• «ПОДЪЁМ» с Сергеем Доренко от 19.04.2017

    08:30 Апрель 21, 2017

    В гостях

    21.04.2017. «Подъем»

    Ведущие Сергей Доренко, Эльвира Хасаншина

     

    С.ДОРЕНКО: 8 часов 42 минуты. Пятница. 21 апреля. Здравствуй, великий город! Здравствуйте, все. Это радио «Говорит Москва»! Говорит Москва! Эльвира Хасаншина, ведущая этой программы. Здравствуйте, Эльвира.

    Э.ХАСАНШИНА: И Сергей Доренко. Доброе утро.

    С.ДОРЕНКО: Извините, пожалуйста, я коснусь темы предыдущей передачи. Есть непонимание у людей, что мотоцикл должен обязательно быть в том же самом ряду, в твоем или ехать позади тебя, или впереди тебя, как автомобиль. Действительно я такое наблюдал в Америке, например, они очень гордо идут гуськом, занимая в своем ряду центральное положение и так далее. В России другие правила. Поверьте мне, правила другие. Я сдавал на правила дополнительно, на категорию год назад, в мае. Там есть вопрос. Если вы посмотрите билеты, вы будете страшно удивлены. Есть такой вопрос: тянется пологий поворот вправо, на билете нарисовано, пологий поворот вправо, и в этом пологом повороте мотоциклист и знак «обгон запрещен». И вопрос на экзамене: можно его обгонять или нет. И правильный ответ: да, можно, если вы помещаетесь с ним в один ряд. Внимание, если вы помещаетесь с мотоциклистом в один ряд, вы можете его обгонять. Вы не обязаны ждать знак или что-то такое, нет, не обязаны. Вы можете обгонять. И точно так же он может вас обгонять, мотоциклист, если вы помещаетесь в один ряд. В этом русские правила. Они таковы. Не надо с этим спорить, пожалуйста. Другой вопрос, что мотоциклист часто с трудом помещается с вами в один ряд и вынужден ехать в междурядье. Но поймите также и другую вещь, ведь мотоциклист не может ехать в междурядье прямо по полосе, по нарисованной полосе, в особенности здесь, в Москве. Потому что она такая пластиково-резиновая, как бы пластмассовая, скользючая ужасно. Не дай бой дождь, роса или что-то, и ты на ней газанешь, тебя начинает таскать. Тебя реально таскает. Поэтому ты стараешься все-таки быть в ряду, хоть в трех сантиметрах от полосы, но в каком-то ряду. И вот это правилами разрешено. Я акцентирую ваше внимание. Поэтому мотоциклисты, которые хотя бы в трех сантиметрах от полосы… По самой полосе ехать нельзя по русским правилам. Но если они хотя бы в одном сантиметре от полосы в каком-то ряду, том или ином ряду, то они действительно выполняют все исчерпывающим образом все правила дорожного движения. Это правильно. Я сам был удивлен, но это так. Это билет на экзаменах. Вы должны это понимать. Нет такого понятия, как междурядье. Безусловно, нет. Но если в одном сантиметре от полосы вы едете, вы можете быть… «Не вводите в заблуждение», - говорит Виктор. Вы можете находиться, опережать можно, меня поправляет Сергей из Надыма, вы можете опережать человека, если вы помещаетесь в один ряд. «Прекратите. Вы абсолютно неправы», - говорит Рома. Еще раз, Рома, я сдавал правила. В правилах есть, слушайте, никогда мотоциклист не должен ехать строго по центру. Неправда. Есть еще билеты, где едет один мотоциклист правее, а другой левее. Вы просто давно не сдавали правила. Пожалуйста, попробуйте. Один мотоциклист идет правее, а другой левее, и задается билет в ПДД, какой из них занял правильное положение. И ответ правильный: оба. Оба. Один идет по правой как бы стороне, другой по левой. Это нормально по правилам. Прочитайте, пожалуйста. Я не даю вам ссылку на ПДД, я не читал ПДД. Я прошел 80 тысяч раз билеты. Я настолько хорошо выучил билеты, что когда я пришел в ГАИ сдавать, я сдал… ну, не первым, мы одновременно с одним парнем сдали. Нам давалось на ответ на билеты 20 минут. По-моему, у меня был билет 17. Я сдал менее чем за три минуты, по-моему, две с половиной минуты или что-то такое.

    Э.ХАСАНШИНА: Мощно.

    С.ДОРЕНКО: Я отщелкал эти билеты, как орешки. Почему я так сделал? Потому что перед этим я 80 тысяч раз прошел все чертовы билеты до тех пор, пока я почти с закрытыми глазами не отвечал всегда на отлично. Когда я добился этого положения, я пошел сдавал. Мото без коляски могут вмещаться на одной полосе и не только два мото, а также мотоцикл может вмещаться и мотоцикл с машиной, если они помещаются в одной полосе. Таковы правила. Пожалуйста, не спорьте. «Доренко абсолютно прав». Вот первый, наконец. «И по правилам, и по понятиям», - говорит СССР. Я чертовы правила сдал, со мной не спорьте. Все пишут мне «нет», у меня уже «нет» здесь написали 100 человек. Пожалуйста, не будьте упрямыми ослами. Просто спокойно сейчас пройдите чертовы билеты и найдите те билеты, где два мотоциклиста идут в одном ряду, один правее, другой левее. И найдите те билеты, где можно под знаком «обгон запрещен» опережать мотоциклиста. Идет мотоциклист в пологом правом повороте и вопрос: можно его обгонять под знаком «обгон запрещен». И ответ: да, можно, обгонять. Только попробуйте его обогнать. Он-то идет быстрее вас, ленивых псов, он же мотоциклист. Вы забыли, кто это? Это мотоциклист. Попробуйте его обогнать. Но можно. Можно пытаться. Посмотрим, сколько вы попытаетесь. Опережать можно, ездить нельзя. Вот человек и опережает вас в едином ряду. «Там мотоциклист и мопедист. Смотреть надо внимательнее», - Илья. Нет, я помню билет с мотоциклистом. «При знаке «обгон запрещен» запрещается обгонять мотоциклиста. С дочкой проходил эти же билеты». При знаке «обгон запрещен» разрешается обгонять мотоциклиста в случае, если вы помещаетесь в одном ряду, опережать. Опережать. Вы имеете право его опережать, если вы помещаетесь в одном ряду. Пройдите снова эти билеты.

    Дорогие мои, вы делаете вид, что… Вы что сейчас трактуете? Вы трактуете понятия? Я частенько разворачиваюсь у трех вокзалов, когда я езжу в Останкино (сегодня, кстати, опять поеду), я частенько еду по Сахарова и потом разворачиваюсь здесь и иду у трех вокзалов, а там трамвайное депо. И все до единого автомобилиста останавливаются, чтобы пропустить трамвай. А этого не надо делать.

    Э.ХАСАНШИНА: Почему?

    С.ДОРЕНКО: Потому что у трамвая знак, что он со второстепенной выезжает, а у нас знак, что мы идем по главной. Все до единого. Я сейчас не выгораживаю своих. Я отвечаю, что все до единого автомобилиста останавливаются там и пропускают чертов трамвай. Всегда. Я езжу там два раза в неделю и всегда вижу, как весь ряд останавливается и пропускает трамвай. Это ошибка. Не нужно останавливаться и пропускать трамвай. Нет. Потому что у трамвая знак «остановись, пропусти, выезд со второстепенной дороги», а у нас главная дорога, и трамвай должен стоять и скулить там, и хоть они три часа там пусть стоит, зараза, никого не парит. Но вы его пропускаете. Знаешь, почему? Потому что люди следуют древним правилам. В старых правилах трамвай надо было пропускать всегда. А сейчас этого нет. Но люди правила не читают, они живут древними правилами, старыми.

    Э.ХАСАНШИНА: Это так интересно. Каждый раз, когда вы затрагиваете такую тему, казалось бы, строго определенные вещи, практически все детали прописаны в этих правилах, но всегда возникает спор.

    С.ДОРЕНКО: Но никто ими не интересуется. Мне вчера в бочину чуть не въехал дядя на старой БМВ, переходная БМВ, 86-го года выпуска. Он остановился. Я ему показываю на глаза, а потом на знак. У него повесили знак «уступи дорогу». Но он, местный пропердыкин, дед пропердыкин из деревни имени 22-го партсъезда, из колхоза, он всю свою жизнь пропердыкинскую ездил там по главной, и он не хочет пропускать. И само то обстоятельство, что с сентября висит знак, что он должен уступить дорогу, с сентября, он ни разу никому не уступил. С сентября прошлого года. Почему? Потому что он привык по-пропердыкински думать, что мир устроен так раз и навсегда, что мир не меняется. Пропердыкины так живут, понимаешь. Русские люди при езде по прямой не пропускают справа. Знаешь, почему?

    Э.ХАСАНШИНА: Почему?

    С.ДОРЕНКО: Я тебе объясню. Потому что так было до 1969 года или 1966. До какого 60 года, мне отец рассказывал, по прямой имели преимущество, но не было этого правила, что справа пропусти. По прямой имели преимущество, в 60 каком-то это устранили. Русские люди сейчас, в 2017, считают, что по прямой имеют преимущество. Спрашиваешь их: товарищи дорогие, давайте посчитаем, если в 67-м, я не знаю, в каком 60, в 70, 80, 90, в нулевые и сейчас, наконец, 17-й, прошло 50 лет со дня отмены этого правила. 50 лет. Идиоты ездят по правилам 50-летенй давности. 50 лет кретины соблюдают правила 50-летней давности, что идущий по прямой имеет преимущество. 50 лет назад отменили это. 50. Кол на голове теши, стреляй в ухо, стреляй в висок, стреляй в глаз – им все равно. Эти люди не способны к обучению. Эти люди не способны меняться. Они никогда – никогда – не перестанет ездить по прямой с преимуществом. Никогда. Почему? Потому что в 60-х годах так было разрешено и в 50-х. Следовательно, новые-новые поколения народятся, новые-новые поколения биоматериала этого придут в вождение, но ничего не изменится никогда. Экклезиаст вам сказал, что вы никогда не изменитесь, так и будет.

    Э.ХАСАНШИНА: Мне кажется, это во многом психологическая проблема, вот эта лень, нежелание меняться. Это как ген, который есть у определенного количества людей, а другого нет.

    С.ДОРЕНКО: Тупость. Тупость. Тупость. И жизнь лекалами, даже не своими. Это лекала, идущие из поколений. Вот эта потребность жить предрассудками дедов даже. То есть еще у деда был этот предрассудок. Я разговаривал с одним человеком из Средней Азии. Я не буду называть его. Он меня знает. У нас в поселке работает. Я подошел. Я говорю: ну, как дела, то-се. Он мне говорит: ну, что, будет война с Вьетнамом. Война с Вьетнамом. Я не оговорился сейчас. Я ему говорю: что вы имеете в виду? Он говорит: Америка же гонит эти самые флота, будет война с Вьетнамом. Я говорю: секундочку, у нас там Данилевич, у нас Данилевич во Вьетнаме.

    Э.ХАСАНШИНА: Нам нельзя.

    С.ДОРЕНКО: Нам нельзя. Я говорю: может, вы имеете в виду Северную Корею. Он говорит: да, Южную. Внимание. Я ему говорю: вы, наверное, имеете в виду Северную Корею. Он говорит: да, Южную. Дальше он мне рассказывает: но когда они захватят Южную Корею, начнется война с Вьетнамом. Я говорю: почему? Он говорит: я слышал по телевизору. Понятно? Его дед… Он молодой парень. Его дед когда-то слышал про американскую войну с Вьетнамом и следующие 20 поколений идиотов, в хорошем смысле, я же никого не хочу обидеть, 20 поколений идиотов будут повторять, что у Америки назревает война с Вьетнамом. Почему? Потому что дед так слышал, и это покатится, покатится, покатится. К 24 веку, будет 2350 год, они переучатся и будут считать, что назревает война с Россией. Почему? Потому что прадед слышал и так далее. Тоже самое с правилами дорожного движения. Тоже самое со всем. Абсолютно со всем. Из них ничего каленым железом не выбьешь.

    Э.ХАСАНШИНА: Как тот партизан, который 30 лет еще воевал в джунглях, хотя война закончилась.

    С.ДОРЕНКО: Я думаю, что вам надо всем пройти чертовы билеты по правилам. Во-первых, это разовьет мозг. Я серьезно говорю. Вам всем нужно сделать что-то полезное для мозга. Я думаю, или выучить иностранный язык какой-то еще, у вас какой-то еще, еще один выучите, или поднять подзабытый матанализ. Вы же матанализ подзабыли. Вот я подзабыл. Поднять подзабытый матанализ, то, что вы забыли по матанализу, взять Виленкина и пройти по Виленкину. У Виленкина же есть алгебра прекрасная, матанализ. И подучить и сдать для себя чертовы правила. Что-то из трех сделайте, сильно разовьет мозг. Серьезно. Попробуйте.

     

    В движении

    Новости

     

    С.ДОРЕНКО: 9 часов 6 минут. Я хотел ознакомить вас всех с обстоятельством. У нас телефонов нет. Вы не можете нам позвонить, мы не можем обсуждать. Таким образом, передача, в сущности, не может идти. Она не может идти, потому что у нас передача состоит главным образом из телефонных звонков. Нашей передачи, таким образом, нет. Юрий говорит: «Ну и хорошо». Ха-ха-ха!

    Э.ХАСАНШИНА: Мы можем зато читать сообщения.

    С.ДОРЕНКО: Вы можете нам писать в Telegram. Позвонить в Telegram, у нас нет такого, чтобы перепускало в эфир. К сожалению, пока нет. У нас нет телефонов, короче, сломалась эта фигня. Бедный Гурген. Давайте звонить на телефон. «Давайте на личный телефон будем звонить». «WhatsApp поставьте», - говорит Александр Фельдман. Ну, может быть.

    Э.ХАСАНШИНА: Так и через Telegram можно, просто нет программы, которая бы выводила это все.

    С.ДОРЕНКО: Да. Мы должны, конечно, озаботиться. У нас нет телефона. Смс тоже можно, безусловно. Смс, Telegram – все это работает.

    Э.ХАСАНШИНА: Twitter.

    С.ДОРЕНКО: Twitter работает. Например, Русский дятел пишет в Twitter. Стоп! Стоять! Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Вы сказали, у вас телефон не работает. Работает.

    С.ДОРЕНКО: Я вас люблю. Можно обгрызть ногти у вас на ногах?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да нет, я просто проверил.

    С.ДОРЕНКО: Он взорвал вселенную. Боже, это лучший человек на свете. Как же вы закажите пиццу. Диктуйте личный телефон. Пошло, пошло. Первым трем обгрызаем ногти на ногах. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, доброе утро.

    С.ДОРЕНКО: Вам тоже обгрызаем ногти на ногах. Вы молодец. Вы пробились. Починился чертов телефон. Ура, ребята. Мы работаем, ура. Я делаю заставку, она праздничная, с торжеством. Я бегаю с бубном вокруг студии. Потому что первые полчаса я вынужден был трепаться про чертовых мотоциклистов ровно потому, что у меня чертов телефон не работал. Я вам пудрил мозги. А сейчас телефон заработал! Ура, товарищи!

    Я вам два слова скажу про девочек в Финляндии. Вас интересуют девочки? Всех интересуют девочки. Девочки в Финляндии. Ты помнишь каких-нибудь финок? Они такие, кобылки. Женщин мы делим на какие разряды?

    Э.ХАСАНШИНА: Интересно.

    С.ДОРЕНКО: Нам, мужчинам, кажется, что женщины кошечки, их много, такие китикэт, женщины есть собаки и, кстати говоря, неплохие, хорошие товарищи и все. Есть женщины-птички, они так быстро головой так-так-так-так… птички такие, голова у них дискретными движениями на шее, курочки такие. Есть женщины вороны, насупленные носы такие, что-что-что, че надо, чего докопался. Есть трясогузки, такие чок-чок-чок. Есть женщины телочки. Это самая опасная порода. Они в тебя влюбляются однажды, телочки любят влюбляться, и они ходят, упрямо глядя на тебя влюбленными глазами, глаза влюбленной коровы. Это самые влюбленные глаза на свете – глаза влюбленной коровы. Есть женщины кобылки. Они стоят… Ты, например, стоишь, чего-то ждешь, они так тень-тень-тень, трень-тень-тень, переступают, прядут ногами.

    Э.ХАСАНШИНА: Это что-то в стиле ирландского степа.

    С.ДОРЕНКО: Типа, да. Они такие все, ах, что-то такое…

    Э.ХАСАНШИНА: Моя бабушка обычно говорит, что этот человек хочет в туалет, который так переступает.

    С.ДОРЕНКО: Может быть, хочет в туалет либо нижнее белье жмет. И они еще делают так, раз, с левой на правую, потом с правой на левую, потом на правую. Это кобылки. Есть овцы. Овцы – это более слабая разновидность телок, мне кажется.

    Э.ХАСАНШИНА: Еще змеюки есть.

    С.ДОРЕНКО: Женщины рептилии, абсолютно верно. А все мужики – козлы. Это правда. Все мужики представляются козлами, больше никем. А женщины все разные.

    Э.ХАСАНШИНА: Вы такие однообразные.

    С.ДОРЕНКО: Мы однообразные. Мы предсказуемые, и в этом наша прелесть. Мужчина надежный. Надежный. Почему? Он предсказуемый. Мы точно понимаем. Ты берешь в руку ручку и ты предсказуемо понимаешь, что ей можно сделать. Ты берешь чашку, она предсказуема. Вот в этом прелесть мужчины – он предсказуем.

    Э.ХАСАНШИНА: И в этом его минус.

    С.ДОРЕНКО: Минус… Хорошо. А если тебе нравятся мужчины мало предсказуемые, познакомься и подружись с педиком. Есть женщины, которые дружат с педерастами. Я серьезно говорю. И с гомосексуалистами.

    Э.ХАСАНШИНА: Что в этом плохого?

    С.ДОРЕНКО: Я не говорю, что это плохо. Я говорю, что если ты хочешь существо, менее предсказуемое, подружись с гомосексуалистом.

    Э.ХАСАНШИНА: Предсказуемый муж – это хорошо. Чтобы все было понятно в семейной жизни.

    С.ДОРЕНКО: Самый предсказуемый муж – это очкастый еврейчик-скрипач. Работает аптекарем и вечерами играет на скрипочке. Вот это самое лучшее, что можно придумать. Но не забывай о его темпераменте. Рано или поздно он скажет тебе, что у него детки на стороне.

    В Финляндии появился новый тренд – верховая езда на игрушечных лошадках. Девушки, которые занимаются этим новым видом спорта, внимание, даже производят настоящие соревнования, а именно - они прыгают через препятствия, у них есть конкур и выездка. Как они производят? Я посмотрел видео. Они зажимают палочку между ног и на ней скачут, с головкой лошадки. Взята палочка между ног, и вот они делают выездку, как всадницы, только лошадка она сама и палочка между ног. И она такая тынь-тынь-тынь выделает бедрами, тынь-тынь-тынь проходочка, потом раз-раз-раз. Знаешь, лошадь из одного угла в другой наискось идет. И она тынь-тынь-тынь-тынь, пошла наискось. То есть финские девочки играют, что они лошадки, зажав палочку между ног. И это действительно там большие соревнования и все на свете. Внимание. Уже 10 тысяч финских девочек играют в лошадок.

    Э.ХАСАНШИНА: Инфантилизм дошел до своего предела.

    С.ДОРЕНКО: Потом они прыгают через препятствия с палочкой между ног и так далее. Чего там не хватает, скажи. Жеребчиков. Потому что 10 тысяч одних девочек. Жеребчик какой должен выйти с пожарным шлангом и так далее. Поехали дальше.

    «Исламское государство» - террористическая организация, запрещенная на территории Российской Федерации. Я напомню вам свою идею, если они простоят там 20 лет, то будет такое сообщение в газетах и, может быть, в новостях: президент «Исламского государства», террористической организации, запрещенной на территории России, был принят в Георгиевском зале Кремля президентом Российской Федерации. Будет такая фраза, преамбула такая. Или: посол «Исламского государства», террористической организации, запрещенной на территории России, вручил верительные грамоты. И так далее. Будет очень смешно.

    Террористическая организация, запрещенная на территории Российской Федерации, «Исламское государство» взяла ответственность за предвыборный теракт в Париже и назвала имя террориста, который открыл стрельбу по полицейским и был убит ответным огнем. В пропагандистском журнале террористов стрелка называют Абу-Юсуф аль бельжики, то есть он бельгиец. Он бельгиец, из чего следует, что он, вероятно, может быть, рожден в Бельгии.

    Э.ХАСАНШИНА: Говорили, что они из Бельгии на поезде приехали.

    С.ДОРЕНКО: Ты знаешь, одна из существенных задач, которые не дают покоя аналитикам секретных служб, это то, что дети, уже родившиеся в странах европейских (кстати, и в России дети, приехавшие детьми в Россию, последний взорвавшийся в Питере ребенком был привезен в Россию), идут на террористические акты. То есть они не ассимилировались, они не адаптировались, они хотят убивать, собственно говоря, своих сограждан. Они хотят убивать сограждан. Это интересное новое явление, которое требует осмысления. Насколько я понимаю, его пытаются осмыслить спецслужбы пока.

    Убито два полицейских. Один полицейский убит, двое получили ранения, но один сейчас скончался и, таким образом, жертвы две. Я хочу с вами поговорить об этих двух темах: почему стреляют родившиеся в Европе, почему стреляют детьми приехавшие сюда, воспитанные здесь детьми. Первая тема.

    Э.ХАСАНШИНА: Начинает возникать сомнения по поводу этой ассимиляции, про которую сейчас очень много говорят. Потому что последние, которых задержали, Акбар и Аброр, они же жили во Владимирской области, у них домик. По идее они были очень ассимилированы. Они помогали, вы сами рассказывали, своим соседям, покупали у них яйца, молочко.

    С.ДОРЕНКО: Не ассимилированы. В том-то и дело, что не ассимилированы.

    Э.ХАСАНШИНА: Получается, что внешне-то они были ассимилированы. Как же так?

    С.ДОРЕНКО: Внешне они были адаптированы. Давай все-таки не путать термины. Они внешне были адаптированы до известной степени, но… Не знаю. Пусть слушатели помогут.

    Э.ХАСАНШИНА: Что тогда подразумевает ассимиляция? Что это?

    С.ДОРЕНКО: Пусть слушатели помогут. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Сергей. Мне такая мысль пришла в голову. Вы во Франции много видели белых людей, которые убирают улицы?

    С.ДОРЕНКО: Ни одного не видел.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И я о том же. Я думаю, что эти люди идут на это от отчаяния и абсолютно от безнадеги, потому что им даже во Франции, где их очень много и к ним французы относятся более-менее толерантно, им там ничего не светит. А у нас они просто как экзотика.

    С.ДОРЕНКО: Не знаю. Я думал об этом тоже. Сейчас иммигрант, выходец из семьи иммигрантов – мэр Лондона. Так ведь. Может быть, я не совсем точен. Он точно мусульманин. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Александр, Москва. Ассимилировать, в старом смысле этого слова, мне кажется, невозможно. Сейчас я наблюдаю своих соседей, азербайджанцев, узбеков. Они, во-первых, смотрят телевизор по спутнику, исключительно турецкие, азербайджанские, узбекские. Они пользуются интернетом. То есть ассимиляция от безысходности старая, когда ты попадаешь во враждебную среду, ты к ней адаптируешься, под ее правила, она невозможна, потому что сейчас… Посмотрите в школах. Родился молодой человек, азербайджанец, он попал в школу. Он сразу попадает в среду, которая заставляет его формировать вокруг себя группировку по национальному признаку. Это бы в старое время просто кончилось дракой, в худшем случае поножовщиной. Но сейчас он в информационной среде интернета получает подпитку этой враждебности своей.

    С.ДОРЕНКО: Он как бы остается в своей среде, где бы он ни находился.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. И эта среда его толкает на усиление враждебности. Это, конечно, в маргинальных случаях дает, в том числе, и теракты. Но даже если один из 10 тысяч, - это уже огромный террористический фон.

    С.ДОРЕНКО: Нужно какое-то сознание, мы и они, вот кто мы, а кто они.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Так это и есть. Смотрите, в школе практически, я думаю, половина детей во враждебном состоянии. Я смотрю по своим детям, они однозначно настроены враждебно.

    С.ДОРЕНКО: А вот зеленоградец говорит, что это мы их такими делаем, потому что мы шепчем им вслед «чурка».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это что первое, курица или яйцо. А что шепчут они нам, мы же тоже догадываемся. Догадываемся, что они шепчут нам. Кто первый прошептал «чурка» или там…

    С.ДОРЕНКО: Я понимаю.

    Э.ХАСАНШИНА: Да, но родители, которые ребенку говорят, «ты с этим поменьше водись».

    С.ДОРЕНКО: Конечно. Страшно просто.

    Э.ХАСАНШИНА: Ребенок это впитывает.

    С.ДОРЕНКО: У тебя конкретно, Элеонора, есть сознание, мы и они. Мы – это кто? Мы – это работники радио.

    Э.ХАСАНШИНА: Например.

    С.ДОРЕНКО: Мы – это молодые женщины. Твое «мы - молодые женщины» отличается от «мы – пенсионерки», тоже женщины, но это как бы другое «мы». Мы – оренбуржцы до известной степени, несмотря на то, что ты уже давно здесь, ты все еще хранишь преданность какую-то Оренбуржью. И так далее. То есть у тебя есть целый ряд «мы». Мы вот такие, мы – филателисты, мы еще что-то. А они могут быть неконфликтны по отношению к нам.

    Э.ХАСАНШИНА: К моим сообществам.

    С.ДОРЕНКО: Абсолютно верно. То есть твое сообщество, ты говоришь: мы - молодые женщины – любим перекусить в японском ресторане. Ты говоришь: но, как правило, мы не видим там пенсионерок. Следовательно, дальше ты говоришь: они, пенсионерки, вероятно, не любят перекусывать в японских ресторанах. Но это не враждебное к тебе действие, и ты их за это не презираешь.

    Э.ХАСАНШИНА: Это правда.

    С.ДОРЕНКО: Они, наверное, готовят сами, не знаю, может быть, у них вкусные пончики.

    Э.ХАСАНШИНА: Или ходят в «Макдональдс».

    С.ДОРЕНКО: Или ходят в «Макдональдс», бог весть, что они делают, мы не знаем. Они как-то по-другому живут. Но они к вам не враждебны, ты не обязана их презирать за это или ненавидеть. Но есть группы «мы» и «они», которых ты обязана презирать и обязана ненавидеть, желать смерти и бояться. Ненавидеть, желать смерти, доминации захвата и бояться. Понятно, да?

    Э.ХАСАНШИНА: Да.

    С.ДОРЕНКО: Эти группы, если и когда они становятся национальными, если и когда корпоративность этих групп дополняется, пусть и камуфляжно, религиозностью или камуфляжно дополняется… Нет, это не камуфляжно. Если местностью происхождения, если это дополняется происхождением, то это становится почти непреодолимым препятствием, очень трудно преодолимым.

    Э.ХАСАНШИНА: Да, понимаю.

    С.ДОРЕНКО: Мы рассказывает один человек, не буду его называть. На рынке в Покровском, рассказывает он мне, был конфликт, киргизы конфликтовали с узбеками. Он мне сразу задает параметры, то есть некая группа, которая себя самоидентифицирует словом «киргизы», мы не знаем, кто эти киргизы, слово «киргизы», они себя так идентифицируют. Когда их спросишь, вы кто, они говорят: мы – киргизы. Вступила в конфликт интересов с группой, которая себя идентифицирует узбеки. На рынке. Я говорю: кто победил? Это очень интересно, потому что киргизов вообще как таковых в стране, в Киргизии, 6 миллионов, а узбеков в стране Узбекистан, например, если ассоциировать со странами, 32. 32 и 6. Понятно, что узбеков больше, в 5,33 раза больше, чем этих. О’кей. Он говорит: победили киргизы, но их теперь будут выдавливать с рынка. Я говорю: почему? Их не оставят на рынке. Почему? Потому что когда группа «киргизы» вступила в группу «узбеки», мы не говорим сейчас о национальностях, мы говорим о самоидентификации этих групп, группа «киргизы» вступила с группой «узбеки», группа «киргизы» позвала группу «чеченцы» для помощи и активного вооруженного участия. И группа «чеченцы» прибыла с оружием в защиту «киргизов». Поэтому теперь с ними никто не будет работать, там какая-то дальше идет история. Мне рассказывают историю. Я понимаю, что эти сообщества корпоративны и они защищают границы сообщества, и они, в том числе, готовы ссориться между собой. Не только с нами, обычными, атомизированными жителями, которые не представляют территориальных сообществ. Вы же, «оренбуржцы», не лютуете на рынках. «Оренбуржцы», лютующие на рынках. Есть такое явление? Нет. Можно услышать историю, что «оренбуржцы» на каком-то рынке вступили в конфликт с группой, которая называется «новосибирцы»? Нет, я такого не слышал.

    Э.ХАСАНШИНА: Мало того, если я брошу клич, скажу, «меня на рынке зажимают, оренбуржцы, соберитесь», вряд ли они соберутся.

    С.ДОРЕНКО: Таким образом, мы должны с вами говорить, что существуют корпоративные сообщества, которые себя идентифицируют с той или иной местностью, с тем или иным культурным слоем, с тем или иным языком, которые ни за что не хотят разрушать, которые чувствуют свою защиту постольку, поскольку они внутри корпоративного сообщества. Это защита, их защита. Им нужна защита и корпоративное сообщество. Хорошо. Как с этим бороться? Ответ – никак. А как ты можешь разрушить эту структуру? Никак. Потому что они не выживут иначе. Они считают, что они иначе не выживут. Они обязаны держаться вместе. Разрушить это невозможно. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро, Сергей. Абдул. Позвольте пару интересных моментов. Обратите внимание, и по телевизору, который я не смотрю, и во многих передачах говорят: они взрывают. Изначально мы начинаем их бояться, типа, они нас убьют. Этот стереотип надо постепенно убрать из наших голов.

    С.ДОРЕНКО: Извините, Абдул, тогда надо привыкнуть к тому, что они нас убивают, потихонечку привыкнуть. Ну, убивают - и убивают, потом чуть меньше убьют.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: На Востоке есть такая поговорка. У собаки спрашивают: «Чего лаешь?» «Пугаю». «А чего хвостом виляешь?» «Сама тоже боюсь». Ни один из этих террористов так называемых, подрывников, никто из них на улице не писает.

    С.ДОРЕНКО: Нет.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Потому что они боятся. Потому что придет мент и его заберет. Исходя из того, что мы их не должны бояться. С другой стороны, ассимиляция, о которой вы сказали, я же очень много общаюсь с узбеками, таджиками, которые дворниками работают. Я к ним подхожу, салям алейкум, хочу узнать почву их. Все, кто тут находятся, приехали сюда за хорошей жизнью. Они хотят дать своим детям образование…

    С.ДОРЕНКО: Но часто они разочарованы.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, это самый такой момент. Когда они упираются в стенку, дальше некуда, тут появляются те… Вот когда он приходит в магазин, ему говорят, салям, брат. Штаны, которые стоят тысячу рублей, ему продают за 500. Он постепенно, постепенно входит в то общество, которое вы назвали…

    С.ДОРЕНКО: Корпоративное сообщество.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Именно.

    С.ДОРЕНКО: Корпоративное сообщество. Мы не сможем их разрушить, вот мой вывод. Хотя должны были бы, но не сможем. Потому что они там вроде как защищены и они оттуда не уйдут.

     

    Новости

     

    С.ДОРЕНКО: Уже отозвали подписи под требованием захоронения Ленина единороссы. Сама заявка означала, вероятно, что власть собирается захоронить Ленина в этот, юбилейный год, как бы поставить такую точку, которая сама по себе могла бы войти в историю, в учебники истории.

    Э.ХАСАНШИНА: А потом передумали.

    С.ДОРЕНКО: Потом передумали. Вероятно, передумали либо сказали, не надо попередь батьки. Потому что вчера там афганцы пугали, что кто-то попередь батьки бегает.

    Э.ХАСАНШИНА: Была история.

    С.ДОРЕНКО: Быстро скажу про погоду, потому что люди пишут про погоду. Я хочу вам сообщить, что, да, исправляется, сегодня до 6 разогреется, в субботу до 8, в воскресенье 8, 8. Во вторник, наконец, будет 10, в среду следующую 11, потом 12 и, наконец, в пятницу следующую, через неделю, 15 и ночью 5. В субботу 14, ночью 6, потом 14. Очень важны ночные температуры, по-настоящему важны. 6, 6, 6, ночные температуры со следующей пятницы… Вернее, 5 градусов, ночные температуры, начнутся со среды на четверг, это ночная температура. То есть мы будем утром рано выходить, и уже будет совсем все по-другому.

    Я хочу голосование ввести. Скажите, пожалуйста, вы хотели бы в этом году захоронить Ленина? Захоронить Ленина. Потому что есть инициатива захоронения Ленина, но единороссы уже отозвали подписи. Из этого следует, что единороссы откатились. Начать голосование. Ленина перезахоронить. Да – 134-2135, нет – 134-2136. Я пока почитаю вам новость.

    Депутаты фракции «Единой России» Евгений Марченко, Николай Брыкин и Виталий Бахметьев отозвали свои подписи под законопроектом о захоронении тела Владимира Ленина, сообщает ТАСС. Накануне сообщалось, что депутаты от ЛДПР и партии «Единая Россия» внесли законопроект в Госдуму о погребении и похоронном деле. ЛДПР, несколько человек, и три единоросса. «Это была личная инициатива наших коллег, с фракцией и партией они не советовались», - пояснил в Facebook Евгений Ревенко. По словам Ревенко, перспектив у этого законопроекта не было в любом случае. «Это еще один пример, - пояснил он, - того, как, обладая правом законодательной инициативы, которая ни в коем случае не оспаривается, важно руководствоваться здравым смыслом, понимать, есть у тебя поддержка или нет». Так или иначе, Евгений Ревенко дал понять, что поддержки у этих людей не было.

    Я хотел бы, поскольку у нас голосование идет 47 на 53, это ультрадискуссионная тема…

    Э.ХАСАНШИНА: Слушатели тоже очень сильно разделились, они говорят, пора давно, а другие говорят, это символ свободы, надо оставить.

    С.ДОРЕНКО: «Зюганов коммунист или верующий», - спрашивает меня Александр. Он ультрапровинциальный квазикоммунист, с моей точки зрения. Если бы я был инопланетянином и я бы там, на другой планете, описывал Зюганова, я бы сказал, что он ультрапровинциальный и в силу этого, безусловно, религиозный, такой ультрапровинциальный, отсталый квазикоммунист. То есть человек, пользующийся такой оболочкой иногда. «Давайте захороним Ленина», - говорит Юлия. Я бы не стал. Юля, позвоните. У нас сейчас голосование продолжается, у нас сейчас 47 на 53 по-прежнему, 700 человек проголосовало. 73-73-948. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Денис. Не мы туда его клали, не нам его оттуда выносить. Пока живо поколение хотя бы, которое родилось в Советском Союзе, Ленина не надо трогать.

    С.ДОРЕНКО: Скажите, пожалуйста, а потом трогать?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Когда умрем, кто родился в 70-х годах, когда нас не будет лет через 30-40, тогда пускай вынесут.

    С.ДОРЕНКО: Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Инна. Я тоже считаю как слушатель позвонивший. Но я еще хочу сказать, что хоронили Ленина люди, которые очень хорошо разбирались в эзотерики, и требуют сейчас его выноса такие же люди.

    С.ДОРЕНКО: Предположим, вынесли. А с Мавзолеем что делать? Снести. А что он будет пустой, пустой стоит Мавзолей. Слово «мавзолей» подразумевает, что это гробница.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, эзотерики вынесут все, даже тех, кто захоронен в стене. Эзотерики верят, что тогда никогда не вернется это общество советских людей.

    С.ДОРЕНКО: Тогда мы должны разрушить Мавзолей. Тогда мы должны вынести все могилы всех героев Советского Союза, военачальников, космонавтов первых.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, это же Советский Союз, их надо вынести обязательно.

    С.ДОРЕНКО: А там же Гагарин похоронен.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Конечно. Это же советские достижения.

    С.ДОРЕНКО: Кто похоронен у Кремлевской стены? Я не за то, чтобы воздвигать кладбище как точку отсчета страны, но она есть, кладбище есть. Гагарин там. Кто похоронен у Кремлевской стены? Может быть, есть какой-то список. Тогда надо выносить. Потому что, если вы вынесли Ленина, не может пустой стоять Мавзолей, это абсурдно. Что там делать? Там что, «Диснейленд» сделать, филиал ГУМа, отдел какой-то сделать, отдел ГУМа, или ресторан? Что там сделать? Это глупо. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. По-моему, вопросов гораздо больше. Да, он был главой государства. Соответственно, вопрос, как его хоронить, торжественно, неторжественно. Следующий вопрос: на каком кладбище его хоронить?

    С.ДОРЕНКО: На меня это не производит такого впечатления. Тогда дальше, что делать с Красной площадью?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это тем более. Это памятник архитектуры, выдающийся причем, который вошел во все учебники архитектуры, связан с той эпохой.

    С.ДОРЕНКО: Его надо снести.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Снести. Куда деть сам материал, прекраснейший, замечательнейший?

    С.ДОРЕНКО: Закопать этот мрамор, закопать этот гранит. А тогда, что делать с Гагариным? Гагарина тоже снести?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Как раз это, мне кажется, не связано.

    С.ДОРЕНКО: Абсолютно связано. Это же кладбище.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Если бы у нас был Нюрнбергский процесс или какой-то аналог, мы бы признали Ленина и Сталина неким аналогом Гитлера. Как бы Юрий Гагарин, конечно, не в этой…

    С.ДОРЕНКО: Я думаю, что оба были бы дико удовлетворены, особенно Сталин был бы удивлен. Вообще говоря, он победил Гитлера. Ну, странно. «Грядет новая русская революция, Мавзолей готовят для Навального», - считает Серафим Мелентьев.

    Э.ХАСАНШИНА: Я открыла список.

    С.ДОРЕНКО: Кто там захоронен. Это единый ансамбль, с моей точки зрения. Если вы вынесли Ленина, то вы непосредственно после этого должны снести Мавзолей. Не оставить же пустой Мавзолей. Здрасьте. Вот у нас пустой Мавзолей. Какой смысл? Смысл-то в чем? Снесли Мавзолей. Вынесли Мавзолей. Дальше сразу, что вы видите, первое, что вы видите, могилу Сталина. Тогда у вас первое, что будет видно из кафе… Сейчас пока из кафе «Боско» в ГУМе виден Мавзолей. Когда ты ешь мороженое в «Боско», ты видишь Мавзолей. О‘кей. Тебя он нервирует, зачем этот Мавзолей и все. Ты его сносишь. Ты первое тогда видишь из «Боско» могилу Сталина. С какой стати? Это странно. Тогда надо и Сталина перезахоронить. Тогда надо и Гагарина перезахоронить. Понятно? Кто там? Константин Устинович Черненко, Буденный Семен Михайлович, Ворошилов Климент Ефремович. Всех их надо куда-то отправить, на какое-то кладбище, не знаю. Жданов Андрей Александрович, Фрунзе Михаил Васильевич, Свердлов Яков Михайлович, Брежнев Леонид Ильич. Леонида Ильича тоже куда-то. Дзержинский Феликс Эдмундович, Андропов Юрий Владимирович, Калинин Михаил Иванович, Сталин Иосиф Виссарионович, Суслов Михаил Андреевич. Это большие могилы.

    Э.ХАСАНШИНА: Это отдельно.

    С.ДОРЕНКО: Большие могилы. Там множество людей, которых я не знаю, там братские могилы. В 1917 году там была братская могила. Мне очень стыдно, я людей не знаю. В 1918 году была сделана тоже братская могила. Я тоже этих людей, к сожалению, не знаю, на первый взгляд, по крайней мере. В 1919-м, в 1920 году братские могилы, в 1921 году братская могила, в 1922, 1923, 1924. Ногин, Лихачев. Войков в 1927 году был похоронен. Войков, я почему знаю, он керчанин, он очень хороший человек, потому что он наш, крымский, керченский. Урны с прахом. Орджоникидзе, Киров, Куйбышев, Горький Алексей Максимович, Ульянова Мария Ильинична, Чкалов. Летчик Чкалов, пожалуйста, там Чкалов. Значит, его надо куда-то выпотрошить, выкинуть и все. Крупская, Серов, Осипенко, Раскова, Кравченко, Панфилов, Ярославский, Николаев, Щербаков, Потемкин, Землячка Розалия Самойловна, Вышинский Андрей Януариевич, печально известный, Говоров, Кржижановский, Хруничев. Хруничев Михаил Васильевич, имени его много чего. Антонов Алексей Иннокентьевич.

    Э.ХАСАНШИНА: Цеткин Клара.

    С.ДОРЕНКО: Великий человек, да. Шверник, Рокоссовский, Соколовский, Серегин, Гагарин Юрий Алексеевич, Малиновский, маршал. И так далее. Цурюпа, Цеткин Клара есть, Покровский…

    Э.ХАСАНШИНА: Луначарский.

    С.ДОРЕНКО: Луначарский. Кого еще знаешь? Твои знакомые кто тут?

    Э.ХАСАНШИНА: Жуков…

    С.ДОРЕНКО: Жуков Георгий Константинович. Всех их надо выпотрошить быстренько и куда-то сплавить. Пельше Арвид Янович. Всех их надо куда-то сплавить тогда. Келдыш. Зачем нам? Теперь же у нас другие герои. Зачем нам Келдыш? У нас Абрамович. Может быть, кстати говоря, по одному выкидывать? Вместо Сталина Абрамович. Дождаться, Абрамович, потом раз, следующий, Горький Алексей Максимович, его место занимает кто-то из современных, спичрайтеров.

    Э.ХАСАНШИНА: Да пусть уже лежат. Зачем их ворошить?

    С.ДОРЕНКО: Как-то так.

    Э.ХАСАНШИНА: Ко всему прочему, приезжает иностранец, ему говоришь: а у нас на Красной площади дедушка Ленин.

    С.ДОРЕНКО: «Всех их отправить в Мытищи на мемориал», - говорит 30-й. Всех их в Мытищи на мемориал. Согласитесь, что мы странные. Мы странные. У нас есть некий комплекс, так случилось. Давайте я перечислю, что случилось. Случилась Великая революция, которой современные русские чуточку стыдятся. Почему они стыдятся, я объясню. Потому что они стыдятся величия. Великая революция своим величием показывает ничтожество современных. Великая революция, она настолько велика, что современные – это как бандерлоги, пришедшие на развалины чужой цивилизации. Великая революция настолько велика, что современные люди выглядят второразрядными, унылыми и такими сильно запущенными посредственностями. И ввиду этого им неловко. Отсвет Великой революции пугает, резь в глазах. Как после какого-то перевоплощения мира, гибели мира из нор вылезают крысы, и им солнце как-то режет глаза, они говорят: может, как-то прикроемся и закроемся чуть-чуть, сейчас неудобно.

    Э.ХАСАНШИНА: А я думала, расстрела царской семьи стыдятся.

    С.ДОРЕНКО: Нет-нет, никто ничего не стыдится. Вот это проблема. Михаил, экономист и либерал-западник, к тому же большой историк на самом деле и концептуалист. Михаил, вы подведите итог, пожалуйста.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Мы должны все-таки обратиться к мистицизму здесь. Я совершенно серьезно, ни одного слова иронии. Дело в том, что рукотворный бог, Ленин, фактически все было устроено по принципу религиозного символизма. Были времена беснословные, они готовились к вечной власти. Были времена кодификации, то есть субординационизм, иерархи Святой троицы. Эти вопросы их очень занимали. Поэтому увековечивание этих великих людей, лежащих у стены, 80 процентов… реально вам говорю, как историк, не просто подписывали списки высшей меры наказания даже для детей, а Землячка, например, Розалия вместе с Белой Куном просто руководила расстрелами. Говорят, они ходили около рва и добивали.

    С.ДОРЕНКО: Извините, можно, я обращу ваш взор мгновенно, и вам это сильно поможет, к 1789 году. В 1789 году, которым восторгается Liberte, Egalite…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И я восторгаюсь.

    С.ДОРЕНКО: Хорошо. Много кто расстреливал. Землячка показалась бы там девочкой-паинькой.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не совсем так. Нет-нет. Французская революция близко даже не уничтожила столько людей, сколько гражданская война.

    С.ДОРЕНКО: Да их столько и не было.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я не хочу сказать о Ленине плохо. Я говорю о том, что все-таки надо вытравлять постепенно из себя это рабство по отношению к величию сиюминутного могущества. Ведь Ленин фактически был у власти всего четыре года, совсем мало.

    С.ДОРЕНКО: Михаил, вы склоняете нас… У нас великих событий, великих свершений, великих проявлений духа русского, великой непокорности было мало. Моментов, когда русские были экторами истории, ничтожно мало.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Маловато.

    С.ДОРЕНКО: Ничтожно мало. А вы предлагаете забыть и это и вернуться в рабство. Вот, что вы предлагаете, в сущности. Я останавливаю голосование. Окончательный результат – 46 на 54. 46 – захоронить. С моей точки зрения, что надо равняться, может быть, здесь на французов, на американцев, которые помнят каждый эпизод своей истории, а у них, в общем, довольно скудная в нашем понимании, у американцев. Они помнят, что 200 лет назад здесь кто-то проезжал, сидел на этом стуле. Это действительно чтится, почитается местными и местные постоянно об этом рассказывают. В Америке. Во Франции история, конечно, гуще, там несколько революций, 1848-й, и 1871-й и 1789, великие свершения. Но 1917-й вровень стоит по значению для человечества, внимание, для человечества. Революция, учредившая, например, просто чтобы было понятно, избирательные права женщин. То есть после нашей Великой революции во всем мире постепенно, в Америке только через 9 лет после нашей революции вводятся права женщин избирательные. Женщины раньше не голосовали. 8-часовой рабочий день вводится. То есть Великая революция - великая революция духа, великая революция надежды, великая революция человеческого достоинства и так далее. Во всем мире. Да, очень много мяса, очень много человеческих трагедий. В 1789 году… Но мы помним Французскую революцию, чтим ее. И французы ее чтят, и мы. Мы чтим ее, потому что это Egalite, Fraternite и Liberte. Мы чтим это. Свобода, равенство, братство – это великие идеалы Французской революции.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: У них тоже было много чего кровавого, тем не менее они не комплексуют по этому поводу.

    С.ДОРЕНКО: Сплошная кровь. Никто не комплексует, они празднуют Великую революцию духа. Мы в 1917 году дали всему миру, всей планете… «И «Алиготе». Да, очень правильно Миша говорит, и «Алиготе». Без «Алиготе» было бы трудно. Мы дали миру надежду в 1917 году. Это была великая революция. Великая. Которая изменила облик всей планеты. Если мы скажем, что наш народ, что мои предки сделали великого, все это связано с Великой революцией. Все полностью связано с Великой революцией. Победа в войне связана с Великой революцией, полет Гагарина в космос связан с Великой революцией и дальше. Весь позор связан с отрицанием Великой революцией. Всегда, когда мы учились у Великой революцией и следовали за Великой революцией, мы получали, безусловно, восхищение. Всегда, когда мы отрицали Великую революцию, мы получали позор, мещанство, низость и второразрядную страну. Мы были второразрядной страной, нам нравится быть второразрядной страной, страной ничтожной. Поэтому мы отрицаем великое прошлое. Мы его отрицаем. Почему 46 процентов проголосовали за отрицание великого прошлого, за захоронение Ленина и отрицание великого прошлого, 46 процентов? Им нравится быть ничтожествами.

    Э.ХАСАНШИНА: Может, они просто не связывают это с Лениным.

    С.ДОРЕНКО: Им нравится быть второразрядными людьми. «А ГУЛАГ?» - говорит мне 45-й. 45-й, 1789 год во Франции – год торжества духа и идеалов. Обратите внимание, что французы не такие кретины, как вы, в хорошем смысле, вы, я имею в виду некое сообщество, я вас не обзываю конкретно, 45-й. Вы и подобные, стыдящиеся предков, стыдящиеся собственной истории, стыдящиеся величия, мещане, мыши. Вы, мыши, обращаюсь я к мышам, вы, безусловно, вспоминаете, что у кого-то был заусенец на ногте, а у кого-то еще, а у кого-то кровь пошла носом, еще что-то. Товарищи дорогие, я вам говорю об идеалах революции. Вы мне рассказываете о чирьи на жопе. Вы понимаете о разных масштабах. Просто разность масштабов вы понимаете или нет? Вернемся после новостей. В движении.

     

    В движении

    Новости

     

    С.ДОРЕНКО: 10 часов 6 минут. «Нужно с почестями похоронить. Здравствуйте». «Ни величия, ни энтузиазма, ни перспективы, ни надежды». Ребят, давайте так, у всех есть аргументы. Я был в Мавзолее, ну, с делегациями, так-то мне, извините, я не люблю кладбищенскую культуру, мне не нравится… Теоретически, если бы я находился сейчас в 19 веке и мне бы сказали, «слушайте, через несколько десятилетий ваши соотечественники построят кладбище на Красной площади», я бы сказал, «все-таки мне это не нравится». Я не люблю кладбище. Я вырос в гарнизонах, мы не знали кладбищ, мы дети без кладбищ. У нас в гарнизонах кладбищ не было, мужчины молодые часто погибали, тогда разбивались часто, гораздо чаще, чем сейчас, разбивались часто, но их увозили хоронить на родину. Здесь, в гарнизоне, никогда не хоронили. Увозили куда-то в украинские села, в русские села, в городочки. Развозили мертвых офицеров, не в гарнизоне хоронили. Поэтому я не люблю кладбищ, не понимаю кладбищ, я их ненавижу всей душой. Но это есть. Это есть. В центре моей страны находится кладбище большое. Большое мемориальное сооружение, большое кладбище.

    Э.ХАСАНШИНА: Не мы его ставили.

    С.ДОРЕНКО: Не мы его ставили. Мне не нравится вообще, что в центре страны кладбище. Дальше. Меня спросите, а что с ним делать? Ничего. Не прикасаться. Потому что сегодня, и это точно понятно, что сегодня любые попытки тронуть это кладбище означают реваншизм и попытки расправиться, реваншистски расправиться с Гагариным, Сталиным, Лениным. Реваншистские попытки расправиться с Жуковым, Рокоссовским и так далее. Каких сил? Ультрамракобесных религиозных в сочетании с либералами-западниками. То есть, как ни парадоксально это звучит, религиозные мракобесы и либералы-западники сходятся в попытке…

    Э.ХАСАНШИНА: Нашли точку соприкосновения.

    С.ДОРЕНКО: Абсолютно верно. В попытке реваншистски расправиться с мемориальным комплексом в центре моей страны. Мне это не нравится. Теперь. Я был на могиле Наполеона, мне говорят. Да, могила Наполеона – это огромный комплекс, это большой комплекс, ритуальный комплекс, могила Наполеона. «Его чтят французы за кодекс», - пишет мне Александр Фельдман. Александр, это неверное ваше представление. Побывайте на могиле Наполеона и вы обратите внимание, что всего его победы написаны на стене мемориального комплекса «Могила Наполеона». Все его победы, включая Москву. Москва числится среди побед Наполеона, потому что он ее взял. Он взял Москву, как вы знаете. Он ее взял. Мы отступили после Бородина, и он взял, вошел в Москву. Москва была взята Наполеоном. И там написано Moscow. Потому что он взял Москву. И там Аустерлиц, и там другие громкие, большие победы Наполеона, именно военные победы Наполеона. Чтят французы. Напомню вам, всем, кто плачет по жертвам, и я плачу по жертвам, что Наполеон привел на Русь 600-тысячную армию. 600 тысяч. По тем временам это была огромная армия, по нынешним временам это по-прежнему огромная армия. Он увел через реку Красное… нет, Березина, он перевел через Березину и ушел в Европу 30 тысяч человек. Наполеон потерял здесь 570 тысяч человек. 570 тысяч трупов. Последние, как вы знаете, бежали по льду Березина. Под Красным, кстати, тоже было сражение, но потом. И их рубили казаки. То есть французы бежали на лед, они понимали, что по мосту уже не переправиться, они бежали на лед лавой, лавиной, лед рушился под ними, и со спины их рубили казаки впополам, отрубали им бошки и так далее. Там вся река была красная от крови, столько нарубили французов наши. Наши рубили, старались так, что… пока шашка не затупилась. Рубили по полной. Они бы, может, тысяч 100 бы увели, но они увели всего 30, потому что в реке Березине порубано столько французов, сколько, может быть, нигде больше. Вопрос: пеняют ли на это Наполеону? Наверное. Французы сегодня при слове «Наполеон» кричат «в Березине погубил французов»? Нет.

    Э.ХАСАНШИНА: Нет.

    С.ДОРЕНКО: Французы сегодня при крике «сражение при Красном, сражение при Наро-Фоминске» кричат «погубил французов»? Нет. Сегодня француз при слове «Наполеон» распрямляет плечи и говорит: великий император. Великий император. Я просто привел вам в пример французов. Просто привел вам в пример французов. Вы не обязаны подражать французам, ни в коем случае, вы не обязаны. Я просто вам говорю, что есть такие люди, которые гордятся 1789 годом, в результате которого, как вы знаете, был революционный террор, массовые уничтожения сословия, массовые уничтожения, война, потом серия наполеоновских войн, и французы гордятся духом 1789 года, свобода, равенство, братство. И французы гордятся великим императором, который похоронил почти 600 тысяч людей здесь, на просторах России. Понимаете? Они гордятся. Я не знаю, станете ли вы когда-нибудь подобными людьми или вы будете говноедами по-прежнему. Может быть, вы будете всегда говноедами. Я в этом смысле не считаю, что это плохо, считаю, что если вы будете говноедами, это хорошо, если вы таковы, то пожалуйста. Позвольте тем не менее мне почтить память великого вождя, который сделал, который участвовал в Великой революции, в торжестве русского духа, в том, что мы дали всему миру, всей планете, мы дали Великую русскую революцию, прямо вытекающую из нее великую Победу в Великой Отечественной, во Второй мировой войне, и прямо вытекающую из нее великую победу в космосе. Это все вытекает из того, что делал Ленин. Понятно, да?

     

    (Музыка)

     

    С.ДОРЕНКО: Красиво или нет?

    Э.ХАСАНШИНА: Красиво.

    С.ДОРЕНКО: Красиво. Большой детский хор. Я просто хочу вам напомнить это настроение. Может быть, вам это чуть-чуть поможет. Не знаю. Может быть, поможет. Но завтра день рождения, а у нас завтра выпуска не будет, меня не будет завтра, и я хочу вспомнить великого человека. Великого человека, перед которым я, конечно, преклоняюсь, безусловно. Безусловно, преклоняюсь перед Лениным, да. Да. Просто в почтительном молчании преклоняюсь перед великим вождем.

     

    (Музыка)

     

    С.ДОРЕНКО: 56,23 доллар. Напомню, в понедельник в это время он был 56,30. 60,35 – евро. 53,05, понизилась нефть. Напомню, в понедельник она была 55,52 в это время. 1,0737, уже два дня как пробито 1,07 по главной паре.

    Если бы я жил в 1917 году, полагаю, вы знали бы, где меня найти.

    Э.ХАСАНШИНА: Где?

    С.ДОРЕНКО: Где? В Смольном, товарищи. Я бы кричал: «Девушка, Смольный! Расстрелять!» Конечно. А как же, обязательно. Если бы я был в 1917 году, вы знаете, где меня найти. Меня не надо было долго искать, вы бы прямо шли бы туда и там, среди девушек, среди Смольного, среди красоты нового мира, восторга преобразования - вот, где вы бы меня нашли. Спасибо вам большое, что вы знаете адрес. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Полковник. Сергей, во-первых, я, конечно, поаплодирую вам, просто замечательный тезис, который вы сказали насчет стремления уничтожить память. Я бы хотел добавить вот что. Плохая она или хорошая, история, оценки могут быть разные, но это наша история. И если мы ее будем уничтожать, вот так, выбрасывая, это точно так же, с моей точки зрения, как убрать памятник Дзержинскому, как снести памятники Ленину, неважно, Николаю Второму, еще кому-то, неважно совершенно. Это наша история.

    С.ДОРЕНКО: История. Но мы любим не уважать, мы любим обнулять историю.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это отвратительно. Мы становимся Иванами, не помнящими родства.

    С.ДОРЕНКО: Полковник, Эля, может, не помнит, 10 лет назад или 15 лет назад были такие лозунги, причем абсолютно официальные, что «Россия – молодое государство». Россия – молодое государство, оно вступило только что на путь государственного строительства.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это то же самое, о чем вы говорили.

    С.ДОРЕНКО: Я умилялся этому всегда. Вообще.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, это как раз стремление лишить нас корней своих. Я своих предков знаю на 500 лет по именам. Говорили, помните, об этом у вас в кабинете, кстати.

    С.ДОРЕНКО: Это правда.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мой дед воевал на стороне Колчака, а потом с Блюхером, а потом с Блюхером японцев гонял на Дальнем Востоке.

    С.ДОРЕНКО: Это интересная судьба.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нельзя лишать людей истории, надо ей гордиться.

    С.ДОРЕНКО: А вы могли бы сейчас быть австралийцем. Многие колчаковцы и семеновцы потом переехали в Харбин, а затем многие в Австралию.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Он сначала воевал у Колчака, потом воевал у Блюхера, а потом, в 1937-м, его привели в исполнение как бывшего белого офицера. И что?

    С.ДОРЕНКО: Трагическая история.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А меня взяли в КГБ через 50 лет.

    С.ДОРЕНКО: Вот так. Спасибо. Полковник рассказывает о судьбе… Полковник действительно знает точно, потому что у него так получилось, что он по церковным метрикам, по всем этим документам знает несколько веков своих предков, на несколько предков. У меня бы так не получилось.

    Э.ХАСАНШИНА: Молодец. Это достойно похвалы.

    С.ДОРЕНКО: Его как раз предка расстреляли в 1937-м, был он и колчаковцем, и чего хочешь. Вот как интересно. 73-73-948. А вы бы где оказались в 1917 году? Мне интересно, а вы бы в 17-м году где оказались? Давай представим три места. С Лениным, с Колчаком и с… забились бы в нору и прятались. А? Давай три варианта. Мы хотим проголосовать. Мы чувствуем, что мы хотим проголосовать, у меня такое есть чувство. Ну, там Троцкий вел к победе, причем Троцкий бил этих белых генералов просто легко и непринужденно, вы знаете об этом, чудеснейшим образом бил белых генералов, вместе с белыми офицерами, потому что Троцкий командовал белыми офицерами. 70 тысяч, напомню, 70 тысяч белых офицеров пошли за Лениным. 70 тысяч белых офицеров пошли за Лениным.

    Э.ХАСАНШИНА: Татьяна пишет: «Была бы с Кшесинской». А вот Элен пишет: «А я на пароходе в Париж».

    С.ДОРЕНКО: На пароходе в Париж. Давайте три варианта. Если бы вы жили в 1917 году, вы были бы с Лениным – 134-2135, с Колчаком, Деникиным, с белыми – 134-2136, на пароходе в Париж, то есть сразу слиняли бы – 134-2137. Интересно. Я вам снабжу музыкой. Мне кажется, что вы должны это делать под музыку, я имею в виду, делать решение.

     

    (Музыка)

     

    С.ДОРЕНКО: Красиво. И Пахмутова, безусловно, великая. И «Ленин всегда молодой» мы на этой неделе уже ставили. Мы на этой неделе «Ленин всегда молодой» уже ставили. Поэтому, пожалуйста, не заставляйте меня дважды на неделе ставить одну и ту же вещь. Смотрите, что у меня произошло с голосованием, которое я боюсь останавливать. Я боюсь его останавливать, потому что оно летит, летит, летит, как крылатые качели из того же хора, крылатовские крылатые качели. У меня сейчас 58 процентов были бы с Лениным, и я рядом бы с вами был, ребят. Вы бы меня послали с гранатой в зубах под белогвардейский танк какой-нибудь. Я бы с гранатой в зубах. Я был с Лениным. Я скажу некоторую парадоксальную вещь, я был бы с Лениным или с Махно. Это вас удивило?

    Э.ХАСАНШИНА: Да, до известной степени.

    С.ДОРЕНКО: Почему? А что удивило? Я бы был с Лениным или с Махно, я говорю сейчас абсолютно серьезно.

    Э.ХАСАНШИНА: Почему?

    С.ДОРЕНКО: Правда. Я был бы, может быть… Мне пишут: «Не ври, ты был бы в Париже». Ха-ха-ха!

    Э.ХАСАНШИНА: Вот эти комментарии про дам на пароходе взбаламутили наших слушателей, они теперь все на пароход пошли.

    С.ДОРЕНКО: Да, да, да. «Москва, Воронеж, не догонишь». «Кинулась тачанка полем на Воронеж…» Не помнишь? «Кинулась тачанка полем на Воронеж, впереди у нее то, а сзади у нее пулеметы и фиг догонишь». У меня 58/21/21. Все подробно расскажу после новостей.

     

    Новости

     

    С.ДОРЕНКО: Извините, я тут музыку пробую и так далее. Я пытаюсь найти стихотворение Нестора Махно, вы знаете, это выдающийся человек, который, на мой взгляд, один из выдающихся людей этой революции, Великой Русской революции. Стихотворение. Его пели на разные мотивы, в том числе «Любо, братцы, любо» и по-разному.

    Кинулась тачанка полем на Воронеж.

    Падали под пулями, как спелая рожь!

    Сзади у тачанки надпись «хрен догонишь»,

    Спереди тачанки надпись «живым не уйдешь».

    Вот это «хрен догонишь», там по-другому есть, вместо «хрен» используются другие эвфемизмы, но смысл в этом – не догонишь. «Сзади у тачанки надпись «не догонишь», спереди тачанки надпись «живым не уйдешь». Он писали стихотворения, Нестор Махно, он был анархистом. Почему я говорю, что я, может быть, с ним бы был? Может быть с Лениным, а может быть все-таки с ним.

    Э.ХАСАНШИНА: Это что, поэтическая душа бы повела?

    С.ДОРЕНКО: Он очень такой был. «Кони версты рвут наметом. Нам свобода дорога. Через прорезь пулемета я ищу в пыли врага. Застрочу огнем кинжальным, как поближе подпущу. Ничего в бою не жаль мне. Ни о чем я не грущу. Только радуюсь убойной силе моего дружка. Видеть я могу спокойно только мертвого врага. У меня одна забота, нет важней ее забот - кони версты рвут наметок, косит белых пулемет!» Это стихотворение.

    Э.ХАСАНШИНА: Романтика.

    С.ДОРЕНКО: Да. «Косит белых пулемет». Я пробовал музыку здесь и влез в эфир с гармошкой. Спасибо большое. Ну, за анархизм… «Махно как раз помер в Париже». Но перед этим Махно порвал маленько. «Кони версты рвут наметом. Косит белых пулемет!» До этого он проявил душу свою, душу свою проявил каким-то образом. Ну, все. Вы хотите обсуждать все время революцию? Я не понимаю, почему вас так клинит на революции. Я понимаю, почему вас клинит. Очень просто. Причина простая. Сказать, почему? Ничего более великого ваши предки, наши предки, мои предки ничего не сделали. Ничего не сделали. «Бей слева белого, справа красного». Есть про красных тоже стихотворение у него, конечно. «Ответ большевику Дыбенко» есть у Махно, стихотворение Нестора Махно, стихотворный ответ. «Большевику не верю, кричали все в одно. Не ври, как сивый мерин, мы все идем к Махно». Понимаете? Да, есть такая история. Есть: «Проклинайте меня, проклинайте, если я хоть слово солгал. Вспоминайте меня, вспоминайте, я за правду, за вас воевал. За тебя, угнетенное братство, за обманутый властью народ. Ненавидел я чванство и братство, был со мной заодно пулемет. И тачанка, летящая пулей, сабли блеск ошалелый под высь. Почему ж от меня отвернулись, вы, кому я отдал свою жизнь? В моей песни ни слова упрека, я не смею народ упрекать. Отчего же мне так одиноко? Не могу рассказать и понять. Вы простите меня, кто в атаку шел со мной и пулей сражен. Мне б о вас полагалось заплакать, но я вижу глаза ваших жен. Вот они вас отвоют, отплачат и лампады не станут гасить. Ну, а батька не может иначе, он умеет не плакать, а мстить. Вспоминайте меня, вспоминайте. Я за правду, за вас воевал». Это я читаю из Махно. Это Великая революция, ребят, там очень много всего было, правда. «Нас клинит на революцию после доклада Медведева», - говорит 35-й. А почему? Доклад был как раз хороший. Хороший. Кстати, Махно взял первым Перекоп при штурме Крыма. Да, махновцы шли на Крым, насколько я понимаю, вместе с красными. Разве нет?

    Э.ХАСАНШИНА: Да. Я просто хотела немножко влезть со срочняком. Еще одна пострадавшая при взрыве в метро Петербурга скончалась в больнице.

    С.ДОРЕНКО: Еще одна пострадавшая при взрыве в Петербурге в метро скончалась в больнице. Таким образом, счет жертв увеличивается.

    Давайте… Перекоп. Он же шли на Крым. Перекоп. Махновцы участвовали во взятии Крыма, конечно. Они, кстати говоря, так же, как и красные, свидетельствовали о чудовищных зверствах белых. Белые зверствовали страшно, вы знаете. Страшно зверствовали. В смысле, искали сочувствующих и так далее. Зверства белых люди помнят, конечно, очень живо.

    Интересные новости из мира науки. Мы всегда обращаем на них внимание, я всегда обращаю на них внимание. Знаешь, почему?

    Э.ХАСАНШИНА: Почему?

    С.ДОРЕНКО: Вот мы думаем, годовщина революции, для нас значимые вещи, годовщина революции для нас, «Исламское государство», террористическая организация, запрещенная на территории России, важная некая сущность, с которой надо бороться все время, проклинать и все. И вот это все существует в мире, который мыслится нами законченным, завершенным. А представляешь себе, инопланетяне приходят?

    Э.ХАСАНШИНА: Кстати.

    С.ДОРЕНКО: То есть возможна история, при которой это все зачеркивается. Представьте себе, что оставили детишек, например, 3-4 детей, в избе, в помещении, в квартире, не знаю, а взрослые ушли. Они говорят, «придем через час», а на самом деле час прошел, их нет. А дети играют, вот они играют, у одних «Исламское государство» (террористическая организация, запрещенная на территории Российской Федерации), у других большевики, у других мракобесные активисты, мракобесные архаики – разные группы у детей развились. Они играют, у них интересно все. Кто-то укладывает куклу спать. И вот наконец приходят взрослые. Наконец приходит взрослые: так, музыку выключи, зачем вы разобрали диван, игрушки убери, сейчас обед. Тоже самое с нами произойдет, полная отмена повестки, полная отмена повестки всей Земли, если прилетят инопланетяне.

    Астрономы сообщили об открытии самой подходящей для жизни экзопланеты LHS1140B. Я читаю в «Газете.ру». Например, они к нам прилетят. Планета вращается вокруг Красного карлика, LHS1140, находящегося примерно в 40 световых годах от Земли. Всего-навсего. Эта звезда намного меньше и тусклее Солнца, хотя планета LHS1140B находится в 10 раз ближе, чем Земля к Солнцу. У них Солнце маленькое, это очень хорошо, это удобно. Сейчас, когда по Новой Риге едешь с утра, солнце слепит в глаза, щуришься, как поддонок такой, щуришься. А на LHS1140 не надо.

    Э.ХАСАНШИНА: Я думаю, и они поближе.

    С.ДОРЕНКО: Конечно, они очень близко, в 10 раз ближе. Красный карлик светило у них. И год у них длится, знаешь, сколько? Сколько ждать весны, вот подумай.

    Э.ХАСАНШИНА: Сколько?

    С.ДОРЕНКО: Я тебе отвечу. 25 дней.

    Э.ХАСАНШИНА: Ух ты.

    С.ДОРЕНКО: 25 дней, мамочка. Сегодня весна. Сегодня какое число? 21-е. А 15 мая снова весна.

    Э.ХАСАНШИНА: Представляете, как они быстро стареют, у них год, год, год.

    С.ДОРЕНКО: Они, может, живут 600, 700, 800 тысяч лет. Откуда мы знаем? Они живут по-другому. Весна 21 апреля, 15 мая опять весна.

    Э.ХАСАНШИНА: Я – за.

    С.ДОРЕНКО: Вот и все. А, соответственно, 3 мая зима, новый год. Очень быстро. Я считаю, это выгодное место, правильное место, все время на мотоцикле. На прошлой неделе катались, осень была, через неделю опять весна, потом опять осень.

    Э.ХАСАНШИНА: Столько праздников.

    С.ДОРЕНКО: 25 дней. Было бы выгодно 28, чтобы по неделе была: неделя весна, неделя лето. Мы берем отпуск на неделю, например, на лето, на летнюю неделю берем отпуск.

    Э.ХАСАНШИНА: Можем говорить, все лето я провел на пляже.

    С.ДОРЕНКО: Абсолютно верно. Через неделю снова лето, снова отпуск. Очень хорошо. Астрономы полагают, что LHS1140B состоит преимущественно из каменных пород и имеет плотное железное ядро. То есть полностью как мы. Находится в зоне обитаемости, где, вероятно, есть жидкая вода и густая атмосфера. Густая хорошая атмосфера. Там наверняка есть жизнь. Мы следим за тысячами красных карликов, говорят астрономы. За тысячами.

    Э.ХАСАНШИНА: Мы следим за ним.

    С.ДОРЕНКО: Как в «Твин Пикс», ваша жевательная резинка снова вошла в моду. Ты смотрела «Твин Пикс»?

    Э.ХАСАНШИНА: Нет.

    С.ДОРЕНКО: Там есть красный карлик. Он появляется, у Дэвида Линча появляется красный карлик, который в один момент говорит агенту ФБР: ваша жевательная резинка скоро снова войдет в моду. Ха-ха! И все. Там красный карлик. И они все за ним следят. И мы занимаемся, в сущности, ничем. Мы думаем, например, там ветераны афганские что-то, афганские ветераны сказали Путину, что Володин хочет, не хочет. Какое это отношение имеет к действительной повестке дня в момент появления инопланетян? Ответ: никакого. Никакого. Кто-нибудь вспомнит о Володине? Никто. Кто-нибудь вспомнит о будущих президентских выборах? Никто. Никто близко даже. Всех распустят, скажут, «все свободны, идите к чертовой матери». Ну, правда.

    Э.ХАСАНШИНА: Это вообще нормальная человеческая черта. Мы же все время делаем вид, что смерти нет. Мы же живем так, как будто следующий день наступит. Мы все время игнорируем обстоятельства, весомые обстоятельства.

    С.ДОРЕНКО: Родители ушли на час, оставили детей, дети играют: в президентские выборы, в войну с «Исламским государством» (террористической организацией и так далее), дети играют в эти все игры. Потом приходят взрослые и говорят: слушайте, а, кстати говоря, почему на столе вы намусорили, что это, как это. И все. Агенту Куперу. Да, красный карлик сообщает агенту Куперу, что «ваша любимая жевательная резина скоро»… А зачем резину менять? Он говорит: резину менять замучаешься. А вы как на Формуле-1, меняйте резину за 30 секунд. Прямо с колесами, тынь-тынь, готово, полетел дальше. Пенсионеры скажут нам, что геокосмическая политика, давайте пенсию повышать. «Скорей бы они прилетели», - мечтает Алекс. «Кто трогал папины пирамиды, скажет нам прилетевший папа», - пишет Игорь. Ну, конечно. «Россия страна, где смешно только «Тополям» и «Искандерам», больше никому». Давайте двигать дальше.

    Мне не дают покоя девочки в Финляндии. Надо позвонить Кате Винокуровой. Я начал с этого программу. Девочки в Финляндии, 10 тысяч уже, 10 тысяч заняты этим хобби. Они устраивают выездку, скача с палочкой между ног, выездку. То есть они показывают себя в лосинах. Они считают, что лошадь уже не нужна, а на самом деле лошадь только мешает, правда же.

    Э.ХАСАНШИНА: Конечно. На ней же учиться ездить надо.

    С.ДОРЕНКО: Давай Винокуровой расскажем об этом. Она спит, конечно. Она спит, я думаю. Винокурова спит, и мы никому не расскажем. Зато Винокурова очень много пишет в Facebook про: оформляйте землю в собственность. Она борется с реформой Собянина таким образом, что она говорит, что все клево у нее лично, ее личная судьба, оформлено все очень правильно у нее, хорошо. Потому что они когда-то давно оформили землю в собственность. Теперь они не только не станут подвергаться реновации, но они не отдадут никому землю. Катя Винокурова и иже с ней хитрые измайловцы. Хитрые, изощренные абсолютно. Простодушный Сергей Семенович не может бороться с изощренными, коварными, носящими кинжал за пазухой измайловцами.

    Э.ХАСАНШИНА: Да просто эти люди не хотят перемен. Вы сами говорили про традиционализм на дорогах.

    С.ДОРЕНКО: Мы бы с Махно, например, если бы я и Махно бы, мы бы очень поддержали Сергея Семеновича с реновацией. Мы и поддерживаем. Мы с Махно очень поддерживаем реновацию. Я на самом деле дозвониться не могу, потому что она спит. Потому что она до 4 утра строчит в Facebook постоянно.

    Э.ХАСАНШИНА: Смотрите, надежда на капитальный ремонт не такая уж и высокая, через 30 лет, пока в твой дом придут. А тут тебе раз и говорят, давайте новый.

    С.ДОРЕНКО: Давайте голосовалочку. Вас затрагивает реновация, этот глобальный снос домов, вас затрагивает в Москве? Вы понимаете, что вас затронет. Да – 134-2135, нет – 134-2136. Вас лично, вашу судьбу, вашу собственность затрагивает реновация. 134-2135 – да, 134-2136 – нет. Я думаю, что она вас затрагивает, например, если маму переселяют тоже, если родственников. Одним словом, вас и ваших ближайших родственников, затрагивает программа реновации. Затрагивает, волнует, интересует, это касается вашего лично кошелька, жилья. Это очень важно. Да – 134-2135, нет – 134-2136. Посмотрим количество. 57 на 43, 58 на 42, 60 на 40, 61 процент, 63… Растет, несмотря на то, что у меня уже две сотни проголосовавших. 62. Кажется, стабилизируется цифра. 63, 62… Я принимаю звонки тех, кого затрагивает реновация. Пожалуйста, позвоните нам, скажите, как вы выкрутились, как вы устроились, как вы поднялись в этой жизни. Вам дадут кухню 10 метров? Что вам дадут? Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, Москва. Здравствуйте. Меня волнует один вопрос, кто пролоббировал вообще такой лакомый пирожок… миллиардов.

    С.ДОРЕНКО: Бюджет Москвы 1,6 триллиона рублей.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, 2 триллиона.

    С.ДОРЕНКО: 1,6. А будет 2.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, я уже слышал вчера.

    С.ДОРЕНКО: Вы можете себе представить, сколько людей сделается фундаментально богатыми.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Меня только этот вопрос волнует.

    С.ДОРЕНКО: Ха-ха! Вот вам и ответ.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А это будет, Сергей.

    С.ДОРЕНКО: Вот вам ответ. Вы же ответ поняли уже.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я понял, конечно.

    С.ДОРЕНКО: Бюджет Москвы – это лакомый кусочек, 1,6 триллиона рублей. Поняли что-нибудь? Нет. Еще не поняли. А теперь с реновацией он будет 2, только в этом году, насколько я понимаю. Только в этом году будет 2 триллиона. 2 триллиона, ребят. Вы чего? Это хороший баблос. 2 триллиона. Попробуйте разделить 56,26, как сегодня был доллар. Как вы думаете, это нормальные деньги? Я думаю, очень нормальные.

    Э.ХАСАНШИНА: Анна пишет: «У родителей кирпичный 5-этажный дом, ничего общего с хрущевками. Уже проводили опрос, не хотят ли жильцы, чтобы их снесли. Так что большая вероятность, что не будут сносить».

    С.ДОРЕНКО: Здравствуйте. Вас затрагивает реновация.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, Сергей, здравствуйте. Затрагивает. Живу в Краснопресненском районе. У меня две пятиэтажки, и обе могут вполне попасть под программу реновации. Программа реновации совершенно антиконституционный закон, противоречит нормам Жилищного кодекса. Выселение предполагается после решения об изъятии собственности в порядке 60 дней. Обжаловать в суде можно только равнозначность. Это новое понятие, которое вводит этот закон. Не равноценность, а равнозначность. Никто не гарантирует нам переселение в нашем районе, в Пресненском.

    С.ДОРЕНКО: А Пресня относится к ЦАО или нет?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Пресня относится к ЦАО, но ЦАО разный, Пресня или, например, Электрозаводская.

    С.ДОРЕНКО: Да ладно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Две разные вещи.

    С.ДОРЕНКО: Я чокнусь сейчас. Это тоже ЦАО? А вы требуйте, у Никитских ворот чтобы вам дали.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, пускай нам дадут там же, где мы живем. Вот как Путин разговаривал с Сергеем Семеновичем, буквально на соседней улице, как и обещали.

    С.ДОРЕНКО: Представляете, сейчас какой простор для волюнтаризма и улучшения, на самом деле улучшения. То есть с Электрозаводской люди поедут, например, к Никитским воротам, на Герцена и так далее.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы же, Сергей, понимаете, что это как бы абсолютная глупость, такого не будет.

    С.ДОРЕНКО: Почему? Один на 10 тысяч, так и сделает.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Один на 10 тысяч, может быть, а 10 тысяч отправятся куда-нибудь на Электрозаводскую скорее всего.

    С.ДОРЕНКО: Нет, Электрозаводская, говорят, это ВАО. Дэн пишет: «Электрозаводская – это ВАО».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну, хорошо, Площадь Ильича.

    С.ДОРЕНКО: Площадь Ильича, верно. Это отвратительно. Для человека, живущего на западе Москвы, переезд на юго-запад омерзителен по существу. Там Рабочая улица. Представляете, вы на Рабочую улицу заезжаете. Ни хрена себе. Ваши предки для чего работали все это время, были почтенными гражданами? Для чего? Чтобы вы переехали на Рабочую улицу. Тьфу, господи. Это вообще шоссе Энтузиастов. Это какой-то ад. Я понимаю, насколько удручающее положение людей. Тем более, что Москва, она ультра… все значит. Все значит в Москве.

    Э.ХАСАНШИНА: А как же обновление? Неужели не хочется? Старый же дом, ну, старый, некрасивый.

    С.ДОРЕНКО: Что значит, старый? Старый, теплый. Я тебе скажу.

    Э.ХАСАНШИНА: Трубы. Я имею всякие трубы и так далее, оно же самое первое изнашивается.

    С.ДОРЕНКО: Потом поменяли эти трубы 10 раз, не волнуйся. Я жил в хрущевке с 1964 года в кирпичной на Молодежке, рядом с Кремлевкой. Тогда еще не было денег, чтобы батареи с регулировкой делать и так далее. Невозможно было жить от жары, форточки всю зиму были открыты. Всю зиму. Теплый, хороший, уютный, большие деревья, детей выпускали просто так гулять, в смысле, никто не ходил за ними следить и прочее. Все дворы друг друга знают. Ну, что это? Взять, снести все к чертовой матери. И что? И куда? Ну, куда?

    Э.ХАСАНШИНА: В новое. Обещают в тех же районах.

    С.ДОРЕНКО: Хорошо в кирпичном доме. В кирпичном доме хорошо, неплохо там. Зачем ломать-то?

    Э.ХАСАНШИНА: И места там на 20 процентов больше будет.

    С.ДОРЕНКО: Может быть на 20 процентов больше. Если бы я бы выцыганил, внимание, что мне дайте, заберите мою на Молодежной, а мне дайте на Киевском вокзале, на Дорогомиловке, на набережной Шевченко, тогда бы я ходил весь, говорил, да, да, реновация, елки-палки. Но если нет, то зачем это? На хрена мне надо? Мне и так хорошо. В движении. Про реновацию и вообще про все это движение с квартирами мы будем говорить еще на следующей неделе и не раз. А сейчас мы пойдем и проживем ее, эту пятницу, 21 апреля.

    21.04.2017. «Подъем»

    Ведущие Сергей Доренко, Эльвира Хасаншина

     

    С.ДОРЕНКО: 8 часов 42 минуты. Пятница. 21 апреля. Здравствуй, великий город! Здравствуйте, все. Это радио «Говорит Москва»! Говорит Москва! Эльвира Хасаншина, ведущая этой программы. Здравствуйте, Эльвира.

    Э.ХАСАНШИНА: И Сергей Доренко. Доброе утро.

    С.ДОРЕНКО: Извините, пожалуйста, я коснусь темы предыдущей передачи. Есть непонимание у людей, что мотоцикл должен обязательно быть в том же самом ряду, в твоем или ехать позади тебя, или впереди тебя, как автомобиль. Действительно я такое наблюдал в Америке, например, они очень гордо идут гуськом, занимая в своем ряду центральное положение и так далее. В России другие правила. Поверьте мне, правила другие. Я сдавал на правила дополнительно, на категорию год назад, в мае. Там есть вопрос. Если вы посмотрите билеты, вы будете страшно удивлены. Есть такой вопрос: тянется пологий поворот вправо, на билете нарисовано, пологий поворот вправо, и в этом пологом повороте мотоциклист и знак «обгон запрещен». И вопрос на экзамене: можно его обгонять или нет. И правильный ответ: да, можно, если вы помещаетесь с ним в один ряд. Внимание, если вы помещаетесь с мотоциклистом в один ряд, вы можете его обгонять. Вы не обязаны ждать знак или что-то такое, нет, не обязаны. Вы можете обгонять. И точно так же он может вас обгонять, мотоциклист, если вы помещаетесь в один ряд. В этом русские правила. Они таковы. Не надо с этим спорить, пожалуйста. Другой вопрос, что мотоциклист часто с трудом помещается с вами в один ряд и вынужден ехать в междурядье. Но поймите также и другую вещь, ведь мотоциклист не может ехать в междурядье прямо по полосе, по нарисованной полосе, в особенности здесь, в Москве. Потому что она такая пластиково-резиновая, как бы пластмассовая, скользючая ужасно. Не дай бой дождь, роса или что-то, и ты на ней газанешь, тебя начинает таскать. Тебя реально таскает. Поэтому ты стараешься все-таки быть в ряду, хоть в трех сантиметрах от полосы, но в каком-то ряду. И вот это правилами разрешено. Я акцентирую ваше внимание. Поэтому мотоциклисты, которые хотя бы в трех сантиметрах от полосы… По самой полосе ехать нельзя по русским правилам. Но если они хотя бы в одном сантиметре от полосы в каком-то ряду, том или ином ряду, то они действительно выполняют все исчерпывающим образом все правила дорожного движения. Это правильно. Я сам был удивлен, но это так. Это билет на экзаменах. Вы должны это понимать. Нет такого понятия, как междурядье. Безусловно, нет. Но если в одном сантиметре от полосы вы едете, вы можете быть… «Не вводите в заблуждение», - говорит Виктор. Вы можете находиться, опережать можно, меня поправляет Сергей из Надыма, вы можете опережать человека, если вы помещаетесь в один ряд. «Прекратите. Вы абсолютно неправы», - говорит Рома. Еще раз, Рома, я сдавал правила. В правилах есть, слушайте, никогда мотоциклист не должен ехать строго по центру. Неправда. Есть еще билеты, где едет один мотоциклист правее, а другой левее. Вы просто давно не сдавали правила. Пожалуйста, попробуйте. Один мотоциклист идет правее, а другой левее, и задается билет в ПДД, какой из них занял правильное положение. И ответ правильный: оба. Оба. Один идет по правой как бы стороне, другой по левой. Это нормально по правилам. Прочитайте, пожалуйста. Я не даю вам ссылку на ПДД, я не читал ПДД. Я прошел 80 тысяч раз билеты. Я настолько хорошо выучил билеты, что когда я пришел в ГАИ сдавать, я сдал… ну, не первым, мы одновременно с одним парнем сдали. Нам давалось на ответ на билеты 20 минут. По-моему, у меня был билет 17. Я сдал менее чем за три минуты, по-моему, две с половиной минуты или что-то такое.

    Э.ХАСАНШИНА: Мощно.

    С.ДОРЕНКО: Я отщелкал эти билеты, как орешки. Почему я так сделал? Потому что перед этим я 80 тысяч раз прошел все чертовы билеты до тех пор, пока я почти с закрытыми глазами не отвечал всегда на отлично. Когда я добился этого положения, я пошел сдавал. Мото без коляски могут вмещаться на одной полосе и не только два мото, а также мотоцикл может вмещаться и мотоцикл с машиной, если они помещаются в одной полосе. Таковы правила. Пожалуйста, не спорьте. «Доренко абсолютно прав». Вот первый, наконец. «И по правилам, и по понятиям», - говорит СССР. Я чертовы правила сдал, со мной не спорьте. Все пишут мне «нет», у меня уже «нет» здесь написали 100 человек. Пожалуйста, не будьте упрямыми ослами. Просто спокойно сейчас пройдите чертовы билеты и найдите те билеты, где два мотоциклиста идут в одном ряду, один правее, другой левее. И найдите те билеты, где можно под знаком «обгон запрещен» опережать мотоциклиста. Идет мотоциклист в пологом правом повороте и вопрос: можно его обгонять под знаком «обгон запрещен». И ответ: да, можно, обгонять. Только попробуйте его обогнать. Он-то идет быстрее вас, ленивых псов, он же мотоциклист. Вы забыли, кто это? Это мотоциклист. Попробуйте его обогнать. Но можно. Можно пытаться. Посмотрим, сколько вы попытаетесь. Опережать можно, ездить нельзя. Вот человек и опережает вас в едином ряду. «Там мотоциклист и мопедист. Смотреть надо внимательнее», - Илья. Нет, я помню билет с мотоциклистом. «При знаке «обгон запрещен» запрещается обгонять мотоциклиста. С дочкой проходил эти же билеты». При знаке «обгон запрещен» разрешается обгонять мотоциклиста в случае, если вы помещаетесь в одном ряду, опережать. Опережать. Вы имеете право его опережать, если вы помещаетесь в одном ряду. Пройдите снова эти билеты.

    Дорогие мои, вы делаете вид, что… Вы что сейчас трактуете? Вы трактуете понятия? Я частенько разворачиваюсь у трех вокзалов, когда я езжу в Останкино (сегодня, кстати, опять поеду), я частенько еду по Сахарова и потом разворачиваюсь здесь и иду у трех вокзалов, а там трамвайное депо. И все до единого автомобилиста останавливаются, чтобы пропустить трамвай. А этого не надо делать.

    Э.ХАСАНШИНА: Почему?

    С.ДОРЕНКО: Потому что у трамвая знак, что он со второстепенной выезжает, а у нас знак, что мы идем по главной. Все до единого. Я сейчас не выгораживаю своих. Я отвечаю, что все до единого автомобилиста останавливаются там и пропускают чертов трамвай. Всегда. Я езжу там два раза в неделю и всегда вижу, как весь ряд останавливается и пропускает трамвай. Это ошибка. Не нужно останавливаться и пропускать трамвай. Нет. Потому что у трамвая знак «остановись, пропусти, выезд со второстепенной дороги», а у нас главная дорога, и трамвай должен стоять и скулить там, и хоть они три часа там пусть стоит, зараза, никого не парит. Но вы его пропускаете. Знаешь, почему? Потому что люди следуют древним правилам. В старых правилах трамвай надо было пропускать всегда. А сейчас этого нет. Но люди правила не читают, они живут древними правилами, старыми.

    Э.ХАСАНШИНА: Это так интересно. Каждый раз, когда вы затрагиваете такую тему, казалось бы, строго определенные вещи, практически все детали прописаны в этих правилах, но всегда возникает спор.

    С.ДОРЕНКО: Но никто ими не интересуется. Мне вчера в бочину чуть не въехал дядя на старой БМВ, переходная БМВ, 86-го года выпуска. Он остановился. Я ему показываю на глаза, а потом на знак. У него повесили знак «уступи дорогу». Но он, местный пропердыкин, дед пропердыкин из деревни имени 22-го партсъезда, из колхоза, он всю свою жизнь пропердыкинскую ездил там по главной, и он не хочет пропускать. И само то обстоятельство, что с сентября висит знак, что он должен уступить дорогу, с сентября, он ни разу никому не уступил. С сентября прошлого года. Почему? Потому что он привык по-пропердыкински думать, что мир устроен так раз и навсегда, что мир не меняется. Пропердыкины так живут, понимаешь. Русские люди при езде по прямой не пропускают справа. Знаешь, почему?

    Э.ХАСАНШИНА: Почему?

    С.ДОРЕНКО: Я тебе объясню. Потому что так было до 1969 года или 1966. До какого 60 года, мне отец рассказывал, по прямой имели преимущество, но не было этого правила, что справа пропусти. По прямой имели преимущество, в 60 каком-то это устранили. Русские люди сейчас, в 2017, считают, что по прямой имеют преимущество. Спрашиваешь их: товарищи дорогие, давайте посчитаем, если в 67-м, я не знаю, в каком 60, в 70, 80, 90, в нулевые и сейчас, наконец, 17-й, прошло 50 лет со дня отмены этого правила. 50 лет. Идиоты ездят по правилам 50-летенй давности. 50 лет кретины соблюдают правила 50-летней давности, что идущий по прямой имеет преимущество. 50 лет назад отменили это. 50. Кол на голове теши, стреляй в ухо, стреляй в висок, стреляй в глаз – им все равно. Эти люди не способны к обучению. Эти люди не способны меняться. Они никогда – никогда – не перестанет ездить по прямой с преимуществом. Никогда. Почему? Потому что в 60-х годах так было разрешено и в 50-х. Следовательно, новые-новые поколения народятся, новые-новые поколения биоматериала этого придут в вождение, но ничего не изменится никогда. Экклезиаст вам сказал, что вы никогда не изменитесь, так и будет.

    Э.ХАСАНШИНА: Мне кажется, это во многом психологическая проблема, вот эта лень, нежелание меняться. Это как ген, который есть у определенного количества людей, а другого нет.

    С.ДОРЕНКО: Тупость. Тупость. Тупость. И жизнь лекалами, даже не своими. Это лекала, идущие из поколений. Вот эта потребность жить предрассудками дедов даже. То есть еще у деда был этот предрассудок. Я разговаривал с одним человеком из Средней Азии. Я не буду называть его. Он меня знает. У нас в поселке работает. Я подошел. Я говорю: ну, как дела, то-се. Он мне говорит: ну, что, будет война с Вьетнамом. Война с Вьетнамом. Я не оговорился сейчас. Я ему говорю: что вы имеете в виду? Он говорит: Америка же гонит эти самые флота, будет война с Вьетнамом. Я говорю: секундочку, у нас там Данилевич, у нас Данилевич во Вьетнаме.

    Э.ХАСАНШИНА: Нам нельзя.

    С.ДОРЕНКО: Нам нельзя. Я говорю: может, вы имеете в виду Северную Корею. Он говорит: да, Южную. Внимание. Я ему говорю: вы, наверное, имеете в виду Северную Корею. Он говорит: да, Южную. Дальше он мне рассказывает: но когда они захватят Южную Корею, начнется война с Вьетнамом. Я говорю: почему? Он говорит: я слышал по телевизору. Понятно? Его дед… Он молодой парень. Его дед когда-то слышал про американскую войну с Вьетнамом и следующие 20 поколений идиотов, в хорошем смысле, я же никого не хочу обидеть, 20 поколений идиотов будут повторять, что у Америки назревает война с Вьетнамом. Почему? Потому что дед так слышал, и это покатится, покатится, покатится. К 24 веку, будет 2350 год, они переучатся и будут считать, что назревает война с Россией. Почему? Потому что прадед слышал и так далее. Тоже самое с правилами дорожного движения. Тоже самое со всем. Абсолютно со всем. Из них ничего каленым железом не выбьешь.

    Э.ХАСАНШИНА: Как тот партизан, который 30 лет еще воевал в джунглях, хотя война закончилась.

    С.ДОРЕНКО: Я думаю, что вам надо всем пройти чертовы билеты по правилам. Во-первых, это разовьет мозг. Я серьезно говорю. Вам всем нужно сделать что-то полезное для мозга. Я думаю, или выучить иностранный язык какой-то еще, у вас какой-то еще, еще один выучите, или поднять подзабытый матанализ. Вы же матанализ подзабыли. Вот я подзабыл. Поднять подзабытый матанализ, то, что вы забыли по матанализу, взять Виленкина и пройти по Виленкину. У Виленкина же есть алгебра прекрасная, матанализ. И подучить и сдать для себя чертовы правила. Что-то из трех сделайте, сильно разовьет мозг. Серьезно. Попробуйте.

     

    В движении

    Новости

     

    С.ДОРЕНКО: 9 часов 6 минут. Я хотел ознакомить вас всех с обстоятельством. У нас телефонов нет. Вы не можете нам позвонить, мы не можем обсуждать. Таким образом, передача, в сущности, не может идти. Она не может идти, потому что у нас передача состоит главным образом из телефонных звонков. Нашей передачи, таким образом, нет. Юрий говорит: «Ну и хорошо». Ха-ха-ха!

    Э.ХАСАНШИНА: Мы можем зато читать сообщения.

    С.ДОРЕНКО: Вы можете нам писать в Telegram. Позвонить в Telegram, у нас нет такого, чтобы перепускало в эфир. К сожалению, пока нет. У нас нет телефонов, короче, сломалась эта фигня. Бедный Гурген. Давайте звонить на телефон. «Давайте на личный телефон будем звонить». «WhatsApp поставьте», - говорит Александр Фельдман. Ну, может быть.

    Э.ХАСАНШИНА: Так и через Telegram можно, просто нет программы, которая бы выводила это все.

    С.ДОРЕНКО: Да. Мы должны, конечно, озаботиться. У нас нет телефона. Смс тоже можно, безусловно. Смс, Telegram – все это работает.

    Э.ХАСАНШИНА: Twitter.

    С.ДОРЕНКО: Twitter работает. Например, Русский дятел пишет в Twitter. Стоп! Стоять! Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Вы сказали, у вас телефон не работает. Работает.

    С.ДОРЕНКО: Я вас люблю. Можно обгрызть ногти у вас на ногах?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да нет, я просто проверил.

    С.ДОРЕНКО: Он взорвал вселенную. Боже, это лучший человек на свете. Как же вы закажите пиццу. Диктуйте личный телефон. Пошло, пошло. Первым трем обгрызаем ногти на ногах. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, доброе утро.

    С.ДОРЕНКО: Вам тоже обгрызаем ногти на ногах. Вы молодец. Вы пробились. Починился чертов телефон. Ура, ребята. Мы работаем, ура. Я делаю заставку, она праздничная, с торжеством. Я бегаю с бубном вокруг студии. Потому что первые полчаса я вынужден был трепаться про чертовых мотоциклистов ровно потому, что у меня чертов телефон не работал. Я вам пудрил мозги. А сейчас телефон заработал! Ура, товарищи!

    Я вам два слова скажу про девочек в Финляндии. Вас интересуют девочки? Всех интересуют девочки. Девочки в Финляндии. Ты помнишь каких-нибудь финок? Они такие, кобылки. Женщин мы делим на какие разряды?

    Э.ХАСАНШИНА: Интересно.

    С.ДОРЕНКО: Нам, мужчинам, кажется, что женщины кошечки, их много, такие китикэт, женщины есть собаки и, кстати говоря, неплохие, хорошие товарищи и все. Есть женщины-птички, они так быстро головой так-так-так-так… птички такие, голова у них дискретными движениями на шее, курочки такие. Есть женщины вороны, насупленные носы такие, что-что-что, че надо, чего докопался. Есть трясогузки, такие чок-чок-чок. Есть женщины телочки. Это самая опасная порода. Они в тебя влюбляются однажды, телочки любят влюбляться, и они ходят, упрямо глядя на тебя влюбленными глазами, глаза влюбленной коровы. Это самые влюбленные глаза на свете – глаза влюбленной коровы. Есть женщины кобылки. Они стоят… Ты, например, стоишь, чего-то ждешь, они так тень-тень-тень, трень-тень-тень, переступают, прядут ногами.

    Э.ХАСАНШИНА: Это что-то в стиле ирландского степа.

    С.ДОРЕНКО: Типа, да. Они такие все, ах, что-то такое…

    Э.ХАСАНШИНА: Моя бабушка обычно говорит, что этот человек хочет в туалет, который так переступает.

    С.ДОРЕНКО: Может быть, хочет в туалет либо нижнее белье жмет. И они еще делают так, раз, с левой на правую, потом с правой на левую, потом на правую. Это кобылки. Есть овцы. Овцы – это более слабая разновидность телок, мне кажется.

    Э.ХАСАНШИНА: Еще змеюки есть.

    С.ДОРЕНКО: Женщины рептилии, абсолютно верно. А все мужики – козлы. Это правда. Все мужики представляются козлами, больше никем. А женщины все разные.

    Э.ХАСАНШИНА: Вы такие однообразные.

    С.ДОРЕНКО: Мы однообразные. Мы предсказуемые, и в этом наша прелесть. Мужчина надежный. Надежный. Почему? Он предсказуемый. Мы точно понимаем. Ты берешь в руку ручку и ты предсказуемо понимаешь, что ей можно сделать. Ты берешь чашку, она предсказуема. Вот в этом прелесть мужчины – он предсказуем.

    Э.ХАСАНШИНА: И в этом его минус.

    С.ДОРЕНКО: Минус… Хорошо. А если тебе нравятся мужчины мало предсказуемые, познакомься и подружись с педиком. Есть женщины, которые дружат с педерастами. Я серьезно говорю. И с гомосексуалистами.

    Э.ХАСАНШИНА: Что в этом плохого?

    С.ДОРЕНКО: Я не говорю, что это плохо. Я говорю, что если ты хочешь существо, менее предсказуемое, подружись с гомосексуалистом.

    Э.ХАСАНШИНА: Предсказуемый муж – это хорошо. Чтобы все было понятно в семейной жизни.

    С.ДОРЕНКО: Самый предсказуемый муж – это очкастый еврейчик-скрипач. Работает аптекарем и вечерами играет на скрипочке. Вот это самое лучшее, что можно придумать. Но не забывай о его темпераменте. Рано или поздно он скажет тебе, что у него детки на стороне.

    В Финляндии появился новый тренд – верховая езда на игрушечных лошадках. Девушки, которые занимаются этим новым видом спорта, внимание, даже производят настоящие соревнования, а именно - они прыгают через препятствия, у них есть конкур и выездка. Как они производят? Я посмотрел видео. Они зажимают палочку между ног и на ней скачут, с головкой лошадки. Взята палочка между ног, и вот они делают выездку, как всадницы, только лошадка она сама и палочка между ног. И она такая тынь-тынь-тынь выделает бедрами, тынь-тынь-тынь проходочка, потом раз-раз-раз. Знаешь, лошадь из одного угла в другой наискось идет. И она тынь-тынь-тынь-тынь, пошла наискось. То есть финские девочки играют, что они лошадки, зажав палочку между ног. И это действительно там большие соревнования и все на свете. Внимание. Уже 10 тысяч финских девочек играют в лошадок.

    Э.ХАСАНШИНА: Инфантилизм дошел до своего предела.

    С.ДОРЕНКО: Потом они прыгают через препятствия с палочкой между ног и так далее. Чего там не хватает, скажи. Жеребчиков. Потому что 10 тысяч одних девочек. Жеребчик какой должен выйти с пожарным шлангом и так далее. Поехали дальше.

    «Исламское государство» - террористическая организация, запрещенная на территории Российской Федерации. Я напомню вам свою идею, если они простоят там 20 лет, то будет такое сообщение в газетах и, может быть, в новостях: президент «Исламского государства», террористической организации, запрещенной на территории России, был принят в Георгиевском зале Кремля президентом Российской Федерации. Будет такая фраза, преамбула такая. Или: посол «Исламского государства», террористической организации, запрещенной на территории России, вручил верительные грамоты. И так далее. Будет очень смешно.

    Террористическая организация, запрещенная на территории Российской Федерации, «Исламское государство» взяла ответственность за предвыборный теракт в Париже и назвала имя террориста, который открыл стрельбу по полицейским и был убит ответным огнем. В пропагандистском журнале террористов стрелка называют Абу-Юсуф аль бельжики, то есть он бельгиец. Он бельгиец, из чего следует, что он, вероятно, может быть, рожден в Бельгии.

    Э.ХАСАНШИНА: Говорили, что они из Бельгии на поезде приехали.

    С.ДОРЕНКО: Ты знаешь, одна из существенных задач, которые не дают покоя аналитикам секретных служб, это то, что дети, уже родившиеся в странах европейских (кстати, и в России дети, приехавшие детьми в Россию, последний взорвавшийся в Питере ребенком был привезен в Россию), идут на террористические акты. То есть они не ассимилировались, они не адаптировались, они хотят убивать, собственно говоря, своих сограждан. Они хотят убивать сограждан. Это интересное новое явление, которое требует осмысления. Насколько я понимаю, его пытаются осмыслить спецслужбы пока.

    Убито два полицейских. Один полицейский убит, двое получили ранения, но один сейчас скончался и, таким образом, жертвы две. Я хочу с вами поговорить об этих двух темах: почему стреляют родившиеся в Европе, почему стреляют детьми приехавшие сюда, воспитанные здесь детьми. Первая тема.

    Э.ХАСАНШИНА: Начинает возникать сомнения по поводу этой ассимиляции, про которую сейчас очень много говорят. Потому что последние, которых задержали, Акбар и Аброр, они же жили во Владимирской области, у них домик. По идее они были очень ассимилированы. Они помогали, вы сами рассказывали, своим соседям, покупали у них яйца, молочко.

    С.ДОРЕНКО: Не ассимилированы. В том-то и дело, что не ассимилированы.

    Э.ХАСАНШИНА: Получается, что внешне-то они были ассимилированы. Как же так?

    С.ДОРЕНКО: Внешне они были адаптированы. Давай все-таки не путать термины. Они внешне были адаптированы до известной степени, но… Не знаю. Пусть слушатели помогут.

    Э.ХАСАНШИНА: Что тогда подразумевает ассимиляция? Что это?

    С.ДОРЕНКО: Пусть слушатели помогут. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Сергей. Мне такая мысль пришла в голову. Вы во Франции много видели белых людей, которые убирают улицы?

    С.ДОРЕНКО: Ни одного не видел.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И я о том же. Я думаю, что эти люди идут на это от отчаяния и абсолютно от безнадеги, потому что им даже во Франции, где их очень много и к ним французы относятся более-менее толерантно, им там ничего не светит. А у нас они просто как экзотика.

    С.ДОРЕНКО: Не знаю. Я думал об этом тоже. Сейчас иммигрант, выходец из семьи иммигрантов – мэр Лондона. Так ведь. Может быть, я не совсем точен. Он точно мусульманин. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Александр, Москва. Ассимилировать, в старом смысле этого слова, мне кажется, невозможно. Сейчас я наблюдаю своих соседей, азербайджанцев, узбеков. Они, во-первых, смотрят телевизор по спутнику, исключительно турецкие, азербайджанские, узбекские. Они пользуются интернетом. То есть ассимиляция от безысходности старая, когда ты попадаешь во враждебную среду, ты к ней адаптируешься, под ее правила, она невозможна, потому что сейчас… Посмотрите в школах. Родился молодой человек, азербайджанец, он попал в школу. Он сразу попадает в среду, которая заставляет его формировать вокруг себя группировку по национальному признаку. Это бы в старое время просто кончилось дракой, в худшем случае поножовщиной. Но сейчас он в информационной среде интернета получает подпитку этой враждебности своей.

    С.ДОРЕНКО: Он как бы остается в своей среде, где бы он ни находился.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. И эта среда его толкает на усиление враждебности. Это, конечно, в маргинальных случаях дает, в том числе, и теракты. Но даже если один из 10 тысяч, - это уже огромный террористический фон.

    С.ДОРЕНКО: Нужно какое-то сознание, мы и они, вот кто мы, а кто они.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Так это и есть. Смотрите, в школе практически, я думаю, половина детей во враждебном состоянии. Я смотрю по своим детям, они однозначно настроены враждебно.

    С.ДОРЕНКО: А вот зеленоградец говорит, что это мы их такими делаем, потому что мы шепчем им вслед «чурка».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это что первое, курица или яйцо. А что шепчут они нам, мы же тоже догадываемся. Догадываемся, что они шепчут нам. Кто первый прошептал «чурка» или там…

    С.ДОРЕНКО: Я понимаю.

    Э.ХАСАНШИНА: Да, но родители, которые ребенку говорят, «ты с этим поменьше водись».

    С.ДОРЕНКО: Конечно. Страшно просто.

    Э.ХАСАНШИНА: Ребенок это впитывает.

    С.ДОРЕНКО: У тебя конкретно, Элеонора, есть сознание, мы и они. Мы – это кто? Мы – это работники радио.

    Э.ХАСАНШИНА: Например.

    С.ДОРЕНКО: Мы – это молодые женщины. Твое «мы - молодые женщины» отличается от «мы – пенсионерки», тоже женщины, но это как бы другое «мы». Мы – оренбуржцы до известной степени, несмотря на то, что ты уже давно здесь, ты все еще хранишь преданность какую-то Оренбуржью. И так далее. То есть у тебя есть целый ряд «мы». Мы вот такие, мы – филателисты, мы еще что-то. А они могут быть неконфликтны по отношению к нам.

    Э.ХАСАНШИНА: К моим сообществам.

    С.ДОРЕНКО: Абсолютно верно. То есть твое сообщество, ты говоришь: мы - молодые женщины – любим перекусить в японском ресторане. Ты говоришь: но, как правило, мы не видим там пенсионерок. Следовательно, дальше ты говоришь: они, пенсионерки, вероятно, не любят перекусывать в японских ресторанах. Но это не враждебное к тебе действие, и ты их за это не презираешь.

    Э.ХАСАНШИНА: Это правда.

    С.ДОРЕНКО: Они, наверное, готовят сами, не знаю, может быть, у них вкусные пончики.

    Э.ХАСАНШИНА: Или ходят в «Макдональдс».

    С.ДОРЕНКО: Или ходят в «Макдональдс», бог весть, что они делают, мы не знаем. Они как-то по-другому живут. Но они к вам не враждебны, ты не обязана их презирать за это или ненавидеть. Но есть группы «мы» и «они», которых ты обязана презирать и обязана ненавидеть, желать смерти и бояться. Ненавидеть, желать смерти, доминации захвата и бояться. Понятно, да?

    Э.ХАСАНШИНА: Да.

    С.ДОРЕНКО: Эти группы, если и когда они становятся национальными, если и когда корпоративность этих групп дополняется, пусть и камуфляжно, религиозностью или камуфляжно дополняется… Нет, это не камуфляжно. Если местностью происхождения, если это дополняется происхождением, то это становится почти непреодолимым препятствием, очень трудно преодолимым.

    Э.ХАСАНШИНА: Да, понимаю.

    С.ДОРЕНКО: Мы рассказывает один человек, не буду его называть. На рынке в Покровском, рассказывает он мне, был конфликт, киргизы конфликтовали с узбеками. Он мне сразу задает параметры, то есть некая группа, которая себя самоидентифицирует словом «киргизы», мы не знаем, кто эти киргизы, слово «киргизы», они себя так идентифицируют. Когда их спросишь, вы кто, они говорят: мы – киргизы. Вступила в конфликт интересов с группой, которая себя идентифицирует узбеки. На рынке. Я говорю: кто победил? Это очень интересно, потому что киргизов вообще как таковых в стране, в Киргизии, 6 миллионов, а узбеков в стране Узбекистан, например, если ассоциировать со странами, 32. 32 и 6. Понятно, что узбеков больше, в 5,33 раза больше, чем этих. О’кей. Он говорит: победили киргизы, но их теперь будут выдавливать с рынка. Я говорю: почему? Их не оставят на рынке. Почему? Потому что когда группа «киргизы» вступила в группу «узбеки», мы не говорим сейчас о национальностях, мы говорим о самоидентификации этих групп, группа «киргизы» вступила с группой «узбеки», группа «киргизы» позвала группу «чеченцы» для помощи и активного вооруженного участия. И группа «чеченцы» прибыла с оружием в защиту «киргизов». Поэтому теперь с ними никто не будет работать, там какая-то дальше идет история. Мне рассказывают историю. Я понимаю, что эти сообщества корпоративны и они защищают границы сообщества, и они, в том числе, готовы ссориться между собой. Не только с нами, обычными, атомизированными жителями, которые не представляют территориальных сообществ. Вы же, «оренбуржцы», не лютуете на рынках. «Оренбуржцы», лютующие на рынках. Есть такое явление? Нет. Можно услышать историю, что «оренбуржцы» на каком-то рынке вступили в конфликт с группой, которая называется «новосибирцы»? Нет, я такого не слышал.

    Э.ХАСАНШИНА: Мало того, если я брошу клич, скажу, «меня на рынке зажимают, оренбуржцы, соберитесь», вряд ли они соберутся.

    С.ДОРЕНКО: Таким образом, мы должны с вами говорить, что существуют корпоративные сообщества, которые себя идентифицируют с той или иной местностью, с тем или иным культурным слоем, с тем или иным языком, которые ни за что не хотят разрушать, которые чувствуют свою защиту постольку, поскольку они внутри корпоративного сообщества. Это защита, их защита. Им нужна защита и корпоративное сообщество. Хорошо. Как с этим бороться? Ответ – никак. А как ты можешь разрушить эту структуру? Никак. Потому что они не выживут иначе. Они считают, что они иначе не выживут. Они обязаны держаться вместе. Разрушить это невозможно. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро, Сергей. Абдул. Позвольте пару интересных моментов. Обратите внимание, и по телевизору, который я не смотрю, и во многих передачах говорят: они взрывают. Изначально мы начинаем их бояться, типа, они нас убьют. Этот стереотип надо постепенно убрать из наших голов.

    С.ДОРЕНКО: Извините, Абдул, тогда надо привыкнуть к тому, что они нас убивают, потихонечку привыкнуть. Ну, убивают - и убивают, потом чуть меньше убьют.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: На Востоке есть такая поговорка. У собаки спрашивают: «Чего лаешь?» «Пугаю». «А чего хвостом виляешь?» «Сама тоже боюсь». Ни один из этих террористов так называемых, подрывников, никто из них на улице не писает.

    С.ДОРЕНКО: Нет.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Потому что они боятся. Потому что придет мент и его заберет. Исходя из того, что мы их не должны бояться. С другой стороны, ассимиляция, о которой вы сказали, я же очень много общаюсь с узбеками, таджиками, которые дворниками работают. Я к ним подхожу, салям алейкум, хочу узнать почву их. Все, кто тут находятся, приехали сюда за хорошей жизнью. Они хотят дать своим детям образование…

    С.ДОРЕНКО: Но часто они разочарованы.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, это самый такой момент. Когда они упираются в стенку, дальше некуда, тут появляются те… Вот когда он приходит в магазин, ему говорят, салям, брат. Штаны, которые стоят тысячу рублей, ему продают за 500. Он постепенно, постепенно входит в то общество, которое вы назвали…

    С.ДОРЕНКО: Корпоративное сообщество.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Именно.

    С.ДОРЕНКО: Корпоративное сообщество. Мы не сможем их разрушить, вот мой вывод. Хотя должны были бы, но не сможем. Потому что они там вроде как защищены и они оттуда не уйдут.

     

    Новости

     

    С.ДОРЕНКО: Уже отозвали подписи под требованием захоронения Ленина единороссы. Сама заявка означала, вероятно, что власть собирается захоронить Ленина в этот, юбилейный год, как бы поставить такую точку, которая сама по себе могла бы войти в историю, в учебники истории.

    Э.ХАСАНШИНА: А потом передумали.

    С.ДОРЕНКО: Потом передумали. Вероятно, передумали либо сказали, не надо попередь батьки. Потому что вчера там афганцы пугали, что кто-то попередь батьки бегает.

    Э.ХАСАНШИНА: Была история.

    С.ДОРЕНКО: Быстро скажу про погоду, потому что люди пишут про погоду. Я хочу вам сообщить, что, да, исправляется, сегодня до 6 разогреется, в субботу до 8, в воскресенье 8, 8. Во вторник, наконец, будет 10, в среду следующую 11, потом 12 и, наконец, в пятницу следующую, через неделю, 15 и ночью 5. В субботу 14, ночью 6, потом 14. Очень важны ночные температуры, по-настоящему важны. 6, 6, 6, ночные температуры со следующей пятницы… Вернее, 5 градусов, ночные температуры, начнутся со среды на четверг, это ночная температура. То есть мы будем утром рано выходить, и уже будет совсем все по-другому.

    Я хочу голосование ввести. Скажите, пожалуйста, вы хотели бы в этом году захоронить Ленина? Захоронить Ленина. Потому что есть инициатива захоронения Ленина, но единороссы уже отозвали подписи. Из этого следует, что единороссы откатились. Начать голосование. Ленина перезахоронить. Да – 134-2135, нет – 134-2136. Я пока почитаю вам новость.

    Депутаты фракции «Единой России» Евгений Марченко, Николай Брыкин и Виталий Бахметьев отозвали свои подписи под законопроектом о захоронении тела Владимира Ленина, сообщает ТАСС. Накануне сообщалось, что депутаты от ЛДПР и партии «Единая Россия» внесли законопроект в Госдуму о погребении и похоронном деле. ЛДПР, несколько человек, и три единоросса. «Это была личная инициатива наших коллег, с фракцией и партией они не советовались», - пояснил в Facebook Евгений Ревенко. По словам Ревенко, перспектив у этого законопроекта не было в любом случае. «Это еще один пример, - пояснил он, - того, как, обладая правом законодательной инициативы, которая ни в коем случае не оспаривается, важно руководствоваться здравым смыслом, понимать, есть у тебя поддержка или нет». Так или иначе, Евгений Ревенко дал понять, что поддержки у этих людей не было.

    Я хотел бы, поскольку у нас голосование идет 47 на 53, это ультрадискуссионная тема…

    Э.ХАСАНШИНА: Слушатели тоже очень сильно разделились, они говорят, пора давно, а другие говорят, это символ свободы, надо оставить.

    С.ДОРЕНКО: «Зюганов коммунист или верующий», - спрашивает меня Александр. Он ультрапровинциальный квазикоммунист, с моей точки зрения. Если бы я был инопланетянином и я бы там, на другой планете, описывал Зюганова, я бы сказал, что он ультрапровинциальный и в силу этого, безусловно, религиозный, такой ультрапровинциальный, отсталый квазикоммунист. То есть человек, пользующийся такой оболочкой иногда. «Давайте захороним Ленина», - говорит Юлия. Я бы не стал. Юля, позвоните. У нас сейчас голосование продолжается, у нас сейчас 47 на 53 по-прежнему, 700 человек проголосовало. 73-73-948. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Денис. Не мы туда его клали, не нам его оттуда выносить. Пока живо поколение хотя бы, которое родилось в Советском Союзе, Ленина не надо трогать.

    С.ДОРЕНКО: Скажите, пожалуйста, а потом трогать?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Когда умрем, кто родился в 70-х годах, когда нас не будет лет через 30-40, тогда пускай вынесут.

    С.ДОРЕНКО: Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Инна. Я тоже считаю как слушатель позвонивший. Но я еще хочу сказать, что хоронили Ленина люди, которые очень хорошо разбирались в эзотерики, и требуют сейчас его выноса такие же люди.

    С.ДОРЕНКО: Предположим, вынесли. А с Мавзолеем что делать? Снести. А что он будет пустой, пустой стоит Мавзолей. Слово «мавзолей» подразумевает, что это гробница.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, эзотерики вынесут все, даже тех, кто захоронен в стене. Эзотерики верят, что тогда никогда не вернется это общество советских людей.

    С.ДОРЕНКО: Тогда мы должны разрушить Мавзолей. Тогда мы должны вынести все могилы всех героев Советского Союза, военачальников, космонавтов первых.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, это же Советский Союз, их надо вынести обязательно.

    С.ДОРЕНКО: А там же Гагарин похоронен.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Конечно. Это же советские достижения.

    С.ДОРЕНКО: Кто похоронен у Кремлевской стены? Я не за то, чтобы воздвигать кладбище как точку отсчета страны, но она есть, кладбище есть. Гагарин там. Кто похоронен у Кремлевской стены? Может быть, есть какой-то список. Тогда надо выносить. Потому что, если вы вынесли Ленина, не может пустой стоять Мавзолей, это абсурдно. Что там делать? Там что, «Диснейленд» сделать, филиал ГУМа, отдел какой-то сделать, отдел ГУМа, или ресторан? Что там сделать? Это глупо. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. По-моему, вопросов гораздо больше. Да, он был главой государства. Соответственно, вопрос, как его хоронить, торжественно, неторжественно. Следующий вопрос: на каком кладбище его хоронить?

    С.ДОРЕНКО: На меня это не производит такого впечатления. Тогда дальше, что делать с Красной площадью?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это тем более. Это памятник архитектуры, выдающийся причем, который вошел во все учебники архитектуры, связан с той эпохой.

    С.ДОРЕНКО: Его надо снести.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Снести. Куда деть сам материал, прекраснейший, замечательнейший?

    С.ДОРЕНКО: Закопать этот мрамор, закопать этот гранит. А тогда, что делать с Гагариным? Гагарина тоже снести?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Как раз это, мне кажется, не связано.

    С.ДОРЕНКО: Абсолютно связано. Это же кладбище.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Если бы у нас был Нюрнбергский процесс или какой-то аналог, мы бы признали Ленина и Сталина неким аналогом Гитлера. Как бы Юрий Гагарин, конечно, не в этой…

    С.ДОРЕНКО: Я думаю, что оба были бы дико удовлетворены, особенно Сталин был бы удивлен. Вообще говоря, он победил Гитлера. Ну, странно. «Грядет новая русская революция, Мавзолей готовят для Навального», - считает Серафим Мелентьев.

    Э.ХАСАНШИНА: Я открыла список.

    С.ДОРЕНКО: Кто там захоронен. Это единый ансамбль, с моей точки зрения. Если вы вынесли Ленина, то вы непосредственно после этого должны снести Мавзолей. Не оставить же пустой Мавзолей. Здрасьте. Вот у нас пустой Мавзолей. Какой смысл? Смысл-то в чем? Снесли Мавзолей. Вынесли Мавзолей. Дальше сразу, что вы видите, первое, что вы видите, могилу Сталина. Тогда у вас первое, что будет видно из кафе… Сейчас пока из кафе «Боско» в ГУМе виден Мавзолей. Когда ты ешь мороженое в «Боско», ты видишь Мавзолей. О‘кей. Тебя он нервирует, зачем этот Мавзолей и все. Ты его сносишь. Ты первое тогда видишь из «Боско» могилу Сталина. С какой стати? Это странно. Тогда надо и Сталина перезахоронить. Тогда надо и Гагарина перезахоронить. Понятно? Кто там? Константин Устинович Черненко, Буденный Семен Михайлович, Ворошилов Климент Ефремович. Всех их надо куда-то отправить, на какое-то кладбище, не знаю. Жданов Андрей Александрович, Фрунзе Михаил Васильевич, Свердлов Яков Михайлович, Брежнев Леонид Ильич. Леонида Ильича тоже куда-то. Дзержинский Феликс Эдмундович, Андропов Юрий Владимирович, Калинин Михаил Иванович, Сталин Иосиф Виссарионович, Суслов Михаил Андреевич. Это большие могилы.

    Э.ХАСАНШИНА: Это отдельно.

    С.ДОРЕНКО: Большие могилы. Там множество людей, которых я не знаю, там братские могилы. В 1917 году там была братская могила. Мне очень стыдно, я людей не знаю. В 1918 году была сделана тоже братская могила. Я тоже этих людей, к сожалению, не знаю, на первый взгляд, по крайней мере. В 1919-м, в 1920 году братские могилы, в 1921 году братская могила, в 1922, 1923, 1924. Ногин, Лихачев. Войков в 1927 году был похоронен. Войков, я почему знаю, он керчанин, он очень хороший человек, потому что он наш, крымский, керченский. Урны с прахом. Орджоникидзе, Киров, Куйбышев, Горький Алексей Максимович, Ульянова Мария Ильинична, Чкалов. Летчик Чкалов, пожалуйста, там Чкалов. Значит, его надо куда-то выпотрошить, выкинуть и все. Крупская, Серов, Осипенко, Раскова, Кравченко, Панфилов, Ярославский, Николаев, Щербаков, Потемкин, Землячка Розалия Самойловна, Вышинский Андрей Януариевич, печально известный, Говоров, Кржижановский, Хруничев. Хруничев Михаил Васильевич, имени его много чего. Антонов Алексей Иннокентьевич.

    Э.ХАСАНШИНА: Цеткин Клара.

    С.ДОРЕНКО: Великий человек, да. Шверник, Рокоссовский, Соколовский, Серегин, Гагарин Юрий Алексеевич, Малиновский, маршал. И так далее. Цурюпа, Цеткин Клара есть, Покровский…

    Э.ХАСАНШИНА: Луначарский.

    С.ДОРЕНКО: Луначарский. Кого еще знаешь? Твои знакомые кто тут?

    Э.ХАСАНШИНА: Жуков…

    С.ДОРЕНКО: Жуков Георгий Константинович. Всех их надо выпотрошить быстренько и куда-то сплавить. Пельше Арвид Янович. Всех их надо куда-то сплавить тогда. Келдыш. Зачем нам? Теперь же у нас другие герои. Зачем нам Келдыш? У нас Абрамович. Может быть, кстати говоря, по одному выкидывать? Вместо Сталина Абрамович. Дождаться, Абрамович, потом раз, следующий, Горький Алексей Максимович, его место занимает кто-то из современных, спичрайтеров.

    Э.ХАСАНШИНА: Да пусть уже лежат. Зачем их ворошить?

    С.ДОРЕНКО: Как-то так.

    Э.ХАСАНШИНА: Ко всему прочему, приезжает иностранец, ему говоришь: а у нас на Красной площади дедушка Ленин.

    С.ДОРЕНКО: «Всех их отправить в Мытищи на мемориал», - говорит 30-й. Всех их в Мытищи на мемориал. Согласитесь, что мы странные. Мы странные. У нас есть некий комплекс, так случилось. Давайте я перечислю, что случилось. Случилась Великая революция, которой современные русские чуточку стыдятся. Почему они стыдятся, я объясню. Потому что они стыдятся величия. Великая революция своим величием показывает ничтожество современных. Великая революция, она настолько велика, что современные – это как бандерлоги, пришедшие на развалины чужой цивилизации. Великая революция настолько велика, что современные люди выглядят второразрядными, унылыми и такими сильно запущенными посредственностями. И ввиду этого им неловко. Отсвет Великой революции пугает, резь в глазах. Как после какого-то перевоплощения мира, гибели мира из нор вылезают крысы, и им солнце как-то режет глаза, они говорят: может, как-то прикроемся и закроемся чуть-чуть, сейчас неудобно.

    Э.ХАСАНШИНА: А я думала, расстрела царской семьи стыдятся.

    С.ДОРЕНКО: Нет-нет, никто ничего не стыдится. Вот это проблема. Михаил, экономист и либерал-западник, к тому же большой историк на самом деле и концептуалист. Михаил, вы подведите итог, пожалуйста.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Мы должны все-таки обратиться к мистицизму здесь. Я совершенно серьезно, ни одного слова иронии. Дело в том, что рукотворный бог, Ленин, фактически все было устроено по принципу религиозного символизма. Были времена беснословные, они готовились к вечной власти. Были времена кодификации, то есть субординационизм, иерархи Святой троицы. Эти вопросы их очень занимали. Поэтому увековечивание этих великих людей, лежащих у стены, 80 процентов… реально вам говорю, как историк, не просто подписывали списки высшей меры наказания даже для детей, а Землячка, например, Розалия вместе с Белой Куном просто руководила расстрелами. Говорят, они ходили около рва и добивали.

    С.ДОРЕНКО: Извините, можно, я обращу ваш взор мгновенно, и вам это сильно поможет, к 1789 году. В 1789 году, которым восторгается Liberte, Egalite…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И я восторгаюсь.

    С.ДОРЕНКО: Хорошо. Много кто расстреливал. Землячка показалась бы там девочкой-паинькой.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не совсем так. Нет-нет. Французская революция близко даже не уничтожила столько людей, сколько гражданская война.

    С.ДОРЕНКО: Да их столько и не было.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я не хочу сказать о Ленине плохо. Я говорю о том, что все-таки надо вытравлять постепенно из себя это рабство по отношению к величию сиюминутного могущества. Ведь Ленин фактически был у власти всего четыре года, совсем мало.

    С.ДОРЕНКО: Михаил, вы склоняете нас… У нас великих событий, великих свершений, великих проявлений духа русского, великой непокорности было мало. Моментов, когда русские были экторами истории, ничтожно мало.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Маловато.

    С.ДОРЕНКО: Ничтожно мало. А вы предлагаете забыть и это и вернуться в рабство. Вот, что вы предлагаете, в сущности. Я останавливаю голосование. Окончательный результат – 46 на 54. 46 – захоронить. С моей точки зрения, что надо равняться, может быть, здесь на французов, на американцев, которые помнят каждый эпизод своей истории, а у них, в общем, довольно скудная в нашем понимании, у американцев. Они помнят, что 200 лет назад здесь кто-то проезжал, сидел на этом стуле. Это действительно чтится, почитается местными и местные постоянно об этом рассказывают. В Америке. Во Франции история, конечно, гуще, там несколько революций, 1848-й, и 1871-й и 1789, великие свершения. Но 1917-й вровень стоит по значению для человечества, внимание, для человечества. Революция, учредившая, например, просто чтобы было понятно, избирательные права женщин. То есть после нашей Великой революции во всем мире постепенно, в Америке только через 9 лет после нашей революции вводятся права женщин избирательные. Женщины раньше не голосовали. 8-часовой рабочий день вводится. То есть Великая революция - великая революция духа, великая революция надежды, великая революция человеческого достоинства и так далее. Во всем мире. Да, очень много мяса, очень много человеческих трагедий. В 1789 году… Но мы помним Французскую революцию, чтим ее. И французы ее чтят, и мы. Мы чтим ее, потому что это Egalite, Fraternite и Liberte. Мы чтим это. Свобода, равенство, братство – это великие идеалы Французской революции.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: У них тоже было много чего кровавого, тем не менее они не комплексуют по этому поводу.

    С.ДОРЕНКО: Сплошная кровь. Никто не комплексует, они празднуют Великую революцию духа. Мы в 1917 году дали всему миру, всей планете… «И «Алиготе». Да, очень правильно Миша говорит, и «Алиготе». Без «Алиготе» было бы трудно. Мы дали миру надежду в 1917 году. Это была великая революция. Великая. Которая изменила облик всей планеты. Если мы скажем, что наш народ, что мои предки сделали великого, все это связано с Великой революцией. Все полностью связано с Великой революцией. Победа в войне связана с Великой революцией, полет Гагарина в космос связан с Великой революцией и дальше. Весь позор связан с отрицанием Великой революцией. Всегда, когда мы учились у Великой революцией и следовали за Великой революцией, мы получали, безусловно, восхищение. Всегда, когда мы отрицали Великую революцию, мы получали позор, мещанство, низость и второразрядную страну. Мы были второразрядной страной, нам нравится быть второразрядной страной, страной ничтожной. Поэтому мы отрицаем великое прошлое. Мы его отрицаем. Почему 46 процентов проголосовали за отрицание великого прошлого, за захоронение Ленина и отрицание великого прошлого, 46 процентов? Им нравится быть ничтожествами.

    Э.ХАСАНШИНА: Может, они просто не связывают это с Лениным.

    С.ДОРЕНКО: Им нравится быть второразрядными людьми. «А ГУЛАГ?» - говорит мне 45-й. 45-й, 1789 год во Франции – год торжества духа и идеалов. Обратите внимание, что французы не такие кретины, как вы, в хорошем смысле, вы, я имею в виду некое сообщество, я вас не обзываю конкретно, 45-й. Вы и подобные, стыдящиеся предков, стыдящиеся собственной истории, стыдящиеся величия, мещане, мыши. Вы, мыши, обращаюсь я к мышам, вы, безусловно, вспоминаете, что у кого-то был заусенец на ногте, а у кого-то еще, а у кого-то кровь пошла носом, еще что-то. Товарищи дорогие, я вам говорю об идеалах революции. Вы мне рассказываете о чирьи на жопе. Вы понимаете о разных масштабах. Просто разность масштабов вы понимаете или нет? Вернемся после новостей. В движении.

     

    В движении

    Новости

     

    С.ДОРЕНКО: 10 часов 6 минут. «Нужно с почестями похоронить. Здравствуйте». «Ни величия, ни энтузиазма, ни перспективы, ни надежды». Ребят, давайте так, у всех есть аргументы. Я был в Мавзолее, ну, с делегациями, так-то мне, извините, я не люблю кладбищенскую культуру, мне не нравится… Теоретически, если бы я находился сейчас в 19 веке и мне бы сказали, «слушайте, через несколько десятилетий ваши соотечественники построят кладбище на Красной площади», я бы сказал, «все-таки мне это не нравится». Я не люблю кладбище. Я вырос в гарнизонах, мы не знали кладбищ, мы дети без кладбищ. У нас в гарнизонах кладбищ не было, мужчины молодые часто погибали, тогда разбивались часто, гораздо чаще, чем сейчас, разбивались часто, но их увозили хоронить на родину. Здесь, в гарнизоне, никогда не хоронили. Увозили куда-то в украинские села, в русские села, в городочки. Развозили мертвых офицеров, не в гарнизоне хоронили. Поэтому я не люблю кладбищ, не понимаю кладбищ, я их ненавижу всей душой. Но это есть. Это есть. В центре моей страны находится кладбище большое. Большое мемориальное сооружение, большое кладбище.

    Э.ХАСАНШИНА: Не мы его ставили.

    С.ДОРЕНКО: Не мы его ставили. Мне не нравится вообще, что в центре страны кладбище. Дальше. Меня спросите, а что с ним делать? Ничего. Не прикасаться. Потому что сегодня, и это точно понятно, что сегодня любые попытки тронуть это кладбище означают реваншизм и попытки расправиться, реваншистски расправиться с Гагариным, Сталиным, Лениным. Реваншистские попытки расправиться с Жуковым, Рокоссовским и так далее. Каких сил? Ультрамракобесных религиозных в сочетании с либералами-западниками. То есть, как ни парадоксально это звучит, религиозные мракобесы и либералы-западники сходятся в попытке…

    Э.ХАСАНШИНА: Нашли точку соприкосновения.

    С.ДОРЕНКО: Абсолютно верно. В попытке реваншистски расправиться с мемориальным комплексом в центре моей страны. Мне это не нравится. Теперь. Я был на могиле Наполеона, мне говорят. Да, могила Наполеона – это огромный комплекс, это большой комплекс, ритуальный комплекс, могила Наполеона. «Его чтят французы за кодекс», - пишет мне Александр Фельдман. Александр, это неверное ваше представление. Побывайте на могиле Наполеона и вы обратите внимание, что всего его победы написаны на стене мемориального комплекса «Могила Наполеона». Все его победы, включая Москву. Москва числится среди побед Наполеона, потому что он ее взял. Он взял Москву, как вы знаете. Он ее взял. Мы отступили после Бородина, и он взял, вошел в Москву. Москва была взята Наполеоном. И там написано Moscow. Потому что он взял Москву. И там Аустерлиц, и там другие громкие, большие победы Наполеона, именно военные победы Наполеона. Чтят французы. Напомню вам, всем, кто плачет по жертвам, и я плачу по жертвам, что Наполеон привел на Русь 600-тысячную армию. 600 тысяч. По тем временам это была огромная армия, по нынешним временам это по-прежнему огромная армия. Он увел через реку Красное… нет, Березина, он перевел через Березину и ушел в Европу 30 тысяч человек. Наполеон потерял здесь 570 тысяч человек. 570 тысяч трупов. Последние, как вы знаете, бежали по льду Березина. Под Красным, кстати, тоже было сражение, но потом. И их рубили казаки. То есть французы бежали на лед, они понимали, что по мосту уже не переправиться, они бежали на лед лавой, лавиной, лед рушился под ними, и со спины их рубили казаки впополам, отрубали им бошки и так далее. Там вся река была красная от крови, столько нарубили французов наши. Наши рубили, старались так, что… пока шашка не затупилась. Рубили по полной. Они бы, может, тысяч 100 бы увели, но они увели всего 30, потому что в реке Березине порубано столько французов, сколько, может быть, нигде больше. Вопрос: пеняют ли на это Наполеону? Наверное. Французы сегодня при слове «Наполеон» кричат «в Березине погубил французов»? Нет.

    Э.ХАСАНШИНА: Нет.

    С.ДОРЕНКО: Французы сегодня при крике «сражение при Красном, сражение при Наро-Фоминске» кричат «погубил французов»? Нет. Сегодня француз при слове «Наполеон» распрямляет плечи и говорит: великий император. Великий император. Я просто привел вам в пример французов. Просто привел вам в пример французов. Вы не обязаны подражать французам, ни в коем случае, вы не обязаны. Я просто вам говорю, что есть такие люди, которые гордятся 1789 годом, в результате которого, как вы знаете, был революционный террор, массовые уничтожения сословия, массовые уничтожения, война, потом серия наполеоновских войн, и французы гордятся духом 1789 года, свобода, равенство, братство. И французы гордятся великим императором, который похоронил почти 600 тысяч людей здесь, на просторах России. Понимаете? Они гордятся. Я не знаю, станете ли вы когда-нибудь подобными людьми или вы будете говноедами по-прежнему. Может быть, вы будете всегда говноедами. Я в этом смысле не считаю, что это плохо, считаю, что если вы будете говноедами, это хорошо, если вы таковы, то пожалуйста. Позвольте тем не менее мне почтить память великого вождя, который сделал, который участвовал в Великой революции, в торжестве русского духа, в том, что мы дали всему миру, всей планете, мы дали Великую русскую революцию, прямо вытекающую из нее великую Победу в Великой Отечественной, во Второй мировой войне, и прямо вытекающую из нее великую победу в космосе. Это все вытекает из того, что делал Ленин. Понятно, да?

     

    (Музыка)

     

    С.ДОРЕНКО: Красиво или нет?

    Э.ХАСАНШИНА: Красиво.

    С.ДОРЕНКО: Красиво. Большой детский хор. Я просто хочу вам напомнить это настроение. Может быть, вам это чуть-чуть поможет. Не знаю. Может быть, поможет. Но завтра день рождения, а у нас завтра выпуска не будет, меня не будет завтра, и я хочу вспомнить великого человека. Великого человека, перед которым я, конечно, преклоняюсь, безусловно. Безусловно, преклоняюсь перед Лениным, да. Да. Просто в почтительном молчании преклоняюсь перед великим вождем.

     

    (Музыка)

     

    С.ДОРЕНКО: 56,23 доллар. Напомню, в понедельник в это время он был 56,30. 60,35 – евро. 53,05, понизилась нефть. Напомню, в понедельник она была 55,52 в это время. 1,0737, уже два дня как пробито 1,07 по главной паре.

    Если бы я жил в 1917 году, полагаю, вы знали бы, где меня найти.

    Э.ХАСАНШИНА: Где?

    С.ДОРЕНКО: Где? В Смольном, товарищи. Я бы кричал: «Девушка, Смольный! Расстрелять!» Конечно. А как же, обязательно. Если бы я был в 1917 году, вы знаете, где меня найти. Меня не надо было долго искать, вы бы прямо шли бы туда и там, среди девушек, среди Смольного, среди красоты нового мира, восторга преобразования - вот, где вы бы меня нашли. Спасибо вам большое, что вы знаете адрес. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Полковник. Сергей, во-первых, я, конечно, поаплодирую вам, просто замечательный тезис, который вы сказали насчет стремления уничтожить память. Я бы хотел добавить вот что. Плохая она или хорошая, история, оценки могут быть разные, но это наша история. И если мы ее будем уничтожать, вот так, выбрасывая, это точно так же, с моей точки зрения, как убрать памятник Дзержинскому, как снести памятники Ленину, неважно, Николаю Второму, еще кому-то, неважно совершенно. Это наша история.

    С.ДОРЕНКО: История. Но мы любим не уважать, мы любим обнулять историю.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это отвратительно. Мы становимся Иванами, не помнящими родства.

    С.ДОРЕНКО: Полковник, Эля, может, не помнит, 10 лет назад или 15 лет назад были такие лозунги, причем абсолютно официальные, что «Россия – молодое государство». Россия – молодое государство, оно вступило только что на путь государственного строительства.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это то же самое, о чем вы говорили.

    С.ДОРЕНКО: Я умилялся этому всегда. Вообще.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, это как раз стремление лишить нас корней своих. Я своих предков знаю на 500 лет по именам. Говорили, помните, об этом у вас в кабинете, кстати.

    С.ДОРЕНКО: Это правда.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мой дед воевал на стороне Колчака, а потом с Блюхером, а потом с Блюхером японцев гонял на Дальнем Востоке.

    С.ДОРЕНКО: Это интересная судьба.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нельзя лишать людей истории, надо ей гордиться.

    С.ДОРЕНКО: А вы могли бы сейчас быть австралийцем. Многие колчаковцы и семеновцы потом переехали в Харбин, а затем многие в Австралию.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Он сначала воевал у Колчака, потом воевал у Блюхера, а потом, в 1937-м, его привели в исполнение как бывшего белого офицера. И что?

    С.ДОРЕНКО: Трагическая история.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А меня взяли в КГБ через 50 лет.

    С.ДОРЕНКО: Вот так. Спасибо. Полковник рассказывает о судьбе… Полковник действительно знает точно, потому что у него так получилось, что он по церковным метрикам, по всем этим документам знает несколько веков своих предков, на несколько предков. У меня бы так не получилось.

    Э.ХАСАНШИНА: Молодец. Это достойно похвалы.

    С.ДОРЕНКО: Его как раз предка расстреляли в 1937-м, был он и колчаковцем, и чего хочешь. Вот как интересно. 73-73-948. А вы бы где оказались в 1917 году? Мне интересно, а вы бы в 17-м году где оказались? Давай представим три места. С Лениным, с Колчаком и с… забились бы в нору и прятались. А? Давай три варианта. Мы хотим проголосовать. Мы чувствуем, что мы хотим проголосовать, у меня такое есть чувство. Ну, там Троцкий вел к победе, причем Троцкий бил этих белых генералов просто легко и непринужденно, вы знаете об этом, чудеснейшим образом бил белых генералов, вместе с белыми офицерами, потому что Троцкий командовал белыми офицерами. 70 тысяч, напомню, 70 тысяч белых офицеров пошли за Лениным. 70 тысяч белых офицеров пошли за Лениным.

    Э.ХАСАНШИНА: Татьяна пишет: «Была бы с Кшесинской». А вот Элен пишет: «А я на пароходе в Париж».

    С.ДОРЕНКО: На пароходе в Париж. Давайте три варианта. Если бы вы жили в 1917 году, вы были бы с Лениным – 134-2135, с Колчаком, Деникиным, с белыми – 134-2136, на пароходе в Париж, то есть сразу слиняли бы – 134-2137. Интересно. Я вам снабжу музыкой. Мне кажется, что вы должны это делать под музыку, я имею в виду, делать решение.

     

    (Музыка)

     

    С.ДОРЕНКО: Красиво. И Пахмутова, безусловно, великая. И «Ленин всегда молодой» мы на этой неделе уже ставили. Мы на этой неделе «Ленин всегда молодой» уже ставили. Поэтому, пожалуйста, не заставляйте меня дважды на неделе ставить одну и ту же вещь. Смотрите, что у меня произошло с голосованием, которое я боюсь останавливать. Я боюсь его останавливать, потому что оно летит, летит, летит, как крылатые качели из того же хора, крылатовские крылатые качели. У меня сейчас 58 процентов были бы с Лениным, и я рядом бы с вами был, ребят. Вы бы меня послали с гранатой в зубах под белогвардейский танк какой-нибудь. Я бы с гранатой в зубах. Я был с Лениным. Я скажу некоторую парадоксальную вещь, я был бы с Лениным или с Махно. Это вас удивило?

    Э.ХАСАНШИНА: Да, до известной степени.

    С.ДОРЕНКО: Почему? А что удивило? Я бы был с Лениным или с Махно, я говорю сейчас абсолютно серьезно.

    Э.ХАСАНШИНА: Почему?

    С.ДОРЕНКО: Правда. Я был бы, может быть… Мне пишут: «Не ври, ты был бы в Париже». Ха-ха-ха!

    Э.ХАСАНШИНА: Вот эти комментарии про дам на пароходе взбаламутили наших слушателей, они теперь все на пароход пошли.

    С.ДОРЕНКО: Да, да, да. «Москва, Воронеж, не догонишь». «Кинулась тачанка полем на Воронеж…» Не помнишь? «Кинулась тачанка полем на Воронеж, впереди у нее то, а сзади у нее пулеметы и фиг догонишь». У меня 58/21/21. Все подробно расскажу после новостей.

     

    Новости

     

    С.ДОРЕНКО: Извините, я тут музыку пробую и так далее. Я пытаюсь найти стихотворение Нестора Махно, вы знаете, это выдающийся человек, который, на мой взгляд, один из выдающихся людей этой революции, Великой Русской революции. Стихотворение. Его пели на разные мотивы, в том числе «Любо, братцы, любо» и по-разному.

    Кинулась тачанка полем на Воронеж.

    Падали под пулями, как спелая рожь!

    Сзади у тачанки надпись «хрен догонишь»,

    Спереди тачанки надпись «живым не уйдешь».

    Вот это «хрен догонишь», там по-другому есть, вместо «хрен» используются другие эвфемизмы, но смысл в этом – не догонишь. «Сзади у тачанки надпись «не догонишь», спереди тачанки надпись «живым не уйдешь». Он писали стихотворения, Нестор Махно, он был анархистом. Почему я говорю, что я, может быть, с ним бы был? Может быть с Лениным, а может быть все-таки с ним.

    Э.ХАСАНШИНА: Это что, поэтическая душа бы повела?

    С.ДОРЕНКО: Он очень такой был. «Кони версты рвут наметом. Нам свобода дорога. Через прорезь пулемета я ищу в пыли врага. Застрочу огнем кинжальным, как поближе подпущу. Ничего в бою не жаль мне. Ни о чем я не грущу. Только радуюсь убойной силе моего дружка. Видеть я могу спокойно только мертвого врага. У меня одна забота, нет важней ее забот - кони версты рвут наметок, косит белых пулемет!» Это стихотворение.

    Э.ХАСАНШИНА: Романтика.

    С.ДОРЕНКО: Да. «Косит белых пулемет». Я пробовал музыку здесь и влез в эфир с гармошкой. Спасибо большое. Ну, за анархизм… «Махно как раз помер в Париже». Но перед этим Махно порвал маленько. «Кони версты рвут наметом. Косит белых пулемет!» До этого он проявил душу свою, душу свою проявил каким-то образом. Ну, все. Вы хотите обсуждать все время революцию? Я не понимаю, почему вас так клинит на революции. Я понимаю, почему вас клинит. Очень просто. Причина простая. Сказать, почему? Ничего более великого ваши предки, наши предки, мои предки ничего не сделали. Ничего не сделали. «Бей слева белого, справа красного». Есть про красных тоже стихотворение у него, конечно. «Ответ большевику Дыбенко» есть у Махно, стихотворение Нестора Махно, стихотворный ответ. «Большевику не верю, кричали все в одно. Не ври, как сивый мерин, мы все идем к Махно». Понимаете? Да, есть такая история. Есть: «Проклинайте меня, проклинайте, если я хоть слово солгал. Вспоминайте меня, вспоминайте, я за правду, за вас воевал. За тебя, угнетенное братство, за обманутый властью народ. Ненавидел я чванство и братство, был со мной заодно пулемет. И тачанка, летящая пулей, сабли блеск ошалелый под высь. Почему ж от меня отвернулись, вы, кому я отдал свою жизнь? В моей песни ни слова упрека, я не смею народ упрекать. Отчего же мне так одиноко? Не могу рассказать и понять. Вы простите меня, кто в атаку шел со мной и пулей сражен. Мне б о вас полагалось заплакать, но я вижу глаза ваших жен. Вот они вас отвоют, отплачат и лампады не станут гасить. Ну, а батька не может иначе, он умеет не плакать, а мстить. Вспоминайте меня, вспоминайте. Я за правду, за вас воевал». Это я читаю из Махно. Это Великая революция, ребят, там очень много всего было, правда. «Нас клинит на революцию после доклада Медведева», - говорит 35-й. А почему? Доклад был как раз хороший. Хороший. Кстати, Махно взял первым Перекоп при штурме Крыма. Да, махновцы шли на Крым, насколько я понимаю, вместе с красными. Разве нет?

    Э.ХАСАНШИНА: Да. Я просто хотела немножко влезть со срочняком. Еще одна пострадавшая при взрыве в метро Петербурга скончалась в больнице.

    С.ДОРЕНКО: Еще одна пострадавшая при взрыве в Петербурге в метро скончалась в больнице. Таким образом, счет жертв увеличивается.

    Давайте… Перекоп. Он же шли на Крым. Перекоп. Махновцы участвовали во взятии Крыма, конечно. Они, кстати говоря, так же, как и красные, свидетельствовали о чудовищных зверствах белых. Белые зверствовали страшно, вы знаете. Страшно зверствовали. В смысле, искали сочувствующих и так далее. Зверства белых люди помнят, конечно, очень живо.

    Интересные новости из мира науки. Мы всегда обращаем на них внимание, я всегда обращаю на них внимание. Знаешь, почему?

    Э.ХАСАНШИНА: Почему?

    С.ДОРЕНКО: Вот мы думаем, годовщина революции, для нас значимые вещи, годовщина революции для нас, «Исламское государство», террористическая организация, запрещенная на территории России, важная некая сущность, с которой надо бороться все время, проклинать и все. И вот это все существует в мире, который мыслится нами законченным, завершенным. А представляешь себе, инопланетяне приходят?

    Э.ХАСАНШИНА: Кстати.

    С.ДОРЕНКО: То есть возможна история, при которой это все зачеркивается. Представьте себе, что оставили детишек, например, 3-4 детей, в избе, в помещении, в квартире, не знаю, а взрослые ушли. Они говорят, «придем через час», а на самом деле час прошел, их нет. А дети играют, вот они играют, у одних «Исламское государство» (террористическая организация, запрещенная на территории Российской Федерации), у других большевики, у других мракобесные активисты, мракобесные архаики – разные группы у детей развились. Они играют, у них интересно все. Кто-то укладывает куклу спать. И вот наконец приходят взрослые. Наконец приходит взрослые: так, музыку выключи, зачем вы разобрали диван, игрушки убери, сейчас обед. Тоже самое с нами произойдет, полная отмена повестки, полная отмена повестки всей Земли, если прилетят инопланетяне.

    Астрономы сообщили об открытии самой подходящей для жизни экзопланеты LHS1140B. Я читаю в «Газете.ру». Например, они к нам прилетят. Планета вращается вокруг Красного карлика, LHS1140, находящегося примерно в 40 световых годах от Земли. Всего-навсего. Эта звезда намного меньше и тусклее Солнца, хотя планета LHS1140B находится в 10 раз ближе, чем Земля к Солнцу. У них Солнце маленькое, это очень хорошо, это удобно. Сейчас, когда по Новой Риге едешь с утра, солнце слепит в глаза, щуришься, как поддонок такой, щуришься. А на LHS1140 не надо.

    Э.ХАСАНШИНА: Я думаю, и они поближе.

    С.ДОРЕНКО: Конечно, они очень близко, в 10 раз ближе. Красный карлик светило у них. И год у них длится, знаешь, сколько? Сколько ждать весны, вот подумай.

    Э.ХАСАНШИНА: Сколько?

    С.ДОРЕНКО: Я тебе отвечу. 25 дней.

    Э.ХАСАНШИНА: Ух ты.

    С.ДОРЕНКО: 25 дней, мамочка. Сегодня весна. Сегодня какое число? 21-е. А 15 мая снова весна.

    Э.ХАСАНШИНА: Представляете, как они быстро стареют, у них год, год, год.

    С.ДОРЕНКО: Они, может, живут 600, 700, 800 тысяч лет. Откуда мы знаем? Они живут по-другому. Весна 21 апреля, 15 мая опять весна.

    Э.ХАСАНШИНА: Я – за.

    С.ДОРЕНКО: Вот и все. А, соответственно, 3 мая зима, новый год. Очень быстро. Я считаю, это выгодное место, правильное место, все время на мотоцикле. На прошлой неделе катались, осень была, через неделю опять весна, потом опять осень.

    Э.ХАСАНШИНА: Столько праздников.

    С.ДОРЕНКО: 25 дней. Было бы выгодно 28, чтобы по неделе была: неделя весна, неделя лето. Мы берем отпуск на неделю, например, на лето, на летнюю неделю берем отпуск.

    Э.ХАСАНШИНА: Можем говорить, все лето я провел на пляже.

    С.ДОРЕНКО: Абсолютно верно. Через неделю снова лето, снова отпуск. Очень хорошо. Астрономы полагают, что LHS1140B состоит преимущественно из каменных пород и имеет плотное железное ядро. То есть полностью как мы. Находится в зоне обитаемости, где, вероятно, есть жидкая вода и густая атмосфера. Густая хорошая атмосфера. Там наверняка есть жизнь. Мы следим за тысячами красных карликов, говорят астрономы. За тысячами.

    Э.ХАСАНШИНА: Мы следим за ним.

    С.ДОРЕНКО: Как в «Твин Пикс», ваша жевательная резинка снова вошла в моду. Ты смотрела «Твин Пикс»?

    Э.ХАСАНШИНА: Нет.

    С.ДОРЕНКО: Там есть красный карлик. Он появляется, у Дэвида Линча появляется красный карлик, который в один момент говорит агенту ФБР: ваша жевательная резинка скоро снова войдет в моду. Ха-ха! И все. Там красный карлик. И они все за ним следят. И мы занимаемся, в сущности, ничем. Мы думаем, например, там ветераны афганские что-то, афганские ветераны сказали Путину, что Володин хочет, не хочет. Какое это отношение имеет к действительной повестке дня в момент появления инопланетян? Ответ: никакого. Никакого. Кто-нибудь вспомнит о Володине? Никто. Кто-нибудь вспомнит о будущих президентских выборах? Никто. Никто близко даже. Всех распустят, скажут, «все свободны, идите к чертовой матери». Ну, правда.

    Э.ХАСАНШИНА: Это вообще нормальная человеческая черта. Мы же все время делаем вид, что смерти нет. Мы же живем так, как будто следующий день наступит. Мы все время игнорируем обстоятельства, весомые обстоятельства.

    С.ДОРЕНКО: Родители ушли на час, оставили детей, дети играют: в президентские выборы, в войну с «Исламским государством» (террористической организацией и так далее), дети играют в эти все игры. Потом приходят взрослые и говорят: слушайте, а, кстати говоря, почему на столе вы намусорили, что это, как это. И все. Агенту Куперу. Да, красный карлик сообщает агенту Куперу, что «ваша любимая жевательная резина скоро»… А зачем резину менять? Он говорит: резину менять замучаешься. А вы как на Формуле-1, меняйте резину за 30 секунд. Прямо с колесами, тынь-тынь, готово, полетел дальше. Пенсионеры скажут нам, что геокосмическая политика, давайте пенсию повышать. «Скорей бы они прилетели», - мечтает Алекс. «Кто трогал папины пирамиды, скажет нам прилетевший папа», - пишет Игорь. Ну, конечно. «Россия страна, где смешно только «Тополям» и «Искандерам», больше никому». Давайте двигать дальше.

    Мне не дают покоя девочки в Финляндии. Надо позвонить Кате Винокуровой. Я начал с этого программу. Девочки в Финляндии, 10 тысяч уже, 10 тысяч заняты этим хобби. Они устраивают выездку, скача с палочкой между ног, выездку. То есть они показывают себя в лосинах. Они считают, что лошадь уже не нужна, а на самом деле лошадь только мешает, правда же.

    Э.ХАСАНШИНА: Конечно. На ней же учиться ездить надо.

    С.ДОРЕНКО: Давай Винокуровой расскажем об этом. Она спит, конечно. Она спит, я думаю. Винокурова спит, и мы никому не расскажем. Зато Винокурова очень много пишет в Facebook про: оформляйте землю в собственность. Она борется с реформой Собянина таким образом, что она говорит, что все клево у нее лично, ее личная судьба, оформлено все очень правильно у нее, хорошо. Потому что они когда-то давно оформили землю в собственность. Теперь они не только не станут подвергаться реновации, но они не отдадут никому землю. Катя Винокурова и иже с ней хитрые измайловцы. Хитрые, изощренные абсолютно. Простодушный Сергей Семенович не может бороться с изощренными, коварными, носящими кинжал за пазухой измайловцами.

    Э.ХАСАНШИНА: Да просто эти люди не хотят перемен. Вы сами говорили про традиционализм на дорогах.

    С.ДОРЕНКО: Мы бы с Махно, например, если бы я и Махно бы, мы бы очень поддержали Сергея Семеновича с реновацией. Мы и поддерживаем. Мы с Махно очень поддерживаем реновацию. Я на самом деле дозвониться не могу, потому что она спит. Потому что она до 4 утра строчит в Facebook постоянно.

    Э.ХАСАНШИНА: Смотрите, надежда на капитальный ремонт не такая уж и высокая, через 30 лет, пока в твой дом придут. А тут тебе раз и говорят, давайте новый.

    С.ДОРЕНКО: Давайте голосовалочку. Вас затрагивает реновация, этот глобальный снос домов, вас затрагивает в Москве? Вы понимаете, что вас затронет. Да – 134-2135, нет – 134-2136. Вас лично, вашу судьбу, вашу собственность затрагивает реновация. 134-2135 – да, 134-2136 – нет. Я думаю, что она вас затрагивает, например, если маму переселяют тоже, если родственников. Одним словом, вас и ваших ближайших родственников, затрагивает программа реновации. Затрагивает, волнует, интересует, это касается вашего лично кошелька, жилья. Это очень важно. Да – 134-2135, нет – 134-2136. Посмотрим количество. 57 на 43, 58 на 42, 60 на 40, 61 процент, 63… Растет, несмотря на то, что у меня уже две сотни проголосовавших. 62. Кажется, стабилизируется цифра. 63, 62… Я принимаю звонки тех, кого затрагивает реновация. Пожалуйста, позвоните нам, скажите, как вы выкрутились, как вы устроились, как вы поднялись в этой жизни. Вам дадут кухню 10 метров? Что вам дадут? Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, Москва. Здравствуйте. Меня волнует один вопрос, кто пролоббировал вообще такой лакомый пирожок… миллиардов.

    С.ДОРЕНКО: Бюджет Москвы 1,6 триллиона рублей.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, 2 триллиона.

    С.ДОРЕНКО: 1,6. А будет 2.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, я уже слышал вчера.

    С.ДОРЕНКО: Вы можете себе представить, сколько людей сделается фундаментально богатыми.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Меня только этот вопрос волнует.

    С.ДОРЕНКО: Ха-ха! Вот вам и ответ.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А это будет, Сергей.

    С.ДОРЕНКО: Вот вам ответ. Вы же ответ поняли уже.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я понял, конечно.

    С.ДОРЕНКО: Бюджет Москвы – это лакомый кусочек, 1,6 триллиона рублей. Поняли что-нибудь? Нет. Еще не поняли. А теперь с реновацией он будет 2, только в этом году, насколько я понимаю. Только в этом году будет 2 триллиона. 2 триллиона, ребят. Вы чего? Это хороший баблос. 2 триллиона. Попробуйте разделить 56,26, как сегодня был доллар. Как вы думаете, это нормальные деньги? Я думаю, очень нормальные.

    Э.ХАСАНШИНА: Анна пишет: «У родителей кирпичный 5-этажный дом, ничего общего с хрущевками. Уже проводили опрос, не хотят ли жильцы, чтобы их снесли. Так что большая вероятность, что не будут сносить».

    С.ДОРЕНКО: Здравствуйте. Вас затрагивает реновация.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, Сергей, здравствуйте. Затрагивает. Живу в Краснопресненском районе. У меня две пятиэтажки, и обе могут вполне попасть под программу реновации. Программа реновации совершенно антиконституционный закон, противоречит нормам Жилищного кодекса. Выселение предполагается после решения об изъятии собственности в порядке 60 дней. Обжаловать в суде можно только равнозначность. Это новое понятие, которое вводит этот закон. Не равноценность, а равнозначность. Никто не гарантирует нам переселение в нашем районе, в Пресненском.

    С.ДОРЕНКО: А Пресня относится к ЦАО или нет?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Пресня относится к ЦАО, но ЦАО разный, Пресня или, например, Электрозаводская.

    С.ДОРЕНКО: Да ладно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Две разные вещи.

    С.ДОРЕНКО: Я чокнусь сейчас. Это тоже ЦАО? А вы требуйте, у Никитских ворот чтобы вам дали.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, пускай нам дадут там же, где мы живем. Вот как Путин разговаривал с Сергеем Семеновичем, буквально на соседней улице, как и обещали.

    С.ДОРЕНКО: Представляете, сейчас какой простор для волюнтаризма и улучшения, на самом деле улучшения. То есть с Электрозаводской люди поедут, например, к Никитским воротам, на Герцена и так далее.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы же, Сергей, понимаете, что это как бы абсолютная глупость, такого не будет.

    С.ДОРЕНКО: Почему? Один на 10 тысяч, так и сделает.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Один на 10 тысяч, может быть, а 10 тысяч отправятся куда-нибудь на Электрозаводскую скорее всего.

    С.ДОРЕНКО: Нет, Электрозаводская, говорят, это ВАО. Дэн пишет: «Электрозаводская – это ВАО».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну, хорошо, Площадь Ильича.

    С.ДОРЕНКО: Площадь Ильича, верно. Это отвратительно. Для человека, живущего на западе Москвы, переезд на юго-запад омерзителен по существу. Там Рабочая улица. Представляете, вы на Рабочую улицу заезжаете. Ни хрена себе. Ваши предки для чего работали все это время, были почтенными гражданами? Для чего? Чтобы вы переехали на Рабочую улицу. Тьфу, господи. Это вообще шоссе Энтузиастов. Это какой-то ад. Я понимаю, насколько удручающее положение людей. Тем более, что Москва, она ультра… все значит. Все значит в Москве.

    Э.ХАСАНШИНА: А как же обновление? Неужели не хочется? Старый же дом, ну, старый, некрасивый.

    С.ДОРЕНКО: Что значит, старый? Старый, теплый. Я тебе скажу.

    Э.ХАСАНШИНА: Трубы. Я имею всякие трубы и так далее, оно же самое первое изнашивается.

    С.ДОРЕНКО: Потом поменяли эти трубы 10 раз, не волнуйся. Я жил в хрущевке с 1964 года в кирпичной на Молодежке, рядом с Кремлевкой. Тогда еще не было денег, чтобы батареи с регулировкой делать и так далее. Невозможно было жить от жары, форточки всю зиму были открыты. Всю зиму. Теплый, хороший, уютный, большие деревья, детей выпускали просто так гулять, в смысле, никто не ходил за ними следить и прочее. Все дворы друг друга знают. Ну, что это? Взять, снести все к чертовой матери. И что? И куда? Ну, куда?

    Э.ХАСАНШИНА: В новое. Обещают в тех же районах.

    С.ДОРЕНКО: Хорошо в кирпичном доме. В кирпичном доме хорошо, неплохо там. Зачем ломать-то?

    Э.ХАСАНШИНА: И места там на 20 процентов больше будет.

    С.ДОРЕНКО: Может быть на 20 процентов больше. Если бы я бы выцыганил, внимание, что мне дайте, заберите мою на Молодежной, а мне дайте на Киевском вокзале, на Дорогомиловке, на набережной Шевченко, тогда бы я ходил весь, говорил, да, да, реновация, елки-палки. Но если нет, то зачем это? На хрена мне надо? Мне и так хорошо. В движении. Про реновацию и вообще про все это движение с квартирами мы будем говорить еще на следующей неделе и не раз. А сейчас мы пойдем и проживем ее, эту пятницу, 21 апреля.

    Версия для печати

Видеоблог Сергея Доренко

Сообщение отправлено
Система Orphus