• «ПОДЪЁМ» с Сергеем Доренко от 13.04.2017

    08:30 Апрель 13, 2017

    В гостях

    С.ДОРЕНКО: 8 часов 40 минут. Четверг, 13 апреля. Здравствуй, великий город! Здравствуйте, все! Это радио «Говорит Москва»! Говорит Москва! Дарья Кнорре, ведущая этой программы. Здравствуйте, Дарья.

    Д.КНОРРЕ: И Сергей Доренко. Доброе утро.

    С.ДОРЕНКО: Ну, чего, будем диванным аналитиками?

    Д.КНОРРЕ: Да, продолжаем. Я, по крайней мере, точно.

    С.ДОРЕНКО: Диванные аналитики, мы вас мобилизуем. Так что, Путин, Тиллерсон, Лавров, бесцеремонные, наглые американские журналистки, еще что-то, все это вместе. Скажи мне, пожалуйста, кто победил-то?

    Д.КНОРРЕ: Да никто не победил. Американцы считают, что они победили.

    С.ДОРЕНКО: Это был результативный визит?

    Д.КНОРРЕ: Да нет, об этом написали. Никакого прорыва не произошло.

    С.ДОРЕНКО: Сам факт, что…

    Д.КНОРРЕ: Так это происходит периодически раз в год. Мы не достигли никаких договоренностей, но хотя бы постарались что-то…

    С.ДОРЕНКО: Хоть поговорили. Харьковчанин, который, я знаю, проводит довольно много времени за рулем, говорит о погоде. Если позволите, я отлучусь, пока вы готовите диванный анализ, что произошло у нас с американцами во время переговоров, я быстренько расскажу вам о погоде.

    Москва. Секундочку. Барселона… Знаешь, надо жить здесь, а смотреть прогноз погоды в Барселоне, мне кажется, это будет правильно.

    Д.КНОРРЕ: Лучше наоборот.

    С.ДОРЕНКО: Снег с дождем, все вместе, такой замерзающий дождь.

    Д.КНОРРЕ: Это в Барселоне?

    С.ДОРЕНКО: В Москве. 48 часов, быстренько посмотрим. Значит, дождь все время или почти все время, до 21 часа. Будет то дождь, то снег, до дождь замерзающий, намерзающий, то ледяной дождь,  такая мерзость все время будет.

    Д.КНОРРЕ: С другой стороны, это хорошо, это правильно. Потому что это смоет все, что вылезло из-под снега…

    С.ДОРЕНКО: Людей.

    Д.КНОРРЕ: Людей, фекалии, все вместе. Личинки какие-то неумершие…

    С.ДОРЕНКО: И 7 градусов. В 21 начнется хорошая погода, а именно будет сухо и 7 градусов. И 7 градусов будет продолжаться до 0 часов, до полуночи. То есть три часа будет клевые такие, 7 градусов с 9 до 0 часов. Потом опять пойдет дождь,  омерзительный при этом. Юго-западный, дождь с ветром из Киева. Ветер с Киева дул, называется, приносил беду. И будет дождь идти до 9 утра, всю ночь. А потом с 10 утра пойдет 5 градусов тепла, я считаю, это роскошно, и к 4 проглянет солнце, это уже завтра. Но не сильно и недолго, уже к 7 оно опять уйдет.

    Д.КНОРРЕ: К 4 утра? Я уже запуталась.

    С.ДОРЕНКО: Я сейчас расскажу, все очень просто. Сегодня четверг, еще не пьем. Дождь будет до 9 вечера, и мерзость постоянная. Потом опять мерзость с 0 часов, то есть ночью будет идти дождь, до 10 утра. Завтра, пятница, в 10 станет посуше, а в 4 завтра, в пятницу, в 4 часа дня, проглянет солнце, но не долго, на два-три часа. Чуть-чуть, из-за облаков.

    Д.КНОРРЕ: В рассказе Брэдбери поните?

    С.ДОРЕНКО: Да. И температура достигнет 3 градусов. Абсолютно волшебно. И потом будет температура 0 градусов, а затем к часу ночи мину 1, а к трем часам ночи минус 2. А затем минус 2, может быть, местами минус 3. И к 7 утра в субботу будет минус 1 и опять солнце. Понимаете, что погода, она такая диалектическая. Все потихонечку. С пятницы на субботу будет до минус 3, с субботы на воскресенье будет минус 3, и в субботу еще какое-то солнце местами будем. А в воскресенье начнется дождь.

    Д.КНОРРЕ: А сколько, вы говорили, в Барселоне? Я сейчас начинаю думать уже…

    С.ДОРЕНКО: Закончим с Москвой сейчас. В воскресенье начнется дождь, и в понедельник будет дождь, и во вторник будет снег. Потом в среду будет ни дождь, ни снег, хорошо будет, в четверг следующий будет 0 градусов ночью, днем аж целых 7 градусов жары. В пятницу аж в следующую, через неделю, будет 7 градусов жары и так далее. То есть все время будет охренительно, извините меня за лексику. Потом в воскресенье аж в следующее, которое будет 23 апреля, будет аж 9 градусов жары, но зато потом начнется дождь-дождь, и все время будет дождь, но уже до 14 градусов жары через две недели. Сегодня 13-е, через две недели 27-е. 27-го дело дойдет до 14 градусов жары.

    Д.КНОРРЕ: Это лучше, чем сейчас 20, а на майские минус 2, как это бывало.

    С.ДОРЕНКО: Когда это было! Мне нравится этот тон бывалой, деловой женщины. Вы спрашиваете про Барселону. В Барселоне скверно, товарищи. Сегодня солнце, 0 процентов осадков, плюс 21. Но зато потом погода портится, вы можете обрадоваться. Завтра в Барселоне 19, в субботу 18, в воскресенье 18, в понедельник 18, во вторник 18, потом 17, 17. 18-20 в основном в Барселоне. Ничего не поделаешь, товарищи, они терпят. Уже давно пора бы быть солнцу и так далее. Вот хорошо зато в Малаге. 27, 27, 28, потом опять 22, 21 и портится погода. Видишь, есть приятное. Нью-Йорк вражеский, вы знаете, там живет Иванка Трамп, она… там 17 градусов, солнечно, потом опять 17, 17, а потом ни с того ни с чего в воскресенье, в Нью-Йорке в воскресенье Пасха будет, чтоб вы знали, и у них будет плюс 27.

    Д.КНОРРЕ: У нас тоже, кстати. 

    С.ДОРЕНКО: У вас тоже, но только будет плюс 5. В Нью-Йорке в воскресенье Пасха и будет плюс 27. А ночью 15.

    Д.КНОРРЕ: Мы не готовы к такому.

    С.ДОРЕНКО: Нет, не готовы. Потому что наше благочестие не достигло нью-йоркского. И Господь посылает им погоду такую, а нам такую. А почему он попустил погоду? На испытание дал. В Сан-Франциско, например, в воскресенье плюс 15, тоже испытание тяжелое.

    Ладно, поехали дальше.

    С.ДОРЕНКО: Был бы я инквизитор, я б вам дал, я б вам врезал…

    Д.КНОРРЕ: Кому нам-то?

    С.ДОРЕНКО: Всем вам грешницам… чуть не сказал блудницам. Грешницам.

    В Москве завершилась встреча Путина и Тиллерсона. Тиллерсон он или Тиллерсон? Намекнем. Тиллерсон. Президент России Владимир Путин принял главу Госдепартамента США Рекса Тиллерсона, министра иностранных дел РФ Сергея Лавров. Если Лавров, тогда Тиллерсон должен быть. Провели переговоры. Скажи, пожалуйста, кто победил? 

    Д.КНОРРЕ: Да непонятно, кто победил.

    С.ДОРЕНКО: Кто с чем уехал? 7373-94-8. «Тиллерзон надо говорить». Тиллерсон сегодня уехал в 6 утра, Роман Щукин его провожал, стоя у Большого Каменного. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Трамп уже выступил, сказал, что ему все понравилось. 

    С.ДОРЕНКО: А нам тоже хочется, радость подступает…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А у нас тишина. Мы еще пока не поняли, нам понравилось или не понравилось.

    С.ДОРЕНКО: Мы сейчас даем трактовку. Вот как вы скажете, так народ начнет чувствовать за вами следом. Дайте лыжню, проторите.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мне показалось, что ни о чем толковом в свою пользу мы не договорились. Иначе бы кричали со всех каналов и со всех радиостанций.

    С.ДОРЕНКО: Нет. В неурочное время кто ж станет кричать? Зачем?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ:Как неурочное? У нас когда что-то хорошее, кричат круглосуточно. А когда чего-то плохое, делают вид, что вообще это не происходило.

    С.ДОРЕНКО: Давайте по времени. Когда они закончили? Встреча началась в 18 часов мск в Кремле. Продолжалась около двух часов. 1 час 40 - 1 час 50, правильно? Они закончили в 8. Уже программа «Время» не успевала, правильно?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Есть еще каналы, которые показывают новости в 23 часа.

    С.ДОРЕНКО: Это не катит, не-не. Позвольте мне сообщить вам. Мы работаем, у нас система политическая ориентирована на электорат. Ввиду нашей истинной демократичности. Правильно? А электорат наш…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: По НТВ в 23:25 выходит с последними новостями.

    С.ДОРЕНКО: Наш электорат, главный электорат в стране, если я его правильно представляю, это бабушка с золотыми зубами, рыгающая кислой капустой в электричке. Она проснется чуть позже.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Таких бабок уже нет, я часто езжу в электричке. С золотыми зубами уже нет.

    Д.КНОРРЕ: Сейчас с керамическими винирами, Сергей, вы что.

    С.ДОРЕНКО: Серьезно? Я не знаю. С инкрустированными еще вдобавок. С сапфирами из Шри-Ланки. Я просто пытаюсь понять. Мне кажется, что о победе мы скажем чуть позже, когда бабушка с золотыми зубами, рыгающая кислой капустой в электричке, проснется, когтями раздерет чирей себе на заднице, выйдет куда-то… Ну а так, зачем? В ночь… Электорат спит ночью, зачем это? «Бабушкам хватает только на серебряные». Почему? Они переплавляют зубы дедушки, Никитец. Перед тем как дедушку отправить в  Страну вечной охоты, где Мониту скачет на пинто, таком прекрасной ковбойском пинто, коне индейском. Прежде плоскогубцами вырывают у него зубы. Вы не умеете? Я умею. Из дедушки плоскогубцами вырываются зубы золотые, коронки, и их можно использовать, потом переплавлять для бабушки. Разве нет? Или что? Это же не по-хозяйски, закапывать, что ли?

    Д.КНОРРЕ: Не знаю.

    С.ДОРЕНКО: Я не знаю тоже. Но я пытаюсь представить, что сделал бы я. Я бы никогда в жизни не отправил дедушку с золотыми зубами. Зачем они ему там нужны, а? Может, у него там хорошие будут зубы. Это же другой мир, поймите. 7373-94-8. Здравствуйте. Слушаю вас. Так кто победил вчера на переговорах?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ:Здравствуйте. Я считаю, что все остались на своих позициях. Я вчера очень внимательно посмотрел пресс-конференцию Лаврова. Впервые, когда за свою жизнь я ждал этого прямого эфира, «Россия 24». И я вам скажу, что, например, Тиллерсону задают вопросы, он во всех вопросах везде говорит, что наше мнение, мы уверены, про химическое оружие особенно. В основном пресс-конференция, 90 процентов об этом была. И Лавров тут же, ему даже вопрос не задают, тут же его прерывал и говорил о том, где-то на полчаса, говорит, извините за длинные ответы, и было о том, что «вы нам докажите». Но самое главное, что мне понравилось. Тиллерсон всегда говорил сухо, где-то на 30-40 секунд, все, до свидания. Лавров — на 20 минут. Честно говоря, уже засыпаешь просто.

    С.ДОРЕНКО: Вы знаете сущностно почему?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я думал об этом.

    С.ДОРЕНКО: Хочу вместе с вами подумать. Мне кажется, первое, что вы говорите, по 30 секунд ответы, это sound bites такие, это для прессы. Если вы говорите для прессы, вы должны говорить 20 секунд, потому что sound bite столько и весит, от 30 до 40 секунд. Почему Лавров говорил длинно — потому что Лавров говорил не для прессы, а для Тиллерсона. Условно говоря, мы с вами выходим на ПКФ…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я извиняюсь, они четыре часа говорили, что, он ему не все высказал?

    С.ДОРЕНКО: Не успел убедить. Мы бы с вами поехали говорить, два дня бы говорили, и потом бы вышли. У вас бы в голове уже был, например, ответ на все вопросы, и вы бы отвечали по 30 секунд. Потому что вы хотите, чтобы вас не резали на телевидении. Если вы длиннее будете отвечать, вас порежут. Чтобы не резали, sound bite должен быть 20-40 секунд, но 40 это уже многовато. 30 — это идеально. И Тиллерсон в этом смысле идеально работает под телевидение. А я, например, был бы Лавров. И я бы хотел вас еще доубедить. Вы же беруши не вставляете, пока я отвечаю.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это попытки Лаврова.

    С.ДОРЕНКО: Конечно-конечно.

    Д.КНОРРЕ: Получается, что он не убедил.

    С.ДОРЕНКО: Если я выхожу, тебе все понятно, ты отработала, ты отстреливаешь sound bites, ты становишься то, что называется на телевидении sound bite machine. Ты становишься машиной по откусыванию звучков.

    Д.КНОРРЕ: Тезисно выдаешь все.

    С.ДОРЕНКО: Ты просто даешь то, что вставят в репортаж. «Мы достигли потрясающих успехов в объяснении обивки этой студии как совершеннейшей обивки этой студии». Точка, sound bite, его не надо резать, ничего не надо делать. Теперь выступаю я и я говорю, например…

    Д.КНОРРЕ: Еще не доказано, что студия совершенна, мы все-таки хотел и бы указать…

    С.ДОРЕНКО: И вдруг начинают о чем-то совершенно сокровенном, своем, что «хорошее же дело есть рыба, средиземноморская диета, это же хорошее дело…» — это я о своем начинаю говорить, в надежде, что ты услышишь. Или я говорю, например, «если бы хоть еще один медляк, Даша, еще бы один медляк, судьба бы по-другому…» Понимаешь, да? Например. Это третий вариант, касающийся отношений и так далее. То есть если я хочу продолжить переговоры, то я вместо того чтобы говорить для прессы, я говорю по-прежнему с собеседником. Вот что делал Лавров — Лавров продолжал разговаривать с Тиллерсоном. Продолжал его убеждать. 

    Д.КНОРРЕ: А это значит, что не убедил.

    С.ДОРЕНКО: Значит, не убедил. Но хотел убедить.

    Д.КНОРРЕ: Был же еще разговор с Путиным.

    С.ДОРЕНКО: Был разговор с Путиным. 1 час 40, говорят, и говорят, два часа, что-то между этим, наверное. Алло, здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Я работал в крупных компаниях, в том числе западных. И стиль такой общения очень напоминает крупных руководителей там. Во-первых, после любых переговоров, даже не очень таких хороших, обязательно говорят «хорошая работа». И как вы правильно заметили, когда общаются с прессой, очень короткие ремарки. Чтобы не давать много информации…

    С.ДОРЕНКО: И не давать возможность порезать прессе. Потому что пресса порежет иначе.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Абсолютно точно. Четко, что хотели сказать, то сказали.

    С.ДОРЕНКО: Хорошо. Это манера. А по существу, кто сейчас на коне? Мы на коне? Что случилось? Эти переговоры были, с моей точки зрения, весьма важными. Я не говорю судьбоносными. Они были важными. Скажите мне, пожалуйста, мы до входа в переговоры в какой точке находились, и где мы сейчас?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мне кажется, очень важно то, что Тиллерсон приехал в Москву.

    С.ДОРЕНКО: Это само по себе знак, точно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Очень важно, что он встречался с нашим президентом. Это очень важно. Это означает… помните, сказано, наши отношения ниже точки замерзания. Сейчас они уже чуть получше, немножко разморозились.

    С.ДОРЕНКО: На полградуса.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Может быть.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Я хочу понять следующее, после разговора с Тиллерсоном. Почему эти разговоры почти судьбоносны… ну, не судьбоносны, нет. Они абсолютно принципиально важные для страны. Потому что американцы ведут некие диалоги с принципиальными силами на планете. Существуют силы на планете. Давайте не кривить душой, американцы — главный собеседник вообще всех. Главная сверхдержава, единственная сверхдержава. Главный собеседник вообще всех. Они, собственно говоря, главный субъект. Этот субъект ведет разговоры разного рода. Они ведут с Северной Кореей даже разговор. Но это военный разговор. То есть разговоры по-разному ведутся. Есть диалоги с силами, которые Соединенные Штаты вынуждены уважать. На первом месте в этих силах, безусловно, Китай. Китай, а не Россия, мы это точно должны понимать. Прекратить позиционировать себя как ровня Соединенным Штатам изначально. Для того чтобы правильно понимать расстановку сил на планете, мы должны понимать следующее: существуют Соединенные Штаты. На втором месте, и на первом месте для Соединенных Штатов — Китай.

    Д.КНОРРЕ: А мы как кто для США? Как Северная Корея?

    С.ДОРЕНКО: Нет. Безусловно, выше.

    Д.КНОРРЕ: Или все-таки ближе к Китаю?

    С.ДОРЕНКО: Ну, к Китаю нас близко не поставишь, потому что Китай это экономика, а мы это отсутствие экономики. Давайте продолжим разговор после девяти.

    В ДВИЖЕНИИ

    НОВОСТИ

    С.ДОРЕНКО: 9 часов 6 минут. Четверг, 13 апреля. Здравствуй, великий город! Здравствуйте, все! Это радио «Говорит Москва»! Говорит Москва! Дарья Кнорре, ведущая этой программы.

    Д.КНОРРЕ: И Сергей Доренко. Доброе утро. И вот сейчас вы продолжаете, не набирая воздуха смеяться?

    С.ДОРЕНКО: Я не набираю воздуха вообще никогда. (Смеется)

    Д.КНОРРЕ: У вас какой-то баллон невидимый?

    С.ДОРЕНКО: Нет. Я же мутант, я же не с этой планеты, я случайно здесь оказался, меня забыли.

    Д.КНОРРЕ: То есть вы можете дышать не кислородом.

    С.ДОРЕНКО: Когда мы сели, меня забыли. Наша тарелка улетела, а я остался случайно.

    Д.КНОРРЕ: Но какое-то задание вам оставили?

    С.ДОРЕНКО: Да, драпать отсюда рано или поздно.

    Д.КНОРРЕ: Не получилось, да.

    С.ДОРЕНКО: Воннегут же описывает эту ситуацию, «Сирены Титана».

    Д.КНОРРЕ: Это в «Завтраке для чемпионов»? А, вы тот самый единственный человек со свободной волей, что ли?

    С.ДОРЕНКО: Нет, не Розенфорд. Когда появляется из инфундибулума Розенфонд, он говорит герою: ты полетишь на Марс, тебя там скрестят с моей женой, у вас родится мальчик; этот мальчик найдет маленькую титановую пластиночку и будет с ней играть; ты проследи, чтобы он ее не потерял. Он ее должен потом принести нам на Сирену Титана, и там она понадобится для того, чтобы я, Сережа, слинял наконец отсюда, от вас.

    Единственная моя цель — слинять на свою планету. Пока я должен обозревать, что тут у вас, человечков. «Малаки Констант». Спасибо большое. Малаки Констант — главный. «Вам в дурку пора», — говорит Леший. Леший, ну почитайте «Сирены Титана» вам понравится.

    «Ваш коллега-инопланетянин вчера улетел в прямом эфире». Ну, не знаю. «Все переговоры — томление духа, решает всё война по-настоящему». Джека Протшильд: «У России есть три выхода из кризиса: новый валютный мир, новая мировая война и деградация». Один из трех мы должны выбрать. Не знаю. «Малаки Констант». Нет, я не Малаки Констант, я робот, который сидел на Сирене. «Меня тоже забыли», — говорит Роман.

    «Как вас новый постпред России в ООН?» Он заместитель постпреда, и он сильно англосакса приложил. Не знаю, хорошо это или плохо, но мы, безусловно, после обсудим это и дадим вам послушать, но чуть позже, если позволите. Я все-таки еще чуть-чуть про Тиллерсона, вот почему. Мне здесь говорят: мы очень сопоставимы с Соединенными Штатами, потому что мы можем их уничтожить. И, вообще, мои слова о том, что мы не главный собеседник Соединенных Штатов и, безусловно, не страна номер два для Соединенных Штатов, мы иногда страна три и это очень высокий статус, с моей точки зрения. Быть вообще страной три это много.

    Д.КНОРРЕ: Конечно. 

    С.ДОРЕНКО: На самом деле, на первом месте для Соединенных Штатов, конечно, Китай, а на втором месте часто Россия. И вот вчера Россия была на третьем месте в мире, после Соединенных Штатов и Китая.

    Д.КНОРРЕ: А если не Россия, то ЕС.

    С.ДОРЕНКО: ЕС это тоже сложный вопрос. Обычно, в особенности мужчины, и вообще человеческая цивилизация мною описывается как сущность склонная к экспансии. А уже захваченное тобою… твоя жена и твой холодильник уже захвачены.

    Д.КНОРРЕ: Уже не считается.

    С.ДОРЕНКО: Поэтому они как бы уже в тылу, поэтому перед глазами их нет. Перед глазами то, что следует захватить; то, что следует покорить. Это за спиной. Поэтому ЕС скорее за спиной. Китай на первом месте, Россия на втором из не захваченных. На третьем я бы совсем трудясь, придумывая что-нибудь, сказал, может быть даже «Исламское государство» (террористическая организация, запрещенная на территории Российской Федерации).  

    Д.КНОРРЕ: То есть не в принципе Ближний Восток как регион, а именно «Исламское государство».

    С.ДОРЕНКО: «Исламское государство» как сущность, террористическая организация, запрещенная на территории Российской Федерации. «На втором месте их союзники. Россия слишком мала», — говорит Юрий. «Посмотрите, с кем встречался Трамп после выборов. Это достаточно хорошо»; «Вторые и третьи места распложены, пока нет военных действий. Во время военных действий экономика никого не интересует, и мы встаем в равные позиции». С вашей точки зрения, Пыжик, действительно Вьетнам был в какой-то момент равен и даже выше Соединенных Штатов. Я понимаю эту позицию. Но вы также поймите, что в иные времена существуют иные критерии оценки. И мы должны сказать, что мы сейчас с Соединенными Штатами в какой точке после уезда Тиллерсона? Тиллерсон уехал сегодня, его кортеж наблюдал Роман Щукин. Здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, здравствуйте. Соглашусь с вами, что занимаем мы сразу за Китаем позицию в переговорах по повестке дня мировой. Если с экономической точки зрения, мы точно в десятку входим по партнерам, но если смотреть по тем, кто какую-то позицию высказывает, а иногда и оппозиционную позицию по повестке дня мировой, то высказывает ее, помимо Китая, мы и Иран. Все-таки ИГ еще запрещенная организация в России не определила повестку дня общемировую. А Иран и Россия ее определил, и они однозначно оппозиционные. То же самое у Южной Кореи, которая в три раза превосходит нас экономически, повестки мировой нет.

    С.ДОРЕНКО: Это правда.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: У Японии однозначно нет.

    С.ДОРЕНКО: Если позволите, я вам лыко в строку, а такая нулевая страна как Австралия — ровно равно нулю.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Австралия, Япония. Саудовская Аравия, несмотря на их выкрутацию периодически, но тем не менее повестки дня нет. Следовательно, раз нет повестки — что обсуждать? Можно обсудить только то, что обсуждал Трамп, встречаясь с представителями НАТО: он им выставлял счета, он фактически оскорбил Германию, назвав им, сколько они должны заплатить.

    С.ДОРЕНКО: Да, это правда.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Он не интересуется их мнением относительного этого вопроса. Он им сказал, а дальше уже конечно пошли наезды на Трампа, но за глаза: как же так, мы оскорбились. Его это не интересует, он приехал в Европу и выставил им счет. Он точно так же приедет в Японию и выставит им счет.

    С.ДОРЕНКО: Знаете, о чем я думаю с горечью? Я думаю с горечью о том, что мы абсолютно принципиальная, безусловно, держава в определении мировой повестки дня, но мы ее определяем как защиту прошлого. У нас нет повестки будущего никакой.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вот это очень плохо. Я дилетант в этом вопросе, но у меня складывается ощущение, что мы не просим многого. Мы говорим: да, США, вы шериф, вы однозначно главный, но оставьте нам Закавказье, Среднюю Азию и европейские страны бывшего Советского Союза, мы хотим здесь контролировать ситуацию, большего нам не надо.

    С.ДОРЕНКО: Без Прибалтики! В Прибалтике ничего не хотим.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, но это прошлое. Вы сто процентов правы — это прошлый вопрос.

    С.ДОРЕНКО: Мы всё время защищаем прошлое. Мы хотим защитить прошлое, а там, где мы не можем его защитить, мы хотим восстановить паттерны прошлого. Не знаю ничего про Ливию, но я спекулирую сейчас. В Ливии мы пытаемся восстановить паттерн прошлого: мы хотим чтобы какой-то генерал икс стал генералом как бы Каддафи. То есть либо мы не даем изменить прошлое, запрещаем менять прошлое, либо его пытаемся реструктурировать.

    Д.КНОРРЕ: Не даем изменить, в частности, на постсоветском пространстве.

    С.ДОРЕНКО: Мы такие исторические реконструкторы очень важные. В этом основная повестка дня нашей страны. Мы говорим и справедливо, Лавров говорит: вы когда-нибудь сменили диктатора и что-нибудь хорошее получилось? Примеров нет. Значит, восстановить диктаторов, я правильно понимаю? Что говорит Лавров? Восстановить и сохранить диктаторов.

    Д.КНОРРЕ: Контролировать диктаторов.

    С.ДОРЕНКО: Восстановить, сохранить и пытаться с ними разговаривать. 73-73-948. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, доброе утро. Я вам написал, что это начало конца хороших отношений России с Америкой. После того как Китай воздержался в ООН, мне кажется, уже на Россию никто обращаться внимания не будет.

    С.ДОРЕНКО: Нельзя не обращать внимания.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я Россию люблю очень! Я готов ради России на всё! Но просто они уже настолько безобразно себя ведут, бизнесмен не может управлять миром. Помните, я когда-то сказал, что Обаму будем вспоминать как добрую фею, ангела-хранителя. Идет уже к тому, что они под анестезией сделают всякие движения. Они не соображают, что делают, но думают, что это хорошо.

    С.ДОРЕНКО: Там кроме бизнесмена есть какая-то элитка, есть какая-то элиточка. Давайте подведем итог, мы скажем следующее: мы в очень сложной ситуации. Сам приезд Тиллерсона — это офигенская тема, это хорошо. То, что он встретился с Путиным, с Лавровым просидели четыре-пять часов, потом почти два часа с Путиным — это тоже хорошо. То, что ничего не достигли, — ожидаемо.

    Д.КНОРРЕ: Ожидали даже худшего.

    С.ДОРЕНКО: Поэтому была подвешена встреча с Путиным. Потому что если бы переговоры с Лавровым шли конфронтационно, враждебно, плохо, то Путин бы не принял Тиллерсона. Сам факт, что Путин принял Тиллерсона, означает, что ничего не разрушено, факт разговоров — это хорошо, начало чего-то может быть, а может и нет, а может черт его знает. Дальше, что плохо?

    Д.КНОРРЕ: Если этот разговор не означает ничего.

    С.ДОРЕНКО: Решений нет.

    Д.КНОРРЕ: На сегодняшний момент просто разговор — это хорошо, это значит, что с нами еще разговаривают. Сегодня это хорошо, а завтра если разговора не будет дальше, если дальше не будет результатов этого разговора, то что будет?

    С.ДОРЕНКО: Я не знаю. Потому что я думаю, что мы способны какое-то время не давать реке течь. Вот река течет, мы в нее вошли, и какое-то время мы ее сдерживаем. 

    Д.КНОРРЕ: Вопрос, когда река просочится?

    С.ДОРЕНКО: А она просочится, обтечет, пойдет дальше. А главная беда, знаешь, в чем?

    Д.КНОРРЕ: В чем?

    С.ДОРЕНКО: Нас эти процессы победят, через пять лет мы скажем, что мы были правы. Мы правы, но мы по-стариковски правы. Я сейчас говорю не о возрасте лидеров, не о возрасте участников переговоров, со всех сторон умудренные люди, но мы правы по-стариковски.

    Д.КНОРРЕ: Занудно, по-стариковски.

    С.ДОРЕНКО: Мы будем правы. Всё равно сделают неправильно, нас отодвинут.

    Д.КНОРРЕ: А мы правы в чем?

    С.ДОРЕНКО: Во всем. Всё мы будем говорить правильно: мы говорим, Каддафи неправильно свергли, вот у вас хаос, вместо Ливии, вместо государства у нас теперь территория хаоса; вы неправильно Саддама Хусейна свергли, вы превратили в хаос всё, тут курды-сунниты, тут арабы-сунниты, тут арабы-шииты, дурдом полный. Вот что вы сделали с Ираком, который был более-менее государством? Теперь его нет. По факту ерунда какая-то. То есть мы всё время правы, но наша правота… вот говорила я тебе «не ходи на танцы», это правота старой женщины. Нельзя не признать, что мы правы, но нас уже никто не слушает. Мы можем достичь такого положения, когда мы будем правы, и нас никто не будет слушать. Поехали дальше.

    Выступление нашего Сафронкова. Сафронков правильно ударение, мы проверили, мы посмотрели в «Википедии». Открой «Вики», у тебя осталась «Вики»?

    Д.КНОРРЕ: Нет.

    С.ДОРЕНКО: Не важно. Я успел посмотреть: Сафронков 1964 года рождения. Мне просто интересно было бы с ним познакомиться чуть-чуть. Владимир Карлович, очень подозрительное у него отчество.

    Д.КНОРРЕ: Карпович.

    С.ДОРЕНКО: Карпович еще более подозрительное. Владимир Карпович Сафронков — российский дипломат, заместитель постоянного представителя Российской Федерации при Организации Объединенных Наций и в Совете Безопасности ООН по политическим вопросам, чрезвычайный и полномочный посланник 2 класса, 1964 года рождения.  

    Д.КНОРРЕ: 53 года.

    С.ДОРЕНКО: Почему? Четыре.

    Д.КНОРРЕ: В этом году будет четыре.

    С.ДОРЕНКО: Было уже 29 марта. 64 года, он молодо выглядит, наверно не пьет, не курит. Что по нему еще известно: выступая — обвинил, обвиняя — приступил и так далее. О нем статья в «Википедии» очень пустенькая, о нем мало написано. Только известно, что он на «ты» обращался довольно долго, укорял на «ты» английского представителя. Давайте послушаем это.

    В.САФРОНКОВ: Мы признательны за брифинг господину Мистуре.

    С.ДОРЕНКО: Мистура — это специальный посланник, который изучал ситуацию в Сирии.

    В.САФРОНКОВ: Россия очень плотно сопровождала мартовский раунд межсирийских переговоров в Женеве, настраивая всех его участников на конструктивный поиск…

    С.ДОРЕНКО: Да, его возраст 54, а не 64.

    Д.КНОРРЕ: 1964 года.

    С.ДОРЕНКО: Ему 54.

    В.САФРОНКОВ: …на устойчивое продолжение женевского процесса. Длительных пауз быть не должно. Этот негативный опыт мы уже проходили в 2016 году. Здесь опускать руки конечно, господин Мистура, нельзя, надо продолжать кропотливую работу с сирийскими делегациями, активно поощряя их к диалогу и поиску общих знаменателей. Но выступление представителя Великобритании Райкрофта показало, что он только и думает о том, чтобы затруднить ваши усилия, господин Мистура, не дать развиваться политическому процессу, принести в СБ конфронтационность и враждебность. А всё дело в том, и об этом уже многие знают в ООН, что вы испугались, сон потеряли, что мы будем сотрудничать с Соединенными Штатами. Вы этого боитесь! Всё делаете для того, чтобы это взаимодействие было подорвано. Именно поэтому… Посмотри на меня, глаза-то не отводи. Что ты глаза отводишь? Именно поэтому ты сегодня ничего не сказал о политическом процессе, специально выступление Мистуры не слушал. Предъявляете оскорбительные требования гарантам процесса в Астане. А вы что для этого сделали, для прекращения огня?! В Лондоне и Париже группировки принимаете? Незаконные вооруженные формировки.

    С.ДОРЕНКО: «Испугались, что мы будем сотрудничать с Соединенными Штатами» вот такая мысль основная, и дальше этот перевод. Я хотел сначала поговорить с людьми, которые знают английский лучше меня, а я вообще его не знаю, у меня ресторанный английский, чтобы понять, как это могло бы быть переведено.

    Д.КНОРРЕ: Это интересно.

    С.ДОРЕНКО: Ведь в английском языке, напомню вам, «ты» вообще не существует.

    Д.КНОРРЕ: Точнее «вы» не существует.

    С.ДОРЕНКО: Нет, «ты» не существует. Существует только в обращении к святым, то есть к святым на «ты» обращаются. Все остальные люди говорят только на «вы».

    Д.КНОРРЕ: You вы переводите как «вы»?

    С.ДОРЕНКО: Это не я перевожу, это и есть «вы». Thou это «ты».

    Д.КНОРРЕ: Я всю жизнь считала, что это как раз обращение на «вы» к святым.

    С.ДОРЕНКО: К святым на «ты», между людьми только на «вы». К людям только исключительно на «вы», никакого «ты» вообще не существует. Трехлетний мальчик обращается к другому трехлетнему мальчику только на «вы». А к святому обращают на «ты» (thou). Но там есть формулы, упрощающие обращение на «вы», как бы понижающие. Есть формулы, повышающие речь, you mA'am, мадам, или понижающие you guy.

    Д.КНОРРЕ: Это грубо уже «эй, парень».

    С.ДОРЕНКО: Одним словом, в английском языке на «ты» сказать нельзя, кроме обращения к святым. Но «вы» можно понизить, как если бы это было «ты», и можно повысить, как если бы это было «вы», стилистически и интонацией, безусловно.

    Олег Иванов пишет нам из Лос-Анджелеса сейчас: «Это абсолютно важно — интонация». «Чё ты глаза отводишь?» это, конечно, на «ты», сама интонация на «ты», несмотря на то, что там будет всё равно you (вы). 

    Д.КНОРРЕ: Алексей предлагает: «Hey you» (эй ты).

    С.ДОРЕНКО: Hey you negro! В хорошем смысле. Давайте проголосуем. Вы прослушали, вам понравилось, как выступил наш представитель: да — 134-21-35; нет — 134-21-36. Вам понравилось, да — 134-21-35; не понравилось — 134-21-36. «Сафронков, ему 53 года». Спасибо! Спасли вы его, математики. 29 марта ему исполнилось 53 года. Вам понравилось его выступление, да — 134-21-35; нет — 134-21-36. «Глаза-то не отводи, чё ты глаза отводишь?» Кстати говоря, он сам не парализует взглядом англичанина.

    Д.КНОРРЕ: Он смотрит в бумажку.

    С.ДОРЕНКО: Но иногда, поднимая глаза, говорит «глаза-то не отводи», после чего сам отводит, то есть он смотрит в бумажку. В этом смысле такое ощущение, что он читает по бумажке свое выступление. Нравится Сафронков и нравится его высказывание — 46%, не нравится — 54%. Ребята, я оставляю это голосование, хотя думаю, что существенно ничего не изменится. Оставляю вас с «Новостями», после «Новостей» обсудим. Сафронков понравился с его выступлением — 134-21-35; не понравился — 134-21-36.

    НОВОСТИ 

    С.ДОРЕНКО: Внимание! 47% наших слушателей, пожелавшие позвонить в этот, безусловно, антинаучный опрос, заявили о том, что им понравилось выступление нашего представителя, господина Сафронкова. Я напомню вам это выступление вновь, чтобы мы могли обсудить. 47% понравилось, 53% нет. Послушайте еще раз. 

    В.САФРОНКОВ: Выступление представителя Великобритании Райкрофта показало, что он только и думает о том, чтобы затруднить ваши усилия, господин Мистура, не дать развиваться политическому процессу, принести в СБ конфронтационность и враждебность. А всё дело в том, и об этом уже многие знают в ООН, что вы испугались, сон потеряли, что мы будем сотрудничать с Соединенными Штатами. Вы этого боитесь! Всё делаете для того, чтобы это взаимодействие было подорвано. Именно поэтому… Посмотри на меня, глаза-то не отводи. Что ты глаза отводишь? Именно поэтому ты сегодня ничего не сказал о политическом процессе, специально выступление Мистуры не слушал. Предъявляете оскорбительные требования гарантам процесса в Астане. А вы что для этого сделали, для прекращения огня?! В Лондоне и Париже группировки принимаете? Незаконные вооруженные формировки. Испугались, что дело пошло к миру и политическому урегулированию. Обслуживаете интересы вооруженных группировок, многие из которых вырезают христиан и другие меньшинства на Ближнем Востоке, тракты совершают в православных соборах в Вербное воскресенье. Вы о них заботитесь? Совсем запутались уже в ваших антирежимных идеях! Вы что делаете?!

    С.ДОРЕНКО: Собственно всё, самое вкусное было: «глаза-то не отводи» и так далее. Это выступление понравилось 47% наших слушателей.

    Д.КНОРРЕ: Много. По сообщениям не скажешь, что столько.

    С.ДОРЕНКО: Сообщения, которые мы читаем на govoritmskbot в Telegram и +7-925-88-88-948 SMS и на govoritmsk в Twitter, кажется, что меньше понравилось. Пишут люди, которые больше огорчены. Но это не имеет значения. Дмитрий М. предлагает нам послушать «Фраера» Круга. Михаил Круг, да?

    Д.КНОРРЕ: Да.

    С.ДОРЕНКО: Сейчас я напишу: Михаил Круг, «Фраер».

    Д.КНОРРЕ: У Сафронкова не очень получается быть фраером.

    С.ДОРЕНКО: Напишите мне, во «Фраере» есть плохая лексика? Может быть у Михаила Круга плохая лексика, бывает такое?

    ПОЕТ М.КРУГ «Фраер»

    С.ДОРЕНКО: «Что ж ты, фраер, сдал назад, не по масти я тебе. Ты смотри в мои глаза, брось трепаться о судьбе». У Михаила Круга есть похожие на выступление нашего представителя в ООН строки. Только, может быть, слово «фраер» наш представитель Сафронков не употребляет, но что-то схожее, но слово «масть» он не употребляет. Такой разговор интересный. Здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро, Сергей. Мне не понравилось выступление. Вчера вечером я слушал это выступление на «Вестям», там его речь была ускоренная, звукооператор поставил, тогда она получается более напористая. Если у вас стоит один к одному, то это напоминает речь «мочить в сортире» и заикание — он не читал то, что у него написано. Он читает, после этого говорит, опять читает — опять говорит. Речь не понравилась.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. 73-73-948. Он обращается все время к бумажке, я объясню почему. Почему?

    Д.КНОРРЕ: Непонятно, почему.

    С.ДОРЕНКО: А я знаю, почему. У него там пометки и видно, что это не сплошной текст. Видно, что во время выступления «брата Шерлока Холмса» он помечал, Райкрофт когда говорил, он помечал на бумаге, так бывает, может быть какие-то коротенькие тезисы.  

    Д.КНОРРЕ: Но «глаза-то не отводи» было помечено в бумажке или это его экспромт и импровизация?

    С.ДОРЕНКО: Я не знаю. А ты посмотри. Мне кажется, всегда, когда речь идет об отношениях, абсолютно принципиально мнение женщины. Я абсолютно серьезно говорю. Извините, пожалуйста, меня за повтор, но я прошу тебя, приходи сюда. Вот посмотри в экран, куда он смотрит?

    (ЗАПИСЬ)

    С.ДОРЕНКО: Он смотрит на него и тотчас обращается к бумаге.

    Д.КНОРРЕ: Это его фраза.

    С.ДОРЕНКО: Она не записана. И надо сказать, после этого, как только «глаза-то не отводи», он сам отводит глаза, наш представитель, потому что он хочет продолжить по бумажке. У него на бумажке есть тезисы, и он помечал важные для себя вещи. Мне кажется, что это в дипломатической культуре принятое явление, во-первых; во-вторых, в русской ораторской школе…

    Д.КНОРРЕ: Это не дурной тон, это нормально, но только если это какое-то официальное заявление. Если все-таки дипломатическая речь переходит в эмоциональную в большей степени, то это уже немножко странно.

    С.ДОРЕНКО: Когда человек смотрит всё время в бумажку? Я тебе объясню, это византийская школа ораторского искусства, которая целиком по письменному тексту, в отличие от римской.

    Д.КНОРРЕ: Да, но она формальная, она читабельная.

    С.ДОРЕНКО: Базилевсы византийские читали свои выступления, прямо глядя в книжку, они говорили «глаза-то не отводи» и так далее. А римляне не читали никогда, римляне всегда кричали с подмостков, с трибун Колизея; вся речь должна быть импровизацией, выученной наизусть, может быть, и так далее.

    Д.КНОРРЕ: Вот! Чтобы она выглядела как импровизация.

    С.ДОРЕНКО: Но византийская школа заключается в чтении по бумажке. Это может быть и хорошо.

    Д.КНОРРЕ: Понимаете, речь, которая читается по бумажке, и не выглядит как импровизация. А если вы хотите, чтобы ваша речь выглядела как импровизация…

    С.ДОРЕНКО: Тогда выучите ее наизусть либо лепите сходу. Для этого надо в школе еще учиться искусству диспута. В России этого нет. У нас нет настоящих диспутов в школах, что постоянно проводится в Англии, в Америке. Здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, доброе утро. Андрей, 80-й. Мне очень понравилось выступление. Сказано было сильно, сказано было хорошо, но есть одно «но». Если попытаться сравнить речь и сам момент нахождения представителя в Совбезе с игрой в карты, то мне почему-то показалось, что в разговоре с английским представителем человек пошел с козырей. Он не выложил четыре туза, вовсе нет, он не пошел с сильной пары, вовсе нет. Такое впечатление, что был на руках валет козырной — его и положили. К чему это ведет? Согласитесь, что это не выигрышный довод в беседе. Даже в какой-либо полемике к выигрыш это нам не зачтется. Безусловно, это сильные слова.

    С.ДОРЕНКО: Если бы английский представитель в этот же момент расплакался, стал бы звонить маме и кричать «мама, меня обижают» — тогда это был бы выигрыш.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И если бы английский представитель тут же начал оправдываться, тогда это был бы выигрыш.

    С.ДОРЕНКО: Но он на него смотрит как ящерица и говорит «парень, ты теряешь самообладание».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. Но речь хорошая, замечательная. Человек волнуется видно, потому что слово «группировки» он спутал еще с чем-то.

    С.ДОРЕНКО: Он говорит «формировки». Потому что он хотел сказать «группировки» или «формирования», «бандитские формирования он имел в виду».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Если можно это списать на некую неуверенность, на некое волнение, не кривя душой, я бы с удовольствием спал. На самом деле сказал мужик хорошо.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Ребята, давайте констатировать следующее. Во-первых, этот человек, может быть, под крылом Чуркина вырос и молодец, и хорошо это, но это человек с меньшим опытом. А вдруг это искренняя реакция, искренне возмущен и всё.

    Д.КНОРРЕ: Ну и что?

    С.ДОРЕНКО: Дипломаты же бывают искренними. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Михаил. Место в ООН, вообще, историческое место. Там главным козырем, если в высоком смысле, должна быть харизма. Поэтому Яков Малик на важнейшее совещание ООН по Корее в 1951 году просто не пришел — и это был поступок. Он не мельтешил, не сидел, не говорил. Про Громыко я уж вам рассказывать не буду.

    С.ДОРЕНКО: Нет, расскажите! Что Громыко?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: «Господин нет», «мистер нет», Громыко никогда не уподоблялся эстетике, которая у нас в народе ценится «а-ля Глеб Капустин», «Срезал» у Шукшина, помните. Нам почему-то наши представители на мировой арене хотят показать, что они кого-то срезали. Если для прозы Шукшина это было очень органично: деревня, город, Глеб Капустин, местный философ, срезал московского щеголя; то в ООН это не проходит, потому что лучшие вещи в этом смысле были сделаны Хрущевым. Это было ново, когда он «мы вас похороним» и ботинком стучал. Сегодня уподобляться представителям в ООН, применять эту эстетику, это уже старо. Вы очень тонко сейчас заметили — никто не расплакался. Это козырь для внутреннего потребления, «мужик в черном костюме срезал». Вообще, в 54 года нет опыта это тоже очень-очень тревожно. Туда должен был сесть молодой, в очень стильном костюме, а не в этом балахоне. Где он его купил?  

    Д.КНОРРЕ: Михаил понимает такие вещи.

    С.ДОРЕНКО: Михаил, я тоже обратил внимание: у него пиджак примерно как у меня был в 1992 году. Когда меня выгнали из «Останкино», я оставил старые пиджаки, может быть, ему один из них одолжили.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ценилось больше среди американского, англосаксонского истеблишмента, если бы вышел…

    С.ДОРЕНКО: Лощеный.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Посмотрите на Тиллерсона. И приняли Тиллерсона на самом высоком уровне, Владимир Владимирович не потому что снизошел, а потому что понимал, попробуй не встреться с ним. Это было бы воспринято не так. Этот мальчонка 54-летний, мы не знаем, что с ним будет. Может быть он превратится за три дня в великого ритора, может быть будет как Валентина… председатель Совета Федерации, как ее? 

    С.ДОРЕНКО: Матвиенко.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Как Валька Матвиенко.

    С.ДОРЕНКО: Не надо так, это пренебрежительно! А можно взъесться? А почему вы сказали сейчас «Валька Матвиенко»? Разве вы не Сафронков в этот момент?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А потому что я помню 25 лет назад ее, были случаи, не буду на всю аудиторию. Она осталась у меня…

    С.ДОРЕНКО: Ой, зря. Вот это было не по-громыковски!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. Ничто человеческое нам не чуждо. А, может быть, этот Сафронков, как Шевченко, убежит. Мы не знаем, откуда они берутся, кто их вытаскивает. Одно сейчас явно, у него есть кумир, когда он идет ему навстречу или мимо, он приседает на коленки — это Лавров конечно. Это его батька, ради которого он готов путать «группировку» с «формулировкой». 

    С.ДОРЕНКО: Лавров человек тонкий.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я бы сказал, не очень, время покажет. Вот мое суждение. Я когда увидел Сафронкова, я ошалел!

    С.ДОРЕНКО: Давайте кто-то похвалит Сафронкова. Юрий Николаевич, прошу вас, вы же хвалите Сафронкова, мне кажется.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Из всей его речи фраза про глаза — это единственные его слова, всё остальное написано другим человеком. Этим и объясняется этот диссонансик. 

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Мне кажется, должен кто-то похвалить. Сафронков поступил мужественно, а именно…, сейчас я подумаю, почему. Подождите, я сходу должен придумать.

    Д.КНОРРЕ: Вот вы сами даже не можете.

    С.ДОРЕНКО: А я придумаю сейчас. Сафронков не сдержался и это…

    Д.КНОРРЕ: Говорит о его искренности.

    С.ДОРЕНКО: Это говорит о его искренности…

    Д.КНОРРЕ: И честности.

    С.ДОРЕНКО: Честности и…

    Д.КНОРРЕ: Убежденности в своей позиции.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо большое, какая ты умница! Сейчас мы похвалим Сафронкова. Вы не умеете, мы умеем. Сафронков не сдержался, он пренебрег кажущимися незыблемыми твердынями дипломатического искусства, он пренебрег дипломатической этикой. Почему же он это сделал?

    Д.КНОРРЕ: Потому что он абсолютно убежден, что он прав, он настолько негодует из-за несправедливости.

    С.ДОРЕНКО: Почему он шагнул вниз как профессионал?

    Д.КНОРРЕ: Потому что кругом несправедливость, а он несет миссию. 

    С.ДОРЕНКО: Будучи моральным человеком, прежде чем дипломатом, Сафронков вынужденно покинул оболочку дипломатии и сделался прежде всего моральным человеком, который не способен претерпеть боль и кричит от боли. Боль же его вызвана коварством, подлостью, негодяйским лукавством наших партнеров, я бы даже сказал подлостью партнеров. Сделавшись же моральным существом, он находился рядом с богом, а сделавшись дипломатом, он просто был говорящим сюртуком. Вот же почему мы возлюбили его в этот момент, сына нашего. Он нам сын? Нет. Брата! Вы возлюбили брата. Похвалите, пожалуйста, Сафронкова кто-нибудь. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Сергей. Это Лариса.

    С.ДОРЕНКО: Лариса, хвалите, умоляю!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я не то чтобы хвалю, я просто задаюсь вопросом, зачем?

    С.ДОРЕНКО: А я знаю, зачем! Потому что он зампред кого-то, временно исполняющий, а хочет сесть в это кресло. Вот зачем.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: То есть такой ловкий ход.

    С.ДОРЕНКО: Что значит «ловкий»? Никакой не ловкий. Человек способный унизиться ради служения — есть человек достойнейший. Вот же в чем дело.

    Д.КНОРРЕ: Есть тренд на такие эмоциональные высказывания, в том числе и Лаврова, мы знаем.

    С.ДОРЕНКО: Да. Дебилы!

    Д.КНОРРЕ: Как бы не в микрофон.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Несмотря на то, что вы иронизировали, вы сказали, что оболочка слетает в момент, когда человек становится актором, он что-то исполняет свое.

    С.ДОРЕНКО: Моральным существом.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Значит, все-таки противоречия есть. Англосаксы, будучи настоящими гопниками, выработали систему этикета для того, чтобы держать всех в узде. Когда ты отказываешься от этикетного приема, ты идешь жестко конфронтируя.

    С.ДОРЕНКО: Лариса права, потому что любой «любер» рядом с манчестерским гопником просто девочка с бантами.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сверхэтикетный Яго доводит Отелло до убийства своей жены, не отходя от этикета ни на одну секунду. Он манипулирует его чувствами.

    С.ДОРЕНКО: Англичане главные гопники на планете и они же главные сторонники этикета.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Эта конфронтация зачем? Мы что, будем сейчас на шашечках биться?

    С.ДОРЕНКО: На конфронтациях биться, на гопничестве биться, заточить напильник и воткнуть его в печенку английского представителя или большой отверткой.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Он же этого не сделал.

    Д.КНОРРЕ: То есть надо было до конца идти.

    С.ДОРЕНКО: (Смеется) А если бы сделал?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Тогда было бы понять, зачем. А вот сейчас не понятно. Мы берем такой тренд для мира, что мы теперь будем отстаивать что? То есть жестко показывать всем, что мы видим вашу душу? Но ведь это недостижимая величина в нашем положении.

    С.ДОРЕНКО: 95-й считает, что или надо гоптически орать, или надо как Козырев лизать.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Или надо гопнически уйти, встать и сказать «мы не согласны».

    С.ДОРЕНКО: Есть еще Громыко. «Что, было бы лучше, — говорит 95-й, — если бы он, как Козырев, лизал им задницу? Я против».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Надо определиться просто: к умным или к красивым; лизать задницу или как Громыко. Но Громыко поддерживал мощь страны со своей мощной идеологией. Мы на сегодняшний день к умным и к красивым; мы типа играем в МВФ с одной стороны, а с другой стороны у нас своя идея. Так не бывает. 

    С.ДОРЕНКО: Спасибо, Лариса. Лариса задает вопрос, зачем, какова цель? Я цель вижу только аппаратную. Представь себе, что ты решаешь мою судьбу. В России существует концепция не пожалеть себя, живот своего и чести своей, вообще всего ради лояльности отцу. Отец, как бы квазиконфуциански, это начальник. Ты начальница. Если я ради тебя унижусь, то это и есть свидетельство моей преданности, ибо всецело в руцы твои предаюсь. Если я модный чувак, у меня модный пиджак и я вообще весь крутой, и я самодостаточный и самоценный, Даша…

    Д.КНОРРЕ: Вы для меня опасны.

    С.ДОРЕНКО: Я самоценный и самодостаточный, и я для тебя работаю с девяти до шести, Даша, а потом я не хотел бы, чтобы ты меня спрашивала «чем я занимаюсь?» Вообще говоря, не твое дело. С девяти до шести я очень дорого на тебя работаю, а после шести я удаляюсь с улыбкой иронической, и я не хочу, чтобы ты спрашивала «что я делаю?» Мало ли что я делаю.

    Д.КНОРРЕ: Я понимаю, о чем вы говорите.

    С.ДОРЕНКО: Может быть я летаю на аэроплане, может быть я иду в свингерский клуб. Не ваше дело. С таким человеком…

    Д.КНОРРЕ: Я до определенного момента, а потом он мне не нужен.

    С.ДОРЕНКО: Скорее всего, ты работать не будешь. Почему ты не будешь работать с таким человеком, потому что это слишком европейский человек. Ты будешь работать с тем, который придет в костюме, в пиджаке 1992 года издания, купленном в магазине «Лейпциг» на улице Академика Варги, еще гэдээровский. Остался на складах гэдээровский, и в 1992 году куплен в магазине «Лейпциг» на улице Академика Варги! Вот если я приду в таком пиджаке и скажу: Даша, я ради тебя говно съем, накакай мне в ладошку, я его съем. За это Даша ты мне скажешь: этому сразу для начала 100 тысяч в месяц кладем, потому что он есть человек, который не пощадит себя ради меня, ибо нет в нем гордыни.

    Д.КНОРРЕ: Знаете, в чем опасность таких людей?

    С.ДОРЕНКО: В чем?

    Д.КНОРРЕ: Потому что у них начинается своя личная инициатива, как это выступление. 

    С.ДОРЕНКО: Я бы такого взял сразу и дал бы его 150 тысяч! Ходят гордячки здесь — Кнорре, Данилевич и так далее! А если бы они пришли ко мне в сюртучке 1992 года…

    Д.КНОРРЕ: И опозорили бы вас!

    С.ДОРЕНКО: И опозорили бы себя! Я бы сказал: вот это верность, действительная верность, вот это люди, которые за меня дерьмо буду жрать, землю будут жрать, что скажу, то и будут делать! Вот это верные люди! Верных людей вперед, вверх! Вот что я скажу тебе! Вот моя кадровая политика!

    В ДВИЖЕНИИ

    НОВОСТИ

    С.ДОРЕНКО: 10 часов 5 минут. Слушай, доллар мне нравится. Рубль нравится! Люблю, не могу! Хоть в чем-то можно признаться, чтобы тебя никто не осудил. В чем-нибудь другом признаешься — тебя будут осуждать. Слушай, какой красавец! Душа моя прелестная! Боже, прелесть!  56,57 рубль. Он хороший. Я приехал во вторник, мы же его видели на 56,87. А сейчас 57. Потом он уходил на 57.

    Д.КНОРРЕ: Чтобы мы что-то почувствовали, надо увидеть его на 54.

    С.ДОРЕНКО: 53,95. 60,31 по евро. Посмотрим. Все ему предвещают 68 к концу года. Силуанов предвещает. Михаил, экономист с Рублевки, предвещает 68 к концу году. Все помним. Записываем карандашиком в кармашке. Пока, ребята, не так ничего. Вот когда дядя, писающий на муравейник, отвернется от рубля, то и не будет рубля никакого. Рубль существует, пока существует дядя, писающий на муравейник. То есть не зависящие от муравьев процессы происходят.

    Д.КНОРРЕ: Я — муравей, хочу сейчас купить доллар. Правда, серьезно, тысяч 20.

    С.ДОРЕНКО: Купи.

    Д.КНОРРЕ: Сейчас можно, да?

    С.ДОРЕНКО: Да. Сейчас покупай, уже больше не жди. Хватит ждать. Если он проломит 53,95, и дядя будет продолжать писать на муравейник, а нефть при этом уйдет на 65 почему-то, например, Трамп жахнет по Ирану. Например, я просто говорю. То, конечно, мы увидим. Мы увидим и 48. Но тут команда простая — брать. 56 — брать, 54 — брать, 48 — брать. Тупо брать доллары и все. Понимая, что конечная цель рубля, окончательная — где-то 66-70. Брать и ждать, никуда не торопиться. А куда нам торопиться, слушай? Мы никуда не торопимся. 55,90 нефтьица. Вчера была 56,40. 1,0655 мы видим в диапазоне главную пару, все нормально.

    Товарищи дорогие, идем на что-нибудь другое, политическое. Разговор политико-культурно-лингвистический наконец-то пойдет у нас сейчас.

    С.ДОРЕНКО: Казахстан переходит на латиницу. Я хочу сказать, для того чтобы вы поняли, кто уже перешел на латиницу, на латинский алфавит. Кто уже перешел на латинский алфавит — Узбекистан, дружеский наш, вы знаете, что он очень дружеский, и вы знаете, что очень пышно, красиво и очень радушно принимали мы недавно нового президента Узбекистана здесь и в Кремле, и всяко, его тешили. Туркмения. Это изысканная страна, в которой предыдущий президент держал весь бюджет страны и всю внешнюю торговлю на своих личных счетах в зарубежных банках. Нет, но это просто…

    Д.КНОРРЕ: Это очень удобно, Сергей.

    С.ДОРЕНКО: Внимание — он держал на личных счетах в швейцарских банках почему? Объяснял очень просто — тогда не украдут. Это очень правильно действительно. Если у тебя на личных счетах, и ты сам подписываешь каждый перевод, естественно, кто украдет? Никто. Весь бюджет страны перевести на личный счет.

    Д.КНОРРЕ: Причем он держал кэшем в сейфе в Швейцарии, мне кажется, так.

    С.ДОРЕНКО: Он отец всем туркменам, естественно, папа. А чего тут возражаться-то? Нечего возражать. «Давно пора, — пишет мне латиницей Рамси Болтон. Надо вообще запретить письменность в России». Нет, письменность, может быть, не стоит. Но может быть, кириллицу? Давайте продолжим. Узбекистан, Туркмения, Азербайджан и Молдавия вернулись к латинской графике. Притом, если позволите, я из «Коммерсанта» это вычитал, если Азербайджан говорит на языке, очень похожем на турецкий, и переход Азербайджана на латинскую графику сблизил и без того близкие народы, азербайджанский и турецкий народы близкие, то именно с казахским ничего подобного не происходит. Потому что казахских язык относится к кипчакской ветви тюркских языков, абсолютно другая ветвь, и переход на латиницу ни с кем его особо не сближает.

    Д.КНОРРЕ: И даже с самими с собой, мне кажется, это вообще будет какая-то каша.

    С.ДОРЕНКО: Смысл, насколько я… если позволите, смысл перехода на латиницу Казахстана — безусловно, отдаление и новая демонстрация грани на границе с русским миром. То есть это отдаление от русского мира.

    Д.КНОРРЕ: То есть цель не сближение с кем бы то ни было, а именно отдаление…

    С.ДОРЕНКО: Цели сближения не может быть.

    Д.КНОРРЕ: Какая-нибудь гипотетическая, официальная версия. 

    С.ДОРЕНКО: Ерунда. Я цитирую вам политолога, специалиста по Средней Азии Аркадия Дубнова, который публикуется в «Коммерсанте». Я очень внимательно к этому отнесся, потому что мне комментарий кажется очень достоверным. «Принимая решение о переходе на латиницу, власти Казахстана не стремились, нет, к сближению с Турцией, с тюркским миром. Скорее, такой шаг позволит президенту Назарбаеву получит поддержку той части населения элит, которые стремятся отделиться от русского мира». То ест это новое отделение от русского мира. Это от нас шарахнулись, понятно? Вот и все. Чего тут добавить. Прекрасно.

    ЗВУЧИТ МУЗЫКА

    С.ДОРЕНКО: А это чего я включил, не знаешь? Это Саша Барат Коэн.

    Д.КНОРРЕ: Это по-русски.

    С.ДОРЕНКО: Дай мне по-английски, добренькая Даша.

    Д.КНОРРЕ: Найти вам?

    С.ДОРЕНКО: Дарю тебе мышь, дарю тебе клавиатуру, вон та дальняя. Шуруй. Даша запуталась в проводах. Ничего страшного. Нам надо Барата все-таки Сашу… Мы обсуждаем. Казахский лидер, мы знаем, что Казахстан все-таки управляется лидерски, он управляется не каким-то способом иным, а он управляется таким образом, что в конечном итоге Назарбаев принимает решение.

    ЗВУЧИТ МУЗЫКА

    С.ДОРЕНКО: Ну, и так далее. Саша Барат Коэн.

    Д.КНОРРЕ: Барон.

    С.ДОРЕНКО: Да. Саша Барон Коэн, а он Барат, спасибо большое за поправку, действительно, это так. Я хочу вернуться к тому, что Казахстан переходит… Я никого не оскорбляю. Нет, я никогда в жизни… «Без видеоряда не так смешно». Я никого не оскорбляю. Я улыбаюсь, и с приязнью я улыбаюсь, с восхищением. Но мне кажется несколько странным переход Казахстана на латиницу. Я сам для себя не могу его объяснить. Позвоните, пожалуйста, объясните мне. Сейчас не звоните все, не надо. Я прошу позвонить только тем, кто понимает, зачем конкретно переход на латиницу, для чего. И если у вас есть позитивное объяснение, то я его рад и с восхищением выслушаю. Алло, здравствуйте. Зачем переход на латиницу?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Вы правильно сказали, что Назарбаев лавировал между кланами. Это посыл к своим. С одной стороны, что я сделаю так, чтобы нам было проще говорить и писать, мы казахи. С другой стороны, это четкий посыл к нам: ребят, надо дружить еще более тесно. Потому что нам это не нравится. А если мы потеряем часть … мира, я сам из Приднестровья, я видел, как все это нехорошо идет. И терять… нам нельзя терять людей.

    С.ДОРЕНКО: Нельзя терять людей. Но видите, они акцентируют внимание на том, что они к нашему миру не принадлежат. Они акцентируют внимание на этом. Алло, здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Владимир. Бывший гражданин Казахстана. Был нюанс — я получал первый паспорт казахский, и там латиницей неправильно был написан Казахстан. Был скандал, потом паспорта меняли.

    С.ДОРЕНКО: Хорошо. Но для чего это сейчас делается?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я не представляю, как они смогут дальше жить. Потому что там много населения, которые… представьте, молодому человеку, студенту, как-то еще можно перейти на латиницу, а что будут делать остальные?

    С.ДОРЕНКО: Понимаю. 7373-94-8. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. К сожалению, все очень просто. Они не хотят новой Новороссии в Казахстане. Они хотят сделать таким образом, чтобы отключались настолько, чтобы игры уже не проходили…

    С.ДОРЕНКО: Но там и потенциально нет никакой Новороссии. Последний человек, от которого я что-либо подобное слышал, уже лет 20 назад, это был Лимонов.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да прекратите! Там огромное количество русскоязычного населения, которые очень недовольны происходящим в Казахстане.

    С.ДОРЕНКО: Я думаю, что они счастливы.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Недовольны казахстанскими порядками.

    С.ДОРЕНКО: Не знаю. Насколько я осведомлен, правда, позвольте мне говорить о том, что я знаю или как я осведомлен, может быть, это неверно, но последний человек, от которого я хоть что-то слышал о каком-то недовольстве, это лет 20 назад Лимонов. С тех пор я не слышал ничего.

    Д.КНОРРЕ: Если они недовольны казахскими порядками, они что, довольны российскими порядками?

    С.ДОРЕНКО: Я никогда не слышал ничего подобного. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я на радио…

    С.ДОРЕНКО: Да, вы на радио попали. Вы из Казахстана?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, слава богу.

    С.ДОРЕНКО: Почему слава богу?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: На латиницу меня пока не переводят. Я думаю, что это такое желание перейти на латиницу, если сравнить страны, которые на латинице или на кириллице, страны, которые на кириллице, в общей своей массе живут хуже.

    С.ДОРЕНКО: Хуже. Победнее.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это желание перейти в клан более правильных стран. Может быть такое.

    С.ДОРЕНКО: Магическое ощущение латиницы, дающей благополучие. Давай вспомним какую-нибудь страну… например, Албания пишет на латинском, а Сербия рядом пишет на кириллице. И все равно в Албании, как мне представляется, может, я ошибаюсь, все-таки народ беднее, чем в Сербии. Значит, это не всегда соблюдается, видите.

    Д.КНОРРЕ: Тут кто-то писал, может быть, это попытка сблизиться с Китаем? И Китаю так проще будет воспринимать… который все-таки латиницу, учат английский они. Латиницу проще воспринимать, чем что бы то ни было. Казахский язык это не совсем кириллица, там есть какие-то…

    С.ДОРЕНКО: Не знаю. «Назарбаев не видит перспектив в интеграции с отсталой экономикой России», — говорит Комбат. «Он хочет отдалиться и от Китая, и от России, наоборот», — говорит Сергей. «Это укрепит связь с Турцией и Азербайджаном, Назарбаев дружит с их лидерами», — говорит Армен. Армен, тем не менее…  я не специалист по тюркским языкам, но я верю специалистам по тюркским языкам, которые утверждают, тюркологи, что именно кипчакская ветвь тюркских языков, та, в которой казахских язык, она далека от турецкого. То есть примерно как русский и польский. Там какие-то корни уловить можно, но понять речь невозможно. Вот азербайджанцы и турки понимают друг друга, если я правильно понимаю. Если я неправильно понимаю, тогда скажите мне об этом. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Конечно, с нами никто не будет дружить, потому что шарахаемся в экономике, мы пали на дно. Патологическое состояние вообще не работать в индустрии. 10 процентов всего в этой сфере работают. Поэтому перспектив нет и планов нет модернизации. Конечно, турецкая система будет сильной империей, так что имейте в виду.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Я думаю, что было бы правильно проголосовать. Давайте проголосуем. Планы, это пока планы, они в 2017 году разработают уже учебники… одним словом, с этого года по 2025-й Казахстан полностью перейдет стопроцентно на латиницу. С этого года начинается. Перевод будет постепенный, он будет продолжаться в течение восьми лет. Вот этот переход Казахстана на латинский алфавит и отказ от кириллицы вы воспринимаете как предательство? Да — 134-21-35. Нет — 134-21-36. Не предательство, а попытку отдалиться от России. Это попытка отдалиться от России. 134-21-35 — да. 134-21-36 — нет. Ну, каким-то образом показать еще раз, что мы не они, мы, как писал в свое время Кучма, «Украина — не Россия». Переход Казахстана от кириллицы к латинице — это попытка отдалиться от России. 134-21-35 — да. 134-21-36 — нет. У меня очень много людей звонит, я думаю, мне не понадобится долго держать это голосование. Я подведу итог уже довольно скоро, у меня 300 уже человек. Голосование более-менее определилось, понятно, сколько человек так считает, уже существенно не меняется результат. Я остановил голосование, машина пересчитывает. 83 на 17. 83 процента наших слушателей считают, что это, безусловно, попытка отдалиться от России. 7373-94-8. Алло, здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Мне кажется, это попытка глобализации, стратегический такой переход на глобальный, так называемый Globish, от региональной кириллицы к глобальной латинице.   

    С.ДОРЕНКО: У меня такой вопрос. А может, нам тоже перейти на латиницу?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вполне.

    Д.КНОРРЕ: Нам бы на кириллице научиться писать.

    С.ДОРЕНКО: На латиницу перейти тоже. Типа Globish и дело с концом, а?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Конечно.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Я предлагаю вам еще одно голосование. А что, если нам, опередив Казахстан, тоже перейти на латиницу? В самом деле, я объясню. Мы получили кириллицу от этих киевлян ужасных, которые были протоукраинцами. То есть они уже тогда были зловещие, эти протоукраинцы, и они заставили нас писать кириллицей, как это ни возмутительно. А, может быть, такая точка зрения есть? Давайте будем глобальными. А почему нет? Сколько это займет времени? Всего ничего. Через пару месяцев мы совершенно спокойно прочитаем Льва Толстого на латинице, что за проблемы. Давайте начнем голосование. России надо тоже перейти на латиницу. Да — 134-21-35, нет — 134-21-36. России надо тоже перейти на латинский алфавит, отказаться от кириллице. Какие-то книги могут остаться на кириллице, жрецы какие-то будет специальные изучать.

    Д.КНОРРЕ: На пергаменте что-нибудь оставить, издание в золотом переплете.

    С.ДОРЕНКО: Да. Кругом какие-то капли от свечей и так далее. России следует тоже перейти на латиницу, действительно, сколько можно? Переходить и точка. Там были Кирилл с Мефодием, они действительно очень умные люди, они изобрели алфавит, а именно — взяли греческий. Это изобретение, думаю, тоже заняло около 20 минут. Они взяли греческий и шарахнули его… ты знаешь, кто был заказчиком? Натовский князь Моравский. Не помнишь эту историю? Моравия, входившая в то время в НАТО, в агрессивный блок НАТО, альянс, антирусский блок НАТО. Моравия заказала этим двум добродетельным людям, действительно интеллектуалам и все на свете, алфавит. Они долго думали, и сделали это. Я думаю, долго, но мне кажется, как 20 минут примерно. Взяли греческий алфавит и шарахнули.

    Д.КНОРРЕ: Типа как наш.

    С.ДОРЕНКО: Абсолютно верно. Пришли к моравскому князю и сказали: моравский князь, вот вам алфавит. Но моравский князь передумал, и не знаю, заплатил или нет. И они двинули куда повосточнее, где, может, прокатит. И пришли в г.Киев. И там загнали киевлянцам. Киевлянцам вот этим вот, хунте этой, хунте бесстыжей, антирусской.

    Д.КНОРРЕ: «Правому сектору» этому.

    С.ДОРЕНКО: Запрещенному на территории Российской Федерации. А мы почему должны? Мы не обязаны, вообще говоря, что это, а?

    Д.КНОРРЕ: Конечно.

    С.ДОРЕНКО: Зачем нам обязательно алфавит «Правого сектора», террористической организации, запрещенной на территории России? Зачем он нам нужен? Я останавливаю это голосование. России надо тоже перейти на латиницу. 49 процентов — да. 51 — нет.

    Д.КНОРРЕ: Ничего себе. Я, кстати, думаю, что 49 процентов не шутят, абсолютно серьезны.

    С.ДОРЕНКО: Мне пишет Александр Минкин. Господа, я вас очень прошу сейчас не звонить. Я бы хотел поговорить с Александром. Александр, позвони мне, пожалуйста. Не пиши. Он мне пишет в Facebook, да еще и в личный. Саш, пожалуйста, позвони, аргументируй. С двумя пятерками на хвосте, позвони меня. Ребят, ловим телефон Минкина. Никто не звонит, Минкин звонит, договорились? Минкин не звонит, и никто не звонит, и я один треплюсь, договорились? Минкин звонит. Саш, пожалуйста, позвони мне. И аргументируй. Потому что он говорит, что… вот он есть. Саш, доброе утро.

    А.МИНКИН: Привет. Это в первую очередь надо жалеть их самих. Жителей той страны, которая отказалась или собирается отказаться от кириллицы. Я про казахов говорю. Русские там еще как-то сохранят свое. Но у казахов исчезнет понимаемость этих букв. Если ты не понимаешь этих букв, все книги, которые напечатали за последние сто лет на русском языке, а их там большинство, это еще с царской России, все эти гигантские библиотеки онемеют, просто в помойку.

    С.ДОРЕНКО: Можно же перепечатать.

    А.МИНКИН: Нет. Никто не будет никогда столько вкладывать денег, сколько вложил Советский Союз в издание классиков на русском языке. Я же не только про Достоевского говорю. Шекспир, Сервантес и так далее. Кроме того, это какая-то идиотская иллюзия, что если ты выучил латиницу, ты поймешь все, что напечатано на латинице. Нет. Потому что ты если знаешь английский язык, то латиница и английский язык  — вот и все, что у тебя будет. Испанский ты не прочтешь.

    С.ДОРЕНКО: Саш, скажи, может быть, России перейти…

    А.МИНКИН: Не надо. Как только ты знаешь меньше, ты становишься глупее. Если ты знаешь много шрифтов, ты умнее. Ты знаешь один шрифт — ты дурак. Ну, не дурак, конечно, но обделенный.

    С.ДОРЕНКО: России не надо переходить на латиницу?

    А.МИНКИН: Ни в коем случае, конечно, нет. Еще тут такая вещь. Все в переводе ухудшается.

    С.ДОРЕНКО: Извини, кроме перевода Маршака и других блистательных русских переводчиков… Извини, у меня новости.

    НОВОСТИ

    С.ДОРЕНКО: Поработаем. С латиницей, конечно, вы меня убили. Что 51 процент только не хочет переходить с кириллицы. 49 процентов хотят перейти. Мне очень жаль, что мы не дослушали Александра Минкина, который говорил сущностно важные вещи о том, что переводы на русский язык есть настолько самодостаточные, блистательные абсолютно. Начиная от английской классики, который блистательный Маршак, великолепный, совсем запредельный, который создает некий слой культуры, который впору переводить назад на английский. Потому что он гигантский, самодостаточный и он абсолютно блистательный. Много-много разных переводов. И «Пеппи Длинный Чулок» блистательный… у нас много всего. Домрачева «Алиса в Стране Чудес» совсем запредельная. Много всего невероятного в русском…

    Д.КНОРРЕ: Да вся классика зарубежная, Джек Лондон, Гюго переведен прекрасно. Но там же речь идет не о переводе, а о транслитерации именно. Это же просто будет тот же русский язык, только латинскими буквами.

    С.ДОРЕНКО: Да. Я хотел возразить это Саше, потом в конце сказать, что перевод-то будет тот же, ничего не надо, просто транслитерация букв будет. «Буратино», а «Урфин Джюс и его деревянные солдаты» блистательный волковский? Пастернак Шекспир. Да, спасибо. «Аверченко перевел «За спичками» на русский, потом финны перевели его назад на финский», — говорит Великий Немой. Прекрасно. Речь идет не о переводах, все это транслитерация, просто буквы заменить. Что за проблема, я не понимаю? У вас глаз просто будет спотыкаться сначала, вам будет казаться, что вы по-польски читаете. Но ведь слова будут те же самые. Просто как будто вы уехали… как будто вы сидите в аэропорту Хитроу, не имея телефона, ничего, и с казенного компьютера латиницей шарашите пост в Facebook. Примерно так будет, то же самое. Нормально будет. «А в Сербии успешно используется и латиница, и кириллица. И так, и так можно». «А Заходер?». Да, 45-й, абсолютно блистательный Заходер. Если говорят на русском, «ж» всегда менять на «р», то получится волне понятный русский текст». И так далее. Давайте все-таки скажем, что речь не идет об отмене русского языка. Нет, никто не собирается отменить русский язык. Мы с вами вполне себе шутливо, конечно, предложили перейти на латиницу. Но это не меняет никак того, что можно точно так же напечатать переводы на латинице. Разве нет?

    Все-таки очень много людей хотят высказаться. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуй    те. Есть такая марка английского мотоцикла 40-50-х годов, и то, что у нас на заборах написано…

    С.ДОРЕНКО: «Триумф».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет.

    С.ДОРЕНКО: Я умоляю! Сейчас он еще что-нибудь скажет. 7373-94-8. Алло, здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Игорь. Я в Казахстане жил. У них такой вполне богатый алфавит и звучание. Они почему еще хорошо говорят на русском языке, очень чисто…

    С.ДОРЕНКО: Немножко акают, чуть-чуть.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Они как москвичи. Нет никакого акцента. 

    С.ДОРЕНКО: Избыточно. Скажите «молоко».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Молоко.

    С.ДОРЕНКО: Вот все, я вас поймал. Потому что русские в первом слоге, в предударном втором, они редуцируют, там вообще почти нет гласной. Мы говорим почти как болгары. «Молоко» — там почти нет гласной. А казахи режут — «малако», вот так. Это как раз слышно. Вы редуцируете как первый предударный, а у нас разница есть в редукции, первый и второй. Ладно, хорошо, я это слышу.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Еще. Узбекистан перешел уже на латиницу, мне кажется, казахам посмотреть, что там произошло и как, насколько они стали богаче.

    С.ДОРЕНКО: Уже видят. Ну, богаче, может, не стали. Но результаты видят, насколько это дорого и так далее. Как казаха можно поймать за язык очень легко.

    Д.КНОРРЕ: Я уже поняла, да.

    С.ДОРЕНКО: У нас слово «молоко», мы говорим почти без гласной первый слов, почти «млоко».

    Д.КНОРРЕ: И «облака» тоже, кстати: «блака»

    С.ДОРЕНКО: У нас первый предударный есть, второй предударный. Если мы в первом предударном редуцируем почти в «а», то втором предударном мы практически редуцируем в ноль.

    Д.КНОРРЕ: Проглатываем, да.

    С.ДОРЕНКО: «Коперация», понятно,  да?

    Д.КНОРРЕ: Да. Проглатываем этот звук.

    С.ДОРЕНКО: А казахи рубят так «малако», вот так говорят. И это очень смешно. Они говорят: мы же говорим без акцента «малако». Да, без акцента, только вы говорите, как роботы.

    Алло, здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Владислав меня зову. После революции Луначарский еще предлагал перевести русский язык на латинскую графику. Это как отторжение всего, что было до того. У казахов, скорее всего, тоже отторжение старой советской наследственности и как бы утверждение своей самостийности. А что касается перевода на графику, я вчера слушал казахских лингвистов, они говорят: кириллическая графика, конечно, более современная, более удобная, чем латинская.

    С.ДОРЕНКО: Да, самих букв больше, обратите внимание.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Букв-то больше, тем и удобнее. И «ч», «ж», «ш» в латинской графике с ума сойдешь…

    С.ДОРЕНКО: Там несколько букв придется.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это полный дурдом. 

    С.ДОРЕНКО: Не полный, подождите. Живут же как-то португальцы и живут же как-то поляки. Ничего страшного.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Если с рождения к этому привык, то да. А вот так, я работаю с азербайджанцами, те даже, кому 40 еще нет, они все равно пишут кириллицей, хотя в школе учили латиницу. Им удобнее кириллический шрифт.

    С.ДОРЕНКО: Понятно. Спасибо. Потому что конверсия, господи! Меня спрашивают, почему на СМС на кириллице меньше символов, чем на латинице. Во-первых, СМС было в 90-е годы, уже давно все это искусство СМС умерло, его не существует больше. Харьковчанин, вы дремучий человек, древний. Во-вторых, потому что конверсия идет, на одном знаке висит два символа, все очень просто. Так, Харьковчанин, спокойно. Вы нам кириллицу подарили, спасибо вам большое. Все, мы откажемся, пойдем на латиницу. 7373-94-8. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Мне кажется, что это не слишком положительная будет тенденция, если все поменяют. Потому что в этом есть наша самость. Чем больше символов, тем лучше. И все-таки в английской раскладке многие звуки невозможно отразить.

    С.ДОРЕНКО: Какие?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Допустим, «ы» как вы отразите на английском языке?

    С.ДОРЕНКО: Очень легко, «y» буду писать и все.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Но она имеет несколько коннотаций все-таки.

    С.ДОРЕНКО: Вы же понимаете… давайте мы с вами условимся о том, что красненькая пуговица будет означать «а», а какая-нибудь черненькая с белой точечкой будет означать «о». Это же вопрос, как мы условимся, так и будет, какая вам разница? Это просто знаки. Мы с вами условимся, что такая пуговка такая будет, а такая пуговка — такая. И все. И какая разница? Точка-тире, если морзянкой можно передавать звуки. Морзянкой! Это вообще вопрос…

    О! Бывшего главу Марий Эл поймали, задержали и все. Маркелов задержан по подозрению в получении взятки. Леонид Маркелов задержан.

    Д.КНОРРЕ: Через неделю после отставки.

    С.ДОРЕНКО: Сейчас он ушел в отставку, и уже пойдет в тюрьму теперь. Видите, как интересно. А был кто? Перед ним кланялись все и всё такое.

    «В латинице нет мягкого и твердого знака», — говорит 76-й. Ну и что? Какая вам разница? Вы дремучий человек. Португальцы говорят твердую «л», допустим, а испанцы чуть мягче. Они знаком не обязаны это обозначать.

    Д.КНОРРЕ: Это нас избавит от главной ошибки, которую все делают «-тся» и «-ться».

    С.ДОРЕНКО: Апостроф ставьте. Ничего не надо ставить. Вообще ничего, да?

    Д.КНОРРЕ: Да. Меньше знаков — меньше ошибок. И не придерешься.  

    С.ДОРЕНКО: А «л», например, в конце слова, по-испански звучит мягче, чем по-португальски. Не надо ставить мягкий знак, просто испанцы так ее произносят. Я не понимаю, зачем обязательно ставить знак? Что это вас вштырило, что вам обязательно надо поставит знак? Вы что, бухгалтеры все? Бухгалтера? На фига все время ставить знак. В русском языке вообще половину ударений надо запоминать, например, никакого знака не существует. Но мы запоминаем, говорим как-то с божьей помощью, а? «У украинцев есть «гэ» и «хэ». И у нас есть и «гэ» и «хэ». У нас тоже есть «г» фрикативное в русском языке. В одном слове — «слава богу».

    Д.КНОРРЕ: Но это уже уходит, Сергей.

    С.ДОРЕНКО: В русском языке «г» фрикативное существует в одном идиоматическом выражении — «слава богу». Там «г» фрикативное, это из старославянского. Старославянцы были такие чуваки, что они «г» говорили фрикативное, «хэ» так говорили. Поскольку они научили нас славить бога, то мы «слава богу» говорим так, как нас научили. Ну а как по-другому? А чистую «г» в слове «слава богу» говорят казахи, совершенно справедливо. Вот мне пишет казашка: «А я говорю всегда чисто «г». Ну, правильно, у вас в Казахстане много всяких дикостей, товарищи. А здесь у нас, извините, мы получили «слава богу» из старославянского языка. А они «г» говорили фрикативную. И нас научили этого киевлянцы, религии. Нам приходится тоже. Все, поехали дальше.

    С.ДОРЕНКО: Хохлы! Вы подумайте, что мы делали до хохлов — сидели на деревьях, обхватив стволы хвостами. Что вы делали до хохлов? Хохлы научили вас пить, курить… что я хотел сказать? нет, наоборот. Хохлы научили вас в бога верить. Хохлы научили вас есть ножом и вилкой, спускать за собой воду в клозете. Все научили хохлы, все. Писать, читать, черт побери. Буквы вам принесли кириллические.

    Д.КНОРРЕ: Молиться.

    С.ДОРЕНКО: Всему хохлы научили. Теперь меня обвиняют, что я хохол. Ну да, и что теперь? Я и есть хохол.

    Д.КНОРРЕ: Да все мы хохлы немножко.

    С.ДОРЕНКО: В какой-то степени, если вы едите ножом и вилкой, если вы читаете по-русски и пишете по-русски, кириллицей. Вы и есть ученик хохлов. А кого еще? Киевляне всему научили. Правильно я рассуждаю? Нет. Может, неправильно, не знаю.

    Более 60 процентов россиян назвали себя религиозными. Круто? В России с 2012 года число людей, считающих себя религиозными, возросло с 55 до 61 процента. Хочешь проголосуем?

    Д.КНОРРЕ: Да, конечно.

    С.ДОРЕНКО: Кстати, про религию если мы уж заговорили. Церковь отреклась от iPhone золотых.

    Д.КНОРРЕ: Да, пришлось опровергнуть.

    С.ДОРЕНКО: У меня были две религиозные темы. Еще была про девочку очень смешная новость. Можно про девочку? Девочка, которую подарили священнику. Но это не русскому священнику, спокойно. Тут хохлы ни при чем. Афганскому священнику подарили девочку. Девочке шесть лет. Он к ней не прикасался, ничего.

    Д.КНОРРЕ: Выращивал?

    С.ДОРЕНКО: Растил ее. А почему нельзя растить девочку? Мужчина был арестован, там, в Афганистане. Ему 60 лет. Он умудренный человек, он спокоен.

    Д.КНОРРЕ: Какой кошмар!

    С.ДОРЕНКО: Что значит кошмар? Кошмар, жалко его, вот именно, что арестовали. 60 лет ему, умудренный, спокойный человек.

    Д.КНОРРЕ: Старый, мерзкий…  

    С.ДОРЕНКО: Не понял. 60 лет это какого года рождения? 1957-го. Ну… Видишь, я нервно бью пальцами.

    Д.КНОРРЕ: И что?

    С.ДОРЕНКО: Тебе не нравятся люди…

    Д.КНОРРЕ: Нет, мне все нравится. Я не про это. Я про то, что подарили.

    С.ДОРЕНКО: Владимир Владимирович, например, 1952-го.

    Д.КНОРРЕ: Я все осознала! Да-да, все отлично.

    С.ДОРЕНКО: Сергей Кужугетович 1955-го. Секундочку. Лавров какого года? Ага! Можно, КГБ, товарищ майор, она сказала «старый и мерзкий» сейчас, я слышал. Ага! Интересно!

    Д.КНОРРЕ: Я не в этом смысле.

    С.ДОРЕНКО: Она в другом смысле. Мужчина был арестован после того, как выяснилось, что он женился на шестилетней девочке. И зовут его Мухаммед Карим. Он женился на ней после того, как получил ее в подарок от родителей. Ее родители подарили девочку. Можно подарить щенка? Можно. Это живое существо. Подарили девочку. Девочка чем хуже щенка? Может быть, ей голодно было в отчем доме. Может быть, в отчем доме этих девочек было 15 человек.

    Д.КНОРРЕ: Но он ее не удочерил, а женился на ней.

    С.ДОРЕНКО: Значит, формально легче жениться, чем удочерить, в сущности.

    Д.КНОРРЕ: В Афганистане? Возможно, да.

    С.ДОРЕНКО: Чтобы удочерить, наверняка надо ходить куда-то, обивать пороги. А тут просто произнес формулу — готово дело. Он сам священник вдобавок.

    Д.КНОРРЕ: Это, конечно, оправдывает его со всех сторон.

    С.ДОРЕНКО: Ему проще простого на ней жениться. Теперь ее сейчас осмотрели, когда его арестовали. Ее осмотрели самым тщательным и бесстыжим образом — он к ней не прикоснулся.

    Д.КНОРРЕ: А сколько ей сейчас лет?

    С.ДОРЕНКО: Ей шесть.

    Д.КНОРРЕ: А, сразу же его завернули. Я думала, что она выросла, и потом все вскрылось.

    С.ДОРЕНКО: О чем ты говоришь? Он к ней не прикасался. Он ее кормил, поил, потчевал, учил грамоте. Что Земля круглая, всякое такое, эволюцию преподавал ей, физику, процессы. Говорил: если нагреть — расширяется, и так далее. А Иосиф и Мария? В каком возрасте они?

    Д.КНОРРЕ: Да. Не в самом молодом.

    С.ДОРЕНКО: И что? А у русских не было такого? А про что поется песня «не для меня дева с черными бровями»?

    Д.КНОРРЕ: Так вот он-то как раз смирился. Он не женился…

    С.ДОРЕНКО: Мы идем к казачеству как к основе русской морали, нравственности и христианнейшего понимания жизни. Мы учимся у казачества. Почему мы учимся у казачества? Потому что мы здесь космополитическая плесень, а казачество дает нам истинное понимание морали, нравственности, обычая и так сказать кристалла какой-то русской души. Правильно я понимаю или нет?

    ЗВУЧИТ ПЕСНЯ

    С.ДОРЕНКО: Это про что было? Что кто-то выращивает девочку, с черными бровями.

    ЗВУЧИТ ПЕСНЯ

    С.ДОРЕНКО: Поет Пелагея. И мальчик. Которого она растит не для себя. Растит мальчика. Мальчик ничего такой, наверное, вырастет однажды потом. Она говорит: но не для меня. Понимаешь, в этой песне очевидные указания на то, что зрелый казак смотрит на девочку..

    Д.КНОРРЕ: И он себе говорит: не для меня, до свидания.

    С.ДОРЕНКО: А почему? Потому что пуля в тело белое вопьется. Если бы не впилась, конечно, он бы выращивал девочку для себя. Он бы выращивал девочку. Но, он говорит, не могу вырастить девочку, потому что пуля в тело белое вопьется. Вот же в чем дело. В конце это…

    Д.КНОРРЕ: Отвратительно.

    С.ДОРЕНКО: Абсолютно омерзительно. Особенно мужчине старше 55-го года рождения. Правильно ты сказала? Ах, как она закопала себя в глубочайшую яму?

    Д.КНОРРЕ: Только старше 55-го… Подождите, я сейчас опять себя закапываю.

    С.ДОРЕНКО: Она закопала себя снова! Выращивание девочки — это казацкая привычка. Он идет на войну, и знает, что в тело белое вопьется пуля. Но если бы не пуля, он бы ее выращивал. Послушайте. Серьезно.

    ЗВУЧИТ ПЕСНЯ

    С.ДОРЕНКО: И так далее.

    С.ДОРЕНКО: СМИ узнали об обсуждении образа будущего России перед выборами. Мне кажется, это абсолютно принципиально важно. Я думаю, надеюсь на это очень, потому что как раз не хватает образа будущего в России.

    Д.КНОРРЕ: А мы про религиозность…

    С.ДОРЕНКО: Мы обещали религиозность. Сейчас 56 минут. Тем не менее, закончу. Религиозность возросла. Русские люди стали более религиозными. Давай быстро заладим голосование и я расскажу об образе будущего. Товарищи, давайте проголосуем, я вас очень прошу. В России с 2012 года число людей, считающих себя религиозными, выросло с 55 до 61 процента. Вы считаете себя религиозным. Да — 134-21-35. Нет — 134-21-36. Это абсолютная самооценка, ваша самооценка, больше ничего. Никто не спрашивает, как часто вы ходите к причастию или сколько раз молитесь в день, абсолютно не имеет значения. Ваша самооценка. Вы считаете себя религиозным. Да — 134-21-35. Нет — 134-21-36. Я сужу по массе нашего голосования, обычно от 28 до 32 процентов у нас. На нашей станции… причем я могу сказать, что это продолжается уже девять лет почти. Они не меняются. В разные времена, в разные годы у нас по религиозным голосованиям примерно 28-32 процента. Ну, не знаю. Давай остановим, у меня уже полтысячи. Ты же мне не дашь соврать? Она не даст мне соврать. Я ни разу не врал, обратите внимание. Машина продолжает пересчитывать. Ты видишь, что я нажал остановить, но она не останавливается. Все, остановилась. Машина, эпилептически, испуская пену, дыша тяжело, остановилась. Потому что я птицу влет сбил, она бы еще голосовали. 34 на 66. Скажи людям, что я не вру.

    Д.КНОРРЕ: Да-да, так и есть.

    С.ДОРЕНКО: Он не врет. 34 на 66. 34 процента считают себя религиозными, здесь, в аудитории. Я говорил вам 28-32. Ну, хорошо, 34. Было 26…

    Д.КНОРРЕ: Может быть, если бы мы голосовали, сравнялось бы до 30.

    С.ДОРЕНКО: Нет, не сравнялось бы. Потому что мерцало, я скажу в пользу религиозных людей, мерцало 34-35. То есть машина остановилась на 34 в результате. Это научный факт, я вижу перед собой. Но тенденция была не к уменьшению. Если бы мы поголосовали еще пять-десять минут, например, может быть, было бы 35. Не 33. То есть тенденция была к увеличению, не к уменьшению. Хорошо, 34 процента. Они считают себя религиозными. «Хорошо бы узнать у них, как они определяют свою религиозность», — говорит Юрий. А я считаю, что не надо узнавать этого. Люди так считают, и надо к этому отнестись с уважением.  Религиозники и религиозочки, мы вас очень уважаем. Это вопрос свободы совести. Мы не должны в это вмешиваться. Мы пойдем и проживем его, этот четверг, 13 апреля.

    Версия для печати

Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus