• «ПОДЪЁМ» С СЕРГЕЕМ ДОРЕНКО ОТ 12.05.2017

    08:30 Май 12, 2017

    В гостях

    С.ДОРЕНКО: 8 часов 37 минут. Пятница, 12 мая. Здравствуй, великий город! Здравствуйте, все! Это радио «Говорит Москва»! Говорит Москва! Анастасия Оношко, ведущая этой программы. Здравствуйте, Настя.

    А.ОНОШКО: И Сергей Доренко. Доброе утро всем.

    С.ДОРЕНКО: Насть, расскажи мне про эти наряды.

    А.ОНОШКО: Они сразу такими кажутся отвратительными.

    С.ДОРЕНКО: Да, «Евровидение» отвратительное. И наряды у них отвратительные. И люди-то, в общем, так себе. Да песни у них вообще просто… Дай хоть одну песню. Такие кошмарные песни.

    А.ОНОШКО: Я не знаю.

    С.ДОРЕНКО: Мы не знаем. Мы очень далеки от этого пласта культуры, я бы сказал. Сегодня пятница, надо веселиться, солнца до фига, снег всю ночь шел прекрасный, во всяком случае, у нас на западе Подмосковья, и так далее.

    Я хочу сказать про «Евровидение». Как радостно, ожесточенно мы его ненавидим.

    А.ОНОШКО: Да, начали ненавидеть.

    С.ДОРЕНКО: Ненавидим, аж колбасит меня, никогда я его так не ненавидел. Я ненавижу «Евровидение».

    А.ОНОШКО: Да. Парад фриков, не менее.

    С.ДОРЕНКО: Плохо поющих, плохо одетых, сомнительной эротической ориентации. Да?

    А.ОНОШКО: Это вообще за скобками надо оставлять.

    С.ДОРЕНКО: Они такое любят, товарищи! О, вас заколдобило бы, если бы вы узнали. Они спят с карлицами… вчера где я смотрел это, я не помню? А, помню, в «Миллиардах». Там есть одна, говорит: ты возбудился?... Там две лесбиянки, в «Миллиардах», вторая серия, первый сезон. Я начал смотреть «Миллиарды». И там одна такая секретарша прокурора говорит человеку, который ее поймал, снял на видео во время сексуальных сцен. Ну, что, ты возбудился? — вот так она говорит. А он говорит: если бы ты знала, девочка, от чего я возбуждаюсь, ты бы, девочка, тебе бы дурно стало бы. И потом показывают — он с карлицей. И вот я думаю, «Евровидение» — они такие, а? Какой ужас! Нет, слушай, я хочу проголосовать. Мы ненавидим «Евровидение». Да — 134-21-35. Нет — 134-21-36.

    А.ОНОШКО: Всегда не любили.

    С.ДОРЕНКО: Дурновкусица, да еще с каким-то привкусом непристойным. Фу, какая гадость! Мы ненавидим «Евровидение»: да — 134-21-26. Там плохо одетые люди, плохо поют, плохими голосами, просто какой-то кошмар, какое-то ощущение кораля, куда загнали сотни ослов, и всем им воткнули кактус в одно место. Я не говорю теперь плохих слов, ты знаешь. Им в задницу воткнули кактус, и все эти ослы заорали, и вот это «Евровидение» и есть. Какая мерзость! Тьфу на него! Я останавливаю это голосование. Почему так радостно ненавидим все вообще? Нам дают команду «Ненависть!» и мы как псы… у меня собаки не такие дружные. Мы дружнее моих собак, в хорошем смысле.

    А.ОНОШКО: Сколько человек у нас поддерживают «Аргументы и факты» и смеются над их нарядами.

    С.ДОРЕНКО: 82 процента ненавидят «Евровидение». Запиши.

    А.ОНОШКО: Мы ненавидим «Евровидение»…

    С.ДОРЕНКО: Не так пиши. Мы ненавидим «Евровидение? Вопрос. «Вы ненавидите «Евровидение»?

    А.ОНОШКО: Я так написала, Сергей, что вы…

    С.ДОРЕНКО: Я придираюсь почему, потому что я взыскательный начальник, дорогая. А как ты хотела работать? Без взыскательности? Что этот такое? 82 процента ненавидят «Евровидение».

    А.ОНОШКО: И сколько любят? Я не могу посчитать.

    С.ДОРЕНКО: 18. А почему мы так радостно ненавидим?

    А.ОНОШКО: А потому что мы всегда знали.

    С.ДОРЕНКО: По забору постучали бы такие… Пьяный придурок стучал по забору, у меня все собаки лаяли, я помню очень хорошо.

    А.ОНОШКО: Нет бы чтобы хоть раз проигнорировать.

    С.ДОРЕНКО: Я же рассказывал: пьяный девелопер стучал палкой по забору. Бам, по воротам, бам-бам. Собаки все… Мне кажется, очень правильно — нас же обидели. Я приму один звонок. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, добрый день. А как бы из этого проекта вообще нашей стране выйти?

    А.ОНОШКО: Давно пора, мне кажется.

    С.ДОРЕНКО: Выйти надо навсегда! Не могу, нельзя. Знаете, почему? Я объясню. Если навсегда выйдем… вот есть какой-то конкурс песенный, например, в Новой Зеландии, далеко от нас. Мы никогда в нем не состояли, и никогда в него не входили и не выходили. Мы не можем его интенсивно ненавидеть. А ненависть — это счастье. А из этого надо то входить, то выходить, и каждый раз ненавидеть. Понимаете, в чем дело? Наша главная цель, я сейчас объясню, мне кажется, современное человека, ну, и русского человека, я не знаю иностранцев, я плохо знаю иностранцев. Я никогда не выезжал дальше Московской кольцевой дороги, не знаю, какие иностранцы, кто это такие. Но я думаю, что люди, которые меня окружают, испытывают невероятную потребность в ненависти. И эту потребность надо как-то насыщать — ненавидеть Океанию, ну понятно, Джордж Оруэлл, что-то такое. Мы не можем ненавидеть то, откуда мы вышли совсем. Если мы вышли совсем, как мы будем ненавидеть?

    А.ОНОШКО: Думаете, разве это тяжело?

    С.ДОРЕНКО: Я тебе объясню. У нас особый евразийский путь. Потом начинаем ненавидеть Европу, вообще в принципе Европу. Потому что у нас особый евразийский путь. Но мы должны чувствовать, что мы из нее только что вышли. Если мы никогда не принадлежали Европе, то как мы можем ее ненавидеть? Например, ты ненавидишь Центральную Африку?

    А.ОНОШКО: Нет, конечно.

    С.ДОРЕНКО: А почему ты ее не ненавидишь? Там муха цеце.

    А.ОНОШКО: Вы спросите, что я ненавижу теперь.

    С.ДОРЕНКО: Ты не можешь ненавидеть, потому что ты к ней никогда не принадлежала, это для тебя нечто отдельное, особое, далеко лежащее, вне поля зрения твоих интересов, вне поля зрения твоей боли. Боль и ненависть должны лежать где-то рядом, ты понимаешь, в чем дело. Поэтому «Евровидение» самым тщательным образом удовлетворяет нашу потребность в ненависти. Это клево, это хорошо. Значит, у нас правильные теломеры будут, правильные витамины, витамин D будет правильно вырабатываться. Все будет хорошо.

    А.ОНОШКО: Без солнышка.

    С.ДОРЕНКО: Да, даже без солнышка. Солнышко есть, кстати, посмотри. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Александр меня зовут. Если меня, например, спрашивать, ненавижу я «Евровидение» или нет, если так задавать вопрос, естественно, скажу «ненавижу». Это я скажу только из-за того, что вопрос так задан. На самом деле, я его ни разу не смотрел.

    С.ДОРЕНКО: Я тоже.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Однажды, когда был в компании более молодых, мне 43 года, а там помоложе были, они смотрели, и мне некуда было деваться, мы отдыхали под хорошую тему. И я увидел однажды — мужик из рояля выпрыгнул, наш, по-моему, какой-то. И я не мог понять, чего они…

    С.ДОРЕНКО: С какого этажа? Из рояля он выпрыгнул?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это на «Евровидении» было.

    С.ДОРЕНКО: А, тогда я спокоен. Это все было понарошку.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мое поколение его не ненавидит. Мы его просто не смотрим. А коль пошла такая пьянка и меня спрашивают, ненавижу я или люблю, естественно, я скажу, что ненавижу.

    С.ДОРЕНКО: Главное, загнать себя до нужной интенсивности. Что-то надо ненавидеть, товарищи. Я пришел дать вам боль и ненависть, вот кто должен победить как национальный лидер однажды. Я пришел дать вам боль и ненависть. Однажды, я не знаю, когда-нибудь. Потому что люди, народы время от времени нуждаются в этом. Да, да.

    С.ДОРЕНКО: Алеша Мамонов пишет: «Все в Instagram постят вчерашний снег». Алеша, сегодняшний снег, посмотрите у меня в Instagram. В моем Instagram сегодняшний снег. Огромные верхушки елей блестят на солнце, все покрытые снегом. Красота невероятная. Кустарник, подмятый снегом весь. Не тот Instagram смотрите. Вчерашний уже не надо смотреть. Сегодняшний.

    Над входом в екатеринбургский храм на крови, неизвестные вандалы оставили надпись «За пикачу», сообщает URA.RU. Судя по всем, надпись сделана в поддержку блогера Руслана Соколовского, ловившего покемонов именно в этом храме. Не сказано и нет фотографий. Фотографий нет от греха подальше, потому что любая публикация подобных фотографий могла бы закончиться четвертованием, понятно, да? Пикачу мог бы быть приравнен к Гитлеру. Правда. Это же вандализм фактически.

    А.ОНОШКО: Да, конечно.

    С.ДОРЕНКО: Почему в твоем голосе скепсис?

    А.ОНОШКО: Я решила все ненавидеть.

    С.ДОРЕНКО: Потому что ты симпатизируешь Чармандеру.

    А.ОНОШКО: Кому? Один из бестиария японского?

    С.ДОРЕНКО: Нет. Есть Пикачу, а есть Чармандер. Есть люди партии Пикачу скорее, кланы Пикачу, а есть клан Чармандера. Я, например, к какому клану принадлежу?

    А.ОНОШКО: Телепузиков?

    С.ДОРЕНКО: Чармандера. Я угадал. Ты тоже к Чармандеру. Поэтому мы не за Пикачу. Ну, посмотри, Чармандер. Сидишь перед интернетом. Господи, всему-то тебя учить! Напиши: Чармандер.

    А.ОНОШКО: А, вижу.

    С.ДОРЕНКО: Чармандер — покемон, бульбапедия… В Японии известен как Хитокагэ. Понятно? Мы за этого… господи, как его… Бульбазавр, конечно. Оказывается, мне пишет один из слушателей: ты — Бульбазавр в чистом виде. Нормально? Я Бульбазавр в чистом виде, никакой не Чармандер. Тогда ты будешь Чармандером, договорились?

    А.ОНОШКО: Хорошо.

    С.ДОРЕНКО: Теперь скажи мне, пожалуйста, если их не ловить?

    А.ОНОШКО: То что? Они все сдохнут.

    С.ДОРЕНКО: Наоборот. Они же расплодятся бесконтрольно. Другое дело, какие-то иноки должны ловить их, специальные люди, обучающиеся на монаха. Соответствующее      ПТУ есть, обучающее на монаха? И там должны специальные иноки ловить покемонов, иначе они расплодятся, как сучьи дети. Ты понимаешь, в чем дело?

    А.ОНОШКО: Они умеют это делать?

    С.ДОРЕНКО: Они будут плодиться. Потом они начнут кататься под ногами у верующих, смущать людей, вот эта вся мерзость покемонская. Где Бульбазавр?

    А.ОНОШКО: Я на них смотрю, я не могу себя заставить заинтересоваться.

    С.ДОРЕНКО: Я стартовый покемон двойного травяного/ядовитого типа из первого поколения региона Канто. На 16-м уровне эволюционирует в Ивизавра. Это первый покемон в национальном дексе и покедексе Канто. Это я, Бульбазавр. Черт, я не знал об этом! Спасибо, мой незримый слушатель, мой неслышный слушатель, который написал мне это. Нет, я не Слоупок. Это вы Слоупок, 22-й. Вижу, сам Слоупок.

    А.ОНОШКО: От Слоупока слышим.

    С.ДОРЕНКО: Вот именно. «Матросской Тишине» нужно выделить несколько СИЗО для покемонов, нужно же их где-то держать. Мне кажется, их надо уничтожать. С ними, как с террористами — и пепел потом развеивать где-нибудь над морем.

    А.ОНОШКО: В сторону Японии.

    С.ДОРЕНКО: Потому что иначе будет смущение и соблазн. Достойные люди идут сотворить доктринально предписанный ритуал, какой-то у них есть, правильно? Месса называется. Значит, они идут на мессу, что-то такое я читал у Гашека. И под ногами катается эта сволочь. Это же не есть гуд. Теперь, когда Соколовский не ловит, никто не ловит. 

    А.ОНОШКО: Вы не думали никогда, что у нас в студии может находиться покемон?

    С.ДОРЕНКО: Кстати, я чувствую, как будто кто-то трогает сзади правую лопатку. Думаю, может, я давно мылся? У меня первая версия: давно мылся. Я последние несколько месяцев не был в душе. Я такой думаю: может, это чешется, у меня там уже что-то такое… А может, это покемоны завелись? А может, крылышки ангельские лезут из меня?

    А.ОНОШКО: Берите телефон, сейчас проверим.

    С.ДОРЕНКО: Нет, я не хочу. Ну, не привилась эта игра, я не видел массово.

    А.ОНОШКО: Я серьезно говорю, я сейчас смотрю, я не могу себя заставить заинтересоваться этими штучками. Это крутая была идея, Virtual Reality, первый такой шаг в эту сторону. Но нет, спасибо.

    С.ДОРЕНКО: «Соколовского надо назначить начальником отдела очистки», — говорит Никита.

    А.ОНОШКО: Не прижилась система комиксов в России.

    С.ДОРЕНКО: «Это у вас покемон-вша завелся». «Трансляцию посмотрите. В углу же сидит покемон». Это, наверное, Настен, тебя путают с покемоном. «Разрешите доложить: до нас в Надым покемоны не добрались», — говорит Серега из Надыма. «Уже уши режет», — говорит Роман. А вы вставьте, может быть, беруши какие-то. «Покемоны и карманные монстры дико популярны», — говорит Степан из Вайтрана.

    С.ДОРЕНКО: Я не вижу множество людей на улицах, которые искали бы покемонов. Я не говорю, что… А, «запикачу» это же глагол. «За пикачу» было написано на церкви, отдельно, в два слова.

    А.ОНОШКО: Типа как «защекочу».

    С.ДОРЕНКО: Абсолютно верно. «Сегодня от кураторов добрый майор в наушниках. Видать, Доренко…» Почему? Какие кураторы? Русский Дятел, это ваши покемоны, вам мнятся покемоны.

    Ребят, скажите, пожалуйста, я хотел еще одно голосование. У нас светское государство или нет? Мы с Настей время от времени играем в инопланетян, изображаем инопланетян (на самом деле, так и есть). Ну, в смысле, мы инопланетяне, изображающие людей. Но иногда мы косим под инопланетян. Слушай. Мы инопланетяне с тобой, как будто бы, понарошку (хотя это правда). И мы пытаемся понять, куда мы прилетели. Понятно?

    А.ОНОШКО: Ага.

    С.ДОРЕНКО: Она знает только два слова: «ага» и «угу». Вы заметили по сегодняшней программе?

    А.ОНОШКО: Почему же? Я еще знаю слово New Balance. Слежу за модами.

    С.ДОРЕНКО: Кроссачи. Сегодня в «Ведерках» выложили прикольный видос, я сейчас расскажу, потом перейдем опять к покемонам, если позволите. Сегодня в «Синих ведерках» выложили прикольный видос, где вяжут гайца такого молодого, хорошего и все такое. Его когда бьют мордой об капот, видно, что он начинает лысеть чуть-чуть, он черноволосый, начинает чуть-чуть лысеть на макушке.

    А.ОНОШКО: Седеть, наверное.

    С.ДОРЕНКО: Лысеть. Если бы его не били мордой об капот, не было бы видно лысины. Мне кажется, в задержаниях нужен эстетизм какой-то, повысить эстетизм. Может быть, как-то гримировать человека перед задержанием и так далее. К нему подбегают какие-то люди, хорошо стриженные, но в спортивных костюмах. И у всех кроссачи New Balance. Они в New Balance бьют его по ногам, чтобы он расставил ноги пошире. Это, мне кажется, для неудобства сделано и для обидности, чтобы обидеть посильнее. Интересно, он умеет втягивать тестикулы? А это нужно. Если тебе вот так ноги расставляют…

    А.ОНОШКО: А их можно полностью втянуть?

    С.ДОРЕНКО: Если ты занималась тайцзицюань, конечно, ты можешь их втянуть. По крайней мере, подтянуть вверх. Почему? Они тебя обидно ставят к капоту, бьют мордой об капот все время, эти чуваки. Это, наверное, фээсбэшники, я думаю. Они в New Balance, богатые такие пацаны. Богатые пацаны в хороших спортивных костюмах вяжут гайца. И они ему матом сообщают, что он брал взятки.

    А.ОНОШКО: Нехороший человек.

    С.ДОРЕНКО: Да, он отрицательно характеризуется по службе. И они все время ему расставляют ноги. Мне бы если так расставляли бы, я бы ждал, что дадут сзади по тестикулам. Сзади могут по тестикулам огреть. Поэтому если бы меня так расставляли, я бы постарался тестикулы поджать.

    А.ОНОШКО: Но вы были недовольны их внешним видом, самое, что меня поразило. Да какие-то гопники!

    С.ДОРЕНКО: Конечно, я считал, что они должны идти на задержание в парадной форме. Белые рубашечки, чтобы красиво все было. Пишут эту хрень для телевидения, они ее забипают и покажут сегодня в программе «Время». Ты понимаешь, для чего это делается? Для борьбы с коррупцией якобы.

    А.ОНОШКО: Что, программа «Время» еще существует?

    С.ДОРЕНКО: Не знаю.

    А.ОНОШКО: В топах YouTube я не помню никаких оттуда сюжетов.

    С.ДОРЕНКО: С уверенностью я говорить об этом не могу. Но я вчера получил сообщение от одной девочки, она пишет: я из программы «Время», можно, приедем к вам на интервью. Они приедут сами на интервью. Ладно.

    Про задержание я тебе говорю. Мне кажется, постановочное это задержание, специально для того, чтобы у народа возникло ощущение, что происходит борьба с коррупцией не только в губернаторских слоях. А мы подумал, что это или постановка… одно из двух: либо это постановка, шухер такой сняли актеры. А с другой стороны, это может быть, что этот конкретный гаец вымогал взятку у конкретного фээсбэшника. И тогда мне опять все понятно. Тогда другая тема. Я тебе объясню, потому что менты, безусловно, ходят под фэбэсами. И если мент вякнет против фэбэса, то, естественно, будет шмон, ответочка будет. Надо их электрошокером в жо… в ягодицу, я все время забываю, что не ругаюсь. Электрошокером в ягодицу, чтобы проверить, они подчиняются фэбэсам или нет, правильно? Тогда другое дело, тогда это настоящий видос. Сегодня видос на «Синих ведерках». Сейчас мы вернемся к покемонам, товарищи, но сначала «В движении» и новости потом.

    В ДВИЖЕНИИ

    НОВОСТИ

    С.ДОРЕНКО: 9 часов 5 минут. «Если бы вас послушали не инопланетяне, а люди, переместившиеся в наше время из 80-х годов, они бы вообще ничего не поняли, кроме географических названий и программы «Время», — говорит Паша. Может быть. Но мы-то, на самом деле… «Херувимы и серафимы, — говорит Великий Немой, — предки покемонов». Может быть, я не знаю. Честно говоря, я не разбираюсь ни к тех, ни в других, если позволите. Про Енисейскую и Анадырскую… Беломорская… Да-да, Енисейская и Анадырская, это на севере. «На трёшке возле Лужников шесть машин, две развернуло у рынка поперек, это проблема», пишет Андрей. Я думаю, что из этого короткого, интенсивного и очень смачного сообщения вы сделаете свои выводы. Договорились? Еще. «А вы в курсе, что вокруг Химок у «Ашана» на Сходненское шоссе называется анус дьявола?» Я не знаю. Ну вы там повесьте какие-то объявления, мы будем ездить и узнавать об этом.

    «У нас еще есть Печорская, Челюскинская, в районе Енисейской», — говорит Прокрастинатор Вася. Я и говорю, Берингов проезд, Анадырская, Верохоянская, кольцо ада. «На Ленинградке от «Сокола» до «Войковской» сняли асфальт, все еле-еле едут». А что же, лето же. Только сейчас вахта началась. Зимой добывать асфальт трудновато, понимание.

    Давайте говорить о светском обществе. Эй, я вам задавал голосование, а вы не фига не поняли. Мы с Настей прилетели из другой галактики. Естественно, мы высшие существа, это понятно. Я хочу обратить твое внимание, что мы высшие существа по отношению к слушателям.

    А.ОНОШКО: Я всегда это знала.

    С.ДОРЕНКО: А почему? Объясни мне.

    А.ОНОШКО: Так сложилось.

    С.ДОРЕНКО: Нет. Потому что мы прилетели, а не они. Если мы прилетели, а не они, то мы обладаем технологиями, позволяющими нам перелетать из галактики в галактику. В силу этого мы высшие существа, понятно?

    А.ОНОШКО: А, я забыла, хорошо, что напомнили.

    С.ДОРЕНКО: Единственная проблема в том, что мы не живые существа, мы роботы. Мы роботы из иной галактики. И в этом смысле мы не биохимические компьютеры, как наши слушатели. Все наши слушатели — биохимические компьютеры. У них из одного места в другое распространяются какие-то там надпочечники, взад-вперед. И в силу этого они реагируют. Биохимический компьютер, довольно примитивный.

    А.ОНОШКО: А мы — осознавшие себя роботы.

    С.ДОРЕНКО: Безусловно. Мы пытаемся понять, куда мы прилетели, в какое такое место мы прилетели. Мы спрашиваем: скажите, пожалуйста, Россия ваша, ваша страна, вот вы биохимические компьютеры, населяющие это место, у вас светское государство? Просто мне уточнить, мне плевать, на самом деле. Россия светское государство — 134-21-35. Религиозное государство — 134-21-36. Просто чтобы понять государственное устройство. Мы инопланетяне с Настей, мы к вам прилетели из иной галактики. Россия — светское государство, мы просто пытаемся понять, нам для ознакомления. Нам плевать на ваше устройство, ей-богу, в хорошем смысле этого слова. Но мы хотим понять, для ознакомления, чтобы нам рапорт написать туда, к нам в галактику. Россия — светское государство — 134-21-35. Россия — религиозное государство, теократическое — 134-21-36. Мы рапорт напишем и все, нам плевать, мы про вас забудем. О чем вы говорите! У нас другие дела. Правильно? давайте. 134-21-35 — Россия светское государство. У меня уже голосов полно. И как это подтверждается, примерно мне дайте ориентировочку. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Сергей. Я хочу задать вам такой вопрос. Вы же поездили немножко по миру?

    С.ДОРЕНКО: Да.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы видели в каком-нибудь соборе, в каком-нибудь храме кто-нибудь вел себя недостойно?

    С.ДОРЕНКО: Видел. В Норвегии голые люди танцевали, недавно на YouTube видел. Голые абсолютно, и пытались трахаться.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я был свидетелем следующей ситуации. Стояли мы в очереди, вход в храм Святого Петра в Ватикане. И там стоят швейцарцы, они же охраняют. Женщина стоит, пытается как-то недостойно фотографироваться. К ней подходят и говорят: нельзя этого делать.

    С.ДОРЕНКО: Можно вопрос? А как недостойно она фотографировалась? Разбудите мою фантазию.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Какие-то позы изображала, еще что-то. Рожи корчила. Он говорит: нельзя так вести себя. Она говорит: я сейчас сфотографируюсь. Он говорит: нельзя это делать. Она показывает ему: сейчас, я минутку. Он ее берет просто за шкирку и выкидывает.

    С.ДОРЕНКО: Как дружинник. А вы-то сняли хоть?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: У меня не было желания снимать все это. Если человек приходит сюда юродствовать, зачем это все снимать? Я это видел лично.

    С.ДОРЕНКО: Ее вывели из очереди?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не вывели, а выбросили просто.

    С.ДОРЕНКО: А потом?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Потом все дальше стояли спокойно.

    С.ДОРЕНКО: А какова ее судьба? Разверзлось небо и молния сверкнула, что?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не знаю ее судьбу. Потому что я видел, что в подобных заведениях нельзя себя вести…

    С.ДОРЕНКО: Это принципиально важный ответ, подождите. Ее, эту женщину судили и дали ей условно?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, ее не судили.

    С.ДОРЕНКО: Это принципиально важный ответ. Могло произойти, смотрите, она пыталась сфотографироваться в недостойной, непристойной или в соблазнительной позе. Какая-то поза. Мы не знаем, какая, наш слушатель не пытается разбудить в нас пагубные чувства и не рассказывает. Какая-то нехорошая поза. Что это значит? На четвереньки встала и задрала подол?

    А.ОНОШКО: Не знаю.

    С.ДОРЕНКО: А как же она будет фотографироваться? Нужна длинная палка-селфи.

    А.ОНОШКО: Может, она губы сложила бантиком?

    С.ДОРЕНКО: А, я думаю, она сиську показала.

    А.ОНОШКО: Сиську?

    С.ДОРЕНКО: Могла показать. Ну что она делала? Я теперь не успокоюсь, пока не пойму. Ну, неважно. Подходит к ней швейцарский гвардеец, наверняка гомосексуалист, которому не нравится эта женщина. В Европе они же все гейропа. И говорит: хватит сиськи показывать, гордишься молочными железами, тварь. У меня нет, я лучше… и так далее. Ее вышвырнул. Причем слово «вышвырнул» точно отражает ситуацию. Что с ней произошло дальше? Сценарий мог развиваться. Могли разверзнуться небеса, и архангел Михаил мог поразить ее сразу. Мог, но не сделал этого. Наш слушатель бы запомнил, если бы разверзлись небеса бы и архангел Михаил бы шарахнул, правильно? Но он говорит, нет, такого не было. Могли прийти конвоиры какие-то и так далее, и слушатель бы тоже запомнил. Но нет, ничего страшного, она просто пошла и снова встала в хвост очереди, и потом прошла в собор Святого Петра. Понятно? То есть ей было ничего. Ничего. Выйди из очереди, мерзкая женщина. Она пошла. То есть ничего, по русским-то меркам. Ни двушечки, ни трешечки. Это же так или нет? Я просто спрашиваю. Я останавливаю это голосование чудесное. И у меня получается: Россия — светское государство 40 процентов. Россия — религиозное государство… ты знаешь, что были примеры, кроме Ватикана? Религиозное государство было отцов-иезуитов. На самом деле, все примеры религиозных государств, которые я знаю, мир ислама я не знаю, хотя там тоже были религиозные государства, как мне представляется. Но вот у христиан религиозное государство было в Парагвае. Ты не знала об этом?

    А.ОНОШКО: Давно?

    С.ДОРЕНКО: Это было давно. В 18-м веке, если не ошибаюсь. Напиши, пожалуйста, «государство иезуитов в Парагвае». Там жили тупи-гуарани, племя. И иезуиты ими владели как детьми. Они их заставляли работать, все эти деньги шли в Рим, естественно, отцам, окормлявшим паству. Там был очень интересный демографический прием, который я посоветовал бы религиозному государству здесь. С семи часов вечера запрещены были лучины и свечи, вообще запрещены. Я тебе объясню, с чем это связано. Парагвай находится ближе, чем мы, к экватору, там темно. До семи надо было закончить все свои дела, при свете. Ну, что там положено при свете, носки постирать, не знаю. Что ты при свете делаешь еще? Все остальное можно делать наощупь. Потом свечи и лучины изымались под страшным приказом, карательными действиями. Для того чтобы тупи-гуарани, господа гуарани, общественность местная, начинали бы совокупляться. И через коитус прибавляли бы население государства иезуитов. Они же составляли там народную милицию, воинство и так далее. И надо было отражать нападки других плохих колонизаторов, которые пытались оттяпать эту землю, испанцы всякие, проходимцы, которые пытались у иезуитов это оттяпать. И для того чтобы иметь большую армию, это игра в цивилизацию, они заставляли их постоянно совокупляться, после семи вечера.

    А.ОНОШКО: И к чему это привело?

    С.ДОРЕНКО: Не знаю. После семи бываешь уставший, хочется с утра. Нельзя. Только после семи. К чему привело? А в смысле, государство?

    А.ОНОШКО: Я так понимаю, что оно распалось.

    С.ДОРЕНКО: Распалось. А ты читаешь об этом?

    А.ОНОШКО: Да, читаю. Везде очень много букв. Оно распалось, их просто изгнали, этих иезуитов.

    С.ДОРЕНКО: В 767-м году они уже были изгнаны из Парагвая. Орден Иисуса был в 773-м году. Орден Иисуса был упразднен папой Климентом XIV. А до этого было государство иезуитов. Начиная с 640-м года. Нам еще в голову такое не приходило. Мы в 640-м году были ангелы небесные, здесь, в России. В 1640 году русские какие были? Ангелы небесные. Они до сих пор ангелы небесные. Секундочку. Иезуиты Машета и Каталадино получили от испанской короны привилегию, которая освобождала владения общества Иисуса от подчинения испанским колониальным властям, от уплаты десятин местному епископу. Иезуиты добились права вооружить индейцев огнестрельным оружием и создали из гуарани сильную армию. Вот что я тебе говорил, я тебе все этот рассказывал. Я все этот знал прежде, чем прочитал! Откуда я это знал?

    А.ОНОШКО: Вы же это и написали, вероятно?

    С.ДОРЕНКО: Нет. Это не я. Поехали дальше.

    «Нужен новый закон о защите чувств геймеров. Мы цивилизационно отстаем от Европы. Поэтому нормально. 350 лет назад где-нибудь в Мадриде ловца демонов, конечно, сожгли бы». Нет, не сожгли бы — дали бы щелбан. 650 лет назад, вы хотите сказать. Или, может быть, 850 лет назад, вот это вы имеете в виду. «Не стоит обижать могущественное сообщество. И мы теперь усвоили ваш урок», — говорит Серега из Надыма.

    Я продолжаю говорить об этом. У нас светское или несветское государство. И я хочу коснуться… А вот историк у нас, Михаил. Михаил, вы ведь подтвердите мои данные о государстве гуарани в Парагвае?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. Я еще хочу напомнить об одном баснословном государстве. Это даже не теократическое государство, а папское государство. В период развития вот этого борения по инвеституре между императорами и папством было создано целое маленькое государство в Кампаньи. Стоял вопрос, будет ли тиара главенствовать над императором. Баснословно интересный период Средневековья. Пик этого 14 век. А вообще еще с Антона Великого, который давал клятву верности Григорию Первому, по-моему. Они там друг друга ставили на трон, упраздняли… это знаменитый папо-цезаризм и цезаре-папизм. Это явление, он было связано, конечно, с реализацией феодальной идеей главенства над миром. Потому что … китайский это оприходованное явление, в Европе это не получилось. Но история этого очень величественна.

    С.ДОРЕНКО: Если позволите, папсвто-цезаризм ведь стал, по некоторым данным, одной из причин отказа киевского князя от католизицизма.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Если бы передачку отдельную, это очень интересно рассказать. У нас не теократическое государство. Любая институция в нашей стране даже не вторична, она рассыпается легко. Потому что никто, фактически никто, даже самые приближенные к истинному Цезарю люди не являются субъектами права здесь. Их также спокойно берут за одно место. И как били по ногам, расставляли, бросают, куда угодно. Здесь речь вообще должна идти, в отношении нашей страны, о том, что неофеодализм здесь укоренился, но он такого свойства, знаете, не естественного. За последние примерно… после 17-го года у нас в стране сменилось пять или шесть так называемых мини-культурных традиций. Новая власть всегда устанавливала свой стиль. Это не стилистика истории, это и есть авторитаризм в его самом неприглядном виде.

    С.ДОРЕНКО: Почему? Каждая династия объявляет свое правление… например, процветание и мудрость. А другая, например — процветание и сила. И так далее.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Если это было когда-то историческим феноменом, то у нас это меняется каждые 30 лет и объявляется навечно. И потом очень быстро приходит Никита Сергеевич, устанавливает свой стиль правления. Это не культурные эпохи, это не коды культуры, это стили. А если говорить о том, что мы с вами сейчас обсуждаем, то сергианство, знаменитый случай, когда упразднили Тихона и поставили сатрапа Сергия. И дальше все, уже церковь стала придатком к государству.

    С.ДОРЕНКО: Я умоляю! Когда она не была придатком? Вы меня ввели в затруднение. В России церковь…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Филарет все-таки, были патриархи серьезные.

    С.ДОРЕНКО: Филарета убили и дело с концом. Он был серьезный патриарх, его убили, и разговор на этом закончился.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это да. Но сергианство возвело уже в окончательную зависимость, ей дают периодически… вот сегодня мы ренессанс наблюдают. Типологический ренессанс агрессивного развития такого теократического духа. Но он не подлинный, он завтра превратится в прах.

    С.ДОРЕНКО: Интересно. То есть вы считаете, что это стиль, это некая эстетика.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Конечно. Это мода. Это прет-а-порте. Исчезающие часы, охрана «девятка». Это вопрос только благополучия и больше ничего. А что до того, как дамочке не дали фотографировать, ваш корреспондент сейчас рассказывал. Извините, в Европе, да и в Южной Америке уже давно любой случай педофилии среди церковных не просто расследуется, а выворачивается все. Они так же боятся прессы. Они так же являются гражданами. Никакой особой статьи для них там нет. Вот и вся разница. Правильно вы заметили, ей ничего не было за это, хоть бы она и голая вошла.

    С.ДОРЕНКО: Нет. Небеса не разверзлись. Кстати говоря, Соколовского тоже небеса могли бы разверзнуться, но не разверзлись. Почему нет?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Жизнь не от мира сего… еще очень важный момент. В апокрифике религиозной как раз и содержит главный постулат — что этот мир глубоко болен, и верующий истинный вообще на него не должен реагировать. Оскорбить чувства верующего невозможно, это заложено в основе апокрифизма.

    С.ДОРЕНКО: Я нахожу в вас верующего.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет. Я просто хорошо это знаю.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо большое. Михаил настолько глубоко разбирается в истории, в том числе в истории религии.

    Верх-Исетский районный суд Екатеринбурга огласил… мы с вами вчера говорили о Руслане Соколовском, этом антисоциальном негодяе, который позволил себе считать, что бога нет. Совершенно беспардонный человек. Вчера огласили приговор. Мы знаем, что это было несколько позже нашей программы. Когда мы вели программу, было как раз зачтение. Ее честь зачитывала приговор. И там есть потрясающая цитата из вердикта. Ты понимаешь, что Соколовский теперь уголовник?

    А.ОНОШКО: Ну, да, наверное.

    С.ДОРЕНКО: Он уголовник. Ему дали 3,5 года условно. Он уголовник. Вроде меня. Мне четыре года условно дали. Но только у меня судимость снята, а у него нет. У него действующая судимость. Если сейчас какая-нибудь бабушка скажет, что Соколовский пописал в подъезде, то его посадят. Он остается на свободе, но это условно. Свобода его условна. Так же, как и наказание условно. И если кто-нибудь скажет, что он вел себя неподобающе, то это условное наказание превратится в безусловное, в настоящее. Вот в чем дело, это очень важно. Он уголовник. И вот почему он стал уголовником, некоторые части обвинительного заключения. Вердикт суда. Это закон, собственно говоря. Мы же уважаем суд, правильно? Ты же уважаешь? Почему сидишь, развалившись? Надо сказать: ваша честь, так точно, и встать сразу.  

    А.ОНОШКО: Я уже.

    С.ДОРЕНКО: Что написала их честь? Наделял Иисуса Христа качествами ожившего мертвеца-зомби. Первое. Я не комментирую, я не хочу стать уголовником. Я просто говорю, что это зачитала ее честь, судья. Наделение Иисуса Христа качествами покемонов. Какие качества покемонов?

    А.ОНОШКО: Я не знаю.

    С.ДОРЕНКО: Если честно сказать, я не разбираюсь в покемонах глубоко, поэтому мне трудно. Введение Иисуса Христа в японский бестиарий. Иисуса Христа ввели в японский бестиарий. Я тоже здесь боюсь показаться невеждой, я не очень хорошо знаю, о чем речь. Дальше. Отрицает существование Иисуса и пророка Мухаммеда Соколовский. Как же он отрицает? Он отрицает существование в каком смысле?

    А.ОНОШКО: Что они на самом деле были физически.

    С.ДОРЕНКО: Отрицает существование физическое, прежнее.

    А.ОНОШКО: Он считает, что это выдумка, сами фигуры.

    С.ДОРЕНКО: Это, кстати говоря, наука… я не знаю, в каком состоянии наука на сегодняшний день?

    А.ОНОШКО: Подтвердила ли она физическое существование обоих?

    С.ДОРЕНКО: Да. Я не знаю. Я в затруднении, ребят. Я помню, у Булгакова спор на Патриарших, был ли Иисус Христос. И я помню, что Берлиоз очень советовал Ивану Бездомному, что не было никакого Христа. А Аннушка разливала масло в этот момент. Больше я не знаю ничего. Но насколько далеко шагнула научная мысль, Христос все-таки были или нет? Я не знаю, честно скажу. Думаю, с моей точки зрения, скорее, был. Я всегда говорю, что это великий гуманитарный деятель и так далее. Таким образом, я поддерживаю его существование. Насчет Магомеда вообще не знаю, я вне этой культуры, я далек от этой культуры.

    Ребят, вернемся к этим прекрасным цитатам после новостей.

    НОВОСТИ

    С.ДОРЕНКО: Я хотел прочитать вам цитаты из приговора, из вердикта суда Руслану Соколовскому. Вы понимаете, что Руслан Соколовский личность малозначительная, а суд — это великая сущность. И суд это значительная сущность, с моей точки зрения. Их честь дала нам ориентиры. У нас не прецедентное право, но, тем не менее, опирающееся на решения пленумов, на решения судов, понимаешь, да? Таким образом, мы сочетаем в себе континентальное право с прецедентным англо-саксонским, до известной степени. Это дает ориентиры. Что делает человека уголовником? Ты, например, сейчас не уголовница. А можешь стать уголовницей. А Соколовский уголовник. И я прочитаю просто некоторые цитаты. Каким образом человек становится уголовником. Например. Он наделял Иисуса Христа качествами ожившего мертвеца-зомби, полагает судья. И это качество делает человека уголовником. Он наделял Иисуса Христа качествами покемонов. Это тоже делает человека уголовником. Введение Иисуса Христа в японский бестиарий. Нельзя в японский или нельзя в бестиарий, что нельзя? Здесь нет разъяснения, но мы должны быть осторожными в таких вопросах. Отрицает существование Иисуса и пророка Мухаммеда. Видимо, бывшее существование или нынешнее? 

    А.ОНОШКО: Я не знаю.

    С.ДОРЕНКО: Я тоже не знаю. Но здесь тоже будьте осторожны. Надо признавать существование Иисуса и пророка. Отрицать и признать. Надо признавать существование Иисуса и пророка Мухаммеда. Это отличает уголовника от неуголовника. Во всех роликах (его роликах, уголовника) содержится отрицание существования бога. Значит, надо признавать существование бога. Признаешь существование бога… ты признаешь, кстати говоря?

    А.ОНОШКО: Я не знаю.

    С.ДОРЕНКО: То есть ты агностик?

    А.ОНОШКО: Да. Я просто вообще не знаю голограммы. Я всякие разные теории рассматриваю, не могу пока прийти к одной убежденности.

    С.ДОРЕНКО: Если ты отрицаешь существование бога, то это одно из качеств уголовника Соколовского. Таким образом, ты можешь это экстраполировать на себя. Осторожно. Еще. Он занимался осмыслением ситуации непорочного зачатия. Ты осмысляла эту ситуацию?

    А.ОНОШКО: Да, как и всем, мне приходило в голову. 

    С.ДОРЕНКО: Пожалуйста, будь осторожна в этом, потому что осмысление этой ситуации характеризует тебя как вероятную уголовницу. При помощи метафор настойчиво формировал негативный образ верующих.

    А.ОНОШКО: Я читала выдержки, я, правда, не смотрела ролики, может, ему приписывают, я читала выдержки из роликов, там просто мат, вы не любите, нам нельзя, но вообще, там даже не поводу религиозного, там просто…

    С.ДОРЕНКО: «Он разместил информацию в сети интернет, которая носила оскорбительный характер, потому что она была понятна верующим». Я читаю, это цитата, ее честь. Уголовник сделал следующее, и как он стал уголовником. Разместил информацию в сети интернет, которая носила оскорбительный характер, потому что она была понятна верующим. В смысле, не доступна, никто на него не был подписан, никакие верующие его не читали, не слушали, ничего, до этого суда.

    А.ОНОШКО: Сергей, мы стали как на Западе.

    С.ДОРЕНКО: Дальше. Формирует мнение (он формирует мнение, уголовник), что в России царит мракобесие и произвол. А порядочный человек так не делает, не формирует мнение. Дальше. Намеренное транслирование ужасов (он делал), направленных на создание у аудитории психологического шока. Вот такие вещи он делал. Это ненадлежащее поведение. Далее что еще он делал, как характеризуется уголовник. «Оскорбил многочисленные чувства разнообразных социальных групп не только в речевой форме, но и двигательной активностью лица». Он делал двигательную активность лица. Что такое двигательная активность?

    А.ОНОШКО: Вот, смотрите…

    С.ДОРЕНКО: Ужимки. Мерзкие ужимки. Мне уже страшно, спасибо.

    А.ОНОШКО: Жалко, меня мало видно в кадре.

    С.ДОРЕНКО: То есть строил рожи неприятные.

    А.ОНОШКО: Это же неприятно действительно.

    С.ДОРЕНКО: Абсолютно неприятно. Он двигательной активностью лица оскорбил социальные группы многочисленные, разнообразные. Он так двигал лицом, что множество групп были оскорблены, понимаешь, в чем дело. Дальше. «Ролики Соколовского содержат социально-психологические приемы, направленные на то, чтобы вызвать у общественности шок и протесты».

    А.ОНОШКО: Да-да, есть такое.

    С.ДОРЕНКО: Наверное, есть. Я, честно говоря, не видел ни одного его ролика. И не собираюсь вдобавок. Я не могу не обратить внимания на решение ее чести.  Ее честь, российский суд, как вы знаете, это великое достижение демократии, и поэтому мы должны с огромным вниманием смотреть, что сказала ее честь. Еще. Он допускал искажения, которые вводили граждан в замешательство. Он довел до замешательства людей. Замешательство — это как раз тоже уголовная деятельность. Он замешал их, и это характеризует его как уголовника. Ку-ку, понятно, чего я сказал?

    А.ОНОШО: Я думаю об этом.

    С.ДОРЕНКО: Мне нужен юрист, я хочу поговорить с юристом. 7373-94-8. Мне нужен квалифицированный юрист, адвокат, который мне скажет два слова о решении ее чести. Ее честь написала решение, которое, я настаиваю, имеет для меня лично прецедентное значение. Я не говорю, что у нас прецедентное право. Хотя элементы прецедентного права, безусловно, у нас есть. Но ее честь для меня лично очень много сообщила важного, и я хочу обсудить это с юристом. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. По образованию я юрист, но я сам являюсь сотрудником ФСИН. Хочу немножко другую поправку вставить. Вы говорили о том, что он имеет условный срок, и что если он в подъезде справит малую нужду, на него пожалуются и его посадят. Я из собственной практики хочу сказать, что человека условно осужденного привести к реальному сроку за нарушения, в том числе даже если у него более серьезные… я не знаю, насколько серьезной можно считать эту статью, потому что она новая… достаточно сложно человека, если он не исполняет обязанности, возложенные судом, сложно привести его к реальной мере наказания.

    С.ДОРЕНКО: То есть это не тонкая грань, нет?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, это не так — единожды что-то нарушил и отправился в тюрьму. Для этого должна быть установлена систематика. А систематика квалифицируется как более трех раз в течение года.

    С.ДОРЕНКО: Разрешите вопрос? Я когда состоял под условным наказанием, четыре года условно за хулиганство с оружием, я ездил в Солнцево к девочкам. Там девочки сидят, на самом деле, очень милые люди, которые меня отметили, что я встал на учет, потом… это, правда, я сделал месяца через три после приговора, потом я еще разочек заезжал к ним с конфетами попить чайку и больше я их не помню. Это они могут меня переквалифицировать из условного в безусловный?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. Они ведут ваше условное осуждение. Это вы ездили в уголовно-исполнительную инспекцию. Они есть в каждом районе по территориальности, где вы проживаете.

    С.ДОРЕНКО: Я был кунцевский, а мы ходим под солнцевскими, я понял.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, это именно они. Но все это остается на усмотрение суда.

    С.ДОРЕНКО: То есть это непросто.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это не то что непросто, это, я скажу вам, сложно.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо вам огромное. Потому что я-то думал, что на меня кто-нибудь стукнет, и меня тотчас посадят. Понятно, спасибо. Видите, какие-то страхи теперь задним числом я поборол. Теперь я хотел бы с юристом переговорить. Расскажите мне про решение ее чести, насколько оно имеет поучительный, дидактический и прецедентный характер? Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня Александр зовут, практикующий адвокат. Решение, коль оно состоялось, к сожалению, наверное, может стать так, что оно будет некой путеводной звездой, на него будут ориентироваться.

    С.ДОРЕНКО: На него будут опираться в своих речах прокуроры, адвокаты, судьи, да, правильно? У нас есть такой элемент, когда мы выступаем в суде, мы обращаемся к предыдущим решениям.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Как правило, на них не ссылаются. Могут сослаться в том случае, если есть по этому поводу какой-то пленум суда. Но я думаю, в связи с тем, что практика еще не наработана, я так навскидку больше не вспомню дел по такой статье, пленум, скорее всего, будет еще очень нескоро, и на него вряд ли будут как-то опираться. Но будут опираться, я думаю, в том числе следственные органы, по лекалам этого первого уголовного  дела, по составленному обвинению, обвинительному заключению, будут руководствоваться в дальнейшем при расследовании других дел аналогичных каких-то.

    С.ДОРЕНКО: Атеисты утверждают, что бога нет. Я уже боюсь говорить, что я атеист. Это будет подсудно?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Этого никто не может сказать. Какая практика будет. Я думаю, до такого, до утрирования совсем не дойдет.

    С.ДОРЕНКО: А почему? В Пакистане реально башку бы отрезали.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Давайте исходить из того, что мы, слава богу, не те страны, не Саудовская Аравия. У нас вроде в конституции написано, что у нас светское государство.

    С.ДОРЕНКО: Ой. Но это же в 1993 году писалось. И кем писалось, господи, стыдно сказать, Сережей Шахраем. О чем вы говорите, это смешно просто, в хорошем смысле. Я не ругаю конституцию, а просто помню, как Сережа Шахрай над ней работал. Аккуратно переписывая преамбулу с американской конституции.

    А.ОНОШКО: А мы думали, нам ее дали свыше.

    С.ДОРЕНКО: Нет-нет. Свыше — в смысле, из Вашингтона, да, это правильно. В смысле, не конституцию дали, а преамбулу переписали, я имею в виду. Мы, народ, Соединенных Штатов… мы провозглашаем… все как с американского лекала делалось, как мне представляется. Это моя оценка, товарищи, я просто на случай судебного преследования говорю. «Про свою веру надо молчать, чтобы не попасть за решетку», — говорит Никитец Лосев. А у вас вера атеизм, да?

    Итак, мы получили некое русло. Исполнение каждого закона, оно пока еще не проторено, как речушка ищет дорогу или ручей весенний ищет дорогу, а потом укрепляется, и вдруг, может быть, обратится рекой. Сначала ручейком, потом рекой. И так же в судебной практике, для того чтобы применять закон, новый закон, нужно найти вот это русло. Как ручеек, робко сначала, а потом все увереннее и увереннее бежит между камнями и становится речкой. И так же это решение, оно, с моей точки зрения, основополагающее, ввиду того, что оно нащупывает русло. Таким образом, следующее решение уже пойдет по этому руслу, что отрицал существование бога — уголовник. 

    А.ОНОШКО: А мне кажется, что это против хейтерства направлено, вообще все решения. Потому что есть Соколовский, который, эпатируя непристойными комментариями, оскорбляет разные группы людей, многодетных родителей, например, кроме русской православной церкви, еще много всякого говорит. И у нее есть своя паства тоже, в свою очередь, его подписчики, которые, видя это, смеялись от души.

    С.ДОРЕНКО: Троллят.

    А.ОНОШКО: Они не троллят. Они просто думают, что так здорово и можно. И потом еще сами, видя, что это есть и весело, ходят в комментарии к другим людям, начинают выставлять, ну, вы знаете, не мне вам рассказывать. Вы как человек популярный, к вам тоже приходят в комментарии всегда. Тварь, мразь пишут…

    С.ДОРЕНКО: Таких, как Соколовский, а баню. И чего? Мне это не очень мешает.  

    А.ОНОШКО: Вам это не мешает. А кому-то, вообще, люди разные есть, такие обидчивые. И вообще, попустительство такое может привести к тому, что… люди как в детском саду или в школе люди ругаются, дети, их одергивают учителя. Недопустимо на самотек это пускать. А тут их никто не одергивает, в зоне интернета. Вроде бы все взрослые люди.

    С.ДОРЕНКО: Интернет, надо сказать, он такой.

    А.ОНОШКО: Мы же присутствовали при эпохе рождения интернета.

    С.ДОРЕНКО: Настя обнажает новую сторону. Она говорит, что она рассматривает Соколовского как представителя хейтерской культуры. Но пойми ты, у меня вопрос о другом. Ну, а почему мы должны его светским судом судить за это?

    А.ОНОШКО: А каким мы должны его судом судить?

    С.ДОРЕНКО: За что? За хейтерство?

    А.ОНОШКО: Да.

    С.ДОРЕНКО: Он несчастный человек в этой связи. Он постоянно всех ненавидит и всех дразнит, значит, он несчастный человек

    А.ОНОШКО: Ради профилактики.

    С.ДОРЕНКО: Ты дразнишь? Нет. Я нет.

    А.ОНОШКО: Ко мне придет, например, какой-нибудь человек, а у меня есть, которые мне пишут личные сообщения какие-то ужасные, я возьму, аккуратненько скриншоты, ссылки, и пойду с папочкой в отделение Следственного комитета или полиции и скажу: вы знаете, есть человек, вот смотрите, что он пишет. И мы его найдем физически, приведем физически в светский суд, чтобы он понял, что не надо этим заниматься.

    С.ДОРЕНКО: Пойти в охранное предприятие какое-нибудь, поговори с пацанами. Помоги ребятам…  

    А.ОНОШКО: Я не хочу деньги свои на это тратить. Пусть этим занимается государство.

    С.ДОРЕНКО: Ну, нормально с ребятами поговори, они пойдут, ему дадут по роже. Все нормально.

    А.ОНОШКО: Зачем мне надо это? По роже? Это называется самоуправство, самосуд и так далее. Может, они кого-то не того найдут и не тому по роже дадут. Зачем мне это надо? Пусть государство по-настоящему сделает. Пусть он узнает, и все об этом узнают. И потом, прежде чем заносить руку над клавиатурой и писать «мразь»…

    С.ДОРЕНКО: Настя не любит хейтеров.

    А.ОНОШКО: «Мразь», «тварь» или что там еще, «нарожали даунов» или что-то такое, «пусть вы все сдохнете», прежде он будет знать, что его условно или как сделают уголовником. Пускай.

    С.ДОРЕНКО: Вот тебе Ватница пишет. «Настя, ты поддерживаешь законы о ненависти? У, какая же ты либералка после этого? Ты против свободы слова». Свобода экспрессии, свобода эмоции. Это свобода эмоций. Человек тебя ненавидит, он пишет, что он тебя ненавидит.

    А.ОНОШКО: Почему мы не можем пописать на улице? Посередине выйти, сесть, снять штаны, пописать и покакать: За это нас наказывают. Почему?

    С.ДОРЕНКО: Подавляющее большинство русских мужчин писает, стоя на обочине дороги. И что?

    А.ОНОШКО: Как собачка, у стены, я знаю. Просто так неудобно писать, надо предмет перед собой иметь. У нас за это наказывают, вы не знали? 

    С.ДОРЕНКО: Нет, я только в клаксон делаю приветственный — струя тонкая, придурок.

    А.ОНОШКО: Вообще-то это наказуемое деяние, серьезно.

    С.ДОРЕНКО: Не знал. Я сам никогда так не делаю. Я еду до заправки и там все делаю. 

    А.ОНОШКО: Хотя это естественно. Мы же не против естественных отправлений…

    С.ДОРЕНКО: Настенька, короче, твое кредо.

    А.ОНОШКО: Я, как всегда, непопулярную позицию занимаю.

    С.ДОРЕНКО: Настя заняла непопулярную позицию. Я никогда не бросал бумажку мимо урны, а если бросал, то поднимал. Наклонялся и поднимал. Знаете, что я маньяк в этом смысле абсолютный? «В Барселоне есть стена, на которую все писают, много веков», — говорит Великий Немой. Традиция, что теперь делать. Закругляясь по этой теме, мы хотим сказать следующее: что меня насторожило в этом приговоре… не насторожило, а обратило на себя внимание фраза, что он отрицал существование бога. Человек, отрицающий существование бога, в частности, это есть признак уголовника. Есть признак человека антиобщественного, которого общество должно карать и наказывать. Если бы это не было квалифицирующим признаком, судья не поставила бы это в вердикт. Судья поставила в вердикт, что отрицающий существование бога есть уголовник, в сущности. Она его характеризует, там целый ряд позиций. Если бы это не было сущностным, важным качеством уголовника, она бы, судья, знаете, что каждое слово на вес золота, и каждое не сказанное слово еще больше на вес золота, напоминаю вам Льюиса Кэролла.

    А.ОНОШКО: Невзорова же никто не судит.

    С.ДОРЕНКО: Невзоров, значит, не допрыгался еще. Но если и когда допрыгался бы, то сама фраза, что отрицает существование бога, а следовательно, уголовник, судья, если бы это не было значимым, десятый раз повторяю… послушай меня сейчас, попробуй открыть свой мозг инопланетный мне, инопланетянину. Судья не поставила бы этой фразы в приговор, если бы это не было важным. Приговор содержит только сущностные характеристики. Например, если бы Соколовский умел зажигать спичку о ботинок, это не стало бы частью приговора, потому что это не сущностно важно. Понятно, да? Судья вставляет в приговор, пишет в приговор только то, что действительно сущностно важно. Он уголовник: и сделал это, это и это. Понятно? И в частности, он уголовник потому, что отрицал существование бога. Это принципиальное решение суда. Это решение суда, после которого нам жить. Я бы сказал, уходить в подполье, нам прятаться.

    Я хочу провести голосование. Я думаю, я такое голосование уже проводил несколько месяцев назад, но тем не менее. Будет три телефонных номера. Первое, вы верите, что существует только единый бог, больше ничего. Единый бог и точка — 134-21-35. Вы верите в потусторонние силы, целый ряд потусторонних сил, разных — 134-21-36. Вы считаете, что бога и потусторонних сил нет — 134-21-37. Есть только единый бог, больше ничего — ни привидений, ни душ, ничего нет. Никаких потусторонних сил нет. Единый бог. Второе: есть потусторонние силы. Боги и потусторонние силы разные, святые там… И третье: бога нет — 134-21-37. Есть только единый бог — 134-21-35. Есть какие-то потусторонние силы — 134-21-36. Бога нет — 134-21-37, и потусторонних сил нет. Мне очень стыдно будет, если не совпадет число. Сейчас 26, 27, 47. Все время пляшет, у меня уже полтысячи. Мы продолжаем. Первый телефон: 134-21-35 — существует единый бог, но только он, больше ничего. Никаких ни привидений, ни леших, ничего. Вообще потусторонние силы существуют, бог, пожалуйста, и еще существуют потусторонние силы — 134-21-36. И наконец, 134-21-37 — нет ни бога, ни потусторонних сил никаких нет. Мне очень интересно, сколько будет всего. Мне жалко ограничивать голосование, потому что летит, как бешеное, уже 800 человек. Ну, что, тысячу ждать? Я все-таки приму один звонок, пока вы голосуете. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Я бы хотел вам возразить. Лично я, такое же, как и ваше, субъективное суждение по поводу вынесения приговора, то, что судья вынесла. Все-таки она своим приговором не подтверждает того, что бог есть и те, кто считает иначе…

    С.ДОРЕНКО: Она характеризует сущностно уголовника. И в частности, говорит о нем — он отрицает существование бога. Уголовник таков: отрицает существование бога. То есть это важная сущностная характеристика уголовника. Я останавливаю это голосование, тысяча голосов. Итак. 22, 32, 46. Сошлось? Да, сошлось. 22 процента — есть только единый бог. Есть потусторонние силы — 32 процента. Ни богу, ни потусторонних сил нет — 46 процентов. Уголовники, сволочь уголовная!

    В ДВИЖЕНИИ

    НОВОСТИ

    С.ДОРЕНКО: 10 часов 5 минут. Что с долларом, посмотрим. Мы вчера его видели на 27-28. 27-22 я его потом видал. 27,06. О чем это говорит? Это говорит о победе рубля над здравым смыслом. 61,98 по евро. Рубль побеждает здравый смысл. И должен победить. Должен уйти на 56. Он уйдет не на 56, он еще лучше уйдет. Не знаю, трудно говорить, я-то жду 54. Я думаю, где-нибудь после 25 мая будет у нас налоговый период, ха-ха, и примерно числа 26-го будет ОПЕК, ха-ха, который подтвердит все снова. И вот тут-то мы его и поймаем, в конце совсем мая – первых числах июня. Отловим мы его, голубя. И там-то мы от него избавимся. 50,83. 1.0863 по главной паре. Главная пара заставляет нас скучать, никакого большого движения нет, как видите.

    Очень много про покемонов. Причем все мне пишут, в личку пишут люди, я вот этого не могу понять. «Думаю, после приговора Соколовскому было бы правильно подать в суд заявление об установлении юридического факта, есть ли бог. И привлечь все заинтересованные стороны. Сам факт подачи такого заявления взорвет общество и судебную систему». Это мне предлагает юрист один. Внимание. Было бы правильно подать в суд сейчас заявление об установлении юридического факт существования бога и привлечь все заинтересованные стороны.

    А.ОНОШКО: Может быть такое, что не установим, например, в судебном порядке, какой-то факт?

    С.ДОРЕНКО: Понимаешь, в чем дело. Ведь верь, чтобы понимать. Фома Аквинский, да?

    А.ОНОШКО: Вера и понимание это же разные, противоречивые совершенно. Веришь и все.

    С.ДОРЕНКО: Верь, чтобы понимать. Сначала поверишь, потом понимаешь. Если не веришь, не понимаешь, вот в чем дело. Иной способ познания. Все хорошо. Это не разное. Через веру. Например, ты веришь. Во что? Можно, я добьюсь, наконец, твоих верований?

    А.ОНОШКО: Будучи роботом инопланетным.

    С.ДОРЕНКО: Ты не веришь? Ты веришь только в топливо.

    А.ОНОШКО: Я даже не знаю точно, как радио работает, волны, все это, на физике рассказывают, вроде все работает, а как, я не понимаю. Меня это уже останавливает очень сильно, несмотря на то, что я робот сама.

    С.ДОРЕНКО: Сейчас iPhone новый сделают, восьмой, который будет на расстоянии четырех-пяти метров заряжаться от Wi-Fi. iPhone 8, как будто, по слухам, может быть, будет заряжаться на расстоянии 4-5 метров от точки Wi-Fi. Из этого прямое следствие какое? Что любая точка Wi-Fi существующая ныне, наверное, на расстоянии 4-5 метров обеспечивает такое воздействие, которое могло бы зарядить iPhone. Таким образом, люди, которые сидят поблизости от точки Wi-Fi, на расстоянии 4-5 метров, они заряжаются как iPhone, сквозь них лупит такая фигня, что у них передняя доля мозга…

    А.ОНОШКО: А им хоть бы что.

    С.ДОРЕНКО: Почему хоть бы что? Мы же не видим.

    А.ОНОШКО: Мы бы видели, что они становится идиотами.

    С.ДОРЕНКО: Незаметно. Моча становится мутная поначалу. Вы поразглядываете, пожалуйста, сейчас пойдите.

    А.ОНОШКО: Утренняя всегда не такая, как днем.

    С.ДОРЕНКО: Пенится. Это сначала. Потом следующее движение: передняя доля мозга начинает складываться, как лепесточки, это можно обратить внимание, если поступать по башке. Слышишь, сейчас вот так, чуешь? Это Wi-Fi со мной сделал. Ты чувствуешь, что там пустота, резонирует?

    А.ОНОШКО: Да. Прекратите уже.

    С.ДОРЕНКО: Понятно, о чем я говорю? Там пустота, мать. Дальше между ушами уже обнаруживаются два окурка. Я забыл их, когда еще курил, в 1998-м году оставил их и голове и они там болтаются. Больше же ничего нет. А ты говоришь, Wi-Fi безвреден. Ты все время меня пытаешься сагитировать.

    А.ОНОШКО: Я верю в то, что он безвреден.

    С.ДОРЕНКО: А, это предмет твоей веры. Ну, хорошо.

    С.ДОРЕНКО: Беспрецедентный случай стал предметом расследования журналистов «МК» в Пскове. Знаешь, почему я смеюсь? Потому что я робот. Я не человек. Был бы я человеком, я бы не смел. С диагнозом «деменция», не смог человек сказать моментально, что девять на восемь будет 72, он не знал, оказался в псковской областной больнице в предынфарктном состоянии. А, нет, подожди, извини. Сначала его отправили в психушку, родственники.

    А.ОНОШКО: Его нельзя без присмотра оставлять, а им надо было…

    С.ДОРЕНКО: Он здесь перед нами, вид у него, скажи, на какого актера он похож? Она не знает актеров.

    А.ОНОШКО: Вообще он очень классно выглядит, несмотря на всю эту деменцию.

    С.ДОРЕНКО: Я сейчас покажу Даше Горностаевой. Даша, на какого актера похож этот добрейший человек? Он какой-то актер голливудский.

    А.ОНОШКО: Дауни-младший, что ли?

    С.ДОРЕНКО: Какой-то клевый. Он похож на этого седовласца, который все время любовник…

    А.ОНОШКО: Аль Пачино?

    С.ДОРЕНКО: Нет, другой. Хороший человек, короче. Он не смог моментально сказать, сколько будет девятью восемь. Девять знаю — 81. А восемь хрен его знает. Ему говорят: а квадрат числа 14? Скажи мне квадрат числа 14.

    А.ОНОШКО: Не знаю.

    С.ДОРЕНКО: В дурочку. 196. Где ты училась?

    А.ОНОШКО: Вы уверены?

    С.ДОРЕНКО: Да, я уверен.

    А.ОНОШКО: Квадрат 12 — 144. А вот 14 я уже…

    С.ДОРЕНКО: 13 — 169. 14 — 196.

    А.ОНОШКО: Так редко пользуемся этими знаниями, что забыла.

    С.ДОРЕНКО: 15 — 225. Ты не знаешь квадраты чисел! Начинается! Кого мне подослали? Эй, але, там, наверху, мне прислали бракованный робот. Что ты будешь делать!

    А.ОНОШКО: Максимально приближен к человеку.

    С.ДОРЕНКО: Может, ты человек? Вот это самое досадное. Если я узнаю про то, что ты человек, я буду разочарован. Хорошо. Его отправили в дурочку. И оттуда сразу перевезли в областную больницу, через несколько дней. Отрезали, ампутировали ногу, и предынфарктное состояние. То есть в дурочке с ним делали что-то такое, после чего началась гангрена и предынфарктное состояние.

    А.ОНОШКО: Пролежни у него еще появились за время проживания там.

    С.ДОРЕНКО: Он весь в пролежнях. Это все ему сделали… я бы Соколовского на его место отправил бы лучше. Ему сделали за то, что он не знал, сколько будет девятью восемь. Что ты будешь делать! Вот это дурки у нас! Кого мучали в дурке, позвоните, пожалуйста. Вас мучили в дурочке. Расскажите нам об этих чудовищных пытках. Здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Буэнос диас. Это Андрей, город Москва. У меня близкий родственник страдал деменцией, я столкнулся с этим. И очень сложно поверить, что сразу его положили куда-то в дурку.

    А.ОНОШКО: Нет, я вам объясню. Город Псков, он два года назад, после инфаркта, у него началась эта деменция. И его уже нельзя было оставлять в какой-то момент одного, он не ориентировался в пространстве. Ему 62 года. Его никак в дом престарелых пристроить не удается, по его состоянию. И тут я не знаю, что случилось, им надо было, видимо, уехать или что-то, и не с кем было его оставить. Они предпочли договориться с психиатрической клиникой и неформально его туда на пять дней или на неделю определить, чтобы за ним там присматривали, кормили. В этом был смысл, не лечить, а просто.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я хочу сказать, что приезжала периодически психиатрическая скорая, они говорят: что делать, выворачивать везде ручки, чтобы человек не сиганул с балкона, потому что вина будет на родственниках. Это ужасно. Медики пусть позвонят, с какой системой это связано, что с ее согласия… даже хлорик этот, хлорпротикскен выписали.

    С.ДОРЕНКО: Ужас. «Гипофиз надо менять», — говорит Тимсон. Гипофиз не поможет. Мне вот Миша Татарин пишет. Что 16 на 16 будет 265. И все. Сейчас все занялись этим делом. А 17 на 17? 289? Задаю вопрос? А 11 на 11 — 121? Вы квадраты чисел знаете? Какого черта вы ходили в школу, я хотел бы уточнить? Онанизмом заниматься? Чем вы в школе занимались? Никто квадратов не знает ни хрена, ни таблицу умножения. Красавчики! Здравствуйте. Все пациенты, Кирилл, кроме нас с вами. Настя тоже пациентка.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. Мы тоже пациенты все равно, давайте не выбиваться из общего строя. Маршируем вместе. Дело в том, что такими пациентами хроническими и неизлечимыми пациентами занимаются не медицинские учреждения, ими занимаются учреждения социальной защиты. И сейчас существуют интернаты, в которые таких пациентов помещают, либо постоянно, либо временно.

    С.ДОРЕНКО: Скажите, что их там бьют и издеваются.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну, опять же, били или не били, я не могу этого точно сказать. Тем не менее, это проблема не чисто медицинская, это проблема, которой занимаются…

    С.ДОРЕНКО: Почему гангрена? Значит, его связали, приковали и несколько суток не подходили, вот и все. Он там мочился под себя. Потом говорят: ой, у вас чего-то загнивает, видать, гангрена и пролежни. Просто сковали и несколько суток не подходили, вот и все.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А где это было?

    А.ОНОШКО: Псков.

    С.ДОРЕНКО: Г.Псков, Россия. 21 век. Конечно, ни в коем случае, никогда-никогда. У нас не может быть такого. Здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Такого быть не может, чтобы связали и несколько суток не подходили. Потому что есть строгий регламент, по которому работает персонал. Это все проверяется. Сейчас уже почти во всех психиатрических больницах есть видеокамеры, все это можно проверить и посмотреть. Это раз. Во-вторых, сейчас прямо какая-то кампания идет против психиатрии, что управляем миром, ставим диагноз «деменция» только потому, что человек не знает таблицу умножения…

    С.ДОРЕНКО: А вы психиатр?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я психиатр.

    С.ДОРЕНКО: Ага! Хорошо. А вы, наоборот, хорошие?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, мы не хорошие, мы выполняем свою работу. Мы помогаем людям, насколько это возможно в нашей бездушной системе здравоохранения. Есть действительно такие учреждения социальной защиты, но туда очень сложно попасть. Потому что желающих масса, а мест ограниченное количество.

    С.ДОРЕНКО: То есть хорошие дурочки есть?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Есть учреждения и социальной защиты, и здравоохранения, они выполняют разную функцию. Но в некоторых больницах есть такие отделения по уходу, куда можно лечь не только в остром состоянии, когда человеку нужна стационарная психиатрическая помощь, но и временно, для оформления документов каких-то, для осуществления ухода, потому что у родственников, например, нет возможности осуществлять уход, заболели или уехали куда-то. Бывают такие поездки, которые нельзя отменить. Наследство какое-то во Владивостоке, ехать нужно. А человека оставить не с кем. И за это время социальные работники какие-то процедуры выполняют. Чтобы человека оформить в интернат тот же психоневрологический или пансионат для ветеранов труда, потому что наши проживающие в пансионатах для ветеранов труда, у них тоже есть психические расстройства, но только там определенный спектр, который позволяет находиться со здоровыми людьми, не опасные для окружающих.

    С.ДОРЕНКО: Например, сталинизм, еще что-нибудь такое?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Типа того.

    С.ДОРЕНКО: Это нормально. Спасибо большое. Поехали дальше.

    С.ДОРЕНКО: Так. Большой праздник у украинцев. Я думаю, что будет какой-то выходной день объявлен в результате, 11 июня у них будет праздник. С 11-го числа июня, вероятно, пока еще не понятно, но видимо, все к тому идет, что они будут безвизово по 90 дней за 180 каждые полгода, они смогут заезжать в Европу просто без ничего, если есть биометрический паспорт. То есть паспорт такой, как у нас с тобой биометрический. У тебя биометрический? 

    А.ОНОШКО: Внутригражданский и такой, который на десять лет.

    С.ДОРЕНКО: Когда себя выдаешь за русскую гражданку там. Я напомню, мы инопланетяне с Настей. Когда мы выдаем себя за русских граждан там, за рубежом, понимаешь, косим под этих самых…

    А.ОНОШКО: Я не погружалась в этот вопрос, поэтому даже не могу сказать, какой у меня паспорт. Я знаю, что я потратила на то, чтобы получить визу, и мне дали на год европейскую визу, на человека ушло тысяч по пять. Консульский сбор, визовый сбор, 30 евро, 1800…

    С.ДОРЕНКО: Потом надо в самом центре сдавать отпечаточки.

    А.ОНОШКО: Время потратили, и всего на год. Мне через год, если захочется, еще раз…

    С.ДОРЕНКО: У меня просто вопрос тупой к тебе: почему ты вызываешь подозрения у консульских работников европейских?

    А.ОНОШКО: Так всем надо обязательно сдавать.

    С.ДОРЕНКО: Нет, дорогая.

    А.ОНОШКО: Всем надо явиться лично и сдать пальцы.

    С.ДОРЕНКО: Это я сдавал. Мне сразу дали на два года. Почему тебе дали год, что в тебе подозрительного?

    А.ОНОШКО: Это не ко мне вопрос, а к ним.

    С.ДОРЕНКО: Я спрашиваю, подумай о себе. Почему ты всегда обвиняешь противную сторону? Может быть, это ты противная сторона? Может быть, они что-то в тебе усмотрели? Вот что в тебе плохого? Ты торговец женщинами, торговец наркотиками, торговец оружиями? Что в тебе плохого? Что-то в тебе есть плохое. Что-то удручающее, настораживающее людей. Ну, скажи, что?

    А.ОНОШКО: Моя русскость, мне кажется.

    С.ДОРЕНКО: Ей дали всего год. Она подозрительная женщина. Она вошла, все сказали: о-о, эта точно торгует женщинами.

    А.ОНОШКО: Пора делать украинское гражданство. Один раз сделал и головная боль…

    С.ДОРЕНКО: И целый день свободен. С утра сделал и целый день свободен.

    Президент Украины Петр Порошенко считает, что его страна… у тебя нет оснований к этому.

    А.ОНОШКО: Как же? Могилы предков. А какие основания? Что мама была украинкой или папа?

    С.ДОРЕНКО: На украинское гражданство могут претендовать и получить граждане, родившиеся на территории Украины, раз. Украинцы по советскому паспорту. То есть по крови, независимо от того, где родился. Второе. Родившиеся на территории Украины независимо от национальности. Человек, у которого один из двух родителей родился на Украине.

    А.ОНОШКО: Эвакуация не считается же?  

    С.ДОРЕНКО: Эвакуация не считается. Далее. Человек, у которого хоть один из дедушек или бабушек родились на Украине.

    А.ОНОШКО: О, это есть, этого полно.

    С.ДОРЕНКО: Так ты потенциальная предательница. Она собирается предать Родину.

    А.ОНОШКО: Наоборот, вернуться к своей родине.

    С.ДОРЕНКО: Можно, я тебе скажу человек, который удовлетворяет всем вышеперечисленным требованиям?

    А.ОНОШКО: Ваша обезьяна на футболке?

    С.ДОРЕНКО: Да. Я украинец по…

    А.ОНОШКО: Вам запретили въезд, насколько я знаю, вообще.

    С.ДОРЕНКО: Я запрещен к въезду, да. Все, мы не собираемся. Президент Украины Петр Порошенко… это все была шутка перед этим, я сейчас соответствующим органам скажу. Извини, но ты не понимаешь, сколько бумаги сейчас пойдет на Лубянку про тебя… Я хочу ее изобличить. Она просто смеется. Скажи, что ты смеялась.

    А.ОНОШКО: Это украинское выражение «я смеюсь с тебя», да? Шутит, вы имеете в виду?

    С.ДОРЕНКО: Она смеется. Президент Украины Петр Порошенко считает, что его страна, получив безвизовый режим с Евросоюзом, а, вероятно, с 11 июня, окончательно оформила свой развод с Российской империей. Такое заявление, как передает РИА Новости, он сделал в интервью украинскому каналу «1+1». «Я бы сказал, что сегодня Украина окончательно оформила свой развод с Российской империей. Именно так, по-философски (причем тут философски?) мы должны это воспринимать». Причем тут философия, я не понимаю? По мнению Порошенко, украинский паспорт войдет в 40 наиболее перспективных и привлекательных паспортов мира относительно возможности путешествий. «Уже гордишься украинским паспортом. И это очень важное достижение. Уже никто нас не перепутает ни с одной страной мира, и я хочу всех с этим поздравить». Уже никто не перепутает их с Казахстаном, он имеет в виду, правильно? Или с чем, я не знаю? Их больно ранит, что их считают русскими. А, Ukraine — it’s Russian gays, и их дико, конечно, колбасит от этого.

    11 мая Совет Евросоюза окончательно утвердил решение предоставления безвизового… Не знаю. Вы завидуете украинцам насчет безвизового въезда? 134-21-35 — да. 134-21-36 — нет. Их не пустят в Великобританию. Я на всякий случай даю наколку тем, кто не хочет видеть украинцев массово, где будет сосредоточены украинцы теперь. Их не пустят в Великобританию и Ирландию, по-прежнему можно ездить спокойно. И их не пустят в Швейцарию. В Швейцарию, Великобританию и Ирландию их не пускают. Что очень мило, мне кажется, и оставляет нам кучу мест, где можно поездить без гортанного русского мата, который они изображают во всех магазинах. Вы выходите в Барселоне, они там обязательно гортанно толпой матерятся. Неважно, в любой магазин. Вы завидуете украинцам по поводу безвизового въезда? Да — 134-21-35. Нет — 134-21-36. На самом деле, это голосование вдруг стало популярным. У меня просто 300 человек моментально.  

    А.ОНОШКО: А наши-то когда договорятся? Никогда?

    С.ДОРЕНКО: Никогда. Мы не можем. И не будет этого. Потому что у нас открытая граница с Казахстаном, Киргизией. Ты что, смеешься, что ли? Я останавливаю это голосование. Вы завидуете украинцам по поводу безвизового въезда: 55 процентов — да, 45 процентов — нет. Прекрасно, ребята. Я хотел сделать один маленький анонс. Нет, 54. Мать, я почему у нас идет это голосование? Все-все. То голосование закрыто. Я делаю маленький анонс, но важный.

    С.ДОРЕНКО: Александр Капков и Валентина Бузина сейчас садятся в машину. Они придумали такую химию прикольную. Наш экипаж «Говорит Москва» будет на улицах с вами контачить. Будет масса всяких викторин. Сегодня первый блин. Сегодня первая программа в 11. Автомобильное развлекательное шоу. Они законтачили, закорешили с Solaris, будут на Hyundai Solaris разъезжать. У них там будет дозвон, они будут в эфире, они будут принимать звонки, они будут фантастические и феерические. На самом деле, Даша Горностаева все это будет делать. Они будут феерически загружать Дашу Горностаеву и делать все время вам смешно. И все это прямо среди вас, прямо на улицах города, вы сможете махать им рукой, они станут махать вам и так далее. Александр Капков, Валентина Бузина, новое развлекательное шоу «Пятница, 11». И сегодня тоже.

    НОВОСТИ

    С.ДОРЕНКО: Мы продолжаем. Поехали. Мы не будем больше это обсуждать, с Украиной. Или еще пообсуждаем?

    А.ОНОШКО: Нечего там обсуждать.

    С.ДОРЕНКО: Они ездят без виз на жалкие 90… Внимание, давайте поглумимся над этим. Они ездят без виз. С 11 июня, это еще ждать. Всего лишь на жалкие 90 дней, какие-то паршивые 90 дней, каждые полгода. То есть могут за полгода 90 дней, потом надо выехать и снова въехать на 90 дней. Все это вызывает чувство сострадания какого-то, да?

    А.ОНОШКО: Да.

    С.ДОРЕНКО: Мы вам сострадаем. «Зависть аж прет из вас», — пишет мне Харьковчанин. Ну, как вам сказать? Не знаю. Не думаю, что из меня прямо сильно прет зависть. Но немножко вроде прет, чуть-чуть совсем.

    Слушай, про кишечную флору можно расскажу? Или ты про секс хочешь? Настя хочет про секс, если позволите. Настя, выступи, пожалуйста, про секс, я тебя прошу.

    А.ОНОШКО: В Орегоне скоро будет возможность не указывать…

    С.ДОРЕНКО: Орегон, Портланд. Все смотрели сериал «Портланд»? Вы должны посмотреть, хотя бы сезонов 28. Такой юмористический, мягкий, милый сериал о том, как портландцы ненавидят и завидуют Сиэтлу.

    А.ОНОШКО: У них тоже визы какие-то?

    С.ДОРЕНКО: Сиэтл преуспевающий, большой город, значительный город. А Портланд малозначительный, там делают две вещи: неплохие траулеры и неплохие ножи, которые все носят на ремне. Вот эти ножи с плоскогубцами. Это все Портланд, Орегон. Это делают в Портланде. Больше ничего не делают и завидуют Сиэтлу все время. Ну,  рассказывай. 

    А.ОНОШКО: Можно будет на правах ставить «х» в месте для пола, в Орегоне. Я вдруг сейчас подумала, а зачем нам нужен пол, например, такая информация, как ваш пол, на таком документе, как ваши автомобильные права?

    С.ДОРЕНКО: Настя спрашивает меня, и совершенно справедливо, я хочу вашу точку зрения услышать. Настя говорит: меня время от времени спрашивают, какого я пола.

    А.ОНОШКО: В анкетах разных. А я не задумываясь, пишу всегда. Зачем?

    С.ДОРЕНКО: Она всегда пишет. И впервые в жизни Настя стала, сейчас ее озарило, что это не имеет никакого смысла. Потому что спрашивающий тебя милиционер не собирается же делать с тобой детей, правильно?

    А.ОНОШКО: Никакого смысла вообще нет. Только для учета демографического, может быть.

    С.ДОРЕНКО: Милиционер смотрит на тебя, женщину, и спрашивает: вы женщина? А зачем? Чтобы что?

    А.ОНОШКО: Чтобы убедиться окончательно, видимо, в моей честности.

    С.ДОРЕНКО: Кстати говоря, про украинцев…

    А.ОНОШКО: Есть женщины, очень похожие на трансвеститов…

    С.ДОРЕНКО: Было у Гоголя как раз описание Запорожской Сечи, ты помнишь? Когда Тарас Бульва везет Андрия своего и Остапа, он везет в Сечь предъявить. И они проходят простую процедуру приема новых бойцов, новых членов этой вольницы казацкой. Первый вопрос: православный? — Да. — А ну, перекрестись. А теперь ступай в который сам знаешь курень.

    А.ОНОШКО: А что это значит?

    С.ДОРЕНКО: В любую казарму иди, в которую тебе хочется.

    А.ОНОШКО: Которая на тебя смотрит.

    С.ДОРЕНКО: Также должно быть и с определением пола. Тебя спрашивает полицейский: здравствуйте, вы женщина? Ты говоришь: да. Он: покажи. Женщина? Покажи. Так же, как ты православная? Перекрестись. Покажи. Ну хоть сиськи покажи. Ну хоть что-то покажи. Ну откуда я знаю? Может, ты переодетый мужчина.

    А.ОНОШКО: Анкету посмотри мою.

    С.ДОРЕНКО: Зачем анкету, дорогая? Покажи сиськи. Ну, если сиськи не хочешь…

    А.ОНОШКО: У некоторых мужчин такие сиськи, что это не отличительный знак.

    С.ДОРЕНКО: Одним словом, Настя считает, что мы тоже должны устранить из анкет пол. В Орегоне, Портланд, помните такое место? Там делают неплохие траулеры и ножи с плоскогубцами. И там будут теперь в правах ставить прочерк. Плевать, какого ты пола. Это не отражается на вождении, они так думают там в Орегоне (мы-то знаем, что это неправда). Вы бы тоже ставили «иксы»? Вам кажется определение пола в анкетах, непрерывное свидетельствование пола в анкетах лишним и унизительным. Надо ставить пол в анкетах — 134-21-35. Нет, не надо — 134-21-36. На фига мы ставим? Что, не видно?

    А.ОНОШКО: По имени можно понять, я всегда думала раньше. Анастасия Оношко, мальчик.

    С.ДОРЕНКО: Надо ставить пол по-прежнему в документах и анкетах — 134-21-35. Нет, не надо, потому что это, во-первых, унизительно, во-вторых, никому не нужно, нет логического понимания, для чего это делается. Мы не понимаем, зачем ставить пол в анкетах и документах. Муж. А что, с виду не видно?

    А.ОНОШКО: Вот я сейчас на перевыпуск карты в банке заявление пишу. Имя, фамилия, отчество, пол, гражданство.

    С.ДОРЕНКО: Какое отношение к платежеспособности имеет пол?

    А.ОНОШКО: Мы знаем, что женщины получают меньше мужчин в целом. Нам и без анкет понятно.

    С.ДОРЕНКО: А если Саша Глушко? — Лимузин спрашивает.

    А.ОНОШКО: Александр или Александра. Бывают такие языки, типа английского, где действительно есть имена, не поймешь. Я некоторые слышала, Рэй, например, что это, мужское или женское имя? Как угодно может быть. Но у нас-то нет такого. И зачем? Даже если непонятно, какая разница для банка, мужчина вы или женщина? С 8 марта он мне не пришлет смску или что?

    С.ДОРЕНКО: Надо ставить пол — пишут 59 процентов. 59 процентов настаивают, что пол по-прежнему нужен, даже при перевыпуске кредитной карты. А 41 процент считает это лишним. Здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Сергей. А вы знаете, что как раз проставление пола подчеркивает наше неравенство? Потому что по конституции мы все равны. А, допустим, женщина в армии не служит. И это хорошо, конечно. Но не служит.

    С.ДОРЕНКО: И уголовочка меньше для них часто.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. Срок меньше дают, если что. Это неравенство и надо знать. Представляете, не будет пола, и военкомат повесится. Он будет повестки присылать наобум. А так он мальчикам присылает, а девочкам нет.

    А.ОНОШКО: Подождите. Военкомат, у них есть данные. При рождении фиксируются граждане.

    С.ДОРЕНКО: А Настя на кредитную карточку зачем пол пишет, для чего?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не знаю. По поводу военкомата. У нас же в конституции же не написано, что женщины не должны служить в армии.

    С.ДОРЕНКО: Это понятно. А на кредитную карточку для чего она пишет пол?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не знаю. Чтобы понять: карточка у мужика, значит, опасно отнимать, у женщины можно.

    А.ОНОШКО: Это маркетинговое, может быть…

    С.ДОРЕНКО: Это как значок «Баба — дура». Она пишет про себя: «Анастасия Оношко (баба — дура)».

    А.ОНОШКО: Женщины в прошлом году чаще мужчин попадали в аварии.

    С.ДОРЕНКО: Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Абдул. Пару дней назад купили билет на «Аэрофлот», надо обязательно указывать пол, женский или мужской.

    С.ДОРЕНКО: А там же нет женских или мужских туалетов, там все унисекс, какая разница?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я один раз сталкивался в магазине, пришло оно, я так и не понял, кто оно — мужик или женщина. Я бы хотел спросить, кто оно?

    С.ДОРЕНКО: А по виду не поймешь?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Абсолютно.

    А.ОНОШКО: А зачем вам понимать-то?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Потому что она не хотела пробивать чек, требовала паспорт, начала орать на меня, это не ваша касса, в общем... 

    С.ДОРЕНКО: А по голосу? Не попалилась по голосу?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Какой-то непонятный хрип. Думал, я Высоцкого слушаю, потом вроде бы и нет.

    С.ДОРЕНКО: Трансвестит.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И вот таким людям, наверное, надо…

    С.ДОРЕНКО: «А у нас у сотрудницы, — говорит Великий Немой (вот они сотрудниц-то нанимают) — 84 года ей (ну, вы и работаете с людьми), фамилия бесполая, ей шлют спам с предложением проституток». И чего?

    А.ОНОШКО: Она такая, ей 84 года и она присутствует во всех соцсетях, что ли? Пожилым, как детям, надо скрывать свои данные.

    С.ДОРЕНКО: И чего? Может, ей нужны проститутки, наоборот? Ходили бы, хороводы водили. Проститутки, вы думаете, только для этого? А поговорить, а хороводы водить, чайку водить? Вы неправильно используете проституток. Расскажите, вы для чего их используете? Очень странные люди.

    На Тверской что-то происходит, какая-то тема. Там сбили мотоциклиста на Пушкинской. И вокруг тоже теперь большие проблемы. Да, и на Пушкинской. Сейчас прочитаю. Сбили мотоциклиста. Десять минут назад все ехало, пишет человек, который не поймет, почему вдруг стало не ехать. Говорят, что из-за мотоциклиста.

    «Женщины чаще уходят в декрет», — говорит Игорь, вот такое у него есть наблюдение.

    А.ОНОШКО: А к правам автомобильным?

    С.ДОРЕНКО: Какое отношение это имеет к банковской карте и правам автомобильным? Объясните, пожалуйста. Ладно, поехали дальше.

    С.ДОРЕНКО: Мы говорим про гомосексуалистов и про всякие определения пола. Союз журналистов Чечни, это региональная организация, не знаю, самостоятельная или часть Союза журналистов России, может быть, не знаю, я никогда не состоял ни в одной организации, никогда не был журналистом. Союз журналистов Чечни направил письмо верховному комиссару ООН по правам человека Зейду Рааду аль-Хусейну с требованием прекратить кампанию травли республики. Я так понимаю, что сам Зейд Раад аль-Хусейн не травит Чечню. Он как бы заступник то есть. Прекратить кампанию травли. «Имеем основания заявить, что обвинения, звучащие в адрес Чеченской Республики (этот официальный документ) о якобы имеющих место случаях незаконных действий в отношении граждан нетрадиционной ориентации… ребят, можно я чеченцам правду скажу? Слишком много родительных падежей, товарищи. Зейд Раад аль-Хусейн сломает мозг. Это слишком написано не того. «… абсолютно беспочвенны и не соответствуют действительности», — пишут журналисты Чечни Зейду Рааду аль-Хусейну. А он как будто утверждает обратное, непонятно?

    А.ОНОШКО: Он подозревал что-то такое…

    С.ДОРЕНКО: Это потому, что у него, у Зейда Раада аль-Хусейна на сайте появилось обращение экспертов этой организации с призывом положить конец преследованию гомосексуалистов Чечне. И призыв также был провести всестороннее расследование сообщений о задержаниях и похищениях, пытках и убийствах гомосексуалиство и бисексуалистов в этом российском регионе, о которых сообщала пресса. Ну, и все, и так далее. А, вот что. Зейд все-таки оскоромился. Зейд Раад аль-Хусейн оскоромился, он посмел разрешить на своей стене написать, что эксперты думают, что чеченцы вообще могут на одной странице упоминаться рядом с таким похабным явлением, вот в чем дело. Прекратить травлю. Ты присоединяешься к этой просьбе? Все, прекратить травлю. Зачем чеченцев травить?

    Я обещал тебе про бактерию? Я расскажу про бактерию, и пойдем на Навального. Ребят, у нас осталось две темы: бактерия и Навальный. Я считаю, что в действительности бактерия не менее важно, это очень серьезно. Последнее время ученые приходят к выводу, что бактерии в кишечнике могут влиять на мозг человека. Твои состояния психические, например, тревога, депрессия или вот эта депрессивность, обскурантистская усталость твоя на этой неделе, сегодня пятница, и я констатирую: ты работала на этой неделе всего три дня, в среду, четверг и пятницу, и все три дня ты была подавлена чем-то.

    А.ОНОШКО: Может, они наоборот съехали, и мне стало грустно.

    С.ДОРЕНКО: Значит, слушай. Синдром хронической усталости, это все микрофлора кишечника. Зависимость болезни Паркинсона, это все бактерии. Они выделяют некие специальные вещества. Я сейчас не буду вас грузить химией. Это биохимия, очень тяжелая тема. Они выделяют ксенобиотики, они выделяют какие-то сахара и так далее, которые просачиваются прямо в мозг, и они руководят вашим чертовым мозгом. Они приводят к головным болям, судорогам, параличам, потере зрения, слуха — это все то, что у вас в кишечнике, понятно?

    А.ОНОШКО: То есть думают, что человек сходит с ума, а ему достаточно антибиотики попить, и он сразу такой оп и опять в порядке.

    С.ДОРЕНКО: Нет, дорогая. Ему достаточно вместо того чтобы хавать черт те что, сосиски, ему достаточно поесть морковки с яблочками.

    А.ОНОШКО: Нет. Флора же населяется не едой, мне кажется. Может, я ошибаюсь.

    С.ДОРЕНКО: Флора живет в массах, проходящих по кишечнику.

    А.ОНОШКО: Они сидят на стенках кишечника…  

    С.ДОРЕНКО: И ждут, что к ним придет. Они ждут, что к ним придет сверху, по реке.

    А.ОНОШКО: Их надо хорошо кормить.

    С.ДОРЕНКО: Как москвичи сидят и ждут, что им придет из Истры. Из Истры, по речке. У них речка,  это кишка, считай. Москвичи сидят на этой речке, присосавшись к ней, как к кишечнику, и ждут, что им — плюнут или пописают в Истре. Понятно? В этом сущность московской жизни. Не только Истра, пожалуйста, Красногорск и так далее. Так же живет и бактерия. Она ждет, что там плюнут, харкнут, съедят и так далее.

    А.ОНОШКО: А если ей не удалось приехать в Москву?  

    С.ДОРЕНКО: Если она вообще в Коломне или Серпухове.

    А.ОНОШКО: Не смогла, мечтает только о том, чтобы там поселиться.

    С.ДОРЕНКО: Не унижай этих людей. Они и так унижены тем, что живут ниже по течению.

    А.ОНОШКО: Я одна из таких. В аренде.

    С.ДОРЕНКО: Все, кто живет ниже по течению — в отстое. Это ты понимаешь?

    А.ОНОШКО: Конечно.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Они мальформации выделяют. Они коверкают ваши кровеносные сосуды. Они выделяют у вас паллиативный уход за больным. Они приводят к кровоизлияниям и смерти, товарищи, чтоб вы знали. Все. Я поагитировал вас? Идите жрите морковку с яблоками, и свеклу тоже жрите.

    А.ОНОШКО: Это новая диета Сергея, раскрою секрет фирмы.

    С.ДОРЕНКО: И немножко лосося.

    С.ДОРЕНКО: Давыдов.Индекс. Вы читаете Давыдов.Индекс? Сейчас я обнаружу, что вы провинциалы. Они не читают Давыдов.Индекс. Ты читаешь Давыдов.Индекс?

    А.ОНОШКО: Вы мне посоветовали, но там так…

    С.ДОРЕНКО: Ты подписалась?

    А.ОНОШКО: Я подписалась.

    С.ДОРЕНКО: Слишком умно для тебя?

    А.ОНОШКО: Да, если честно.

    С.ДОРЕНКО: Старайся. Имитируй. Читай первые три строчки. А там приживляй четвертую. Это как с рюмкой водки. Если не блеванешь с третьей. Потихонечку, раз 30 граммов, потом еще 30 граммов. Пошло, пошло, дело на лад пошло. Потом прямо стакан. Читаешь Давыдов.Индекс в Telegram. Я рекламирую сейчас Давыдов.Индекс. А что не так?

    А.ОНОШКО: А кто там пишет?

    С.ДОРЕНКО: Давыдов, господи, кто же пишет. Товарищ Михаила Виноградова. Он всегда заканчивает каждое свое сообщение: «Ну а что не так?» Ты никогда не дочитывала до конца. Он пишет сегодня, что Навальный сделал шаг к большой политике, в том числе к выборам президента и так далее, тем, что он показал возможность с собою сотрудничать администрации президента. Как произошла выдача паспорта Навальному. Оппозиционер Алексей Навальный рассказал, что написал письмо на имя главы администрации президента Антона Вайно о том, что ему нужен загранпаспорт для поездки на лечение за границу. По словам политика, он прочитал закон и обратил внимание, что в нем предусмотрена экстренная процедура для больных. Экстренная выдача паспорта. Согласно закону, необходимо написать заявление и можно в течение трех дней получить паспорт, если ты больна. У Навального два условных срока, а с ними выезжать нельзя, пишет издание. Я, кстати говоря, сомневаюсь. Я сидел, у меня было четыре года условно, за тяжкое преступление — хулиганство с оружием. Это тяжкое преступление. Не было одного даже месяца, чтобы я не слетал в Лондон или еще куда-нибудь. Даже ни разу не было такого, чтобы я не слетал в Лондон, Индонезию, еще куда-нибудь и так далее. Я непрерывно только и знал, что летал. Не знаю, может, сейчас какие-то новые распоряжения вышли. Затем Навальный написал главе Совета по правам человека Михаилу Федотову, который посоветовал обратиться к главе администрации президента Вайно. Считает Давыдов.Индекс сегодня в Telegram, для всех, кто читает, все остальные читают методичку, я знаю. Дальше что он сделал: поехал в МФЦ района Южнопортовый, где он имеет несчастье проживать.

    А.ОНОШКО: В районе Марьино.

    С.ДОРЕНКО: Это и есть Южнопортовый. Полный отстой. Сдал все документы, после чего на следующий день ему позвонили из этого МФЦ и сказали: забери загранпаспорт. Он сегодня сдает — завтра ему передают. Из этого понятно, что чудес не бывает. И понятно, что администрация президента распорядилась о том, чтобы ему выдать загранпаспорт. Для лечения. Из этого также следует, что у него теперь есть по крайней мере один подтвержденный экспириенс взаимодействия, успешного взаимодействия и джентльменского поведения в отношениях с администрацией. Из этого может следовать, что он теперь годен для федеральной политики. То есть он теперь годен как федеральный политик такой, с которым можно договариваться. Не знаю. Мне не кажется. Мне кажется, это было от жалости. Ну, просто жалко человека и все. Жалко, чего, ему сожгли роговицу. Ты думаешь: вот, человеку сожгли роговицу. Ну, давайте… Или он агент Кремля, говорит Бонифаций. Здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, приветствую. Олег, Подмосковье. Чуть-чуть не по теме. Сейчас был на Большой Татарской, здание ТВЦ там находится, все оцеплено, ОМОН, все перегорожено, гаишники. Может быть, там что-то случилось.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Я думаю, я вас, может быть, разочарую, а может быть, и нет. Там мечеть на Большой Татарской. И всегда в пятницу, последние недели в пятницу всегда мы видим, как перегораживают и ставят рамку. Это связано не с ТВЦ. Это связано, вероятно, все-таки с мечетью. Всегда в пятницу от метро стоят нищие, дети, многие на коленях стоят, просят милостыню. Стоят добродетельные господа, которые продают маленькие коврики из бумаги, такие одноразовые коврики из бумаги, чтобы преклонить колени, и далее уже рамка милицейская. И вы по Большой Татарской туда в сторону Павелецкого уже не проедете. Там все перекрывают. Это связано, думаю, с какими-т процедурами доктринальными, связанными с мечетью. Ну, пятница.. ничего не приходит на ум? Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Хотел подтвердить по поводу Татарской. Там каждую пятницу такое.

    С.ДОРЕНКО: А Навальный агент или что?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, ни в коем случае, никакой не агент. Просто, может быть, действительно жаль.

    С.ДОРЕНКО: Была проявлена некая человечность.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да.

    С.ДОРЕНКО: Юрий Николаевич, прошу вас. Подытожте, пожалуйста, эту неделю удивительную.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Когда Новодворская заболела, она легла лечиться в обыкновенную московскую больницу для нищих. И было сообщение, что кремлевцы якобы предлагали ей помощь, но она отказалась.

    С.ДОРЕНКО: То есть вы считаете ее образцом? Юрий Николаевич считает Новодворскую в этом смысле истинной оппозиционеркой. Мы пойдем и проживем ее, эту пятницу, 12 мая. 

    Версия для печати

Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus