• «ПОДЪЁМ» с Сергеем Доренко от 14.04.2017

    08:30 Апрель 14, 2017

    В гостях

    С.ДОРЕНКО: 8 часов 38 минут. Пятница, 14 апреля. Здравствуй, великий город! Здравствуйте, все! Это радио «Говорит Москва»! Говорит Москва! Дарья Кнорре, ведущая этой программы.

    Д.КНОРРЕ: И Сергей Доренко. Доброе утро.

    С.ДОРЕНКО: Слушай, тебя кусал когда-нибудь… про клещей постоянно…

    Д.КНОРРЕ: Нет. Я каждый год боюсь…

    С.ДОРЕНКО: Это же миф. Не существует никаких клещей. Клещи существуют у собак между ушами. Правильно? Я видел много раз.

    Д.КНОРРЕ: Это другие.

    С.ДОРЕНКО: Клещи раздуваются, ты их выковыриваешь у собаки и по приколу ногой давишь обычно. Я собак, например, когда чешу за ушами, нахожу там клещей. У людей не бывает, я не видел. Я тебе объясню. Я жил в тайге, это не шутка, а настоящая тайга, фактическая тайга.

    Д.КНОРРЕ: Я тоже была в тайге. Не жила, но была.

    С.ДОРЕНКО: Я жил в тайге два года вообще просто жил.

    Д.КНОРРЕ: В палатке? В землянке?

    С.ДОРЕНКО: В ДОСе. Знаешь, что такое ДОС? Дом офицерского состава. Я жил в четвертом ДОСе, я был в третьем ДОСе. Я ходил, вот сарай, у нас был титан. Для того чтобы топить титан, у нас был сарай. В сарай я уже ходил в тайгу, сарай уже стоял в тайге. Я на велике ездил. Больше того, у меня в сарае стояли капканы на колонка. Ты понимаешь, что я тебе сейчас объясняю? Ребят, насколько близок я к природе, на самом деле. Я шел в тайгу в сарай за дровами для титана, и у меня в сарае стояли капканы на колонка. Колонок — это животное. Ну, не соболь, такая маленькая говнюшка, горностай, я не знаю, из семейства куньих. Мех менее ценный, чем у соболя. Когда приходит соболь, колонок уходит. Когда приходит колонок, значит, соболя нет. Потому что колонок и соболь ареал не делят. Соболь сильнее, он выселяет колонка.

    Д.КНОРРЕ: А зачем ставили капкан? Чтобы не жрал что-нибудь?

    С.ДОРЕНКО: Чтобы колонок не воровал мясо изюбря. Как это не понятно, товарищи?

    Д.КНОРРЕ: А, вы на изюбря ходили?

    С.ДОРЕНКО: Изюбря приносил отец с охоты. Это гигантский олень, как вапите американские. Не европейский олень, который похож на козочку такой, а гигантский, как будно саблезубый олень.

    Д.КНОРРЕ: Я видела картинки.

    С.ДОРЕНКО: У нас в сарае, в гараже у отца хранился пенис изюбря замороженный. И колонки пытались его съесть. Он такой мохнатый, огромный член изюбря.

    Д.КНОРРЕ: Какие там клещи, Сергей?

    С.ДОРЕНКО: Клещи там как немецкие овчарки. Но меня ни разу не укусил ни один.

    Д.КНОРРЕ: Вы как-то отпугиваете, значит.

    С.ДОРЕНКО: Нет, я просто их брат. Они чувствуют, что я их, понимаешь? Паукообразный, хелицеровый, членистоногий, линяющий и первичноротый, двустороннесимметричный — я, и метозой, животное… Animal, как справедливо сказал Трамп. Вот и все. Они не кусают меня никак. Видать, у них есть какая-то разборчивость.

    Д.КНОРРЕ: Есть, да.

    С.ДОРЕНКО: Они смотрят, чего послаще. Во-во, есть люди, которые нам пишут… Они смотрят, кого послаще, а я ни разу... Причем я в тайге не просто жил, я не вылезал по восемь часов из тайги. Мы уезжали куда-то к чертям собачьим в охотничьи угодья, за Сихотэ-Алинь, за Большой Хинган. Просто смешно, куда мы уезжали, сейчас рассказывать, это место на планете сыскать невозможно. Туда даже тигры Путина не доходили. Ты знаешь, что он кольцевал тигрицу рядом с нашим гарнизоном, там недалеко? Переясловка. 

    Д.КНОРРЕ: Я уже запуталась, где вы родились, где вы жили. Ну, где вы родились, я знаю.

    С.ДОРЕНКО: Мать, я из тайги. Дерсу Узала вообще. Ну, хорошо. Клещи. Клещи кусают собак. Давайте прямо скажем, никогда не кусали людей, я не видел такого. У нас там был постоянный энцефалит, это же Дальний Восток.

    Д.КНОРРЕ: У меня есть знакомые, которые заболели энцефалитом. И это страшно просто.

    С.ДОРЕНКО: Но я был, Вовка Докучаев, Серега Шестеров, мои друзья все. Ни один ни разу не видел клеща на себе. Все это сказки, это чушь какая-то. Что вы ерундой занимаетесь.

    Давайте погоду посмотрим. Ну, правда, навыдумывают, напугают друг друга, как старые бабки ходят, толкутся, какие-то клещи энцефалитные. Да у нас клещи энцефалитные, трава шевелилась от них, как они ползли. Но они от человека отползают, им в голову не приходит кусать человека. Зачем это делать, когда столько собак вокруг? Или вы собаки тогда, уж определитесь, скажите, что вы собаки.

    Слушайте, с погодой быстро. Сегодня хорошая погода будет при 5, даже 6 градусах. А ночью будет минус 1 – минус 2, я хотел вас предупредить. Завтра будет днем аж 4-5 градусов жары, ну, попрохладнее, чем сегодня. Сегодня раскочегарит до 6 градусов жары, а завтра в самый топ, в 16 часов, будет 5 градусов жары. И в воскресенье мы встретим утро на минус 1.

    Д.КНОРРЕ: И снег.

    С.ДОРЕНКО: И снег. Ты хочешь, чтобы вот прям снег? Я тебе расскажу про снег. Снег настоящий, хороший снег такой, душевный, пойдет в понедельник. А в воскресенье снег с дождем.

    Д.КНОРРЕ: А самый душевный снег сейчас в Питере, там все замело, вы знаете? Сугробы, такая типичная питерская апрельская погоды.

    С.ДОРЕНКО: Ну и хорошо. А в понедельник на вторник будет хороший снег и минус 3 ночью. Во вторник на среду будет хорошая погода и минус 3 опять. Со среды на четверг минус 1 температура. В четверг опять снег с дождем, в пятницу 0 градусов ночью. И так все время будет мерзость, товарищи, ажник до следующей какой-то среды, которая будет через десять дней. Это будет уже 12, а ночью целых 5. Что мы в марте видели. Так вот, это будет в конце апреля. В конце апреля будет март.

    Теперь про движение два слова. Потому что мне люди плачутся, что на юге. На юге все стоят, скорость 7 км/час, народ  описывает свою жизнь вот как: «Хватит ездить в офис на машине», «Передайте в Газель сигареточку». Кто проехал эту ситуацию, что там? «А где гайцы, почему никто не работает?». Люди стоят на юге МКАД, на Варшавке, пытаются куда-то ехать зачем-то, 0 км/час. Тщетно, ребят, забудьте об этом.

    С.ДОРЕНКО: Ты соблюдаешь Великий пост?

    Д.КНОРРЕ: Нет. Я вообще пост не соблюдаю никакой. Ни большой, ни великий, ни малый.

    С.ДОРЕНКО: Малый пост.

    Д.КНОРРЕ: Нет, это не про меня.

    С.ДОРЕНКО: Знаешь, я тебе серьезно сейчас скажу, на самом деле, почему на яйца переходят, а не сразу на свинину с картошкой. Подумай об этом. Ты разговляешься в три часа ночи. У меня был один друг, он и есть, в Лондон переехал, он православный очень. Если я не православный, например, никакой, а атеист вообще и шиваист кашмирский, и даос, конечно, естественно. Я живу в Москве, но он как православный человек переехал в Лондон, что справедливо, правильно? Его тянет больше на православие…

    Д.КНОРРЕ: Очень традиционный человек такой.

    С.ДОРЕНКО: Да. Он меня приглашал и учил, как жить. И правильно делал. Что в три часа ночи разговеться. Я его спрашивал: почему мы сразу не можем разговеться сырокопченой     колбасой? С какого фига? Он говорит, дело в том, что сначала надо пищеварению привыкнуть.

    Д.КНОРРЕ: А, и белок яйца усваивается лучше, чем…

    С.ДОРЕНКО: В том-то и дело, в этом и хитрость. То есть ты типа 40 дней ничего не жрал, кроме по воскресеньям черную икру все время ел. Но это нормально. А потом же шесть дней не ел ничего, кроме каши, картошки, всего этого безобразия, и опять черной икры, понемножку так. И потом тебе надо приучать организм к жирному, к холестерину. Черная икра вроде тоже приучала. Ну, ладно, неважно. Они начинают с яиц. Они типа поели яйца, уже можно маленечко сливочного масла. Ага, иди сюда, холестеринчик. Ну-ка, витамин Е, витамин А.

    Д.КНОРРЕ: А кулич, который делается из дикого количества масла сливочного, сахара?

    С.ДОРЕНКО: Кулич делается из теста, ты перепутала. Пасха делается…

    Д.КНОРРЕ: В тесто добавляется куча масла. А пасха тоже жирная очень.

    С.ДОРЕНКО: Она жирная. Там примерно половина сливочного масла, остальное изюм, мы знаем.

    Д.КНОРРЕ: И немножко творога.

    С.ДОРЕНКО: Пасха — это когда много-много сливочного масла, немножко расколачивают и туда вколачивают изюм и цукаты. И говорят: это пасха, пожалуйста, ешьте. 80 процентов жирности. Это понемножку, называется, себя приучать. Как живет русский электорат, я тебе объясню сейчас. Система питания его: завтракает вареной колбасой, это соль с жиром, ты знаешь. Что такое вареная колбаса? Это жир с солью и немножко сои…

    Д.КНОРРЕ: Нам объяснили, что это туалетная бумага и крысы.

    С.ДОРЕНКО: Туалетная бумага по вкусу. И крысы, да, по вкусу. А по факту туда кладут немножко соевого белка для вкуса, вот он и отдает крысами все время. А остальное типа это соль с жиром. То есть жир, крепко соленое пальмовое масло. Это люди едят на завтрак. Я тебе объясняю про электорат, чтобы ты понимала.

    Д.КНОРРЕ: Нет, вы не знаете. Это порезано, обжарено на подсолнечном масле…

    С.ДОРЕНКО: С двух сторон.

    Д.КНОРРЕ: Естественно. Знаете, выпуклая такая становится колбаска, залитая яичком, немножко молочка добавляют, типа омлетик. И вот это все с хлебушком черным бородинским. Ой, прекрасно! С горчичкой.

    С.ДОРЕНКО: Сразу можно на тот свет. Но эти люди доживают до вечера потом. В обед они идут в столовку, как мы хорошо знаем. Это единственное место, где их кормят прилично. Потому что завтрак убийственный, они должны сдохнуть еще до десяти утра. Но они не сдыхают. Почему, не знаю, потому что у них уже генетическая защита. Они как бы такие в титановых шлемах. Потом они идут в столовку в своей организации, и это единственное место, где прилично кормят. Там дают им котлеты, в которые специально размалывают старые тряпки, такие гниющие тряпки, знаешь, как доску вытирали в школе или которыми пол моют? Такие тряпки, которые гниют. Их специально, есть такая технология, размалывают в котлеты и подают на предприятиях. Серьезно говорю, это пахнет действительно… На Первом канале, не шутя, повел иностранца туда, Иржи, чех. Говорю: съешь эту котлету, это вкус моего детства, это вкус моей жизни, это вкус Советского Союза.

    Д.КНОРРЕ: Сергей, спуститесь на третий этаж. У нас тоже вкус детства, тоже столовая.

    С.ДОРЕНКО: У нас вкусно. Не надо. Я сейчас чего-нибудь скажу, меня потом кочергой встретят. Зачем? Короче, на Первом канала я повел Иржи, этого чеха, пожрать эту котлету. И там действительно волокна тряпок, грязные тряпки, которые перемолоты специальными мясорубками, это, может, военное производство.

    Д.КНОРРЕ: Называется фрикадельками это все, да?

    С.ДОРЕНКО: Может быть. Meatball, не знаю. А вечером, когда они приходят, это их нормальная диета, они хавают свиную шейку с картошкой, тушенную в гусятнице. Гуся никто не делает. Гусятницу купили все, но никто их не делает.

    Д.КНОРРЕ: Я только что купила гусятницу.

    С.ДОРЕНКО: Правильно. Кладут туда много картошки и свиной шейки такой.

    Д.КНОРРЕ: Опять неправильно, Сергей. Жарите картошку сырую, на масле, добавляете топленое масло. Жарите на подсолнечном, добавляете топленое, и туда же свининку. Все жареное, и жирная свинина. И все это топится.

    С.ДОРЕНКО: Теперь внимание. Мы перечислили вещи, которые люди жрут вообще в обычной жизни, когда нет поста. Когда же наступает пост, они переходят на более лаконичную еду. Условно говоря, почти то же самое, но на растительном масле. Которое канцерогенное, неважно, там оно 85-го отжима давно. Это кошмар. И сейчас они готовятся опять перейти к гибельной диете. То есть они сейчас на менее гибельной диете были, в связи с Пейсах, на ослике кто-то едет, мы знаем. Они были на менее гибельной диете, а сейчас перейдут на более гибельную диету опять. И поэтому вхождение в более гибельную диету должно быть мягким, через яйца. Понятно? Я тебе объясняю, как диетолог.

    Д.КНОРРЕ: А правильно Пейсах, не Пейсах?

    С.ДОРЕНКО: Не знаю. Я что, еврей, что ли? Как правильно — Пейсах, мне кажется. Мой инстинкт семитский, когда однажды я стану евреем, мой семитский инстинкт говорит  Пейсах, мне кажется. Нет? Не знаю. «Я каждый день ем отруби». Ну, и все, скоро заржешь. Не надо. Похудел на 15 килограммов. «Масло не канцерогенно само по себе». Может, оно и не канцерогенно. Но вы подумайте, посмотрите на семечку, Максим, внимательно, удивленным взглядом. Посмотрите на семечку, а потом на бутылку с маслом. С какого фига эта семечка превратилась в масло, сами подумайте. Теперь, когда вы подумали, вылейте пойдите его в помойку. Сожрите лучше семечку. Они не понимают ничего.

    Я хочу голосование. Голосование очень просто. Вы отмечаете Пасху или нет? 5 процентов по опросу, научный, «Левада-центр», 5 процентов наших сограждан не отмечают Пасху. Я думаю, это мусульмане какие-нибудь злобные и кришнаиты. Нет, кришнаиты самые злобные же всегда. Они все взрывают постоянно, готовят бомбы, от кришнаитов все время жди беды. Начать голосование. Вы понимаете, что это была шутка? Боюсь, что люди сейчас в суд подадут, кришнаиты подадут в суд. С криками «Хари Кришна».

    Давайте. Вы отмечаете Пасху, так или иначе, как-нибудь, каким-нибудь способом. Да — 134-21-35. Нет — 134-21-36.

    Д.КНОРРЕ: Странный вопрос. Каким-либо способом все отмечают. Все красят яйца и все делают кулич. Даже атеисты.

    С.ДОРЕНКО: При слове «все» я робею. Все, всегда, никто, никогда.

    Д.КНОРРЕ: Все — большинство, в смысле, многие. А праздновать Пасху — пойти в храм, на крестный ход, отстоять службу.

    С.ДОРЕНКО: Нет, еще раз. Для меня важно самосознание. Самосознание важнее ритуалов. Человек считает, что он празднует Пасху, если он так считает, то это и есть празднование. Я же не загоняю в доктрины. Может, он доктринальных требований не выполняет. Однако же он думает, что празднует. Если он думает, что празднует, то это к этому надо относиться с уважением, я так считаю. Я завел это голосование, у меня уже три сотни человек, очень большое число проголосовавших. Если позволите, я остановлю. У меня одно и то же. 60-61 мерцает. Я останавливаю это голосование. И вот что я вам сообщаю. Пасху празднуют 62 в результате. Компьютер пересчитал в пользу Пасхи. Я знаю, у них там своя рука владыка. 62 процента празднуют Пасху, 38 вообще ее никак не празднуют. Безбожники. Как с такими людьми идти в будущее загробное? Как готовиться к жизни загробной с этими людьми? 38 процентов негодяев, а? Тянут нас в эту жизнь, суетную, грешную, руководимую князем тьмы, руководимыми пробками кошмарными и так далее.

    В ДВИЖЕНИИ

    НОВОСТИ 

    С.ДОРЕНКО: 9 часов 5 минут. Расскажи про сперматозоиды. Я объясню сейчас. Даша, она такая, она не чужда науке. Она женщина-ученый. Расскажи про сперматозоиды. Люди потому что хотят знать. Сперматозоиды в титановых шлемах, в касках мотоциклетных, будут запущены в тела разных людей, в том числе мужчин… А я должен что, принять чужой сперматозоид каким-то образом?

    Д.КНОРРЕ: Да это для борьбы, во-первых, с раком. Во-вторых, пока этот метод опробован в лечении рака у женщин. Женских половых органов. То есть доставлять сперматозоиды как-то через кровь пока еще предстоит.

    С.ДОРЕНКО: Это следующий этап. Сперматозоид, я напомню вам, что мы знаем из мультфильмов соответствующих, он движется, вращая хвостиком. В этом же смысл. Вертит своим хвостиком.

    Д.КНОРРЕ: Очень быстро. До 20 сантиметров в час.

    С.ДОРЕНКО: Это потрясающе. И сперматозоидов будет снаряжать… что там, титановая каска, ты говорила?

    Д.КНОРРЕ: Да. Титановый шлем на них будут надевать.

    С.ДОРЕНКО: Ребят, титановый шлем!

    Д.КНОРРЕ: И потом они быстро устремятся к опухоли, им будут управлять с помощью магнитов специальных. Уже есть эта технология, только она применяется, таргетные лекарства с наночастицами бактерий.

    С.ДОРЕНКО: По телу женщины будут водить магнитом, а сперматозоиды будут нестись на этот магнит в титатновых шлемах, по 20 сантиметров в час, и рвать опухоль на части, зубами.

    Д.КНОРРЕ: В опухоль титановым шлемом…

    С.ДОРЕНКО: Титановым шлемом остреньким врываться.

    Д.КНОРРЕ: И потом лекарство будет впрыскиваться.

    С.ДОРЕНКО: Таким образом, что опухоль будет давать метастазы по всему организму женщины, так, что ли?

    Д.КНОРРЕ: Нет, наоборот, лекарство будет убивать эту опухоль. Но при этом лекарство не будет действовать на другие органы, здоровые клетки. Это же главная проблема лечения рака, химиотерапии. Таргетные лекарства направлены на то, чтобы избежать воздействия лекарства на здоровые клетки.

    С.ДОРЕНКО: Единственный сперматозоид с более-менее понятными мне глазами и пониманием действительности был Вуди Аллен в фильме «Все, что вы хотели узнать о сексе, но боялись спросить». Он там играет сперматозоида. Вот он бы смог вонзиться в опухоль. Все, ребят, вы поняли, что надо с уважением относиться к этим маленьким…

    Д.КНОРРЕ: У них новая миссия.

    С.ДОРЕНКО: Будут внедрять в титановых шлемах и все такое. Согласитесь, это вдохновляюще звучит. Вот до чего додумалась наука. До чего? До похабщины!

    С.ДОРЕНКО: КНДР-то будут бить или нет, мне интересно?

    Д.КНОРРЕ: Превентивно?

    С.ДОРЕНКО: Да будут. Я поспорил с участниками передачи на Первом канале. Там все на меня кричали страшно, что я сказал, что Трамп жахнет по Северной Корее обязательно.

    Д.КНОРРЕ: А чего же они кричали?

    С.ДОРЕНКО: Они на меня кричали, что не жахнет. Хором строились и кричали: не жахнет, не жахнет, он будет живой. Я кричал: жахнет! А они: не жахнет, не жахнет! И все вместе, хором, была какая-то опера. Скажите, пожалуйста, ваша точка зрения. Я утверждаю следующее. В течение недели… сегодня пятница? В течение десяти дней американцы жахнут по Северной Корее. Начать голосование. Да, жахнут — 134-21-35. Нет — 134-21-36. Почему десять дней, я сейчас объясню. В течение десяти дней американцы жахнут по Северной Корее, поменяют там власть, режим, снесут, в общем, будут большие события. 2017 год запомнится. В течение десяти дней американцы жахнут по Северной Корее. Да — 134-21-35. Нет — 134-21-36. А? Голосуем. 54 на 46, но это первые голоса, первая сотня. 50 на 50, 48 на 52, 47… Пожалуйста, голосуйте. Уже вторая сотня пролетает и так далее. Давайте обосновывать. Я считаю, что жахнет, у меня очень много аргументов. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Голосование показывает как раз то, что я хочу сказать. Он сам не знает. Он решение может принять в течение одной минуты, два противоположных.

    С.ДОРЕНКО: И в результате жахнет.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И может, не жахнет.

    С.ДОРЕНКО: Жахнет, я вам говорю. В течение десяти дней. Кнорре, давай поспорим с тобой, на доллар.

    Д.КНОРРЕ: Давайте. Я считаю, что не жахнет.

    С.ДОРЕНКО: Доллар почем у нас? У меня нет такого бумажного. А, нет, у меня есть. Я отложил специально доллар, чтобы дать чаевые египетскому носильщику. И поскольку я не езжу в Египет, у меня есть доллар специально для египетского носильщика.

    Д.КНОРРЕ: У меня тоже есть доллар, я еще не придумала, для кого, но как раз у него новая задача.

    С.ДОРЕНКО: Жахнем. Давайте я объясню, почему. Во-первых, сто дней президента Трампа в конце апреля. Правильно?

    Д.КНОРРЕ: Надо как-то символически это обыграть.

    С.ДОРЕНКО: Он жахнет, на самом деле, 23-го. Хорошо, берем по 24-е. Потому что он должен был жахнуть в эту субботу, все, корабли построились все. Но он не жахнул. Не жахнет в эту субботу, потому что он дико религиозен. Вообще, американцы дико религиозны, ты знаешь. Они перед Пасхой, у них Пасха в это воскресенье, они перед Пасхой ничего такого делать не станут.

    Д.КНОРРЕ: А дочка у него же…

    С.ДОРЕНКО: Дочка вообще иудаизм исповедует. Это важно. Выиграл ли я сто долларов? Сто долларов я выиграю в 2024 году, включительно. Я сказал, что до 24-го года включительно будет применено ядерное оружие, обязательно. А может быть, еще и в апреле будет применено. Потому что кореец может отстреливаться. Он может применить.

    Д.КНОРРЕ: А у них только ядерное.

    С.ДОРЕНКО: У них другого нет. Рогатки, вилы и ядерное оружие, больше ничего. Слушай, почему. Во-первых, потому что сто дней. В эту субботу он не жахнет, потому что Пасха, у них, у американцев. И в воскресенье у них тоже Пасха все время. Они начнут жахать с понедельника, правильно? Правильно. Типа, воскресе, иди сюда. Или в следующую субботу. Дальше, у меня есть концепция, что Трамп свободен в принятии решений только во время шаббата. Потому что Иванка в это время парализована, она отмечает шаббат, сидит в кресле, ничего не делает. И не подходит к телефону, не нажимает на клавиши телефона. Поэтому Трамп свободен в выборе. Он может вечером в пятницу жахнуть. Пятница будет 21-е. Как Иванка руки сложит, руки на колени, сядет в кресло — все, он может жахнуть. Он может 22-го и может 23-го, в воскресенье, скорее всего. Иванка не успеет его спеленать. Дальше. Он опробовал ракетный удар по Сирии. Это был удар не по Сирии, мы зря здесь кипятились, зря кричали и рвали на себе пейсы, зря. Мы дураки потому что. Это был удар показательный, по Северной Корее. То есть жахнул, показал, как он будет кидать «Томагавки», в точку. Он кидал их просто в бетон. Вы обратили внимание, что в Сирии Трамп кидал «Томогавки» ровно в бетон? В бетонный аэродром. Все говорят: он идиот? Нет, он не идиот. Он их кидал в Северную Корею. В этом же был смысл главный. Это был прищурец такой — ха-ха. А вчера афганочку кинули, «мать всех бомб». По кому кинули? По Афганистану. Знаете, куда ее кинули? В пещеры Афганистана. А зачем ее кинули? Потому что ее кинули в Северную Корею.

    Д.КНОРРЕ: Подождите, в пещеры или в тоннели, которыми пользовались террористы?

    С.ДОРЕНКО: В пещеры и тоннели, которые были построены на деньги ЦРУ. Почему американцы кидали в пещеры вчера «мать всех бомб»? Потому что они точно знают координаты. Скажите, а почему они знают координаты?

    Д.КНОРРЕ: Потому что это их объект.

    С.ДОРЕНКО: Они его и строили, силами вверенных афганцев. Они строили эти пещеры и тоннели в Афганистане. И они их вчера разбомбили. Просто на пробу, посмотреть, как точно ляжет бомба. Сначала они на пробу отстрелялись по бетону в Сирии, полностью военно неэффективно, как заявил наш Генштаб. То есть просто в бетонную стену стреляли, как дураки полные. А вчера они в Афгане разбомбили пещеру. На что наш Генштаб обязательно должен сказать: полностью военно неэффективно. Поскольку обе эти операции были выстрелами в Северную Корею, а не в Афган и не в Сирию, то мы ждем чего сейчас? Подавления в течения часа, есть концепция, об этом пишет сегодня на «Газете.ру» чувак, или в «Независьке», я сейчас вам найду. Вот. «Кима не спасет ядерное оружие». «Газета.ру» об этом пишет. Михал Михалыч Ходоренок, военный обозреватель «Газеты.ру», полковник в отставке. Закончил академию ГША, между прочим. Послушайте меня. У американцев есть концепция разрушения оборонных способностей страны за один час, 60 минут, любой страны. Пришел туда сейчас, что там сейчас стоит, чтобы вы понимали.

    Я остановлю голосование, ладно? Жахнет в течение десяти дней, Трамп жахнет по Северной Корее. 39 на 61. 39 процентов считают, что я прав.

    Я почитаю. Смотрите. Нельзя позволить КНДР распоряжаться ядерным оружием… и так далее. Седьмой флот США подошел к Корейскому полуострову сегодня на расстояние выстрела из всех видов вооружений. Дальше. Седьмой флот — самый крупный, он базируется на Якосуку и Сасэбо в Японии и на Апра на острове Гоа. С этих трех баз весь седьмой флот пришел. Это в первую очередь «Карл Винсон», авианосец, атомный ударный авианосец «Джордж Вашингтон», крейсер с управляемым ракетным оружием типа «Тикандерога», «Энтиэтам» и «Шайло». Эсминцы типа «Арли Берк» с управляемым ракетным оружием, «Куртис Уилбор», «Джон Маккейн», «Фитцджеральд», «Стетхем», «Лассен». Ну, если «Стетхем» участвует, ребят…

    Д.КНОРРЕ: А Брюс Уиллис?

    С.ДОРЕНКО: Ребят, участвует «Стетхем», у кого-то есть сомнения? Вы знаете, чем кончится это кино или нет? Вы что, дети малые, что ли? «Маккембл», «Мастен», атомные подводные лодки «Чикаго», «Ки Уэст», «Оклахома Сити». Это подошли которые уже. Они уже стоят, окружив Северную Корею. Только на одном крейсере из перечисленных 122 устройства для вертикального пуска крылатых ракет морского базирования «Томогавк». Эсминцы типа «Арли Берк», два таких идут за «Карлом Винсоном», имеют 74 «Томогавка». Понятно, да? Идут дальше межтеатровые перегруппировки и подтягиваются, передислоцируются корабли второго, третьего, четвертого, пятого и шестого океанских флотов, морских флотов Соединенных Штатов. Седьмой уже стоит весь флот, с трех баз. И идет второй, третий, четвертый, пятый и шестой. Я еще что-то должен добавить? Вы думаете, это делается просто так, пи-пи как-как? Нет, это не пи-пи ка-ка.

    Для возможных ударов будут привлечены подводные лодки SSGN726 «Огайо», «Мичиган», «Флорида», «Джорджия». Эти атомные подводные лодки — бывшие ракетные подводные крейсеры стратегического назначения. Они сейчас переоборудованы в носители крылатых ракет «Томогавк». Каждая и них несет 154 ракеты «Томогавк».

    В целом будет сосредоточено до шести авианосцев, подойдут, один уже стоит. 10-12 крейсеров, до 20 эсминцев и 20 подводных лодок. Мне еще чего-то добавить? 20 подводных лодок. Эта армада может несколько раз подряд снести с лица Земли пункты высших звеньев управления, узлы связи, объекты противовоздушной обороны, ядерные полигоны, позиционные районы ракетных войск КНДР. Все к чертовой матери будет снесено. В течение одного часа притом. По самым осторожным оценкам, только в первом массированном ракетно-авиационном ударе будет приведено до 2,5 тысяч «Томагавков».

    Д.КНОРРЕ: Сергей, а можно вопрос обывателя? А если они попадут по ядерным объектам, которые якобы есть?

    С.ДОРЕНКО: И попадут.

    Д.КНОРРЕ: Это же будет бабах.

    С.ДОРЕНКО: Нет, не будет. Кроме этого, Ким Чен Ын, вероятно, будет уходить под землю, или уже сидит под землей, в своих пунктах подземных командования. И они у него есть. И для этого вчера жахнули в Афганистане «мать всех бомб».

    Д.КНОРРЕ: По подземным объектам.

    С.ДОРЕНКО: По подземным объектам вчера в Афганистане вчера испытали мать всех бомб, в очередной раз жахнули. Таким образом, по этим подземным бункерам Ким Чен Ына эта «мать всех бомб» полетит, и не одна, а 10, 20, 30, сколько надо. Чего тут непонятного? «Это сценарий следующего сезона Homeland», — говорит Эндрю. Конечно. «Пять или десять ракет долетит до Сеула». Нет, ни одна не долетит. Поэтому они в Сирии тренировались. Вы чего, не поняли? Они в Сирии стреляли в бетонный ангар. Мы же все смеялись над ними, над американцами. Они стреляли в бетонный ангар. Мы говорим: вы чего, идиоты? Вы чего стреляете в бетонный ангар, додики? Они тренировались. Попасть точно в этот квадратный сантиметр бетонного ангара в Сирии. Это вообще не по Сирии была тема. Правда, я же сразу сказал. Не все «Томогавки» летят в нас, я написал видос на эту тему.

    Д.КНОРРЕ: Я смотрю все ваши видосы.

    С.ДОРЕНКО: Эти «Томагавки» летят не в нас, это вообще Северная Корея.

    Д.КНОРРЕ: Осмысление приходит не сразу просто.

    С.ДОРЕНКО: Это летят «Томогавки» в Сирии по Северной Корее. Ку-ку, додики. В хорошем смысле, внимание, я сейчас никого не хочу обидеть. Стреляли в бетонный ангар в Сирии для чего? Дураки, что ли? Так легко жить, когда ты думаешь, что все вокруг дураки. Но они не дураки. Они просто репетировали выстрелы по Северной Корее. Они жахнут, я отвечаю, да. Чего, других ангаров нет? Решили пугнуть всех заодно, и все. Статья на «Газете.ру», почитайте, пожалуйста. «Кима не спасет ядерное оружие». В течение 60 минут снесут к чертовой матери этого Кима, понятно? Я понятно объясняю? И все это произойдет в течение ближайших десяти дней. 7373-94-8. Мне же надо выиграть сто долларов и у тебя доллар тоже. С тобой доллар, правильно? Что будет делать Россия? Россия будет смотреть в окошко. Здрасьте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здрасьте. Не ударят по Киму.

    С.ДОРЕНКО: Объясните, почему?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Потому что интерес Израиля не задействован.

    С.ДОРЕНКО: Так? Я замер и дым пошел из ушей. Дальше.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Смотрите. Сирию ударили, продемонстрировали, что Башар, куда ни прячься, в какой бункер, мы разобьем его. А Башар, он же привлекает «Хезболлу», Иран, там же воюет иранская пехота.

    С.ДОРЕНКО: Мне надо немножко охладить, антифризу подлить. Ну, все. Здравствуйте. Михаил, так что, жахнет в течение десяти дней?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я объясняю это так. Есть такое понятие исторической памяти, оно в политике есть. 25 июня 1950 года в одностороннем порядке 38-я параллель, Ким Ир Сен ночью выдвигает 175 тысяч, 150 танков. Сталин до последней минуты не хотел, он предупреждал, но Ким пошел на это. И вот Корейскую войну однозначно неожиданно для американцев вторжение начал Ким Ир Сен. И вот проходит уже почти 70 лет, и эти Кимы, обнаглевшие совершенно, опупевшие, люди бегут оттуда. Я думаю, что возможно. Знаете, что убеждает в том, что возможно? Слишком сильную группировку американцы подтянули. И вот эта историческая память, чтобы не пропустить и жахнуть первыми. 38-я параллель напоминает. Они жили под страхом Южная Корея, живет уже сколько лет. Поэтому, честно говоря, я не ожидал, но ваши объяснения сейчас меня убеждают. Я скажу так, сейчас вы меня убеждаете полностью.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Мое убеждение простое. Что каждое новое поколение желает нам маленечко подрасстрелять. Я тебе объясню, это же вопрос памяти. Есть некоторые вещи, которые не произносятся и вообще в дискурсе не участвуют никак, но учитываются. Какие-то адские события в истории людей. Страшные события, события наравне с геноцидом китайцев после падения Хань. А их истребили, там примерно в семь раз было уничтожено, уменьшено население Китая, в том числе гуннами, после падения Хань, за века. Там несколько веков было систематического истребления. Эти вещи, их помнит народ, всегда помнит. И в зависимости от качества беды народ помнит дольше или меньше. Страшная беда пришла на нашу землю во время войны с гитлеровцами. Она была настолько страшная, что и в 50-е, и в 60-е, и в 70-е годы щемило сердце. Песня «Хотят ли русские войны, спросите вы у тишины…».  Должен сказать, что потихонечку… условно говоря, если сравнить силу восприятия 70-х годов и сегодняшнюю силу восприятия, она ослабевает.

    Д.КНОРРЕ: Она ослабевает. Но это тренд последних пяти лет, как я наблюдаю. Еще пять лет назад со слезами на глазах, вот это все…

    С.ДОРЕНКО: Ослабевает потихонечку. Я думаю, скажем, через сто лет зарево Великой Победы и скорбь по великому горю будет еще чуть-чуть меньше. Чуть-чуть, может быть. Можно допустить это. Будет ослабевать. И также есть какие-то дисциплинирующие моменты. Я тебе приведу дисциплинирующие моменты, например, расстрел Москвы в 1993 году, 3-4 октября. Правительство, правящий класс расстрелял Москву. Вот этот дисциплинирующий эффект длился долго. Скажем, в 2004 году дисциплинирующий эффект еще был, сто процентов. Даже еще и в 2014-м, мне кажется, он был тоже. 

    Д.КНОРРЕ: А сегодня?

    С.ДОРЕНКО: Сегодня чуть меньше. Потому что вот эти дети выросли, которые шныряют по площадям. Что дает расстрел? Вот расстреляли город. В том числе психологически. Выкатили на мост танки, и из танков расстреляли парламент. Ну, что, это эффектно. После такого люди помнят 20-25 лет. После чего надо снова… Понимаешь, в чем дело? Надо обновлять память, оживлять чуть-чуть. С Кимами то же самое. Время от времени надо оживлять память. И сейчас им оживят память. И вот как оживят — радикально, снесут к чертовой матери. А дело в том, что сегодня наказать Кима иначе, как снеся, нельзя. Не получится. Сама методология. Его можно только снести в ноль. Его снесут в ноль в течение 60 минут, в течение следующих десяти дней.

    Д.КНОРРЕ: Его уничтожат? Ким Чен Ына.

    С.ДОРЕНКО: Физически это не имеет значения. Имеет значение, что будет уничтожен режим. В течение 60 минут в течение ближайших десяти дней.

    НОВОСТИ

    С.ДОРЕНКО: В это невозможно поверить. Возле Боткинской больницы эвакуируют автомобили, пишет нам Гэндальф. Спасибо большое. Меня поправили, спасибо. Я сказал «августа». Это была оговорка. Но с августом была не оговорка. Я быстро расскажу, в чем поучительный эффект расстрела 3-4 октября 1993 года. Поучительный эффект расстрела заключался в том, что перед этим был августовский путч 1991 года.

    Д.КНОРРЕ: 18-21 августа.

    С.ДОРЕНКО: 18-го это было воскресенье, 19-го понедельник. Поэтому 18 еще только танки шли из Наро-Фоминска. 19-го в понедельник они объявили, что они путч. 18-го совсем вечером, после обеда, они шли из Наро-Фоминска, треки были видны. Когда 18-го я ехал из Нары на машине, я видел, что видны треки, по асфальту процарапано треками танковыми. Мне казалось, что какая-то группа тракторов проехала. Я объясню разницу. В 91-м году августовский путч, москвичи поняли, что военный переворот — это смешно. Потому что это весело. Это немножко щекочет, но потом все-таки путч утопили в шампанском, в мороженом. Мороженое несли все москвичи, тащили солдатам мороженое на танки. Солдаты сидели с мороженым, есть миллионы фотографий вот этих солдат с мороженым. Путч утопили в мороженом. И было ощущение, что это не настоящее, что военный путч, военный переворот в России невозможен, потому что наша армия такая, как сказать, добрая. Человечная. Армия — это мы. Мы же не можем сами в себя стрелять, мы же не идиоты, правильно? В 93-м году переворот, по существу, произошел, и армия стреляла. И в этом отличие гигантское. Не имеет значения, кто кому симпатизировал, я сейчас не говорю ничего. Я вообще в CNN работал тогда. Но кто бы кому ни симпатизировал, факт заключался в том, что произошел военный переворот, при котором армия взялась стрелять, чего она раньше не делала. И этот поучительный, дидактический момент жил с нами жизнь одного поколения. Поколение 25 лет. Соответственно, 1993-2018-й. До 18-го года, 25 лет живет этот месседж. Месседж простой — сунетесь, будем стрелять. Если будет угроза власти, стрелять будут. Да, будут стрелять. Это понимание было всегда с нами, в 90-е годы. Все мы понимали: да, будут стрелять. Пикнем — будут стрелять. Полезем не так, будем представлять реальную опасность — будут стрелять. Точка. Все было понятно. Это в международных отношениях тоже действует. Нужна живая память и живой страх, устрашение. Они должны понимать, каждый диктатор, например, в Латинской Америке, должен понимать, что с ним будет, как с Норьегой. Просто будет воинская операция, его украдут и увезут в Соединенные Штаты Америки.

    Д.КНОРРЕ: То есть это только кажется, что ситуация все время меняется. На самом деле, методы не меняются.

    С.ДОРЕНКО: Нет, методы те же самые — страх. Абсолютный животный страх человеческий. Как сейчас, сегодня, в десятках губернаторских кабинетах звенят стаканы от дрожи губернаторов, на столах стаканы — дзинь-дзинь, вот так, потому что губернаторы знают, что за ними уже выехала машина, их арестуют. 

    Д.КНОРРЕ: Вопрос, кто следующий.

    С.ДОРЕНКО: Конечно. Они парализованы. Они «эчо мердо», они превратились в «эчо мердо», это я по-испански говорю, извините, они превратились в такой куль говна, такой, знаешь, теплый, колышущийся. Потому что они лишены воли, делать что-либо бесполезно, потому что все равно посадят. А не делать тоже бесполезно — все равно посадят. А чего делать, когда тебя все равно посадят? Лучше ничего не делать, когда тебя все равно посадят. Ну, и все. Может быть, там треники купить, в чем так ходить в зоне? В СИЗО. Ну, постричься покороче.

    Д.КНОРРЕ: Ноги в тепле надо держать.

    С.ДОРЕНКО: Шерстяные носочки, что-то такое. Каждый губер сейчас думает об этом, больше ни о чем. Также в международной политике. В международной политике, я утверждаю, слишком давно был страшный совсем ужас. Поэтому американцы для того, чтобы дидактически показать, что они и кто они, и не в Латинской Америке, а всему миру, а в первую очередь Китаю. Когда вы говорите, кому адресован… если они будут бомбить Северную Корею и расстреливать Северную Корею, это России месседж адресован? Нет, дорогие мои. Это не адресовано России.

    Д.КНОРРЕ: Мы же должны будем сказать свои какие-то пять копеек? Или все-таки есть шанс?

    С.ДОРЕНКО: Это в принципе операция будет по сдерживанию Китая. Северная Корея — будет операция по сдерживанию Китая, если вам это непонятно. И выстрелы в Сирии, и бомба вчера в Афганистане — все это было для Северной Кореи, которая для Китая. Это для Китая, подарок китайским друзьям нашим. Понятно? Мы можем в это встрять, кричать, бить в барабаны, бегать вокруг, раздемши, в перьях обваляться, еще как-то… ребят, это все приветствуется, но это все для внутреннего рынка. Потому что все серьезные дяди на планете, щурясь, понимают, про что это песня. Эта песня про Китая. Это никак не про нас.

    Алло, здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Борис, Москва. Позвольте вас поправить. В результате так называемого расстрела Белого дома в 1993 году не погиб ни один человек.

    С.ДОРЕНКО: Есть другие данные, о сотнях трупов… давайте не будем спорить.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сотни трупов были от снайперов, от арматуры, а не от танков.

    С.ДОРЕНКО: Я сейчас говорю о картинке, понимаете. Ведь мы же живем в век технологий. Картинки убеждают больше, чем, собственно, пули. Выкатывается на мост на Кутузе, на Новом Арбате танк, бегает между ними министр обороны Грачев, помните? Дает команду, залп «пли» и ваши глаза сделают квадратными. Потому что вы не думали, что в столице вашей родины, с моста вот так будут расстреливать парламент. Знаете, моя первая реакция была? Я сразу подошел к жене, увидев это, а я работал журналистам и как раз там был, я был на здании CNN, это несколько сотен метров. Первая моя реакция: я приехал вечером, сказал: я подаю заявление на иммиграцию в Канаду, в стране, где расстреливают парламенты с центральных проспектов, детей воспитывать нельзя. Я прошел весь миграционный процесс. И я отозвал готовые миграционный файл, закрыл его в июле или августе 1996 года, через три года. Я медленно прошел иммиграцию в Канаду, начиная с расстрела парламента. И я отозвал этот файл, сказал, что я не поеду. Написал просто официальное письмо: прошу аннулировать файл, в 1996 году. Вот и все. Сразу мне стало все понятно.

    Д.КНОРРЕ: Вы постепенно передумали или что-то конкретное вас…

    С.ДОРЕНКО: Мне один патриот России, настоящий, истинный патриот, Борис его звали, Борис Абрамович, он мне сказал: Сережа, в Канаде будешь сидеть и плесенью покрываться. Канада — скучная страна, противная, отвратительная страна. Никакой Канады, Сережа! Здесь происходит история, здесь ты ее творишь. А в Канаде ты кто, сам подумай. Я сказал: Борь, да, ты прав.

    Д.КНОРРЕ: А почему Канада, а не США?

    С.ДОРЕНКО: Черт его знает, не помню, я забыл уже почему. Но Боря был патриот большой, он сказал: никуда ни шагу, ты что, с ума сошел? Мы здесь творим историю, а в Канаде ты кто, сам подумай? Он такой был стойкий противник иммиграции.

    Так вот, я к тому, что американцы сейчас напомнят, и если взорвется ядерная бомба, то это будет напоминание на следующие 70 лет. Еще на 70 лет, или на 50. Если они сейчас хорошо врежут, лет на 50 хватит китайским товарищам. А затем, между нами, в течение десяти лет будет приведено в действие ядерное устройство на территории глобального юга Ближнего Востока. Чтобы другим товарищам помнилось еще пару поколений. Понятно, да? То есть китайским товарищам сейчас науку дадут на 50 лет. А потом ближневосточным товарищам еще на 50 лет дадут тоже науку. Исчисляем: 2017-й плюс 50 — 2067 год. До 67-го года будут сидеть и помнить, 50 лет точно. И там, и там будет применено ядерное оружие, с моей точки зрения.

    Д.КНОРРЕ: То есть вы считаете, что сейчас может шарахнуть ядерный какой-нибудь арсенал в Корее?

    С.ДОРЕНКО: Конечно. Покупайте билеты сейчас в Сеул. Там прекрасные курорты. Ты знаешь, что там Пелевин где-то в монастырях заседал? Его видели в монастырях в Южной Корее. Туда надо ехать, в Южную Корею, там прекрасные курорты. Этим летом. Где вы проводите отпуск? — вопрос. Ответ: в Южной Корее на острове Сюнь-Сюнь или что там у них есть, специальный остров, где они отдыхают все, весь Сеул. Туда надо ехать, ближе к театру военных действий.

    Д.КНОРРЕ: Занимать смотровые площадки.

    С.ДОРЕНКО: Чтобы видеть этот столб, этот бум.

    С.ДОРЕНКО: Мы будем «Евровидение» обсуждать? Мне миллион человек звонит. Или все-таки Корею? Давай все-таки еще несколько минут будем обсуждать Корею. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня Кирилл зовут. Запомните: они никуда не жахнут. Знаете, почему? Они разок жахнут, чтобы информационную картинку, чтобы пол-Кореи Северной было во мраке. Можете со мной спорить хоть на доллар, хоть на два. Но дело в том, что они свою крутизну показывают. Вспомните, Жириновский, когда американцы вошли в Ирак, перед вхождением, кричал, что мы сейчас им С-300 поставим. И спорил, что они за три неделю иракскую армию…

    С.ДОРЕНКО: Абсолютно верно. Я помню, с применением нецензурной лексики.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Помните, в окружении двух братков каких-то. И то же самое сейчас, когда они по Сирии жахнули. Со мной спорили люди на работе, я говорю: ничего наши не применят, ни «Бастион», ни С-300. Мощность несопоставима с американцами, понимаете. Это единственная страна в мире, которая может воевать со всем светом без применения ядерного оружия. Если весь мир объявит Америке войну (но такого не будет), даже их двоюродный брат, Англия, без применения ядерного оружия она может воевать со всем мире. Поговорите с людьми, которые занимаются космонавтикой, ракетным строением.

    С.ДОРЕНКО: Американцы могут воевать со всем миром?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Могут, да, и без применения ядерного оружия.

    С.ДОРЕНКО: Так в том-то и дело. Американская доктрина говорит о том, что они выводят страну из употребления, любую страну, выводят из употребления за 60 минут. Есть это в доктрине.

    Д.КНОРРЕ: Одно дело об этом говорить где-то в машине или в бане кричать с нецензурной лексикой…

    С.ДОРЕНКО: Нет-нет. Американцы — люди очень техничные. У них такая высокая техническая культура, понимаешь.

    Д.КНОРРЕ: Допустим, хорошо.

    С.ДОРЕНКО: Они говорят и ставят задачу: за 60 минут вывести страну из употребления, вообще чтобы страны не было. Хорошо, пусть они за 70 минут это сделают. Они сделают. Они сейчас подводят туда военную машину, которая способна будет в ближайшее время, в ближайшие дни, на самом деле, запустить 2,5 тысячи «Томагавков». Плюс эти «мама всех бомб» и так далее, которые по шахтам работают.

    Д.КНОРРЕ: Тут кто-то спрашивал, а если Ким включит заднюю?

    С.ДОРЕНКО: Ким включит заднюю — это значит, пообещает прекратить взрывы. Пообещает прекратить все. Я не знаю… это должны прогарантировать китайцы. Я думаю, что Трамп уже не хочет, чтобы Ким включил заднюю.

    Д.КНОРРЕ: Это уже не так интересно.

    С.ДОРЕНКО: Это не так с точки зрения картинки интересно. Ведь мы же живем в век картинок. С точки зрения картинки Ким, включающий заднюю, не представляет собой большой красивой картинки. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Это Александр, Москва. Не будет удара. Знаете, почему? Потому что у Северной Кореи есть тактическое вооружение, которое способно уничтожить, например, любую атомную электростанцию на территории Японии. Или швырнуть ядерную ракету куда-нибудь по Южной Корее.

    С.ДОРЕНКО: Ровно поэтому будет. Вот вы считаете, что ровно поэтому не будет. А я считаю, что ровно поэтому будет.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, это всего лишь игра мускулами. Это показать, кто в этом регионе хозяин, вот и все.

    С.ДОРЕНКО: Давайте скажем ваш тезис. Ваш тезис точно звучит образом…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: При любой эвентуальной угрозе Японии или Южной Корее, где находятся военные базы Соединенных Штатов, при одном шансе из ста попадания ядерного заряда, например, в военную базу Соединенных Штатов на территории Южной Кореи или Японии, Америка не начнет никаких военных действий. А такая угроза есть.

    С.ДОРЕНКО: Позвольте мне повторить ваш тезис с иным выводом. Я говорю следующее. Ввиду того, что Северная Корея способна сегодня разрушить Сеул, нанести непоправимый ущерб гражданским объектам на территории Южной Кореи, а также нанести непоправимый ущерб ядерным объектам, атомным электростанциям на территории Японии и военным базам американским на территории Японии, ровно поэтому они снесут к чертовой матери эту Северную Корею. У вас один вывод, у меня другой вывод. Больше того, они понимают, что будет дальше. А дальше, в ближайшее время Северная Корея планирует обзавестись ракетой, поражающей Калифорнию. Поэтому их чуть-чуть раньше остановят.

    Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Владимир из Дубая.

    С.ДОРЕНКО: Ну, чего, ударят или нет? Жахнут?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Давайте посмотрим. Первое. Повод, основание для удара. Просто так, ни с того, ни с сего? Весьма сомнительно. Потому что Трамп должен заручиться поддержкой Конгресса, это слишком массированная акция. Вопрос: если он этого не сделает, это будет прямо кирпич над ним, если он это сделает — он слабак.

    С.ДОРЕНКО: Я думаю, что он это сделает. Я думаю, что поддержку они уже там в карточном домике своем разведали, какая поддержка. Поддержка будет. Провокации со стороны корейцев допускать, это только если удар по Сеулу. Но это очень цинично. Легче просто снести.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, нужна провокация, нужны основания. Нужно спровоцировать Кима. Каким образом? Нужно дать ему провести очередное испытание, и тогда основания совершенно безупречные, можно бить. Либо начать проводить учения, для которых, собственно говоря, и флот туда пошел, и тогда он вынужден будет что-то сделать — а он сделает. И тогда можно бить. Но нужно спровоцировать обязательно. Просто так нельзя. Иначе импичмент, и этого с радостью ждут в Конгрессе. А то, что он нанесет удар по Корее, начнет разрушать, это ерунда. Потом что … начинен хорошими комплексами противоракетной обороны.

    С.ДОРЕНКО: У них же есть артиллерия обычная, пехотная, обычные гаубицы, которые бьют прямо по Сеулу.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Накрывается «Томагавками», хорошо, небольшой материальный ущерб.

    С.ДОРЕНКО: Так вам-то нужна провокация. Это понятно. Если вам нужна провокация, вы хотите, чтобы они сначала жахнули по Сеулу.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Дело вот в чем. У них в достатке ядерного оружия нет. Это первое, существенный момент. Второе, баллистические ракеты все не в постоянной готовности. Как только они ставят на стартовые столы ракеты, начинают заправлять — этого достаточно, чтобы сказать: сейчас ударим…

    С.ДОРЕНКО: Это и есть провокация, абсолютно верно. А я вам скажу, что Ким это и сделает.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вероятно, да.

    С.ДОРЕНКО: Как только Ким… Внимание! Достаточно того, чтобы Ким выкатил ракеты на стартовые столы и начал заправлять. Всё.

    Д.КНОРРЕ: Вот как раз пишут о возможном ядерном испытании завтра, 15 апреля, в Северной Корее.

    С.ДОРЕНКО: Завтра у нас суббота. И как раз Иванка Трамп в шаббате. Внимание, это очень важно. Когда Иванки нет, Трамп гораздо более бедовый мальчик. Когда Иванка есть, она его держит сзади за локти. Но я думаю, что они исполнят в следующую субботу, 22-го числа, в день рождения Владимира Ильича Ленина.

    Д.КНОРРЕ: Игорь Беспрозванный пишет: что завтра, 15 апреля, день рождения Ким Ир Сена.

    С.ДОРЕНКО: А зато 22-го день рождения Владимира Ильича Ленина. Ну какой-то день рождения будет использован обязательно.

    «У президента США со времен Буша-старшего есть, если не ошибаюсь, индульгенция на 90 дней военных операций без одобрения Конгресса», — говорит Александр, который, вероятно, сведущ. Владимир из Дубая, 90 дней есть. «Так, может быть, Россия, Франция, Германия, Индия, Пакистан, что всех бомбить?» — 99-й. Не знаю. Совсем короткий один звонок. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: День добрый. Денис Лукашин. Я с вами полностью согласен. Сейчас все карты сходятся так, что для Трампа не разыграть эту карту — это просто глупость.

    С.ДОРЕНКО: Доллар пойдет вверх. Сто дней президента запомнятся навсегда. Он сразу президент действий. Make America grate again и все. Если бы я был на его месте, я бы жахнул.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, абсолютно согласен.

    С.ДОРЕНКО: И Денис бы жахнул. Денис ездит на Ducati, а я на Ducati и на Triumph, и мы бы оба жахнули. Денис, как нам не везет с погодой.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну, уже скоро будет хорошая.

    С.ДОРЕНКО: Счастливо. Денис ведет Ducati клуб в Facebook. Он хорошо разбирается…

    Д.КНОРРЕ: Это у вас из-за погоды такие агрессивные настроения.

    С.ДОРЕНКО: Мать, у нас авитаминоз, может, еще что-то. Но это просто гороскоп так сложился, сама подумай.

    В ДВИЖЕНИИ

    НОВОСТИ

    С.ДОРЕНКО: 10 часов 5 минут. Спасибо большое, Эдуард. Эдуард прислал нам на Telegrambot govoritmskbot, прислал только что аварию на Изумрудной улице. Ты видишь так по-нашему, по-военному, чего там происходит?

    Д.КНОРРЕ: Столкнулся автобус в бок, в кресло водителя врезался.

    С.ДОРЕНКО: Автобус какой, не видишь?

    Д.КНОРРЕ: ЛиАЗ.

    С.ДОРЕНКО: Я говорю о номере. Не вижу я.

    Д.КНОРРЕ: Тут не разобрать.

    С.ДОРЕНКО: Сейчас разберем.

    Д.КНОРРЕ: А, действительно видно. 685.

    С.ДОРЕНКО: На Изумрудной улице впилился в место за водителем в BMW, наверное, пятерка BMW. И плохо дело, именно где водительское место, там как-то нехорошо. За ним еще стоит еще одна машина, которая, вероятно, успела остановиться. Еще один автобус, с которого снимают, и так далее. Спасибо большое, Эдуард, за фотографии. Я полагаю, наша новостная служба тоже это видит. Большая авария прямо сейчас на Изумрудной улице.

    «Если долбанут по КНДР, что будет с долларом и с нефтью?» О, нас интересует доллар и нефть.

    Д.КНОРРЕ: Главное, что никто не задается вопросом, что будет с людьми, которые погибнут в диком количестве.

    С.ДОРЕНКО: Боже, тебе объясняю. Погибнут. Ты спрашиваешь, что будет с людьми, которые погибнут? Ответ: погибнут.

    Д.КНОРРЕ: Которые не погибнут.

    С.ДОРЕНКО: Пойдут ужинать.

    Д.КНОРРЕ: Родственники которых погибнут. 

    С.ДОРЕНКО: Будут хоронить. 56,22 доллар. Очевидно, что когда происходит что-то непонятное, все берут доллар. Если непонятное — бери доллар. Поэтому доллар пойдет вверх, очевидно. Вот это вообще неоспоримо.

    Д.КНОРРЕ: Я же проиграю доллар, я так чувствую.

    С.ДОРЕНКО: Доллар пойдет вверх. 59,68 по евро. 56,21 по доллару. Рубль продолжает крепчать, как видите. Прекрасно. 55,62, вот уже второй день мы видим в этом диапазоне нефть. Мы помним ее в среду на 56,40. 55,62, так же, как и вчера, на 1.0613, доллар потихонечку укрепляется. Мы его видели с вами на 1,0680 – 1.0745. Наконец, на 1,0625. Сейчас он 1,0614. Таким образом он в диапазоне, но тем не менее имеет тенденцию к усилению такому.

    «Вчера Трамп наговорил на слабый доллар много разных хороших слов». «Что будет с Кимом? Они и так мрут как мухи с голоду», — говорит Оракул. Это, наверное, про северных корейцев. Я не знаю. Говорят, что как раз нет. Говорят, что китайцы их подкармливают. И, кстати говоря, неплохо подкармливают. Двигаемся дальше.

    С.ДОРЕНКО: Давай говорить про губернаторов. Я понял, они совершенно аморальные существа, эти губернаторы. Смотри, все до единого подонки, я чувствую.

    Д.КНОРРЕ: Кроме Полтавченко, который совершенно справедливо хочет отдать Исаакий…

    С.ДОРЕНКО: Полтавченко все-таки хороший. И Собянин хороший. Ну, Собянин понятно.

    Д.КНОРРЕ: Он просто святой, давайте называть вещи своими именами.

    С.ДОРЕНКО: Слово «мэр» означает «святой». Нет, «мэр, руководитель субъекта Федерации» — святой, это синоним.

    Д.КНОРРЕ: Преподобный.

    С.ДОРЕНКО: А губернаторы… эти преподонки. Эти преподобные, а те преподонки. Ну, все до единого, мать, все до единого, скажи, пожалуйста!

    Д.КНОРРЕ: Это чистка? Это что? Людей меняют на каких-то новых, продвинутых? Или таких же?

    С.ДОРЕНКО: Все губернаторы — абсолютные негодяи. Голосование. У вас создалось впечатление, что все губернаторы, абсолютно все губернаторы поголовно негодяи?

    Д.КНОРРЕ: Или еще пока нет?

    С.ДОРЕНКО: 134-21-35 — да. 134-21-36 — нет. Все губернаторы, как ни взять, поголовно негодяи, а? Смотрите, сейчас еще одного взяли. Их всех волокут в тюрьму. И правильно делают, как выясняется. Они берут какие-то взятки, они строят дороги неправомочно, неправомерно, через своих дочерей, зятьев, какие-то мосты… все время негодяйство сплошное и грязь, грязь, грязь.

    Д.КНОРРЕ: Гнильца.

    С.ДОРЕНКО: У вас сложилось впечатление в последнее время, что все поголовно губернаторы — негодяи. 96 на 4 у меня. Ой! Я останавливаю это голосование, ребята. Посмотрим. Машина пересчитывает, истерически хохочет. Надо дать пощечину. Все, остановилось. 95 на 5. Решительно все губернаторы — подонки и негодяи — 95 процентов. Пять процентов — нет, это не так. Может быть, они просто не могут управлять иными способами? Может быть, иными способами нельзя управиться? Полковник, я должен отбить этот телефон, потому что он почему-то залип. Если вы позвоните снова, я с удовольствием приму ваш звонок. У меня чувство вины перед Полковником, потому что я чего-то неправильно понажимал.

    Решительно все губернаторы — подонки и негодяи, как ощущается последнее время. Кого ни возьми, все они взяточники, начиная с Хорошилова… Да нет, же. Коми. Помните, Гайзер какой-то был? Он тоже, как выяснилось, негодяй. Этот самый кировский губернатор — негодяй. Все негодяи, все поголовно.

    Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Если на вас подадут в суд, я бы все-таки рекомендовал использовать тот прием, который все время был с депутатами. Помните, когда сказали, напечатали, что половина депутатов — жулики и негодяи? А потребовали опровержения, и была статья с опровержением — половина депутатов — честные люди. 

    С.ДОРЕНКО: Сложилось впечатление. Мы же говорим о впечатлении.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Впечатление сложилось уже давно. Но я бы не сказал, что именно негодяи. Потому что люди занимаются своим делом — люди пилят бабки. Негодяи — это те, которых сейчас арестовали, посадили и так далее, поскольку они, я так понимаю, начали пилить бабки в сторону от генеральной линии, либо они параллельно замкнулись только на пилении этих денег и не выполняют какие-то основные задачи, поставленные перед ними генеральной линией. 

    С.ДОРЕНКО: Скажите, Полковник, вы человек, заняты и знакомы…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я одного сажал.

    С.ДОРЕНКО: Я знаю. Я также хотел сказать, что вы способны, в отличие от многих, посмотреть на эти вещи с разных сторон. Вы знакомы и с экономической деятельностью, вы знакомы и с посадческой. Вы человек многосторонне развитый. Скажите, а может, у них просто нет другого способа руководить субъектом Федерации иначе, как проявляя гибкость и открытость?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да нет, Сергей. Мне кажется, что сейчас это точно так же, как ведомства и так далее отдают в кормление.

    С.ДОРЕНКО: Ну правильно. А мы что, не в феодализме живем?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А кто сказал, что мы не в феодализме живем? Да. А за это, соответственно, человек должен выполнять некую линию, которую перед ним ставят задачи. Соответственно, задачу или он плохо выполняет, или он не делится. Вот есть за что принять всегда.

    С.ДОРЕНКО: Хорошо. Если позволите, я институт кормления в Википедии сейчас поищу, чтобы просто освежить в вашей памяти. Кормление при феодализме, там есть обязательства. Животноводство и зоотехническая наука при феодализме мне выпало, ты можешь себе представить? Феодализм отношений.

    Д.КНОРРЕ: Вид пожалования великих и удельных князей своим должностным лицам, по которым княжеская администрация содержалась за счет местного населения в течение периода службы.

    С.ДОРЕНКО: Ну правильно. Давайте так. Человек прибывает к месту работы. Причем это место работы омерзительно по существу сразу. Он же покидает ради этого какие-то иные горизонты. Ты живешь в Конькове.

    Д.КНОРРЕ: Не в Хамовниках, как вам хотелось бы.  

    С.ДОРЕНКО: Но она Хамовники girl, потому что она там родилась, выросла… нет, родилась в Петербурге. Выросла и ходила в школу в Хамовниках. Поэтому спесь у нее хамовническая. Но сейчас она живет в Конькове. Это разновидность Хамовников, только такая, на выселках.

    Д.КНОРРЕ: Это правда, кстати говоря.

    С.ДОРЕНКО: Слушай. Ты живешь в Хамовниках. Это блистательное место, центр Вселенной, практически Париж, восьмой район. Это хорошее место. А может, и нет, я не знаю.

    Д.КНОРРЕ: А мне предлагают возглавить Люберцы, условно.

    С.ДОРЕНКО: Какие Люберцы? Забирай выше — Благовещенск.

    Д.КНОРРЕ: Это сильно.

    С.ДОРЕНКО: Понимаешь, да? Из Конькова, центра Вселенной, центра культурной жизни, центра чего еще, я забыл? Центра всего, Коньково переехать в Благовещенск. Или в Марий Эл, страшно сказать. Ну можешь себе представить? Ты уже идешь на страшные жертвы. У тебя должен быть порог стабильности. Ты говоришь: я сдвинусь с места, но только при одном условии.

    Д.КНОРРЕ: Подождите. Эти условия оговариваются. Они закладываются…

    С.ДОРЕНКО: Можно скажу, какие условия? Я еду в ссылку. Я объясняю.

    Д.КНОРРЕ: Он же там жил всю жизнь.  

    С.ДОРЕНКО: Ты президент, Даш. Как ваше отчество?

    Д.КНОРРЕ: Кирилловна.

    С.ДОРЕНКО: Дарья Кирилловна, спасибо за доверие. Но я живу в Конькове. Дарья Кирилловна, скажите, как мне ориентировать семью? Насколько меня планировали?

    Д.КНОРРЕ: Лет на десять.

    С.ДОРЕНКО: На десять – на восемь. Уже понятно, что мои дети должны либо здесь остаться, в Конькове, либо никогда ничему не научиться в тамошних школах. Понятно, о чем я говорю? Я должен детей отправить в тамошнюю школу или их не видеть. Ну, как я буду без детей жить? Мне хочется, чтобы щебет какой-то был детский. Значит, я должен погубить судьбу детей. Дарья Кирилловна, ты же меня хочешь откомандировать к чертям собачьим, это же страшно.

    Д.КНОРРЕ: Это очень почетно — поднимать Россию. А вы сделайте там такие школы, чтобы можно было учиться всем, и вашим детям.

    С.ДОРЕНКО: Все мы знаем про эти школы. Отче наш, иже иси на небеси. Там ничего другого нет. Я понял, что дети, сломана судьбы, исковеркана. То есть дети не получат образования. Никакого образования дети не получат. Я отказываюсь. Ты мне говоришь: нет, но твои дети, вы, Сергей, отработаете восемь лет, вашим детям вообще ни придется работать. Я говорю: вот это серьезный разговор тогда. Давай так: я тогда имею с этого дела, с восьми лет, столько, что мои дети не будут работать, и внуки не будут работать. Тогда это разговор о чем-то. Тогда мы серьезные люди, правильно? 

    Д.КНОРРЕ: Да. А он действительно родился в Москве?

    С.ДОРЕНКО: Кто? Глава Республики Марий Эл. Он бросил Коньково, пошел воевать. Он бросил Коньково. С вашей точки зрения, он в своем был уме? Нет.

    Д.КНОРРЕ: Начало политической карьеры, депутат второго созыва от ЛДПР, входил в фракцию… в Республике Марий Эл одновременно фактически возглавил… он уехал еще на этапе, когда был каким-то там непонятно, кем.

    С.ДОРЕНКО: Мать, послушай серьезно меня. Я поеду в этот ваш Зажопинск, поеду, если это судьбоносным образом изменит мою жизнь.

    Д.КНОРРЕ: Хорошо, допустим, эти условия оговариваются. Они закладывались изначально. А дальше?

    С.ДОРЕНКО: Судьбоносным. Это знаешь, что значит? Что я должен вернуться с соткой.

    Д.КНОРРЕ: Тысяч долларов? Или миллионов рублей?

    С.ДОРЕНКО: Миллионов долларов. Я поеду в этот ваш Зажопинск…

    Д.КНОРРЕ: Таких денег не бывает. Ну, нет их. Откуда? Объясните мне.

    С.ДОРЕНКО: Бывают. В губернии. Я поеду в этот ваш Зажопинск при одном-единственном условии — я должен вернуться с соткой. Если я вернусь без сотки, на меня будут просто гадить воробушки, какать и кричать «вот дурак идет, давайте обкакаем его». Зачем? Я лучше в Барселону поеду. Зачем я должен в Зажопинск-то ехать, объясни?

    Я поехал в Африку, я был студентом, институт закончил. Закончил Университет дружбы народов и поехал. 12 июня я поехал 1982 года. Поехал в Африку, жить в Анголу. Мне обещали там 1600 чеков. Чеки продавались в Москве один к двум. То есть 3200 рублей в месяц.

    Д.КНОРРЕ: Это очень много.

    С.ДОРЕНКО: То есть это половина машины. За два месяца я делал машину. Половина машины в месяц. В 6600 стоила 11-я модель. Я делал 3200 рублей в месяц. Я сидел на унитазе, какал, и высчитывал, сколько я зарабатываю, пока покакаю. Пока покакаю — 70 чеков где-то. Понимаешь? Люди две недели кровью харкали тут на заводах, дышали серной кислотой и чем хочешь. Я сидел в Африке, милое дело, ел манго, бананы постоянно.

    Д.КНОРРЕ: Там летающие тараканы еще же.

    С.ДОРЕНКО: Там летающие тараканы, амебная дизентерия, тропическая малярия и так далее, тиф, много всего. И постоянно стреляют под окном, или гранату взрывают, или еще что-то, очень смешно. Но 3200, извини. Я поехал в Анголу. На хрена бы я поехал просто так в Анголу, объясни?

    Д.КНОРРЕ: Ради опыта…

    С.ДОРЕНКО: Я жил на метро «Молодежная». Я с метро «Молодежная» встаю и еду в Анголу, в Луанду. Больной на голову? Дурак, что ли? Стреляют, война идет, кругом негры, мангровая муха откладывает личинки под кожу, амебная дизентерия, еще и тиф. И кроме этого, если купаться в пресной воде, в пенис залезает специальная рыбка, которая растопыривает жабры и не вылезает, приходиться резать пенис. Зачем это тебе надо? меня бы спросили. Сережа, ты идиот? Я бы сказал: товарищи, я не идиот. Мне там платят 3200 рублей в месяц. Это ответ.

    Д.КНОРРЕ: Что произошло такого, что его сейчас вдруг арестовали? Если эта схема известна, если она оговаривалась…

    С.ДОРЕНКО: Давай поговорим с бывалыми. Товарищи бывалые, я считаю, что я никогда, и ни один губернатор не поедет ни в какую-то губернию, если он не больной на голову или если это судьбоносно не решает какие-то его вопросы. Абсолютно существенно. Тогда я поеду. Если это существенно не решает мои вопросы, чего бы я поехал? Понимаешь, о чем я говорю? Как говорил покойный Сашка Кузьменко, оператор Гостелерадио СССР, ехать надо, Сережа, туда, где нам платят, оттуда, где мы платим. Он сказал, движение должно быть такое — есть точка на планете Земля, где мы платим, а есть другая точка на планете Земля, где нам платят. Значит, из той, где мы платим, надо двигаться в ту, где нам платят. Сашка Кузьменко, он погиб потом, пьяный въехал под ГАЗ-66, с кубинской военщины. Но перед этим он сказал умную вещь: мы должны ехать туда, где нам платят. Я не сдвинусь с места ни на сантиметр. Зачем это нужно? Мы нормальные люди.

    Алло, здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Сергей, Москва. Я со знанием дела слушаю вас. Вы все-таки не очень правы. Во-первых, это все очень сложная система. Все зависит от отношений с силовиками. Силовики сейчас разные, разные приоритеты. Губернатор может быть на побегушках у силовиков, как вариант. А может быть наоборот. И у меня сейчас такое чувство, что какая-то происходит переориентация вертикалей. Их достаточно много, но понятно, трясение в администрации, соответственно, пертурбация силовиков, людей в администрации и так далее. И в соответствии с этим… это чисто мое мнение, ничего больше. И в связи с этим вылетают люди, которые не успели перестроиться или поставили не на те лошадки.

    С.ДОРЕНКО: Это понятно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мы с вами обсуждали. Если нет каких-то отличных пертурбаций, в принципе, это все можно подсчитать. 6-8 процентов от бюджета региона — это доход. Можно оценить. Если нет, скажем, каких-то злоупотреблений.

    С.ДОРЕНКО: Вопрос: сотку за сколько сделаю? На хорошей губернии.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Можно вообще не сделать сотку в некоторых регионах никогда.

    С.ДОРЕНКО: Хороший регион, достаточный.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Например скажите место, регион.

    С.ДОРЕНКО: Если бы была на Марсе Саратовская область какая-то? На Марсе, не в России.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Конечно, Саратовская область на Марсе. Я понимаю. И река там течет Мирссури.

    С.ДОРЕНКО: Да. Впадает в Карпийской марсийское море.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да-да. Я думаю, что это можно сделать лет за пять, при правильной, хорошей постановке вопроса. И при этом никто не будет обижен. Но не надо забывать, что соточку никто не даст.

    С.ДОРЕНКО: Можно скажу? А если чуть-чуть поддавить на кадык — и за четыре года можно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Во-первых, можно пережать палку, появятся обиженные, соответственно, вокруг силовики, это надо делать очень аккуратно. А во-вторых, вы не забывайте, что из этой сотки 40 надо будет отдать. Потому что люди знают, видят и все понимают. Да, вы сделали сотку. Но надо отдать 40, и это обязательно. Иначе это может кончиться…

    С.ДОРЕНКО: Если позволите, мне еще два-три года нужно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Чистыми? Чистыми два срока как раз и есть.

    С.ДОРЕНКО: Теперь другой вопрос. Мне кажется, что если я хозяйственник, то мне нужно иметь на кармане какое-то количество денег на экстренные нужды. Есть я и мой карман, это отдельная фигня. А есть люди. И бедные, и еще что-то там, дорогу сделать вдруг, внезапно. У меня должно быть на кармане на оперативку вот так, что я могу просто позвонить верному человечку и дело пойдет — минимум десять лямов долларов должно быть.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: На самом деле, вы не правы. Потому что есть всякие внебюджетные фонды, все совершенно официально. Вы просто не в теме. Это как и нужно. Ну, максимум, пол-ляма, и то совсем практически черный, чтобы какие-то вопросы решать. Все остальное сделают с помощью государственных структур совершенно официально.

    С.ДОРЕНКО: То есть это фонды, в которые я буду собирать дань с местного бизнеса.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Все, что угодно там. Любые варианты.

    С.ДОРЕНКО: И если мне надо по-быстрому, без бюджета, без ничего, быстро решить вопрос, я просто звоню верному человеку.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. Не нужно, чтобы это где-то было. Все это делается официально.

    С.ДОРЕНКО: Значит, мы делаем вывод, что хозяйственная деятельность предполагает широкие горизонты толкования «свое», «мое», «чужой карман», «свой карман»…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Секунду. Все должно  быть аккуратно. Потому что если будет консолидированное местное сообщество, которое встанет во фронду, или вообще просто начнет в оппозицию, то это может кончиться бедой. Все надо делать очень взвешенно.

    С.ДОРЕНКО: Сколько еще губеров посадят до Нового года?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Моя оценка — три. Или два, или три. Поймите, их 86 человек…

    С.ДОРЕНКО: Спасибо большое. Но имиджевый удар страшный. Сколько бы их ни посадили, имиджевый удар абсолютно чудовищный.

    НОВОСТИ

    С.ДОРЕНКО: ФСБ и Минкомсвязи оценили затраты на «пакет Яровой», я читаю. 4,5 трлн рублей. Это хорошо, это и разовьет страну очень хорошо. Потому что будет куплено специальное оборудование. На начальном этапе, насколько я понимаю, импортное, а потом и русское будет оборудование для того, чтобы копить весь объем информации, который происходит в сети, вообще разговоры все накапливать, видео…

    Д.КНОРРЕ: А кроме этого в чем будет развитие?

    С.ДОРЕНКО: Ни в чем больше. Но зато все будет у нас, какая-то память народная. Память народная… была какая-то песня, я слышал. Нет, мудрость народная, это другое. Смысл в чем? Смысл в том, что 4,5 трлн рублей нужны на нынешний объем информации. Но проблема в том заключается, что информация будет удваиваться через очень короткое время. Раз в неделю. Понимаешь? Объем информации сейчас удваивается, я не знаю, за сколько. Может быть, за год.

    Д.КНОРРЕ: Есть срок давности, когда старую информацию стирают?

    С.ДОРЕНКО: Они должны хранить сколько-то. Смысл не в этом. Абсолютные цифры не важны. Главное, они будут хранить сколько-то, шесть месяцев. А что-то там три года, допустим. Абсолютные цифры не важны, потому что важен процесс. Процесс заключается в следующем: информация будет накапливаться, сегодня удваивается раз в год. Например, очень скоро будет удваиваться раз в месяц. Причем взрывообразно. Через короткое время будет удваиваться раз в неделю. И через еще короткое время информация будет удваиваться раз в день. Завтра объем информации человечества будет в два раза больше.

    Д.КНОРРЕ: Соответственно, затраты на этот закон тоже будут удваиваться и так далее.

    С.ДОРЕНКО: Непрерывно. Каждый день нужно будет удваивать затраты. Да, и стоимость накопителей тоже падает, говорит Смит. Это правда, стоимость накопителей существенно падает. Я не пытаюсь сделать вид, что я этого не замечаю. Но важно, что нужно анализировать. Количество людей, которые анализируют эту информацию. Может быть, там какой-то разум будет действительно искусственный. Объем информации удваивается сегодня приблизительно каждые два года. И далее в степени два.

    Здравствуйте. Прошу вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Григорий. Хотел бы высказаться насчет «пакет Яровой». Дело в том, что в данной ситуации в нашей стране проблематично вводить какие-то таки европейские, так скажем, новшества, американские. Опыт уже есть у других стран по накоплению информации. И как показывает практика, с террористами это не очень помогает бороться. Именно копить информацию за какой-то определенный срок о гражданах. Надо контролировать, наверное, миграционные потоки, контролировать тех, кто действительно склонен к этому. А это все просто 4,5 трлн разделить между всеми и всё. 

    С.ДОРЕНКО: Спасибо вам огромное. Я хочу сообщить следующее. Я, например, все-таки еще говорю… меня бесят все эти затратные способы излагать информацию. И я предпочитаю в мессенджере писать коротки фразы, вместо даже телефонного звонка. Мой сын, которому 17, коммуницирует с помощью Snapchat. Он уже коммуницирует с помощью Snapchat.

    Д.КНОРРЕ: Где сообщения исчезают через какое-то время.

    С.ДОРЕНКО: Они через сутки исчезают. Он непрерывно плодит видео. Моя дочь, которой шесть лет, непрерывно, целыми днями коммуницирует с помощью FaceTime, она вообще просто все время в FaceTime. Она плодит видео в HD-resolution постоянно. Она шарашит видео непрерывно, постоянно, потоково. Она стримит. Ей шесть лет, она стримит постоянно, в день часами. Просто пофиг ей.  

    Д.КНОРРЕ: Я понимаю. Это все затратно по объему.

    С.ДОРЕНКО: Как это хранит, я не понимаю? На подходе дети, которые будут стримить 24 часа в сутки, постоянно. Как это хранить? Про что эта песня?

    Д.КНОРРЕ: Сжимать информацию.

    С.ДОРЕНКО: Как сжимать, зачем сжимать? Это специальные люди будут сжимать? Будет ходить армия детей какая-то, 20 млн человек, и за ними будут с горшками, с хабами, со сжимателями, zip-архиваторами будут бегать сто миллионов взрослых, да? 20 миллионов детей — 100 миллионов взрослых. Я не знаю, как это будет выглядеть.

    7373-94-8. Здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро, Сергей. Абдул. Помните, когда в Питере был взрыв, вы обсуждали, что следили за телефонами, но они между собой ничего не говорят. Пример. Мы с вами, не дай бог…

    С.ДОРЕНКО: Мы с вами плохие просто.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я вам звоню. Они прослушивают. Сережа, встречаемся. — Да, там же. Ну и что это им даст?

    С.ДОРЕНКО: Надо тогда оперативное сопровождение какое-то.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А предъявить-то нечего. А где мы встречаемся, как? Это же ничего не даст. Надо бороться с терроризмом — это финансы…

    С.ДОРЕНКО: Проще еще, Абдул, я вам обрисую: ну, чего, Абдул, как договорились?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну, и запишет он это все, будет сжимать – не сжимать. Что это даст? Ничего абсолютно.

    С.ДОРЕНКО: Как договорились? Разговор закончен. А они запишут мою дочь, которая стримит по шесть часов в FaceTime. А это запишут. Они подробно узнают всех, что у Дракулавра происходит и так далее.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И какой фильм они посмотрели. А мы с вами, не дай бог, пойдем на дело.

    Д.КНОРРЕ: Сергей, подождите. Может быть, наивная какая-то позиция. Но есть же какие-то маркеры, по которым в мессенджерах выискивают определенные слова, которые…

    С.ДОРЕНКО: Хранить-то будут все, как ты не понимаешь. А ребенок стримит, пожалуйста. 17-летний человек общается в Snapchat, все время.

    Д.КНОРРЕ: Это понятно. У вас есть оперативная информация, что такие-то люди, такая-то группы людей, возможно, обсуждала то-то. Вы поднимаете этот блок информации, которая у вас хранится, этих конкретных людей, и уже начинаете предметно изучать, расшифровывать, раскодировать.

    С.ДОРЕНКО: Знаешь, с чего я начинаю? Я начинаю с раскодирования. Если у меня есть backdoor, я трачу на раскодирование сутки. Все равно это государство, надо написать заявку, отнести, девушкам поставить штампик. Два дня уйдет на раскодирование, правильно? Потому что это государство. Нужно заявку оформить. А если backdoor нет к этому софту? Уйдет три года. Будет расшифровано через три года хрень, которая не имеет никакого значения. Они три года будут ломаться, чтобы расшифровать хрень, которая не имеет значения? Это смешно.

    Д.КНОРРЕ: Об этом говорят критики этого закона. Что это будут затраты какие-то непонятно, во что, в пустоту.

    С.ДОРЕНКО: Сейчас запретили Zello, или запрещают, или останавливают Zello.

    Д.КНОРРЕ: Пока запретили временно.

    С.ДОРЕНКО: C Zello все очень просто. Zello ввела в оборот, как ни странно, последняя украинская революция, как ты знаешь.

    Д.КНОРРЕ: Вы мне рассказывали. В 2014 году.

    С.ДОРЕНКО: В 2014 году появляется Zello для координации действий на Майдане. У всех майдановцев Zello. Сначала эту систему придумал чувак из Петербурга, который сейчас проживает в Америке и стрижет купоны просто. Он создал это Zello, парень из Петербурга, он сейчас живет в Америке, получает авторские и все, он очень богатый человек. Украинцы делали Майдан с этим Zello, это как рация. То есть все могут спокойно мобильные телефоны использовать как рацию. И создавать группы, можно закрытые группы, можно открытые группы и так далее. Это все миллион возможностей. То есть твой мобильный телефон, он же рация, и он же твоя группа и чего хочешь. Это Zello. После этого взяли противники Майдана, Донбасс. Они воевали с Zello. Zello был у них вместо рации. После этого взяли Zello волонтеры, всякие «Лиза Алерт» и так далее, кто помогает людям в беде, группы. После этого взяли дальнобойщики наконец.

    Д.КНОРРЕ: И тут-то его запретили.  

    С.ДОРЕНКО: Внимание. Для того чтобы плохие люди воспользовались Zello, ставится элементарная Opera VPN. Это просто сейчас первое, что приходит в голову. Потому что VPN много, штук сто, в App Store. А есть же еще не в App Store VPN. Даже самые открытые, точно понятные VPN в App Store может первые сто себе закачать, ну, хорошо, первые десять. И все, Zello у тебя есть, если ты плохой. Если ты хороший, да еще и идиот вдобавок, ты должен быть одновременно хорошим и пентюхом, такое бывает, я не знаю? Хорошие же все умные. Нет, хороший и пентюх одновременно, то ты не ставишь себе VPN. Причем еще VPN иногда соскакивает. Одним словом, затрудняют чуть-чуть жизнь.

    Мы читаем, как в Оренбурге замерзают люди. Стоит шоссе, заметено снегом, люди замерзают двое суток. Раньше они могли координировать свои усилия, теперь им Zello запретили. Zello это единственный, очевиднейший способ связи на трассе. Например, я бы выезжал на М6 и заходил бы в группу Zello M6. Я бы слышал все, что говорят водители. Где, что происходит, где опасность, где вкусно кормят и так далее. Теперь это запрещено. То есть меня заметет снегом. А заметало трассу и на Ростов, помнишь? Никакого спасения ждать не приходится. Заметет меня в Оренбурге, никакого спасения ждать не приходится. Занесет меня в Мурманске, никакого спасения ждать не приходится. Нам запрещено коммуницировать якобы. Я не понимаю, почему? Потому что Путин в последнем своем обращении говорил о важности волонтером. Но волонтеры должны коммуницировать. Но государство это запрещает. 

    Д.КНОРРЕ: Они не могут это контролировать, поэтому у них единственный выход, как им кажется, это запрещать.

    С.ДОРЕНКО: Они хотят, кто-то, не знаю, кто-то в секретных службах, хочет, чтобы мы были, мы все были послушные, малоактивные пентюхи. Пентюхи добронравные, такие кастраты, которые ходят от постели на работу, потом снова в постель, смотрят телевизор три часа. Пошел на работу, вернулся, три часа посмотрел телевизор, пентюх, отвалился на правый бочок, поспал, пошел на работу. Но эти пентюхи хотят еще участвовать в «Лиза Алерт», например, помогать пропавшим людям. Это запрещено. Почему запрещено? Потому что Zello запрещено. Понимаете? Я не понимаю. Мы хотим общество граждан, с одной стороны, а в другой стороны, мы это запрещаем. Так чего вы хотите, товарищи секретные службы? Чего вы хотите? Вы хотите поймать тех, кто ловится? Или хотите поймать преступников? Если хотите поймать преступников, то этими способами вы их не поймаете. Потому что они знают о ваших способах. Вы поймаете тех, кто ловится, а именно детей, которые стримят постоянно в FaceTime и так далее. На YouTube сейчас можно стримить, на Facebook можно стримить. Правда, Facebook легкий, он плющит сильно сигнал. На YouTube будь здоров сигнал и так далее. Вот этих людей поймают. Но преступников никто не поймает. Опять будут носиться за нами, за теми, кто легко ловится. Искать ключи, как тот алкоголики искал ключи под фонарем.

    С.ДОРЕНКО: Первый канал заявил об отказе от трансляции конкурса «Евровидения», который в этом году пройдет в Киеве. Об этом сообщается на сайте канала. Тебе горестно?

    Д.КНОРРЕ: Господи боже мой! Насколько же все равно! Никогда не смотрела «Евровидение» ни по какому каналу, ни по Первому, ни в интернете. Приходилось для новостей смотреть в YouTube отдельные ролик, потому что это надо было. А так…

    С.ДОРЕНКО: Я тоже ни разу не видел. Я смотрел что-то последнее, но там называлось конкурс в Сопоте, мне казалось. Это последнее, что я знаю про «Евровидение», это конкурс в Сопоте.

    Д.КНОРРЕ: Видите, я даже этого не знаю.

    С.ДОРЕНКО: Видишь, я гораздо более осведомленный человек. «Евровидение» — это в Сопоте, по-моему. При этом Сопот находится между Болгарией и Польшей где-то. Может, в Юрмале, черт его знает. Это как бы одно и то же. Я правда не видел ни разу, но само слово знаю.

    Вас расстраивает то, что не будет «Евровидения»? Вы планировали посмотреть «Евровидение» и расстроитесь, что его не будут показывать в России? да — 134-21-35. Нет — 134-21-36. У меня летит 15 на 85 сейчас, посмотрим, в результате что будет. 13, 11… Я так понимаю, было что-то в Сопоте. «Смотришь конкурс в Сопоте и глотаешь пыль, а кого ни попадя пускают в Израиль». Не помнишь? И этого не помнишь?

    Д.КНОРРЕ: Ну, ладно.

    С.ДОРЕНКО: Давайте Дашу угостим. Вот откуда я знаю про конкурс в Сопоте. Сейчас. Высоцкий. Отсюда я и знаю про это прекрасное «Евровидение», от Высоцкого.

    Д.КНОРРЕ: Это то «Евровидение», где Алла Пугачева выступала?

    С.ДОРЕНКО: «Мишка Шифман башковит…» но точно не могу сказать. Я очень далек от этой культуры.

    ЗВУЧИТ ПЕСНЯ

    С.ДОРЕНКО: Ну и все. Я теперь понял, откуда я знаю слово «Сопот». Слово «Сопот» я услышал отсюда. Теперь посмотрим, что же у нас с голосованием. 11 на 89. А, не беда, говорят 89 процентов. Плевать всем на этот конкурс в Сопоте. Вот и прекрасно. 7373-94-8. Здравствуйте. Вы расстроитесь или нет?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Дмитрий. Нет, не расстроюсь. Я вообще-то тоже не смотрю. Но после конкурса какое-то время победителей пускают по всем каналам, заставочки делают. И если честно, за последние много-много лет ни одна мелодия, которая там выиграла, в голове не отложилась. Кроме парня, какой-то там русский парень из Норвегии, что ли, со скрипкой.

    С.ДОРЕНКО: Эти мелодии никто не любит, в том-то и дело. Это гром фанфар какой-то.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Почему-то битловские мелодии в голове всегда крутятся.

    С.ДОРЕНКО: Зачем битловские? Вы обновляйтесь, апгрейдтесь. Yellow submarine и все, пожалуйста, а вы апгрейдтесь. Что-нибудь новое послушайте. Вы «Вите надо выйти» слушали?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да нет, вряд ли.

    С.ДОРЕНКО: Давайте я вас научу плохому.

    ЗВУЧИТ ПЕСНЯ

    С.ДОРЕНКО: Вот, я вас подсаживаю на новую музыку. Это про губернаторов, кстати, правильно же?

    Д.КНОРРЕ: Конечно.

    С.ДОРЕНКО: Вите надо выйти. Еще одна про губернаторов. Помнишь, я тебе рассказывал, тоже губернаторская судьба? Товарищи, новую музыку начинайте слушать. Не слушайте все время только «Битлз». «Вите надо выйти» это слушайте, раз. Потом еще вот вам, пожалуйста, песня.

    ЗВУЧИТ ПЕСНЯ: ГНОЙНЫЙ «ОТСИДИ»

    С.ДОРЕНКО: Это тоже хорошая, современная такая мелодия.

    Д.КНОРРЕ: Украинцы качают абсолютно. Это же тоже украинцы? И «Грибы» украинцы…

    С.ДОРЕНКО: Это тоже украинцы. «Тает лед» украинцы.

    Д.КНОРРЕ: Да. Это «Грибы».

    С.ДОРЕНКО: «Тает лед» — «Грибы» украинцы, «Вите надо выйти» — украинцы. А почему так украинцы творят вдруг? Можно вопрос тупой? Этот Гнойный — тоже украинцы. «Полный срок отсиди назло родным» — это тоже украинцы. А почему так, что случилось? Почему хохлы качают, не знаешь?

    Д.КНОРРЕ: Ну, как, на эмоциях, на драйве. Когда какая-то движуха, сразу прет, тащит.

    С.ДОРЕНКО: Есть эпохи. Давай быстро культорологическое наблюдение. Есть эпохи, когда вдруг происходит что-то восхитительное такое, Серебряный век какой-то, не серебряный, еще какой-то и так далее. И вдруг много всего. Какой-то прозы, поэзии, музыки, чего-то такого. И вдруг сейчас все до единой песни хохлятские. Почему? Мы не знаем.

    ЗВУЧИТ ПЕСНЯ «ТАЕТ ЛЕД»

    С.ДОРЕНКО: Это тоже хохлы. Ну, и так далее. Это правда.

    Д.КНОРРЕ: Потому что там движуха.

    С.ДОРЕНКО: А у нас почему нет движухи?

    Д.КНОРРЕ: Так, у нас нет движухи. У нас контроль связи…

    С.ДОРЕНКО: У нас Алла Пугачева. И эта, как ее называется… Мизулина.

    Д.КНОРРЕ: Яровая, Мизулина и Алла Пугачева.

    С.ДОРЕНКО: Три женщины правят.

    Д.КНОРРЕ: Они пытаются контролировать, запрещать, повелевать.

    С.ДОРЕНКО: А группа «Ленинград» у нас же есть, говорит 90-й. Я вам должен сказать, 90-й, что группа «Ленинград» такова, что поставить ее в эфир невозможно. Поэтому уж простите. «Вите надо выйти» — это про Виктора Януковича». «У них это в крови, у них движуха». «Это песня «Еще пять минут», наша отечественная, сын футболиста Фараон поет». Есть еще песня «Пять минут назад» наша отечественная. «Потому что радиостанции заставляют крутить украинское». Нет, ребят. Радиостанции, скорее, идут за жизнью. И жизнь такова, что в культурном…

    Д.КНОРРЕ: Никто на радио сейчас музыку не слушает. Все слушают на YouTube.

    С.ДОРЕНКО: Абсолютно верно. И надо вам сообщить, что эти вот «Грибы» конкретно в этой версии, которую я вам показал сейчас, взяли 46 млн 507 тысяч просмотров. Сосредоточьтесь сейчас — 46 млн 507 тысяч 968 просмотров. Значит, будет 46 млн 508 тысяч через несколько минут. Вот я говорю, через несколько минут будет уже 46 млн 508 тысяч просмотров. Никто не заставляет. Это YouTube. Мы пойдем и проживем ее, эту пятницу, 14 апреля. 

    Версия для печати

Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus