• Город дорог с Евгением Михайловым на #говоритмосква

    12:33 Янв. 21, 2016

    В гостях

    Евгений Михайлов

    Генеральный директор ГУП "Мосгортранс"

    Ю.БУДКИН: Программа «Город дорог», станция «Говорит Москва», сегодня четверг, двадцать первое января. Меня зовут Юрий Будкин, всем доброго дня. Наш гость – Евгений Михайлов, генеральный директор Мосгортранса. Добрый день.

    Е.МИХАЙЛОВ: Добрый день.

    Ю.БУДКИН: Первым делом – начало нового года – первым делом давайте подводить итоги 2015-ого. Получилось? Это был удачный год?

    Е.МИХАЙЛОВ: Это был год очень непростой, очень интересный, потому что очень много изменений происходило в городе, у нас в компании, но в целом всё получилось и да, вошли в 2016 год гораздо более сильными, гораздо более нацеленными на результат, чем входили в 2015-й.

    Ю.БУДКИН: Если вспоминать 2015 год, с вашей точки зрения что было для Мосгортранса самым главным, о чём мы должны вспоминать как о самом запоминающимся?

    Е.МИХАЙЛОВ: Сложно сказать, потому что у нас всё-таки определённая профессиональная деформация, и то, что мы для себя считаем самым важным, зачастую, может быть, пассажиры и не видят.

    Ю.БУДКИН: Ну, хорошо. Что для вас самым важным было для 2015 года?

    Е.МИХАЙЛОВ: Мы провели очень большую внутреннюю реорганизацию предприятия. У нас очень серьёзно повысилась внутренняя управленческая эффективность, очень серьёзно идёт повышение ответственности персональных людей за качество работы и в принципе самое главное, что произошло за последний год, – это то, что мы существенно улучшили тренд на улучшение качества работы наземного транспорта, на улучшение частоты движения, на улучшение регулярности движения. Мы её продолжили и вот что самое главное – мы стали регулярнее и чаще возить жителей города Москвы.

    Ю.БУДКИН: А как вы это определяете, что регулярнее и чаще? Ведь вы не можете учитывать, как автобус, троллейбус или трамвай приходит на каждую конкретную остановку? 

    Е.МИХАЙЛОВ: Конечно, изначально не можем. Но в целом комплекс мер позволяет смотреть на данную ситуацию и понимать общий тренд: стали ли мы делать лучше или стали мы делать хуже. И в том числе есть статистический показатель, определённый набор, который позволяет нам объективно оценивать наши внутренние данные. То есть мы больше людей повезли, мы больше рейсов сделали. Надо сказать, что мы стали делать за два года на 25 000 рейсов больше в будний день. Польза есть тем же самым объёмом подвижного состава. А так же понимая, что основные задержки, основные проблемы у нас всё-таки происходят в будний день в утренний и вечерний час пик, по большому счету 80% из этих 25 тысяч приходятся как раз на пиковые значения. То есть мы очень серьёзно прибавили в пике. Например, общее выполнение расписания: если в 2013 году у нас было 90%, до этого было менее 90%, то сейчас это 93% вообще рейсов получилось сделать в течение года.

    Ю.БУДКИН: Скажите, вот вы только что упомянули о том, что вы перевезли больше пассажиров. Это так?

    Е.МИХАЙЛОВ: Мы сделали больше рейсов. Пассажиров перевезли чуть-чуть больше, дело в том, что экономическая ситуация, которая есть, на нас тоже всё-таки отражается. Знаете, есть несколько видов статистики. Скажем так: смотря как считать. В абсолютных цифрах мы перевезли чуть-чуть меньше, примерно 0,06%. Но мы в этом году не работали в Красногорске. Я напомню слушателям, что примерно год назад, по требованию министерства транспорта Московской области, с 1 января, мы прекратили там работу. И без учёта этих маршрутов у нас плюс. Небольшой. 0,13%, но всё равно плюс. У нас получилось прирасти.

    Ю.БУДКИН: Но рейсов, вы сказали, стало больше, и тогда получается, что людей в каждом отдельно взятом автобусе стало поменьше?

    Е.МИХАЙЛОВ: Да. Людей стало поменьше. И в первую очередь в час пик, когда абсолютная загруженность автобусов, автобусы часто бывают переполнены, налицо явное повышение качества, явное улучшение комфорта перевозки.

    Ю.БУДКИН: А как вы определяете, что тот или иной маршрут перегружен, и означает ли эта перегруженность быстрое принятие решения о том, чтобы на этом маршруте стало больше подвижного состава?

    Е.МИХАЙЛОВ: Скажем, в течение 10 минут – конечно, нет. Потому что за углом в переулке автобус не стоит в ожидании, что вот сейчас мы посмотрели – и он дошёл. Но, конечно, эта работа постоянно ведётся. И натурное обследование. И показатели наших валидаторов. Мы видим количество людей, которое едет в том или ином автобусе в каждый лимит времени на каждой остановке. И, конечно, если возникает необходимость добавлять автобусы, либо что-то поменять, либо увеличивать ёмкость автобуса, или что-либо делать с маршрутной сетью – мы это тоже делаем. За последний год мы ввели 25 новых маршрутов и более 100 маршрутов претерпели изменения с точки зрения оптимизации и улучшения для пассажира.

    Ю.БУДКИН: Когда вы говорите, оптимизации и улучшения для пассажиров… Просто довольно часто люди пишут о том, что, мол, маршрут стал работать меньше времени или он укорачивается. Как правило, оптимизация – это улучшение или ухудшение работы маршрута, как вы думаете?

    Е.МИХАЙЛОВ: Это улучшение всегда конкретно данного маршрута. Либо изменение графика работы. Например, он начинает работать не до 12, а до часу. Просто многие не являются регулярными пользователями. Часто это их личные ощущения. Потому что мы потом начинаем проверять: вот люди стоят на морозе 15 минут, и мы видим, что разница между автобусами 15 минут, мы подходим, начинаем спрашивать: «Да я уже час автобуса жду – а он не приезжает!» Мы начинаем анализировать эту информацию. И понимаем, что это не час – это 15 минут. Просто это мороз или ситуация такая. И второе – нет никакой ответственности за брошенное слово. Это, к сожалению, вообще такая большая проблема медиапространства в целом. Но мы, конечно, следим за тем, чтобы таких ситуаций не возникало. Это, возможно, новая остановка или изменение трассы маршрута. Не всегда это, скажем так, наше пожелание. Иногда это какие-то ремонтные работы. Иногда это изменения геометрии – фактически реконструктивные мероприятия. Новые районы добавляются. Все эти вещи, конечно, вносят изменения, потому что город живёт. И каждый день что-то происходит, и каждый день мы стараемся на это адекватно реагировать с точки зрения транспортной схемы.

    Ю.БУДКИН: Я напомню, это прямой эфир, с нами Евгений Михайлов, руководитель Мосгортранса. Можно писать через сайт, можно через Twitter, можно через SMS-портал. И вот смотрите, Ипатий пишет: «Неважно, сколько народу вы перевезли – важно, в каких условиях». Что касается комфорта. Вот, например, у вас есть автобусы, в которых есть кондиционер. Всё это легко определить, там есть специальные значки. Вот таких автобусов стало больше или меньше?

    Е.МИХАЙЛОВ: В общей сложности на линии – порядка 80%. Они уже есть. То есть это просто программа, которая началась. Есть автобусы без кондиционеров, они должны доработать свой срок службы, но в целом хороший такой вопрос, потому что нас проверяют. Помимо внутренних ощущений, как мы работаем, спрашивают пассажира, как работает наземный транспорт, как работает метрополитен. Не мы это заказываем. Городская власть оценивает нас, как мы работаем. И тут очень важный аспект: у нас есть 5 ключевых показателей. Это удовлетворение качеством работы…

    Ю.БУДКИН: Так не вы спрашиваете?

    Е.МИХАЙЛОВ: Нет, не мы. Нас оценивают. К нам приходят и говорят: «Вот вы знаете, на 3 пункта стало чуть похуже осенью, вот смотрите». В целом удовлетворены качеством работы наземного пассажирского транспорта 76% людей. И 18% – нет. То есть у нас 56%. А 56% по всем социологическим параметрам считается очень хорошим показателем. И наша задача не давать этому параметру опускаться ниже 50%.

    Ю.БУДКИН: Эта цифра растёт или падает?

    Е.МИХАЙЛОВ: В этом году она выросла. Понятно, что ближе к зиме, осени она падает. Потому что восприятие и настроение у людей хуже, солнца меньше, машин на дорогах больше. Понятное дело, тут своя проблематика есть. Есть ещё показатель – это чистота салона наземного транспорта. У нас показатель – +70. То есть люди очень хорошо оценивают. 82% говорит, что у нас всё хорошо с чистотой в салоне. 12% недовольны. Хорошо оценивают.

    Ю.БУДКИН: Закат пишет нам: «Вот смотрите: у вас кто-нибудь отвечает за поведение водителя? Ну, зима, осень, вы же сами сказали. Отвечает кто-нибудь за их хамство? Просто наглость многих водителей автобусов и троллейбусов зашкаливает». Во-первых, как жаловаться?

    Е.МИХАЙЛОВ: Во-первых, у нас на каждом автобусе висит наклейка «ДТП.net». Пожалуйста! И они все оборудованы видеорегистраторами. В тот момент, когда вам кажется, что он делает что-либо хамское, как вы говорите…

    Ю.БУДКИН: Подождите! То есть видеорегистратор фиксирует не только то, что вокруг автобуса, но и что в нём самом?

    Е.МИХАЙЛОВ: Они всё регистрируют, всё, что вокруг. И в тот момент, когда он перестраивался, что он делал. Но примерно 80% автобусов, а в конце года мы доведём до 100%, уже полностью обеспечены камерами салона и водителя. То есть одна из камер смотрит на рабочее место водителя.  

    Ю.БУДКИН: И в каждом автобусе можно узнать, куда жаловаться, чтобы потом разобрались?

    Е.МИХАЙЛОВ: Есть и номер парка, и «ДТП net». Но на самом деле, мы же анализируем все эти вещи. Давайте честно. На 95% хамят не водители автобусов, а водители постороннего транспорта. Они подрезают. Они нарушают правила дорожного движения.

    Ю.БУДКИН: А коммерческий транспорт? Вот тут вот спрашивают, что вашим водителям, оказывается, сложно, потому что рядом коммерческий…

    Е.МИХАЙЛОВ: Да. Мы все воюем. Мы сами каждый день фотографируем и пишем в следственные органы, чтобы штрафовали. И их штрафуют. Понятно, что эта работа должна производиться везде. То есть понятно, что инспектора на каждой остановке не поставишь.

    Ю.БУДКИН: Виталий 44-й спрашивает: «Вот вы говорите, что можно любого водителя проверить, потому что есть камера. А вы уверены, что водители их не выключают?»

    Е.МИХАЙЛОВ: Если он каким-либо образом камеру завешивает и это становится фактом – он увольняется сразу же.

    Ю.БУДКИН: Тогда еще 219-й, подводя итоги 2015 года за вас, пишет: «Самое большое достижение Мосгортранса – это две вещи: карта «Тройка» и «Яндекс.Транспорт». Как вы работаете с «Яндекс.Транспортом» и картой «Тройкой»?

    Е.МИХАЙЛОВ: Карта «Тройка» – это проект, который мы сделали ещё 3 года назад ещё в рамках департамента транспорта. Он развивается, и более 5 миллионов карт «Тройка». «Яндекс.Транспорт» работает как приложение. В режиме реального времени вы видите все автобусы. Мы смогли сделать платформу технологическую и довести её до того, что «Яндекс.Транспорт» просто принимает наши данные и визуализирует их. Вся основная работа сделана на серверах Мосгортранса.

    Ю.БУДКИН: Это онлайн-работы и прошедший год показал, что она работает без сбоев? 

    Е.МИХАЙЛОВ: Да.

    Ю.БУДКИН: Хорошо. Тогда по поводу карты «Тройка» спрашивают: «Каким образом её можно пополнять и будут ли новые возможности?»

    Е.МИХАЙЛОВ: Это не вопрос к Мосгортансу. Я как человек, который этот проект делал, этим проектом руководил, просто знаю об этом. Будет много возможностей пополнения. Мы запустили возможность пополнения NFC, когда карта «Тройка» просто не нужна, нужен просто телефон. Возможно, сделаем карту «Тройка» электронной, то есть виртуализировать её и привязать к какому-нибудь телефонному коммуникатору. Вообще это не есть большая проблема, существует масса способов карту «Тройку» пополнить.

    Ю.БУДКИН: А вот по поводу Интернета: в метро это уже появилось, и говорили о том, что появится во всех трамваях, троллейбусах и автобусах.

    Е.МИХАЙЛОВ: Да, в этом году появится. В феврале уже первые троллейбусы будут оборудованы, контракт подписан, подрядчик работает, до конца года он всё обещал оборудовать.

    Ю.БУДКИН: Ну, это не поэтому билеты подорожали?

    Е.МИХАЙЛОВ: Это две вещи, вообще никак не связанные, и вообще это очень непрофессионально – связывать вопросы повышения цен на билеты с каким-то акциями…

    Ю.БУДКИН: То есть бесплатный Интернет – он не за счёт пассажиров?

    Е.МИХАЙЛОВ: Нет. У нас есть субсидирование. Всегда есть городская субсидия. Она составляет значительную часть бюджета в компании, и это нормальный факт для любого города. Поэтому билеты повышают потому, что есть инфляция. Имеется серьёзное удорожание тех или иных издержек, но город всё равно несёт большую часть работы, и мы с городом согласовываем, и именно через субсидию решается вопрос об увеличении или создании тех или иных сервисов. Плюс вторая часть. Мы сэкономили за 2 года более 800 миллионов рублей на госзакупках. И Мосгортранс является самой прозрачной компанией в России по госзакупкам. 

    Ю.БУДКИН: Это ваше личное определение?

    Е.МИХАЙЛОВ: Нет. Это независимая премия. Это независимые участники электронных торгов, и если 2 года назад, когда я принимал компанию, то у нас было 30% покупок с одного источника, то по итогам прошлого года – 3%. То есть 3% – это закупка у поставщика. Всё остальное – это конкурсные тендерные процедуры. Более того, ряд конкурсных закупок, которые мы сделали, сейчас фактически стали кейсами и талонами, которые используются уже за пределами Москвы.

    Ю.БУДКИН: А вообще по поводу закупок. Ведь все понимают, что 2016 год – это будет развитие кризиса, в то же время мы все понимаем, что у нас довольно много новых автобусов, трамваев и троллейбусов в Москве. А как вы будете закупать в 2016-м? Деньги есть?

    Е.МИХАЙЛОВ: Деньги есть. В этом плане мэр города подтвердил, что все обязательства, которые есть у города, все обязательства, которые есть перед горожанами, будут выполнены.

    Ю.БУДКИН: Это будут какие-то новые транспортные средства? Или это будет всё то же самое, что закупали в прошлом году?

    Е.МИХАЙЛОВ: Мы сейчас очень жёстко работаем с поставщиками и каждый год заставляем их вносить какие-то инновации. Потому что у нас тоже есть своя история, свой опыт обслуживания автобусов и мы понимаем проблемы, понимаем слабые места. Раньше этому уделялось меньше времени, но в последние 2-3 года этому уделяется очень серьёзное внимание и нами, и производителями. Поэтому, конечно, автобусы, закупленные в 2015 году, – они очень серьёзно отличаются от автобусов, которые были закуплены в 2012 году. И в 2016 год мы опять же, понимая какие-то вещи, вносим корректировки в техническое задание. И любой человек, если он, конечно, не ленится, может совершенно спокойно зайти на сайт госзакупок, найти ТЗ 2015 года, найти ТЗ 2014 года, 2013, 2012 года и посмотреть изменения, которые, собственно говоря, происходят в техническом задании каждого транспортного средства.

    Ю.БУДКИН: А 366-й опять же возвращает нас к системе учёта оплаты проезда: «Почему не придумают альтернативу существующей сейчас системе очереди? Собираются, особенно у трамваев, где опасно и неудобно, так как остановка бывает на середине проезжей части».

    Е.МИХАЙЛОВ: Вот карта «Тройка». Электронная система. Мы много раз с вами говорили, что 4-3 года назад, когда мы её запускали, 85% людей покупало билет у водителя. Сейчас доля таких продаж – 4%. Вот и всё. И количество очередей сократилось в несколько раз. И люди же о своих проблемах рассказывают. И раньше эта проблема была в  топ-2-3. Сейчас это 10-11-я проблема по важности. 

    Ю.БУДКИН: Один за другим люди пишут: «Когда наконец уберут из общественного транспорта турникеты?» 

    Е.МИХАЙЛОВ: Пока никогда. Они убраны на новых трамваях, и люди перестают платить. И получатели льгот перестают популяризировать свои льготы. И вариант такой: если мы их снимаем – мы должны увеличить огромное количество персонала, для того что бы они работали контролёрами во всем наземном транспорте. Но я считаю, это неправильно.

    Ю.БУДКИН: Тогда в продолжение темы об обновлении подвижного состава: вот эти новые, длинные трамваи – они пока вам не очень выгодны?   

    Е.МИХАЙЛОВ: Почему же, выгодны…

    Ю.БУДКИН: Потому что в них нет валидаторов…

    Е.МИХАЙЛОВ: Там работают контролёры. Работают в усиленном режиме и занимаются своей работой.

    Ю.БУДКИН: Их будет больше, таких трамваев, в этом году?

    Е.МИХАЙЛОВ: Сейчас их 60 уже есть. Контракт компания «Уралтрансмарш» не выполнила. Она его сейчас расторгает. Из 120 трамваев мы 60 получили. Сейчас департамент транспорта будет вести претензионную работу с подрядчиком в соответствии с законодательством. 

    Ю.БУДКИН: То есть вы будете искать новые трамваи, новых поставщиков, и это в некотором смысле отодвинет появление новых таких трамваев?

    Е.МИХАЙЛОВ: Вот пока 60 есть, другие пока не появятся. 

    Ю.БУДКИН: А вообще это единственная проблема московского трамвая? То есть в свое время говорили, что трамваев будет меньше, строят их не так быстро, потому что опять же кризис. Каковы перспективы?

    Е.МИХАЙЛОВ: У нас в этом плане всё нормально, большие перспективы по реконструкции трамвайной сети. Департамент строительства в рамках адресно-инвестиционной программы реализует проекты по строительству новых участков, это Северный, шоссе Энтузиастов, это от Чертановской улицы в сторону Бирюлево.

    Ю.БУДКИН:  Но это проекты, которые будут реализованы позднее, чем в 2016 году? 

    Е.МИХАЙЛОВ: Сейчас проектирование идёт, какие-то изыскательские работы, то есть работа началась. Основная проблема трамвая – это выезд постороннего транспорта на обособленные трамвайные пути. 

    Ю.БУДКИН: Даже на обособленные, такие, как вы сделали на Стромынке? 

    Е.МИХАЙЛОВ: Конечно. На Стромынке, конечно, нет, но всё равно значительное количество – по Вавилова, по Свободе. Значительное количество людей считают себя умнее, заезжают под кирпичи, и это основная проблема, потому что они устраивают огромные задержки трамваев. Ну, что там, одна-две машины проедет? Там не должно быть машин, и водитель трамвая, когда выбирает скоростной режим, не должен думать о том, что там может быть какая-то машина, и постоянно об этом переживать. Он должен думать о безопасности, о правильном режиме, а когда там появляется машина, просто резкое торможение, это всегда какие-то последствия в салоне, падения и травмы пассажиров. 

    Ю.БУДКИН: Хорошо, в планах 2016 новые обособленные трамвайные линии есть? 

    Е.МИХАЙЛОВ: У нас сейчас есть пилот на улице Свободы, очень хорошо себя зарекомендовал, там лежат плиты, сразу интегрированные с бордюрами. Очень удачно и с точки зрения уборки, и с точки зрения безопасности, мы сейчас смотрим, всё замечательно. И это очень дешевое решение, которое можно быстро применить и сделать. Сейчас будем с ГИБДД, науку, соответственно, позвали, автомобильно-дорожный институт. Они дадут свои заключения, и по итогам будем дальше принимать решение, как это всё дальше делать. Безусловно, программа обособления – один из приоритетов, будем обосабливать и на обособленных путях будем делать всё: знаки, камеры, физические препятствия, препятствующие незаконному выезду машин на обособленные трамвайные пути. 

    Ю.БУДКИН: Это генеральный директор Мосгортранса Евгений Михайлов, это прямой эфир, программа «Город дорог». Возвращаемся опять к трамваям, и год назад мы с вами об этом говорили – о восстановлении уже утраченных трамваев. В этом году новые подробности появляются? Хотя бы тот же трамвай на Трифоновской. 

    Е.МИХАЙЛОВ: Трамвай на Трифоновской –Гиляровского –там, к сожалению, история с бородой, достался нам в наследство подрядчик, который не может никак допроектировать. Но все решения, все развилки пройдены. Мы всё прошли, проговорили, обсудили, весь технический подход реализован.Теперь дело только за проектировщиком: всё это правильно оформить, подсчитать, запроектировать и, соответственно, сдать, в феврале, надеюсь, в крайний раз, проект в Мосэкспертизу..

    Ю.БУДКИН: У них тоже реально нет сроков, когда поедет первый трамвай?

    Е.МИХАЙЛОВ: Как только получаем заключение, сразу разыгрываем контракт на строительно-монтажные работы.

    Ю.БУДКИН: Что касается перспектив троллейбуса: тоже в прошлом году были разговоры, что один за другим пропадают какие-то маршруты троллейбусов. Перспективы есть? 

    Е.МИХАЙЛОВ: Перспектива всегда есть. Но опять же, я и год назад говорил, и собирал всех производителей троллейбусов российских и белорусских, и прямо им сказал, и они согласились, что промышленность не может нам дать современного троллейбуса. То есть технологически троллейбусы, которые есть, – они только внешне новые, а внутри, с точки зрения качества сборки, – это, конечно, не каменный век, но 40-50-60-летней давности. Я не шучу, это действительно так, 50-60 лет технологического отставания от того, что есть в автобусе. Это кустарная сборка, на коленке, это ручная сварка, это полное пренебрежение элементарными вопросами – и в результате троллейбус, выходя на линию, уже через год превращается в ржавую консервную банку. Это пренебрежением элементарным. Это и есть проблемы современного троллейбуса. Поэтому так, чтобы любой ценой покупать такие машины, – конечно, нет.  С другой стороны, мы видим, что троллейбусы сейчас активно развиваются во всём мире, в том числе создание грузовых троллейбусов. Уже есть такой пилот, его Scania делает.

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus