• «ПОДЪЁМ» с Сергеем Доренко от 17.04.2017

    08:30 Апрель 17, 2017

    В гостях

    С.ДОРЕНКО: 8 часов 39 минут. Понедельник, 17 апреля. Здравствуй, великий город! Здравствуйте, все! Это радио «Говорит Москва»! Говорит Москва! Эльвира Хасаншина — ведущая этой программы.

    Э.ХАСАНШИНА: И Сергей Доренко. Доброе утро.

    С.ДОРЕНКО: 6 балов Москва. Нехороший город. Ребят, ездить сегодня тяжело было. Я должен сказать, что мне повезло, я, как вы помните, 12 марта поменял резину на летнюю. У меня 4 на 4 и все такое, я не такой дурак, все-таки у меня BMW X4. А тем не менее я езжу на чужой машине, не на своей, я езжу на Volkswagen Caddy, которая переднеприводная, но у нее зимняя резина стоит, то есть мне повезло дураку.

    Э.ХАСАНШИНА: Сейчас да, это очень актуально.

    С.ДОРЕНКО: Беспечным неумным людям везет, вот это я.

    Э.ХАСАНШИНА: Слушатель пишет: «Когда же уже мы начнем на мотоциклах ездить? Сергей, это издевательство».

    С.ДОРЕНКО: Ездил, 9 марта ездил. Но уже забыл, как это выглядит. Да, это правда, хожу в гараж время от времени.

    Э.ХАСАНШИНА: Посмотреть?

    С.ДОРЕНКО: 2-3 раза в день хожу в гараж, что-то поправить, непринужденно так что-то поправишь. Вокруг прохожу, понюхаешь их и вроде приятно, не знаю. У меня в гараже холодно, я там топлю так, что там плюс 15, честно, зябко. Так зайдешь в гараж, думаешь, да чтоб все пропало, и пошел оттуда, не хочу.

    Э.ХАСАНШИНА: В интернете уже спрашивают, куда делся этот период между мартом и октябрем, говорят, лето пропустил.

    С.ДОРЕНКО: А вот давай серьезно рассудим. Китайцы наблюдают природу гораздо тщательнее нас в силу того, что они язычники. Вообще язычникам свойственно любить природу, в отличие от авраамистов, которые… Как известно, птицы не сеют и не жнут, а по воле господне питаются, и завтрашний день сам позаботится о себе — это у вас, у авраамистов. А у нас, язычников… мы внимательно наблюдаем природу, потому что нам надо о завтрашнем дне заботиться. Ну, язычник заботится о завтрашнем дне, поэтому мы наблюдаем, как туча пошла, как дерево себя ведет.

    Э.ХАСАНШИНА: И что же вы?

    С.ДОРЕНКО: Вот китайцы абсолютно серьезно наблюдают. Они сезон ставят в зависимости от равноденствий. Таким образом, у них 22 июня — это середина лета. Не 15 июля, а 22 июня середина лета. 22 марта — середина весны соответственно, а 22 декабря — середина зимы. Тогда весна начинается 5 февраля, соответственно лето начинается 5 мая. 5 мая начинается лето! И заканчивается лето, ты будешь смеяться, по-китайски, 5 августа. И правильно, потому что уже ночи очень холодные, свежо ночью. И листья начинают падать в августе, они вот прямо падают, падают, а это значит осень, значит уже начинается умирание. С 5 августа начинается первый месяц осени у китайцев. Таким образом, мы близки уже к осени. 5 августа уже очень скоро, поэтому мы к осени уже очень близки.

    Товарищи, скоро осень, да, действительно так. Теперь тогда подумаем, а сколько в действительности есть этого чертова лета в этом самом убогом климате? Убогом, ущербном, вонючем климате. Я в хорошем смысле. У нас же климат в конституции как символ государства не прописан, можно ругаться. Знамя — нельзя, гимн — нельзя, органы власти — нельзя, вообще ничего нельзя, национальности — нельзя, но климат можно. Это последнее… Ты можешь быть климатическим диссидентом, и тебе за это ничего не будет.

    Э.ХАСАНШИНА: Это хорошо, мне это нравится.

    С.ДОРЕНКО: Парламент должен немедленно разработать закон, который запрещал бы наветы на родной климат. Но я напомню, что климат этот нам неродной. До шестого века новой эры, до того, как твои предки всыпали моим, до этого, когда вы с неприятными лицами, с неприятным выражением лица…

    Э.ХАСАНШИНА: Хорошие у нас лица.

    С.ДОРЕНКО: Лица у вас неприятные. Во всяком случае с неприятным выражением лица вы нас били на Дунае. Они нас били на Дунае, вот эти вот, Хасаншины…

    Э.ХАСАНШИНА: Ну как же? Мы с очень счастливыми лицами это делали.

    С.ДОРЕНКО: Мы из-за этого двинули в этот чертов климат, а так сидели бы на Дунае как сидели на Дунае. Мы сидели на Дунае, в ус себе не дули, но нас гунны вот эти двинули оттуда. Неприятность, что делать? Мы заняли самое неудобное, никому не нужно на фиг проклятое место, и в этом проклятом месте мы живем, и больше того, мы его вынужденно любим. А что делать?

    Э.ХАСАНШИНА: Надеемся на тепло, на свет.

    С.ДОРЕНКО: «Зато лучше сохранимся, — говорит Тод, — и красивыми помрем». Да, да, да, именно, красивыми помрем, товарищи, очень хорошо.

    Я вам расскажу погоду быстро почасовую. «Климатическое оружие Обамы», — Оракул пишет. Частичка правды в этом есть, знаете почему, дорогой Оракул? Потому что это северо-восточный ветер сейчас идет, то есть натовский, североатлантический ветер. Ну, сейчас мы на североатлантическом ветре сидим, 25 км/час.

    Смотрите, по часам вам рассказываю. Сегодня в 12 часов 0 градусов, в 16 часов аж 2 градуса, в 17 выглянет солнце аж на два часа и будет 1 градус жары.

    Э.ХАСАНШИНА: Гуляем!

    С.ДОРЕНКО: И солнышко, и 1 градус жары. Telegram работает, все нормально, Адик. К 21:00 уже будет минус 1, к 23:00 — минус 2. К трем часам ночи будет минус 3. В четыре часа ночи будет минус 4. В шесть утра будет солнечно и аж до 9-ти. И все время минус 2-3. Завтра к часу дня будет плюс 3, то есть жара наступает, а к 19-20-ти опять ноль и пойдет на минус, минус, минус, минус 3, иди сюда. Вот так, сучьи дети. В хорошем смысле, вы знаете, как я вас люблю. Минус 4 ночью, но по области, например в Нахабине, минус 7. Вы хотите, чтобы я любил этот проклятый климат? Чего вы от меня хотите? Я отключил уже все отопление на дачах, сейчас погнал народ, сотрудников — давайте включайте снова. Я сказал: включайте, может быть к июню отключимся уже. Ну это что за климат?

    Э.ХАСАНШИНА: Мне дома уже говорят: давай зимнее вытаскивай.

    С.ДОРЕНКО: Как вы могли сделать, гунны? Вы, гунны дикие, упоротые, в хорошем смысле.

    Э.ХАСАНШИНА: Так и с вами же сами остались. Ну, посмотрите, мы же тоже здесь.

    С.ДОРЕНКО: На конопле на этой вот. Вы взяли, ринулись на нас. Мы сидели на Дунае мирно, ели мамалыгу. Нет, мы не ели мамалыгу, потому что тогда еще не открыли Америку. Америка же принесла нам мамалыгу, как ты знаешь. Мамалыга — это культура сельскохозяйственная у ацтеков. Мы сидели мирно на Дунае, если пшеницу, что-то такое, солнышку радовались, играли на скрипочках, целовали девушек, вдруг эта орда упоротых гуннов. Ну, что ты будешь делать? Хасаншина, за что? Зачем? Что ты сделала с нами?

    Э.ХАСАНШИНА: Кто-то же должен населять эти земли и здесь целовать девушек. Давайте на морозе.

    С.ДОРЕНКО: Но это неправильно. «Погода на Дунае сегодня какая?» А какой вам город посмотреть, где мы сидели с вами? Белград посмотреть? Что вам посмотреть? На Дунае Белград есть прекрасный. Бухарест посмотреть на Дунае? Что вам посмотреть? Давайте Букареште посмотрим. Романия. Сейчас посмотрим, что сейчас. Да дождь там. Чего там хорошего? Там 10, 14, 10, 7, 10, 14, 16, 18, 20, 21, 21, 21. На Дунае погода, чтоб вы знали про Дунай просто чуть-чуть, 21, 21. Чтоб вы были прокляты. В хорошем смысле, я про упоротых гуннов говорю. Ну, что вы натворили, а!

    Папа римский Франциск (это не наш патриарх, а чужой патриарх) омыл ноги и поцеловал ноги двенадцати зэкам. Прикинь.

    Э.ХАСАНШИНА: Да.

    С.ДОРЕНКО: Папа римский Франциск в Великий четверг, ну это на прошлой неделе, у них есть обычай — мыть друг другу ноги, омыл и поцеловал ноги… Поцеловал ноги! Боже милостивый. Я хотел бы этого или нет, вот я думаю. Представляешь? Тебе что-нибудь делали, массаж ног когда-нибудь делали?

    Э.ХАСАНШИНА: Да.

    С.ДОРЕНКО: Где? Объясни. «Да» говорит она задумчиво. Если бы тебе делали хоть раз массаж ног, ничего эротичнее не существует, ты бы сразу сказала «да».

    Э.ХАСАНШИНА: Это входило в комплексный массаж всего тела.

    С.ДОРЕНКО: Нет, массаж ног в Китае.

    Э.ХАСАНШИНА: В Китае я не была, не делала.

    С.ДОРЕНКО: Вот сделай. Тебя пробивает, и что-то неведомое бежит от поясницы прямо в темечко по позвоночнику как струи какие-то. От поясницы, от копчика бежит что-то как во время оргазма. Серьезно, клянусь! Лупит аж вот сюда, в макушку. Что-то они делают, эти китаянки, с ногами, это массаж ног, они тоже тебе их моют и что-то делают. Я сейчас думаю, захотел бы я, чтобы Папа римский мне помыл? Может и нет.

    Э.ХАСАНШИНА: Я бы нет.

    С.ДОРЕНКО: Я думаю, он моет, а у меня что-то неведомое по позвоночнику летит в темечко от копчика, какие-то невероятные энергии оргазма. Я думаю, Папа был бы смущен, и я был бы смущен, мы бы оба были смущены. Если бы Владимир Михайлович, не знаю. А если бы Владимир Михайлович тебе помыл? Он моет тоже, кстати.

    Э.ХАСАНШИНА: Нет.

    С.ДОРЕНКО: Владимир Михайлович моет! Ты знаешь, что русские перестали мыть, но в 2009 году Владимир Михайлович восстановил эту традицию. Владимир Михайлович, Кирилл, он восстановил эту традицию, и он теперь моет ежегодно епископов.

    Э.ХАСАНШИНА: Это вызывает неоднозначные чувства.

    С.ДОРЕНКО: Нет, это говорит об отсутствии гордыни, как ты не понимаешь.

    Э.ХАСАНШИНА: Я понимаю, что это говорит об отсутствии гордыни, все-таки как-то неловко.

    С.ДОРЕНКО: Это усмирение. Есть неловкость, но надо перебороть, тыкать в морду и говорить: вот здесь под ногтем помой еще. Я бы сделал педикюр, если бы я шел к Владимиру Михайловичу, и я бы шел уже весь в педикюре, мама, не горюй. И умостил бы еще «Диор Саваж». Между пальцами, там где грибок, я бы намазал «Диор Саваж», мой грибок благоухал бы прекрасными духами, было бы прекрасно. Но послушай про Папу. Папа римский Франциск в Великий четверг омыл ноги и поцеловал ноги… Поцеловал ноги! А он брал палец? Двенадцати заключенным города Пальяно под Римом, открыв таким образом католическое пасхальное Триденствие. Всего там 70 заключенных, в этой тюрьме. Среди тех, кому омыл и поцеловал ноги Папа, 10 итальянцев, один гражданин Аргентины… С него и надо было начинать. Ты знаешь, что Папа тоже аргентинец?

    Э.ХАСАНШИНА: Да, я знаю.

    С.ДОРЕНКО: Я в Риме со всеми говорю по-испански, и когда они улыбаются, я говорю… А как? 10 итальянцев, гражданин Аргентины и выходец из Албании. В их числе также были три женщины и мусульманин, который собирается в июне принять крещение. То есть он сосал пальцы ног и мусульманину тоже. В хорошем смысле. Ну, ничего страшного.

    Э.ХАСАНШИНА: Вот интересно, как они их выбирали там? По преступлениям?

    С.ДОРЕНКО: По страшным преступлениям. Двое пожизненных, страшные убийцы. Им-то как раз приятнее всего целовать ноги. Тем более что он их больше никогда не увидит, они пожизненные, они не выйдут оттуда. Больше того, их забьют сразу. Папа ноги поцелует, после этого их подведут и по темечку шмяк, типа все, ты уже видел все, исполнил все желания. И еще есть люди, которые выйдут на свободу в 2073 году. То есть они на свободу выйдут, но в 2073 году. Длительные сроки, как ты понимаешь, 50 лет примерно и так далее.

    Э.ХАСАНШИНА: Не все дойдут до конца этого срока.

    С.ДОРЕНКО: Но это христианская любовь. Я не знаю, что тут обсуждать, товарищи, в том смысле, что наша Церковь все-таки, мне кажется, более аристократический характер носит. Согласитесь, аристократический, в том смысле, что всякой швали целовать ноги не будут, нет, не будут.

    Э.ХАСАНШИНА: Вы не думаете, что в этом есть какая-то показательность?

    С.ДОРЕНКО: Нарочитость. Я бы сказал скромность пуще гордыни, да?

    Э.ХАСАНШИНА: Как-то уже чересчур. Нет?

    С.ДОРЕНКО: Да, да.

    Э.ХАСАНШИНА: То есть выбирает 10, не всем же семидесяти.

    С.ДОРЕНКО: 12, подобно апостолам. О чем ты говоришь? 12!

    Э.ХАСАНШИНА: Они вроде как лучшие из худших.

    С.ДОРЕНКО: Наоборот — они худшие из худших. Отребье, убийцы, насильники.

    Э.ХАСАНШИНА: Именно для этого, давайте покажем, может быть сфотографируем, вот как будет здорово.

    С.ДОРЕНКО: Станем им целовать ноги. Но в этом есть что-то истинное, подлинное. А?

    Э.ХАСАНШИНА: Мне кажется, когда это происходит таким образом, подлинность, истинность куда-то уходит.

    С.ДОРЕНКО: «Двенадцати лучшим слушателям не хотите поцеловать ноги?» — говорит Джей Джей. Ха-ха-ха-ха! Я двенадцати лучшим слушателям обгрызу ноги на ногах, договорились? Вот так зубками обгрызу вам ногти на ногах, договорились?

    «Вчера на передаче “Вести недели” с Дмитрием Киселевым ссылались на радио “Говорит Москва”. О чем это говорит? О том, что вы дико крутые». Ну, конечно, мы абсолютно крутые.

    Скажите, пожалуйста, наша Церковь гораздо более аристократическая, верно? Я вчера задал голосование в Twitter и сейчас его хочу повторить быстро здесь. Тебя Бог любит? Просто мне интересно.

    Э.ХАСАНШИНА: Да.

    С.ДОРЕНКО: Почему ты так знаешь?

    Э.ХАСАНШИНА: Он же всех любит.

    С.ДОРЕНКО: Чего бы он стал всех любить? Это абсолютно неправда.

    Э.ХАСАНШИНА: Потому что Бог есть любовь.

    С.ДОРЕНКО: Неправда! Ты протестантизма наслушалась. Что значит любовь? В каком смысле любовь?

    Э.ХАСАНШИНА: Это и есть чистая любовь. И мало того, если заповедь «возлюбите ближнего своего как самого себя», а я себя, в общем, люблю, и Бог меня любит, потому что я часть Бога.

    С.ДОРЕНКО: Когда это ты стала? Ты пантеистка что ли?

    Э.ХАСАНШИНА: Да, подмешалось как-то внутри.

    С.ДОРЕНКО: Эх, как ты начиталась. Майстера Экхарта начиталась, пантеисткой заделалась? Тебя на костер надо препроводить.

    Э.ХАСАНШИНА: Пока давайте без костра как-нибудь. Можете просто ноги, например, мне мыть.

    С.ДОРЕНКО: Если ты часть Бога, то Бог есть всё, правда?

    Э.ХАСАНШИНА: Да.

    С.ДОРЕНКО: А если Бог есть всё, то ты пантеистка. А у вас в концепции, авраамической вашей, тварь отделена от Творца. Ты не можешь говорить, что ты часть творца, потому что ты тварь. Ты — тварь! Ты не можешь быть часть Творца, мать, я тебе серьезно сейчас говорю. Это серьезная философская фигня, Майстера Экхарта чуть на костер не поволокли за эту фигню.

    Э.ХАСАНШИНА: Но это когда было.

    С.ДОРЕНКО: Это было в двенадцатом веке или в одиннадцатом, не знаю. Ты утверждаешь, что ты тварь часть Творца, но ты не можешь быть, тварь отделена от Творца. Поэтому ты отвечаешь за свои действия. Я просто возбужден тем, что она ляпнула ересь. Эта Хасаншина, она еретичка. Если ты есть часть Творца, то ты неподсудна и безгрешна, потому что тобою творит Творец.

    Э.ХАСАНШИНА: Почему же?

    С.ДОРЕНКО: Потому же.

    Э.ХАСАНШИНА: У меня есть своя воля, конечно, я подсудна и грешна.

    С.ДОРЕНКО: Если у тебя есть твоя воля, отдельная от Творца воля, то ты есть тварь.

    Э.ХАСАНШИНА: Нет. Вот как ребенок.

    С.ДОРЕНКО: Здрасьте.

    Э.ХАСАНШИНА: Ребенок у меня, он же тоже все-таки часть меня, частичка.

    С.ДОРЕНКО: Начинается.

    Э.ХАСАНШИНА: Но тем не менее у него своя воля, он живет своей жизнью, и я ему не указ.

    С.ДОРЕНКО: Кто?

    Э.ХАСАНШИНА: Хотя я могу поставить его в угол, ребенка.

    С.ДОРЕНКО: Подожди. Ты не можешь быть частью, вы отделены полностью, тотально отделены, тварь отделена от Творца в концепции христианской точно. Я не буду судить сейчас об исламе или иудаизме, но в христианстве тварь…

    Э.ХАСАНШИНА: Что же, мне будете рассказывать про мою концепцию? Я думаю, что я сама вполне себе могу сказать об этом.

    С.ДОРЕНКО: Здрасьте! Так ты что, извращаешь что ли? Ты же крещеная.

    Э.ХАСАНШИНА: Это у каждого свое на самом деле видение, каждый по-своему думает и трактует.

    С.ДОРЕНКО: Ой! А Матерь Божия, Церковь как же?

    Э.ХАСАНШИНА: Одно другому не мешает.

    С.ДОРЕНКО: Чего это не мешает? Ты не уважаешь Матерь.

    Э.ХАСАНШИНА: Это не значит, что ты не должен думать или рассуждать, или чувствовать.

    С.ДОРЕНКО: Ты должна думать в лекалах… Ты вступила в организацию. Церковь — это духовная организация, ты в нее вступила, и там начинаешь подрывную деятельность, внутри.

    Э.ХАСАНШИНА: Мои отношения с религией не так просты, а уж тем более с верой.

    С.ДОРЕНКО: С религией и с верой твои отношения вообще твое дело, но ты в Церкви. По росту построились, вот где-то там шибздика место занимаешь последнее, вот и стой там.

    Э.ХАСАНШИНА: Если вы в партии, в Коммунистической, вы должны говорить только то, что говорит ваш лидер?

    С.ДОРЕНКО: Я тебе расскажу, как в коммунистической партии и в Церкви, одинаково: в момент дискуссии высказываются все, после чего принимается решение, и оно выполняется, и после того, как принято решение, никто не смеет вякнуть. Вот ваш Вселенский Собор это и есть ваше решение. И буллы патриарха вашего, Владимира Михайловича… Он издает буллы соответствующие, выступил где-то, опа, ты наизусть учи. Почему? Потому что это решение. Решения не оспариваются ни в Коммунистической партии, ни в Церкви. Все! Еретиков на костер! Ура!

    В ДВИЖЕНИИ

    НОВОСТИ

    С.ДОРЕНКО: 9 часов 9 минут. Понедельник, 17 апреля. Здравствуй, великий город! Здравствуйте, все! Это радио «Говорит Москва»! Говорит Москва! Эльвира Хасаншина — ведущая этой программы. Здравствуйте.

    Э.ХАСАНШИНА: И Сергей Доренко. Доброе утро.

    С.ДОРЕНКО: Ростовский диакон устроил стриптиз в ночном баре. С фотографиями. Скажи, он хорош собой? Я не знаю, не очень разбираюсь в мужчинах.

    Э.ХАСАНШИНА: Вполне себе.

    С.ДОРЕНКО: Такой он.

    Э.ХАСАНШИНА: Там есть фотографии, где уже…

    С.ДОРЕНКО: Голый?

    Э.ХАСАНШИНА: Да. Ну, как голый, он в нижнем белье.

    С.ДОРЕНКО: Он в трусах.

    Э.ХАСАНШИНА: С крестиком. И там девушка рядом с ним.

    С.ДОРЕНКО: Он в трусах, но это трусы такие, с ремешочком.

    Э.ХАСАНШИНА: «Боксеры» такие.

    С.ДОРЕНКО: «Боксеры», с ремешочком с таким. Я вижу еще на ногах остатки штанов, то есть он снимает в этот момент штаны.

    Э.ХАСАНШИНА: Я так понимаю, он, наверное, все-таки их не снял до конца.

    С.ДОРЕНКО: Он не спортивен, как все священники, притом что он нетолстый, у него висят сиськи, это не очень хорошо. Но мужчина и так далее, у него миловидная мордочка и при этом висят сиськи, он неспортивный, как все священники, это ужасно.

    Э.ХАСАНШИНА: Слушатель пишет: «Шах и мат тебе, Папа римский, православие ответило достойно».

    С.ДОРЕНКО: Диакон и преподаватель Донского государственного технического университета устроил стриптиз в одном из ночных клубов Ростова-на-Дону. На фотографиях, выложенных в соцсети «ВКонтакте», священник стоит в одних трусах в объятиях девушки. Э.ХАСАНШИНА: Надо сказать, что обнимает она его отстраненно.

    С.ДОРЕНКО: Она обнимает его целомудренно, она говорит: отче, благослови. Вечеринка прошла… но фотографии попали в сеть недавно. На сайте епархии сказано, что трудится диаконом в Старо-Покровском храме, а в вузе, в Донском университете, он ведет «Основы нравственной культуры». Я считаю, что нормально.

    Э.ХАСАНШИНА: Но там появились потом странные сообщения, что он сказал, что где-то он с друзьями отдыхал, а потом к ним подошел кто-то и предложил выпить, и после этого он ничего не помнит.

    С.ДОРЕНКО: Диакон Свистунов. Как его зовут? Виктор, отец Виктор. А можно диакона назвать «отец»?

    Э.ХАСАНШИНА: Я, честно говоря, не знаю.

    С.ДОРЕНКО: Никто не знает, неважно. Назовем его отцом Виктором. Отец Виктор рассказывает, что помнит, что ужинал в ресторане, затем кто-то дал им какой-то напиток, после которого он отключился, и затем танцевал голым уже. Э.ХАСАНШИНА: Плоть слаба, что уж?

    С.ДОРЕНКО: Был сатанинский напиток, я думаю.

    Э.ХАСАНШИНА: Мне кажется, все эти напитки сатанинские, потому что после всех из них плоть слаба. А потом у него появилось сообщение «ВКонтакте» о том, что вроде как это вообще и не он, а вот посмотрите, «нашелся герой этих фотографий», «меня там не было», «я вообще устаю после лекций и служб».

    С.ДОРЕНКО: Он сначала сказал, что его опоили, и поэтому он плясал голым; а вторая его версия — что его там не было вовсе. Но, мне кажется, более достоверна вторая, конечно, его там не было, и он вот такой как бы в трусах, где он с девушкой танцует и так далее в стриптиз-клубе, это, конечно, не он, либо он опоен, но это не он.

    Э.ХАСАНШИНА: Конечно.

    С.ДОРЕНКО: Как говорил тот еврей… Помнишь, про Абрама? Ему говорили: «Абрам, не пей, ты уже как русский». Он говорит: «Нет, но я пью всегда только одну рюмку». Ему говорят: «Ну и что? С одной рюмки ты как скотина?» Он говорит: «Я пью одну рюмку и становлюсь другим человеком. А тот человек, что, он не может одну рюмку выпить? Я выпиваю вторую, ту рюмку, одну, и становлюсь третьим человеком. А тот говорит: ну, что, тут наливают? Так я выпью». Ну, одну рюмку можно? Так и этот тоже. Я считаю, нормально.

    Наши молодцы. Вот сравни, пожалуйста, нашу религиозность и другими странами. В Пакистане опять линчевали студента. Причем, я думаю, что эта религиозность вообще… Вот я еще раз настаиваю на своей версии — к религии не имеет никакого отношения или имеет очень косвенное. В принципе, это, конечно, нравы народностей.

    Э.ХАСАНШИНА: Согласна.

    С.ДОРЕНКО: Вот дьяк или дьячок, или как их там называют правильно у них там, в народных танцах, он танцует в стриптиз-клубе потому что таковы нравы юга русского. Юг русский, он плотский. Ростов-на-Дону, ты понимаешь? Он плотский, там срамные девки, там срамные мужчины. Они все срамные там, они там ищут сраму, они ищут телесности. Они, подобно древним грекам, обнажаются при каждой возможности, потому что это то, чего они любят, они любят, показывать тело, это им нравится, телесность. Поэтому причем тут религия? Религия тут ни при чем. Он просто южанин. При чем религия во всех угрозах чеченцев? Ни при чем. Просто они чеченцы. А если бы они были кришнаиты, они бы точно также угрожали, вот ровно точно также угрожали, религия ни при чем.

    Э.ХАСАНШИНА: Я согласна, да.

    С.ДОРЕНКО: Причем религия в линчевании постоянно за малейшие просчеты в Пакистане. Облили бензином, подожгли, отец убил дочь, постоянно мы это слышим. Причем тут религия? Поезжай к арабам.

    Э.ХАСАНШИНА: В Пакистане просто интересен этот случай тем, что это был студент, вроде как высшее образование несет гуманизацию обществу, просветительство.

    С.ДОРЕНКО: Я просто тебе говорю, насколько разный исламский мир. Поезжай к арабам в какую-нибудь благополучную страну, в какие-нибудь Эмираты, расскажи вот про этот Пакистан, знаешь, что будут делать арабы? Крутить у виска. Идиоты, больше ничего. Но они еще грубее говорят, они говорят, типа «вообще энималс», они как-то вот так выражаются. Арабы! Они смотрят на своих последователей, вздымая брови, и говорят: ой-ой-ой. То есть религия тут вообще ни при чем.
    Это нравы народностей, которые бывают весьма грубоватыми время от времени, в частности в Пакистане.

    Студенческий городок университета имени Абдула Вали Хана в пакистанском Мардане закрылся после зверского убийства 23-летнего Машала Хана с факультета журналистики. Говорят, но никаких свидетельств нет точных, то есть документов никаких нет, материальных показаний нет — ничего нет. Говорят, что будто бы он «распространял богохульство». За это однокурсники раздели его донага, выбросили со второго этажа общежития. И затем выбежали следом, когда он лежал выброшенный, и избивали до смерти. Кроме того в тело стреляли, на теле обнаружены огнестрельные ранения. Все это снято на смартфоны.

    На похороны Хана в его родной деревне. Пришли родственники, несколько друзей, но никого не было на траурной церемонии из университета. Считается, что правильно убили. Хорошо.

    Э.ХАСАНШИНА: Это уже знаете, современная тенденция, ничего не меняется в народе, такие же средневековые обычаи, кроме того, что появился телефон или телевизор, и все это показывается, транслируется и смотрится.

    С.ДОРЕНКО: С девяностых годов 65 человек в Пакистане были убиты за «богохульство» кажущееся или действительное.

    Губернатора провинции Пенджаб Салмана Тасира, который пытался смягчить наказание по этой статье, расстрелял из автомата его собственный охранник. В прошлом году в деревне неподалеку от Лахора 15-летний подросток, по ошибке обвиненный в недостаточно усердных молитвах (сказали, что он молился не столько раз, а столько раз) в знак покаяния отсек себе руку и преподнес ее местному имаму, снискав одобрение родственников. Родственники все похвалили: молодец, что отрезал руку.

    Это не имеет отношения к религии, еще раз, это никакого отношения к религии не имеет. Это в средневековых обществах обрамляется как религия.

    Э.ХАСАНШИНА: Вот это-то и пугает. Люди ищут себе законное оправдание.

    С.ДОРЕНКО: Конечно. Не было бы этого, другое бы придумали. Это некие нравы. И еще раз, голый диакон или дьячок, как он ни называется, голый дьячок, который танцует в стриптиз-клубе, нормальный русский южанин, а южане телесные люди, они любят, чтобы пахло кожей, загорелой, чтобы срам был такой, чтобы видно было, чтобы можно было не сильно утруждать себя заглядыванием под юбку, чтобы сразу было видно, она идет, а все уже видно, не надо никуда заглядывать, вот это любят южане. Это украинцы любят, это ростовцы любят, это кубанцы любят, это ставропольцы даже любят, южане любят запах тела. Ничего не поделаешь, это так.

    Мне Юрий говорит: «Расскажите это казакам». Я был у казаков, они тоже очень южные люди, они тоже очень телесные. Там мини-запределикус носят дамы. Мини, которые похоже, скорее, на рубашечки такие. Они носят рубашечки, а потом сразу уже голые ноги под рубашечками. Ну, правда. Рубашечка, она ничего не закрывает.

    Э.ХАСАНШИНА: Жарко на юге, что теперь?

    С.ДОРЕНКО: Я про Урюпинск рассказывал. Урюпинск разве не казачье место? Урюпинск казачье, река Хор там течет. Там как раз девочки ходят в рубашечках, длина примерно рубашки. И чего? Они казачки.

    Правила дорожного движения изменят в угоду российским байкерам. Вот про байкеров сейчас ненависть обратите, пожалуйста. Хопер, Хопер там река, да, спасибо большое.

    Первый вице-премьер России Игорь Шувалов поручил МВД, Минтрансу и правительству Москвы проработать возможность изменений в правила дорожного движения, по которым мотоциклисты смогут получить дополнительные преимущества перед автомобилистами.

    Давайте быстренько проголосуем, пожалуйста. Мотоциклист существо более высокого порядка, чем автомобилист. Мотоциклист — существо высшее: да — 134-21-35; нет — 134-21-36.

    Я пока расскажу вам, какие преимущества получат мотоциклисты еще дополнительные.

    Э.ХАСАНШИНА: А можно я вмешаюсь? Слушатель пишет: «ДТП из 10 авто на эстакаде в районе шоссе Энтузиастов. Гололед. Будьте осторожны».

    С.ДОРЕНКО: Ребят, вообще осторожно, у многих летняя резина, что и правильно. Я случайно на зимней оказался, машина не моя, а Volkswagen, и я вижу, как их таскает, «летних» этих ребят. Пожалуйста, поосторожнее, ладно? Даже если у вас зимняя, то прикиньте…

    Хор, знаю я Хор, спасибо большое. На Хоре я ловил хариуса. Спасибо. Хопер, все правильно.

    Э.ХАСАНШИНА: Пишут, кстати, даже 16 кто-то насчитал машин, вот там, где ДТП.

    С.ДОРЕНКО: Там куча ДТП. Расскажи еще раз место, пожалуйста.

    Э.ХАСАНШИНА: Это на эстакаде в районе шоссе Энтузиастов.

    С.ДОРЕНКО: 10 машин поколотились, ребят, будьте осторожны, пожалуйста.

    Я продолжу про мотоциклы, если позволите. А вы проголосуйте еще, пожалуйста. Мотоциклисты — высшие существа. 134-21-35 — да. 134-21-36 — нет.

    Я расскажу, что для них будет сделано. Шувалов поручил… Шувалов! Это большой человек между прочим. Он поручил МВД, Минтрансу и правительству Москвы проработать возможность изменений в правила дорожного движения, по которым мотоциклисты получат дополнительные преимущества. Например, для мотоциклистов будет отдельная стоп-линия.

    Понятно чего? Автомобилисты, вы будете останавливаться за 10 метров или за 7 метров до светофора, у вас будет стоп-линия. Заехал — иди сюда, подлец, 3 тысячи с тебя. Это будет у вас линия. А мотоциклисты, скутеристы и прочая элита общества будет выезжать вперед и накапливаться вот на этих пяти метрах, у них будет отдельная стоп-линия. Понятно, про что я рассказываю? А вы будете стоять сзади, кемарить и ждать, когда светофор очистится. Понятно? Это очень правильно, мне кажется.

    Но мне было бы обидно. Если бы я был автомобилистом… В этот момент я мотоциклист, правильно? Дальше смотрите, почему. Двухколесный транспорт ждет вместе с автомобилями у одной стоп-линии, это небезопасно при одновременном старте. На самом деле что мы делаем при одновременном старте, если рядом с нами мотоциклист?

    Э.ХАСАНШИНА: Что делаете?

    С.ДОРЕНКО: Ждем, когда он стартанет, мы его чуть-чуть ждем. Почему? У него разгон все равно быстрее, 2-3 секунды он разгоняется, ну, хорошо, 4. А ты все равно идешь помягче. Соответственно, ты ждешь, когда он уйдет. Тем более что он с низов, он на первой, второй, он просто улетает сразу. Может до 100 не будет разгоняться, но вот именно с первой-второй он уходит просто как пуля. Поэтому фиг ли с ним тягаться? Можно тягаться, но не нужно. Соответственно, если какой-нибудь старый кабан, идиот на каком-нибудь мотоцикле 600 кубов встанет рядом со мной, а я буду на своей красавице X4, у которой разгон пять и две… Это немного, но это хорошо, в смысле немало, но хорошо, нормально. То можно предположить, что он на своем скутере 600-кубовом тронется все равно быстрее меня. Но если я буду с ним гоняться, что я его там нагоню, скажем, на 40 км/час или скольки там. Но зачем мне гемор? Я его пропускаю все равно.

    Теперь вдобавок будет у них своя стоп-линия, отдельная. Они будут выезжать перед нами, становиться гуртом каким-то, потом этот гурт будет уходить на зеленый, потом только мы будем трогаться.

    Э.ХАСАНШИНА: Вы как мотоциклист, думаете, это оправдано, это вообще нужно?

    С.ДОРЕНКО: Не знаю. Там мы будем между собой рубиться. Если нас много будет, можешь себе представить? Например, мы все приезжаем туда. У меня, например, в этот момент «Триумф», но я же хочу показать ребятам, чего он может, значит я буду стартовать на «Триумфе» на высоких оборотах тогда со второй передачи. Не с первой, а со второй. И я как бы чуть-чуть подпрыгну, чтобы облегчить момент пуска. Понимаешь, в чем дело?

    Э.ХАСАНШИНА: Да.

    С.ДОРЕНКО: Я привстану, но чтобы мотоцикл из-под меня не вылетел, я как бы с ним вместе прыгну, но чтобы в первое мгновение он пошел пустым. Поняла, чего я говорю?

    Э.ХАСАНШИНА: Поняла.

    С.ДОРЕНКО: Для чего? Чтобы вторая передача сработала, но чтобы не всю грузность мою как бы он тащил, как бы я подпрыгну вместе, я плюхнусь на него уже в движении. Я должен показать всем другим мотоциклистам, что у меня клевый мот. Правильно? Я так делал, особенно когда у меня был KTM 690, супермото. У меня когда-то был KTM 690 SMR, я так все время делал, типа у тебя маленький мотоцикл, но ты такой все время первый. Вот это смысл. То есть мы начнем то же самое, биться между собой. Какая глупость. Ничего хорошего. Не знаю.

    Э.ХАСАНШИНА: Но у вас все равно меньше.

    С.ДОРЕНКО: Мотоциклисты высшие существа, 24% так считают. Ну, почему? Позвоните еще. Мотоциклисты высшие существа по сравнению с автомобилистами. Да — 134-21-35. Нет — 134-21-36. Пока у меня 24% на 76%. Только 24% считают, что мотоциклисты высшие существа.

    И еще по ряду разрешат ходить, между рядами, по разметке можно будет ездить. Сейчас это правило есть, по разметке ездить нельзя, но можно в одном ряду вдвоем. То есть, если есть место, я могу идти в одном ряду с автомобилистом, могу, это правила разрешают сейчас. Типа я не должен по самой разметке ехать, но это мне и так не очень кайфово, потому что она скользкая. Сейчас новую разметку нанесут, она будет скользкая. Пока старая разметка, меня это вполне устраивает, я по ней могу чесать с какой хочешь скоростью. Она старая, вся потрепанная и так далее. Но когда она новая, она как пластик, этот пластик мокрый бывает, на нем типа тебя подтаскивает маленько.

    Э.ХАСАНШИНА: Тогда это не очень безопасно.

    С.ДОРЕНКО: Нет, неправильно, небезопасно. Поэтому приходится брать чуть-чуть левее или чуть-чуть правее этого пластика, теснить типа козырей вот этих. Они хотят, чтобы я им зеркало оторвал. Некоторые упрямятся, некоторые пропускают. Я жалею иногда, что у меня нет молотка с собой, когда я езжу на мотоцикле. Мне много не надо, молоток. Обычный, товарищи, столярный молоток, вот если бы он у меня был под правой рукой, я бы чувствовал себя намного увереннее. Потому что есть говнюки, в хорошем смысле, я сейчас никого не ругаю, которые пытаются типа козырять перед тобой чем-то. Мы не понимаем, чем, товарищи. Все равно у вас не КамАЗ. Если бы у вас был КамАЗ, вы бы козыряли весом. А чем вы козыряете? Я не понимаю. Если бы у меня был молоток, хотя бы молоток, хотя бы маленький, какой-то детский, я бы как-то увереннее мог раздвигать вот эту всю суету, серьезно.

    Э.ХАСАНШИНА: Может, скорее вопрос во взаимодействии, а не в разрешении разметки?

    С.ДОРЕНКО: «Машина возит тело, а байк — душу», — пишет Серега из Надыма совершенно справедливо.

     Я останавливаю это голосование. 23 на 77. Мы потеряли еще один процент. Мотоциклисты высшие существа — 23%. 77% — нет. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: День добрый. Хотел поделиться своим опытом на тему двойное сцепление. В эту субботу прилетел из Таиланда, где как раз это практикуют практически на всех перекрестках. Чрезвычайно удобно для мотоциклов и для автомобилистов тоже, между ними гораздо меньше собирается на старте машин, именно мотоциклов, и гораздо безопаснее стартовать на светофорах.

    С.ДОРЕНКО: Да. Но согласитесь, что приходится чуть-чуть подождать. А у некоторых есть очень спортивные машины, какие-нибудь заряженные «эмочки», М5, М3, и они тоже хотят стартовать с мотоциклами, чтобы показать, что они не козлы.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я понимаю вас, как любителя мотоциклов. Но там есть определенная культура вождения. Вот этой коробки перед светофором все равно на всех мотоциклов не хватает, и там машины стоят до последнего, пока все мотоциклисты не разъедутся, те, которые между ними еще собрались.

    С.ДОРЕНКО: Да, да, да. «Я на Е63, это Brabus, еду наравне со “спартами”. Я тоже хочу перед всеми вставать», — говорит Михаил. Михаил, нельзя. Купите нормальный «спорт», станьте человеком. На четырех колесах это неспортивно, это нечестно наконец. Мара Багдасарян пишет: «Байк возит не душу, а будущий труп». Спасибо.

    НОВОСТИ

    С.ДОРЕНКО: Ты ругаешь Матвиенко, что она нарядилась в подобающий костюм в Саудовской Аравии?

    Э.ХАСАНШИНА: Поначалу я как-то воспротивилась этому, мне было неприятно.

    С.ДОРЕНКО: Почему?

    Э.ХАСАНШИНА: Не знаю, как-то выглядит это фальшиво. Это же, не знаю, дипломат условный, посланник какой-то страны. Я же не заставляю чужого человека: приходи ко мне в дом…

    С.ДОРЕНКО: Это правда. Но есть и другой аспект. Подумай вот о чем. Валентина Матвиенко надела зеленое платье, какое-то подобающее для Саудовской Аравии, наверное закрывающее щиколотки, и платок.

    Вопрос простой, с какой целью поехала Валентина Матвиенко? Оттопыриться или достичь договоренности? Я говорю: она поехала с целью достичь договоренности. Вот с парнем, который у нас в ООН выступал, у меня есть сомнения, что парень как будто хочет в президенты России попасть. Существуют как бы разные функции. Функция дипломата — налаживать отношения и где-то глотать обиду. Сглотнула и пошла дальше, потому что твое дело — пройти без шероховатостей, вот что такое работа дипломата. Твое дело — налаживать отношения, промолчать, сказать, что ты обеспокоена в момент, когда по-другому по морде бьют. Или сказать, что ты удручена, если уже пора выводить… То есть работа дипломата — это не выпендриваться, а наводить мосты, быть аккуратным.

    Э.ХАСАНШИНА: Я согласна.

    С.ДОРЕНКО: Вот Филипп Македонский, отец Александра, был выдающимся дипломатом. Я сейчас не помню точно, как его описывал историк, но примерно, который говорил, что с фракийцами он с утра до вечера пьян, а, не помню с кем… Нет, с даками пьян, а с фракийцами не слезает с коня. То есть когда Филипп приезжал к фракийцам, которые не слезали с коня… Он с утра, проснувшись, залезал на коня и делал дальше все уже на коне, скакал куда-то все время, непрерывно. И царем с местным. Не слезая с коня. До вечера. Потом ложился спать. А когда приезжал к дакам, с утра до вечера ханю кушал, пьяный был в ж…, в хорошем смысле. Понимаешь, в чем дело, это дипломатия.

    Э.ХАСАНШИНА: Да, я понимаю. Но требует ли она вот этих внешних атрибутов?

    С.ДОРЕНКО: Требует, требует.

    Э.ХАСАНШИНА: Слушатели справедливо замечают: «Представьте, арабские шейхи, приезжая в Москву, крестами обвешиваются».

    С.ДОРЕНКО: Это их слабость.

    Э.ХАСАНШИНА: Или надевают костюмы.

    С.ДОРЕНКО: Это их слабость! А ты когда говоришь с собеседником, которому хочешь понравиться…

    Э.ХАСАНШИНА: Может быть это не слабость, может быть они показывают себя такими, какие они есть.

    С.ДОРЕНКО: Это их слабость.

    Э.ХАСАНШИНА: И когда светский человек приезжает к ним, может быть им тоже стоит…

    С.ДОРЕНКО: Это их ограниченность. А вот ты когда хочешь понравиться человеку, с которым ты говоришь, ты принимаешь те же позы: он руку об руку — ты руку об руку, он руку в бедро — ты руку в бедро, он улыбается — ты улыбаешься. Ты пытаешься поймать волну, на которой этот человек, и, поймав волну, на ней быть, и тогда ему легче тебе доверять, потому что ты вроде своя.

    Э.ХАСАНШИНА: Но не заподозрит ли он тебя в лицемерии из-за этого?

    С.ДОРЕНКО: Он не заподозрит тебя в лицемерии, потому что ты пришла дела делать, а оттопыриваться — это другое. Когда ты победительница, как Аттила, горе побежденным, тогда ты можешь оттопыриваться. Или когда ты занята внутренней политикой, работаешь на Русь матушку, тогда ей надо было в кокошнике явиться. Да? Явиться к монарху, к королю Саудовской Аравии, в кокошнике. «Из палать тебе, царь батюшка» и делать поясной поклон. Нет, она явилась, как будто она в ансамбле «Березка» танцует, а она явилась в их одежде типа. Но надо также сказать, что она явилась в одежде, которая подобает и русской. Разве русские не должны прикрывать обнаженное тело? Должны.

    Э.ХАСАНШИНА: Плечи должны быть закрыты, платок должен быть.

    С.ДОРЕНКО: А разве русские не должны избегать ходить простоволосыми, замужние в особенности? Замужние могут ходить простоволосыми на людях? Нет.

    Э.ХАСАНШИНА: Но мы на самом деле не знаем, Матвиенко насколько религиозна.

    С.ДОРЕНКО: Дело не в религиозности, а в русском обычае. Русский обычай говорит, что замужняя женщина, которая не женихается и не привлекает жеребцов, а которая скромна, женщина-жена, женщина-мать…

    Э.ХАСАНШИНА: В данном случае она представитель не русского народа и не русского обычая, она — представитель государства.

    С.ДОРЕНКО: Это правда.

    Э.ХАСАНШИНА: А государство у нас светское.

    С.ДОРЕНКО: Так что же ей в буддистские одежды? Она выросла в обычаях своего народа.

    Э.ХАСАНШИНА: Подразумевается, если она представитель светского государства, и одежда у нее должна быть светская.

    С.ДОРЕНКО: Какая? Военная форма? Если ты сейчас говоришь о государстве.

    Э.ХАСАНШИНА: Костюм, пиджак с юбкой, с длинным рукавом.

    С.ДОРЕНКО: Она русская женщина. Русская женщина должна быть одета как русская женщина, она должна с какого-то возраста, когда это уже непристойно ходить простоволосой, ходить в платке. Русские женщины должны ходить в платке, а не ходить простоволосыми, конечно. Они должны ходить в длинных платьях, чтобы не показывать и не соблазнять мужчин, это хорошо известно. Ниже колен должно быть платье. Ты что, не знаешь?

    Э.ХАСАНШИНА: Но мы же не застряли в девятом веке, я не знаю.

    С.ДОРЕНКО: Как это мы не застряли?! Мы в школах возобновляем образование это, как это мы не застряли, когда во время менструации запрещено ходить в храм?! Как это мы не застряли, когда во время менструации запрещено причастие?! Как это мы не застряли, когда мы все это вернули?! Мы как раз не просто застряли, а мы охотно, с удовольствием, счастливым образом, улыбаясь, сами туда прыгнули! Мы, счастливые люди. Понятно? Мы счастливые люди, мы вернули эту архаику с удовольствием, нам по кайфу, нам нравится. Чего, нет?

    Э.ХАСАНШИНА: Это не возвращение, это разрешение на архаику. Тот, кто хочет, пользуется этим правом.

    С.ДОРЕНКО: Разрешение?

    Э.ХАСАНШИНА: Это разрешение.

    С.ДОРЕНКО: Дети не имеют права избегать уроков.

    Э.ХАСАНШИНА: Почему? Они могут выбрать.

    С.ДОРЕНКО: Не могут выбрать.

    Э.ХАСАНШИНА: Могут они выбрать. Они могут выбрать светский учебник…

    С.ДОРЕНКО: Выбирает родительское собрание.

    Э.ХАСАНШИНА: К сожалению, у нас страна большинства.

    С.ДОРЕНКО: Это правда.

    Э.ХАСАНШИНА: Так уж повелось, что мы решаем эти вопросы большинством в какой-то группе.

    С.ДОРЕНКО: Значит выбрать нельзя, вот и все. Ты попадаешь в среду, которая охотно катится в архаику, и в этой среде ты обязана выбрать то, что все, а следовательно — быть одной из всех.

    Э.ХАСАНШИНА: Я не обязана, я могу выти из этой среды.

    С.ДОРЕНКО: Ты можешь выйти иначе как эмигрировав, ты должна эмигрировать.

    Э.ХАСАНШИНА: Почему? У нас кто-то возмущается в этих же родительских комитетах, заводят протесты, не знаю.

    С.ДОРЕНКО: Правда?

    Э.ХАСАНШИНА: Кто-то может, если уж прямо совсем ему невмоготу, перевести ребенка на домашнее обучение.

    С.ДОРЕНКО: Хорошо. Я знаю, ты любишь приводить в примеры русскую провинцию, скажи, пожалуйста... Здесь пооттопыриваться, в Москве, можно, повыкаблучиваться и сменить школу, здесь можно. А где-нибудь в провинции пооттопыриваешься?

    Э.ХАСАНШИНА: Скорее всего, вам скажут: не хочет ваш ребенок ходить на этот урок, да пусть не ходит. На самом деле, в провинции скандалы особенно никому не нужны, если только не вступите в конфликт с самим директором, ну, в принципе, как люди, тогда да, она встанет в позу и так далее. А во всех остальных случаях идут навстречу.

    С.ДОРЕНКО: Значит так, мы…

    Э.ХАСАНШИНА: И все эти указания сверху чаще всего в провинции исполняются так, как они считают нужным сами.

    С.ДОРЕНКО: Мы плавно перешли от Матвиенко в Саудовской Аравии к архаике в русской жизни, которую мы сейчас приветствуем, возобновляем и восстанавливаем. Мы купаемся в архаике, и мы счастливы купаться в архаике. Поэтому, товарищи, помните, что женщина грязная, в особенности в некоторые дни, и так далее, а с какого-то возраста ей подобает ходить в платке. Я надеюсь, вы это помните. Это часть той архаики, которую вы так любите. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, Эльвира, здравствуйте. Владимир из Дубая.

    С.ДОРЕНКО: Владимир, ну, что?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: С Матвиенко, насколько я знаю местные традиции и обычаи, все достаточно просто. Все, что она говорила, никто всерьез не воспримет, потому что женщина на Востоке в качестве представителя серьезных дел или бизнеса не воспринимается ни кем. Вот у меня есть пример, большая, крупная российская компания в Иране имеет представителем молодую женщину. За последние три года эта большая компания заключила контрактов на сумму 0,0 долларов или рублей, чего вам будет больше удобно. Ее просто никто не воспринимает всерьез, когда она пришла. То же самое и с Матвиенко. Но повестка и желание показать себя соответствующей традиции и проявить уважение связано с одной единственной целью. Тем более что там понимают, она не является первым либо вторым лицом государства, принимающим решение.

    С.ДОРЕНКО: Владимир, дайте мне понимание, вот приходит женщина на переговоры, что думает человек вот этой среды, которую вы описываете?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Антураж! Просто чтобы было приятно находиться.

    С.ДОРЕНКО: Но это как если болонка бы шла или там…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы можете прийти с цветами.

    С.ДОРЕНКО: Русская псовая борзая, ну, что-то такое, милое.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: … можно прийти на переговоры пустой, обшарпанной, а можно в красивой с коврами, это предмет антуража, не более того, чтобы было приятно. На заре начала бурной коммерческой деятельности россиян, то, что называлось шопинг или как там…

    С.ДОРЕНКО: То есть женщина — это форма имущества, понятно. Женщина есть форма имущества. Как красивая ваза, красивая борзая, красивый сокол, красивая кобыла, красивая женщина — это форма имущества.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: У меня приятель араб, он в офисе своей компании, которая занималась торговлей неважно чем, просто взял и посадил в качестве секретаря русскую красивую девушку. Она ни черта не соображала, она даже по-английски по-арабски практически не говорила, она там сидела. Половина всех клиентов через месяц пошли к нему, ну, просто к нему перешли и все, хотя продавали рядом точно такое же и навалом.

    С.ДОРЕНКО: Тембр голоса.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А Матвиенко, ей предстоит поездка в Сирию, анонсирована в качестве лидера делегации встречи с парламентом, ей нужно понимать позицию Саудовской Аравии в отношении Асада, чего дальше делать, собственно, из первых рук услышать, не более того.

    С.ДОРЕНКО: Ну, да. Спасибо, что вы пояснили. На самом деле с женщиной они вообще не разговаривают.

    Э.ХАСАНШИНА: Да там и по позам это видно, шейх сидит как обычно, наверное, как дома, развалившись в кресле, вальяжно, и Матвиенко сидит как статуэточка, как положено покорной жене, ручки на коленочках, прямая спина.

    С.ДОРЕНКО: А у нас с женщиной разговаривают?

    Э.ХАСАНШИНА: По большому счету на самом деле нет.

    С.ДОРЕНКО: В России положение женщин существенно отличается от Саудовской Аравии? Просто мне расскажите, пожалуйста, у меня вопрос.

    Э.ХАСАНШИНА: Оно, конечно, отличается.

    С.ДОРЕНКО: Чем?

    Э.ХАСАНШИНА: Но психологически все равно мы такие же. Смотрите, по новостям, про экономику, ведет, допустим, передачу женщина и мужчина — два эксперта, говорят они на одном уровне, тем не менее…

    С.ДОРЕНКО: Знаешь, проблема же мозга. Ты знаешь эту проблему, да, что мозг мужчины почти всегда воспринимает женскую речь правым полушарием?

    Э.ХАСАНШИНА: Даже женщины не будут воспринимать… меньше воспринимают женщин-экспертов в экономике, чем мужчин.

    С.ДОРЕНКО: А у мужчины есть вот эта особенность, ты знаешь, что мужчина слышит женщину правым полушарием, как музыку, поскольку тембры вот эти, звук этих связок, сам голос, он воспринимается мужчиной как музыка. Поэтому когда ты спрашиваешь потом мужчину: так что?

    Э.ХАСАНШИНА: Он говорит: птичка чирикала.

    С.ДОРЕНКО: Он говорит: что что? Он не понимает, чего ты хочешь. Ты говоришь: дед, ну, ты скажи, что? А мужчина говорит: ну, в общем, а что? То есть он не понимает, что ты говорила, он реально не понимает, потому что он слушал музыку. Он слушал музыку правым полушарием. Он не может включить левое, когда звучит женский голос, не может. То есть может, но если ты будешь, например, автомат тыкать ему в рот и кричать «убью, паскуда», и из автомата сделаешь несколько очередей над ухом, тогда он, наверное, включит левое полушарие. При всех остальных случаях он включает правое, и он тебя реально не слышит как человека, он тебя слышит как птичку действительно.

    Э.ХАСАНШИНА: Я имею в виду, что женщине, конечно, в России лучше, но, тем не менее, приходится преодолевать какие-то психологические и даже физические какие-то барьеры, чтобы тебя услышали.

    С.ДОРЕНКО: «Я, например, директор производства», — говорит Ирина Жулина. Хорошо. А можете нам позвонить? Позвоните нам, женщины-руководители, женщины успешные, которых слышат левым полушарием. Вы женщина и вас слышат левым полушарием, позвоните, пожалуйста, 73-73-948, расскажите нам. Вот Ирина говорит, что она директор. Расскажите нам, как вас слышат. Мы понимаем, что женщину как бы в общем не слышат. Ее не слышат, но в силу особенностей мужского мозга. Это действительно знают исследователи, это действительно исследовано наукой по всяким датчикам, мозг мужчины воспринимает женский голос как музыку, правым полушарием, поэтому понять, о чем говорит женщина, он просто не может. Понятно, что она чего-то…

    Э.ХАСАНШИНА: Григорий пишет: «Хакамаду слышно».

    С.ДОРЕНКО: Не слышано Хакамаду, вообще не слышно. Хакамада кокетничает голосом, мама не горюй, вообще не слышно Хакамаду.

    Э.ХАСАНШИНА: И, тем не менее, к ней прислушиваются.

    С.ДОРЕНКО: Женщин не слышно. Мы из ее голоса только делаем вывод один — хочет или не хочет. Вот эта хочет, а вот эта чего-то у нее…

    Э.ХАСАНШИНА: И имею в виду, чтобы услышали, приходится завоевать этот авторитет. Например, Меркель, ее слушают, она авторитетна, ее поэтому и слушают.

    С.ДОРЕНКО: Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

    С.ДОРЕНКО: Вы не можете быть женщиной с таким голосом, даже если вы делали операцию по смене пола. Я же говорю о женщинах, женщины звонят. Здравствуйте. Вы женщина.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет.

    С.ДОРЕНКО: 73-73-948. Прошу позвонить женщин-руководителей. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Да, я женщина-руководитель.

    С.ДОРЕНКО: Вы подтверждаете, что у нас авторитет женщин тоже невысокий?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Абсолютно. Чтобы меня услышали, я вынуждена говорить железным голосом, металлическим, категорическим.

    С.ДОРЕНКО: Повторять несколько раз.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Повторять несколько раз, как в армии, как понял, прием. И иногда пропускать матюки, чтобы тебя лучше поняли.

    С.ДОРЕНКО: Нет, матюки смущают, не надо. А можно серьезно? У меня начальница, когда мне было 35 лет, она сейчас покойная, Ксюша Пономарева, она много ругалась матом. На самом деле это ужасно, правда.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Скажем, хорошо литературным, потому что иногда говоришь, тебя просто не понимают.

    С.ДОРЕНКО: Вообще не понимают. Надо требовать, чтобы повторил, что понял. Вот что понял?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Абсолютно.

    С.ДОРЕНКО: Интересно, вот мы вас воспринимаем как музыку, а вы, наверное, как тупых скотов, да?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ха-ха-ха-ха!

    С.ДОРЕНКО: Тупые скоты абсолютно!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Женщины, конечно, потоньше.

    С.ДОРЕНКО: Упоротые идиоты какие-то, правда же?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Абсолютно.

    С.ДОРЕНКО: И глазками такие, блым, блым, блым. Чего? Блым, блым, блым. А мужчина слышит эту музыку, я говорю, на самом деле он примерно пытается понять, в смысле она хочет или не хочет. Вот примерно больше никаких мыслей он не пытается извлечь. Например, она говорит в депо в каком-нибудь: ваш трамвай должен выйти на линию во столько-то, как поняли? Он такой говорит: хочет, вижу — хочет. Или наоборот: не хочет, ну, ладно, завтра может. Как бы вот больше никаких мыслей-то и нет, вообще никаких.

    Э.ХАСАНШИНА: Екатерина пишет: «Мой мужчина начинает слышать меня, если речь обращена к нему, я часто использую слово “деньги”».

    С.ДОРЕНКО: Деньги, деньги, которые подключают к земле. 73-73-948. У меня не получается. Надо перезагрузить машину. Извините, пожалуйста, я сейчас перезагружу машину. Милые дамы, которые нам звонят, позвоните, пожалуйста, дамы, которые руководят мужчинами. 73-73-948. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Да, я женщина-руководитель.

    С.ДОРЕНКО: Скажите, как вас слышат.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, когда первый раз заняла пост этот, пошла на очень важную встречу с нашим подрядчиком в очень крупную компанию. Если честно, я посчитала, я шесть раз за час должна была повторить одно и то же, чтобы хотя бы конфронтировали глазами.

    С.ДОРЕНКО: Да, да, да. А какой способ вы избрали? Шесть раз повторять? А может быть просить записать?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Там такого типа руководитель, мужчина, он, в принципе, даже не смотрел на меня, то есть мне нужно было для начала, чтобы была вероятность, чтобы он записал либо услышал, чтобы это было хотя бы… Знаете, когда разговариваете, на тебя смотрят, элементарное правило приличия, а там такого, в принципе, не было. Но а потом, на второй встрече, надо сказать, что уже более уважительно. Мне кажется, что мужчина в этот момент, он играет в такую игру, он на женщину смотрит, поведется ли она, начнет ли вот как-то кокетничать, вот какими-то такими женскими штуками пользоваться. Если нет, если не проколешься, тогда, мне кажется, небольшая доля уважения уже появляется.

    С.ДОРЕНКО: Я вам объясню, просто он считает, что это высшая школа кокетства.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да?

    С.ДОРЕНКО: Да! Да! Потому что когда она начинает кривляться типа, это низкая школа. А вот когда она нигде не проколется — это высшая школа. Он говорит: она такая штучка, вообще не прокалывается. Правда. 73-73-948. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день.

    С.ДОРЕНКО: Расскажите, как вас слышат.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Работаю руководителем в автомобильной компании, руководителем среднего звена. Преимущественно, конечно, мужчины окружают. Руковожу тремя мужчинами… Тяжело дается. Действительно солидарна с предыдущими, что приходится быть жесткой, даже от коллег-мужчин слышу, что иногда бываю слишком жесткой. Но в ответ говорю только одно, чтобы добиться своего результата, который я желаю.

    С.ДОРЕНКО: Надо им причинять боль.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Какую-то, наверное, да, моральную точно.

    С.ДОРЕНКО: А если сменить модель на материнство, то есть обращаться с ними как с детишками?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мне сложно об этом судить, у меня двое сыновей и животное в семье тоже даже мужского пола — кот, поэтому мне, наверное, на работе достаточно комфортно, и в семье, потому что я отношусь к той категории женщин, которые плохо умеют заплетать косички и так далее, но так судьба распорядилась.

    С.ДОРЕНКО: И, конечно, вы можете эксплуатировать образ матери, то есть руководить по-матерински.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Но это однозначно, там идет в тандеме всегда обычно, в общем-то проецируется…

    С.ДОРЕНКО: А как переключить мужчину? Это же на самом деле легкий способ, переключить мужчину с модели поведения мужчина—женщина на модель поведения хороший мальчик — мама.

    Э.ХАСАНШИНА: Что, за ним все время следить?

    С.ДОРЕНКО: Да.

    Э.ХАСАНШИНА: Проверять?

    С.ДОРЕНКО: Если ты руководительница, то да.

    Э.ХАСАНШИНА: Подталкивать его. А как же ситуация – руководитель ушел в отпуск или выходные?

    С.ДОРЕНКО: Какую модель поведения ты хочешь ему привить в виду того, что он тебя все равно не воспринимает? Он тебя не воспринимает, значит ты должна либо с ним говорить как женщина, тогда у него радар просто — хочет или не хочет. Он на тебя смотрит и думает, у него мыслей никаких нет. Ты, например говоришь задания, ра-ра-ра, тра-та-та, эффективность. Он говорит: не знаю, теперь опять сбился, хочет или не хочет. То есть вот это у него в голове. Тогда ты возьмись стать матерью, чтобы каждый мальчик… Он сыночек. Тогда ты его как сыночка веди. Тогда это способ, в принципе.

    Э.ХАСАНШИНА: Это способ, но это затрата огромных сил, энергии.

    С.ДОРЕНКО: Да, хлопотной, надо ходить за ним, сопельки вытирать и т.д., его все время жалеть, у Петеньки, у Мишеньки сегодня я вижу бо-бо, еще что-то, иди сюда, мой хороший и т.д., то есть перестать быть женщиной, а стать мамой, вот здесь тоже…

    Э.ХАСАНШИНА: Но тяжело, в любом случае тяжело.

    С.ДОРЕНКО: Тогда он тебя услышит, потому что голос матери он понимает. Не правым полушарием, нет. Он переключится, он начнет понимать. Ладно, ребят, это трудно.

    Валентина Матвиенко съездила в Саудовскую Аравию, оделась как арабка и как православная женщина, потому что православным не надлежит ходить простоволосыми, как вам хорошо известно и т.д. Она была не воспринята королем вообще никак, потому что арабы не воспринимают женщин. И мы говорили о том, насколько в России воспринимают женщин. В России, оказывается, женщин тоже с трудом воспринимают. И научные открытия говорят нам о том, а это очень легко, это возбудимость мозга, проверено уже, что мужчина вообще не слышит женщину как таковую, мужчина слышит женщину правым полушарием, то есть как музыку, как звук ручья, как пение птиц. Он не воспринимает женщину, то есть он не членит женскую речь на слова, на смыслы, левое полушарие не включает, слышит правым полушарием, в силу этого он не в силах понять, что говорит женщина. Поэтому судьба женщины-руководительницы, в общем, довольно сложная, правда?

    В ДВИЖЕНИИ

    НОВОСТИ

    С.ДОРЕНКО: 10 часов 6 минут. Понедельник, 17 апреля. Здравствуй, великий город! Здравствуйте, все! Это радио «Говорит Москва»! Говорит Москва! Эльвира Хасаншина — ведущая этой программы.

    Э.ХАСАНШИНА: И Сергей Доренко. Доброе утро.

    С.ДОРЕНКО: У нас есть происшествие. «Угол Чертановской с Ломоносовским, Мичуринским — движения нет», — пишет нам Мара Багдасарян.

    Э.ХАСАНШИНА: Нет, у нас угол Чертановской, Красного Маяка.

    С.ДОРЕНКО: 91-й, да.

    Э.ХАСАНШИНА: Полиция, кинологи, пожарные.

    С.ДОРЕНКО: Покончим с Марой. Мара пишет, что на Минской, Ломоносовском и Мичуринском движения нет вовсе, это Мара Багдасарян. А теперь 91-й: «Угол Чертановской и Красного Маяка. Полиция, кинологи, пожарные. Территория огорожена». 91-й, позвонили бы, рассказали бы, чего это. Что там, взрывное устройство ищут или что там? Какие-то неприятности, я так чувствую. Если есть еще данные, напишите нам, пожалуйста, угол Чертановской и Красного Маяка.

    Мы смотрим доллар пока. «У нее права отобрали». Мара Багдасарян. Но это никнейм, успокойтесь, все в порядке, это не настоящая Мара. Что вы? Я умоляю.

    56,30 доллар и 59,80 евро. 56,30, запомни, ладно?

    Э.ХАСАНШИНА: Запомнила.

    С.ДОРЕНКО: И 55,52 нефть. И 1,0623 евро/доллар. Евро/доллар, мы примерно в этом диапазоне его оставили в пятницу, он был 1,0615 - 1,0614, сейчас 1,0623, то есть он не пошел в 1,05, мощного движения не было. И 55,52,55,50…

    «Я не Мара, а Шмара». Я не хочу плохие имена читать. Будете у меня Мара Багдасарян. Обидные имена я читать не буду, вот и все. Да, и она может ездить с водителем, совершенно справедливо.

    Что по доллару, что по евро? Все на месте, ничего не произошло совсем уже удивительного.

    «Улица Пречистенка стоит. Куча милиции. На обочине машины со стрелянными стеклами». О! На Пречистенке машина со стрелянными стеклами, кого-то стреляли, либо в машину все стреляли, может приехали и стали стрелять, всяко бывает.

    Э.ХАСАНШИНА: Забава такая, стрелять в машину.

    С.ДОРЕНКО: Народная забава. Поехали дальше. Ребят, пожалуйста, быстрее ловите мышей, ладно? Медленно будете ловить мышей, не получится.

    У меня с КНДР проблема. Но я обещал, что до следующего воскресенья американцы ударят. Но уже, похоже, не ударят.

    Э.ХАСАНШИНА: Не знаю. Они сейчас опять заявляют с Южной Кореей вместе, что жестоко накажут…

    С.ДОРЕНКО: На Пречистенке машина расстрелянная, на Пречистенке. Давайте про КНДР. Американцы опять будут стрелять? Опять не будут стрелять, опять будут, опять не будут. Меня это утомляет, потому что у меня судьба доллара, я Кнорре проспорю доллар. Знаешь, мы играем в доллар? Ты-то сама что думаешь?

    Э.ХАСАНШИНА: Что?

    С.ДОРЕНКО: Будет стрелять, не будет стрелять?

    Э.ХАСАНШИНА: Честно говоря, я думаю, что не будут.

    С.ДОРЕНКО: Почему?

    Э.ХАСАНШИНА: Мне кажется, они с Китаем уже поговорили. Все, что хотели сказать по этому поводу, сказали, как мне кажется, метод давления использовали, инструмент. Зачем им стрелять?

    С.ДОРЕНКО: Я тебе объясню, зачем. Затем, чтобы было действие. Действие нужно. Вот эта политика импотентности, она… Ведь с Северной Кореей американцы разговаривают в духе импотентности уже десятилетиями. Кризис на кризисе. Их много было, кризисов. Вот какие-то вещи должны происходить. Почему у Путина высочайший авторитет среди простых людей на планете Земля? В Аргентине, в Соединенных Штатах Америки, во Франции и так далее. У Путина высокий…

    Э.ХАСАНШИНА: Потому что говорит и делает?

    С.ДОРЕНКО: Почти не говорит, делает.

    Э.ХАСАНШИНА: Это да, это правда.

    С.ДОРЕНКО: Почти не говорит. То есть, если бы Путин только говорил, все бы говорили: ну, ничего особенного. А он почти не говорит, он «вот у нас тут недопонимание с нашими партнерами», шарах там калибрами! «Мы думаем в духе партнерства», что-то еще, шарах несколько эскадрилий! То есть Путин почти не говорит, а делает. Это проблема мира сегодня. Проблема мира сегодня в том, что мир переполнен симулякрами, мир переполнен вербальными агрессиями, которым не суждено никогда состояться. И вот с Северной Кореей… Я не за то, чтобы убивать, я не за это, но замахнувшись, бей, вот мне кажется, замахнувшись…

    Э.ХАСАНШИНА: А мне кажется, замахнуться и…

    С.ДОРЕНКО: Ну, ударь один раз из десяти.

    Э.ХАСАНШИНА: Не знаю. Я бы ударила, если бы была уверена, что там на самом деле ничего опасного сильно нет. Допустим, мы знаем, что у них есть 20 ядерных боеголовок, которые они могут использовать. Но мы знаем, что у них ракеты все время взрываются, очень часто неудачные запуски. Если бы мне поступила какая-то секретная информация, что действительно у них как-то не очень хорошо с этим всем, тогда бы, наверное, я ударила.

    С.ДОРЕНКО: Не знаю. Но я знаю следующее, сегодняшний мир, у него есть отсутствие настоящего и очень много не стоящего, простите меня за дурацкую шутку. Отсутствие настоящего заключается в том, что люди имитируют вообще все, вообще все — имитируют войну, имитируют боль, имитируют кризис, имитируют нападение — имитируют все. Вот эта жизнь, как имитация оргазма, это и есть современность. Это вербальная имитация бесплодных, никудышных, никчемных людей. Миру на самом деле нужно истинное злодейство, нужны экторы. Нужны люди, которые пусть плохи для современников, но потом вспоминаются как великие, Сталин, Чингисхан, Тамерлан, какие-то люди, которые оставили за собой горы трупов, но они что-то делали, просто делали. Они делали, злодейства делали, но о них есть, что вспомнить, они были людьми дела. А сегодня этого нет. И Трамп вот этот, он будет комичным человеком, если он не ударит, с моей точки зрения. Комичным.

    Э.ХАСАНШИНА: Это правда.

    С.ДОРЕНКО: У него 100 исполняется.

    Э.ХАСАНШИНА: Но он же бизнесмен.

    С.ДОРЕНКО: Ну и что?

    Э.ХАСАНШИНА: Он же должен действовать цинично, расчетливо, точно.

    С.ДОРЕНКО: Да. Не дергай тигра за усы, говорит китайская народная мудрость, убей. Убей, не дергай за усы. Китайская народная мудрость говорит дергать за усы и убивать — разные вещи; убивать можно, а дергать за усы — нельзя. Не надо дергать за усы, надо просто подойти и убить, точка, весь разговор. Я с этой точки зрения считаю, что Трамп совершает большую ошибку. Он должен показать другу Владимиру, мне кажется, с его позиции… Вот если бы я ему советовал, я бы сказал: и другу Владимиру, и всему миру нужно показать, что вы эктор, то есть человек, который делает. Пока артикуляция, вербальный жанр в основном, стендап-комик. Ну, это неправильно, надо что-то сделать, все равно, что сделать.

    Э.ХАСАНШИНА: А если ты покажешь и проиграешь, будет еще хуже.

    С.ДОРЕНКО: Не надо проигрывать. А почему проиграть-то? Чем проиграть?

    Э.ХАСАНШИНА: Есть ощущение, что в любом случае проиграешь.

    С.ДОРЕНКО: Нет. Надо наозорничать, бросить 2,5 тысячи ракет… Там у них 2,5 тысячи ракет, они способны сосредоточить. Надо бросить «маму» всех бомб, там 10 таких «мам», и откатиться. Не надо эффективность это дело каким-то образом оккупировать. Эффективно оккупирует Китай.

    Э.ХАСАНШИНА: Так там же наверняка пострадает большое число людей.

    С.ДОРЕНКО: И чего?

    Э.ХАСАНШИНА: Причем не только как с Северной, но, скорее всего, и в Южной.

    С.ДОРЕНКО: Ты знаешь, мне очень обидно, что ты не стала советницей Чингисхана или Тамерлана.

    Э.ХАСАНШИНА: Женщины вообще осторожнее.

    С.ДОРЕНКО: Или Сталина. Представляешь, Чингисхана, ты бы говорила: уважаемый товарищ главнокомандующий, могут погибнуть люди. Он бы сказал тебе: ну, да, наверное, и чего?

    Э.ХАСАНШИНА: Но Чингисхан выиграл.

    С.ДОРЕНКО: И чего?

    Э.ХАСАНШИНА: Сталин выиграл? Выиграл. А если не выиграет?

    С.ДОРЕНКО: Выиграет.

    Э.ХАСАНШИНА: Если сейчас мир такой, что это будет в любом случае поражением.

    С.ДОРЕНКО: Конечно, нет. Давай поговорим об этом. 73-73-948. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Сергей. Денис. Я по поводу политики вам по-моему никогда не звонил.

    С.ДОРЕНКО: Мне очень хотелось бы.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Хочу высказаться. На самом деле никакого удара не будет, мне кажется, потому что это изначально гиблое дело, это изначально глупо.

    С.ДОРЕНКО: Почему?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: С одной стороны и правильно было бы, а с другой стороны — это глупо, потому что действительно нужно думать о Южной Корее, потому что…

    С.ДОРЕНКО: А чего о ней думать?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мы как понимаем, товарищ Ын это просто так не оставит. Вы согласны?

    С.ДОРЕНКО: Ну и что? Ну, что сидеть где-нибудь там…?
    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, я вам скажу, как подонок…

    С.ДОРЕНКО: Как подонок подонку.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Надо ударить.

    С.ДОРЕНКО: Надо ударить. Причем по этой крупной артиллерии, которая может задеть Сеул, тоже.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я вам как подонок скажу, надо ударить.

    С.ДОРЕНКО: Конечно. Если, вы говорите, Samsung будет плохо, ну, что делать, мы всплакнем тогда.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вот видите. Как подонок подонку я вам сказал.

    С.ДОРЕНКО: Ха-ха-ха-ха! 73-73-948.

    Э.ХАСАНШИНА: Вот смотрите, Вьетнам вы воспринимаете как? Как позор все-таки для американской армии?

    С.ДОРЕНКО: Вьетнам я воспринимаю как… Нет. Для американской армии… Почему? Там просто…

    Э.ХАСАНШИНА: Да позор. И ушли они позорно.

    С.ДОРЕНКО: Я тебе объясню, в чем дело. Существенно поменялась концепция войны. Да, действительно, Вьетнам ужасен. Но во Вьетнаме американские военные ставили задачу, которую сегодня они не ставят нигде в мире, задача — эффективная оккупация и приведение к власти силами американских военных новой администрации, проамериканской администрации. Если такая задача ставилась бы еще где-то… Ну, нет, в Ираке ставилась, эффективная… И это провал. На самом деле в ряде стран американцы ставили задачу эффективного хаоса. Не эффективного, управляемого, условно управляемого хаоса. Для этого не надо оккупировать, достаточно вообще подойти на расстояние ракетного выстрела и все. Не заходить ни одному солдату. Ни один американский солдат не должен наступить на северокорейскую землю, ни один! Совершенно спокойно они подходят на расстояние выстрела, стреляют и уходят — всё.

    Э.ХАСАНШИНА: А по количеству погибших людей это будет так же позорно, как Вьетнам, как, не знаю, как Хиросима.

    С.ДОРЕНКО: Гемор с оккупацией, кто-то должен это оккупировать. Это рухнет как государство. Значит, надо это оккупировать. Это оккупирует, скорее всего, как ни странно, ни Южная Корея, а Китай. Китай войдет и оккупирует. Потом долго вести переговоры с Китаем о демилитаризации, выходе китайских войск и так далее. Вот это гемор может быть действительно существенный. Вот это существенный гемор, ты права, вот здесь трудность. 73-73-948. Потому что потом очень долго надо выводить китайцев из Северной Кореи, это будет очень тяжело. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро, Сергей. Денис Лукашин.

    С.ДОРЕНКО: Здравствуйте, Денис.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я думаю, что ему прямо необходимо это сделать. Причем это очень удобный полигон, потому что Корея удобно расположена. Можно отбомбиться по военным объектам, которые абсолютно наверняка известны, и они в основном находятся в отдалении от больших городов, поэтому как в ситуации с аэродромом, жертв будет немного.

    С.ДОРЕНКО: Да, да.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И потом стать просто на упреждение, на ответку, потому что на разгонном этапе, в принципе, баллистика достаточно легко…

    С.ДОРЕНКО: Но как потом вывести оттуда Китай? Потому что начнется паника, десятки, там 25 млн человек куда-то побегут, китайцам надо будет их остановить. Китайцам надо будет пересечь границу, установить некий режим порядка, кормления, раздачи каши и так далее, и потом китайцы просто оттуда никогда не уйдут.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мне кажется, они, во-первых, уже договорились. Во-вторых, китайцам нужно куда-то перетекать.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Может быть они уже договорились.

    Э.ХАСАНШИНА: Вот у меня тоже возникло такое впечатление, когда были эти заявления, что, мол, власти американские убедили Китай не поддерживать КНДР.

    С.ДОРЕНКО: Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Был такой великий кормчий, который когда-то сказал: Кубе надо начинать первой, и ценой героического кубинского народа… Россия ответит … со стороны Америки в сторону США и сотрет с лица земли империализм. Спасибо.

    С.ДОРЕНКО: И ничего не будет. И чего? Кубе надо начинать первой. 10 млн кубинцев. Бедные, господи, несчастные. Они там танцуют мамбу, румбу и так далее, а вы. 73-73-948. Юрий Николаевич, прошу вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Американцы выполнили задачу, им незачем бомбить Корею. Они развели китайцев на деньги. Китайцы посредством своих чипов сами взорвали и корейскую ракету, и, возможно, заплатили несколько триллионов, купили каких-нибудь облигаций. Так что, Сергей, вы проиграли пари. И пришлите мне на 100 долларов крупы, картошки и сала.

    С.ДОРЕНКО: Именно на 100 долларов? Почему на 100, давайте на 10?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Но вы спорили на 100!

    С.ДОРЕНКО: На 100 про ядерную бомбу до 25-го года, а на 1 доллар по Корее. На 1 доллар крупы немного ведь купишь-то.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Опять вы выкрутились. Ну, ладно.

    С.ДОРЕНКО: Да что ж, я хохол. За жабры его лови, за жабры! «Нет, нет, у КНДР нет китайских чипов, у них все не летает, потому что чипы именно кээндээровские». В ракетах разбирается Владимир из Дубая. Владимир, вы разбираетесь в ракетах, прошу вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, я с вами согласен, что ударят.

    С.ДОРЕНКО: Ударят.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ударят. Во-первых, реабилитационные потери для Трампа внутри страны, когда такую огромную «Армаду» отправил, ничем закончилось, вернулись обратно. Налогоплательщики, демократы скажут: ты на что тратишь деньги, собака? Это первое.

    С.ДОРЕНКО: Но ударить и дождаться ответных выстрелов по Сеулу нельзя, значит надо снести.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Надо снести, но нужен опять-таки повод. Вот этот одиночный пуск, который был, он не является достаточным поводом, потому что… Вот я, например, на 99% уверен, что корейцы эту ракету подорвали на старте сами. То есть с одной стороны надо было показать, что круче нас только пасхальные яйца, а, во-вторых, страшно все-таки. И потом, обратите внимание, есть некие дополнительные обстоятельства, в частности, китайская авиакомпания Air China прекратила полеты в Пхеньян.

    С.ДОРЕНКО: А, вот как? Это интересно. Хорошо. У меня к Юрию Николаевичу вопрос. Извините, я отвлекусь прямо на секундочку. Юрий Николаевич, разрешите дать ваш телефон? Люди спрашивают, куда прислать крупу. Позвольте, я дам ваш телефон? Юрий Николаевич, вы разрешаете это сделать или нет? Извините, тут уже некая такая семья слушателей образовалась, мне нужно Юрия Николаевича спросить, он разрешает дать его телефон прямо в кефире? Или где? Может быть мне выложить в Twitter или где? Юрий Николаевич блистательный. Юрий Николаевич не звонит нам. Юрий Николаевич, почему вы не звоните? У Юрия Николаевича крупа закончилась в телефоне.

    Э.ХАСАНШИНА: Уже спрашивают, какую крупу и куда передать.

    С.ДОРЕНКО: Юрий Николаевич, плевать на ваше разрешение, я дам ваш телефон, если позволите. А он может подать на меня в суд потом, что я дал частные данные. Не имел права. Юрий Николаевич, быстренько скажите мне и все. Юрий Николаевич, ну, где вы? Он ушел куда-то.

    Э.ХАСАНШИНА: Вы потом в Twitter тогда опубликуйте, когда он разрешение даст.

    С.ДОРЕНКО: Юрий Николаевич, мне нужно ваше разрешение на публикацию вашего телефона путем зачтения в эфире. Я понимаю, что я могу, но я боюсь вас, Юрий Николаевич, вы такой, ох.

    Э.ХАСАНШИНА: Юрий пишет: «Подаст на вас в суд и все равно отсудит свою крупу».

    С.ДОРЕНКО: Да. Михаил, здравствуйте. Будет удар или нет теперь, как вы думаете?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро.

    С.ДОРЕНКО: Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, объявляя номер Юрия Николаевича в эфире, вы фактически наносите удар ракетный по нему.

    С.ДОРЕНКО: Ха-ха-ха-ха! Крупяной.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мы рассматриваем старый вопрос… вопрос — является ли политика предметом детерминизма или нет.

    С.ДОРЕНКО: Поясните.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Есть какие-то предопределенности заранее, которые обязательно приведут… есть ли всеобщая причинность во всех этих вещах. И да, и нет. Дело в том, что надо отказаться в оценке политики, в оценке политических событий войн от таких вещей, как говорит ваша уважаемая соведущая, «провалились», «опозорились», такого в политике не бывает. Если такие критерии применять, то тогда мы пол-Европы, Советский Союз и все окружение потеряли, значит мы опозорились. Это не оценка. Дело в том, что никто не знает, будет удар, не будет удара. Во время кубинского кризиса все висело действительно на волоске, испуганы были все. И мудрый Микоян предложил просто встретиться с Кеннеди, с братом, и с этого началось… Они пошутили, потому что посол наш фактически лежал в горячке от страха, никто не знал, что делать. Поэтому детерминизм в политике, по-моему, неуместен. Каждая ситуация может привести к какому-то новому пониманию, а мы потом будем говорить о том, что…

    С.ДОРЕНКО: И, тем не менее, проблема эктора. Мне очень нравится ваш анализ, ваша способность к анализу. Проблема эктора, в нынешней политике — слова заменили действия, слов стало 99%. Все-таки на самом деле кто экторы современной истории? Никто. Путин, больше никто.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Очень важным являются сегодня все-таки действительно эти новые, неведомые нам еще методы войны, когда гибнет, как в заливе, один человек во время кампании. И поэтому экторство, конечно, носит характер очень тонкого лавирования. И действительно Трамп, какой бы он ни был, пусть вся Америка сейчас против него, он сегодня является реальным, абсолютно материально ощущаемым политическим эктором именно потому, что существуют… Есть несуществующее время «вчера» и «завтра». Мы никогда не будем знать, что будет завтра, мы живем только сегодняшним днем, и от движения его пальца политического ли или какого-то другого настроения очень многое зависит. Но если что-то конкретно мы можем сказать, то это одно, Фаустовская культура и культура магическая, которую нам подсовывают, давайте дружить с Китаем, с арабами, вот это большая ошибка. Единственным настоящим партнером в политической реальности может быть для нас только Америка. И, по-моему, к этому потихонечку все идет. И наш лидер, слава богу, хотел бы этого. Но очень трудно в условиях нашей страны, в условиях мракобесия духовного, политического. Это от нищеты. Ему это трудно сделать, потому что придется дать новую реальность народу, а это сегодня…

    С.ДОРЕНКО: Разочаровывающая реальность.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, разочаровывающая, вот что я хотел сказать.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо вам огромное. Михаил меня услышал и дал свой анализ. Но я настаиваю на том, что проблема экторства в истории современной, она подзатухает. В смысле, представим себе угрюмых мальчиков из Комсомольска-на-Амуре. В 1971 году, когда я туда приехал, в Комсомольск-на-Амуре, вот там мальчики вообще ничего не говорили, то есть слов не было. «Чего это?» — «Чего?» — «Ты чего это?» — «Ну, махаться давай». Махаться — драться значит.

    Э.ХАСАНШИНА: Я знаю.

    С.ДОРЕНКО: У вас тоже «махаться»? В Комсомольске-на-Амуре «махаться». «Давай махаться». То есть они даже не утруждали себя оскорблениями. Потому что в других регионах, где я был, а я в очень многих регионах был, там тебя оскорбляли сначала, там тебя оскорбляли и делали унизительные, оскорбительные предложения, типа, «хочешь за щеку», еще что-то, потом бить по морде уже. Сначала оскорбляют, потом бьют. Комсомольск-на-Амуре имел некую суровость, которая даже не доходила до оскорбления. Тебя никто не оскорблял, вообще никто не оскорблял. «Это, ну, это. Ну, чего ты это», в Комсомольске-на-Амуре диалог был вот такой. Ты такой: «Да нормально». — «Нет, махаться хочешь?». Ты говоришь: «Да, а чего я? Я просто». — «А, ну, ладно, ребят, подержите сигарету, чтобы я не передавил тут все». Шварк по роже сразу. И ты уже махаешься и все. То есть разговор был как бы короткий, вообще без разговора, разговора не было. В других регионах тебя сначала оскорбляли долго, усердно, что ты плохой, негодяйский, сейчас ты сделаешь какие-то поступки, выводящие тебя из приличных людей как бы. О'кей. После этого нападали. Всюду было по-разному. А сейчас жизнь превратилась в сплошной вербальный поток.

    Э.ХАСАНШИНА: И в обществе появился запрос на того, кто действует.

    С.ДОРЕНКО: И, наконец, нужно, чтобы кто-то действовал хотя бы иногда. То есть нужно из виртуала в реал переходить хотя бы иногда. Мы все в виртуале, мы все потеряли 9 жизней и всё, но на самом деле с нас даже пылинка перхоти не упала. Нужно, чтобы кто-то подошел хотя бы тебя подушкой по башке дал. Подушкой хотя бы мягкой, ребята! Ну, чтобы хоть перхоть с тебя слетела.

    Кто же экторы современного мира? Экторов современного мира на самом деле, вот насколько я припоминаю, всего два — это глобальный юг исламский, которые экторы, то есть они да, делают, и Путин, больше никто ничего не делают, все остальные лялякают. Поэтому у меня претензии в этом смысле к Трампу есть.

    НОВОСТИ

    С.ДОРЕНКО: Во-первых, я выложил сейчас в Twitter телефон Юрия Николаевича блистательного. Юрий Николаевич блистательный разрешил мне опубликовать его телефон. Который просил крупу и сало.

    Э.ХАСАНШИНА: Уже и сало?

    С.ДОРЕНКО: Он так и сказал, крупу и сало. Телефон Юрия Николаевича блистательного: +7-916-407-6928. Он сказал, что ему два года назад какой-то слушатель привозил крупу тоже. С тех пор мы его позабыли, позабросили. Он блистательный, восхитительный. Не знаю, у меня в телефонной книжке он блистательный, Юрий Николаевич блистательный, он же восхитительный. По 916 коду 407-69-28. Если у вас есть крупа и сало, вдруг, мало ли чего у вас там, пожалуйста, завозите. Юрий Николаевич, я так понимаю, готовится к переезду на дачку куда-то.

    Есть экономические темы, они касаются в том числе и голода какого-то. Вообще контраст какой-то. Например, Наталья Поклонская, у нее не оказалось мужа. Это приметила Екатерина Винокурова. Экс-прокурор Крыма и депутат Госдумы Наталья Поклонская обратила на себя внимание. На сей раз в декларации о доходах шестнадцатого года, речь идет о том, что присутствуют сведения о ее несовершеннолетнем ребенке, у нее дочка, но нет мужа.

    Э.ХАСАНШИНА: А говорят, что был.

    С.ДОРЕНКО: А до этого был муж, а теперь нет мужа. Но поскольку она, как мы знаем, педант в известной степени, то она, конечно, не будет впускать мужа просто так. Значит развелась, ее сердце свободно. В шестнадцатом году. Что непонятно сейчас, сейчас может быть не свободна, апрель все-таки, может быть она опять чего-нибудь. Но в шестнадцатом году муж отсутствует в декларации.

    Э.ХАСАНШИНА: Но там помимо мужа еще много чего отсутствует.

    С.ДОРЕНКО: Что там?

    Э.ХАСАНШИНА: По-моему, машины, еще что-то. У нее мало имущества, скажем так.

    С.ДОРЕНКО: Не знаю. И экономическое положение. Я просто продолжаю депутатов чередовать с простонародьем. На Новочеркасском с пистолетом брали три шавермы, шаурмы.

    Э.ХАСАНШИНА: Шавермы.

    С.ДОРЕНКО: Шаверма — это петербургская, да. У нас шаурма называется.

    По информации «Фонтанки», об этом пишет «Фонтанка», налетели люди, около половины восьмого вечера в пятницу в кафе, потребовали сделать три шаурмы, шавермы, как говорят петербуржцы. Повар готовил под дулом пистолета. С пистолетом человек пришел. 510 рублей всего.

    Э.ХАСАНШИНА: Ущерб.

    С.ДОРЕНКО: 179 рублей каждая, получается. Повар готовил под дулом пистолета. Быстро обслужил, после чего тот, с пистолетом, убежал и эти три шаурмы унес.

    Э.ХАСАНШИНА: И прямо как-то сразу захотелось шавермы.

    С.ДОРЕНКО: О чем это говорит? О голоде.

    Э.ХАСАНШИНА: Нет, это говорит о непритязательности.

    С.ДОРЕНКО: О наглости? О чем это говорит? О непритязательности, о голоде, о наглости. О чем еще это говорит?

    Э.ХАСАНШИНА: О голоде, кстати, тоже. Мне рассказывали сотрудники магазинов в Москве о том, что сейчас очень много краж. Причем крадут все — пожилые, студенты, даже прилично одетые.

    С.ДОРЕНКО: А что именно?

    Э.ХАСАНШИНА: Бабушки любят глазированные сырки.

    С.ДОРЕНКО: Они маленькие, их легко.

    Э.ХАСАНШИНА: Студенты колбасу прячут. Мужчины, работающие, алкоголь чаще всего, выбирают подороже. Кстати, они тоже любят мясо.

    С.ДОРЕНКО: Знаешь, почему подороже? Мне кажется, состав преступления тот же самый, а уж тогда лучше тащить, что подороже наверное. Нет?

    Э.ХАСАНШИНА: Это правда.

    С.ДОРЕНКО: Как бы объем и состав преступления тот же самый.

    Э.ХАСАНШИНА: Но это редко доходит на самом деле до какой-то статьи.

    С.ДОРЕНКО: По башке дают просто. Охранники.

    Э.ХАСАНШИНА: Беседу с ними проводят. Охранников уже в магазинах на самом деле почти нет.

    С.ДОРЕНКО: А кто проводит беседу?

    Э.ХАСАНШИНА: Руководство.

    С.ДОРЕНКО: Как же вам не ай-яй-яй?

    Э.ХАСАНШИНА: Да.

    С.ДОРЕНКО: А можно, глядя в глаза?

    Э.ХАСАНШИНА: Еще раз поймаем, что-нибудь да оторвем. Это, конечно, такие, голословные угрозы, они не могут ничего сделать.

    С.ДОРЕНКО: «А я, — говорит нам Аноним, — дорогие соусы пробую сперва, потому что стоят дорого. Я некоторое время пробую, а потом тогда покупаю, если мне нравится». «Двойной штраф и административка, вот что за это». «Супруга — администратор в гостинице. Пришли и отвлекли, а в итоге касса пустая», — рассказывает Александр. «Статья свыше 1000 рублей». Если человек крадет свыше 1000 рублей, то уже статья. Поэтому дорогой алкоголь, кстати говоря… «Нет, до 2 тысяч можно безнаказанно», — говорит Санкт-Петербург, Григорий. «А чего пенсы воруют? Им же пенсии на 38 рублей подняли. Шикуй, не хочу», — рассказывает нам Юрий. «А вообще ППС вызывают». «Вот вам, почитайте на досуге», — говорит Максус и ничего не присылает. Максус, пришлите. А, Карнеги.ру. Спасибо. «Первый раз пишу вам в эфир. Можете подтвердить…» Боже, Александр, как вы меня развели. «Вот вам свеженькое на тему», — покет Элефант тоже кидает мне ссылку. К сожалению, у меня с этого компьютера ссылки не открываются.

    «Можно конфеты жрать в гипермаркете», — рассказывает Григорий, Санкт-Петербург. «Да, да, 2 тысячи рублей», — Владислав подтверждает. «Нет, до 1000, я судилась», — говорит Элен. «Любой товар весовой можно пробовать». «Я сникерсы постоянно ем». Да ладно, ничего нельзя пробовать.

    Э.ХАСАНШИНА: Да постоянно едят. Во всех сетевых «Ашанах» все время идут то орехи едят, то какие-то ягоды, то еще что-то.

    С.ДОРЕНКО: Нет, ребят, вы дикие люди. Ничего нельзя пробовать, вы чего?

    Э.ХАСАНШИНА: На базарах раньше всегда все пробовали и сейчас пробуют.

    С.ДОРЕНКО: На базарах-то тебя и обвешивают. Нет, но народ дикий вообще. Карманный Слон: «Это очередная бабушка украла в магазине и померла». 20 марта в одном из… Я видел этот заголовок. В одном из городских супермаркетов 78-летняя женщина попала в поле зрения охранников торговой точки. Те подумали, что пенсионерка украла продукты, поэтому вызвали полицию. В отделении ее посадили в помещение для посетителей, где у бабушки прихватило сердце. Медики скорой помощи госпитализировали женщину, она умерла в больнице спустя два дня после происшествия, сообщили ЕТВ Свердловской области. Это в Екатеринбурге.

    Э.ХАСАНШИНА: Но это было еще давно. Просто сейчас полиция по этому поводу завела проверку, почему-то они именно сейчас решили проверить действия тогдашних, тех, кто забирал и так далее. История не новая.

    С.ДОРЕНКО: Я один среди вас честный, я вообще никогда ничего не пробую, не трогаю, ничего не ломаю. Если я опрокину что-нибудь на полке, я поднимаю, ставлю туда же. Послушайте меня, я кретин полный, вообще никогда ничего… Никогда.

    Э.ХАСАНШИНА: Я тоже не любитель такого.

    С.ДОРЕНКО: Я не украл вообще никогда в жизни ничего, если не считать только что я шариковые ручки из гостиниц беру. Шариковые ручки.

    Э.ХАСАНШИНА: Но они там дают, их же разрешают.

    С.ДОРЕНКО: Не знаю. Не обязательно дают. Но я беру шариковые ручки. У меня обычно нет, я обычно кидаю в ранец, себе в рюкзак просто кидаю ручку. Больше ничего. Никогда в жизни ничего не взял, представляешь? Какой ужас, ребят. Как бы я был богат, если бы я крал? Ребят, мне надо было красть изначально.

    Э.ХАСАНШИНА: Покет Элефант пишет, что воровал книги в библиотеке.

    С.ДОРЕНКО: Боже милостивый, мне надо было начать красть… Теперь уже поздно, надо было начать красть, я любую другую судьбу бы прожил, я бы прожил другую жизнь, я бы был счастлив, я был бы богат. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, здравствуйте.

    С.ДОРЕНКО: Никогда ничего не украл.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Судилась с магазином, я вам писала.

    С.ДОРЕНКО: За 1000.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, за 1000 рублей. Это была такая смешная ситуация. На самом деле было совершенно не смешно, потому что у меня дома в это время сидели дома двое малолетних детей, одному из которых было 2 года. Меня держали сутки, не сутки, утрирую, меня держали почти 12 часов без воды, без еды в каморке супермаркета. Я вызывала скорую помощь, кого я только не вызывала. Мне сказали: до свидания, всего доброго. Только к полуночи приперли специально обученного милиционера… Они знают, конкретно, кто за чем приходит.

    С.ДОРЕНКО: А вы ничего не крали?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, понимаете, у меня котомка, авоська… с кучами пакетов, я с ней хожу в магазин и просто закидываю все время туда продукты. Сначала авоську кладу, сверху закидываю в тележку. И надо же было так случиться, что вот просто… Огромная сумища такая, не дамская совсем, просто попали продукты. Когда их посчитали, то получилось на сумму что-то 1213 рублей! Я вышла за пределы 1000 рублей. Даже завели дело на меня из-за этого, потому что 1000 рублей превышена.

    С.ДОРЕНКО: Боже милостивый! И что? По вам же видно, что вы приличный человек.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Так все же говорили. Я приехала на машине … тысяч долларов под задницей, извините, 5 карт кредитных в кошельке, вот это все… Мать двоих детей. Но я там такого цирка насмотрелась! Во-первых, берегите своих детей, потому что с детьми обращаются крайне ужасно. И действительно их просто берут и виновных, и невиновных, они абсолютно не защищены. И люди, которые работают, охрана именно предприятий, они на это… Хочу сказать грубое слово, но не скажу. Они за это получают деньги, за большее количество пойманных, они за это получают свои звездочки. Поэтому детей там тыркают так. Я там ругалась, пока сидела в этой каталажке, с охранниками, детей защищала, грудью бросалась. Но это цирк, отдельная песня.

    С.ДОРЕНКО: Ой, бедная вы бедная.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Берегите себя.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. «Воровать никогда не поздно начинать, — говорит Эдуард Третий, — Начинайте, Сергей». Но мне нечего украсть, Эдуард. Я настолько пристроился в жизни и бесталанно, глупо. Что могу украсть? У меня в кабинете ничего нет.

    Э.ХАСАНШИНА: Это правда.

    С.ДОРЕНКО: Скажи, что у меня есть в кабинете.

    Э.ХАСАНШИНА: Ничего.

    С.ДОРЕНКО: Ничего. Вентилятор стоит какой-то. Наверное, у него артикул, номер есть какой-то, я не знаю. А зачем мне вентилятор? Он мне и не нужен. Если бы я работал на складе мотоциклов, вот у меня радио было бы со склада мотоциклов, я бы думал, не свинтить ли зеркало. Честно. А так я бы и не думал даже, честно говоря, я бы лучше купил. Нет, нет, ничего не краду. 73-73-948. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, а вот если я, например, беру апельсины и туда, в мешок кладу еще лимоны, вот это воровство считается?

    С.ДОРЕНКО: Да. Объясню, они учитывают номенклатуру по номеру. У них же номер, у каждой. Короче, где-то, да пропишут недостачу.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Они в пакете не видят? Я вот этим способом. Это воровство считается? Я лимончика три бросаю, они желтые.

    С.ДОРЕНКО: Да. Может и зря.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, у меня друг в Нью-Йорке живет. Он мне прислал, кстати, статью. Он говорит, там везде по телевидению прошла вот эта новость про эту бабушку. Это с точки зрения, что Путин, ракеты, миллиарды и при этом так люди умирают. Я вам скажу, да, в Америке прошла эта новость на ура, хорошо.

    С.ДОРЕНКО: Вот видите. Бабушки крадут, да. 73-73-948. Может она клептоманка. Но нет, наверняка несчастная бабушка. Раньше у меня бабушки перед «Глобусом»… Два раза было, бабушка подходила, шлеп-нога такая, совсем маленькая, крошечная, усохшая бабушка, и она мне говорила: можно, пожалуйста, вы разрешите мне отвести вашу тележку. А там 10 рублей в тележке. Я говорил: с удовольствием, конечно. Отдавал ей. И она дальше шлеп-нога, шлеп-нога, покатила мою тележку за километр. Бедная бабушка, господи, помилуй.

    Э.ХАСАНШИНА: На самом деле много бабушек подворовывают в магазинах. Но руководство чаще всего их прощает, ну, потому что бабушка, их просто не трогают.

    С.ДОРЕНКО: Убогая.

    Э.ХАСАНШИНА: Берут и берут. Уже где-то списывают.

    С.ДОРЕНКО: Пишут, что сами украли. Да ладно, ты смеешься? Не может быть.

    Э.ХАСАНШИНА: Нет, это правда. На самом деле стараются руководители магазинов очень по-доброму обходиться с бабушками.

    С.ДОРЕНКО: Они тогда с кассиров списывают.

    Э.ХАСАНШИНА: Нормальные руководители с кассиров не списывают

    С.ДОРЕНКО: «Под детей в тележках кладут продукты, поэтому детей в тележках кантуют». «Скромная Элен свыше 1 тысячи закрыла пакетами», — говорит Елена из Кунцева. «У нас на светофоре бабушка фары моет». Господи! Знаете, мне услуги от бабушек принимать стыдно. Мне кажется, что когда молодые подскакивают, шустрят, как-то ничего так. А бабушка… Ну, понятно, что она идет на это как на унижение в сущности, да? Или что? Я не знаю.

    Э.ХАСАНШИНА: Просто от безысходности все-таки.

    С.ДОРЕНКО: Хасаншина, будешь бабкой, будешь мыть фары на светофоре, представляешь?

    Э.ХАСАНШИНА: Я видела бабушек, которые дворниками работали, лед ломом откалывали на тротуаре.

    С.ДОРЕНКО: Вообрази себя.

    Э.ХАСАНШИНА: Это печально.

    С.ДОРЕНКО: Воображаешь?

    Э.ХАСАНШИНА: Да.

    С.ДОРЕНКО: С тряпочкой такая наперерез на красном свете кидаешься такая, смешная такая, сморщенная карлица, и начинаешь мыть окна. А потом нечаянно оказываешься у окна водителя, с таким видом, что, ну…

    Э.ХАСАНШИНА: Ну, милок, ну, подай.

    С.ДОРЕНКО: Дай копейку-то, ну, что ж ты?

    Э.ХАСАНШИНА: Я думаю, зарекаться нельзя, всё может быть.

    С.ДОРЕНКО: Может, да?

    Э.ХАСАНШИНА: Конечно.

    С.ДОРЕНКО: Но в крайности ты бы какой выбрала все-таки способ добывания денег? Правда, я сейчас думаю. Ну, хорошо, вот крайность.

    Э.ХАСАНШИНА: Законный.

    С.ДОРЕНКО: Мыть фары — это законно?

    Э.ХАСАНШИНА: Да.

    С.ДОРЕНКО: Налоги не платишь, ничего незаконно. Если ты налоги не платишь, значит ты есть сволочь и все.

    Э.ХАСАНШИНА: Но я же не краду.

    С.ДОРЕНКО: Не крадешь, но это незаконно все равно. Законно — надо платить, кассовый аппарат купить и все на свете. Да, я тебе объясняю — это незаконно. Но ты будешь все равно, потому что ты типа честно.

    Э.ХАСАНШИНА: Я преступление не совершаю.

    С.ДОРЕНКО: А работать уборщицей не сможешь, потому что там с ведрами надо ходить, наперерез бегать с какими-то киргизками ты не сможешь, они тебя опередят.

    Э.ХАСАНШИНА: Они, конечно, меня опередят. Но если меня все-таки кто-то возьмет, значит пойду.

    С.ДОРЕНКО: Знаешь, куда можно пойти? Охранницей тебя тоже не возьмут. А куда пойти бабке? Вот куда пойти бабке, если не воровать? 73-73-948. Бабушки, позвоните нам, пожалуйста, дорогие. Куда пойти бабушке, если не воровать? Просто интересно. 73-73-948. Вы бабушка. Здравствуйте. Это был дедушка. Куда пойти бабушке, вот если не воровать? Куда-то же надо ей пойти. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, … бабушки воруют по-черному.

    С.ДОРЕНКО: Я прошу позвонить бабушку, звоните вы. Вот у америкосов, мне кажется, такое невозможно. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

    С.ДОРЕНКО: Тоже не бабушка. Бабушки, позвоните, пожалуйста, если не воровать, то куда пойти? Куда пойти работать? Денег нет. Пенсия, не знаю, 7 тысяч, 8 тысяч, 15 тысяч, сколько там у вас? И вот бабушка пошкандыбала куда-то. Здравствуйте. Вы бабушка.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, бабушка.

    С.ДОРЕНКО: Куда пойти работать? Вот где можно копейку сбить, срубить?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я не знаю, куда пойти работать, но я могу рассказать очень смешной случай воровства из книжного магазина.

    С.ДОРЕНКО: Это интересно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мы с мужем пришли в магазин. Он у меня врач, и стал смотреть свою литературу по специальности. Ему понравилась одна книга очень, он ее долго смотрел, смотрел, потом говорит «хорошо, я беру ее» и пошел платить в кассу. Заплатил. Пришел с чеком. Ему продавец говорит: слушайте, а этой книги нет. Он говорит: «Как нет, я только что ее видел, только что смотрел». — «Не знаю, наверное кто-то ее купил». Он страшно расстроился. Пошел в кассу, ему вернули деньги. Поехали мы домой. У метро, расстроенный, заглянул к себе в сумку, а там лежит эта книга.

    С.ДОРЕНКО: Ой, ой, ой. Но ничего, это хорошо, это благое дело. Все-таки дайте совет. Бабушки в крайности, ЖКХ повысился, все повысилось, денег не хватает на продукты, они потыривают помаленечку крупу или сырки, вот что им посоветовать?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, кто живет в Москве, бабушкам хватит денег на житье без воровства.

    С.ДОРЕНКО: Не знаю. Разложившиеся морально люди или что?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Знаете, есть такие, у которых немножко психика затронута, ради интереса, им скучно дома. А так пенсия, если бабушки в Москве, на бабушку хватит. Если не курит, конечно, и не пьет.

    С.ДОРЕНКО: А где подработать копеечку можно?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не могу сказать, не знаю.

    С.ДОРЕНКО: Нет, не получается? Спасибо вам огромное. 73-73-948. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Это Доренко?

    С.ДОРЕНКО: Да, Доренко. Вот где подзаработать копеечку можно?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Накормить можно вообще очень много, надо ходить к церкви. В церквях кормят людей всех, которые там в очереди стоят, им дают первое и второе.

    С.ДОРЕНКО: Но не в каждой же? Надо знать, в какой.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не знаю. Я, правда, этим не пользуюсь, но я просто хожу в церкви.

    С.ДОРЕНКО: Вопрос — не каждую церковь, надо знать в какой кормят.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Пусть они по всем походят, я не знаю, в Сокольниках церковь есть.

    С.ДОРЕНКО: На обед или?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: В Сокольниках тоже кормят. И кормят еще, я забыла, на 15-й Парковой пророка Ильи.

    С.ДОРЕНКО: Вот, пожалуйста. А один раз в день?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вот этого я не могу сказать, честное слово. Один раз в день точно кормят.

    С.ДОРЕНКО: А если заработать? Вот вы захотели заработать, вот куда вы пойдете?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я, конечно, старая женщина, но я всю жизнь, с детства работала уже сама, зарабатывала деньги.

    С.ДОРЕНКО: Но сейчас бы вы захотели приработать, вот чуть-чуть приработать немножко, время-то есть.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, я уже в старом возрасте.

    С.ДОРЕНКО: В каком?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я живу на пенсию, и мне хватает.

    С.ДОРЕНКО: В каком возрасте вы?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мне уже 77.

    С.ДОРЕНКО: Я умоляю! 77! Господи!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я очень рада, что с вами поговорила вживую.

    С.ДОРЕНКО: Начинается! Познеру 83.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, я всю жизнь работала. Я побиралась в детстве, это было давно, в военные годы, мне пришлось. Но мне было стыдно, но я побиралась, чтобы кормить всех — братьев, сестер.

    С.ДОРЕНКО: Понятно. 77, какие ваши годы! Господи! Еще разговору больше. Ой! Две семерочки. Смеетесь? Хорошо, «два топорика» я чуть не сказал. А? Что?

    Э.ХАСАНШИНА: Консьержкой предлагают идти, английский язык преподавать, но это для тех, кто знает. Гардеробщицами. Но еще когда продают варенье, вроде такого что-то.

    С.ДОРЕНКО: «Стариков наших послушаешь, ком в горле встает», — говорит Покет Элефант. Покет Элефант, а через одно мгновение, когда вы просто моргнете, стариком станете вы. Можете себе представить это или нет? Это на самом деле, правда. «Консьержек-бабулек заменили мигранты». Теперь консьержек-бабулек меньше, а мигранты садятся. «У меня в КП бабушка нажимает на кнопочку, открывает шлагбаум. Очень удобно», — говорит Башар. «Добрый день. Можно рукоделием подработать или в церкви прислуживать», — говорит Роман.

    Э.ХАСАНШИНА: Сиделками еще тоже предлагают, но, говорят, что после 65 уже опасаются брать из-за здоровья, хотя многие еще могут.

    С.ДОРЕНКО: Да, да, да. Ладно, еще тему. А нет, у меня уже 59 минут. Просто скажу и все, где настоящие деньги, ребята. Доход депутата от Камчатки. Самый богатый депутат Камчатки, человек заработал, Игорь Евтушка. Евтушка — это фамилия, я его не обижаю, ничего, это настоящая фамилия — Евтушка. Его доход в 2016 году, сейчас он задекларирован — 1 млрд 898 млн 113 тысяч рублей. То есть почти 2 млрд рублей. Можешь перевести?

    Э.ХАСАНШИНА: Неплохо.

    С.ДОРЕНКО: Я тебе объясню. 2 млрд рублей — это 33 млн долларов. Нормально человек зарабатывает?

    Э.ХАСАНШИНА: Это вам не в магазине подворовывать.

    С.ДОРЕНКО: Почти по 3 ляма долларов! В месяц! Вот человек рубит, вот с кого надо брать пример, а не воровать.

    Город свободный, 3 балла. Ничего не надо бояться, надо ехать и всем портить нервы. Вперед, товарищи! А мы пойдем и проживем его, этот понедельник, 17 апреля.

    Версия для печати

Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus