• «ПОДЪЁМ» С СЕРГЕЕМ ДОРЕНКО ОТ 17.05.2017

    08:30 Май 17, 2017

    В гостях

    С. ДОРЕНКО: Здравствуй, великий город! Здравствуйте, все! Это радио «Говорит Москва»! Говорит Москва! И Дарья Кнорре – ведущая этой программы…

    Д. КНОРРЕ: …и Сергей Доренко.

    С. ДОРЕНКО: Сегодня цепляться будем за любую тему, я просто предупреждаю наших слушателей, потому что тем маловато таких больших дискуссионных. Очень холодно, да. Сегодня дыхание середины ноября. Я должен сказать, что даже в дни, когда шёл снег 12 мая, например, был последний снегопад, большой снегопад, и даже 11 мая большой хороший снег шёл, даже в эти дни не было так холодно. Как бы это сказать…

    Д. КНОРРЕ: …холодный ветер, пронзительный.

    С. ДОРЕНКО: Ты знаешь, еще с землёй очень связано: бывает холодный ветер по тёплой земле, а бывает холодный ветер по тёплой земле. И вот сегодня, я бы сказал, студёно! Ветер ледяной, и земля отвечает вот этим льдом. Такая где-то середина ноября.

    Д. КНОРРЕ: Ужасно. Где-то 4 градуса было, когда я выезжала.

    С. ДОРЕНКО: Сейчас 5 градусов.

    Д. КНОРРЕ: 6.

    С. ДОРЕНКО: Давай одна будет версия. Я расскажу по часам. В 9 утра 5 градусов, в 12 разогреется до 6, к 15 будет аж 9 градусов, но перед этим небольшой дождик, и к 18 часам потепление. К 18 часам будет 10 градусов.

    Д. КНОРРЕ: А завтра?

    С. ДОРЕНКО: Потом в 21 опять 9 градусов, и завтра в Москве будет потепление до 16-17 градусов.

    Д. КНОРРЕ: И снова не верится.

    С. ДОРЕНКО: И снова не верится, потому что один день так, другой день так. Это настоящий ад. Вообще говоря, я в таком климате не жил никогда, в московском. Нет, я жил, в Комсомольске-на-Амуре, в пионеры вступал под снегом, но это был Комсомольск-на-Амуре. А в Москве никогда не было. Вот меня спрашивает таджик. Я вам точно говорю, что я вообще никогда этого не видел в Москве.

    Д. КНОРРЕ: В мае месяце.

    С. ДОРЕНКО: Никогда.

    Д. КНОРРЕ: Это, скорее, типично для Питера… такие перепады. Потом в Питере сейчас очень хорошая погода – солнечно!

    С. ДОРЕНКО: Сегодня в Нью-Йорке плюс 32. Ну это ладно. Хорошо, значит у нас завтра будет 17, в пятницу 20, в субботу 22 и в ночь с субботы на воскресенье 12. Это же очень тепло, правда же? Потом, правда, температура упадёт снова до 15.

    Д. КНОРРЕ: А представляете, всё лето такое будет?

    С. ДОРЕНКО: А, может быть, всё лето такое будет.

    Д. КНОРРЕ: Ужас.

    С. ДОРЕНКО: Я помню июль 1976 года. Ты не помнишь. Я ездил целыми днями в 39-ом трамвае, и он шёл от Авиамоторной до Оржоникидзе. Там штаб-квартира была Университет дружбы народов, это первое здание Университета дружбы народов. Должен тебе сказать, что я не помню ни одного дня, чтобы хоть сколько-нибудь было солнце. Только дождь, только дождь, дождь, дождь, дождь… завтра дождь, сегодня дождь, дождь… и всё это было 15-17 градусов. Июль!

    Д. КНОРРЕ: Я помню такой июль в Питере в 2001 году: 13 градусов и дождь.

    С. ДОРЕНКО: Когда-то давно… если бы не прошлые годы, если бы не отключение отопления типично в 20-ых числах апреля, я отключал у себя в доме отопление, я сейчас смотрю Facebook, и он кидает старые воспоминания. В качестве паники в 2015 году какого-то 15 мая я пишу: «Вы как хотите, а я включу на эту ночь отопление». Это я в 2015 году 15 мая пишу с вызовом. А сейчас я могу сообщить общественности следующее – я его и не отключал. Я его как включил в сентябре прошлого года, так оно и шарашит. И ещё я скажу необычную вещь. Зима эта, которая нас казнит до сих пор, а ведь то, что мы видим сейчас на улице – это зима – началась на месяц раньше. Снег лёг 1 ноября навсегда, прочно. Раньше было так, что снег ложился в разное время. Я помню разные годы. Как человек, убелённый сединами, я вспоминаю снег и на 28 сентября, я вспоминаю снег и на 18 октября многократный, и 15 октября, но он не лежал никогда с роду. И на 7 ноября снег почти никогда не лежал. На 7 ноября чуть-чуть снежку, манифестация, демонстрация, трудящиеся, Ленин всегда молодой. Ага, разошлись, тудым-сюдым, и он растаял. И он ложился нормально где-нибудь 15-20-го ноября. В этом году снег лёг 1 ноября…

    Д. КНОРРЕ: …и так до сих пор и лежит.

    С. ДОРЕНКО: И так до сих пор и лежит. Посмотрите на себя, посмотрите на свои сердца, посмотрите на свои глаза, разве они не усыпаны снегом? Посмотрите на свои чувства.

    Д. КНОРРЕ: Как белые ходоки.

    С. ДОРЕНКО: Посмотрите на свою способность любить. Посмотрите, как вы убиваете друг друга в очереди за сахаром в Омске, посмотрите, как вы ненавидите друг друга и готовы распять друг друга постоянно на кресте. Разве это не зима? Это и есть зима! 

    Д. КНОРРЕ: Абсолютно! Но вы хотя бы можете контролировать отопление в собственном доме, а вот нам как отключат, так и отключат.

    С. ДОРЕНКО: Я могу контролировать отопление в собственном доме – это раз. Во-вторых, я могу контролировать сауну в собственном доме.

    Д. КНОРРЕ: Инфракрасную?

    С. ДОРЕНКО: И финскую, и инфракрасную. Я могу контролировать разные сауны и разные подогревы. Это правда, но всё равно хочется иногда в окошко… в своём доме я живу, как будто мне дали каюту на корабле. Ты когда-нибудь покупала от бедности каюту на круизном лайнере без окон? Я – да!

    Д. КНОРРЕ: Я – нет.

    С. ДОРЕНКО: Я как-то купил на гигантской «Принцессе морей» или «Королеве морей», какое-то невероятное судно размером с это здание… я купил тогда каюту, сообщив близким, что поскольку мы всё равно будем всегда на палубе, зачем нам окно, зачем нам иллюминатор. И мы купили где-то там внутри.

    Д. КНОРРЕ: По центру.

    С. ДОРЕНКО: И у нас каюта была без иллюминатора. Говорю, телевизор включим, там BBC, я Африку настрою, будут леопарды прыгать на жирафов, и будем считать, что это наше окно. И нам будет по кайфу. И мы пошли: Санта Лючия, и Гренадины, и чего хочешь, и Сен Мартин, и Сен Бартс, а вышли из Пуэрто-Рико. И почесали, вначале наветренные, а потом подветренные ходили по этим островам. И я все время был без иллюминатора в кабине. И я тебе скажу, что эта жизнь – это настоящий ад, потому что посмотреть в окно, как выясняется… есть не демократия… не обед, не сексуальные утехи, ничего не есть первично. Первично для Homo sapiens, для этой смешной обезьянки, этого смешного биохимического компьютера, первично посмотреть в окно. А когда его нет, ты сходишь с ума. И вот ровно так мы живём уже с 1 ноября. Мы не можем посмотреть в окно, потому что за окном торчит огромный кукиш этого климата. Огромный, слепленный из говняных какашек. Кукиш, кулак лезет в нос…

    Д. КНОРРЕ: Заледеневший…

    С. ДОРЕНКО: На, мразь. У меня сауна инфракрасная, какая хочешь… финская, но как только я подхожу к окну, на меня вот эта говняшка – на, мразь, получи, мразь! Любишь Родину? На, мразь! Нюхай, куси, поцелуй! Поцелуй какашку! Поцелуй какашку! И я, свят, напасть, Боже, за что! Праздник Пасхи, когда я всегда раньше катался на мотоцикле и попадал в неприятности под уголовные статьи, в старые времена, когда эти чертовы соотечественники мои верили в Бога, теперь они не верят. Раньше они верили в Бога. Пасха была солнцем! Сейчас – хрена! На тебе Пасху с дождем и со снегом! На, на, целуй! На, мразь! Понятно? Единственный день в году был приличный по климату, когда мотопарад произвели с Ликсутовым. 17 градусов.

    Д. КНОРРЕ: Подождите, а 1 числа 22 было.

    С. ДОРЕНКО: В честь солидарности трудящихся! Но трудящиеся окунулись в омут разврата и непотребства, паскудства. Трудящие не ценят, что им День трудящих. Потом что трудящим 22, когда они не могут посадить свою картошку! Они ж садят картошку! Они ж видят, что заморозки, значит «содить» нельзя. Содить нельзя! А как ты будешь ее содить, когда заморозки? Плюс один, минус один. Она ж помёрзнет!

    Д. КНОРРЕ: Действительно, затруднительно.

    С. ДОРЕНКО: Это же невозможно. Это зима – наказание вам. Господь ниспослал вам зиму, вам красавцы, полюбил вас сильно и ниспослал, в смысле, целуйте.

    Сборная России по хоккею проиграла США в матче группового этапа на Чемпионате мира, сообщает РИА Новости. Это был важный матч или нет? Я вчера был на «Первом канале», и там всюду реклама чего-то наши с нашими… против наших, и значит, сыграли заключительный 3:5. Расскажите, кто смотрел? 73-73-948.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, Сергей. Владислав меня зовут. Это был выставочный матч, можно сказать, между нашими и американцами, принципиальная битва. И наши, собственно говоря, выглядели замечательно, но дисциплинка подкачала. Видимо, они настолько себя зажали в предыдущих играх…

    С. ДОРЕНКО: То есть объяснение есть.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Дисциплинка плохая, били американцев, за что были наказаны, и в меньшинстве пропускали.

    С. ДОРЕНКО: Я слушаю Задорнова: американцы – дураки. Теперь слушаю вас, оказывается, они умные.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А где тут ум? Для того, чтобы играть в хоккей, много ума не надо.

    С. ДОРЕНКО: Сплошным хребтом играешь, спинным мозгом.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Коньком и клюшкой. Михаил знает, очень разбирается в хоккее. Михаил, здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро.

    С. ДОРЕНКО: Михаил, скажите честно, вы игрок ночной лиги. Расскажите, как это было.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, я уже не выхожу лет 10 сам. А так играли, конечно, с мастерами, Фетисовым. Дело не в этом. Ценность этого матча покажут ближайшие 6 дней. Если сборная станет чемпионом, если она плей-офф не проиграет чехам завтра, и станет чемпионом, тогда этот матч можно, действительно, признать не очень ценным. Если плей-офф будет проигран, а там мы выходим, по-моему, на канадцев, то тогда, конечно, его вспомнят сразу все. До каждой минуты разберут, до секунды. Скажут, что была плохая подготовка. Здесь так всё происходит всегда в спорте. Но надо сказать, что как ни странно, несмотря на то, что у канадцев и американцев составы у них не первые и не самые лучшие, он интересный получился. Поэтому плей-офф я думаю, будет хороший.

    С. ДОРЕНКО: Борис-байкер говорит: «Канадцы у нас выиграют».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вот это я не понимаю, это люди далёкие от спорта. Вы вчера важную тему поднимали «что мы дали миру». Вы забыли сказать, что мы дали миру подлинно – это советский хоккей.

    С. ДОРЕНКО: Любые проступки нации иступляет то, что она дала нас с вами.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, люди – это главное достояние. Мы все уйдем в никуда, но пока мы есть, это действительно так.

    С. ДОРЕНКО: 97-ой: «Вы тут орали у меня из окна машины, а окно было закрыто, а я проползал мимо остановки, народу на остановке много, и я высунулся и сказал им – это радиоспектакль». Ха-ха-ха! Люди были смущены.

    Д. КНОРРЕ: А вы заметили, как Михаил в проброс сказал, что он играл с Фетисовым? Как будто само собой разумеющееся.

    С. ДОРЕНКО: Да, да, да… «Май холодный, год плодородный» - такая есть народная примета, говорит нам Елена из Кунцева. «Все мошки сдохнут, и клопы сдохнут, и тараканы сдохнут, и клещи сдохнут, мои соседи посадили картошку, а я не содю, а топлю печь», - пишет Елена из Кунцева. 73-73-948. Алло, здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Мы ещё про хоккей вчерашний говорим? 

    С. ДОРЕНКО: Про хоккей. Ну что это за игра?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: У нас молодая сборная, молодые горячие человеки.

    С. ДОРЕНКО: Они же лучше должны быть старых!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, они, правда, много удаляются по поводу грубой и опасной игры в течение всех предыдущих игр.  Я не рассматриваю вообще как хоккей игру с Данией. Я не могу этого сделать. Я не могу рассматривать как хоккей игру с итальянцами. Вчера был настоящий хоккей. Я переживала от первой до последней минуты. Гусев – прекрасный. Два гола – чудесные! Но 3 раза вести в счёте и проиграть 5! Я, конечно, не играю в ночной лиге, я ни в чем не играю, вообще в прошлом году чисто номинально встала на коньки, встала и стояла на льду. Но есть какие-то общие позиции, на ровном месте...

    С. ДОРЕНКО: Скажите два слова о себе. Вот Нефман говорит, что это вызывает у него оторопь, дрожь, женщина. Плюшевый: «Дайте мне телефон этой богини, я хочу на ней жениться!».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Такие женщины на дороге не валяются, и они никогда не бывают свободны.

    С. ДОРЕНКО: Ха-ха-ха! Спасибо! «О Боже мой! Ничего себе!», - пишут люди. «Опасная женщина», - пишет Андрей. «Боже мой», - пишет Пирожок с корицей. «Нашему клюшкой в горло ударили, америкоса не удалили. Наш кузнечик ударил клюшкой по клюшке урода, его удалили и гол забили», - пишет Джейджей, который, как мы знаем, у нас сейчас в рейсе. Он таксист. «Михаил – Бог, он как-то вездесущий», - возмущается Олег. «Что несёт эта женщина? Я ни слова не понимаю!», - Бонифаций. Эта женщина – специалист в отличие от нас, от вас, от всех. «Американцам подсуживали судьи. Были моменты, когда их  должны были удалять, и очень много».

    Давайте, поехали. В движении. Город плохой, во-первых. Посмотри сколько баллов.

    Д. КНОРРЕ: 6 баллов.

    С. ДОРЕНКО: 6 баллов, но это всё равно ужасно. Я вчера ехал на мотоцикле… можно я два слова расскажу про себя? Мне легче всего говорить про себя. Я каждый разговор сворачиваю на себя, и это очень объяснимо, потому что мне самое интересное – это я и есть. Слушай, вчера ехал из Останкино, соответственно, на Новую Ригу на мотоцикле.

    Д. КНОРРЕ: Это ужасно!

    С. ДОРЕНКО: Как цуцик зелёный от холода!

    Д. КНОРРЕ: Дождина же был жуткий совершенно.

    С. ДОРЕНКО: Туда ехал – дождь. По Яузе через Гольяново. Потом мучительно ехал долго, потом в какой-то момент этого долго и мучительного проезда остановился, в какой-то Mitsubishi постучался и говорю: «Дядька! Ново Гольяново еще или не Ново Гольяново?». Нет, сейчас вспомню, какая-то улица… «Это уже она или ещё не она?». Он мне говорит: «Чёрт его знает, я здесь давно стою». Сейчас скажу. Бориса Галушкина, простите. И поехал я дальше. А дядька остался. Извиняйте, дядько, мы думали, что вы птица. Помнишь этот анекдот?

    Д. КНОРРЕ: Расскажите.

    С. ДОРЕНКО: Это очень старый анекдот. Две хохлушки подходят к попугаю, и одна говорит другой: «Ты весь такий яркий». И описывает какой он. А он смотрит на них, попугай, и говорит: «Девушки, а не пошли бы вы в жопу!». Они говорят: «Извиняйте, дядька, мы думали шо вы птица!». Также и я вчера! Ха-ха-ха! Шесть баллов и город плохой. Отвратительно! Я так понимаю, что до сентября ездить нельзя.

    Д. КНОРРЕ: Извините… радиоспектакль меня убил первый,

    С. ДОРЕНКО: А это старый анекдот, его все знают.

    Д. КНОРРЕ: Я не помню анекдоты вообще, мне можно каждый день рассказывать.

    С. ДОРЕНКО: Про зоопарки целая серия анекдотов. Про грузина есть.

    Д. КНОРРЕ: Давайте про грузина.

    С. ДОРЕНКО: Это не смешной анекдот, когда грузин водит компанию женщин по зоопарку, и говорит: «Вот это носорог, он самец, вот это волк ходит, видите, туда-сюда, он самец». Дальше идёт: «А это лев стоит, самец тоже». Женщина говорит: Скажите, мальчик или, наконец, мужчина? Самец - это грубо!». «Мужчина, который с деньгами – это самец». Ну что-то такое… это советские анекдоты. Пора издавать советские анекдоты про Чапаева, зоопарк, про грузин, про евреев огромный пласт.

    Ну хоть один про евреев очень просят. Я вас снабжаю старыми анекдотами. Какие-то древние, детские, советские. Про евреев мне нравится, знаешь какой? Когда евреи чинят крышу, и срывается один и летит с крыши с четвёртого этажа, пролетает мимо кухни своей и кричит: «Сара, на меня сегодня не готовь, меня не будет к обеду». Этот помнишь?

    Д. КНОРРЕ: Нет, я не знаю никаких анекдотов.

    С. ДОРЕНКО: Сара, на меня сегодня не готовь, меня не будет к обеду. Ну он же убьется, зачем же жена будет курочку зря делать! А кто остался в лавке? Знаешь?

    Д. КНОРРЕ: Нет.

    С. ДОРЕНКО: Умирает Абрам. Мы здесь все собрались, Абрам, чтобы проститься с тобой на смертном одре, и мы хотим, чтобы ты нас всех увидел. Вот стоит твоя племянница, вот стоит твоя тетя, твой сын, еще сын, еще сын… и он, умирая, хрипит: «Идиоты, а кто же остался в лавке?». Правильно? Ха-ха-ха!

    Д. КНОРРЕ: Да!

    С. ДОРЕНКО: А ещё есть еврейский шикарный! Сара высовывается в окно и кричит сыну: «Абраша, иди уже домой!». А он подбегает к окну и говорит: «Шо, мама, я уже проголодался?». Она говорит: «Нет, ты уже замёрз».

    Д. КНОРРЕ: Ха-ха-ха! Это хорошо! Этот я запомню!

    С. ДОРЕНКО: Ну много хороших. Ну ладно, ну что вы! Не знаете еврейских анекдотов? Сара, на меня котлетку не готовь… «Привет из Аризоны», - пишет 76-ой. Привет Аризоне! Там, небось, 70 у вас? Сколько градусов в Аризоне? Ну напишите же! В Аризоне сколько? 72-73 градуса? Сколько тепла? 75? Сколько у вас сейчас? У них за 70 уже! Они там по Фаренгейту живут. Я помню, когда мы садились… я летел из Нью-Йорка в Лас-Вегас…

    Д. КНОРРЕ: 14 градусов или 57 всего…

    С. ДОРЕНКО: 57 всего… позорище!

    Д. КНОРРЕ: А у них ночь.

    С. ДОРЕНКО: Я помню, когда мы летели в Лас-Вегас, и пилот объявлял: «Мы приступаем к посадке. Вы сядете на землю сладких семидесятых градусов». Это за 20 и выше. Мы летели из Нью-Йорка, там было 10 градусов. Он говорит: «Вы садись на землю сладких двадцатиградусных температур».

    Д. КНОРРЕ: Круто, круто!

    С. ДОРЕНКО: Да, да, да, да, да… в Аризоне ночь, вот почему. Ну хорошо, ночь, так ночь. А чего вы не спите тогда там? Давайте. В Зеленограде выходил в 6 утра, было плюс 3.

    Поехали дальше. Давайте про Украину. Украина отключилась от нашего ВКонтакте. Наконец-то! Вы знаете, куда переходит Порошенко?

    Д. КНОРРЕ: Куда?

    С. ДОРЕНКО: Порошенко объявил, что он будет в трёх сетях. Первое – он будет в Twitter – раз. В Facebook и Instagram. В трёх! Ровно в тех, которых и я! Я думаю, что он мне…

    Д. КНОРРЕ: …подражает, естественно.

    С. ДОРЕНКО: Он сидел ВКонтакте и Одноклассниках, сам Порошенко. Вот привилегия князей, вот привилегия царей, вот привилегия суверенов. Он решил обидится на Одноклассники и не делитнул свой аккаунт, а делитнул всю страну. Если б я был президентом, то я тоже бы так делал! Одноклассники… делитнуть всю систему. Потом он решил уйти из ВКонтакте. Хорошо, он делитнул не свой аккаунт, как нормальные люди делают, делитнул целую страну. Вот это привилегия суверенов! Великие люди так живут!

    Д. КНОРРЕ: …творит историю.

    С. ДОРЕНКО: Но меня интересует другое. Кто-нибудь из украинцев позвоните, пожалуйста. Как вы будете жить теперь? Харьковчанин, вы теперь за рулём, ладно ВКонтакте, Mail.ru… что еще… Украина запускает свою соцсеть. «Как будто у нас иначе», - говорит Революция онлайн. Подождите, до нас доберемся. Давайте так – до нас доберёмся! Давайте начнём с Украины. Привычно разбудим Украину… между селезёнкой и желудком размещается Украина. И вот ее надо разбудить, как-то немножко помассировать. Давайте помассируем Украину. 73-73-948. Украинцы, звоните, пожалуйста. Алло, здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Это Лимузин.

    С. ДОРЕНКО: Как же вы украинцем оказались? Вы украинец?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: У меня дальние родственник и на Украине были. Меня просто как человека и как гражданина вся эта суета вокруг Украины в Интернете уже давно стала напрягать. То есть кроме какой-то грязи и пошлятины в адрес нашей страны от украинцев я не слышу ничего.  

    С. ДОРЕНКО: Это правда.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И это обидно.

    С. ДОРЕНКО: Из этого следует ровно следующее: из этого следует, что они вели войну с нами ВКонтакте, а теперь они от неё отказались. Отказались – значит проиграли?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, вообще, да…

    С. ДОРЕНКО: Это отступление. 99-ый сообщает нам важную вещь, которую мы знаем со вчерашнего, но тоже большое спасибо, что вы думаете и дышите в унисон с нами. Соррентино начал работу над продолжением «Молодого папы». Я считаю, что это ключевая вещь, которую мы, конечно, очень ждём. У меня вопрос другой – когда украинцы были в Одноклассниках и ВКонтакте, они давали нам там бой по собственному разумению. Бой был, в основном, бранчливый. Он состоял из брани и личных оскорблений. Но если они уходят, значит, они проиграли? Это проигрыш? 73-73-948. Алло, здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Революция онлайн. Ребята, всем привет. По поводу Украины: да, украинцы проиграли, они это почувствовали, поэтому они сворачиваются. И не бранчливые, а брачливые. Вот я с женой также ругаюсь перед всякими своими делами.

    С. ДОРЕНКО: Да что вы!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да!

    С. ДОРЕНКО: Кино было про это, на Amediateka я смотрел, где они друг друга били, но друг друга не понимали. Она ему «ты такой сякой», шхвать пощёчину. А потом они удаляются в розовых чулочках.

    Д. КНОРРЕ: Так вот оно что! Давайте проголосуем.

    С. ДОРЕНКО: Чёртовы извращенцы!

    Д. КНОРРЕ: Давайте проголосуем.

    С. ДОРЕНКО: Деретесь ли вы с женой? ВКонтакте будет хуже или лучше без украинцев. Одноклассники…- я вообще не представляю себе людей, которые там могут быть. Я не представляю себе портрет человека, который может сидеть в Одноклассниках. Нет, такого не существует человека. Кто может сидеть в Одноклассниках?

    Д. КНОРРЕ: Я тоже не знаю ни одного, из моих знакомых никто не сидит в Одноклассниках.

    С. ДОРЕНКО: Мне кажется, знаешь кто? Сторожа на автостоянке «Чапаевский» на улице Бобруйская. Там есть сторожа на стоянке кооператива «Чапаевский». Мне кажется, они сидят в Одноклассниках.

    Д. КНОРРЕ: В одноклассниках сидят 60 плюс.

    С. ДОРЕНКО: 65 плюс. Вот сторожа, я подозреваю, у них такие лица, как будто они из Одноклассников. Лица тяжело больных спаниелей, иногда пытаются сделать лицо бассета. Когда ты проходишь мимо и приветливо говоришь «доброе утро», они делают лицо бассета.

    Д. КНОРРЕ: Ставят оценки друг другу. Фотографии же оцениваются…

    С. ДОРЕНКО: Давайте проголосуем. ВКонтакте станет лучше или хуже. Лучше – 134-21-35, хуже – 134-21-36. Наши соцсети без украинцев станут лучше – 134-21-35, наконец-то, не будет украинцев, не придётся удалять людей. Мы тысячами их удаляли, честное слово, за бранчливость, они бранчливы и переходят всё время на личные оскорбления. Любой разговор с украинцев заканчивается личными оскорблениями. Сразу «ты кто такой» и сразу личные оскорбления. У них просто такая культура, немножко другая культура, мы с ней хорошо знакомы. Наши соцсети без украинцев станут лучше – 134-21-35, хуже – 134-21-36. Почему всем так нравится эта бранчливость? Почему так много людей об этом жалеют? Алло, здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Сергей, ну проиграет, конечно, и проиграла Россия, потому что Порошенко закладывает большую мину под дальнейшие отношения с Россией. И так уже выросло поколение, которое нас ненавидит и Россию, а теперь ещё больше. А я контактирую с украинцами – прекрасные люди! Зря вы так говорите, что бранчливые и так далее.

    С. ДОРЕНКО: Бранчливые от слова браниться. Проверочное слово.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И ни сколько он не делает хуже для Украины.

    С. ДОРЕНКО: Почему не делает хуже? Ведь он закладывает мину не только под нас, но и под себя.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А его уже тогда не будет, будут уже другие! А Украина будет жутко ненавидеть Россию.

    С. ДОРЕНКО: Простите, как мне к вам обращаться?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Николай.

    С. ДОРЕНКО: Извините, что не запомнил. Существует два способа. Первый – это не рвать нити, ни в коем случае в надежде, что рано или поздно из слабейших даже нитей возникнут прочные мосты. Это первый способ. А второй способ нам продиктовал гений тактики Владимир Ильич Ленин: для того, чтобы объединиться, нам надо решительно размежеваться!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не знаю, как решительно, но Ленин имел в виду другое, если вы дальше прочитаете, вы вырвали это из контекста. Здесь имеется в виду другое воспитание, воспитание будущего поколения России. Уже есть, которое жутко ненавидит Россию.

    С. ДОРЕНКО: Это понятно… значит я просто думаю об этих двух концепциях.

    Д. КНОРРЕ: Мне кажется, что это как раз объединит украинцев и русских. Вот эта трагедия, что лишили…

    С. ДОРЕНКО: Я останавливаю голосование. Соцсети без украинцев будут значительно лучше – 65%, хуже – 35%. Давайте обсудим эти две концепции. Эта концепция, на самом деле, серьёзная. Первая концепция – не рвать. Представляете, что есть близкие люди, братья. Мужа с женой здесь, может быть, не надо… или две сестры.

    Д. КНОРРЕ: Вот у меня две сестры в Киеве.

    С. ДОРЕНКО: У тебя две сестры свои родные?

    Д. КНОРРЕ: Нет, троюродные.

    С. ДОРЕНКО: Есть сёстры, пускай пусть родные. Один способ – не рвать ни в коем случае, оставлять всё время дорожку, оставлять дверь открытой. Это как будто потом мало ли время сотрёт. Вещи, кажущиеся важными сейчас, окажутся не важными через 10 лет. Вещи, которые сейчас злят, через пять лет забудутся, вызовут усмешку, чувство досады даже. То есть не рвать, оставить дверь открытой – это первый путь. Второй путь – для того, чтобы объединиться, товарищи, нам надо решительно размежеваться. То есть дать им уже упасть, если они падают, если нам кажется, что они падают. Мы боимся, на самом деле, что их путь хороший. То есть мы не даем им уйти.

    Представь, что ты обладаешь некой властью над сестрой. У тебя ключи от машины. Тебе сестра кричит «дай мне ключи от машины, я уеду от тебя в Воронеж». Ты говоришь «не дам». Она «дай» и начинает искать у тебя по карманам куртки. А ты «всё, не дам». А она «дай». Ну чего спорить то! Ну дай ей ключи! Пусть она свалит в Воронеж! Чего там в Воронеже хорошего? Салат паршивый какой-то заветревшийся. Я ел в Воронеже! Салат заветревшийся. Мясо невкусное. Всё невкусное. Ну и езжай в свой Воронеж. На, давай вперёд.

    Д. КНОРРЕ: Это понятно, когда речь идёт человеческих взаимоотношениях, а у нас всё-таки там шкурный интерес… ну нашего государства.

    С. ДОРЕНКО: Я тебе сейчас объясню. Мы думаем, что они на хорошем пути. Мы думаем, что они на выгодном пути, поэтому мы их не отпускаем. Если они на гибельном пути, представьте себе, что наша сестра говорит «сестра, я прыгну с крыши». Ты говоришь «не надо, пожалуйста». И она так уже много лет, много лет… Кучма написал «Украина - не Россия». Знаешь когда? В 1999 году уже книга продавалась. Я не знаю, когда он ее написал, но в 1999 году книга уже продавалась на Украине! Называлась «Украина - не Россия» в 1991 году, так долго не живут, но я помню, украинцы всю пропаганду к референдуму 1 декабря, а он был 1 декабря 1991 года о создании независимого государства. Они специально провели его во всех областях Украины отдельно ещё, чтобы подтвердить единство нации в стремлении отделиться и получить суверенитет.

    Докладываю: в Крыму за суверенитет Украины 1 декабря 1991 года проголосовали 52% крымчан. То есть за то, чтобы быть не русскими, а быть украинцами. Главный мотив той пропаганды, что русские нищие, что русские неряшливые лентяи, пьяные, а мы, дескать, трудяги, мы хорошие, у нас деревья растут, плодоносят, черешня всюду, свининка всюду, всё у нас хорошо, мы кормим Россию, а Россия ленивая без нас будет есть щи с тараканами. Неряхи! Вот так они говорили на официальной пропаганде. Это была официальная пропаганда. Это вызывало ужас даже тогда. Это даже тогда из Москвы вызывало ужас, оторопь. Ну это идиотизм! Это было похоже на идиотизм, четное слово. Это вызывало улыбку, казалось, что они неразумные. Мы слушали в 1991 году их пропаганду, мы смеялись, потому что это было смешно, наконец, и мы думали, что они неразумные образумятся, но они образумились.

    В 1999 году, внимание, когда мы спорили по Косе Тузла в 2000-ые – губернатор Ткачёв начинает насыпать землю, чтобы Косу Тузла в Керченском проливе присоединить к России – помните это дело? А Коса Тузла принадлежит Украине по советскому разделу якобы, наверно, может быть, не понятно. В этот момент вся Украина встаёт на дыбы, и все кричат «долой русских агрессоров». Вся Украина визжит «долой русских агрессоров». Даже те, кто к нам хорошо относятся. Из этого следует, из того, что я сейчас перечисляю, что у них давнее к нам чувство ревнючести и неприязни. Это давнее чувство неприязни, ревнивой неприязни. То есть это не 3-4 года они сходили с ума, а это в 1991 году была агитация против России, и голосование против России на референдуме 1 декабря. Потом «Украина – не Россия» пишет Кучма и учебники истории меняет, и потом гетман Скоропадский, который здесь грабил русские села, который брал Москву в смутное время, помогал антирусским силам, западным русским силам… не знаю. Помогал против нижегородцев.

    Д. КНОРРЕ: … стал героем.

    С. ДОРЕНКО: Стал героем гетман Скоропадский, героем Украины! А он же здесь русские души губил. Это же в 1990-ые годы было! Мы это что не замечаем? Мы делаем вид, что этого не было? Это было! Кучма пишет книгу, затем Коса Тузла – истерия национальная на Украине, которую вы сейчас забыли. Национальная истерия «долой русских агрессоров». То есть они давно к нам относятся напряженно.

    Д. КНОРРЕ: Они относятся к нам напряженно, а мы, получается, только посмеиваемся, ухмыляемся, и ничего не меняется в отношениях.

    С. ДОРЕНКО: Мы не верим, мы думаем, что ещё как-то слюбится, а оно не слюбляется.

    Д. КНОРРЕ: Ну были же причины!

    С. ДОРЕНКО: Теперь ситуация… были причины? Ты серьезно? Какие причины? Что у них «Динамо» Киев, а у нас «Спартак» Москва? Какие причины? Никаких причин не было! Они просто ревнюче к нам относятся, ревнюче неприязненно. Давно. По крайней мере, я сейчас рассказал о 2,5 десятилетиях. И это наша сестра. И если бы наша сестра 25 лет нам всё время говорила «я прыгну с крыши», мы бы уже сейчас сказали «иди ты нафиг, делай что хочешь». Но мы подозреваем, что сестра не с крыши прыгает, а в какое-то клёвое место. Ты понимаешь в чём дело? Поэтому мы говорим «вот засранка»!

    Д. КНОРРЕ: То есть мы тоже ревнючие.

    С. ДОРЕНКО: То есть мы думаем, что Украина куда-то движется. Если бы это было место гибели, то мы должны были сказать им «да идите куда хотите, идиоты».

    Д. КНОРРЕ: А как мы можем так сказать, Украина нам не нужна или нужна? Мы же не можем её так просто взять и отпустить. Иди куда хочешь. Она же нам нужна?

    С. ДОРЕНКО: Она нам нужна, потому что…

    Д. КНОРРЕ: …у нас там сфера своих интересов.

    С. ДОРЕНКО: У нас там много интересов, причем есть интересы не только позитивные, но и негативные. В том смысле, что мы не хотим НАТО. Мы не хотим под Харьковом ракеты НАТО. Нам обидно и странно, потому что братья наши к нам враждебны и могу предательски по отношению к нам себя вести.

    Д. КНОРРЕ: Не забываем про бизнес, про деньги.

    С. ДОРЕНКО: Да.

    Д. КНОРРЕ: Про рынок сбыта и не сбыта.

    С. ДОРЕНКО: Но тем не менее, я настаиваю, если мы видим, что сестра идёт в гибельный проект, то нужно сказать «давайте идите, ну вас нафиг». Скорее там пообдеретесь, обмучаетесь, пообдираетесь, израненные приползете назад. Но мы подозреваем с ужасом, что они не приползут, вот же в чем дело. Вы понимаете? Если бы так сказать «идите к черту, приползете все равно назад». Мы такие «ну они ж не приползут». А если не приползут, то это же обидно! Это же обидно!

    Д. КНОРРЕ: Это же провал!

    С. ДОРЕНКО: Это как-то странно. И вот здесь, мне кажется, главная проблема. Мы сами себе запрещаем это произносить.

    Д. КНОРРЕ: Мы верим, что Украина станет европейской страной, развитой, ну хотя бы развивающейся. Там будет здорово!

    С. ДОРЕНКО: Я хочу это обсудить. Мы должны их отпустить на гибель. Если мы их отпустим, просто забудем о них, если забыть… у меня голосование… Украина, скорее всего, если мы вообще про неё забудем с горизонтом в 20 лет… не успеют проголосовать, я даже не успею сформулировать вопрос. Если мы вообще про неё забудем, нет такой страны, белое пятно, ноль, через 20 лет этот проект будет успешен или не успешен? Без нас! Совсем без нас! Вот в чем, собственно, мой вопрос. У нас есть опасения, что он будет взращен злыми силами нам назло хорошим. Честно говоря, у злых сил тоже нет больших ресурсов. Но, может, и есть. Понимаешь в чем страх русских? Страх в том, что плохие нам на границе вырастят Антироссию. Это плохо. Некоторые люди пишут, что много про Украину было. Действительно, последние годы очень много было по Украине.

    Д. КНОРРЕ: Потом был перерыв, и мы с вами освежим.

    С. ДОРЕНКО: Я помню, как я кричал весною в апреле 2014 года на Оношко.

    Д. КНОРРЕ: На меня тоже кричали. На нас обеих.

    С. ДОРЕНКО: Оношко была либералочка, и пришлось на неё кричать.

    Д. КНОРРЕ: Я не такая смелая как Настя.

    С. ДОРЕНКО: А в душе такая же что ли?

    Д. КНОРРЕ: Не совсем так.

    С. ДОРЕНКО: Значит давай так, просто скажем: если Россия полностью ликвидирует все контакты с Украиной и все виды сотрудничества, а Украина через короткое время приползет… Даша работает с 2012 года, пять лет, Оношко работает с ноября 2008 года, скоро будет 9 лет. Представляете, сколько мы уже дружим с вами со всеми!

    Хорошо, давайте проголосуем. Украина приползет или не приползет, если мы от нее отвернёмся? Украина сама приползёт с мольбой о помощи. Да – 134-21-35, нет – 134-21-36. Если Россия полностью отвернется от Украины, не знаем такую, и как звать не знаем и знать не желаем. Всё! Нет таких людей! Нет такой территории. Нафиг. Они приползут, постучат в дверь как плохая сестра. Плохая сестра пошла в авантюру. Обозная девка, плохая сестра.

    Д. КНОРРЕ: Уехала из села в город, и независимо от того, плохо там или она живет на улице, она останется…

    С. ДОРЕНКО: …трахается там со всеми!

    Д. КНОРРЕ: Она там останется и никогда не вернется назад.

    С. ДОРЕНКО: За стакан там становится на колени за киосками. Вот она какая эта плохая сестра. Плохая сестра уехала.

    Д. КНОРРЕ: А мы такие все приличные, прилежные, только за хороших замуж пойду.

    С. ДОРЕНКО: Только с венчанием чтобы!

    Д. КНОРРЕ: За нашего, работящего!

    С. ДОРЕНКО: Нет! Мы готовы и за Алена Делона, и за Бреда Пита! Мы готовы, конечно! Мы и за Гая Ричи! Мы и за Камбербэтча готовы, но с венчанием!

    Д. КНОРРЕ: Чтобы принял православие.

    С. ДОРЕНКО: Да, пусть примет православие. А это плохая сестра. Эх, какая сестра. Она приползет в отчий дом, постучит в дверь, скажет «можно я в сенцах полежу, на сеновальчике где-то, в дом не пускайте меня, ибо я испаскудилась вся. Пустите пожалуйста, пожить на сеновале, в сараюшке». Что нибудь такое, да? В сараюшке над хлевом. А мы скажем «ну немножко поживи, сестра». Нет, мы скажем не так. «Добро пожаловать, сестра». Мы же простим. Если Россия полностью отвернется от Украины, вообще полностью, в ноль, то Украина приползет назад обратно. Да – 134-21-35, нет – 134-2136. Вы будете изумлены результатами голосования. Я сам изумлен. Алло, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, здравствуй. Через 20 лет Украина вся будет в Одинцовском районе. У меня в подъезде за год вся западная Украина прошла.

    С. ДОРЕНКО: Что делают? Работают? Или уже переселились?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Они работают, естественно.

    С. ДОРЕНКО: Но это не значит, что они переселились. Я останавливаю голосование, и теперь, когда у меня огромное количество людей проголосовало, и еще продолжают голосовать. Слушайте, вы будете потрясены. 27 на 73! Приползет – 27%. Остановить? Давайте я остановлю. Если Россия полностью отвернется от Украины, и Украина пойдёт проживать свою жизнь самостоятельно, несчастная, брошенная, то она потом приползет назад, и поскребется в дверь – 27%. 73% - нет. Алло, здравствуйте. Слушаю вас!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: На самом деле, вопрос очень близко, прямо по сердцу проходит всё, что связано с Украиной, потому что я там родился, живу в Москве, у меня родственники живут в России, и вот эта проблема проходит через моё нутро, через мою душу и сердце. Я сжато сейчас скажу мысль свою: цивилизационно Россия и Украина – это всегда одно целое всегда было.

    С. ДОРЕНКО: Не вся Украина. Галичина – нет!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Соглашусь, Галичина – это были искусственно присоединенные земли западного мира, скажем так. Но тем не менее, коль они уже остались, влияние нашего русского мира на Галичину… кстати, Галичина тоже относилась к русскому миру, был даже великий князь Галицкий.

    С. ДОРЕНКО: Ну был! Но понимаете в чем дело, его же убили, а трон отдали его сыну, а потом у его сына отняли. Ну вы же знаете эту историю.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Запад никогда не оставит в покое эту территорию. То есть либо она останется под Западом, как проголосовало большинство, 73%. Если Россия не будет работать в этом направлении, то Запад полностью заберет эту территорию, и у нас будет антироссийское общество.

    С. ДОРЕНКО: Это проект «Антироссия».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Россия в свое время упустила братские народы после распада СССР

    С. ДОРЕНКО: А можно у вас узнать, а как было не упустить?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нужно было оставлять экономические связи – раз.

    С. ДОРЕНКО: В 1980 году 2 марта я пребываю в г. Львов. Всё, чего нет в Москве, во Львове без всякой очереди. Никаких очередей, еды навалом любой, любой по-советски, понятно, да? Не по-немецки, а по-советски. Еды навалом, товаров народного потребления, каких-то там удивительных чеснокодавок, удивительных приспособлений – всё лежит во Львове. Даже странное слово «очередь» они не знают. Только единственный наш способ, лимонадный Джо, это заискивание и целование их в попу. Но это же невозможно всю жизнь делать!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, нельзя нам оставлять в покое этот вопрос. Если мы его отпустим, его возьмут другие. Свято место пусто не бывает. Есть книга философа Данилевского «Россия и Европа». Советую почитать людям, которые этим вопросом интересуются, там много что объясняется.

    С. ДОРЕНКО: Мы упустили Украину. Я объясняю, как мы её раньше не упускали. Мы её не упускали гигантскими вливаниями денег…

    Д. КНОРРЕ: …и преференциями.

    С. ДОРЕНКО: Гигантскими вливания денег! Гигантскими! То есть мы Украину не упускали постоянным заискиванием. Мы заискивали перед Украиной. Стыдно себя вели! Ну да! Мы обеспечивали им материальный комфорт, несопоставимый ни с чем. Я тебе объясняю. Если мы говорим про Донбасс. Я приезжал во Львов, все лежало в магазинах, просто всё. В Москве этого не было, такого изобилия не было! Львов был шикарный город! Я приезжал на Донбасс, в Алмазное. Село, деревня: улицы асфальтированы, ходил троллейбус! Мы заискивали перед ними! Ты понимаешь или нет?

    Д. КНОРРЕ: Понимаю.

    С. ДОРЕНКО: Русские деревни без газа жили! На тракторах свои эти бедные жигулики таскали. Разруха! Адские и пустые глаза старух! Украина ломилась от денег! Откуда эти деньги, как не из России? Сейчас то мы понимаем, что они из России. Мы то сейчас это понимаем. Мы видим глазами, а тогда мы этого не понимали. Мы думали, что это они такие богатые в силу своей трудолюбивости и ещё чего-то. Троллейбусы ходили по деревне Алмазной! Я приезжал после развала Советского Союза, эти троллейбусные линии ещё висели кое-где, не украденные до конца, какие-то куски, лохмотья висели. Я говорю: «А где ж троллейбусы». «Да ты что! Уже и горячей воды то нет». А при Советском Союзе всё было. Перед ними заискивали! На коленях Россия стояла ради этой дружбы. Так нафиг эта дружба? Нафиг нам такой друг, интересно?

    Д. КНОРРЕ: Потому что у нас там стратегические интересы. Значит, надо вливать деньги.

    С. ДОРЕНКО: Надоело заискивать. Да, нам надоело заискивать. «Мы за 20 лет влили в экономику Украины через нефть и газ 20 миллиардов долларов. Американцы вложили в институты, а не чиновников 5 миллиардов. И где теперь Украина?», - говорит Игорь. Да, абсолютно верно! Мы вливали неправильно и не тем людям. Они занимались элитами, мы занимались президентами и их отношением с простонародьем. То есть мы держали там своего президента, то есть мы так думали, что это наш президент, и его отношение с простонародьем обслуживали. Элиты были полностью за Запад. Вот вам результат. Элиты развернули страну и президента выгнали. Вот значит американцы работали правильнее и дешевле. «А что сейчас в русской деревне?». А то же самое! Мы продолжаем заискивать только уже перед другими.

    «Еду за микроавтобусом на хохлятских номерах. Что делать?», - спрашивает Роберт Ситорес. Мочить или не мочить? Не мочите. Не надо ничего мочить. Всё нормально. Слово это забудьте. Надо покорять умом! Алло, здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Сергей. Здравствуйте, Дарья. Не развернули элиты страну… вы поймите

    С. ДОРЕНКО: Вы звоните из Киева, правильно ли я рассуждаю?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, я звоню из Одессы. То, что есть сейчас на лентах информационных агентств и то, как ведёт себя украинская элита, это только маленькая часть. Люди не развернулись. Я говорю, например, как люди в Одессе говорят, какое в обществе настроение. Ничего этого не произошло, поймите, и те шаги последние, которые делает украинская власть в плане запрета российских сервисов, только настраивает людей против, потому что это глупые решения, смешные.

    С. ДОРЕНКО: Они глупые, но за 10 лет они воспитают еще новую молодежь, которая воспримет это как норму.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Если это продержится 10 лет, то да, я с вами соглашусь. Ещё Ющенко сказал: «Дайте мне одно поколение, и у нас будет всё по-другому». Но, как мы помним, у Ющенко не получилось.

    С. ДОРЕНКО: А одно поколение есть! С 1991 по 2017 годы как раз прошло одно поколение!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Но оно не перестроено таким образом, как хотел Ющенко. Всё равно люди остаются, не сказать что едиными, но они все равно не чужие друг другу.

    Д. КНОРРЕ: Это сейчас такие настроения в Одессе? А в Киеве?

    С. ДОРЕНКО: А в Киеве уже нет. Я в Киеве, когда был, половина моих друзей, которые при власти, советники там посла, там еще чего-то, ходят по министерствам, уже половина из них училась уже в Львовском университете. Они уже вернулись из Львовского университета с этими заряженными мозгами, поэтому юг, Одесса, Николаев, Каховка, Херсон, пожалуйста, это одно. Донбасс - другое. А Киев уже третье.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не соглашусь с вами, это всё равно не так резко разделяется. Здесь есть сильное недовольство, допустим, российскими властями. И местными властями есть недовольство, а народы и люди в быту – это другая плоскость.

    С. ДОРЕНКО: Хорошо, я рад вас приветствовать. Это был наш слушатель, звонок из Одессы. «Значит, одесситы разные, почитайте в Facebook, Медушевскую», - пишет мне Т. «Не приползёт», - пишет Харьковчанин. «Так после совка только разруха и разруха шла, а теперь людям хочется чего-то нового». Вы совком называется СССР, Харьковчанин, я так не люблю. Я не люблю свою Родину обзывать. Это некрасиво, и вам бы некрасиво. Не хорошо. Не отрекайтесь от Родины. От себя же отрекаетесь. Так после СССР вы же самостоятельные люди были! И ужасная ваша разруха была от вашей самостоятельности. Вы, наконец-то меньше стали брать с России. При СССР вы больше брали, а при самостоятельности продолжали брать с России, но чуть меньше, и сразу началась разруха. Давайте еще голосование. Вот я хочу понять это счастье украинское, оно ведь возможно только в двух параметрах. Например, мы отворачиваемся, и она не приползет. Теперь один вариант. Они начинают развиваться как мощная экономика, самостоятельная… самостоятельная в том смысле, что они вливаются в европейскую экономику, 

    Д. КНОРРЕ: В европейскую экономику начинают вливаться денежно.

    С. ДОРЕНКО: Украина получает экономический успех. Украина в следующие 20 лет получает самостоятельный экономический успех благодаря способности к развитию, уникальным качествам народа и так далее. А второй ответ будет – Украина не способна ни на какое развитие, кроме как развитие в качестве Антироссии. Украина способна на самостоятельное экономическое развитие – 134-21-35. Украина способна только на развитие в качестве Антироссии, только как враг России, и её за это будут содержать – 134-21-36. Самостоятельное дружественное европейское развитие – 134-21-35. Вражеское по отношению к России, и за это они будут получать деньги – 134-21-36. Пока у меня 24 на 76. Алло, здравствуйте. Слушаю вас. Владимир, здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, Дарья, здравствуйте. Я хохол. Разницу знаете, да, между хохлом и украинцем?

    С. ДОРЕНКО: Скажите мне, я не знаю.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Украинец живёт в Украине, а хохол там, где лучше.

    С. ДОРЕНКО: Так и я хохол тогда! Но нет! Потому что меня из Крыма увезли за 200 километров к северу от Иркутска. Где же тогда я хохол? Наоборот!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Меня из Каховки увезли в Нижневартовск в 1965 году.

    С. ДОРЕНКО: Так мы с вами русские в чистом виде – выбираем где хуже.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Так оно так, да не так. Ответ на вопрос сформулирован и дан в совершенно блестящем первом опросе. Какая-то страшная ревность, постоянное желание России и россиян доказывать украинцам, что «нет, ребята, вы же наши братья по духу, вы не как без нас». Какой-то страх, а вдруг, действительно, окажется, что они нет, не братья, и они лучше, и что же тогда делать? Потому что это удар по самолюбию и некоторым жизненным принципам. 

    С. ДОРЕНКО: А главное, что это плохая сестра, беспринципная.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да чёрт его знает! Вот звонил, по-моему, лимонадный Джо, он сказал, что Запад спит и видит и так далее, и эта идея страшно популярна у нас, что Запад спит и видит, чтобы сделать бяку нам.

    С. ДОРЕНКО: Я вам остановлю голосование, и всем остановлю. 21 на 79. 21% только полагает, что Украина способна к самостоятельному, светлому, европейскому, счастливому развитию. 79% считает, что будет только Антироссия.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Допустить, что всё-таки кто они без нас, невозможно.

    С. ДОРЕНКО: А мы же видим по практике, что последние годы они получают деньги на антирусской риторике.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Получают. Сергей, вот давайте сформулируем, может быть, вы даже опрос проведете. Представим себе, что есть Запад и Россия, и вдруг России не стало, нет ее, раздражающего фактора, вкусного кусочка и так далее. Что тогда произойдёт с миром? Что произойдёт с цивилизацией, если вдруг России не стало? Вот пространство… что произойдёт? Что теряет мир?

    С. ДОРЕНКО: Я в затруднении. Я думаю, что мне страшно отвечать на этот вопрос. «А если у бабушки вырастут усы», - выкрутился Алексей. Алле, люди. Хочу сказать про явление на севере. Ну как сказать про явление на севере!

    56,65… чего сегодня? Среда! В понедельник мы видели 56,68. А сегодня мы видим на 56,66… ну все равно тенденция, что мы ушли в горизонт 56, хорошая для меня, например, потому что я всегда радуюсь успехам рубля. Мне нравится рубль, ну правда. 62,98 по евро и 56,66 в эти минуты доллару. Нефтица-голубушка 51,39. Нормально. 1,1113 – вау! Пробили 1,11! Ну что тут сказать!

    Д. КНОРРЕ: Ничего не скажешь!

    С. ДОРЕНКО: Евро молодец! Я приготовился горевать. Оношко кричала паритет, а про евро всякие эпитеты говорила нехорошие.

    Д. КНОРРЕ: А Настя продолжает в этом участвовать?

    С. ДОРЕНКО: Настя продолжает. Смысл в том, что есть такие игроки, которые покупают 10 евро и потом кричат. Она купила 10 долларов и всё ждёт, когда будет 71, чтобы откупить назад рубль. Не 10, может быть, 1000 долларов она купила… Понятно? То есть она не на миллион сделала покупку.

    Д. КНОРРЕ: А вы презираете?

    С. ДОРЕНКО: Абсолютно презираю.

    Д. КНОРРЕ: Почему? Тоже копеечка!

    С. ДОРЕНКО: Я играл, покупал ну 2 миллиона, ну 5. Когда я занимался Forex, и когда я проиграл 200 тысяч долларов, я стал умнее.

    Д. КНОРРЕ: А Настя проиграет 25 рублей.

    С. ДОРЕНКО: Я тебе могу сказать, что я завёл один брокерский счёт, сейчас я выдумываю всё, налоговым органам сообщу, это я выдумал всё, считайте, что я книжку пишу или научно-популярный рассказ. Я, по-моему, в 2010 году в марте завёл один брокерский счет, и вкладывался в акции, сейчас я тоже всё равно проигрываю, только проигрываю. У меня результат всегда один – я только проигрываю. И вложился на 150 чего бы то ни было.

    Д. КНОРРЕ: Миллионов…

    С. ДОРЕНКО: Нет, тысяч долларов. А через два года я выскочил из этой темы со 142 тысячами чего бы то ни было. То есть за два года я проиграл всего 8 тысяч. Если, например, я в 1996 году проиграл 200 тысяч на Forex, 186 тысяч, потом еще сколько-то, потом 30, я проиграл 200 тысяч на Forex в 1996 году в сентябре, результатом этого стал мой приход на «Первый канал». Если бы я не проиграл денег, я бы не пришёл на «Первый канал» к Березовскому. Ха-ха! А так пришлось идти на поклон, к режиму Ельцина, Березовского и так далее.

    Д. КНОРРЕ: Видите, как хорошо сложилось для нас.

    С. ДОРЕНКО: Для вас. Я стал работать на «Первом канале» вновь. А так я ушел и занимался Forex, проиграл и вернулся на «Первый канал» как плохая сестра, которая поехала в город и вернулась в отчий дом. А теперь я проигрываю по малу, но всё продолжаю проигрывать. А Настя играет на 10 долларов страстно.

    Д. КНОРРЕ: Настя то выигрывает.

    С. ДОРЕНКО: Может, выигрывает, может, проигрывает, но это никого не интересует, потому что ее выигрыш и проигрыш – это 10 копеек. Я проиграл 200 тысяч, когда квартира стоила 35. Я проиграл 6 квартир!

    Д. КНОРРЕ: Сумасшествие! Как вы с этим живёте?

    С. ДОРЕНКО: Пришлось идти на поклон отрабатывать. А как ты думаешь? Хорошо, 1,1103 – это сейчас доллар и евро, и я этому обстоятельству очень рад, потому что мне нужен евро на 1,18, как я уже вам сообщал. Я влез в евровые позиции по 1,18. Хорошо. «Алло, люди», - опять Серега из Надына. Серега, вы докричаться не можете. Он стоит в Надыме… а вот что он пишет! «Алле, люди, зелень покупаю при любой возможности». Ну и правильно! Вот и я также.

    Д. КНОРРЕ: В Надыме есть какие-то обменники.

    С. ДОРЕНКО: Да, в Надыме есть обменники, об них трутся медведи. Стоит обменник посреди Надыма, и трётся об него медведь. Трутся о них медведи…

    Д. КНОРРЕ: … о земную ось.

    С. ДОРЕНКО: В Надыме есть, я думаю, заправка одна. Она же обменник, она же местный клуб, она же телефонная будка и всё такое.

    Д. КНОРРЕ: И интернет-клуб, в котором сидит Серега и пишет нам в Telegram.

    С. ДОРЕНКО: И открытый wi-fi на всей заправке. Слушай, я хочу сообщить про вложения России. Вы мне рассказываете про Америку, что она гибнет… почему? Потому что вы наслушались лжеэкономистов, которых мы вам тут подсовываем время от времени. Вы их слушаете, а потом мы этим пользуемся, чтобы вас раздеть окончательно. Это мошенническая схема. Вы слушаете экономистов… все ищут Надым теперь, я понял… это фантастическое место. Серега, да ведь это жопа мира.

    Д. КНОРРЕ: Сумасшествие. Салехард – ближайший крупный город.

    С. ДОРЕНКО: А от Салехарда сколько до Надыма? Это полный улёт, Серег! Это просто полный улёт. Вот это дела! Куда же вы забрались? Как вас спасти то оттуда? Спасти рядового Серегу – послать экспедицию.

    Д. КНОРРЕ: Новый Уренгой… ближайший аэропорт.

    С. ДОРЕНКО: До ближайшей жизни сколько километров?

    Д. КНОРРЕ: Что считается жизнью? Москва?

    С. ДОРЕНКО: Надым не считается жизнью. Надым – это не форма жизни.

    Д. КНОРРЕ: До Москвы вот сколько.

    С. ДОРЕНКО: Надым – это форма смерти. До Нового Уренгоя сколько? «Скидываемся на эвакуацию, спасаем Серегу!», - пишет Степан. «А у меня знакомый жил в Надыме, добираться надо на вертолёте из Нового Уренгоя».

    Д. КНОРРЕ: В городе олени, сани вместо троллейбуса.

    С. ДОРЕНКО: Спасти Серегу, спасти срочно! А что за река у них? Одноименная?

    Д. КНОРРЕ: Надым.

    С. ДОРЕНКО: Одноименная речка протекает, Господи, помилуй. Какой ужас. Ладно, про доллары. Россия увеличила вложения в гособлигации США. Это новость сегодняшняя. А это Минфин США. Минфин США палит русское правительство. Ха-ха! Серега GTC пишет: «Не спасайте Серегу из Надыма. Спасите меня из Щёлково! Щёлково хуже, чем Надым!». Я не знал! Мне казалось, что Балашиха хуже, чем Надым. Балашиха хуже или лучше? Хуже. Балашиха совсем отстой.

    Д. КНОРРЕ: Я там даже не была ни разу.

    С. ДОРЕНКО: А король этих дивных городов – Мытищи, мне кажется.

    Д. КНОРРЕ: Мытищи, Электросталь, что-то такое.

    С. ДОРЕНКО: Палево, палево пошло. «Россия в марте 2017 года увеличила инвестиции в гособлигации США на 13,5 миллиарда долларов до 99,8 миллиарда долларов», - сообщает Министерство финансов США. А их цитирует РИА Новости. Это нормально? Нормально всё. Россия находится на 15-ом месте среди государств-держателей по объёму портфеля американских гособлигаций. Как видите, увеличивает. Ещё – первое место среди держателей бондов США – Япония занимает более триллиона. Китай – более триллиона, на втором месте. Китай еще отдельно, и Гонконг отдельно, напоминаю, Тайвань ещё, в результате получается три триллиона как минимум, наверно, больше. В целом, иностранные государства в марте владели ценными бумагами США на сумму 6 триллионов долларов. То есть весь мир купил гособлигаций США на 6 триллионов долларов. Как вы думаете, почему?

    Д. КНОРРЕ: Объясните, пожалуйста.

    С. ДОРЕНКО: Потому что они их презирают. Они их ненавидят, он им не верят. Они думают, давайте мы их скорее купим. И Россия все увеличивает, все покупает новые. На 13 миллиардов в марте купила, потому что она их презирает.

    Погода в Надыме, секундочку. Давайте я вам зачитаю. Это кошмар! Ха-ха! Значит, сегодня минус 2, а завтра плюс 4. Но зато сегодня ночью будет минус 8 у Сереги. «Не надо меня спасать, мне кайфово», - это Серега. Сегодня ночью минус 8. Завтра плюс 4, в пятницу 0, но ночью всё равно минус 8.

    Д. КНОРРЕ: Стабильность.

    С. ДОРЕНКО: Действительно, май. Скоро же июнь будет, правильно? И как раз минус 8 нормально. В субботу плюс 2, ночью минус 7. В воскресенье плюс 1, а ночью минус 5. Успевает подморозить, чтобы слякоть не разводилась. А в понедельник 0, а ночью минус 8. Во вторник 0, ночью минус 7. В среду плюс 1, ночью минус 7. Вот это Надым!

    Д. КНОРРЕ: А вы говорите Нью-Йорк.

    С. ДОРЕНКО: «А вы ещё Хатангу не видали», - говорит Серега из Надыма. У нас так жарко, говорит Серега, потому что у нас полярный день. Полярный день – солнце всё время. Поэтому такая жара. Ааа, вот оно что! А мы то не знали! Ладно, поехали дальше.

    Российское телевидение и российские государственные деятели, множество государственных деятелей, депутатов и так далее стали рассказывать украинцам как обойти блокировки в Интернете. А мне кажется, это уголовное преступление.

    Д. КНОРРЕ: Блокируют конкретное СМИ, которое распространяет данную информацию. И вообще это уголовное дело.

    С. ДОРЕНКО: Это странно… ну да… можно я скажу? Госканал «Россия 24» выпустил сюжет про обход блокировок в Интернете. Но это ни странно? Телеканал рассказал об обходе блокировок, как обойти блокировки. Ведущая поясняет как обойти блокировки. Смотрите.

    Смотрят репортаж

    С. ДОРЕНКО: Сейчас было слово-паразит. Эй, ведущий! Без премии! Словоблудец. Мне нравится во всей это катавасии, мне кажется, что «Россия 24» государственное телевидение… а Серега из Надыма прислал нам фоточку. Серега крутой. Абсолютно крутой. Всё, просто чума! Стоит, там снегом всё засыпано.

    Д. КНОРРЕ: В солнцезащитных очках.

    С. ДОРЕНКО: И за ним какой-то нерусский подъёмный кран. Очень красиво все. Да, слушайте, «Россия 24» – это государственный ресурс, это ВГТРК, 100% компания принадлежит государству, учит обходить запреты в Интернете. Мне кажется, несколько противоречиво. «Блокировка Интернет-ресурсов – дело, мягко говоря, бесполезное», - говорит ведущая. А как ее зовут? Никто не знает? При взрыве газа… ладно, пусть ее зовут «при взрыве газа». Под ней написано «при взрыве газа». Думаю, может, ее так звать? Ну не важно. Значит, она учит всех, как обходить ресурсы. А у нас в России запретили миллионы ресурсов.

    Д. КНОРРЕ: RuTracker, например.

    С. ДОРЕНКО: Я ни с чем не сталкивался, если честно. А ты каким VPN пользуешься?

    Д. КНОРРЕ: Я не знаю, мне муж настраивает, я не разбираюсь в этих всех вещах.

    С. ДОРЕНКО: Как это благородно. «Соответствующего ПТУ не заканчивала», - говорит Даша Кнорре, делая томный при этом голос.

    Д. КНОРРЕ: Ха-ха-ха!

    С. ДОРЕНКО: Как это мило, дорогая. Хорошо, у меня Opera VPN. Я забыл пароль и не смог восстановить, потому что у меня мутное количество почт.

    Д. КНОРРЕ: А зачем?

    С. ДОРЕНКО: Не знаю, я всё время петляю. У меня множество почт, у меня в одном только Google 7 или 8 почт. Не меньше 5.

    Д. КНОРРЕ: Действующих? Или вы удаляете?

    С. ДОРЕНКО: Действующих. Какие-то есть для порно ресурсов, какие-то есть для игр, миллион всего. У меня 7 или 8 почт в Google. У меня не менее пяти почт в Yahoo, не менее 3-4 в Hot Mail.

    Д. КНОРРЕ: А вы реально всеми ими пользуетесь?

    С. ДОРЕНКО: Да, да, да. Абсолютно. Я реально всеми ими пользуюсь. Только на телефоне 7 почт, которыми я пользуюсь ежеминутно.

    Д. КНОРРЕ: И ко всем разные пароли.

    С. ДОРЕНКО: Ко всем разные пароли, нигде не записанные, все их помню в голове. Часть из них состоит из больших и маленьких бессвязных букв, которые я помню просто фотографически.

    Д. КНОРРЕ: Я тоже.

    С. ДОРЕНКО: Я помню не менее 20 паролей, которые каждый по 20 знаков. Это просто ад настоящий. Этим я и тренирую свою память. Память откуда берется? Пароли запоминаю. И у меня была прекрасная VPN Hide My Ass – прикрой мою задницу. Я платил за неё 70 долларов в год что ли и потом я его потерял, и забыл на какую почту я его ассоциировал. У меня почт 20, и? Честное слово, я забыл. А почта была логином, и я не смог восстановиться. Еще у меня было множество платных служб, а сейчас я решил, что раз я забыл все эти логины и пароли…

    Д. КНОРРЕ: … вы пользуетесь бесплатной Opera.

    С. ДОРЕНКО: Opera. У меня два основных VPN стоит. Я отчитываюсь перед «Россией 24».

    Д. КНОРРЕ: Вообще не важно на какой сайт вы заходите всегда через Opera VPN.

    С. ДОРЕНКО: Кроме Amediateka, которая хочет, чтобы я зашел из России-России. Я могу на Amediateka тоже зайти через Россию, но не настоящую Россию. Я могу запутать Amediateka и зайти из России, которая через VPN, но мне лениво. Я просто отключаю VPN, когда я смотрю кино. У меня есть VPN Master… смотри, чувак ищет сейчас, а потом показывает, что он в шлеме. Сейчас покажет к какой стране он меня подтянул. В основном, я пользуюсь всё-таки Opera. Opera такая надежная, там викинг нарисован. Когда они сдадутся, наконец, я их отключу. Когда они сдадутся ГБУшке, то сразу об этом напишут. Ну хорошо. А их же сотни.

    Д. КНОРРЕ: Ну да, ну да.

    С. ДОРЕНКО: Хорошо!

    Д. КНОРРЕ: «А Opera VPN Master не сотрудничает с ФСБ?», - спрашивает Санчиксон. Не сотрудничает с ФСБ, вы думаете, что она не сотрудничает.

    С. ДОРЕНКО: Opera плохо дружит с Pornhub. Ну плохо, плохо… как-то пытается быть насильно милым. Пожалуйста, зато у меня есть VPN Master, у меня разные есть VPN. Давайте поделимся, кто на каком VPN Master сидит. 73-73-948. Ну почему «Россия 24» учит нас всех как обходить. «Россия 24» насмехается над запретами в интернете и учит нас их обходить. Это же удивительно! Согласитесь, что это удивительно. А как вы обходите блокировки? Алло, здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, здравствуйте. У меня испанский… как сказать… типа Opera… Hola VPN Master. А он подбирает мне страну, с которой я могу зайти на данный сайт.

    С. ДОРЕНКО: А вы можете выбрать, если вам захочется, например, именно в Россию войти через Россию, не через себя, а через путанную Россию?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я думаю, что да.

    С. ДОРЕНКО: У меня именно VPN Master позволяет зайти в Россию через Россию. Самый классный VPN Master – это Psi Phone 3. Включаешь, и все сайты открыты. Надо записать где-нибудь. Запиши мне, добренькая Дашенька, а то у меня нет никого… ей то всё муж делает! «Купил VPС за 90 рублей в месяц и настроил там свой VPN», - говорит Каха. Tor у меня есть, но, честно говоря, из репутационных соображений не включаю. Мне сказали, что там плохие дяди собираются. Они отрицательно характеризуются. Всякие торговцы оружием… где-то в Tor собираются. Я не знаю, я испугался. Я думаю, меня плохому научат. Ну и нафиг. Я не хожу в Tor, хотя Tor у меня стоит. Луковица стоит, но не рискую. Прямо рука отсыхает, как потянусь.

    Д. КНОРРЕ: Tor тормозной все пишут, кстати говоря.

    С. ДОРЕНКО: Юрий Николаевич тоже в VPN Master. Скажите, в каком вы?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я не сижу, но я объясню почему «Россия 24» учит обходить. Ведь после Сталина Россией правили кто? Хрущёв и Горбачёв, Брежнев. Они же украинцы, поэтому украинской мафии остались связи, и по инерции продолжается вредительство.

    С. ДОРЕНКО: Да, да, да, Брежнев тоже украинец. 73-73-948, продолжается вредительство. Алло, здравствуйте. Вы каким VPN пользуетесь?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я пользовался каким-то импортным, там ТОП-5 был список, задавал в Google вопрос, но, в принципе, я купил еще несколько штук и пришел к выводу, что это одни и те же сервера, просто под разной маркой продают.

    С. ДОРЕНКО: В том-то и дело.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: В принципе, Tor не так плох, да, как заметили, он немного тормозной, но приватность мне кажется, даже выше, чем в этих платниках.

    С. ДОРЕНКО: На самом деле, так много людей откликнулось на разговор о VPN Master всевозможных или Free gate, Tor browser, Onavo protect, в Яндекс браузере есть Free gate встроенный. «Какая приватность в Tor», – пишет Серафим. «О чем вы? Математика Богатова из юридической академии, который призывал к беспорядкам, взяли после митинга 24 марта, он пользовался Tor и всячески шифровался от ГБУ». Вы, Серафим, наверно, говорите о случае, когда человек участвовал в раздаче. Если хотите, я даже на своём уровне вам поясню.

    Вот этого парня, которого взяли по результатам митинга, по-моему, после митингов, то есть, может быть, он как раз звал не на этот митинг, а на тот, который следующий, в выходные… провокаторы помните, призывали. После 26 марта какие-то провокаторы призывали выйти, как потом выяснилось, с Украины. И этого парня прибрали, а он в этот момент вообще не находился дома. Это значит, что он свой обычный компьютер оставил включенным. И когда ты входишь в Tor, они задают вопрос «можешь ли ты стать одной из базовых станций». Простите меня, может быть, я ошибаюсь в терминах. Он согласился, чтобы через него гоняли тоже. Поймите, сущность в чем: ты в Tor можешь быть просто пользователем, лечь в тину, но тогда тебе нужны включенные компьютеры, через которые ты будешь носиться как сумасшедший, как атом… в Германии, в Малайзии, еще где-то… в секунду через весь мир пропульнуть пару раз. Ты можешь не давать согласие на участие в системе, а можешь дать согласие. Это две разные вещи.

    Если ты участвуешь в системе, то твой комп становится одной из базовых станций, одной из сотен базовых станций по всему миру, которые, собственно говоря, и играют в пинг-понг сообщением того, кто хочет зайти анонимно. Вот в чем суть. Этот парень, которого повязали, был одним из узлов. Он оставил свой Desktop включенным и ушел. В кино ушли, в гости уехали с женой, exit note. И он стал одним из exit note, узлов, и он ушёл. А через него пульнули и его был IP в результате. Он сумел доказать, что это был не он. На самом деле, он участвовал в передаче информации пассивно, оставив свой компьютер как узел. Больше ничего. Он даже не знал, что там летает через его узел.

    Д. КНОРРЕ: Да, это не считается незаконным.

    С. ДОРЕНКО: Он ничего такого не делал. Он просто оставил и всё. «Так он же до сих пор сидит», - говорит Юрий. «Tor не зря тормозит, это сделано специально, чтобы вас нельзя было отследить», - говорит 50-ый. Давайте спросим у скольких людей есть вообще, я не говорю, что пользуется постоянно, но у вас есть анонимайзер, у вас есть VPN Master какой-то. И вы когда-то им пользуетесь. Вы пользуетесь анонимайзерами в Интернете? Да, пользуюсь – 134-21-35. Нет – 134-21-36. Пока я могу вам какие-то побасенки рассказать. «Россияне прилипли к экрану» – сегодня статья в «Коммерсанте» о том, как люди смотрят. Там всё предсказуемо. Desktop падает, потребление падает, потому что их вообще меньше становится в квартирах, люди их выбрасывают. Больше людей уходит на мобильные телефоны, на смартфоны. Доля смартфоном – 15% рост, охват 46% населения. Половина населения на смартфонах! И они там начинают смотреть кино и так далее. Вот почему смартфоны 5,7 дюйма, 6,2 дюйма. Самсунг вот этот последний… они пользуются спросом ровно потому, что на них смотрят кино, видосы смотрят, игры используют на смартфонах.

    Д. КНОРРЕ: Все игры, которые требуют большой памяти, графики…

    С. ДОРЕНКО: …всё это уже работает на смартфонах. А планшеты меньше. Ну я не знаю какие планшеты. Пользуюсь регулярно для Кинозал ТВ. Кинозал ТВ – очень хороший израильский ресурс. Я раньше сидел на Кинозал ТВ. Но сейчас я всё на HDrezka всё нахожу или у меня Amediateka, я за нее плачу,

    Д. КНОРРЕ: Они вообще обалдели: вы платите за подписку, теперь еще за отдельные фильмы. Ужас! Нет, теперь вы за отдельные сериалы тоже платите.

    С. ДОРЕНКО: За «Фарго» я плачу.

    Д. КНОРРЕ: И «Карточный домик» тоже будет отдельно.

    С. ДОРЕНКО: Придется платить. Я тебе объясню почему. Потому что перевод без мата. Потому что я матерные переводы не смотрю

    Д. КНОРРЕ: Я понимаю, но на Amediateka вы раньше подписывались и смотрели всё.

    С. ДОРЕНКО: Я останавливаю голосование. У нас не так много людей проголосовало, более 200 человек. Тем не менее 75% проголосовавших пользуются анонимайзерами. А в «Фарго» был с Путиным перевод? Чего-то, по- моему, без Путина.

    Д. КНОРРЕ: Я коплю, пока серии не смотрю, но мне сказали, что с Путиным… всё нормально.

    С. ДОРЕНКО: Я смотрю переводы только без мата. Первое матерное слово в переводе для меня – безусловный сигнал выключить и не смотреть фильм. Либо на языке оригинала. На языке оригинала можно мат, да. Потому что мат на английском не так ходульно безобразен, как мат на русском. На русском он ходульно, безусловно, безобразен! «На HDrezka было с Путиным», - говорит Дейч. Но я смотрел на Amediateka, честно говоря… я не помню был там Путин или не было Путина. Речь идёт о переводе, где Путин приводится в речи одного из персонажей. «Меня тоже раздражает мат в кино и сериалах», - говорит Роман. Меня не просто раздражает, я просто моментально, в ту же секунду выключаю. Кубик в Кубе для меня сигнал не смотреть. Lostfilm без матов иногда. Иногда бывают проколы у Lostfilm. Я уже с ними встречался.

    Д. КНОРРЕ: «Теорию большого взрыва» вы в каком переводе смотрите?

    С. ДОРЕНКО: «Кураж-Бамбей».

    Д. КНОРРЕ: Да, да, да

    С. ДОРЕНКО: Ну конечно! Никак нельзя смотреть сериалы с матом. Всё, ответ. Мой ответ твёрдый. Либо я смотрю по-английски. По-английски меня это не ранит.

    Жители Литвы – мировые лидеры: самые пьющие по доле алкоголя на душу населения по данным Всемирной организации здравоохранения за 2016 год. В среднем, один житель прибалтийского государства Литвы употребил 16 литров алкоголя. Насколько я понимаю, речь идёт о чистом спирте.

    Д. КНОРРЕ: А как ещё считать?

    С. ДОРЕНКО: Если это 100% спирт, то 50-градусного спирта они выпили 32 литра. А теперь разделим на 5 и умножим на 4. Разделим на 5, получим 6,4. Умножим на 4 и получим 25,6. 25,6 литра водки они выпивают, означает пол-литра в неделю. 52 недели. Пол-литра в неделю на душу населения. То есть за один присест, за один раз же не выпьешь, трудновато, мне кажется…

    Д. КНОРРЕ: …остановиться.

    С. ДОРЕНКО: Ну а сколько бутылка вина? Вот ты садишься и выпиваешь бутылку вина. Посчитай! Бутылку вина ты выпиваешь одна?

    Д. КНОРРЕ: Нет, конечно.

    С. ДОРЕНКО: Как это?

    Д. КНОРРЕ: За присест?

    С. ДОРЕНКО: За присест.

    Д. КНОРРЕ: Наши звукорежиссёры надо мной смеются. Нет, я не могу за присест выпить бутылку вина. Я могу выпить бокала три.

    С. ДОРЕНКО: То есть бутылку.

    Д. КНОРРЕ: Да нет.

    С. ДОРЕНКО: Аха-ха-ха-ха! Когда ты выпиваешь бутылку вина, там 11 градусов, предположим, что 10.

    Д. КНОРРЕ: На само деле, 13.

    С. ДОРЕНКО: Бывает 13. Если бы было 10, 700 граммов означали бы… ты выпиваешь 250-270 граммов водки. Если ты можешь выпить 270, то почему ты не можешь выпить 200? Когда я говорю «ты выпиваешь 200 граммов водки», ты говоришь «нет». Я говорю «ты можешь выпить бутылку вина», ты «нет». Я говорю «а что ты можешь выпить». «Ну три фужера». Фужеры большие. Хорошо, это оно и есть. Фужер 250 граммов, соответственно.

    Д. КНОРРЕ: Я не наливаю до краев, вино нельзя так пить. Ну ладно, извините, может быть, это эстетство.

    С. ДОРЕНКО: Ты его разбалтываешь, чтобы оно окислялось.

    Д. КНОРРЕ: Чтобы оно подышало перед тем, как его разлить по бокалам. Потом мы его должны понюхать, а вдруг оно кониной пахнет.

    С. ДОРЕНКО: Полбутылки вина ты выпиваешь в любом случае.

    Д. КНОРРЕ: Могу, да.

    С. ДОРЕНКО: Это тогда примерно 140 граммов водки. Это четыре дринка. Ты выпиваешь 4 дринка по 30 граммов таких западных.

    Д. КНОРРЕ: 4 дринка так, нормально тоже.

    С. ДОРЕНКО: Ну не мало, мать, тоже, согласись! Так это ж за раз. А завтра опять день, а их всего семь в неделю. 4 дринка умножаем на 7. Ну, попробуй! Не можешь? И я не могу. 13 на 7 можешь умножить? 91.

    Д. КНОРРЕ: 91.

    С. ДОРЕНКО: Ты выпиваешь литр водки в неделю! Литовец красноносый только пол-литра.

    Д. КНОРРЕ: Салага!

    С. ДОРЕНКО: А ты выпиваешь литр! Ты понимаешь, что ты больше литовца пьёшь?

    Д. КНОРРЕ: Да. Я всё осознала, Сергей.

    С. ДОРЕНКО: Ну слава Богу, теперь всё хорошо. Мне сразу захотелось позвонить какому-нибудь литовцу. Позвоните нам литовец какой-нибудь. Мы вас будем стыдить как-то качественно, но с улыбкой. Я сам позвоню одному литовцу, у меня один знакомый литовец.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, здравствуй.

    С. ДОРЕНКО: Я звоню из эфира. Я подсоединил свой личный телефон к эфиру, я звоню с радиостанции. Сейчас определили, и агентство Delfi написало, что по данным Всемирной организации здравоохранения литовцы самые пьющие на планете Земля. Они выпивают 16 литров чистого алкоголя в год по итогам 2016 года. На втором месте Белоруссия. На третьем, прости, не помню. Россия на четвертом. Скажи, пожалуйста, как вы завоевали этот титул?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мы просто всегда старались быть впереди, и понимаешь, для нас это не сложно.

    С. ДОРЕНКО: Аха-ха!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Знаешь, вот то, что у вас зимой сухо, мороз, а у нас ветрено, влажно… ну как не выпить?

    С. ДОРЕНКО: Ну да! Я тебя очень рад слышать. Спасибо. Счастливо. Пока-пока. Это Аудриус, между прочим. Ты хотела литовца, на тебе литовца. Вот кого ты хочешь? Хочешь венесуэльца?

    Д. КНОРРЕ: Давайте.

    С. ДОРЕНКО: В Венесуэле сейчас трагическая ситуация. Действительно, трагическая. Там, кажется, происходит государственный переворот. Я моментально перехожу от Литвы к Венесуэле, и мы звоним венесуэльцу. Не вопрос, пожалуйста. Ты знаешь кто такой Аудриус?

    Д. КНОРРЕ: Не знаю. Ну кто это?

    С. ДОРЕНКО: Бывший министр обороны Литвы.

    Д. КНОРРЕ: О Господи!

    С. ДОРЕНКО: Ну ладно, подожди. Не переживай. Тебя за это не посадят.

    Д. КНОРРЕ: Я ж не поздоровалась!

    С. ДОРЕНКО: Просто мы знакомы были. Он в 1990-ые был министром обороны как раз, когда они вступали в НАТО. А я звоню сейчас венесуэльцу… ну что ты будешь делать. Аудриус… в Википедии нашла, ну че творит! Литовский политик. А он что сейчас депутат Сейма. Мать честная, кому мы звонили, он депутат Сейма. Меня, наверно, повяжут. Всё, товарищи я сдаюсь. Я иду в КГБ сдаваться. Так, венесуэлец написал мне, что он available. Но не берёт трубку, как это и бывает с ними.

    Д. КНОРРЕ: Подождите, там, наверно, сейчас… сколько сейчас.

    С. ДОРЕНКО: Как всякий порядочный венесуэлец он живёт в Лондоне.

    Д. КНОРРЕ: Понятно.

    С. ДОРЕНКО: Сейчас я ему напишу, секундочку. Освободите ему линию, товарищи, не звоните попусту. Он мне говорит, что перезвонит через 10 минут. То есть тогда, когда я уйду из эфира. Если позвонит лондонский номер, то мы будем знать, что звонит венесуэлец, который расскажет нам о несчастьях своей страны. На самом деле, он внимательно следит. Это мой хороший товарищ. 

    Д. КНОРРЕ: Он тоже министр?

    С. ДОРЕНКО: Нет, он не министр. Он Ростислав Вадимович Ордовский-Танаевский Бланко. Ела курицу «Ростикс»?

    Д. КНОРРЕ: Да.

    С. ДОРЕНКО: Это хозяин.

    Д. КНОРРЕ: Мамочки…

    С. ДОРЕНКО: Мой друг хороший. А что ты думала? С кем ты имеешь дело?

    Д. КНОРРЕ: Мне сейчас стыдно и страшно.

    С. ДОРЕНКО: Я дружу как минимум с 10 миллиардерами. Часть из них покойные. Но отношения наладились. У меня, говорит, с каким-то родственником при жизни были проблемы, а сейчас этот родственник умер, и отношения наладились. Мы так часто с ним разговариваем, сидим и разговариваем. Чайку попьем, поговорим. Вот при жизни то были проблемы, а когда умер, то отношения наладились. Прямо хорошие стали отношения. Я взял на вооружение эту фразу. И действительно, у меня наладились отношения с очень многим людьми после их смерти. Были шероховатости и были всякие проблемы, были недомолвки. Человек умер, и отношения, действительно, наладились.

    Д. КНОРРЕ: Одного мы тоже знаем.

    С. ДОРЕНКО: Кого?

    Д. КНОРРЕ: Ну так, на слуху.

    С. ДОРЕНКО: Нет, это только кажется. С тем у меня были чудесные отношения. Естественно, венесуэлец не звонит. Тогда мы движемся дальше. Секунду, я посмотрю, что там у нас по повестке.

    В Госдуму внесён законопроект, расширяющий пределы самообороны. Вот это запиши на завтра. Я уже третий день хочу об этом поговорить. Это на самом деле, действительно, очень правильная тема. Антон Беляков, если помнишь, то мы ему по этому поводу звонили, мы ему позвонили по поводу каких-то женщин…

    Д. КНОРРЕ: Мы Белякову тоже звонили, но по другому делу.

    С. ДОРЕНКО: И он выходил из Совета Федерации прямо с заседания, чтобы нам ответить. Антон Беляков… в этом смысле мы считаем, что у нас очень хорошие отношения, и он очень внимателен к прессе, в частности к «Говорит Москва». Он внёс проект, который мы не можем не поддержать всей душой. Антон Беляков внёс в Госдуму законопроект, расширяющий обстоятельства самообороны. Я так понимаю, что это то, о чём он долгие годы говорил, что моя земля – моё право. То есть когда ты переступил через межу, я имею право тебя застрелить. В этом смысл, понимаешь, да?

    Д. КНОРРЕ: Нет, я по-другому поняла.

    С. ДОРЕНКО: Я так понимаю. Вот ты переступила через межу, ты на моей земле, и я спокойно стреляю тебе в лоб. А потом я рассказываю – мое слово против слова трупа. Она мне угрожала!

    Д. КНОРРЕ: Я поняла это иначе, как если бы вы защищались в случае нападения, и, например, причинили тяжкий вред или, не дай Бог, убили человека, то это будет рассматривать теперь иначе. А не то, что вы с порога застрелили человека, который просто зашёл, ни «а», ни «б» не сказал, а вы его застрелили только потому, что он зашёл на вашу территорию. Мне кажется, до такого не дойдёт.

    С. ДОРЕНКО: В Америке сосед заходит к соседу с тыквой на голове в Хэллоуин…

    Д. КНОРРЕ: …и получает пулю в тыкву.

    С. ДОРЕНКО: Да, и получает пулю в тыкву. А тот человек говорит «а я испугался, у меня были основания испугаться, потому что это было существо с тыквой на голове».

    Д. КНОРРЕ: Сергей, не дай Бог, у нас это будет.

    С. ДОРЕНКО: В Америке есть право: моя земля – моё право.

    Д. КНОРРЕ: Во всех штатах?

    С. ДОРЕНКО: Во всех штатах, и не только в Америке. Я уже говорил, что и в Португалии такая же фигня. Я узнал об этом в Африке, когда узнал, что вор выпрыгнул из окна с 8 этажа. Я спросил, а почему вор выпрыгнул из окна и не сдался. А мне сказали, что очень просто, потому что его бы застрелили. Он выпрыгнул не для того, чтобы летать с 8 этажа. Он выпрыгнул, потому что у него там была верёвка, но он промахнулся. Он прыгнул на свою верёвку.

    Д. КНОРРЕ: Он погиб?

    С. ДОРЕНКО: Да, погиб. Он прыгнул из окна, потому что за ним погнался португалец. Он прыгнул на свою верёвку, но, видать, она его подвела, и он разбился.

    Д. КНОРРЕ: Вот вам, пожалуйста, Алексей рассказывает: «Я вальну соседа и занесу труп на участок»

    С. ДОРЕНКО: Правильно, твоя земля – твоё право. Твоё слово против слова трупа. Ты живой, труп на участке. Точка. Это так, и это работает. На твоей земле ты король. Точка. Всё. Вот так должно быть. Если криминалисты не докажут, что ты его затащил, значит правильно ты сделал. Он тебя испугал или угрожал. Всё, межу переступил – в лоб прямо промеж глаз 12-ым калибром. Дырка! Бамц!

    Д. КНОРРЕ: Я надеюсь, что речь идёт не об этом.

    С. ДОРЕНКО: Я надеюсь, что речь идёт об этом. Я очень надеюсь, что речь идёт об этом. Криминалист должен это доказать, что ты занёс труп. А если криминалист не доказал, то ничего страшного. «Придется забор по кадастру ставить», – говорит 77-ой. Да. В движении.

    Вот эту тему про «переступил через межу, пуля в лоб» завтра обсудим, договорились? Я крайний категоричный сторонник этого. Может быть, у меня нет пули, но я буду кидать томагавк, кинжал, буду ротвейлером травить. У меня азиатка такая, что отгрызёт просто. Чудовище адское! Собака Баскервилей – это блоха на моей собаке, которая скачет у нее между шерстинок. У меня гигантская азиатка, у меня овчарка немецкая.

    Д. КНОРРЕ: Натасканная?

    С. ДОРЕНКО: Натасканная на тестикулы. Отгрызает моментально одним укусом. Шварк! И ротвейлер, который убивает, а потом долго облизывает труп, облизывает до белых костей. Переходишь через межу – травлю сразу собак и бью томагавком в лоб. Нечего через межу переходить и вообще рядом с моим участком нечего вертеться!

    Д. КНОРРЕ: Я поняла, Сергей.

    С. ДОРЕНКО: Я тут одного из руководства обматерил адски. Самое ласковое слово было «мразь». Ходил рядом с участком. Мне говорят: «А что же ты так обходишься с людьми?». А нечего ходить рядом с моим забором! Мы пойдём и проживём её, эту среду, 17 мая.

    Версия для печати
сегодня 15:00
Глава Департамента строительства города Москвы

Видеоблог Сергея Доренко

Сообщение отправлено
Вопрос отправлен

Вопрос гостю

Для публикации сообщения решите пример с картинки

captcha

Здесь вы можете написать вопрос гостю(-ям) к предстоящей программе

Система Orphus