• «ПОДЪЁМ» С СЕРГЕЕМ ДОРЕНКО ОТ 15.05.2017

    08:30 Май 15, 2017

    В гостях

    С. ДОРЕНКО: 8 часов 39 минут. Понедельник, 15 мая. Здравствуй, великий город! Здравствуйте все! Это радио «Говорит Москва»! Говорит Москва! Дарья Кнорре – ведущая этой программы.

    Д. КНОРРЕ: Доброе утро!

    С. ДОРЕНКО: «Евровидение» или митинг – с чего начнём?

    Д. КНОРРЕ: Митинг, митинг, конечно.

    С. ДОРЕНКО: А про «Евровидение» забудем… ну давай два слова про «Евровидение», два слова, ребят. Спел португалец… вы же знаете, для нас португальские песни родные. Мы вообще все такие португалистые. Ты была в Португалии?

    Д. КНОРРЕ: Нет, к сожалению. Планирую.

    С. ДОРЕНКО: Я был два часа подряд.

    Д. КНОРРЕ: Два часа, да ладно? Вы же в совершенстве знаете португальский?

    С. ДОРЕНКО: Я жил в Анголе и путешествовал по Бразилии. Вот так, чтобы быть в Португалии, я был два часа. Говорю, надо пообедать в Португалии. Взял заехал в Португалию и пообедал.

    Д. КНОРРЕ: Это вы любите, да…

    С. ДОРЕНКО: В какой-то деревне пообедал. Ну так вот, пел этот португалец, и он вообще весь такой… но я не слышал, сейчас впервые слышу вместе с вами.  

    Д. КНОРРЕ: Я, кстати, тоже.

    С. ДОРЕНКО: Впервые вместе с вами. Сальвадоре Собрал «Amar pelos dois». (Играет песня) До тебя я просто существовал. Я существовал усталым, человеком, которому нечего дать окружающим. То есть я был пустым, я существовал пустым… теперь я не один… где же припевчик, припевчик жахни, Сальвадоре! Сальвадоре! Он ломает руки себе всё время так, как будто делает асаны такие руками специально. Припевчик то будет?

    Д. КНОРРЕ: Это и есть припев, я думаю…

    С. ДОРЕНКО: Я хочу перемотать… где же припевчик? Он сейчас закончит! Это и всё!

    Д. КНОРРЕ: Бригада!

    С. ДОРЕНКО: Ура! Я не понял, она бросила его что ли? Может, я пропустил что-то? Ты слышала или нет?

    Д. КНОРРЕ: Вы просто заснули…

    С. ДОРЕНКО: А почему? А что случилось в серединке?

    Д. КНОРРЕ: Я не знаю…

    С. ДОРЕНКО: Он говорит, что моё сердце может любить за обоих. То есть он не встретил взаимности, я правильно понимаю?

    Д. КНОРРЕ: Да!

    С. ДОРЕНКО: Фига себе! Он же победитель «Евровидения»… а почему? Он говорит, что моё сердце может любить за обоих. Аа… вон чего… он не встретил взаимности. Мне его жалко тогда.

    Д. КНОРРЕ: Нормально вполне, могло быть хуже.

    С. ДОРЕНКО: Слушай, скажи мне, пожалуйста, люди смотрели «Евровидение»? Давайте хоть один человек чего-нибудь скажет. Кто смотрел и кому понравилось?

    Д. КНОРРЕ: Я знаю, что фаворитами были румыны

    С. ДОРЕНКО: Это тоже наши люди. Алло, здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло, доброе утро.

    С. ДОРЕНКО: Ну как вы? Так скажите, его девушка бросила что ли? Почему его сердце будет любить за обоих? Что это значит?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Если честно, сама прослушивала в YouTube эту песенку два раза. В первый раз шаблон рвануло, потому что «Евровидение» - это обычно что-то бум, бум, бум либо прямо вообще что-то невероятное. В первый раз ждала то ли припева, то ли бум, бум, бум… что-то ждала. А потом второй раз послушала и, если честно, красиво. По сравнению со всем тем, что было на «Евровидении», по крайней мере, я смотрела только финал на YouTube, ну, правда, красиво!   

    С. ДОРЕНКО: А вы бы хотели, чтобы за вами ухаживал португалец?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ой, ну я бы подумала!

    С. ДОРЕНКО: Посмотрите, сколько поэтики, сколько сладости невероятной! Абсолютный нектар! Просто течёт нектар…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, такая песенка, которую хочется сохранить.

    С. ДОРЕНКО: И видно, что человек не себя выпячивает, а именно чувства.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, и он прямо с удовольствием поёт, прямо с душой. Мне очень понравилась песня, неплохой такой выбор.

    С. ДОРЕНКО: Ну всё равно скажите, что вы хотели бы, чтобы португалец… а?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: … у меня муж близко.

    С. ДОРЕНКО: А, понятно, извините. Тогда всё, вы должны сказать, что я другому отдана и буду век ему верна. Вы просто забыли что отвечать в таких случаях! Даша, ты то помнишь? Даша тоже замужем! Говори… я другому отдана…

    Д. КНОРРЕ: … и буду век ему верна.

    С. ДОРЕНКО: Вот! Вот! Вчера акция. Белый счётчик – 20. Организаторы со сцены - 30, полиция - 8. Понятно, и мы смотрим сверху, квадрокоптер запустили, сняли они себя на Сахарова. Там, конечно, понятно, что чёртова уйма народу, я полиции советую не смотреть ни в коем случае снимок с квадрокоптера, чтобы не расстраиваться. Полиция не должна расстраиваться. Сказали, что 8, значит 8. Квадрокоптер вас смутит, если вы посмотрите. Квадрокоптер вещь такая подозрительная, потому что там десятки тысяч, ну может два десятка тысяч, два с половиной, не знаю… народу до чёрта. И я так понял, что там всем было хорошо. Они все воспели себя. Они чувствовали, что могут любить за всех. Они могут сами любить за всех, неважно что остальные москвичи. Они могут сами полюбить всех. И потом пришёл Навальный и всё испортил. Всю малину растоптал как медведь. Вы знаете Екатерину Винокурову? Она энтузиастка, хорошо пишет. Почему все на меня так смотрят осуждающе? Она хорошо пишет?! Она хорошо пишет! Она немножко, может быть, чуточку бывает многословна, но это как женщина. Но она, действительно, энтузиастка, и она очень темпераментная, и активный человек, увлекающийся человек, горячо и красиво любящий и ненавидящий, увлеченный. Ну а что вы хотели… равнодушный, размороженный минтай какой-нибудь? Винокурова – не минтай… она страстный человек.

    (Смотрят видео)

    С. ДОРЕНКО: Всё было так хорошо, пока не появился Навальный. Всё было так здорово. Она расстроилась. Вы видели как она плачет на YouTube? Посмотрите, пожалуйста.

    Д. КНОРРЕ: Когда мы ей звонили, она себя ещё держала в руках.

    С. ДОРЕНКО: Она ещё не плакала, да.

    Д. КНОРРЕ: Может быть, уже проревелась наоборот.

    С. ДОРЕНКО: В общем, она рассказывает о том, что в виду того, что Навальный посчитал, что его ОМОН прибрал и вывел по просьбе Винокуровой, её удалили из всех групп. А мы можем дать нашу? Винокурова должна быть, в репортажах она есть. Давайте дадим её, пожалуйста. (Слушают аудиозапись)

    Вот это единственное, что испортило митинг, а так-то он был просто чудо! Ещё раз – всё было так хорошо, пока не появился Навальный. Всё было так здорово! Правильно она его не пустила или нет? Давайте проголосуем и выскажемся. Она его не пустила, насколько я понимаю, и потом пришёл ОМОН, как-то его вывел. Но он был с женой и детьми. То есть его не арестовывали, а просто как-то попросили, подвинули. Я приглашаю вас проголосовать: правильно ли поступила Екатерина Винокурова? Да, правильно, что Навальному не дали выступать – 134-21-35. Нет, не правильно – 134-21-36. Но вообще-то он не был запланирован. Он просто пришёл.

    Д. КНОРРЕ: Так одно дело, что он просто пришёл, а другое дело, как я понимаю, что кто-то из организаторов других, как он говорит, предложил ему выступить. И здесь я, в общем-то, понимаю Винокурову, потому что изначально митинг был организован простыми москвичами, рядовыми, а тут пришёл Навальный как будто бы его возглавил.

    С. ДОРЕНКО: Как бы оседлать!

    Д. КНОРРЕ: Да, и это не очень приятно!

    С. ДОРЕНКО: Конечно. Мы с тобой организуем митинг, и вдруг приходит дядя какой-то широко известный и говорит «ну спасибо, ребята, всем спасибо, все подвиньтесь, теперь я».

    Д. КНОРРЕ: И начинает раскачивать: «Ребята, мы против реновации!».

    С. ДОРЕНКО: Не, не так! «Кто здесь власть? Мы!». Как-то так… то есть они не давали оседлать митинг. Но с другой стороны я читал Пархоменко. Это человек из этих же кругов оппозиции, который был журналистом, я его ещё помню по газете «Сегодня», он работал у Гусинского, а потом он стал издателем, и, насколько я понимаю, что успешным издателем переводной литературы. И он пишет, что наоборот это плохо, что не пускали оппозицию.

    Д. КНОРРЕ: А плохо для кого?

    С. ДОРЕНКО: Плохо, потому что надо слиться воедино. Надо все виды протеста слить воедино, чтобы все виды протеста существовали вместе.

    Д. КНОРРЕ: Единственным условием проведения этой акции и вообще возможности проведения такой масштабной акции было то, что её деполитизировали. В этом случае смогли выйти 20 тысяч человек, и, в общем, сильно с этим никто не спорил.

    С. ДОРЕНКО: В том-то и дело.

    Д. КНОРРЕ: А если бы они слились в едином экстазе с Навальным…

    С. ДОРЕНКО: Ты можешь чуть-чуть хипповать, но если там шведская семья и наркотики, то ты скажешь «ребята, извините, я, наверно, ошиблась дверью, до свидания». Понимаешь, да? Но чуть-чуть хипповать можно. Также и с этим протестом. Москвичи пришли, насколько я имею представление, протестовать против того… там несколько… есть составляющая материальная, то есть они боятся, что их обидят просто, в том числе по деньгам, потому что это собственность, и с ней надо церемонно, конкретно и индивидуально разбираться. Уважительно! Конкретно моей собственностью нужно заниматься индивидуально, а не коллективно. Получается какой-то колхоз! Это первое, что могло не нравится москвичам. Но Навальный со своим криком «кто здесь власть» или «что стоите как бараны, идите брать Кремль» это уже немножко другое.

    Д. КНОРРЕ: Отвлекает…

    С. ДОРЕНКО: Это отвлекает от нашей конкретной собственности и, пожалуй, ведёт нас к ещё большей бедности. Я останавливаю голосование: 42 на 58. Правильно, что не дали выступить Навальному – 42%. Неправильно – 58%. И мы обсуждаем эту тему. Алло здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Мне кажется, что подобные политики, если их так можно назвать, - это политические мазохисты. Им чем больнее делают, тем они чаще стараются в общество войти.

    С. ДОРЕНКО: То есть вы считаете, что правильно. 737-39-48. Алло здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Мне кажется, что неправильно, что не дали ему выступить. Надо было дать ему выступить, заснять всё это дело, что его никто не трогает, что у нас всё демократичнее некуда.

    С. ДОРЕНКО: Ну да. Подождите, у меня есть какой-то участок. Например, его межуют неправильно и начинают забор отодвигать. Я лично иду по поводу своих личных денег. Я не пойду на митинг, ну их нафиг. Я пойду к начальнику. Предположим, начальник меня не слушает, и я нахожу таких же, как я 20 тысяч, и мы все вместе идём на митинг. И туда почему-то подтягивается Михаил Ходорковский или Навальный.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Или Че Гевара.

    С. ДОРЕНКО: И я говорю «братцы, я по баблу сейчас пилю, пытаюсь забор назад передвинуть туда, где он был», потому что мне обидку сделали. Я не про революцию сейчас конкретно. Может, завтра буду за революцию, а сегодня я за денежку.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Совершенно шкурно прийти на митинг и сказать «вот моя квартира, и я хочу, чтобы всё было хорошо». А он сказал бы, что революция. Ну показали бы пальцем, покрутили бы у виска и плюнули бы на него.

    С. ДОРЕНКО: То есть пустить выступить.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, он опозорится, народ посмеётся, пальцем потыкает. А так он пришёл, хайп схватил, ему проценты подняли. Мне кажется, что Навальный всё-таки агент нашей власти. Мы ему сами только проценты поднимаем. Не верю я, не верю – Станиславский.

    С. ДОРЕНКО: Алло. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Давайте посмотрим с той точки зрения, что Навальный – это тот человек, который занял второй место на выборах мэра Москвы.

    С. ДОРЕНКО: 27%, безусловно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И это единственный человек, который может формулировать какие-то вопросы к нынешнему действующему мэру.

    С. ДОРЕНКО: В общем, это собеседник мэра на выборах 2013 года. Он полемизировал.

    Д. КНОРРЕ: Подождите, вы считаете, что жители Москвы, которые вышли на митинг, не точно сформулировали свой запрос?

    С. ДОРЕНКО: Просто есть их представитель, которому они отдали 27% четыре года назад. Это важный аргумент. Сейчас 59 минут, мы сейчас вернёмся к теме митинга, дадим высказаться максимальному числу наших слушателей. Пожалуйста, товарищи, вы знаете, что у нас здесь некий древнегреческий форум… нет, древнеримский. Мы вернёмся на этот форум после обзоров движений и новостей.

    «Если митинг был не политическим, из-за выступления Навального в следующий раз его не разрешат», - говорит Иван. «Вообще-то Навальный тоже москвич, и тоже имеет права участвовать в митинге», - говорит Валентин. «Уйду в кипишовую оппозицию», - говорит Джейджей.  Джейджей уйдет в кипишовую оппозицию. Джейджей, поскольку вы несколько написали сообщений, ребят, я вам должен сказать, что у меня с смс не очень ладится. Мы перезагружаем сейчас телефон. У меня последнее сообщение вчера в 16.56. Лучше пишите в Telegram @govoritmskbot. Сейчас еще про Джейджея. «Свободу таксистам от агрегаторов! Такси – не метро и не автобус», «Даёшь ценник не для быдла», - пишет Джейджей. «Что, Серега, слабо против власти голос поднять?». Джейджей, слабо! Я про себя. Главное, что нет смысла. Я поднимал голос, я сильно поднимал голос, но я вам другую вещь скажу – это всем пофиг. И то, что вы говорите – тоже всем пофиг. «На Калужке в Сосенках сбили мотоциклиста», - это Алёха. «Ну что, переметнуться мне к Навальному», - спрашивает Джейджей. Куда хотите, перемётывайтесь. Всем пофиг, поймите! Специфика современности заключается в следующем: говорить можно, а всё равно никто не слышит. Да, новый мем заключается в следующем: пришёл Навальный и всё испортил… как поручик Ржевский. Поручик Ржевский фактически! Совершенно верно. 737-39-48. Алло, здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Михаил.

    С. ДОРЕНКО: Михаил, вы не москвич!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я не москвич?

    С. ДОРЕНКО: Ну вы рублёвец!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Но я прописан то в Москве, Сергей, к сожалению. Хотел выписаться, но никак. Смотрите, не бывает манипуляций неполитического свойства, особенно в условиях нашего времени. Вся наша жизнь происходит в высказываниях политиков. Стоит Меркель сказать два глупых слова, Соловьёв 6 часов её обсуждает. Стоит Трампу сделать заявление, все газеты… Вы учите нас виртуальному ощущения возможных последствий от слов политиков. Мне было бы очень интересно услышать что бы сказал Навальный на этом митинге, потому что добиться чего-то вот эта безродная масса москвичей из пятиэтажек может только испугав власть. Я думаю, что вчера, когда ему не дали выступить, где-то в каких-то кругах спокойно откинулись на спинку стульев и сказали «слава тебе, Господи». Если вы не хотите политического продолжения роли своей проблемы через конфронтацию с властью, значит вас легче будет убрать, чтобы не видеть и ничего для вас не делать. Что такое революционное состояние? Это не значит крушить мебель.  

    С. ДОРЕНКО: Извините, Михаил, можно я включусь в этот разговор. Мне кажется, что все получили всё, что хотели. Московские власти получили здоровый протест, позитивистский протест, который, в основном, обогатит московские власти и поможет им аккуратно пройти между Сциллой и Харибдой. Винокурова получила, организаторы получили хороший митинг. Но они старались, и это по заслугам, это действительно хорошо. Значит, дальше. Навальный профигурировал и теперь застримит это на YouTube, а его ежемоментно смотрят 100 тысяч. В результате – до миллиона просмотров. Это вам не 20 тысяч участников митинга, а будет миллион просмотров. Все получили то, что хотели.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И всё же я резюмирую следующее. Революционный дух всегда приводил в жизни, знаменитая в 20-ых годах Мерет Оппенгейм сказала многозначительную фразу: «Свободу не дают. Её берут».

    С. ДОРЕНКО: Хорошо, спасибо вам огромное. Если позволите, я заострю внимание на моей мысли, что все получили своё и все получили сверх ожидаемо.

    Д. КНОРРЕ: Меня вообще обидел, потому что, во-первых, он считает, что только Навальный может организовать какой-то оппозиционный протест, оппозиционную акцию, назвав нас массой, как-то он сказал «не оформившейся массой»… «зачем стадам дары свободы». Так вот эти стада, как вы говорите, вышли сами, самоорганизовались. Вышли на улицы, не знаю… позитивно, негативно… с конкретными лозунгами, с конкретными выступлениями без всякого Навального, разнообразив оппозиционные движения.

    С. ДОРЕНКО: Все участники до единого, если представить участников москвичей единой силой, представьте себе, что эта единая сила, поскольку она всё равно там разнородная… чуть-чуть разнородная. В основном, единая, то тоже они получили своё. И Навальный получил свой, и Катя Винокурова получила своё, и организаторы получили своё, и Собянин получил своё. Все счастливы! Это такой прекрасный спектакль… в смысле не спектакль, а акция… я не пытаюсь принизить силу этого выступления. Мне кажется, что все участники этой акции получили, в том числе наблюдающий внимательно Собянин, получили сверх ожидаемое. Плюсы, плюсы, плюсы сыпались как сердечки в перископе. Разноцветные сердечки сыпались на всех абсолютно. Я внимательно выслушал того, кто звонил нам перед девятью. Действительно, Навальный имеет отношение к Москве с 2013 года как московский крупный политик, когда он взял 27% голосов москвичей на выборах мэра. Это абсолютно важный результат. 27% - это не 2,7%. Это чертовски много! Поэтому его высказывание в качестве московского политика, безусловно, интересно, и оно будет услышано людьми, его адептами и не адептами на YouTubе.

    Д. КНОРРЕ: Кстати, мне кажется, получился неплохой ход у московских властей, когда они начали говорить о программе реновации в феврале-начале марта как о такой радикальной программе. Вначале все испугались, сжались, «господи, что происходит», а потом вроде как мы прислушались к вашим словам, мы увидели ваши митинги, мы вас услышали, сейчас всех учтём. И это кажется, как будто бы вы добились этого…

    С. ДОРЕНКО: Мой дом не сносят…

    Д. КНОРРЕ: А мой сносят!

    С. ДОРЕНКО: А мой не сносят. И я какое-то время был разочарован. Мне хотелось, чтобы его снесли к свиньям.

    Д. КНОРРЕ: А у вас пятиэтажка?

    С. ДОРЕНКО: Пятиэтажка, но такая, которая была построена из немецких панелей. Это не русские панели точно, какие-то теплоёмкие панели, экспериментальные. Она относится к поздним «сталинкам» скорее, но сделана после смерти Сталина, какого-то переходного года, когда еще 3,20 потолки, но уже пятиэтажка без лифта.

    Д. КНОРРЕ: С мусоропроводом?

    С. ДОРЕНКО: Нет. И она да, панельная, но это панели не массовые, а какие-то специальные немецкий экспериментальные панели.

    Д. КНОРРЕ: Раздельный санузел?

    С. ДОРЕНКО: Был раздельный первое время до ремонта.

    Д. КНОРРЕ: А кухня сколько?

    С. ДОРЕНКО: Я думаю, не восемь ли.

    Д. КНОРРЕ: У вас просто люкс апартаменты. У нас 4, чтобы вы понимали.

    С. ДОРЕНКО: Ну хорошо. Я надеялся, что ее сломают. И вот представь себе, ещё раз говорю про Навального, как бы её ломали, я пошёл бы по начальству. Я хитрый жучара, я пошёл бы по начальству. Так вот же есть возможность, и надо решить вопрос! Понимаешь, да? Если бы в этот момент, когда я пошёл по начальству, выскочил бы из соседней комнаты Бармалей с пистолетом, Бармалей с попугаями, все герои Стивенсона выскочили, на одной ноге кто-то прыгал вдобавок, все эти кричали бы 15 человек про сундук мертвеца, «ехохо, и бутылка рома!», то я бы расстроился, потому что мне надо решить вопрос по существу. Если я решаю шкурный вопрос, нафиг мне нужен чувак, который скачет с пистолетом. Зачем это нужно? Ну я скажу «пожалуйста, не выходи, я тебя умоляю, я решаю вопрос». «Ты отдельно выступи». Я не хочу, чтобы Сильвер скакал на одной ноге, я хочу решить вопрос, и это вопрос денежный, шкурный. Как-то так. Алло, здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: У меня видение ситуации такое. Во-первых, денег в бюджете на это массово нет. Это раз.

    С. ДОРЕНКО: Как, 2 триллиона есть?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мифические! На словах они есть. Эти деньги должны выделить инвесторы. Инвестору, как мне и вам, важно хорошее место. У меня у тёщи на Смольной хороший пятиэтажный дом, там рядом метро. Они все против, но им уже запустили утку, что мы, возможно, вас будем сносить. Они там все такие закричали, запрыгали, потом сказали – мы не будем. То есть я понимаю, что они мониторят ситуацию. Это во-вторых, и в-третьих – создали такую ситуацию, в которой наш замечательный мэр в каком-то году не справился с этой задачей. И это мина замедленного действия, которая под него заложена с целью дискредитации. 

    С. ДОРЕНКО: Мы с вами нормальные мужики. Нас окружают, где-то с вами ходим, гуляем… вдруг нас окружают солдаты и говорят «все сейчас и Сережа, и Витя сдадут свои кошельки, а когда назад мы их раздадим, то денег станет больше». Но мы же стремаемся! Правильно ведь? Мы все идём с корзинами – быстро все, сдаём кошельки. Ну как? Я испугаюсь! Я попытаюсь где-то слинять! Может быть, где-то щёлочка между ними. А потом раздадим кошельки, а денег станет больше. Хрен знает, может, врут. Но как-то мне это всё равно не нравится.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Основную массу всё равно кинут! Это прям на лице видно. А Навального так раскрутили сейчас. Он отсидит все сроки мыслимые и немыслимые. Они его амнистируют. Он на слуху уже у моих детей семилетних и пятнадцатилетних – они уже о нём знают.

    Д. КНОРРЕ: Вам это не нравится?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нравится или не нравится – это как-то чуть-чуть неправильно. У них своя жизнь. Они сами будут видеть это, я свободу даю им мировоззрения. Я не могу предугадать. Сложный задали вопрос.

    Д. КНОРРЕ: Вы просто как будто бы не с негативом говорите, что ваши дети знают про Навального, так, может, это хорошо?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Они даже в политической орбите не общаются, но они даже на каком-то уровне, в первом классе он уже о нём слышит и знает!

    С. ДОРЕНКО: А вот Джейджей ждёт выхода из тюрьмы Удальцова. Джейджей говорит: «Удальцов звучит красивее». Я сравниваю благополучие от мэра, новое благополучие от мэра, что мы сейчас соберём у вас всех кошельки, а потом раздадим снова, и там будет больше денег. Кухня будет побольше… 

    Д. КНОРРЕ: Санузел будет раздельный…

    С. ДОРЕНКО: Во-первых, что такое санузел раздельный.

    Д. КНОРРЕ: Это значит, унитаз отдельно от ванны с раковиной…

    С. ДОРЕНКО: А можно я спрошу дурацкий вопрос? Если ты сидишь в ванной долго и читаешь. Если хочешь пописать, куда ты пойдёшь в раздельном санузле?

    Д. КНОРРЕ: Да, надо потерпеть, мне кажется.

    С. ДОРЕНКО: Либо потерпеть, либо мочиться в рукомойник, приняв изысканную позу. Поэтому я вообще не понимаю что значит санузел раздельный. Надо ломать моментально.

    Д. КНОРРЕ: На самом деле, нужно просто два туалета с унитазом, с ванной, раковиной.

    С. ДОРЕНКО: Угадала, конечно. Один без ванны, другой с ванной.

    Д. КНОРРЕ: Можно вы не будете на больное! И оба с биде, естественно.

    С. ДОРЕНКО: Второй гостевой, он может быть без биде.

    Д. КНОРРЕ: Вы сейчас говорите крамольные вещи!

    С. ДОРЕНКО: Потому что гости – подонки. Им не надо на биде садиться, они и так мочатся в рукомойник! Я сам так делал, я знаю: прихожу в гости и мочусь всем в рукомойник. Серьезно говорю, запираюсь и писаю там.

    Д. КНОРРЕ: Я вас не приглашу.

    С. ДОРЕНКО: Я знаю, поэтому меня и не зовут в лучшие дома.

    Д. КНОРРЕ: Сергей, мы сейчас начнём мечтать о двух санузлах, поэтому не надо, пожалуйста, про больное.

    С. ДОРЕНКО: Раздельный санузел – это пережиток, потому что вы не знаете, где пописать, сидя в ванной. Это ужасно!

    Д. КНОРРЕ: Эти квартиры – это пережиток сам по себе.

    С. ДОРЕНКО: «Надо Москву реновировать в Сочи или Крым. То есть перенести». «Я всегда в ванну хожу, когда моюсь», - говорит Валентин. А если вы там сидите в шампунях весь и принимаете ванну, тогда что? Хорошо. «Ну и зачем сидеть в ванной», - спрашивает Дима-гармонист. Чтобы почитать, Дима!

    Д. КНОРРЕ: В некоторых пятиэтажках, сейчас я вас совсем шокирую, сидячие ванные. Вы не представляете что это такое. Это похоже на душевую кабинку, только чуть побольше. Она изогнутая.

    С. ДОРЕНКО: Я видел всё, но этого я не видел. «А где пописать, если в ванной завис кто-то надолго?», - говорит Лимузин. Можно я вам опишу нормальную квартиру? Нормальная квартира – это ванна, унитаз, биде, рукомойник или лучше два рукомойника – его и её – чтобы у неё был свой рукомойник. Это правда очень важно, потому что на своём вы можете бросить какие-нибудь вонючие носки, и у вас там будут витамины, которые ей не нужны, а у неё будет 50 тысяч всевозможных теней и насыщателей цвета кожи.

    Д. КНОРРЕ: Флюидов, сейчас припомню…

    С. ДОРЕНКО: Они уже не красят, а делают коже здоровый блеск.

    Д. КНОРРЕ: Филеры…

    С. ДОРЕНКО: Нужно два рукомойника, отдельно для него и для неё. Потом нужны унитаз, биде и ванна. Это в одном туалете, во втором же туалете достаточно унитаза и рукомойника.

    Д. КНОРРЕ: И биде.

    С. ДОРЕНКО: Биде не надо. Что там делать? Они что гадят там? Достаточно унитаза и рукомойника! Всё! Рукомойник же гости используют как писсуар, вы знаете. Вы, может быть, этого не знаете, но я вам открываю глаза на правду.

    Д. КНОРРЕ: А биде как кастрюлю, я помню, что вы рассказывали.

    С. ДОРЕНКО: Да, слушайте, хорошо. Это второй туалет. Туалетов должно быть два в нормальном доме.

    Д. КНОРРЕ: Как минимум. А лучше три – для гостей еще третий. Это в большом доме.

    С. ДОРЕНКО: Сейчас я посчитаю… один, два…

    Д. КНОРРЕ: Ой ну началось!

    С. ДОРЕНКО: Чего?

    Д. КНОРРЕ: Сейчас все обзавидуются. Сергей. Не надо, пожалуйста.

    С. ДОРЕНКО: Один, два, три, четыре, пять или шесть, сейчас вспомню.

    Д. КНОРРЕ: А общая площадь?

    С. ДОРЕНКО: 480 метров, минус гараж 450. Пять или шесть? Шестой куда-то запропастился.

    Д. КНОРРЕ: «У меня буржуйка в квартире», - говорит Серега.

    С. ДОРЕНКО: «А на даче можно писать за баней», - говорит Григорий. Это отдельное изысканное удовольствие, особенно когда там крапива. Может быть, у него за баней конопля растёт. У меня, например, крапива как у честного человека.

    Давайте продолжать! Мы должны продолжить про Навального. Что вы все про меня обсуждаете? У Навального квартира в Марьино, а тёща у него на Преображенке.

    Д. КНОРРЕ: В пятиэтажке.

    С. ДОРЕНКО: И его тёще ломают пятиэтажку, поэтому он туда пришёл. «Не давите на больное, я вообще в коммуналке живу», - говорит Анатолий. Давайте говорить снова про квартиры, давайте какое-то новое преломление попробуем. После этого митинга лучше станет или хуже? У меня простой вопрос – после этого митинга ваше положение пятиэтажечное станет хуже или лучше? Да, лучше – 134-21-35. Будет хуже – 134-21-36. Я не спрашиваю «также», тогда не звоните. По результатам митинга, проведенного в Москве накануне, ваше положение с пятиэтажечными квартирами получшеет – 134-21-35, похудшеет – 134-21-36. Тут Манька его понимает, что жизнь его стала хужей. Вы помните эту прекрасную песню? Тут Манька его понимает, что жизнь его стала хужей, и в сердце с размаху вонзает 16 кухонных ножей.

    Д. КНОРРЕ: Это Высоцкий?

    С. ДОРЕНКО: Нет, это Сереги Пролетария песня. Он говорит «я в жёны тебя не возьму».

    Д. КНОРРЕ: Собянин уже сказал нам, что всех учтём.

    С. ДОРЕНКО: Всех учтём, товарищи! 

    Д. КНОРРЕ: И даже, что интересно, что всех, кто против!

    С. ДОРЕНКО: Всех учтём, но в микроскоп вас не видать! Очень много людей звонят. Алло, здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро, Сергей. Меня Владимир зовут. По опыту войны с московскими властями я вам скажу: сносили в Бутово, отнимали землю, то есть первая волна сейчас пойдёт, они получат получше, но после всех буч власти дадут им побольше.

    С. ДОРЕНКО: 45% - лучше станет, 55% - хуже.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Первая часть хапнет, а жизнь всех остальных сделают адом, и просто выкидывают и дадут крохи. Им будет хуже.

    С. ДОРЕНКО: А вот Иван пишет: «У нас во дворе идёт сход, собирают подписи, хотят, чтобы из снесли». Просятся снестись.

    Д. КНОРРЕ: Понятно, что есть те, кому это нужно. Это очевидно. Мы с 2014 году мечтаем, чтобы нас снесли. Хорошо, я понимаю, что есть люди, которые живут у метро в двух минутах в кирпичном доме, и им не хочется… им здесь нравится.

    С. ДОРЕНКО: Слушай, ты видела пьяного мэра Химок, который поздравляет ветеранов? Он нам сказал, что это микрофон. Радиостанция «Говорит Москва» распространила его комментарий. Но самое забавное, что он считает, что это микрофон. Вот послушайте.

    (Слушают запись)

    Может быть, инсульт у человека начинается. Это злорадство мне не нравится ничьё.  Может быть, начинается инсульт, и отнимается первым делом артикуляция, правильно? Он стоит как стойкий оловянный солдатик, как спартанский мальчик, которому живот выедает лиса. Может быть, у него под пиджаком лиса, и она выедает ему живот.  

    Д. КНОРРЕ: Вы смеётесь, а когда я с ним говорила, начала ему верить, потому что он говорит не очень бодро.

    С. ДОРЕНКО: Не бодро. У него инсульт постоянный, и под пиджаком сидит лиса, которая выедает ему внутренности. Ты знаешь эту историю? Это известная история про спартанского мальчика. Если бы ты жила в Спарте, ты бы её знала.

    Д. КНОРРЕ: Меня бы сбросили сразу же со скалы.

    С. ДОРЕНКО: Вы на себя наговариваете, ты была бы нормальной спартанкой. В Спарте во время построения один из мальчиков под хитоном спрятал лисёнка, и построение было длинным, долгим. И этот лисёнок разгрыз ему живот, и мальчик умер. Но не дрогнул, не нарушил строй, не пошевелился, ни одной мимической мышцей не отобразил боли, пока лисица выедала ему живот. 

    Д. КНОРРЕ: У меня аж всё скрутило сейчас.

    С. ДОРЕНКО: Он не смел, потому что дисциплинка в Спарте у них какая действовала! И этот химкинский мэр в сущности спартанский мальчик, то есть у него лисица, в голове инсульт, а все думают, что он пьяный. Хорошо человеку? Я целиком на его стороне! Понятно, что он больной, но мужественный человек! Прекратите к нему приставать. Лучше спросите, почему липы меняют на Тверской по 200 тысяч. Сейчас разберёмся.

    REGNUM пишет, что москвичам предстоит оценить траты на запутанную… почему запутанную… посадку деревьев по программе «Моя улица». В конце 2016 года город украсили посаженными в мороз липами. Знаешь, мне кажется, липы – это же поставки… поставили эти липы, огромное количество… это же не просто, поди ка сделай. Вырастить же их где-то надо, потом привезти, а морозы грянули с 1 ноября! Это нормально? Это ненормально! Никто ж не знал такого! Я сейчас серьёзно говорю! Почему вы надо мной насмехаетесь? Дерево должно утратить вегетативную активность. У тебя есть вегетативная активность? Есть!

    Д. КНОРРЕ: Определённо!

    С. ДОРЕНКО: У меня тоже. А нужно чтобы оно впало в hibernation, в спячку, утратило вегетативную активность. Его можно в этот момент безопасно пересаживать. Оно немножко как будто «датое» будет.

    Д. КНОРРЕ: Вообще пересаживают цветы весной и осенью.

    С. ДОРЕНКО: Когда оно утратит вегетативную активность, и это по-настоящему короткий период.

    Д. КНОРРЕ: Осенью он короче, чем весной.

    С. ДОРЕНКО: Ты всё время напрягаешь своих таджикских партнёров словами «не забудь пересадить дерево». Они говорят «да, хозяин», и этого не делают. Весной это труднее делать, потому что надо дождаться пока земля оттает. Как только земля оттаяла, уже пошёл сок в дереве. А осенью это удобно.

    Д. КНОРРЕ: Да, но здесь сажали не землю, а с грунтом сажали в какие-то кадки.

    С. ДОРЕНКО: Сначала в кадки, а потом в землю. В ноябре, к сожалению, потому что деревья пришли поздно. Но в этот момент они hibernate, но уже начались морозы. И тут это было противоречиво, таджики мне кажется, подвели. Но каждое дерево стоило 200 тысяч рублей, утверждают эти дивные люди-публиканты. 

    Д. КНОРРЕ: Я, кстати, верю. Смотрела в питомниках ёлочки декоративные на дачу… дикие цены. 

    С. ДОРЕНКО: Стоимость каждого посаженного дерева, например, в Таганском районе составляет порядка 200 тысяч рублей. Что за «порядок»? Военный термин! Несколько сотен лип, никакая из этих лип не взошла. А какая-то взошла, может быть, одна, но теперь её выкорчуют до кучи. Я думаю, что город здесь не прогадает, и горожане не прогадают, а это выставят той фирме, которая сажала деревья.

    Д. КНОРРЕ: Нам, кстати, пишут, что, скорее всего, контракт с гарантией.

    С. ДОРЕНКО: Конечно! То есть они выставят той фирме, которая сажала деревья. Тот фирмач, который сажал деревья, продаст свою купленную яхту, может быть, в Генуе построил яхту, и придётся продать.

    Д. КНОРРЕ: Только он якорь поднял, экипаж вышел в открытое море, разворачивай!

    С. ДОРЕНКО: Почесал свою волосатую грудь!  Раз и всё – продавай! Назад в Геную. Ну он снова купит яхту теперь за свой счёт. Правильно я рассуждаю? Кто у нас урбанисты? Позвоните, пожалуйста. 73-73-94-8. Алло, здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: У нас мэр тоже самое делает в Клину. Они заключают договоры с самыми дешёвыми поставщиками, делают тяп-ляп…

    С. ДОРЕНКО: А ещё пишут, что на Триумфальной деревья прожили два года, а теперь сдохли. Понимаете, почему? Они же сажают с комом. Он им дает ровно два года жизни. А потом через два года дальше питаться нечем. Из окурков они же не могут брать питательные вещества. Кто окурками может питаться, кроме керченского бычка? Бычок в Керчи на окурки ловится, но больше нигде. Это единственное место на планете.

    Д. КНОРРЕ: А он поэтому бычок?

    С. ДОРЕНКО: Потому что он дурак! Бычок – дурак полный. Бычок ловится даже на бычка! Бычка режешь на куски и ловишь бычка на бычка. Ужас какой-то! На окурки я ни раз не ловил, но думаю, что он ел бы и окурки.

    Д. КНОРРЕ: Окурок называют бычок, в Питере – хабарик.

    С. ДОРЕНКО: Бычок, керченский бычок двух разновидностей. Одна песчаник серенькая, а вторая – не произнесу этого слова, потому что по 282-ой… на «ж», вторая «и», а третья «д».

    Д. КНОРРЕ: Аа, поняла…

    С. ДОРЕНКО: Это чёрный бычок. А светленький – песчаник. Ловят, как и тех, так и тех. Чёрный между камнями, а песчаник в ямках таких. Приходится есть и тех, и тех в рамках керченской неразборчивости.

    «Деревья раньше сажали пионеры», - говорит Авилов. «От этой фирмы остались только рога и копыта. Не найдетесь!», - говорит 26-ой. «Эти садовники сбились в ОПГ, первая успешная акция устрашения – это газон Зенит-Арены. Вторая – липы. На липовые деньги прекрасные получаются яхты», - Татьяна написала. «Фирма давно слилась. Кому будут выставлять претензию?», - говорит Андрей. Оставить эти и забальзамировать деревья. Пусть будет долина смерти. Развесить туда ленточки, пожелания ко Дню Россию, обвешать разноцветными ленточками. 73-73-948. Кто разбирается в деревьях? Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, доброе утро. Леонид. Занимаюсь недвижимостью, поэтому с такими вопросами как деревья, озеленение приходится сталкиваться. Здесь надо смотреть контракт, какая там гарантия. Может, гарантия уже кончилась. Бывает, что гарантийные обязательства очень короткие по контракту. Умные ООО-шки, которые выиграли госконтракты, по актам списания выполненных работ банкротят и уничтожают как раз на тот случай, чтобы не было возможности выставить претензию гарантийную, поэтому не факт, что получится обратиться по гарантии.

    С. ДОРЕНКО: Спасибо большое. Я тебе скажу что такое дерево, и я расскажу московским озеленителям бесплатно – Бирюкову, всем. Дерево нуждается в органике, неорганике и влаге. Вот эти три вещи. Я как делал… у меня очень плохой участок, у меня там то ли 5, то ли 6 туалетов, не помню, там плохой участок. Он большой, но там такая глина, на которой последняя сволочь даже не взойдёт.

    Д. КНОРРЕ: Это за то, что у вас 5 туалетов.

    С. ДОРЕНКО: Да, но зато большой участок. Я сажаю деревья. Но их надо поливать! Неорганику где они берут, мы не знаем, и не хотим знать, кстати. Но мы покупаем постоянно на конюшне по 150 рублей мешок навоза. И мы вокруг деревьев укладываем навоз. Не прикапываем, чтобы не сжечь корни, а таким образом, чтобы естественно при поливе навоз отдавал органику туда помаленечку. Отсюда вывод – растут эти австрийские сосны, растут маленькие сосны, которым положено 5 метров вырасти, растут карликовые сосны, растут клёны, тополя, хрень всякая разноцветная и всё на свете. Тля их жрёт. То есть всюду жизнь. Но много надо навоза. В этом году купил 12 мешков навоза.

    Д. КНОРРЕ: Чудовищно воняет.

    С. ДОРЕНКО: Ничего не воняет! Конский навоз – это то, что ты можешь носить в карманах. Это не свиной навоз, не человеческий, не собачий. Конский навоз пахнет конюшней. Это лучший запах в мире. Ты можешь набить им карманы, намазать подмышки. Чем я пахну? Понюхай меня! Я пахну конским навозом, конским потом! Это лучший запах для рыцаря, для мужчины.  

    Д. КНОРРЕ: У нас хорошая вентиляция.

    С. ДОРЕНКО: 12 мешков в эту весну. В следующую весну что я сделаю?

    Д. КНОРРЕ: Купите 12 мешков.

    С. ДОРЕНКО: Нет, я куплю шесть. Я не хочу слишком много.

    Д. КНОРРЕ: Кстати, а сколько стоит?

    С. ДОРЕНКО: 150 рублей мешок навоза. Но у нас там работает родственник на навозе, то есть у моего садовника с его деревни там работает парень. Внимание!

    Д. КНОРРЕ: Но у мэрии то нет таких шикарных связей…

    С. ДОРЕНКО: Внимание! Это значит, когда мы выбираем опилки и навоз, наш человек из нашей деревни, из Средней Азии, выбирает нам чистый навоз, а не опилки. Опилки он отряхивает в сторону. Пусть другие покупают опилки, кто не из нашей деревни. То есть мы покупаем чистейший – какашечка к какашечке. Чистейший! Понимаешь? Как в хранилище Центрального банка золото!

    Д. КНОРРЕ: Шутки про какашки – они, конечно, самые… беспроигрышный вариант.

    С. ДОРЕНКО: Если мэрия этого делать не будет, то у них всё сдохнет. Мэрии стоит завести кроме деревьев какую-то огромную конюшню.

    Д. КНОРРЕ: Скиньте им контакты, в конце концов.

    С. ДОРЕНКО: И там покупать конский навоз, и тогда у них всё будет полыхать. Только под каждый нужно положить побольше навоза, и всё будет хорошо. 73-73-948. Алло, здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: За такие деньги деревья можно сажать круглосуточно, круглый год, и поливать их ещё соляркой, чтобы они получше…

    С. ДОРЕНКО: … засыхали.

    Д. КНОРРЕ: Сергей, а вы заметили, что у нас сегодня каждая тема сводится к какашкам, туалетам?

    С. ДОРЕНКО: У нас страна липовая в березовых ситцах. «У меня жуткая аллергия на конюшни», - говорит Всеволод. «Вы только обсуждаете, а я чувствую, что анафилактический шок начинается». Я вас отпустил подышать чуть-чуть. 73-73-948. Алло, здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я не специалист по деревьям, но я специалист по посадкам. Так вот, мне кажется, мэрия, простите за мой французский, окончательно оборзела, потому что грамотные люди на государственных контрактах воруют немножко по-другому. То есть они выигрывают контракт, подставляют помоечную фирму, которая выигрывает контракт по минимальной цене, условно говоря, самая дешёвое дерево стоит 5 тысяч рублей.

    С. ДОРЕНКО: Но оно карликовое…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И они говорят – а мы по тысячи привезём и посадим за все эти деньги. То есть заведомо не укладываются в эту сумму. Но поскольку конкурс обговорен много лет назад, что называется, и уже ясно какая фирма выиграет, то фирма после выигрыша заключает с мэрией соглашение, по которому цена увеличивается до невероятных размеров. И вот это уже увеличение пилится и разворовывается. Ну а когда мэрия по 200 тысяч покупает дерево, извините, это просто настолько люди обленились, что даже красиво украсть не могут.

    С. ДОРЕНКО: Это в Польше где-нибудь покупается. Ну мы с вами как хлеборобы понимаем…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, у меня тоже дом и участок.

    С. ДОРЕНКО: На самом деле я переучился. Я кочевник был раньше. Мы же с вами понимаем, что они сажают с комом. И пока в нём есть старое удобрение, оно живёт. Ему жизни полтора-два года, а потом оно умирает. Вот и всё.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Разумеется! Даже меньше, если сажать в центре Москвы, где выхлоп, соль с дорог, которая постоянно туда брызгается. А если ещё сажают лишь бы чтобы, потому что 200 тысяч за дерево, это как один мой знакомый говорил, это злые языки и клевета, он говорил 70 на 30. Он пришел случайно и выиграл контракт, ему сказали 70 на 30. Это, конечно, клевета, и, конечно, никто этому не верит. Я не помню кто такой это был.

    С. ДОРЕНКО: А 70 или 30 себе?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Он говорит «30, конечно, постараюсь». Ему говорят «нет, парень, ты не понял: 70 – сюда».

    С. ДОРЕНКО: Как элегантно!

    Д. КНОРРЕ: Вы не могли бы пояснить наивным и глупым ведущим, что это значит?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: 70 отдаёшь.

    С. ДОРЕНКО: А 30 себе на яхту! Везёшь в Геную и строишь яхту! Это было при Лужкове, о чем вы говорите. Конечно, это было при Лужкове.

    «У меня кредит 200 тысяч. Надо выкопать дерево и отнести его в банк», - говорит Максим. «А как тополя сталинские живут?». Живут как крапива! С ними ничего не надо делать. Нужно такие деревья сажать, которые вредительские.

    Д. КНОРРЕ: Березняк какой-нибудь сажать.

    С. ДОРЕНКО: То, что я сажал иргу сибирскую, но её много в Подмосковье, она растёт как сорняк. И чем больше ты истребляешь, тем больше она густится и кустится. Как солдат Урфин Джюс. Она просто мгновенно вскакивает.

    Д. КНОРРЕ: А если правда берёзу посадили, было бы очень красиво. Можно стволовые деревья посадить, мне кажется, это было бы здорово.

    С. ДОРЕНКО: Стволовые?

    Д. КНОРРЕ: В смысле ствол нормальный чтобы у березы был.

    С. ДОРЕНКО: Может быть, вообще это лишнее?

    Д. КНОРРЕ: Без деревьев?

    С. ДОРЕНКО: «Сергей, спрашиваю как омича – стыдно за давки в очереди за сахаром?». Ну я-то омич, но у нас на заводе «Полёт» не давились. Где они там давились? Дайте посмотреть доллар, это важнее чем Омск. 56,60. О чём это говорит? Я вам говорил, что он скоро уйдёт на 56. Да! Но это будет не долго. Я думаю, еще недели четыре быть хорошему рублю.

    Д. КНОРРЕ: А потом что будет?

    С. ДОРЕНКО: Он должен падать. Думаю, еще три-четыре недели хорошего рубля. В июне ещё будет хороший, а там потом я не знаю, поручиться не могу. 25-го ОПЕК, и сейчас начался разгон. Наши высказался, аудиты высказались, что опять на 9 месяцев ограничения, то и сё, я думаю, что это усиливает нефть – 51,83, видишь, мы её на 48 видали. Было 1,0868 в пятницу, сейчас 1,0945, евро пошёл вверх. 61,90 у нас евро. Запоминайте. 56,56 – это сейчас рубль к доллару. То есть рубль снова восстановил свои позиции. Все его ждали на 58… 58,26 мы видали на прошлой неделе. Я вам говорил, что не будет так. Он пошел на 56.

    «Почему государству выгодно уронить рубль?». Выгодно в короткой перспективе, потому что обязательства бюджета выполнить легче. А получают они с нефтяных компаний доллары из газа, нефти. За те же самые доллары можно выполнить больше обязательств бюджету. Это очень очевидно. Но хорошо ли это в долгую? Может быть, хорошо на какой-то короткий срок.

    Я хотел поговорить про этот ужасный вирус. Создатели вируса, вымогатели, выпустили обновлённую версию. Теперь не мешает обращение к сайту. Совершенно чудесным образом мир был спасён одним программистом.

    Д. КНОРРЕ: 22-летний самоучка нашёл в этом коде какое-то имя домена бессмысленное, и зарегил этот домен. Это стоило ему меньше 11 баксов.

    С. ДОРЕНКО: Давай объясним. Нас слушают бабушкас, они не ферштейн, не понимают. Когда вы открываете экраны компьютеров нехороших, второсортных, потому что первосортные компьютеры фиг словят этот вирус… вы открываете, а там написано «дай 300 долларов». Вы не даёте никаких 300 долларов… или даете. Тогда они вам на этот вирус сажают тему, что он обращается к имени какого-то сайта, которого не существует. Это абсурдный сайт с абсурдным набором букв. И когда он обращается к этому сайту, он прекращает действовать. То есть он у тебя сидит по-прежнему в компьютере. Он никуда не делся. Просто он при каждой попытке действовать должен обратиться к сайту какого названия, странного левого названия, которого не существует. Но когда он это обращение делает, он обезвреживается. Но не действует за то, что ты заплатил деньги, я правильно понимаю? Человек совершенно спокойно взял и зарегистрировал такой сайт, и он есть теперь. И все эти вирусы на всей планете земля, прежде чем начать действовать, обращаются к этому сайту, а он есть. И прекращают действовать. Но говорят, что злокозненные хакеры…

    Д. КНОРРЕ: Киберпреступники…

    С. ДОРЕНКО: Отморозки, распоясавшиеся негодяи, киберраспоясавшиеся, прописали эту фигню так, что он теперь не обращается к этому сайту…

    Д. КНОРРЕ: А обращается к какому-то другому.

    С. ДОРЕНКО: И они теперь взорвут весь мир, когда всё это начнётся. Это смешно и так далее, но больше всего пострадали русские, как ни странно. Мы больше всех пострадали ещё и репутационно, потому что англичане обвинили, что мы его и создали.

    Д. КНОРРЕ: Наша группа, которая связана с русскими хакерами, украла ANB, его распространило и так далее.

    С. ДОРЕНКО: «В каждой копии вируса имя сайт ключа уникально, иначе как контролировать кто заплатил?». Я объясню как контролировать. Можно по регионам сделать. Условно Зеленоград, представляем, что он как Австралия: 7 миллионов квадратных километров. Мы с вас требуем, и, если вы заплатите, я не разблокирую сразу, во вторник ваш компьютер откроется. И тогда я открываю весь регион. Я взял, например, со всего Зеленограда 100 тысяч, все остальные я бесплатно разблокирую. Можно не каждый экземпляр прописывать, отдельный сайт, а можно прописать на регион, тогда таких сайтов должно быть меньше, разве нет? 73-73-948. Алло, здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я вам объясню, почему больше всего пострадала Россия, потому что больше всего пострадали те регионы, где установлено ворованное ПО.

    С. ДОРЕНКО: А МВД?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А там тоже ворованное? Вы думаете, что там ангелы сидят что ли?

    С. ДОРЕНКО: Я с виду думаю, что ангелы, да.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: На нормальном ПО Макрософт очень быстро закрыл заплаткой эту уязвимость.

    С. ДОРЕНКО: Хорошо, а кто тогда хакеры?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я думаю, что это кто-то из рода anonymus. Я не думаю, что это россияне.

    С. ДОРЕНКО: «У нас каждый второй windows пиратский с отключенными обновленными», - говорит Иван. «300 долларов биткоин – 500 тысяч долларов США». Я, может быть, здесь не вчитался. «Дело не в ворованном ПО, а в том, что обновления не устанавливали». Но дело в том, что в ворованном люди блокируют обновления. «Меня эта канитель не дёргает с вирусом, я пользуюсь Linux. Вирусов там нет, а винда нужна для рабочих моментов, подпись документов, для работы браузера Chrome и Explorer». Значит, пользуетесь Chrome. А почему пользуетесь не на Apple Ios? Я просто спрашиваю. «MAC всё равно», - пишет луноход. «Это точно не anonymus, это всего лишь проверочный Троян в счётчик. Это просто проверка сколько левого ПО в мире», - говорит Степан. Вы думаете это сам Майкрософт запустил? 73-73-948. Алло. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Если позволите, я объясню. По поводу биткоинов. Не зря к ним так внимание приковывать, потому что в скором времени эта валюта заменит всю бумажную тематику.

    С. ДОРЕНКО: А если по этому же алгоритму запустят ту же валюту.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сейчас как раз подбирается та вещь, которая заменит бумажные деньги. У профессора Валентина Юрьевича Катасонова позиция такая, что мы плавно движемся к электронно-банковскому концлагерю, где все валюты умрут и будут только электронные. Если мы будем себя плохо вести или ругаться матом, нам карточку нашу прижмут, и мы не сможем ни детей наших в садик отвезти, ничего не купить. Соответственно, те ребята, которые провели хакерскую атаку, они не для того, чтобы денег срубить, а чтобы привлечь внимание к этому биткоину. Соответственно, мировые лидеры, в том числе еврейской крови, естественно, ведут битву за обладание этим материалом.

    С. ДОРЕНКО: А причём тут кровь?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: В «Священном писании» же всё написано.

    С. ДОРЕНКО: Не, я так далеко… про биткоины не написано. Можно я обращусь к слушателям? Родные! Среди вас есть очень много людей умных, среди умных людей есть даровитые самоучки. Но когда у вас такие страшные бреши в вашем интеллекте, когда вы начинаете говорить про кровь и про евреев, с полной серьезностью говорю… это сразу вас низводит… вдруг вы говорите стыдную вещь. Я очень ценю самоучек, очень ценю пытливых, интересных, даровитых людей, и много их встречал. Но есть страшные лакуны, они носят проверочный характер. То есть когда я слышу проверочные страшные вещи, я сразу большой палец вниз и говорю «ооу, всё, приехали». Обмен паролями вы не прошли. Вот эта есть проблема. Пожалуйста, родненькие, когда вы поднимаете свой уровень образования, светлые интеллектуальные люди, вы пожалуйста, помните, что есть как бы проверочные вещи в мире, и вот прокалываться нельзя.

    Теперь про биткоины. Я хочу спросить простую вещь. Если система валюты будущего будет создана по алгоритму такому же, как биткоин, но именно биткоин будет аннулирован как эксперимент… вот мы с тобой придумаем гениальную фигню, и эту модель в последствии берут США, например.

    Д. КНОРРЕ: Так часто бывает.

    С. ДОРЕНКО: Модель, математическую схему. А нам говорят «спасибо, до свидания». Даже с нами еще и не здоровались. Просто говорят «спасибо» заочно. Прикольные эти ребята Даша с Сережей, придумали эту систему, мы ее доработали, но как колесо она не требует патента. И таким образом все, кто вкладывается сегодня в биткоин, прогорают. Вот об этом вы не думали, что пролетите со своим биткоином как фанера? А биткоин будет аннулирован, понимаете, как игрушка, как фантик? Может такое случится? Алло, здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло, доброе утро. Я в этом разбираюсь как самоучка, как вы сказали. И надо постараться свою домашнюю сеть ограничить, закрыть её. Я для этого поставил небольшую хранилочку и не допускаю её в общую сеть. Она у меня в локальной сети сидит, и формально могу сказать, что у меня были такие вещи, на мой компьютер нападал этот вирус, он все полностью зашифровал, и сломать этот шифр мы не смогли.

    С. ДОРЕНКО: А биткоины вы покупаете?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я – нет. Пока другие не обожгутся, я в это не полезу.

    С. ДОРЕНКО: Если бы мы с вами вдвоём пришли к ребятам в гараж, которые создают Apple, и они нас просят у нас на пиво 100 долларов. А мы бы сейчас миллиардерами были, понимаете? Ведь угадать на входе самое милое дело!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А если не угадаешь?

    С. ДОРЕНКО: Так 100 долларов.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это сейчас 100 долларов, а через месяц они превратятся совсем в другую сумму, и ты будешь сидеть и думать «блин, сколько денег потерял».

    С. ДОРЕНКО: Говорят, что это связано с биткоинами. Действительно, он пошёл вверх. Если вы посмотрите курс биткоина, то обратите внимание, что он пошёл вверх после этой провокации. Это серьезная предпосылка. «Биткоины – это всего лишь крутая финансовая пирамида и не более», - говорит Фёдор Овчинников.

    Тем не менее, стоит ли вкладываться в биткоины? Вот мой дурацкий вопрос. Схема, по которой существуют биткоины, гениальна. Вероятно, будет использована. Но сам биткоин при этом, вероятно, будет аннулирован или нет? Алло, здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, я тоже знаком с этой историей, поверхностно правда, но тем не менее. Помимо биткоином есть еще криптовалюты.

    С. ДОРЕНКО: Да, около 5-7…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мы с товарищем готовили проект по поводу криптовалютной биржи. История в чём – если посмотреть историю биткоина, те, люди, которые вложились, и биткоины стоили около 50 центов за штуку, сейчас имеют плюс 1000 долларов за один биткоин. И обратите внимание, есть определённая связь хронологическая, что биткоины всё чаще растут именно во время боевых действий в горячих точках, почему это настолько популярная валюта, потому что с её помощью можно очень легко и просто выводит деньги в другие валюты. Это же не привязанная ни к какой валюте единица.

    С. ДОРЕНКО: Хорошо. Меня Михаил спрашивает: «Кто может аннулировать биткоин?». Жизнь может! Древнего Вавилона нет, а был! Кто аннулировал древний Вавилон? Никто! Просто он сам потихонечку стал пустеть и опустел.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Но у биткоина есть определённая история. В-первых, что это не жесткий криптографический код. А, во-вторых, это самостоятельные, ни от кого независящие личные кошельки каждого конкретного пользователя, не привязанные ни к какому идентификационному номеру, кроме своего.

    С. ДОРЕНКО: Если большие правительства начнут действовать также и создадут свою криптовалюту, всеамериканскую криптовалюту.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Уже сейчас есть несколько криптовалют. Наиболее популярной является биткоин. Есть же ещё около 10 штук популярных. Но если вы посмотрите на статистику продаж китайских бирж, которые начали свое движение в нужное время в нужном месте, они сейчас очень много денег зарабатывают на биткоинах. Все остальные валюты, какими бы популярными они не были, самый высокий процент продаж именно у биткоинов, 90% продаж занимает именно он.

    С. ДОРЕНКО: Вы круто разбираетесь, но вы мне на мой вопрос ответьте. Я сейчас продаю квартиру, сам переезжаю на дачу и эти деньги вкладываю в биткоины. Дурак я после этого?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы же играете на бирже?

    С. ДОРЕНКО: Ну как я играю. Я играю по мелочи.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Никто ни от чего никогда не застрахован. Если вы планируете вкладываться в биткоины, значит вы вкладываетесь, и через какое-то время вынимаете. Через какое-то время вкладываетесь, через какое-то время вынимаете. За один день никакого обнуления никогда не произойдёт. То есть максимум это может быть какая-то шокирующая новость про биткоины, что их в очередной раз взломали. Но сейчас он поднялся, а потом его взломают, а потом потеряются. Нужно понимать, что не надо быть идиотом, а как-то их диверсифицировать.

    С. ДОРЕНКО: Я хочу так вложиться, чтобы прийти к жене, бросить шапку об пол и сказать «ну все, мать, почитай меня уже миллиардером».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это надо было делать давно.

    С. ДОРЕНКО: Будильники – у меня в часах полно – стереть к чёртовой матери. Ни на какую работу не ходить, пусть Кнорре одна тут ведёт.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: На IPhone поставить «не беспокоить».

    С. ДОРЕНКО: Абсолютно!

    Д. КНОРРЕ: Заблокировать мой номер, тогда я в истерике вам буду звонить в утра.

    С. ДОРЕНКО: А я не прихожу…

    Д. КНОРРЕ: Сегодня я тоже испугалась.

    С. ДОРЕНКО: А я сижу такой с калькулятором и говорю «знаешь, сколько я зарабатываю в час? А знаете, сколько я зарабатываю в минуту, в секунду? А знаешь, сколько я заработал, пока с тобой разговаривал?». Вот чем я буду заниматься, и больше ничем. Вот эта моя мечта.

    Д. КНОРРЕ: Да ладно, Сергей, по-крупному, мне кажется, вообще вкладываться ни во что нельзя, это женский подход.

    С. ДОРЕНКО: Что значит по чуть-чуть? Женщина отдаётся целиком и полностью.

    Д. КНОРРЕ: Это мужчине только, Сергей!

    С. ДОРЕНКО: Ты же не можешь раскидать себя по нескольким проектам.

    Д. КНОРРЕ: В хозяйстве могу. В хозяйстве женщины так и делают. Она по чуть-чуть, потихонечку…

    С. ДОРЕНКО: И иногда звонит однокласснику Васе. Вася, здравствуй, как ты? Как у тебя дела? Я очень вспоминаю наш последний танец на выпускном.

    Д. КНОРРЕ: Нет, она делает селфи, выкладывает в Instagram и смотрит, чтобы Вася лайкнул.

    С. ДОРЕНКО: Вася лайкнул, значит помнит последний танец на выпускном.

    Д. КНОРРЕ: И этого достаточно, чтобы почувствовать себя королевой

    С. ДОРЕНКО: Вот стерва. А мы то надеемся, что женщина выбирает один проект. Красавица, зажмурившись, бросается в пропасть, полностью вверяя свою судьбу.

    Д. КНОРРЕ: Вот и надейтесь!

    С. ДОРЕНКО: Спасибо тебе большое! Про биткоины я не понимаю – если он 1780, а будет 4, пишут, 1740, 1720, будет четыре. Значит, самая стать вложить в биткоин и пойти по всем друзьям. Занять денег, миллион долларов. Занять столько, сколько я не в состоянии отдать. Занять много-много.

    Д. КНОРРЕ: Это алчность.

    С. ДОРЕНКО: Ты знаешь, что так и сделали состояние в России. Например, компания «Сибнефть», почему я знаю… потому что был близок к этой компании. Пожалуйста, ни у кого не было денег, а какие деньги, про что мы говорим… взяли у правительства денег и купили «Сибнефть» со всеми долгами кошмарными и так далее. После чего отдали правительству совершенно спокойно эти 100 миллионов долларов несчастные и продали «Сибнефть» за 17 миллиардов. А купили за 100, которые взяли у правительства. Вот я так хочу подняться! Хочу пойти в правительство, взять у них 100 миллионов долларов, купить биткоинов, потом отдать им 100 миллионов, просто как крошки со стола смахнув: пожалуйста, вот несчастные 100 миллионов, ущипните. И остаток продать на бирже за 13 миллиардов, после чего немедленно переехать в Лондон, всех презирать и плакать под звуки русского гимна в Лондоне: Союз нерушимый… и сразу плакать! И кричать – налейте всем, бармен, всем!

    «Да, на МКАДе уже плюс 15 температура», - рассказывает нам 97-ой. Сейчас я закончу, быстренько проведу летучку, поеду домой, пересяду на мотоцикл, вернусь в Москву, и быстро-быстро сделаю все дела. У меня очень много дел в Москве, и всё надо будет объехать на мотоцикле. Мне кажется, что это очень правильно. Из бывших мессенджеров, которые я снёс, это Viber, потому что там постоянно дурацкая реклама, и потом там почти не осталось идиотов… один-два. И я снёс Threema, как ни странно, Роскомнадзор включил её в реестр организаторов распространения… то есть Роскомандзор русский сказал, что Threema – это хорошо.

    Д. КНОРРЕ: Аа, понятно…

    С. ДОРЕНКО: В тот же день, в тот же час и ту же минуту я её снёс, удалил и след её

    Д. КНОРРЕ: Я думала, что он внёс в список запрещённых…

    С. ДОРЕНКО: Разрешённых! После чего я её снёс. Хороший был мессенджер. Он позволял без номера телефона показать друг другу… телефоны, qr-код, и эти устройства уже обнюхивались между собой без имени, без номера телефона, без почты, без ничего. В этом смысле хорошее устройство.

    Д. КНОРРЕ: Круто.

    С. ДОРЕНКО: Мы его очень любили в своё время. Но как только Роскомандзор внёс его в список разрешённых, я его снёс ровно через одну секунду.

    Д. КНОРРЕ: А что осталось? Signal, Telegram?

    С. ДОРЕНКО: Тебе перечислить что у меня есть?

    Д. КНОРРЕ: Да. Я тоже себе чего-нибудь скачаю.

    С. ДОРЕНКО: WatsApp у меня есть, I message, Signal, Telegram, FB. Ты сейчас будешь смеяться до упаду! Я поставил себе снова Google Hangouts.

    Д. КНОРРЕ: Зачем?

    С. ДОРЕНКО: Ха-ха-ха! Поставил снова, реабилитировал.

    Д. КНОРРЕ: Gо приколу?

    С. ДОРЕНКО: Нет, и общаюсь. Я реабилитировал Facetime, потому что мне дочь всё время звонит. Я поставил себе скайп, потому что я по нему звоню на городские и из-за границы. Он у меня с деньгами, я когда-то прошил туда карточку и забываю. Потом у меня есть Чат Плюс.

    Д. КНОРРЕ: Этого я даже не слышала.

    С. ДОРЕНКО: И Confide, хороший тоже. Там пальцем проводишь, и тебе видна одна строка. То есть ты всегда видишь только одну строку, и если с тебя кто-то снимает скриншот, то он никогда не снимет полный скриншот, он должен постоянно снимать, каждую секунду, каждое мгновенье. Я всем пользуюсь. Viber снес, Threema со слезами на глазах. Нравилась мне. Как только Роскомнадзор её испаскудил, то есть включил в реестр организаторов распространения, мне пришлось её снести. Сейчас думаю её вернуть. Смотрите, они говорят, сама Threema, начальство: «Мы никогда не соглашались предоставлять российским властями информацию о пользователях и никогда не связывались с российскими властями на предмет предоставления таких данных№. Я еще пользуюсь как мессенджером Twitter. Там внутри «личка» есть. Хорошая «личка». «Threema находится в юрисдикции Швейцарии, где российское законодательство не может применяться. У нас нет ни серверов, ни дочерних компаний в России». В компании также заявили, что не имеют разрешения и не желают предоставлять какую бы то ни было информацию напрямую иностранным властям.

    Д. КНОРРЕ: Короче, оправдываются.

    С. ДОРЕНКО: Оправдываются! Но я думаю, почему… позвоните кто-нибудь, кто разбирается в IT! А прочему тогда Роскомнадзор внёс их в список разрешённых?! Значит дали бэкдор. Там серверы не обязательно. Но что-то случилось. Правильно? 73-73-948. Прочему Threema Роскомнадзор включил в разрешённые? И её пришлось мгновенно удалить.

    Д. КНОРРЕ: Так, может, в этом и был замысел Роскомнадзора.

    С. ДОРЕНКО: Может, они мстили…

    Д. КНОРРЕ: Потроллили Threema.

    С. ДОРЕНКО: На самую чистую девушку указать пальцем и сказать, что она плохая девочка. И все такие «угу, она плохая девочка». Может быть, так? Не знаю. 73-73-948. «Хакеры всех пасут в этих мессенджерах», - говорит Гриня. Артур, который меня приглашает, телефон есть у вас? Что вы мне все время… я вижу ваш ID. Но из этого же каши не сваришь! Как я вам по ID то позвоню?

    Д. КНОРРЕ: Вот поэтому важно писать смс.

    С. ДОРЕНКО: Экий вы Артур. Спасибо большое, это хорошо. 73-73-948. Алло, здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

    С. ДОРЕНКО: Нет, вы не разбираетесь. Не надо, ну зачем… звонит из краеведческого музея.

    Д. КНОРРЕ: Сергей, ну зачем?! Может быть, это профессор…

    С. ДОРЕНКО: Профессор из краеведческого музея. Он сам экспонат. Всё, не надо. Президент феноменально сыграл на рояле, не помогая себе рукой

    Д. КНОРРЕ: Я ж вам скинула.

    С. ДОРЕНКО: Я видел, я слушал. Но с одной рукой сыграл, а мне кажется, что на рояле предпочтительнее играть двумя. Я никогда не играл сам. Всё, меняем тему.

    Значит так, вот мне пишет Иван Бенич: «Разбираюсь в IT. Если мессенджер разрешён, есть либо бэкдор, либо сотрудничают». Если говорят, что не сотрудничают, и это правда, что не сотрудничают, я верю им, я верю, что швейцарцы не лгут, Иван. Они говорят правду. Они не сотрудничают. Они просто открыли бэкдор, и больше ничего.

    Д. КНОРРЕ: А Telegram тоже разрешённый?

    С. ДОРЕНКО: Чего это он тоже разрешённый?

    Д. КНОРРЕ: Это же «дуровская» тема!

    С. ДОРЕНКО: Нет, он не разрешённый.

    Д. КНОРРЕ: Хорошо.

    С. ДОРЕНКО: Разрешённый Viber перенес серверы в Россию. И вот Threema разрешённый, а все остальные в процессе согласования разрешения. Надеюсь, это согласование продлится следующие 50 лет. Следующие 50 лет я рассчитывал портить… 30 мне достаточно.  Мне 30 хватит. Ну правда! Давай поменяем тему.

    А у меня есть забавная история о недостаточно верующем пасторе. В Зимбабве пастор отправился гулять по воде на реке с крокодилами, и был съеден тремя крокодилами. Пастор из локальной, из местной церкви. Погиб этим утром, прогуливаясь по воде.

    Д. КНОРРЕ: А он по поверхности воды шёл?

    С. ДОРЕНКО: Шёл по поверхности. Всё было как в доктрине. Но были добавлены крокодилы. А они не знали про доктрину. Пастор Джонатан Тэнтва из Святой церкви последних дней пошёл по крокодилам на реке и был съеден тремя крокодилами сразу. Пастор взял проповедь, и он пообещал, что покажет веру, покажет свою убеждённость. Но он провалился в воду и был съеден прямо перед всей паствой. «Мы до сих пор не понимаем почему это произошло», - сказал дьякон. 

    Д. КНОРРЕ: Очень стыдно было смеяться, но я не выдержала.

    С. ДОРЕНКО: Господин Мкосиа говорит: «Мы до сих пор не понимаем почему это произошло». Сейчас я объясню. Может быть, пастор засомневался в вере, усомнился. А крокодилы в эту брешь в его сознание прошли. А если бы он веровал истинно хрен бы его хоть один, он был бы неуязвим. Известный случай, это описано в «Священном писании». Ты не читала?

    Д. КНОРРЕ: Не читала.

    С. ДОРЕНКО: Люди шли сквозь стрелы, сквозь огонь, сквозь землетрясения, ничего им не было. Почему? Потому что веровали истинно! А этот пастор видно веровал, когда начал свой путь, а в какой-то момент засомневался. Может быть, бес какие-то рожи корчил ему. Может быть, его соблазнял бес. Устрашись пастор, устрашись, устрашись. И он устрашился. И в этот момент вера его поколебалась.

    Д. КНОРРЕ: На самом деле, может быть, он хотел похвастаться. Всё это гордыня. Он хотел похвастаться, продемонстрировать, что он неуязвимый, и за это его покарали небеса.

    С. ДОРЕНКО: Но он прошёл по воде первые 30 метров как не фиг делать. А затем он хотел подняться над водой.

    Д. КНОРРЕ: Вознестись.

    С. ДОРЕНКО: Вознестись над водой, чтобы ступать по воде, но первые же три крокодила начали его терзать. Они покончили с ним в несколько минут. «Всё, что они от него оставили, когда прекратили его есть, пару сандалий и его нижнее белье», - говорит дьякон. Я абсолютно убеждён, что он в какой-то момент усомнился в существовании Господа.

    Д. КНОРРЕ: И бесы в лице крокодилов…

    С. ДОРЕНКО: То есть сделался подобно Соколовскому уголовником. Засомневался и перевел Иисуса в японский бестиарий и за это был съеден. Вот бы Соколовского отправить в эту речку, пусть бы ходил там взад-вперёд! Когда мы с вами перед этим говорили про Китай и биткоины, и про вообще инвестиции, мне кажется, это очень интересно. Да, кстати, Шелдон вышел замуж. Знаете Шелдона Купера? Это блистательный актёр, на котором держится сериал «Теория большого взрыва». Как вы знаете, сегодня понедельник, и сегодня новая серия выйдет, и мы его кураж Бомбея слушаем всегда. Шелдон Купер вышел замуж. Почему вышел замуж? Может быть, женился? Что за намёк?

    Д. КНОРРЕ: Может быть, он так охарактеризовал…

    С. ДОРЕНКО: Ты знаешь, что всего 25% гомосексуалистов по их собственным заявлениям практикуют анальное совокупление.

    Д. КНОРРЕ: Сергей, нет, я не интересовалась.

    С. ДОРЕНКО: Все остальные говорят, что они, в основном, на оралочке сидят. На аналочке всего 25% по их собственным заявлениям.

    Д. КНОРРЕ: Я должна какие-то выводы сделать?

    С. ДОРЕНКО: Нет, ты должна сказать, что тогда не понятно кто вышел замуж, а кто женился. То есть мы не должны его в этом смысле уязвлять и обижать. Какое его настоящее имя? Это Джим Парсонс. Признался, что ему 44 года. Когда мы видим его в кадре, он выглядит существенно моложе. Он играет парня, выдающегося гениального учёного, который из Техаса. Он встречается уже 14 лет со своим другом Тодом Спиваком. Его друг гормональный. Сейчас они поженились. Тод и Джим поженились и будут… почему обязательно называть мужем и женой… они  будут двумя мужьями, то есть сформируют ячейку общества. Он один из самых высокооплачиваемых актёров телевидения. Он снимается уже 10 лет в «Теории большого взрыва», знаешь, что за эпизод он берет, по-моему, миллион долларов.

    Д. КНОРРЕ: Да.

    С. ДОРЕНКО: Сделайте миллион долларов в неделю и долбитесь куда хотите. Я думаю так примерно, рассуждаю. Извините. Я хочу сказать, что мне тотчас же прислали слушатели про женщин. Можно я тебя спрошу, у меня хорошее цветовосприятие, но, тем не менее, мне нужна твоя проверка. Женщины, когда они заходят на порно-ресурсы, такие есть, большинство женщин презирает порно-ресурсы, но какие-то есть плохие девочки и они заходят, и у них есть запросы.

    Д. КНОРРЕ: Это подстава! Вы говорите, что девочки, которые не интересуются порно-ресурсами, фригидные.

    С. ДОРЕНКО: Я не говорил!

    Д. КНОРРЕ: Вы говорили.

    С. ДОРЕНКО: Наоборот, извращенки. У них всё в голове происходит. Те, кто интересуется, они хоть понимают чего и куда. А которые нет, то те просто яростные извращенки. Просто ад какой-то кромешный. Наибольшее число запросов по странам. Мы видим, что Швеция, Норвегия и Финляндия, например, а также Великобритания и Ирландия, Франция, Португалия и Испания, женщины из этих стран смотрят lesbian sex. Вся Скандинавия, включая Данию, Бельгию и Голландию, женщины из этих стран на первое место выводят лесбийский секс. Германия – teens. Женщины в нынешней порно-индустрии – это 18-23. А дальше, итальянцы…

    Д. КНОРРЕ: Итальянцы тоже lesbian.

    С. ДОРЕНКО: А кто ещё teens? Поляки.

    Д. КНОРРЕ: Нет, поляки тоже lesbian.

    С. ДОРЕНКО: А прибалты?

    Д. КНОРРЕ: И прибалты тоже lesbian.

    С. ДОРЕНКО: Интересно. А кто ещё teens? А турки? Турчанки… мы же говорим про запросы женщин. Турчанки смотрят «тинов». И, кстати говоря, Иран.

    Д. КНОРРЕ: Нет, это тоже lesbian.

    С. ДОРЕНКО: А вот Северная Африка.

    Д. КНОРРЕ: тоже lesbian.

    С. ДОРЕНКО: Смотрите, как интересно. Должен вас теперь утешить, что существует некое братство восточных славян. Восточные славянки – русские, украинки и белорусские – заходят на порно-ресурсы, дружно выбирают анальный секс… и ещё туркменки, узбечки, таджички. Запрос «anal» на первом месте. Казашки ищу «большой пенис». Мы больше проанализировать ничего не можем. Мы видим, что в Ливии арабок. А вот это «female friendly». Это не агрессивный секс, дружественный для женщин с предваряющими ласками и так далее.

    Д. КНОРРЕ: Эротика.

    С. ДОРЕНКО: Нет, с предваряющей эротикой. То есть не сразу начинают. Female friendly – это более мягкий вариант. То есть не дают пощёчин, не шлёпают по заднице.

    Д. КНОРРЕ: Это же Швейцария?

    С. ДОРЕНКО: Female friendly ищут швейцарки. Надо, чтобы деликатно, чтобы с большими предваряющими поцелуйчиками.

    Д. КНОРРЕ: С разговорами…

    С. ДОРЕНКО: С разговорами «ну как мама». Хорошее начало секса! «А сестра? У сестры всё хорошо?».

    Д. КНОРРЕ: Ну слава Богу! Я так волновалась!

    С. ДОРЕНКО: А брат как? Это всё характеризует швейцарок. Китаянки, когда заходят на порно-ресурсы, они ищут чаще всего hentai. 

    Д. КНОРРЕ: У китайцев своё интернет, и у них выбор не так велик.

    С. ДОРЕНКО: И у них hentai на первом месте. Надо еще сказать, что существуют такие страны как Сербия, я вижу здесь, Македония, они любят зрелых женщин, кому за 40.

    Д. КНОРРЕ: А Макрон?

    С. ДОРЕНКО: Про швейцарок – ну как муж? Milf – это совсем молодые, 30-ые.

    Д. КНОРРЕ: Что такое milf?

    С. ДОРЕНКО: Тебе 30 лет исполнится, будешь milf.

    Д. КНОРРЕ: Кошмар. Почему все смеются в студии, как будто бы понимают что это такое.

    С. ДОРЕНКО: Milf все знают! Это молодая мама по-русски переводится. Mama, I wood like to f… А это уже за 40, это такие серьёзные женщины. А так, чтобы со свечами, шампанским и конфетами – это как называется? Это как раз woman friendly. «Так, всё пошёл смотреть hentai», - говорит Юрий.

     Давай я быстро расскажу про политику. Пока власти китайские проводят единый путь, шёлковый путь, один пояс – один путь, проанализировал «Коммерсант», куда вкладывает сегодня частный китайский бизнес. Это важно. Китайскому бизнесу дома не сидится. Он предпочитает активы США и Европы. То есть правительство Китая, накопившее гигантские деньги, триллионы, потому что они только у Китая, а ещё у Гонконга и так далее, они вкладывают в шёлковые пути, а сами частные китайские корпорации вкладывают всю излишнюю копейку в Европу и Америку, показывая тем самым, что решение правительства политизировано и не подержано бизнесом. Это очень интересно. Сегодня в «Коммерсанте» посмотрите, пожалуйста. Пять баллов город и центр, особенно плохо от Садовой и всё, что внутри. Не ездите, пожалуйста, тут ремонт и потому что тут грядущее счастье. Мы готовимся к счастью, как обычно, в Москве, правда же? Мы пойдём и проживём его, этот понедельник, 15 мая. 

    Версия для печати

Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus