• «Подъём» с Сергеем Доренко от 18 октября 2017 года

    08:30 Окт. 18, 2017

    В гостях

    С.ДОРЕНКО: 8 часов 40 минут. Cреда, 18 октября. Здравствуй, великий город! Здравствуйте, все! Это радио «Говорит Москва»! Говорит Москва! Эльвира Хасаншина — ведущая этой программы. Здравствуйте.

    Э.ХАСАНШИНА: И Сергей Доренко. Доброе утро.

    С.ДОРЕНКО: Ты знаешь что-нибудь про «Спартак»? «Спартак» выиграл у «Валенсии».

    Э.ХАСАНШИНА: Выиграл, причем с каким-то невероятным счетом, 5:1, по-моему.

    С.ДОРЕНКО: Как это выглядело? 73-73-948.

    Э.ХАСАНШИНА: Мутко утверждает, что это было феерично.

    С.ДОРЕНКО: На самом деле всегда, когда есть возможность поругать, мы ругаем. А сейчас, когда есть возможность порадоваться, было бы глупо не порадоваться. Позвоните, кто смотрел игру, 73-73-948, расскажите нам, что там было. Все смотрели игру. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

    С.ДОРЕНКО: Ну, так что, «Валенсия» сдавалась, поддавалась, не хотела играть?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: «Севилья», Сергей, не «Валенсия».

    С.ДОРЕНКО: «Севилья». О, «Севилья» мощная команда.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, конечно, очень мощная.

    С.ДОРЕНКО: «Севилья» очень мощная.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сейчас… на чемпионат Испании идут. Но чемпионат «Испании», сами понимаете, уровень все равно очень большой.

    С.ДОРЕНКО: Что было? Почему они так играли?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не знаю…

    С.ДОРЕНКО: То есть наши были абсолютно гениальные или «Севилья» играла головато? Что было?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: «Севилья» играла очень хорошо, реализация была, каждый удар практически гол сразу же. Реализация очень высокая была.

    С.ДОРЕНКО: Что это, момент гениальности? Это момент гениальности.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не знаю, может быть, закономерность такая.

    С.ДОРЕНКО: Вы знаете этот момент гениальности, когда вы издалека, из другого края комнаты кидаете скомканную бумажку, и она попадает в корзину, просто не глядя. Это момент, когда на вас накатила гениальность такая.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, я думаю, это закономерная.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо.

    Э.ХАСАНШИНА: Что нам, ждать дальше таких больших побед?

    С.ДОРЕНКО: Давайте проголосуем. Победа «Спартака» закономерная. Закономерная или случайная? Закономерная — 134-2135. Случайная — 134-2136. «Севилья» играла хорошо, но «Спартак» был гениален, просто гениален. И эта гениальность случайная, такая спонтанная гениальность, которая уйдет. Знаете, на вас тоже накатывает гениальность. Вы, не глядя, кидаете бумажку в корзину издалека, скомканную бумажку, и бамс, она попадает. Вы проверяете, снова кидаете и снова попадаете. Вот бывает такое, накатывает и все. Я не понимаю, как это. Какая-то кинетическая гениальность абсолютная. Потом бамс, назавтра нет этого. Почему, не знаю.

    Э.ХАСАНШИНА: Наш Денис из Самары выиграл 500 евро на ставке.

    С.ДОРЕНКО: Да? Вот так. «Спартак» гениален и это закономерно — 33% сейчас. Итак, у меня 33 на 67, 34 на 66, вот здесь крутится голосование, голосов все больше, но количество голосов не меняется.

    Э.ХАСАНШИНА: Слушатели пишут, что сыграл гениально вратарь наш. Кто-то более скептично, Макс Райт пишет: «За «Спартак» наши вчера голы забивали Луис Адриано, Квинси Промес, один только не наш гол забил, это Денис Глушаков».

    С.ДОРЕНКО: Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

    С.ДОРЕНКО: Расскажите мне об этом гениальном матче.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я не сказал бы, что это гениальный матч. Нашей команде вообще не свойственна самоотдача, просто люди лениво играют. А в этом матче я никогда не видел столько подкатов на чужой половине поля. Они гениальны абсолютно были именно с точки зрения выложиться, отдать себя всего.

    С.ДОРЕНКО: Да. Ну, так что? Значит, мы гениальные. Мы гениальные и точка. Помните у Высоцкого: «Я гений, прочь сомненья. Даешь восторги, лавры и цветы!»

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, восторгов много. На самом деле залетало вчера. Шесть ударов, пять голов.

    С.ДОРЕНКО: Ну, да. Удивительно и прекрасно. Это гениально. Давайте радоваться.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Все радуются, радуются.

    С.ДОРЕНКО: Это запредельно. Так не бывает, а так есть, пожалуйста. Де-факто так не бывает, но так есть. Точка. Мы останавливаем голосование. Итак: победа «Спартака» и его гениальность, гениальность «Спартака» абсолютно закономерна — 29%, скорее случайно — 71%. Давай еще дадим людям. Это очень много. 71 считают, что случайно.

    Э.ХАСАНШИНА: Кто-то говорит, договорной, не верит.

    С.ДОРЕНКО: Ну, ладно, я не верю. Я не верю.

    Э.ХАСАНШИНА: Фокус пишет, Стоматолог.

    С.ДОРЕНКО: Здравствуйте. Нет, не может быть.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Я, честно говоря, болею за ЦСКА, но вчера брат посоветовал посмотреть «Спартака». Как по мне, мне кажется, в надежде на то, что наш футбол все-таки будет меняться в связи с этой игрой.

    С.ДОРЕНКО: А всего-навсего надо выкладываться. Вот они выкладываются и все, и сразу гениальные.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, вы совершенно правы. Поэтому будем надеяться все-таки, наш футбол выйдет на тот уровень, который хотелось бы нам, самим болельщикам.

    С.ДОРЕНКО: Надо каждый раз как будто в последний раз и всё, и будет все шикарно. Не надо себя беречь. 73-73-948. Выкладываться как в последний раз, и все будет прекрасно. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Сергей, Москва. Сергей, а вас тоже можно поздравить?

    С.ДОРЕНКО: Не-не, передача про другое. Так что там?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Понял. Игра хорошая действительно, все рады, и действительно хороший уровень. Поэтому молодцы, команду сделали. Отлично.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Ребят, ну, все, празднуем вместе со «Спартаком». У меня очень много знакомых, среди них разные, болельщики «Спартака», честное слово. Я не болею ни за кого, еще раз повторяю, я не болею ни за кого, но мой отец болел за ЦСКА. И в этой связи я считаю, что наследственно я типа цээсковец. Но я не болею, честное слово, нет.

    Э.ХАСАНШИНА: Я тоже не болею, но «Спартак» я, честно говоря, люблю. Как-то очень много моментов в моей жизни, матчи, на которых я была, почему-то они все время попадали на «Спартак». И очень люблю фанатов «Спартака», они прикольные.

    С.ДОРЕНКО: У меня знакомые болельщики «Спартака» есть, один хирург… два хирурга, пара уркаганов, таких уркаганов, ну, таких, что, в общем… я бы предпочел где-то в темной подворотне с ними не встречаться, ну их на фиг. Пара уркаганов, пара хирургов, политолог Михаил Виноградов болеет за «Спартак». Ты знаешь, Миша Виноградов, абсолютно гениальный человек.

    Э.ХАСАНШИНА: Ух ты, я не знала.

    С.ДОРЕНКО: Конечно. Он болеет за «Спартак» и так далее. Там очень разные люди, очень разные, они болеют все за «Спартак». Давайте радоваться, когда есть победа. Есть победа. Ура, ребята, с победой!

    Э.ХАСАНШИНА: Ура!

    С.ДОРЕНКО: «Все голы забили легионеры». Я не знаю. Честное слово, ребят. Я понимаю, что такое легионеры. Легионеры — это все равно команда. Я правильно объясняю? Можно, я дам резкую отповедь? Легионеры — это все равно команда. Представьте себе, что у меня на радио, здесь, приходят несколько ангольцев, два мексиканца какие-нибудь, аргентинцы приходят, сюда, на радио, испанцы какие-то появляются и так далее, и все мы вместе делаем радио, например. Мне говорят: у вас легионеры. Ну и что? Так это команда. Какая вам разница, ребят? Я не понимаю. Вы видите победу, вы начинаете себе делать больно, давать себе пощечины. Это зачем?

    Э.ХАСАНШИНА: Как, зачем? Это наше любимое развлечение.

    С.ДОРЕНКО: Привыкли давать себе пощечины. «Разве можно назвать это нашим футболом, если легионеры вытащили игру?» — пишет 92-й. 92-й, радоваться просто можете, просто радоваться, просто хохотать. Найдите женщину и начните с ней целоваться в губы, и не спрашивайте ее, легионер она или нет. Целуйтесь в губы, 92-й. В губы. Я вас учу просто. И все. И хохочите. Ха-ха-ха — вот так, громко. Это будет клево. Легионеры. Какая вам разница? Что вам не нравится? «Это не наш футбол, а ингушская ОПГ». Почему ингушская?

    Э.ХАСАНШИНА: Ну, считают, что это договорной матч.

    С.ДОРЕНКО: Я чего-то не знаю? Я чего-то не знаю. Ребята, между нами, вайнахами, я совсем ничего про это не знаю. Я серьезно. При чем тут ингушская? Я не в курсе просто. Напишите. Вы написали: «Это не наш футбол, а ингушская ОПГ». А что имеется в виду? Просто мне интересно. Я бы знал… «Легионер Глушаков?» — спрашивает Энергетик. Давайте кого-нибудь спросим, почему ингушская ОПГ. Здравствуйте. А почему ингушская ОПГ?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Москва, Алексей. Я, конечно, не могу ответить, но с вами полностью согласен, что победа досталась, надо этим гордиться.

    С.ДОРЕНКО: Конечно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Наши деды, допустим, войну выиграли, но летали же на английских самолетах, американских.

    С.ДОРЕНКО: Да, на американских, на английских. Ленд-лиз. Конечно. И ничего страшного, и очень хорошо. И на Willys ездили.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Конечно.

    С.ДОРЕНКО: И на трофейных BMW ездили. Абсолютно. И все. Какая разница?

    Э.ХАСАНШИНА: Говорят, что деньги.

    С.ДОРЕНКО: Деньги ингушской ОПГ. Ребят, я не знаю, вы какие-то очень просвещенные. Вы очень просвещенные люди. Я не в курсах. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Сергей, Москва. Кто говорит про легионеров, просто далекие от спорта. Возьмите любой топ-клуб, да и любой не топ-клуб, Месси, Роналду – они все легионеры для своих клубов. И чего дальше?

    С.ДОРЕНКО: Конечно. Абсолютно. Месси, по-моему, я сейчас боюсь проявить свой кретинизм футбольный, но Месси, по-моему, аргентинец.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Аргентинец Месси играет в испанской «Барселоне», португалец Роналду — в мадридском «Реале», тренер француз Зидан тренирует мадридский «Реал» и так далее. Это абсолютно нормальная история в спорте. Чему удивляются люди? Что критикуют? Радуйтесь.

    С.ДОРЕНКО: Мы, так или иначе, создали условия, когда мы собрали команду.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Конечно. Хороших игроков пригласили, они дают результаты, мы смотрим красивый футбол, радуемся победам.

    С.ДОРЕНКО: Хорошо. А в чем секрет победы? Теперь давайте перейдем прямо к победе от обвинения пентюхов. Пентюхи, жрите собственное дерьмище полной ложкой. А мы радуемся. Дайте нам порадоваться. А теперь скажите, чему именно радоваться. Научите меня, чему именно радоваться, потому что я не смотрю футбол.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Конкретно этой игры секрет в том, во-первых, в мастерстве отдельных игроков, там Промес — две передачи, два гола, собственно, человек сделал игру. Плюс тренерские установки, которые были правильными на данный, конкретный матч. Плюс в спорте то, что всегда есть, это везде есть.

    С.ДОРЕНКО: А в чем плетка? В чем плетка? Чем их напугали так, что они стали бегать?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ничем их не пугали. Люди, во-первых, профессионалы. Во-вторых, они играют за деньги за большие, за премиальные, в том числе за победу. Поэтому, естественно, они выходят выигрывать, но иногда это получается, иногда нет, как везде, в спорте так всегда.

    С.ДОРЕНКО: Не знаю. Нет. Нужна острастка. Мы с вами выводим команду и вы такой ходите, глазом сверкая, и говорите: убью гадов или уволю, тебя, тварь, уволю лично. И одного застрелить. Одного. Прямо перед строем. Шаг вперед! Пять шагов вперед! Развернуться к строю. На, паскуда! Одного застрелил, остальные побежали играть.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Лига чемпионов — это такой чемпионат, где любой игрок хочет себя показать даже больше, чем во внутреннем чемпионате, потому что тут все смотрят, есть шанс получить в будущем контракт, приглашение в какой-нибудь топ-клуб.

    С.ДОРЕНКО: Жалко, что я не тренер. Вот я бы был тренер, я бы одного перед строем стрелял бы перед каждым матчем. Одного. Честное, благородное слово. Остальные бы бегали у меня как в последний раз.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Один из секретов успеха то, что в «Спартаке» сейчас так построили команду, что нет такого одного. В других наших командах можно было бы найти, в «Спартаке» сейчас нет, сейчас нормальный коллектив, нормальная команда.

    С.ДОРЕНКО: Все ясно. Хорошо. «Вчера в «Севилье» играли три аргентинца, два датчанина, два француза, четыре испанца». Что значит, четыре испанца, я не понимаю. Всего четыре испанца.

    Э.ХАСАНШИНА: Имеют в виду, тоже все… в смысле, что много легионеров.

    С.ДОРЕНКО: Севилья – чудесный город. Мы были там в январе прошлом. Город, который весь-весь в цветущих апельсиновых деревьях. Они не цветущие, пардон, извини, они уже отцвели, и весь город в январе в апельсинах. То есть апельсины на ветках. Я не знаю, первый урожай, второй, десятый. Весь. Ты едешь, все-все-все в оранжевом, весь город оранжевый. Оранжисты чертовы, понимаешь.

    Э.ХАСАНШИНА: Я люблю апельсины. Хочу, чтобы у меня перед домом тоже так висели.

    С.ДОРЕНКО: Так поезжай в Севилью. В Севилью. Севилья — город греха. Ты не помнишь Майкова? «Лишь в одной Севилье старой так полны на утро храмы и так истово стремятся исповедоваться дамы». Есть, в чем исповедоваться. 73-73-948. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро.

    С.ДОРЕНКО: Ну, чего, хвалим и все. Давайте хвалить.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я хотел два момента добавить по футболу. Во-первых, вратарь команды, а играл русский вратарь Селихов, он вытащил просто игру практически. Если бы не он, то счет был бы другой. По поводу победы я бы сказал: и палка один раз в год стреляет. Это примерно так.

    С.ДОРЕНКО: А секрет в чем?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Но это эйфории не должно быть. Это просто везение, так звезды вчера легли.

    С.ДОРЕНКО: Не-не-не. Смотрите, вы тренер и я. Мы должны с вами вычленить метод. Я вам скажу честно, ведь в любом деле метод — главный, почти так. Мы не должны надеяться на случай. Мы должны надеяться на метод. В чем метод?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Выигрывает команда, проигрывает тренер. Так что вчера выиграла команда.

    С.ДОРЕНКО: А в чем метод? Чтобы мы с вами этот метод вычленили и на следующей игре его вновь применили. В чем он?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Метода нет.

    С.ДОРЕНКО: Значит, его надо сделать. Надо. Я вам объясняю, в любой управленческой… Я, может быть, сейчас, скажу какую-то глупость, но я так понимаю спонтанно, сам, я не в учебниках вычитал, в любой системе вы должны вычленить метод, при котором каждого можно заменить любым другим. Метод.

    Э.ХАСАНШИНА: Понимаю. Если бы мы могли вычленить этот метод в футболе, мы бы уже были давно чемпионами.

    С.ДОРЕНКО: Не знаю. Но мне кажется, что если я создал школу, метод, если я создал метод, то этот метод работает сам по себе. Он работает, и я могу любого менять на любого. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро.

    С.ДОРЕНКО: Михаил, вы очень разбираетесь. Скажите, что было вчера.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: В ваше обсуждение можно констатировать, что отцвели уж давно апельсины в саду. Но этот гимн дилетантизму, конечно, очередной, Сергей. Вы, конечно, потешаетесь, а болельщики звонят.

    С.ДОРЕНКО: Я умоляю, нет.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Впервые за много лет «Спартак» выиграл в Лиге чемпионов. Они много раз не играли. Они немножко на подъеме. Хотя чемпионат России они уже провалили, правда, первый круг еще не закончился. Вообще, удивительные два матча провел «Спартак», когда «Ливерпуль» здесь играл в прошлом туре, две недели назад, у «Ливерпуля» не лезло ничего. «Ливерпуль» имел колоссальное преимущество, но сыграли вничью. А вчера продолжается это везенье у «Спартака», любой удар в ворота.

    С.ДОРЕНКО: Гол. Так что же ругать-то? И при этом у вас недовольный голос. Почему?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Потому что я болею, как ваш отец, я армеец до мозга и костей, ЦСКА, мы играем сегодня. А я не могу «Спартак» хвалить, это как бы не положено исторически.

    С.ДОРЕНКО: Но это же наши.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, ЦСКА – наши. ЦСКА – наши. «Спартак» и «Севилья» для нас одно и тоже, это чужие. Иногда «Спартак» больше чужой, чем «Севилья». Так устроен футбольный мир, это жестко. Так устроено то, что называется боленье, то, что называется «своя команда». Вот и все.

    С.ДОРЕНКО: Вот у меня не так.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну, да, залетело все, но при счете 1:1 испанцы били в пустые ворота, вратаря не было в упор и, вы знаете, попали в защитника, который был на линии. Вот и все. Нет, сыграли, конечно, неплохо, но им везет очень просто.

    С.ДОРЕНКО: В чем метод? Метод. Вот мы с вами два тренера. В чем метод? Что нужно сделать, чтобы следующая игра была такой же гениальной? Что?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это надо часа три в эфире. Я бы все объяснил.

    С.ДОРЕНКО: В двух словах.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Футбол имеет трудную историю. Там есть методология. Метод – просто выходи и борись. Вот самый главный метод: борись на каждом миллиметре.

    С.ДОРЕНКО: Давайте поздравим «Спартак».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, да, да, конечно.

    С.ДОРЕНКО: Ха-ха-ха! Я не знаю. Какие они. Мне кажется, что наши, есть некие концентрические круги, где наши. Они похожи на Москву, распростертую в «Яндексе». Вот они похожи на Москву на этих кругах. Есть какие-то круги. Есть совсем наши, условно говоря, какие-нибудь кунцевские, медведковские, еще какие-то, есть московские, есть русские, есть бывшие СССР — это все наши. Белоруска Данилевич – наша, безусловно, она наша, ну, куда денется. Хотя она думает, что она полячка, да и я так думаю, что она полька, но наша полька, наша, Данилевич. Есть концентрические круги наших. «Спартак», безусловно, наш, 100% наш.

    Э.ХАСАНШИНА: Конечно.

    С.ДОРЕНКО: 6 баллов в Москве. Дерзайте, товарищи. НОВОСТИ

    С.ДОРЕНКО: 9 часов 9 минут. Среда, 18 октября. Здравствуй, великий город! Здравствуйте, все! Это радио «Говорит Москва»! Говорит Москва! Эльвира Хасаншина — ведущая этой программы.

    Э.ХАСАНШИНА: И Сергей Доренко. Доброе утро.

    С.ДОРЕНКО: Я хотел сказать, что Павленского в дурочку упрятали. Вот то, что мы говорили только что про «Спартак» и про круги концентрические, которые позволяют нам сказать мы кто? Мы — это мы, семья вместе с кошками, условно говоря, и собаками. Мы — семья вместе с родственниками. Мы, условно говоря, какие-нибудь со Щуки. Мы из Москвы.

    Э.ХАСАНШИНА: Жители города.

    С.ДОРЕНКО: Мы из Москвы. И это очень важная между прочим вещь. Я очень часто слышал в разных странах, что москвичи, когда их спрашивают «where are you from», говорят «from Moscow». То есть они не говорят, что они из России, москвичи не из России. Я много раз это слышал, внимание.

    Э.ХАСАНШИНА: Это вопрос к тому, насколько они, москвичи — коренные москвичи или так говорят приезжие, которые прожили здесь 10 лет.

    С.ДОРЕНКО: Не имеет значения. Люди там, за границей, идентифицируют себя в трети примерно случаев, а может быть в половине случаев, когда их спрашивают, они говорят «from Moscow». Это очень интересно. Это феномен, который следует изучить и понять. Но люди предпочитают говорить, что не из России, а что они из Москвы. Действительно очень много таких.

    Россия. Никто не говорит из нас «из европейской части». А вот если ты сибирячка, ты скажешь: from Siberia.

    Э.ХАСАНШИНА: Конечно, да.

    С.ДОРЕНКО: А если ты from European part nobody will say, никогда.

    Э.ХАСАНШИНА: Дело в том, что Сибирь сейчас скорее даже бренд.

    С.ДОРЕНКО: Это бренд. Поэтому если ты из Сибири, ты скажешь, что ты из Сибири. А если ты из европейской части, это никого не парит, просто из России. Дальше, когда ты видишь своих… Что такое свои? Если ты на Брайтоне и ты видишь узбекский ресторан, то это свои, узбеки свои, ну, очевидно свои, правда?

    Э.ХАСАНШИНА: Да.

    С.ДОРЕНКО: Хотя здесь, в Москве, узбеки скорее не свои.

    Э.ХАСАНШИНА: Казахи свои.

    С.ДОРЕНКО: Казахи свои, наверное, ну, там, на Брайтон.

    Э.ХАСАНШИНА: Не знаю как для вас, для всей остальной России, а у нас в Оренбурге казахи это прямо свои-свои, это даже не обсуждается.

    С.ДОРЕНКО: Я понимаю. И вот эти концентрические круги своих. Теперь давай подумаем, как будто не мы думаем, а на нас смотрят французы, вот что я говорю про Павленского. Павленского считают чокнутым русским, его посадили в дурку. Это здесь Павленский — манифест. Это здесь Павленский — это послание, это месседж; здесь Павленский — это смыслы. А в Париже он чокнутый русский просто, больной на голову, вот и все, его в дурку посадили.

    Э.ХАСАНШИНА: Так и есть.

    С.ДОРЕНКО: Это полное обесценивание нам нашего Павленского. Здесь, когда он прибивал мошонку к Красной площади, люди тайно хватали себя в паху, испытывая эту боль, это знание, что этот человек прибивает мошонку за нас с каким-то месседжем, Ну, некоторые. Некоторые в России думали, что это их мошонка была прибита. Некоторые в России, не все. Потому что его наделяли великими смыслами. А в Париже — просто придурок.

    Э.ХАСАНШИНА: Потому, что в России противостояние воспринималось как несущее некое содержание, а там ты просишь убежища, ты вроде как рассчитываешь на некий кусок от этой системы, которая там существует.

    С.ДОРЕНКО: Ты знаешь, что есть такая Алина Витухновская, я слежу за ней с детства, ее детства. Я помню, что в 1994 году Алина загремела в тюрьму, что-то у нее было связано с тем, что она, как журналистка якобы… Не знаю, почему я говорю «якобы», может не якобы. Это было начало девяностых, Витухновская загремела, потому что она там изучала наркопритон, изучала в качестве журналистки. А правоохранители считали, что они взяли ее в наркопритоне просто, как бы с точки зрения правоохранителей, мало, что ты изучаешь, так можно много доизучаться, можно себя изучать в разных ролях и некоторые из этих должностей предосудительных, с точки зрения правоохранительных органов. Мы ее выручали всем миром. Вся прогрессивная журналистская общественность выручала Витухновскую. Мы выручили ее с удовольствием, счастливы и все.

    И сейчас она пишет в Facebook… Она ультрарадикальный такой мыслитель, концептуалист, на самом деле, я сейчас не шучу. Она такой ультрарадикальный концептуалист, который опровергает все, что делает Путин, все, что делает российское государство, все и т.д. Жестко опровергает. Алина Витухновская. И она вчера стала хвалить французов, потому что, с ее точки зрения, Павленский покусился на символ свободы — банк.

    Сейчас посмотрю, может у меня есть телефон ее. Она спит наверняка, она все-таки как человек свободный. Нет, у меня ее нет. Но она у меня есть в каком-нибудь мессенджере наверняка. Вот, пожалуйста: Алина Витухновская. Я попробую ей позвонить прямо в мессенджере. Отключим на всякий случай Wi-Fi и попробуем без Wi-Fi, тем более не получается, ни с Wi-Fi, ни без Wi-Fi . У нее есть телефон, мы ей сейчас позвоним. Я его уже у нее спрашивал. Поэтесса Алина Витухновская. Она вдруг обрушилась на Павленского, когда он жжет двери ФСБ, это значит, он за свободу, а когда он против Банка Франции, это значит он против свободы. Но это парадоксально с моей точки зрения.

    Э.ХАСАНШИНА: Потому что банк, наверное, для нее часть экономической системы, выстраивающейся вокруг этого.

    С.ДОРЕНКО: Не знаю.

    Э.ХАСАНШИНА: Разные подходы. Оба из них, мне кажется, имеют право на жизнь. Павленский в чем-то прав, он последователен все равно.

    С.ДОРЕНКО: В это лукавство. Павленский здесь мне нравится больше, чем Алина Витухновская. Потому что Павленский последовательно все, что принадлежит государству, как анархист, жжет и все. А Алина Витухновская говорит, что он сжег банк, это символ свободы.

    — Абонент недоступен.

    С.ДОРЕНКО: Ну, хорошо. Спите, Алина, все хорошо. Понимаешь в чем дело, это лицемерие. Я Алину подозреваю, не обвиняю, в лицемерии. И также остальных русских записных либералов-обструкционистов. Есть такие либералы-обструкционисты.

    Э.ХАСАНШИНА: Но экономическую свободу многие ставят на первое место.

    С.ДОРЕНКО: Художник-акционист Петр Павленский, подпаливший… направлен судом в психиатрическую клинику. Вот конец человека, который здесь обозначался либералами-обструкционистами как символ правды, французы ему объявили, что он идиот: вы, товарищ Павленский, идиот. Он говорит: да.

    Э.ХАСАНШИНА: Мы даже с вас арест снимем.

    С.ДОРЕНКО: Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Сергей. По этому вопросу ответ очень простой. Почему наши государственные органы в лице здравоохранения, правоохранительных органов сразу его не привлекли к уголовной ответственности, не посадили в тюрьму.

    С.ДОРЕНКО: Его привлекали к уголовной ответственности.

    Э.ХАСАНШИНА: В психиатрической тоже проверяли.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Еще раз повторяю, по статье, которую инкриминируют, там до десяти лет. У нас он отделался штрафом. Если бы он сразу, после первых своих выступлений сел в психиатрическую больницу или в тюрьму, мы бы о нем больше и не слышали.

    С.ДОРЕНКО: Мне интересно. На самом деле у меня огромное искушение Михаила, экономиста, либерала и западника подключить, из-за того, что он уже был в программе, а у меня есть некое правило, и все-таки. Михаил, здравствуйте. Вновь я нарушаю некоторое свое правило в ущерб другим слушателям. Мне, безусловно, очень интересно ваше мнение, прошу вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Друзья мои, что же мы делам?

    С.ДОРЕНКО: Что мы делам? Что?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Большинство людей, особенно звонивший сейчас, понятия не имеют о том, что такое современное искусство, вообще что такое концептуализм. Когда Марсель Дюшан выставил в Нью-Йорке в двадцать первом году унитаз, знаменитая его работа «Фонтан»; когда Джозеф Когут писал знаменитый труд «Искусство после философии», когда русский авангард, я уверяю вас, прославит Россию, это будущие тысячелетия; когда наши амазонки и другие наши беспредметники во всем мире котируются высочайшим образом, мы здесь… Я назову два имени, опозорившие Россию! Академик Луций и академик Снежневский. Когда десятками, сотнями диссидентов, лучших людей сажали…

    С.ДОРЕНКО: Почему они его в дурку посадили? Это тоже акт какой-то искусства, да?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это акционизм. Хотя бы ради того, что… ну, не надо демонстрировать…

    С.ДОРЕНКО: Я сейчас говорю не о том, что он делает, я говорю о том, что мы наделяли это в том числе политическими смыслами здесь, в России, а французы сказали ему, что он идиот.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ничего подобного. Французы просто делают то, что предписано.

    С.ДОРЕНКО: Все правильно, предписано идиота проверить на идиотизм, больше ничего.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Оскар Уайльд тоже сидел.

    С.ДОРЕНКО: Но они же его девальвируют этим.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ничего нельзя с искусством девальвировать. Там тот, кто что-то понимает в этом, будет иметь свое мнение. А мнение остальных… понимаете, это первоклассники, они воспринимают мир как две противоположности. Дихотомическое мышление и так губит Россию, вот десять лет, посадить…

    С.ДОРЕНКО: Если я скажу такой тезис: любое невнимание девальвирует искусство. Нет?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, плоско, очень плоско.

    С.ДОРЕНКО: Нет? Плоско, да?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Конечно. Дело не в этом. Не судить вот этой толпе.

    С.ДОРЕНКО: Да не сужу я.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Что такое авангард, какие высоты, что он сделал…

    С.ДОРЕНКО: Но если бы вы были прокурором Франции, вы тоже отправили бы его в дурку? Или наоборот?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я не знаю, я не был прокурором Франции. Павленский выбрал свой честный метод отношения к миру.

    С.ДОРЕНКО: Абсолютно верно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: У вас же сейчас проклюнулось, правильно. Он не щадит, не разбирает — Франция, Россия. Он против диктата государства, это его художественная позиция. Что такое концептуализм?

    С.ДОРЕНКО: Но концептуалисты здесь, в Москве, его ругают, например Алина Витухновская.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Витухновская, мир на ней не…

    С.ДОРЕНКО: Так всегда можно отвергать и отрицать все, что вам не нравится. Ну, правда, можно отвергать или отрицать все, что вам не нравится. Давайте все-таки останемся мы с вами пусть плоскими, но концептуалистами. Значит, Павленский последователен. Он сказал, что Банк Франции стоит на месте Бастилии, чтобы освободить дух революции, нужно сжечь к чертовой матери Банк Франции, вот и все. Это абсолютно принципиальная позиция Павленского.

    Внимание, я повторяю, если в России эти поступки наделялись, в том числе концептуально, и политическими смыслами, не могущими не видеться как политические, то есть он боролся за свободу, а, следовательно, против структур, которые эту свободу ограничивают, а, следовательно, против государства, которое ограничивает свободу и т.д., то есть мы наделяли его поступки здесь в том числе смыслами политического высказывания.

    Французы, внимание, еще раз, решили, что он просто идиот, место ему в дурке. Вот здесь русская поэтика обструкции столкнулась с обычным европейским спокойным мещанством.

    Э.ХАСАНШИНА: Мещанство, вы очень правильно сказали. Я просто подумала, вот была бы я прокурором, ко мне приходит человек…

    С.ДОРЕНКО: Франции. Ты бы встала на колени перед Павленским и сказала: Павленский, боже, мой герой! А?

    Э.ХАСАНШИНА: Сначала бы да. Он такой: я гонимый, я такой несчастный, я пришел к вам за убежищем. Я говорю: конечно, конечно, сейчас мы вас все оформим. Он выходит из моего здания, встает с плакатом и кричит: в этом государстве ограничивают свободу. Я такая: он ку-ку, он точно ку-ку. Да, мещанский подход, он вполне себе рациональный.

    С.ДОРЕНКО: Я тебе скажу, что наши панки, смысл панков тоже в том, чтобы разрушать некую структуру, ограничивающую свободу. Наши панки, когда они оказались в ситуации, когда наше Толокно, Толоконникова, оказалась с Мадонной рядом, она же ходила там у Мадонны, улыбалась с ней, поехала в Штаты с визитом, ей надо было моментально взять припасенный где-нибудь в пластиковом пакете кусок дерьма и обмазать Мадонну дерьмом или облить Мадонну керосином, или облить Мадонну каким-нибудь веществом скунса, струей скунса, или еще что-то. Понимаешь, да? Как панку. Ей одинаково надо себя вести и с Путиным, и с Мадонной. Наде Толокно. Но Надя Толокно здесь с Путиным истинный зверь чистый, красивый, природный зверь, а там с Мадонной дрессированная Жучка. Понимаешь? Дрессированная Жучка. Стояла на задних лапках и танцевала за кусочек сахара. Но где ж ты панк, дорогая? Ты панк? Почему здесь с Путиным она свирепое существо природное, красавица, дракон и чего хочешь, а там комнатная Жучка, которая танцует за кусочек сыра, за кусочек сахара? Стыдно.

    Павленский показывает, почему Надя Толокно вела себя как Жучка с Мадонной. Почему? Павленский это показывает. Почему? Потому, что если бы Надя Толокно здесь делала, она была бы героем; а если бы она там сделала, ее бы отправили в дурку. Просто в дурку. Товарищ, вы идиотка, больше ничего. Товарищ, пройдемте в дурочку. Всё. В этом проблема. Вот этот наш парень, который просится назад сейчас из Швейцарии, Леня Чокнутый, и второй, который с ним был, с Леней Чокнутым, друг Лени Чокнутого, с козой который.

    Э.ХАСАНШИНА: Воротников.

    С.ДОРЕНКО: Воротников. Тоже просится назад. Потому, что за долгие годы жизни в Швейцарии и в Чехии, практически понимает, что здесь он герой и политические высказывания произносит, мессия, а там — идиот просто, просто классический идиот, на которого всем плевать просто, или сажают в дурку, или сажают в тюрьму, или изгоняют из страны и т.д. Это проблема наших либералов-деструкторов. Они не могут там делать, что делают, они там вынуждены быть Жучками. Это проблема, действительно проблема. 73-73-948. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Дело в том, что этот персонаж показывает и рассказывает. Отличается он тем, что Поклонская рассказывает, это одно и то же, тоже призывы, тоже…

    С.ДОРЕНКО: Нет, одно и то же по страсти, страсть одна и та же. Количество страсти, качество страсти может быть, я с вами соглашусь. Но они направлены все-таки на разное. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Михаил. Москва. Все-таки она не панк.

    С.ДОРЕНКО: Если бы она была панк, она бы обмазала Мадонну дерьмом.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А потом, наш другой Михаил рассказывал нам про… искусство. Я могу вспомнить начало середины девяностых, товарища Бренера, если помните такого, который закончил точно также, нарисовал, по-моему, знак доллара из баллончика на какой-то нашей же знаменитой картине в Голландии и загремел на полтора года сначала в дурку, потом в тюрягу. Там относятся совершенно адекватно к таким людям, и они там получают именно то, что заслуживают. Поэтому, конечно, как только они отсюда на гребне волны славы выезжают туда и пытаются там…

    С.ДОРЕНКО: Скажите, а вы за рубежом бываете частенько или нет?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не очень.

    С.ДОРЕНКО: Я просто хочу сказать, что за рубежом все-таки в произведениях искусства, в литературе в том числе, мы часто сталкиваемся, в том числе в англосаксонском мире, с людьми эксцентричными. То есть на самом деле англосаксонский мир, в сущности, их любит, но есть какой-то предел эксцентричности, за которым тебя сажают в дурку.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Когда шведская художница голышом ходит, обнимается с арабами по центру Парижа, при всем при том она действительно красивая…

    С.ДОРЕНКО: Она красивая.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И с ней приятно обниматься.

    С.ДОРЕНКО: Напомните имя. Не помните?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не помню.

    С.ДОРЕНКО: Она красивая девка, она в автобусах ездит.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Даже с ней был казус, только в другом месте, она чего-то делала на дереве, какую-то инсталляцию, и зависла, долго висела, пока ее не сняли.

    С.ДОРЕНКО: Да.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Но фактически любые то, что у нас считается за произведение искусства современного, там это считается паранойей, бредом и получает адекватно… и это нормально, так и должно быть.

    С.ДОРЕНКО: Я продолжаю думать об этом. Западный мир воспринимает эксцентричность, западный мир даже любуется эксцентричностью.

    Э.ХАСАНШИНА: Когда она у нас здесь, в России.

    С.ДОРЕНКО: Не только, и у себя. Но вот есть какой-то очень тонкий, абсолютно четкий предел, при котором ты все еще можешь быть эксцентричным. А я скажу, может быть мне кажется, ты должен быть страшно деликатным относительно образа жизни других людей в своей эксцентрике. И ты не должен ни в коем случае ни на один доллар посягать других людей. То есть ты можешь сам что-то купить и порвать, и, пожалуйста, рви сколько хочешь, хоть жги знамена, ты это можешь, пожалуйста, сам купил, сам жги, нет вопросов. Но если ты чужое знамя, все, извини, иди в дурку. Потому что доллар, потому что ты посягнул на собственность. Может быть я сейчас наугад говорю, мне может быть не удается точную дать дефеницию, но на Западе эксцентричность приветствуется до очень четкой грани, после которой ты моментально отправляешься в дурку. Наш дорогой Петр Павленский в Париже подпалил здание филиала Банка Франции, направлен судом в психиатрическую клинику.

    НОВОСТИ

     

    С.ДОРЕНКО: Она швейцарка, она не шведка никакая. Это Мило Муаре. Спасибо большое, прекрасные и замечательные посвященные наши слушатели, от вас все наши знания, от вас все наши постижения и т.д. Вы, конечно, чумовые. Я ее сейчас смотрю, она из Суи. Мило Муаре. Она швейцарка. Действительно она ездит в транспорте, в трамваях всевозможных и т.д.

    Давайте перейдем на какую-то другую тему, которая будет, тем не менее, касаться зарубежной жизни. Мне непрерывно звонят люди какие-то сумасшедшие. Они действительно сумасшедшие, они абсолютно невыдержанные, звонят, звонят, и звонят.

    Э.ХАСАНШИНА: Так это поздравления, наверное.

    С.ДОРЕНКО: Да пошли на фиг все. Обращение Поклонской к генпрокурору Чайке с просьбой отозвать… Я хотел про съезд, но посмотрел, что ты выложила Поклонскую. Про съезд Коммунистической партии.

    Э.ХАСАНШИНА: Слушатель связал отчасти эти события — и Павленского, и Поклонскую. Что-то на самом деле действительно видится в них, поэтому, наверное, может быть и стоит нам.

    С.ДОРЕНКО: Обращение Поклонской к генеральному прокурору Чайке с просьбой отозвать прокатное удостоверение у «Матильды». Поклонская выступила снова. Многие так говорят, ох, она надоела. Но послушайте меня, я скажу так, как Поклонская вызывала эмоции: сначала она казалась диковинной штучкой; затем она казалась бесконечной дурой, провинциальной дурой.

    Э.ХАСАНШИНА: Диковинная штучка, там же был период няш-няш.

    С.ДОРЕНКО: Няш-няш — это и была диковинная штучка.

    Э.ХАСАНШИНА: В позитивном, я имею в виду.

    С.ДОРЕНКО: Абсолютно в позитивном. Потом она была, кажется, дурочка. Потом определенно наверняка дурочка. Потом, безусловно точно дурочка. Потом просто дура. С точки зрения… я говорю сейчас не с попытки ее обидеть, Наташа, я вас не хочу обидеть. Очень вас люблю и жалею. Больше жалею, чем люблю. Но так, с жалостью люблю. Потом определенно дура все-таки. Теперь уже знак вопроса возникает, потому что она как бы заигрывается, Наташа Поклонская.

    Э.ХАСАНШИНА: Мне кажется, сейчас надоело.

    С.ДОРЕНКО: Нет, ты начинаешь понимать…

    Э.ХАСАНШИНА: Упрямая, надоело.

    С.ДОРЕНКО: Относительно Поклонской и «надоело» было. А потом ты думаешь, она же в своем уме наверное все-таки, ну, конечно. Дура же имеется в виду, что мы раздражены, наверное, это слово передает раздражение. Она же в своем уме, значит за ней кто-то стоит, вот такая догадка. Вот она трындит и трындит «Карфаген должен быть разрушен», «Карфаген должен быть разрушен». Мы начинаем думать, черт, за ней кто-то стоит, но неспроста же она так ничего не боится. Ей же все крутят у виска, все! Полные представители истеблишмента, уже Мединский ей крутит у виска, Говорухин крутит ей у виска, типа, Наташа, ну, уймитесь, ну все, молодец, молодец, ну и хватит. Она продолжает. И, значит, за ней кто-то стоит. А потом понятно, что те, кто за ней стоят, в общем, не очень сильные люди. Не сильные, в смысле вертикали. Они может быть сильные в смысле упрямства, они не сильные в смысле вертикали. Я начинаю тайно, потихонечку чуть ли ее не уважать, как бы она… Я сейчас говорю серьезно абсолютно. То есть я думал, ну, там больнушка, ну, хорошо, больнушка, ну, ладно, больнушка. Хорошо, чья-то больнушка, за ней кто-то стоит, чья-то больнушка. Потом я думаю, чего-то, как-то даже тот, кто за ней стоит, должен был бы подзавять. Я начинаю понимать, что она ведет маргиналов. Она, в сущности, единственный в России мессия, она, Наташа. Сейчас объясню, почему.

    Потому что Навальный уехал в Акапулько. Навальный. В одиннадцатом году, прокричав, кто здесь власть. «Кто здесь власть?» — «Мы!» Вот это он прокричал 24 декабря одиннадцатого года. Это была суббота, 24 декабря одиннадцатого года. Четвертого же были выборы, а это было воскресенье. И он прокричал «кто здесь власть» и слинял в Акапулько, доказав, что он не мессия. Потому что мессия идет с крестом на смерть, на гибель, а никуда не в Акапулько. Ни в какой Акапулько мессия не идет. А Наташа доказывает, что она готова идти на гибель.

    Э.ХАСАНШИНА: И, по ходу дела, она к ней и идет.

    С.ДОРЕНКО: Может быть. Полное самоотречение в интересах маргиналов — это она и есть мессия маргиналов. Она и есть мессия маргиналов. Причем таких нет больше ни одного. Кто еще в нашем политическом социальном мире готов пойти на гибель? Кто готов гибельно любить собственные идеалы? Кто? Ответ: никто. Патриарх Кирилл. Нет, не верю, что пойдет на костер. Путин. Мне кажется, очень прагматик.

    Э.ХАСАНШИНА: Кадыров.

    С.ДОРЕНКО: Медведев. Очень прагматик. Кадыров. Абсолютный прагматик. Навальный — Акапулько. Кто еще? Володин. Матвиенко. Кто? Кто? Они все прагматики. Они все практики. Они все готовы сыграть в игру. Эта не готова, она мессия, она реально отмороженная, действительно отмороженная. Это важный аспект, товарищи!

    Сейчас, когда ее послали все торжественно, включая Чайку, который два дня назад выступил с разъяснением, что прокатное удостоверение фильма «Матильда» отозвать невозможно, и нет причин, и никто не будет его отзывать; вот ровно после этого, точно понимая результат, Наташа Поклонская, наша крымская (видишь, я горжусь вождем маргиналов), вождь маргиналов, архаичных маргиналов, пещерцев, она выступает с заявлением, которое становится большой проблемой, такая рыбья кость в организме русского государства.

    — Уважаемый Юрий Яковлевич, являясь представителем людей в парламенте страны и вашим бывшим подчиненным, от имени десятков тысяч граждан России обращаюсь лично к вам — внести документы прокурорского реагирования с целью отзыва прокатного удостоверения на фильм «Матильда» и признания самого фильма провокационным экстремистским материалом. Поджоги кинотеатров, машин, покушения на взрывы, призывы к сожжению людей, введение черных списков, угрозы, молитвенное стояние верующих всей России против фильма, митинги, карикатуры, постановки стриптиз-шоу, высмеивающие православных святых и верующих людей — это то, что уже наступило сегодня от проекта «Матильда». Поскольку я крымчанка, отмечу, что Крым и Севастополь — это колыбель православия. Неслучайно прокурор из Крыма, мой сослуживец, Александр Шкитов, с которым мы прошли Майдан в Киеве, референдум в Крыму, переходный период и становление прокуратуры Крыма на рельсы российского законодательства, стал защищать веру православную и закон, за что был уволен из органов российской прокуратуры и необоснованно лишен…

    С.ДОРЕНКО: Это не все обращение, оно 6 минут 24 секунды. Мы с вами послушали полторы минуты. Я вас угощу финальными полутора минутами, если позволите.

    — ... свои имена и фамилии в социальных сетях многими депутатами, художниками, поэтами, режиссерами и даже «адвокатами» путем выливания порций грязи на меня. Послушайте, не тратьте сил. Вам не поможет. А на меня не действует. Закалка хорошая прокурорская. Уважаемый Юрий Яковлевич, наряду с данным обращением, направляю в ваш адрес документы, подписанные министром культуры России и его первым заместителем, которые свидетельствуют о факте подлога либо халатности при выдаче прокатного удостоверения на фильм «Матильда». С сегодняшнего дня все люди, которые обратились за защитой своих прав, а их уже свыше сотни тысяч, тех, кто надеется на реакцию прокуроров, которым доверили охранять закон и надзирать за его исполнением, будут ждать от вас, Юрий Яковлевич, ответа и прокурорского вмешательства.

    С.ДОРЕНКО: Я обещал вам полторы минуты, а не фига, потому что она на шесть ноль пять закончила. Давайте тогда серединочкой угощу еще.

    Мне нравится, как она говорит букву «р», она прямо перспективная, с точки зрения «р-радио». Наташа, прямо вы перспективная.

    — Сегодня я занимаю другую должность, но остаюсь прокурором и ориентируюсь на вас, как на руководителя сильнейшего надзорного органа страны. Я прекрасно понимаю и знаю, на что я иду, с какими силами мне пришлось столкнуться, понимаю, что такое корпоративная солидарность, но, к сожалению, не на своем примере, а на примере господина Учителя. Его кинулись защищать и действующие коллеги по цеху, и те, кому тиражная комиссия уже давно выписала «путевку» в иные присутственные места, и все под одним соусом: «Как же так, завтра и нас могут попытаться ограничить». Такая страшилка действует безотказно — цензура мракобесия, полицейское государство. Но не надо путать свободу самовыражения с посягательством на историческую правду и нравственные основы. Сегодня россияне осознают себя частью большого многонационального народа, его традиций и культуры. Как это было при государе, которого фильмом представляют безвольным человеком, теряющим сознание от вожделения к женщине, к балерине, к танцовщице. Ровно также хотят представить обратную сторону этого фильма, заставить мириться с изрядной порцией мерзости, неуважением и попыткой в очередной раз показать нам же за наши деньги, что мы не в силах постоять за свою веру, ценности и Родину.

    С.ДОРЕНКО: Я здесь должен прекратить. Вот это самая сильная часть. Она напрасно не отнесла ее на хвост, что мы не в силах постоять за свою веру, ценности и Родину. Да? Это ключевая фраза.

    Э.ХАСАНШИНА: А мы при этом многонациональное государство с многонациональными интересами.

    С.ДОРЕНКО: Да, но это абсолютно не имеет значения, потому что она знает, о ком она говорит. Нет, в каком-то месте своего обращения она говорит, что как раз против фильма «Матильда», опираясь на высказывание Кадырова выступили мусульмане. Таким образом, она опирается на мусульман и на христиан. Вот буддисты…

    Э.ХАСАНШИНА: В этом обращении она очень хорошо собирает факты. Кстати, типичная женская черта — собрать все в кучу, типа «у меня сегодня очень плохой день» и навалить туда всего, всего, всего. Вот здесь она сделала то же самое, сделала это мастерски. В общем, все у нее легло, очень хорошо легло. Меня здесь смущают три момента, которые мне очень понравились. Во-первых, это апелляция лично к Чайке, она указывает на его авторитет, как на прокурора.

    С.ДОРЕНКО: Она ставит к стенке Чайку. Она не апеллирует.

    Э.ХАСАНШИНА: Яростный взгляд, эта яростная интонация, апелляция к личности.

    С.ДОРЕНКО: Товарищи, она Чайку ставит к стенке.

    Э.ХАСАНШИНА: И причем она все время указывает: я бывший прокурор, а вы действующий.

    С.ДОРЕНКО: Она к стенке ставит не только Чайку.

    Э.ХАСАНШИНА: Согласна.

    С.ДОРЕНКО: Ох, скольких она к стенке-то ставит! Ох, скольких. Мне очень интересно, что президент Путин все годы своего правления, и будучи премьером, был в сущности собирателем, очень острые вопросы, и президент Путин всегда старался сделать так, чтобы… Такой в этом смысле восточный, в смысле дальневосточный, Путин, он дает всем сохранить лицо. Ты никогда не разговаривала с японцами, не знаю, индонезийцами и т.д., с нациями, где сохранить лицо абсолютно принципиально?

    Э.ХАСАНШИНА: Я всегда людям даю возможность сохранить лицо. Когда я знаю, что мне откажут, я им всегда предлагаю возможность для отказа, например, не хотите ли позвать меня в гости или вы заняты?

    С.ДОРЕНКО: То есть ты даешь как бы отход?

    Э.ХАСАНШИНА: Да, у человека должен быть всегда повод вежливо отказать.

    С.ДОРЕНКО: Если ты восточному человеку, китайцу, японцу и т.д. говоришь в лоб «ты подонок, ты обещал и не сделал, подонок», то ты с этим человеком больше вообще никогда не сможешь встретиться. Вообще никогда, потому что потеря лица настолько существенна для восточных людей. И в этом смысле Путин человек дальневосточной традиции, он не ставит к стенке. Путин не ставит к стенке. Даже когда его обидят, даже когда его обманут, ну, просто обманут и все. Путин дает как бы ход, ну, вот партнеры что-то… Партнеры проявили слабость или партнеры проявили недальновидность, Путин говорит.

    Э.ХАСАНШИНА: Он в этом плане хитрее, он не ставит к стенке, но вы все время ощущаете, что вы там стоите.

    С.ДОРЕНКО: Нет, нет, он дает тебе все время возможность сказать «ну, в общем, да», «с нуля пошли, все, снова с нуля». Путин другой. А Поклонская, она всех ставит к стенке, всех. Это не просто все, а это люди Путина.

    Э.ХАСАНШИНА: Они теперь вынуждены отвечать.

    С.ДОРЕНКО: Она приходит к людям Путина и поверх его головы, помимо него спокойно ставит всех к стенке. Я скажу, что этот шухер будет серьезен, это не уйдет.

    Э.ХАСАНШИНА: Да?

    С.ДОРЕНКО: Нет. Проблема Поклонской будет становиться…

    Э.ХАСАНШИНА: Это плохо.

    С.ДОРЕНКО: У русских элит возникла проблема Поклонской. Она возникла, потому что у нас работают всегда на всех местах такие товарищи, которые все понимают, товарищ понимает. Вот таких товарищей, которые готовы в огонь идти за идею, их вообще нет, ноль. И борются с режимом, которые все понимают, Навальный, который уехал в Акапулько. Понятно, да? То есть тут все всё понимают. И вдруг появляется одна, мессия, верная идее и готовая идти в огонь Наташа Поклонская. Она же весь режим ставит к стенке, Наташа Поклонская.

    Вы думаете, проблему Поклонской официальным властям, чиновничеству, режиму, власти удастся решить, ну, как-то ее утрамбовать? Да, удастся, то есть Поклонская пойдет на спад и исчезнет — 134-21-35. Поклонская — начало чего-то непредсказуемого и нарастающего — 134-21-36.

    Существует проблема Поклонской, она не понимает, она служит идее, в отличие от всех конформистов. У меня вопрос к вам: вы считаете, проблема Поклонской сойдет на нет, ее сумеют завинтить. Но сейчас я уже сомневаюсь. Да — 134-21-35, завинтят, будет сидеть тихо. Ни фига, Поклонская — это начало нового явления, которое будет иметь серьезное продолжение и серьезный резонанс в политическом мире, она ставит политический мир России к стенке. Политический мир России так никогда не действовал, вообще никогда. Ну, никогда. Всегда как-то на кодлы разбивались, всегда какие-то политические кодлы, какие-то все время шайки, лидеры этих шаек все время где-то снюхивались, через кого-то доводили. Ну, как нет? Всегда какие-то кодлы.

    Э.ХАСАНШИНА: Я понимаю.

    С.ДОРЕНКО: Я тебе объясню. Я участвовал в страшной войне с Лужковым, Примаковым, одна шайка на другую шайку. Понимаешь, да?

    Э.ХАСАНШИНА: Да.

    С.ДОРЕНКО: Две шайки схлестнулись. Извини, но ко мне приходили люди от Лужкова с просьбой давать им верстку программы, чтобы Юрий Михайлович подготовился. Подготовился морально. И я делал эту верстку для Юрия Михайловича Лужкова. Понятно, о чем я говорю? У нас все эти кодлы, тем не менее, совсем уж глаза друг другу не… Нет, могли убить, но какое-то сотрудничество шло. Условно говоря, я выкладывал на «Доренко.нет» все свои тексты до суфлера в интернете, и их прямо несли Юрию Михайловичу Лужкову. Прямо несли: вот этот подонок будет сейчас лгать вот такое, Юрий Михайлович, вот его текст. — Откуда вы взяли? — Ну, добыли. Может они 10 млн списали на добычу текстов, которые я выкладывал в интернет.

    После 30 октября к Березовскому пришел Музыкантский с предложением решить вопрос, сколько будет стоить закрыть мою передачу. То есть всегда ходили между политическими кодлами, шайками гонцы — Музыкантский, еще кто-то, а здесь от Евтушенкова кто-то пришел, еще кто-то. Но такого, как Наташа Поклонская, не было никогда! Чтобы она отмороженная… Она типа миссии, с ней нельзя договориться. Мне страшно сказать, с ней нельзя договориться. Как с Христом. Но нельзя же было договориться с Христом. Нельзя. И с Поклонской нельзя. И это проблема русской политической элиты.

    Я останавливаю это голосование. Это огромная проблема, гигантская проблема. Она их ставит к стенке.

    Э.ХАСАНШИНА: Но она раздула эту проблему из-за ничтожного повода.

    С.ДОРЕНКО: Неважно. А для нее этот повод важен.

    Э.ХАСАНШИНА: В чем вообще тогда ценность этой проблемы?

    С.ДОРЕНКО: Она ставит их к стенке, она говорит: ребята, сучьи дети, мне вас не жалко, так скажите принципиально, вы кто? И всё. Вы твари, мрази и подонки? Она их спрашивает просто. Они говорят: Наташа, но все же всё понимают. Она говорит: а я нет, а я спрашиваю вас принципиально. И это первый принципиальный политик, которого я видел вообще своими глазами. Вообще первый. Ее надо как-то упаковать, но как?

    Э.ХАСАНШИНА: Тогда, может, и не надо. Пусть будет принципиальный политик, пусть борется до конца.

    С.ДОРЕНКО: 52% считают, что ее упакуют, Наташу Поклонскую как-то упакуют и завинтят. 48% — нет, это будет иметь серьезное продолжение.

    Ребят, тема офигенская. После десяти продолжим. Я начну разговор со слушателями. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я хотел сказать про Поклонскую.

    С.ДОРЕНКО: Меня интересует именно этот феномен. Не о Поклонской, а о том, что она ставит к стенке политический класс России.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Лучше, чем герой Кафтанов в фильме «Вечный зов» про императора не скажешь.

    С.ДОРЕНКО: При чем тут император? А что сказал?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Герой Кафтанова в фильме «Вечный зов» сказал, что он был, конечно, дурак, наш император, но все-таки внушал. А что касается Поклонской, пора ее отсоединять. Всего доброго.

    С.ДОРЕНКО: А куда отсоединять?

    Э.ХАСАНШИНА: И как?

    С.ДОРЕНКО: Давайте серьезно. Я говорю о серьезном явлении. У нас появился политик Наталья Поклонская, абсолютно серьезный политик, который точно неистово служит неким своим идеалам, и абсолютно несогласен ни на какие компромиссы, вот это же новшество. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро, Сергей. Есть очень интересная сила, я как-то раз уже о ней заявлял, хочу опять увязать эту силу с человеком, которого выбрали, одного из, который сейчас продвигается, они ее продвигают, и она продвигает определенные идеи. У нас есть такая сила, как РПЦ, которая сейчас влияет на общество, даже на светское, пытается влиять на светское общество. И лично я, это мое сугубо индивидуальное мнение, что Поклонская постоянно касается темы, связанной с РПЦ, связанной с теми идеями и архизадачами, которые…

    С.ДОРЕНКО: Но, будучи женщиной, она не может претендовать на пост патриарха.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Дело не в этом. Она является одним из локомотивов. Она сидит на определенном посту, имея определенный прокурорский опыт…

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Давайте после десяти.

    В ДВИЖЕНИИ

    НОВОСТИ

    С.ДОРЕНКО: 10 часов 5 минут. Среда, 18 октября. Здравствуй, великий город! Здравствуйте, все! Это радио «Говорит Москва»! Говорит Москва! Эльвира Хасаншина — ведущая этой программы.

    Э.ХАСАНШИНА: И Сергей Доренко.

    С.ДОРЕНКО: Доллар! Доллар! Быстро. Сейчас вернемся к Поклонской. Эй, девушки, кто нас слушает, девушки! Мужчинам это безразлично, они же абсолютно животные. Девушки, которые нас слушают, вы видели фотографию королевы Летисии? Видели или нет испанскую королеву?

    Э.ХАСАНШИНА: Расскажите.

    С.ДОРЕНКО: Сначала доллар расскажу этим страшным животным, которые думают только о бабах и о деньгах. Омерзительные, хрюкающие кабаны. Пожалуйста, смотрите: 67,34 — это по евро, 57,31 — доллар, 58,25 нефтица, умница. 1,1752. Говорят, доллар будет дорожать, потому что до ноября старуху Елина выкинут с работы. Придет чувак, который хочет повышать процентную ставку якобы, и все напряглись и начали доллар немножечко поднимать.

    Давайте двигаться к Летисии. Да, быстро про Летисию говорю. Королева. Мы же хотим что-то узнать про королеву.

    Э.ХАСАНШИНА: Мы любим про королев.

    С.ДОРЕНКО: Как плебеи, по-плебейски нам интересно. Королева Летисия устроила в своей резиденции в Мадриде прием. Она королева, у нее король Филипп VI, вот этот, да? Нынешний. Я с ним незнаком. С предыдущим был знаком.

    Э.ХАСАНШИНА: О!

    С.ДОРЕНКО: Как знаком, ну, так. Он же был принц. Я же дрался с его охраной как-то.

    Э.ХАСАНШИНА: Ха-ха-ха-ха! Зачем вы дрались с его охраной?

    С.ДОРЕНКО: Мать, я же отодвинул его локтем! Он же у меня стоял справа, я его отодвинул локтем.

    Э.ХАСАНШИНА: Так непочтительно.

    С.ДОРЕНКО: Я знаком с королем, товарищи! Я держал его за руку, когда его отталкивал. О! Но это давняя история. Горби уезжал, Горбачев, мне нужно было взять интервью, но я дерзкий был и наглый. И когда я увидел, что Горби идет по той стороне, второй раз за день, я два раза в этот день кидал штакетник. Вот этот металлический штакетник, где стоят журналисты. Смысл в том, что ты берешь штакетник, поднимаешь секцию вверх и швыряешь ее в охрану. Охрана что делает? Ловит.

    Э.ХАСАНШИНА: Конечно.

    С.ДОРЕНКО: Вместо того чтобы стрелять, они начинают ловить, они ловят штакетник. Пока они ловят, ты убежал. И я побежал. Прибежал: программа «Время», программа «Время». И я толкнул принца. И между принцем и бабенкой его, не знаю, Летисия была или другая, влез: «Михаил Сергеевич, как вам визит? Программа «Время». Принц стоит, улыбается глупо. Начальник охраны пытается меня оттащить за локоть, я его бью, сзади лягаю, ногой бью, пытаюсь в косточку попасть ногой. И говорю с Михаилом Сергеевичем, неважно.

    Э.ХАСАНШИНА: Вот это рвение к работе.

    С.ДОРЕНКО: Значит, я знаком с королем Испании, с нынешним! Господи, помилуй, как хорошо! А с его папой тоже знаком я. Знаком. И он мне премию дал, король. Он мне дал огромную такую статуэтку, она очень большая, метр на полметра.

    Э.ХАСАНШИНА: Ого! Храните?

    С.ДОРЕНКО: На комод. С Дон Кихотом. Храню. Я забыл где.

    Э.ХАСАНШИНА: Плохо храните.

    С.ДОРЕНКО: Где-то я ее расхронил. У нее шпага потом отвалились, мне присылали новую шпагу, было очень мило. Королева Летисия устроила прием. Так она в платье Zara за 90 долларов. Об этом все пишут.

    Э.ХАСАНШИНА: Но она крутая. Это будет трендом.

    С.ДОРЕНКО: Королева Летисия устроила прием в своей резиденции, где предстала в платье от Zara. Zara — испанская компания, как вы помните.

    Э.ХАСАНШИНА: Представляете, она сейчас скажет: импортозамещение, ура!

    С.ДОРЕНКО: Она не просто испанская. Здесь еще несколько смыслов, Zara — галисийская компания. А галисийцы самые смирные из повстанцев. Там ерепенятся каталанцы, чего-то такое вспоминают, что говорят на том же самом языке валентийцы, и время от времени делают кровавый взгляд баски, такой нехороший. А единственные самые благочинные нерусские — это галисийцы, Галисия. И Zara галисийская вдобавок. И тут она показывает, что, мол, вот хорошие есть нерусские, пожалуйста, галисийцы, и вот с хорошими нерусскими мы дружим, а с плохими нерусскими не дружим.

    Э.ХАСАНШИНА: Одно платье, а сколько смыслов.

    С.ДОРЕНКО: Как это интеллигентно. Я сам галисиец, ты знаешь об этом или нет?

    Э.ХАСАНШИНА: Нет.

    С.ДОРЕНКО: Ты знала истинное мое имя или нет?

    Э.ХАСАНШИНА: Не слышала.

    С.ДОРЕНКО: Я Серхио Де-Оренсе. Откуда? Из города Оренсе.

    Э.ХАСАНШИНА: А!!!

    С.ДОРЕНКО: Знаешь Оренсе?

    Э.ХАСАНШИНА: Нет.

    С.ДОРЕНКО: Боже, она не знает о моей родине! Так живешь с людьми, работаешь, черствость окружает меня! Серхио Де-Оренсе — вот истинное мое имя. «Zara теперь цены повысит», — говорит Степанида. Степанида, наоборот!

    Возвращаемся к Поклонской. Мне говорят, за ней стоит патриарх. Ребята, кто-то стоит за Поклонской. Поклонская ставит к стенке весь политический класс России абсолютно серьезно. Она, в сущности, единственный абсолютно бескомпромиссный русский политик.

    Э.ХАСАНШИНА: Да.

    С.ДОРЕНКО: Она единственный бескомпромиссный русский политик, это правда.

    Э.ХАСАНШИНА: С этим сложно не согласиться.

    С.ДОРЕНКО: Абсолютно бескомпромиссный. То есть она вообще не хочет… Я помню любимую Борину присказку, Березовского «тебе ехать или шашечки». Ты знаешь, о чем это, да? Смысл в том, что ты хочешь результат или форму? Тебе форма нужна или результат? Эта пословица «тебе ехать или шашечки», она, в общем, конечно, говорит о том, что человек готов для достижения результата пойти на разные уловки, главное результат.

    Э.ХАСАНШИНА: Результат какой?

    С.ДОРЕНКО: «Цель оправдывает средства» кто сказал? Великий испанец.

    Э.ХАСАНШИНА: Нет.

    С.ДОРЕНКО: Основатель Ордена иезуитов.

    Э.ХАСАНШИНА: Не может такого быть.

    С.ДОРЕНКО: Да.

    Э.ХАСАНШИНА: Это Суворов.

    С.ДОРЕНКО: Ха-ха-ха-ха! «Цель оправдывает средства», это Ордена иезуитов. Я не спорю, Дзержинский это говорил, Ленин это говорил и т.д. Не помню, правда, в какой работе. Но в любом случае «цель оправдывает средства», безусловно, мог сказать Чубайс и т.д., Березовский, я, многие люди такие вещи говорили. А Поклонская не такова.

    Э.ХАСАНШИНА: Какая ее цель? Вот если предположить, несмотря на то, что она, конечно, искренна, какая-то долгоиграющая цель должна быть.

    С.ДОРЕНКО: А ее цель — погибнуть за идею. Но за ней же кто-то стоит. 73-73-948. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Степан. У меня к вам такой вопрос.

    С.ДОРЕНКО: Почему вопрос?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Если Поклонская действует сольно об основной операции переизбрания, скажите, почему на телевидении стиль обращения к зрителям изменился практически на «братья и сестры»? Не потому ли, что внутри правящей элиты … патриарха, а за границей загнанность в угол России, такой угол для загнанных, обреченных стран?

    С.ДОРЕНКО: Повторите ваше имя, мне очень неудобно, вас было плохо слышно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Ростислав.

    С.ДОРЕНКО: Ростислав, мне кажется, что вы заготовили параграф и пришили его к Поклонской. Я-то говорю про Поклонскую, а не про телевидение русское. Ростислав заготовил параграф и решил позвонить и сказать параграф. Ну, хорошо, вы сказали параграф.

    Э.ХАСАНШИНА: Можно по поводу РПЦ? Мне кажется, тема похожа на быстрые калории, вот какие-то углеводы. Если бы она занималась правами хотя бы тех же чеченских геев, я не знаю, униженных и оскорбленных, но такой маленькой группы, малоимущих семей, еще чего-то, и кричала бы об этом до победного конца или какого-то конца, никто бы на это не обратил внимания. Она выбрала широкий класс, на котором очень легко можно заработать себе вот эти очки, баллы. Это выглядит как действительно продуманный, выгодный ход.

    С.ДОРЕНКО: «Она никого не оставит, кончит как Рохлин, в состоянии психоза, застрелит Учителя и отправится в дурдом», — говорит Якуджира. «Учитель должен призадуматься». Давайте, вы мне будете еще писать, пожалуйста, пишите. Потому что я столько телефонных звонков не успею принять. Пожалуйста, пишете в Telegram govoritmskbot, а также для SMS: +7-925-88-88-948 и в Twitter, вот как Русский Дятел делает. Русский Дятел умный, все остальные неумные. Джей Джей тоже молодец.

    «У нее гипертрофированное больное чувство ответственности за чужой монастырь», — говорит Серг. «Все дятлы умные», — говорит Алекс Викинг. «Она сама средство, а цель чужая». «Поклонская из секты царебожников». Ребят, что значит секта царебожников? Каковы политические амбиции секты царебожников? «Ей надо выйти замуж за Милонова», — шутит Харьковчанин. «Задача няши»… Как бы перевести мне на русский ваш неприличный русский, 54-й?

    Э.ХАСАНШИНА: Настроить.

    С.ДОРЕНКО: «Настроить горемычный народ, чтобы идиоты опять уничтожили друг друга». Джей Джей: «Ее цель — чтобы верующие встали на защиту царя и Путина». То есть как бы подшить эту тему. Может быть.

    Э.ХАСАНШИНА: Но это вряд ли ей удастся, все-таки у нас выборы скоро.

    С.ДОРЕНКО: «Она в чистом виде Жанна д’Арк». «Вы не знаете, мужик у нее есть или нет?» — спрашивает Е.А. Не знаю. Какая разница, когда нынче, когда у каждого метро можно купить «мужика электрического» с двумя батарейками? Зачем? Что ты закатила глаза, думая, о чем я сказал? Она не знает. Хасаншина не знает, о чем я говорю.

    Э.ХАСАНШИНА: Во-первых, у метро не купишь.

    С.ДОРЕНКО: У каждого метро можно купить «мужика» с вращающимся членом, с пупырышками, вибрирующий в десяти режимах. Прекратите себя воздвигать на алтарь! Мужики, идиоты, вы уже не нужны больше, вы вообще никому не нужны. Вы никому не нужны, понятно? Вас можно купить у метро. Сейчас скажу, сколько это может стоить. Я не знаю, я никогда не покупал у метро. Я пришел как-то и что же я купил, я сейчас вспомню.

    Э.ХАСАНШИНА: Цветочки у метро купили.

    С.ДОРЕНКО: Нет, я чего-то к ним пришел, чего-то долго выбирал.

    Э.ХАСАНШИНА: Шапку. Чулки.

    С.ДОРЕНКО: У метро «Октябрьское Поле» я зашел в порномагазин, и я стал учить продавщицу. Что же я там искал? Чего-то я искал. И неудовлетворенный ушел. Я сказал: «У вас нет такого? Ну, что вы? Ведь мир живет совершенно иными моделями. Вы продаете устаревшее, позапрошлогоднее. Зачем? Как вам не стыдно?»

    Э.ХАСАНШИНА: Что это за старая коллекция?

    С.ДОРЕНКО: «Как вам не стыдно, — сказал я, — в Японии уже совершенно…».

    Э.ХАСАНШИНА: Но Япония вообще впереди планеты всей.

    С.ДОРЕНКО: Так что, мужики, прекратите про мужиков. Сколько стоит «мужик» нормальный, вращающийся, с пупырышками и с двумя батарейками AA, или заряжающийся от сети? Не знаю. Долларов 50, правильно? Мне кажется, и за 2 тыс. нормальный «мужик» может быть, правильно? Все, прекратите!

    «Поклонскую хотят запаковать те, кто чувствует свою продажность», — говорит Сергей. Вообще, Сергей, вы бы позвонили. Продажность, непродажность, способность к компромиссам и способность… Идете вы большой толпой, Сергей, люди разные, и вам надо где-то бочком протиснуться, кто-то хочет мясо есть, а кто-то наоборот — суши хочет, ролы, и вот возможность согласовать интересы вы называете продажностью. А политический мир России называет это не продажностью, а называет это способностью согласовать интересы принципиальных групп. Но кто-то сейчас запускает Поклонскую как проект, если кто-то есть, я вас спрашиваю, я не знаю, где интересы придется отстругивать под конкретную Наташу. Это новая позиция «кто не с нами, тот против нас», незнакомая для политического мира России до сих пор. Политический мир России всегда согласовывал позиции. А с Наташей все, этот период закончился. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей Леонидович, помните, как она смело поступила, когда нарисовала в Крыму экстремала… когда президент работал в батискафе у берегов Крыма? И после этого ее двинули в Думу. Только непонятно почему, когда она была украинским прокурором, она молчала, когда украинские СМИ поливали царизм, когда он терзал няньку-Украину при царизме.

    С.ДОРЕНКО: Нэньку. Молчала, значит, страдала. Страдала, но не имела слова. Но она же была их частью. Она родилась под Евпаторией или в Евпатории, училась в Харькове.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Она лихо расправилась, прямо … на пляже взяли и держали в КПЗ сутки.

    С.ДОРЕНКО: Я не знаю, я не могу в себе найти много сочувствия этому человеку, честное слово. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Сергей.

    С.ДОРЕНКО: Здравствуйте, Николай. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы совершенно правы, это не проект, а может быть какой-то подарок для одного человека, который отвлекает сейчас внимание людей на второстепенные темы, ему разрешено. Тем более, она была в Крыму прокурором, откуда ее, видимо, попросили, потому что она преследует людей, которые начали воровать через три месяца, как Крым пришел в Россию. А теперь она отвлекает. Это такие же люди, как Жириновский, как Зюганов, коллаборационист, и они очень выгодны Путину.

    С.ДОРЕНКО: Я понимаю. Николай, я повторю, но вы уже слышали мою точку зрения, а я думаю, она никому невыгодна сейчас, кроме может быть какого-то человека не первого эшелона, потому что первый эшелон весь умеет договариваться. Есть кто-то во втором эшелоне, кто ее толкает, как дестабилизатор, и она всех ставит к стенке. Вот вас поймать и к стенке: Николай, определись. А вы, типа, не хотите, вы хотите чуть-чуть выждать, а вам: нет, Николай, определись. И вот это и есть Поклонская, она всех ставит к стенке.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, я подумаю над вашими словами.

    С.ДОРЕНКО: Подумайте, договорились. Спасибо большое. Товарищи, чтобы закрыть эту тему, я вам расскажу про члены. Вот мне пишут, пишет 88-й: «Моя девушка работает в секс-шопе. Самый дорогой член 17 тыс. рублей. Ты можешь подарить его свой любимой и через приложение со смартфона управлять им, ты сам, из любой точки мира». Режимы менять, скорость и т.д.

    Э.ХАСАНШИНА: А еще любой хакер может. Была такая информация о том, что какой-то молодой айтишник или программист шел по улице и смог поймать…

    С.ДОРЕНКО: Сигналы вот эти?

    Э.ХАСАНШИНА: Да.

    С.ДОРЕНКО: Ну, хорошо.

    Э.ХАСАНШИНА: Он не стал этим пользоваться, конечно, но как бы предупредил, что такая опасность есть.

    С.ДОРЕНКО: 17 тыс. Переведем все это в нормальные деньги и получим около 600 долларов, да?

    У меня тем! Мы на Поклонской зависли. Ты знаешь, что полковник Захарченко оказался богаче и дороже, чем мы думали? Намного. Сначала было 8 или 9 млн долларов. Потом было 32 млн долларов. Сейчас, оказывается, нашли у него 155 млн долларов. Внимание, 155 млн долларов, чуть больше. Что говорят? Что он, оказывается, действовал вместе с человеком, полковником ФСБ Дмитрием Сениным, который женат на сестре Захарченко. Его тоже ищут. Дмитрия Сенина, из ФСБ полковника. И начальник подмосковного подразделения Росгвардии генерал-лейтенант Алексей Лаушкин. То есть, я так понимаю, у них какой-то… И это меня тревожит. Объясните кто-нибудь из силовиков.

    Э.ХАСАНШИНА: Почему тревожит? Огромные суммы?

    С.ДОРЕНКО: Нет. 155 млн долларов — это не огромная сумма, если она делится на…

    Э.ХАСАНШИНА: Как минимум на троих, как мы услышали.

    С.ДОРЕНКО: Нет. Мне не нравится в этой системе, что это не ведомство. Если бы мне сказали «это черная касса МВД, хозяин держит, министр держит, министр знает, шепнет кому надо», я бы сказал «ну, нормально». 155 многовато. Я бы сказал, ну, до 50 млн долларов, если бы была такая черная касса, я бы не был удивлен, сейчас правду говорю. Я бы сказал: ну, видно, какие-то задачи у них там, черт их знает. Но 30 млн я точно не был бы удивлен, держат, видать, какие-то задачи. А 155 млн многовато. Да еще и межведомственная касса, ФСБ, Росгвардия и МВД, я вообще не понимаю. Тогда это, наверное, шайка. Если это шайка, просто шайка, то есть министры не знают, командиры не знают об этом, и какая-то межведомственная касса держит 155 млн долларов…

    Э.ХАСАНШИНА: Это значит, что есть такая возможность заработать такие деньги.

    С.ДОРЕНКО: Я начинаю щупать землю, я не понимаю, где я живу. Объясните мне. Я не понимаю, где я живу. Почему шайка, полковник ФСБ, генерал-лейтенант Росгвардии и полковник МВД держат 155 млн долларов? Для меня это непонятно. Спасительная моя мысль была: это деньги чужие. Получается, что не чужие.

    Э.ХАСАНШИНА: Не чужие.

    С.ДОРЕНКО: Получается, что не чужие, это их деньги. Но как-то много тогда. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я хотела сказать свое слово в защиту Натальи Поклонской.

    С.ДОРЕНКО: 73-73-948. И очень вовремя главное. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Роман. Когда эта история только начиналась, мне было тоже очень интересно, и я общался с людьми, которые работают, в общем, на той же земле. Они все сами были в шоке, говорят, как-то не по чину.

    С.ДОРЕНКО: Ну, так что же? Вот что это, полковник ФСБ, генерал-лейтенант Росгвардии и полковник МВД, и 155 млн долларов? Вот мы с вами хотим создать сценарий фильма, мы с вами, давайте мне набросочек какой-то, сценарный эскизик дайте какой-то.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Единственная здравая версия — это не их деньги.

    С.ДОРЕНКО: Почему они тогда межведомственные все? Мне странно. Я может быть жизнь плохо знаю. Здравствуйте. Дайте мне набросок сценария для фильма. Я вам даю персонажей как Пушкин Гоголю практически. Как это, откуда это?

    Э.ХАСАНШИНА: Василий Уткин предполагает, что это воровской общак.

    С.ДОРЕНКО: Какой воровской? Почему тогда три ведомства там?

    Э.ХАСАНШИНА: На самом деле подпольные воры в законе.

    С.ДОРЕНКО: Там три ведомства: Росгвардия, генерал-лейтенант аж целый. Это серьезная фигура, Росгвардия. Генерал-лейтенант! Ку-ку. Полковник ФСБ и полковник милиции. 155 млн долларов. Дайте мне набросок сценария.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А может они поехали… и случайно в гардеробе заметили эту сумму?

    С.ДОРЕНКО: Нашли в трамвае.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Они не были в курсе, просто случайно.

    С.ДОРЕНКО: И забыли посчитать, потом как-то посчитаем. Нет, для сценария не годится. Я вас прошу создать сценарий фильма, пожалуйста, дайте мне сценарную заявочку.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Татьяна. Я вам скажу, с чего начался переворот Путина. Я считаю, коробки с долларами.

    С.ДОРЕНКО: Что вы говорите? Это 1996 год. Евсеев, помощник Чубайса в 1996 году арестованный Коржаковым, коробка из-под ксерокса. Вы думаете, что это относится к Путину, Татьяна? Ах, Татьяна, расскажите об этом своему врачу. 73-73-948. Здравствуйте. Слушаю вас. Это был май или июнь 1996 года, Татьяна, милая моя. Ну, что вы, зачем вы? Я очень хорошо помню. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Очень просто. Вы посмотрите территориально, они все из Ростовской области. Клан ростовчан во власти.

    С.ДОРЕНКО: Ага! И оттуда деньги идут, с юга?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не только с юга. Они здесь работают, они пустили свои щупальца.

    С.ДОРЕНКО: Я понял.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы посмотрите их, они все касаются выходцев из Ростова. Сюда ростовская мафия запустила вот эту…

    С.ДОРЕНКО: Вползли. Спасибо. Я вычисляю, когда был первый тур выборов в 1996 году. Помню, второй был в воскресенье, 3 июля, в 1996 году; а первый, соответственно, получается, что 20 или 21 июня. Надо будет посмотреть потом.

    НОВОСТИ

    С.ДОРЕНКО: «Говорит Москва» прямо сейчас пишет: родители московских школьников пишут друг другу, в Facebook мы нашли, тревожные сообщения о новом наркотике, который детям якобы предлагают в школьных дворах под видом конфет и шипучки. Аналогичная история немногим ранее распространялась в Челябинске, Тюмени и Красноярске. Там правоохранители заявили, что это ничего общего не имеет с реальностью, что это глупости.

    О том, что произошло в Москве, мы узнали у директора школы имени Маршала В.И. Чуйкова, где родители устроили панику в Facebook. Это я сейчас читал «Говорит Москва», канал в Telegram. Я полагаю, вы подписаны на него. Нет? Не знаю.

    Э.ХАСАНШИНА: Подписывайтесь, читайте, у нас там клевые новости.

    С.ДОРЕНКО: «Говорит Москва» в Telegram есть канал, и вот это все было написано. А вот я сейчас перешел на сайт Govoritmoskva.ru. Родители учеников школы им. Маршала Чуйкова пишут в Facebook предупреждения, в которых говорится, что похожий на шипучку препарат «земляника» распространяется среди детей в юго-восточных районах столицы.

    В тексте, который обсуждают московские мамы, говорится, что дети под видом сладостей получают от незнакомцев наркотик, некоторые попадают в больницу в крайне тяжелом состоянии. Родители говорят о похожих случаях по всей Москве.

    Алла Инглези, директор школы на Юго-Востоке имени Маршала В.И. Чуйкова, сообщила нам, радиостанции «Говорит Москва», что сейчас руководство учреждения разбирается, откуда родители получают подобное предупреждение. Цитата: «Я разбираюсь. Я в курсе сложившейся ситуации. Это спам. И я разбираюсь, как это произошло, и хочу понять, как этот спам оказался в Facebook». Директор добавила, что родители не обращались к ней за поддержкой, о происходящем она также узнала из соцсетей.

    Ранее сообщение о новом наркотике, который маскируют под конфету-шипучку, в мессенджерах получили родители красноярских, челябинских и тюменских школьников. В региональных органах полиции заявили, что это ложь, что это в чистом виде спам, это глупости.

    Скажите, пожалуйста, кто-нибудь слышал что-нибудь подобное? Если да, позвоните, пожалуйста, 73-73-948. 28-й, который звонит мне сейчас. 28-й, вы у нас красный, это означает, что вы либо матерились, либо что-то такое, я не буду принимать ваш звонок. А при ближайшей чистке я заведу его во второй блок запретных номеров, который устроен так, что мы его даже не видим вообще, ноль вероятность дозвона.

    Э.ХАСАНШИНА: 51-й пишет: «А мамы не приучали своих детей не брать ничего у незнакомцев?»

    С.ДОРЕНКО: Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Да, это не редкость, подобный спам запугивающий. То есть не про наркотики я слышал. Меня Иван зовут. Подобное не редкость, мне присылали что-то похожее, что в почтовые ящики разбрасывают письма, которые заражены чем-то, в которых вставлена бритва с опасным вирусом и т.д., иглы в метро.

    С.ДОРЕНКО: Откуда берется эта потребность? Это как у детей, в черном-черном городе черная-черная улица черный-черный дом? Что это? Откуда это все?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это создать истерию, создать панику.

    С.ДОРЕНКО: Это какая-то потребность. Знаете, у стаи кроликов потребность бояться.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Конечно, да, это все делается для страха. Когда есть страх, есть паника. Когда есть паника, это, по сути, как бы оружие. Когда была акция в Алма-Аты, в прошлом году, когда там был человек с автоматом, если помните, там задержали. У меня сестра живет в Алма-Ате, она говорила, что в Telegram, в разные мессенджеры шли разные сообщения, что там захватили магазин, здесь захватили вокзал, и вообще в городе целая банда орудует, что они уже захватили технику и т.д. То есть, подняв панику, можно достичь больших результатов.

    С.ДОРЕНКО: Это правда. Мне Евгения пишет: «Мне дочь вчера прислала такое сообщение. Дочь в третьем классе. Подобные сообщения появляются каждый год». Ну, может это и хорошо, это дает нам некую прививку ужаса, и мы побаиваемся незнакомцев, а?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Согласен, это может быть для нашей закалки.

    С.ДОРЕНКО: Да, да, это дает закалку, это дает некий иммунитет, то есть проигрывают некий сценарий.

    Э.ХАСАНШИНА: А зачем вы репостите это, если вы предполагаете, что это неправда?

    С.ДОРЕНКО: Я не знаю. Я не предполагаю, я думаю, что на всякий случай предупредить. Если я ребенок, я и есть ребенок, и мне говорят: слушай, шляется, ты подальше от них держись. Ну, так же? Это меня предупреждают о какой-то беде, ну, правду тебе говорю.

    Э.ХАСАНШИНА: Хорошо, ладно, предупреждают меня об этой беде. Но если я считаю, что эта беда выдумана, я не вижу в ней…

    С.ДОРЕНКО: На всякий случай       лучше держаться подальше. Что значит, выдумана, не выдумана? У нас в гарнизоне, когда я жил в Саваслейке, однажды начали строить здание. Приехали строители. С виду непохожие на нас. Стройбат. Они были похожи на террористическую организацию, запрещенную в Российской Федерации. Стройбат в Советском Союзе был похож на террористическую организацию, запрещенную на территории России. Они были черные какие-то, очень волосатые, какие-то другие внешне. Нам казалось, детям, мне было 8 лет, я видел, что они другие, и что они запрещены на территории Российской Федерации. И мне мать сказала: вот там стройбат привезли, держись от них подальше. Вот ты ходил гулять в этот лес, а сейчас там ошивается стройбат, не ходи больше в этот лес.

    Э.ХАСАНШИНА: Правильно мать сказала. Она бы вам то же самое и про конфетки сказала.

    С.ДОРЕНКО: Теперь вопрос. Если я задам вопросам тем стройбатовцам: товарищи, а вы сколько детей изнасиловали за то время, пока вы были в гарнизоне Саваслейка? В Нижегородской области, в Горьковской. Ответ: ноль. Скольким детям раздали наркотики? Ответ: ноль. Скажите, а сколько у вас было поножовщин и пьяных драк? Ответ: ноль. А почему у вас такой вид, как будто вы террористическая организация? — Не знаю.

    То есть может быть это напрасные страхи, но остеречься хорошее дело. Давай остережемся и все. Пожалуйста, никаких шипучих конфет не берите ни у каких террористических организаций, ошивающихся вокруг ваших школ, договорились? Они очень хорошие люди и конфеты у них хорошие наверняка, но лучше не брать.

    Э.ХАСАНШИНА: Да не надо вообще брать. Помните, была новость про таксиста, у которого 100 телефонов сотовых нашли и все такое? Он подпаивал минералкой своих пассажиров с психотропными наркотиками.

    С.ДОРЕНКО: Какая ты умная.

    Э.ХАСАНШИНА: Зачем? Бывают всякие ситуации, правда, но некоторые же вроде как и еду у него брали, минералку пили.

    С.ДОРЕНКО: Ах, таксист, напои меня нейролептиками. Конечно, в такси надо садиться сзади, а не спереди. Если один едешь, чтобы ты имел преимущество, чтобы ты мог его задушить, убить и ударить в висок, ты, а не он тебя. Потому что он правой рукой лазит все время. Если ты рядом сидишь, правая рука у него свободна, потому что он то коробку передач включает, то что-то берет, то нажимает что-то и т.д. В этой правой руке может оказаться маленький коротенький ножик, которым он ударит тебя в висок. На хрен это нужно? Это вам надо? Нет, не надо. Сядьте сзади, тогда вы можете ударить его в висок. И дальше что вам следует делать? Никогда его не обижать, и никогда не ударять. Ни он не может, ни вы. Вот это самое лучшее место, я считаю. Нет?

    Э.ХАСАНШИНА: Меры безопасности никто не отменял. Пожалуйста, будьте осторожными, соблюдайте какие-то такие вещи. Но если вы при этом напишете сообщение «а я вот слышала, от моего знакомого, о том, что вот этот таксист, а он не один, а их было 20 человек, и они по всей Москве ездят и ловят людей, подпаивают их минералкой», то это будет паника.

    С.ДОРЕНКО: Только что он признал вину. Ты неслучайно же вспомнила об этом?

    Э.ХАСАНШИНА: Нет, неслучайно.

    С.ДОРЕНКО: 29-летний таксист признал вину. Он действительно кучу народа отравил, он давал им минералки отпить… Подрабатывал частным извозом притом. Он давал воду с нейролептиками под разным предлогом. Когда пассажиры засыпали, он обирал их, 100 наручных часов у него и т.д. Я не знаю, всех ли он убил.

    Э.ХАСАНШИНА: Нет, кого-то, наверное, просто выкидывал. Но кто-то погиб, потому что сердце было слабое.

    С.ДОРЕНКО: Не берите ничего у таксистов! Не берите ничего у господ с шипучими конфетами!

    Э.ХАСАНШИНА: Не разводите панику.

    С.ДОРЕНКО: Вообще не ешьте. Дома поел, потом не ешь! Внимание, объясняю: ни у таксиста, ни у проститутки, ни у случайных людей не ешь! Дома поел, жена тебя покормила, у жены попроси с черным хлебом немножко сальца, чтобы было с собой. Потом куда-то идешь… А куда ты идешь? К проститутке, к таксисту, еще куда-то, там не ешь, говори: мне жена дала бутер, вот этот съем и все.

    Э.ХАСАНШИНА: И вот так разворачивайте.

    С.ДОРЕНКО: И не пей! Не ешь и не пей — вот урок, товарищи! Учу вас жизни!

    Хотите приколоться? Давайте позвоним 977, вот этот телефон. Это мне пришла реклама, я не думаю, что это телефон секретный. Только ты сейчас не пищи ничего.

    Э.ХАСАНШИНА: Хорошо, буду молчать.

    С.ДОРЕНКО: 977-899-64-47. Сразу в линию. Телефон в линии? Вот! Надо сделать серьезное лицо. Чего-то звука нет.

    Мне пришла реклама: разрешение можно купить на выделенку и ездить по выделенке. Это совсем чума, это очень правильно. То есть автомобиль превращается в мотоцикл практически. У нас в Москве мне один говорил чувак, знакомый, состоятельный господин, что он купит себе скорую помощь и будет ездить на работу на скорой помощи. А чего? Скорая помощь и все.

    Э.ХАСАНШИНА: Мигалочка, быстренько.

    С.ДОРЕНКО: Он говорит, я притом буду лежа ездить, если что, на всякий случай. Никогда не получится соединиться.

    Э.ХАСАНШИНА: Ну, попробуйте.

    С.ДОРЕНКО: Я не хочу палить свой телефон, этим убийцам, грабителям и негодяям звонить не хочу. Если я позвоню со своего, они узнают. Зачем мне это надо? Они потом придут, мне придется их убить. Зачем? Не надо. Нам кровь не нужна, поэтому не будем.

    Он предлагал купить скорую помощь, он говорит: Серег, давай купим тебе скорую помощь и мне скорую помощь, это нормальная тема, ну, истратим как на «Гелик» денег.

    Э.ХАСАНШИНА: А что за прикол-то?

    С.ДОРЕНКО: Ребята пишут мне рекламу, пришла мне реклама. В Instagram. То есть они меня залайкали. Разрешение на выделенку мск. Надоело стоять в пробках? Устал от проблем с парковкой? Хочешь доезжать до дома за 20 минут? Хочешь экономить деньги? Звони: +7-977-899-64-47. Я хочу позвонить, я пытался, но у нас аппаратура не работает, не может звонить.

    Э.ХАСАНШИНА: Великий Немой пишет: «Автозак круче».

    С.ДОРЕНКО: Здравствуйте. Расскажите, что вы знаете об этом.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Сергей. Недавно общался со своим знакомым, рассказывает такую вещь, едет на выделенке, где автобусы ездят. Едет Mercedes GL. Наверху стоят шашечки. Они вроде бы как оформляют какие-то документы, вроде бы как это такси, свои номера вешают и катаются.

    С.ДОРЕНКО: То есть не надо скорую помощь покупать, можно сделать такси.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Зачем? Это очень дорого. Это все гораздо дешевле стоит, насколько я слышал от него.

    С.ДОРЕНКО: Но в скорой помощи знаете, в чем соблазн? Там лежа лежишь. А там же можно сделать кровать и пошире, и так, чтобы какие-то гурии вокруг.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Согласен, безусловно. В GL так не получится.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. В скорой помощи как-то может быть можно с каким-то размахом вполне себе шахским таким каким-то ехать. Нет?

    Э.ХАСАНШИНА: Конечно.

    С.ДОРЕНКО: Танцовщицы какие-то чтобы кругом извивались.

    Э.ХАСАНШИНА: Шампанское, фрукты.

    С.ДОРЕНКО: Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А мне знакомый таксист сказал, что нужно взять в аренду такси, платить совершенно недорого. И он ездит на работу по выделенке за 20 минут, нервы свои не тратит.

    С.ДОРЕНКО: То есть это берешь как персоналку, договариваешься с таксистской службой какой-то.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, да. Но я до конца не знаю, но он ездит.

    С.ДОРЕНКО: А ведь это умная фигня! Я прямо хочу такое.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: 2400 что ли он платит, но я могу соврать вам, не знаю.

    С.ДОРЕНКО: В день или за сколько?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, за месяц!

    С.ДОРЕНКО: Да ладно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Но не буду, ладно. Но он доволен как слон.

    С.ДОРЕНКО: Ой, как хорошо. Спасибо. Учите нас жить всегда. Вот мы не умеем, мы просто олухи царя небесного, лошары.

    Э.ХАСАНШИНА: Смотрите, какое сообщение нам слушатель прислал: «Ехал в такси, таксист нарушал всю дорогу. Я спросил, что он нарушает, и камеры это фиксируют. Он сказал, что они дают 500, видимо, в день и едут по выделенной полосе и превышают скорость».

    С.ДОРЕНКО: Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Хватит такси брать, поеду на такси. Есть такси с водителем.

    С.ДОРЕНКО: То есть вы берете машину.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ни у кого не беру, я заказываю такси и еду на такси.

    С.ДОРЕНКО: Не очень понимаю. Но тут нужен проверенный чувак какой-то, Федя, которого вы знаете.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Найдите себе проверенного чувака, которого вы знаете, это что, проблема?

    С.ДОРЕНКО: Чтобы он знал мою матушку, чтобы он знал моего садовника, когда я ему говорю «Федь, подскочишь туда-то, туда-то, забери то-то», чтобы он более-менее знал.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей Леонидович, ваша работа с людьми.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Это умно.

    Э.ХАСАНШИНА: Лицензия 3 тыс. рублей на 5 лет.

    С.ДОРЕНКО: «На Avita лицензия такси 3 тыс. рублей на 5 лет, можно ездить по выделенке». 3 тыс. рублей на 5 лет, мама! «1 тыс. 700 рублей в сутки стоит такси», — говорит Харьковчанин. Харьковчанин, а я, как идиот… «Фантазеры вы все», — говорит Джей Джей.

    Ребят, мы считали с вами, сколько стоит содержать машину, которая стоит 4 млн. За 3 года она теряет 2, соответственно, остается 2. Мы с Оношкой здесь считали. Вот прикинь, просто я тебе рассказываю быстро: за три года мы имеем 2 млн потери в цене — раз. Это 2 млн твои, это же не откуда-то, ни Буратино тебе, ни Папа Карло, ничего, это твои 2 млн, ты их потеряла, раз. Второе — бензин, 2,5 тыс. за 5 дней, 500 рублей в день на бензин уходит. Правильно?

    Э.ХАСАНШИНА: Ужас какой.

    С.ДОРЕНКО: Сервис. Ты заезжаешь на сервис на BMW, когда повезет 25 тыс., а когда с заменой — 35 тыс. 35 тыс., до свидания, иди сюда. Зимняя резина можешь себе представить, сколько стоит?

    Э.ХАСАНШИНА: Нет, не могу.

    С.ДОРЕНКО: Комплект «сотка», чтоб ты понимала, зимняя резина, хорошая резина, большие широкие лапти, пожалуйста, чего хочешь. И притом передние уже задних, потому что там ступица чего-то, рычаг. Фантастика! Лучшие! Hakkapeliitta, лучшая. Соточка. И так далее. Если машина стоит 1 тыс. 700 в день.

    Э.ХАСАНШИНА: Такси.

    С.ДОРЕНКО: Такси. Ездит пьяная все время, разухабистая, наглая постоянно. А твоя машина стоит тебе 2 тысячи в день. Так лучше такси. Твоя машина, конечно, лучше, я понимаю, но это ездит по выделенке, там все время есть Вася, Харьковчанин, он все знает, он шустрый, четкий. Я считаю, что такси тогда лучше.

    «Вы фантазеры, зачем вы парите эту контору?» — говорит мне 60-й. Зачем? По приколу. Я же в прессе работаю. Зачем я палю все конторы? Я палю все конторы, которые только существуют. «Сергей, езжу на такси с желтыми номерами. Готов вас возить и выполнять задания». «Вы неправильно поняли, аренда машины для работы в такси стоит 1700, плюс бензин».

    Э.ХАСАНШИНА: Это без водителя. Но 22-й пишет, что по выделенке без клиента нельзя ехать.

    С.ДОРЕНКО: Но пусть он надувную бабу… Японские бабы есть совсем дешевые. Я как-то покупал давно, сейчас не помню. Для смеха. Есть еще стихотворение у Орлуши, помнишь? «Мне друзья на праздник подарили надувную Ксению Собчак». Не помнишь?

    Э.ХАСАНШИНА: Нет, не помню. Я далека от поэзии Орлуши.

    С.ДОРЕНКО: Ты не знаешь Орлушу?

    Э.ХАСАНШИНА: Я слышала, но вот так, чтобы читала.

    С.ДОРЕНКО: Я тебе прочитаю это стихотворение: «Мне друзья на праздник…» Можно сажать надувную Ксению Собчак и все.

    Э.ХАСАНШИНА: В принципе, да. Кто там будет разбираться, надувной или живой там человек едет.

    С.ДОРЕНКО: Ты очень важные вещи какие-то рассказывала. Что? «Про апартаменты пока одни разговоры, ничего конкретного», — пишут мне слушатели. Ты говорила в обзоре печати, что апартаменты будут считать жильем.

    Э.ХАСАНШИНА: Да, была такая статья, «Вечерняя Москва».

    С.ДОРЕНКО: Открой стихотворение, умоляю.

    Э.ХАСАНШИНА: Там стихотворение, видимо, не то какое-то.

    С.ДОРЕНКО: Орлуша. Товарищи, сами прочитайте тогда.

    Настроенье – ура, весеннее,

    Огонёк горит в моих очах:

    Подарили мне на день рождения

    Надувную Ксению Собчак!

    Разошлись друзья, посуда вымыта,

    На ковре в зелёную полоску –

    Мой подарок, из коробки вынутый –

    Ксюша, как живая, только плоская и т.д.

    Вот, её надуть, поставить в такси и ездить по выделенке, чего тут плохого?

    Мы пойдем и проживем её, эту среду, 18 октября!

      

    Версия для печати

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus