкодав рассказал мне про бедолаг первым:

- У нас сейчас еще одна большая проблема появилась. Обанкротился один из наших крупных подрядчиков -  ЗАО ТМК. Вот тоже приходится заниматься ими, а не стройкой. Они получили от нас аванс в размере 2 млрд рублей. Условия контракта не выполнили, объявили о банкротстве. Сейчас они должны нам 1,5 млрд, мы разорвали с ними договор и подали в суд.

Когда мой самолет коснулся шереметьевской полосы, мне пришло сообщение от пресс-службы Дальспецстроя. На следующий день после моего отъезда прошло совещание с участием главы Спецстроя России Александра Волосова, где он потребовал немедленно погасить задолженности по заработной плате перед сотрудниками субподрядных организаций. 

- Все что сделано - должно быть оплачено! Мы не допустим, чтобы люди на наших объектах не получали зарплату, - заявил Волосов. Он пообещал, что до конца мая все рабочие получат деньги, которые планируется взять из средств, поступивших от департамента дорожного хозяйства Приморского края по заключенному ранее договору.

В сухом остатке ситуация далека от критической или хотя бы негативной. При такой государственной важности, стратегической необходимости и масштабной стройке не замесить и не залить в бетон простых рабочих, решив их проблему за полторы недели на самом высоком уровне - как минимум отличный менеджмент, а как максимум - просто космос.

Корреспондент #ГоворитМосква Александр Капков

Версия для печати
Другие статьи

comments powered by Disqus

Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus