• «Подъём» с Сергеем Доренко от 16 августа 2018 года

    08:30 Авг. 16, 2018

    В гостях

    С.ДОРЕНКО: 8 часов 39 минут. Четверг. 16 августа. Здравствуй, великий город! Здравствуйте все! Это радио «Говорит Москва»! Говорит Москвааа! Эльвира Хасаншина, ведущая этой программы.

    Э.ХАСАНШИНА: И Сергей Доренко. Доброе утро.

    С.ДОРЕНКО: Бесят русские синоптики. Можно я что-нибудь скажу про них? Что требуется от русского синоптика? Я думаю, что их этому учат пять лет, ну четыре, бакалавриат синоптический. Их четыре года учат переписывать с американских сайтов. Мать, этому можно было бы научить примерно до обеда. Всех русских синоптиков я бы научил до обеда. Я бы сказал: вы зачислены в синоптический университет, метеорологический, товарищи. Вы зачислены. Сядьте сюда, до обеда я научу вас, что делать. На самом деле всей науки минут на 20. Надо заходить на американские сайты и оттуда переписывать. Они говорят: да, но мы кретины. Я говорю: хорошо, я вас научу до ужина. О’кей. Если он уж кретины, что теперь делать? Но их учат четыре года, может быть, шесть лет, они докторские пишут и так далее, потом какую-то хрень молотят, ерунда. Давайте я вам расскажу про погоду, что будет.

    Э.ХАСАНШИНА: Расскажите.

    С.ДОРЕНКО: В 9 будет 18, это очень скоро, через 19 минут, 10% вероятность дождя. Сегодня в 10 будет 19, 10% вероятность дождя.

    Э.ХАСАНШИНА: 10% это же мало.

    С.ДОРЕНКО: Это так, да. В 11 часов сегодня будет 20, 15% вероятность дождя. В 12 часов будет 20, 35% вероятность дождя. Это уже, может, и брызнет, ну так, чуть-чуть. В 13 будет 22, 40% вероятность дождя. Вот когда 40, я уже верю в дождь. До 13 надо слинять, я на мотоцикле. 14 – будет 30% вероятность дождя, а в 15 – будет 22 градуса и всего лишь 5% вероятность дождя. С 15 никакого дождя не будет. Дождь, если будет, в 11, 12, 13 и 14, все остальное время никого дождя. С 16 ноль процентов вероятность дождя. Нам дудят в дуду… Я не понимаю, может, им деньги за дождь платят? Странно. За каждую каплю падает рубль, я не знаю, они жадно смотрят на небо и говорят: дай, дай, дай денег, дотянуть до зарплаты. А вчера, конечно, на них рухнул, вчера был дождь настоящий.

    Э.ХАСАНШИНА: Ой, да.

    С.ДОРЕНКО: Ты где была в этот момент? Я стоял у окна.

    Э.ХАСАНШИНА: Я, к сожалению, попала.

    С.ДОРЕНКО: Молодец.

    Э.ХАСАНШИНА: Причем мне надо было пробежать буквально 10 метров до метро, я насквозь практически вымокла, но потом быстро высохла. Рядом со мной бежала девушка, у нее вывернулся зонтик, поломались спицы, это просто не помогало, какую-то маленькую площадочку над головой сохраняешь и все.

    С.ДОРЕНКО: Все почему? Все сравнивают… «Там уже плюс 21…» Спокойно. Вы не знаете, где измеряется температура. 21. Это у вас 21, вы как наседка сидите, задницей греете термометр. Измеряется на ВДНХ в специальном домике неприятном, такой неприятный домик стоит на ВДНХ. Не видели? Войдите от Останкино в ВДНХ и идите как бы к центру, космонавты где, телки стоят, республики, и вы увидите, по левую руку стоят неприятного вида обшарпанные, засранные домики деревянные из древесной плиты, еще у них такие решеточки, чтобы воздух туда проникал. В этих неприятных домиках спрятаны термометры были. Туда сам Сталин их лично положил. Лично Сталин принес туда термометры. Вот эти паршивые термометры и есть истинная температура. Понятно? Если вы сядете задницей на них, естественно, будет 21. Но не надо садиться, это не положено делать.

    Э.ХАСАНШИНА: Григорий пишет: «Учился в Гидромете. Ни одного человека не знаю, кто бы работал по профессии».

    С.ДОРЕНКО: Слава богу. Было бы ужасно, если бы вдобавок работали по профессии. Тогда это снесло бы нам мозг.

    Э.ХАСАНШИНА: Между прочим недавно заявляли, что у них не хватает людей. В смысле, на Россию их в целом все равно хватит, но сейчас сильно снижается поступление новых абитуриентов.

    С.ДОРЕНКО: «Я измерял от Хамовников до Крылатского. Сейчас стою на улице и голыми ногами чувствую». Вы в юбочке что ль? Почему у вас голые ноги, Олег?! Олег, вы в юбочке? Под юбочку поддувает, потому что в стрингах. Нет? Шорты. Спасибо, все понял. Шорты, черт побери. Извините мою невероятную перверсивность. Поехали дальше.

    Не надо только говорить, что был тропический ливень. Нифига. Никто не был в тропиках из вас, хорошо, было два человека и я… Ты понимаешь, что такое тропический ливень?

    Э.ХАСАНШИНА: Что?

    С.ДОРЕНКО: Что такое тропический ливень в Луанде? Живешь ты в Байрупренда. Ты знаешь Байрупренда?

    Э.ХАСАНШИНА: Нет.

    С.ДОРЕНКО: От Киношиши поднимаешься к аэропорту и справо будет Байрупренда. Вот ты там живешь. Там, соответственно, дождь. Ты выходишь на терраску и вытянутой руки ты не видишь. Ты ее не видишь.

    Э.ХАСАНШИНА: А как же дойти до соседнего дома?

    С.ДОРЕНКО: Никак не дойти. Если жабры есть, то можно дойти до соседнего дома, но без жабер нельзя. Ты вытянутую руку не видишь – вот, что такое тропический дождь.

    Э.ХАСАНШИНА: Долго он идет?

    С.ДОРЕНКО: Нет, недолго. Прям тропический-тропический, чтобы руки не видать, минут 40, наверное. После чего люди, которые живут внизу, ближе к рынку, куда ты ходишь за папайей и так далее, они берут лопаты и идут откапывать машины. Машины заносят песком. Песок с горы, отсюда, от нас, от Байрупренда, идет песок, и машина уходит аж по крышу в песок. И люди идут откапывают, на два дня работы.

    Э.ХАСАНШИНА: Как у нас зимой.

    С.ДОРЕНКО: Да, но это песок, причем он с водой. Они идут откапывать машины. Потом они эти машины куда-то утаскивают, чтобы чего-то менять, потому что электроника полетела и все полетело. Вот это называется тропический ливень. Тропического ливня вы никогда не видали и никогда не увидите. Потому что с этой ценой евро и с этой ценой доллара сидеть вам здесь, в хорошем смысле, в отпуск ездить к бабушке в Мухосранск. Это единственное место, которое вы можете отведать. Посмотреть на родные места, ту лужу, где купается свинья и так далее. Но это, то, что вы видите здесь, это действительно большой дождь, о’кей, но по нашим африканским меркам это просто тьфу, это просто ерунда какая-то. Ну дождь. Ну и что? Господи, помилуй, нашли тоже дождь. Я умоляю. Мы люди тропиков, мы такие дожди даже за дождь не считаем, так, где-то чуть-чуть побрызгало.

    Хорошо. Давайте посмотрим, как прошел «Марш матерей». Мне очень понравилось, как Дима Быков, человек, которого я очень уважаю, он поэт, он писатель и он, кроме этого, литературовед высочайшего класса, как мне представляется. Например, я прочитал о Пастернаке и так далее. Дима Быков, конечно, запредельный. А давай ему позвоним. Но я знаю, он спит. Либералы еще спят!

    Э.ХАСАНШИНА: Он пришел в футболке с надписью «Папа тоже мать».

    С.ДОРЕНКО: «Папа тоже мать». Попробуем позвонить. Но они спят, конечно, сейчас самые сладкие сны, ведь они ложатся в полчетвертого утра. А вдруг он не спит по какой-то причине? И мы его спросим про вчерашний марш. Я действительно с огромным уважением к нему отношусь. Я должен сказать, почему. Он несколько раз брал у меня интервью, и у него память как у компьютера и еще лучше. Он сидит напротив тебя, и огромное, длинное интервью на разворот в газете просто запоминает. Вообще без ручки. Просто слушает. Слушает, слушает, потом тебе присылает текст на утверждение якобы. И ты думаешь, нифига себе чувак, просто разворот запомнил. Можешь себе представить? Ну, конечно, либералы еще спят. Ну и правильно. Труженики работают, либералы спят. За чей счет спят либералы, можно спросить?! Я отвечаю: за наш! Ну пусть спят. Он приходил как женщина, как мать. Как мать и как женщина. Да, мы помним это прекрасное произведение. Помнишь, да?

    Э.ХАСАНШИНА: Нет, не помню.

    С.ДОРЕНКО: Как мать и как женщина.

    Э.ХАСАНШИНА: Откуда это?

    С.ДОРЕНКО: Это Галич.

    Э.ХАСАНШИНА: Нет.

    С.ДОРЕНКО: Давайте учить детей. На попечении у меня Элеонора Хасаншина, которую надо учить.

    Э.ХАСАНШИНА: Свежий материал.

    С.ДОРЕНКО: Свежий материал. Еще раз говорю, почему Оношку пора уже отправить в ветеринарку? Почему? Потому что она все это знает, а ты – нет. Поэтому ты интереснее как мать и как женщина.

    Э.ХАСАНШИНА: Зато вы можете начать строчку, а она продолжит.

    С.ДОРЕНКО: Ну правильно, это ужасно. Как Клим Петрович выступал на митинге в защиту мира. Три минуты. Люди, сдюжите с тремя минутами, у вас когнитивные способности и апперцепция нормальная, в смысле, вы три минуты можете сохранять внимание? Даже курица может сохранять внимание три минуты, свидетельствуют ученые. Пожалуйста, послушайте.

    - …называется «История из жизни Клима Петровича… кавалера многих орденов, депутата Горсовета, про разные случаи из его жизни». Тут три песни, две интермедии. Первая песня называется «История о том, как Клим Петрович выступал на митинге в защиту мира».

    Музыка

    С.ДОРЕНКО: Как мать и как женщина. Теперь ты будешь знать, что такое «как мать и как женщина». Как мать и как женщина осуждаю израильскую военщину. Хорошо, говорит, им дал, по-рабочему, очень верно осветил положение.

    Как мать и как женщина был Быков. Огромная колонна, их было 250 человек, говорят. Кто там участвовал, позвоните нам. 73-73-948.

    Э.ХАСАНШИНА: Сами они говорят, даже 300-350.

    С.ДОРЕНКО: 300-350, полиция говорит, 200-250, неважно. Огромная колонна с мягкими игрушками, пишет сегодняшняя «Газета.ру»… На самом деле все-таки не огромная. Давайте слово «огромная» отнесем к огромному. Значительная колонна. Значительная колонна с мягкими игрушками в руках прошла по центру Москвы в знак поддержки 18-летней Анны Павликовой и 19-летней Марии Дубовик, обвиненных в экстремизме по делу «Нового величия». Заявленная цель – добиться их освобождения из СИЗО. Хотя накануне стало известно, что девушек уже в четверг (сегодня) могут отправить под домашний арест, организаторы решили не отменять акцию. С другой стороны, они хотели также обратить внимание на подлость ситуации. Вы хорошо знаете все про «Новое величие». Там, насколько я информирован из медиа, из того, что я прочитал, полицейские провокаторы числом трое, три полицейских провокатора организовали организацию по свержению конституционного строя в России. Сначала в группе в соцсетях, наверное, в «ВКонтакте». Этим и славится «ВКонтакте», что он такой, полицейский, я хотел сказать, прихвостень. Может быть, это слишком крепкое слово. Нельзя говорить, что полицейский прихвостень.

    Э.ХАСАНШИНА: Полянка.

    С.ДОРЕНКО: Полянка.

    Э.ХАСАНШИНА: Полицейская полянка.

    С.ДОРЕНКО: Говорить, что «ВКонтакте» - это полицейские прихвостни, безусловно, неправильно. Наверное, это все-таки неправильное определение. Можно сказать, что полицейская поляна такая.

    Э.ХАСАНШИНА: Где ягодки собирают.

    С.ДОРЕНКО: Совершенно верно, да-да. И раз, раз, раз. И там три полицейских провокатора, если я правильно информирован из СМИ, они устроили антиконституционное собрание, где определили, кто будет боевой дружиной, кто будет флаг над Рейхстагом, над Кремлем и так далее, кто в какой момент и кто взойдет на престол, наконец, и так далее.

    Э.ХАСАНШИНА: Какую-то структуру выработали.

    С.ДОРЕНКО: Да. Провокаторы понимали, когда можно сажать. Пока нет структуры, типа, как посадишь. И когда уже выработалась структура и все сделали, все три провокатора, но остальные кивали как додики, их всех и повязали. Говорят: ну вот, товарищи, вы вошли в организацию, мы вас поздравляем, вам в тюрьму теперь. Это считается среди интеллигенции подлостью. Интеллигенция любит называть такие вещи подлостью. Не знаю.

    Э.ХАСАНШИНА: А неинтеллигенция называет эти вещи подставой.

    С.ДОРЕНКО: Это называется подстава у неинтеллигенции. С другой стороны, я думаю, что это называется провокация. С моей точки зрения, это называется провокация. Ну хорошо, давай сделаем так. Возьмем удочку и повесим на нее червя. Ты будешь обгладывать этого червя с удочки?

    Э.ХАСАНШИНА: Нет.

    С.ДОРЕНКО: Нет. А рыба будет.

    Э.ХАСАНШИНА: Рыба будет.

    С.ДОРЕНКО: Тогда вопрос: а почему рыба будет, а ты – нет? Вот если тебе сказать, давай свергнем власть, и ты, Хасаншина, воздвигнешь флаг новой свободной России над Кремлем.

    Э.ХАСАНШИНА: Я такая: не, я поспать люблю, что вы ко мне со своей властью.

    С.ДОРЕНКО: Хасаншина скажет: мимо, ребята, мимо. Правильно?

    Э.ХАСАНШИНА: Да.

    С.ДОРЕНКО: А я, я еще раз говорю, я уклоняюсь всегда, скажу: хорошо, приду. И не приду. Я всегда говорю «да» и никогда не говорю «нет». Я всегда говорю «да» и не прихожу. Вот у меня такая манера отказа – согласиться и не сделать. Знаешь, в чем дело? Дело в том, что эти-то клюнули на провокацию. Они клюнули. Они ходили, развесив уши, слушали эту ахинею. В любой момент они могли встать и сказать этому организатору, который был полицейский (там трое было): слушай, ты охренел. Встать и уйти, не заплатив за «Макдональдс», потому что они сидели в «Макдональдсе». Не заплатив за бигмак и сунув его в карман при этом. Ты охренел, придурок. Встать и уйти с бигмаком в кармане. Правильно? Но никто этого не сделал. То есть они сидели и слушали.

    Э.ХАСАНШИНА: Но подождите. В полиции же должны действительно ловить детей у пропасти, а не толкать их в пропасть.

    С.ДОРЕНКО: Надо ловить детей у пропасти, но сначала их надо туда привести. Привести в пропасть и там поймать. Дети не догадаются пойти в пропасть, надо их привести и там поймать. У меня двойственное ощущение, нет однозначного.

    Новости

    С.ДОРЕНКО: 9 часов 6 минут. «Напомните, пожалуйста, всем, кто помнит, американские войска 100 лет назад высадились во Владивостоке. Мы помним», - говорит Константин Шутилов. С гордостью, Константин. Вы помните с гордостью? Вы приветствуете эти американские войска или что? «Кто пел 20 минут назад эту шикарную песню?» - спрашивает Юрий. Галич. Галич, конечно. Галич потрясающее зеркало эпохи. Я тебе ставил когда-то песню по поводу Аджубея, который кого-то бросил и ушел к дочке Хрущева. Помнишь?

    Э.ХАСАНШИНА: Да.

    С.ДОРЕНКО: Как называлась?

    Э.ХАСАНШИНА: Не помню.

    С.ДОРЕНКО: «Тонька», мне кажется. «Не Тоньку полюбил с губами мокрыми…» Потрясающая фигня. Ну правда. Ребят, вы хотите музыку слушать или вы хотите серьезные темы обсуждать? Я могу и завтра обсудить «Новое величие» еще. Потом, я чувствую, что времени не хватает. «Тонька». Была прекрасная песня Галича. Там дело было, что Аджубей женился на дочери, насколько я понимаю… «Тонечка». «Тонечка», конечно. Тоже хорошая вещь. Поставить вам? Одна из песен Галича, ушедшая далеко в народ, «Городской романс». Только, помните, там топтун под окнами и так далее. Говорится о богатом папе… не богатом, а таком, советском номенклатурщике, у которого топтун под окнами. Мужчина любил девушку, которую бросил ради дочери номенклатурщика, но потом он все-таки едет к ней и пытается с ней помириться, а она гордая билетершей работает. Что-то такое. Вот вам, пожалуйста, я вас угощаю. Галич.

    Музыка

    С.ДОРЕНКО: Галича надо слушать всего, конечно. Он, конечно, очень много… Вся эпоха тогда, создание Израиля, он много поет об этом тоже. У него друзья уехали в Израиль, воевали там и прочее. Поэтому он, конечно, сочувствовал им и любил их, и прочее. Эти шестидесятники, пятидесятники, хрущевское время у Галича просто разложено как арифметика в каком-то хорошем учебнике, все можно узнать.

    Возвращаясь к Павликовой и Марии Дубовик. Вы обратили внимание, что Павликова появляется в суде все время с косичками и, как бы это сказать, нарочито девочкой, нарочито ребенком. То есть она пытается в этом смысле имиджево взорвать мозг судьи, что вот ребенок. Еще раз, я очень хочу с кем-то поспорить. Я думаю, что есть возраст, начиная с которого ты умеешь говорить «нет». Нет. Хасаншина, тебе дядя говорит в 11 лет: пойдем, девочка Элечка, за угол, я покажу тебе ежика или котенка. Ты идешь?

    Э.ХАСАНШИНА: Иду.

    С.ДОРЕНКО: Дура что ль?

    Э.ХАСАНШИНА: Ну что поделать? Вы же меня спрашиваете как честного человека. Честно вам отвечаю, в 11 лет я бы пошла.

    С.ДОРЕНКО: Хорошо. В каком возрасте ты бы сказала «нэт»?

    Э.ХАСАНШИНА: Сейчас. Серьезно, сейчас.

    С.ДОРЕНКО: А 10 лет назад?

    Э.ХАСАНШИНА: 10 лет назад я бы спросила, а точно ли там есть ежик. Если бы он сказал, точно там есть ежик, я бы пошла.

    С.ДОРЕНКО: Вот дура-то, в смысле, в хорошем смысле.

    Э.ХАСАНШИНА: Я доверчива до невозможности. На самом деле зависит оттого, какую задачу предлагают.

    С.ДОРЕНКО: Ну не так все просто. «Против умного, симпатичного провокатора не каждая устоит», - говорит Жозеф.

    Э.ХАСАНШИНА: Мы же верим людям, доверяем.

    С.ДОРЕНКО: Можно, я сейчас скажу? Ребята, давайте учить дочерей говорит «нет», да и сыновей. Надо, чтобы ребенок говорил твердо «нет». Надо научить их этому. Потому что слепое подчинение взрослым, которое мы воспитываем в детях, одергивая, постоянно крича на них, постоянно…

    Э.ХАСАНШИНА: Требуя послушания.

    С.ДОРЕНКО: Требуя послушания. Не учите послушных детей, учите непослушных. Учите детей так, чтобы они были непослушными. Вот это было бы идеально. Учите детей быть непослушными. Учите детей быть вздорными. Учите детей быть негативистами. Учите детей посылать взрослых подальше. Начните с себя. Пусть они говорят «нет» вам тоже.

    Э.ХАСАНШИНА: Маша, помой посуду. Нет.

    С.ДОРЕНКО: Пошла вон! Нэт. Читай по губам, нэт.

    Э.ХАСАНШИНА: Лечисъ, мама.

    С.ДОРЕНКО: Лечисъ, мама. Да, абсолютно верно. «И она получат по роже», - говорит Алексей Фрей. И плохо. И плохо, Алексей.

    Э.ХАСАНШИНА: Почему же плохо? Вы, кстати, зря. Если человек сделал какое-то действие, он должен получить реакцию. Если действие не нравится другому человеку, да, он получит ответ. Он должен быть готов к этому ответу.

    С.ДОРЕНКО: Шеф Коминдор говорит: «Моя младшая постоянно говорит «нет», невозможно договориться. Даже учить не надо». Вот это и должно быть. Послушайте меня, шеф Коминдор, когда ей, младшей, кто-то скажет, предположим, «пойдем, покажу тебе ежика» или «пойдем, поможешь с котятами», она просто скажет «нет». Нет, дядя. Вот же в чем дело. А вы должны этому радоваться, потому что человек будет обладать критическим сознанием. Потом ему еще чего-нибудь расскажут, какой-нибудь фуфел на уши навешают, а он просто, глядя, будет смеяться и говорить в глаза: нет, не надо, своим ребятам не надо пули лить. Вот это и есть хороший ребенок. Хороший ребенок, который умеет говорить «нет». Когда ребенок говорит все время «да, да, да», извините, но это как бы недостаточно развитая личность. Я просто скажу очень мягко, это недостаточно развитая личность. Так или нет? Хасаншина, сколько тебе лет? 14. Хасаншиной 14 по уму, в смысле…

    Э.ХАСАНШИНА: Вот начинается.

    С.ДОРЕНКО: Не начинается ничего. У нее красный диплом в школе и красный диплом в университете. Она любит красное, говорит, красное нравится больше, чем синее. Но ежика она бы пошла смотреть в 19 лет.

    Э.ХАСАНШИНА: Просто если вы вырастите суперкритичных людей, они перестанут вообще, в принципе, верить во что-то, у них на все будет отрицание. Это тоже плохо, потому что это тоже неправильно.

    С.ДОРЕНКО: «Мелкие постоянно показывают характер». Так не ломайте. Алексей Фрей, Владислав, ребята, которые мне сейчас пишут, что у них маленькие дети показывают характер, так не ломайте их. Не ломайте. Оставьте им возможность критично воспринять мир. Афанасий говорит: «Черт. Я разочарован. Осталась одна Хасаншина, которая пойдет за угол смотреть ежика». Еще есть дурынды, Афанасий, вы в хорошем обществе живете. «В возрасте три года обе мои дочки говорит из вредности «нет». Это тяжело переварить, проще наорать», - говорит 84-й. Я понимаю. Не орите. Дайте им быть своенравными, дайте им быть вздорными какими-то. Дайте им быть оценивающими медленно, своими медленными крошечными детскими мозгами, они должны оценить, рефлексировать и так далее. Потому что если вы будете их подгонять, для них это будет означать навсегда отказ от критичности. Вы будете их, например, оскорблять, говорить, что они тупые или еще что-то, не понимают, с первого раза не понимают… Чего, с первого раза не понимаешь? Тебе сказано, делай! Вы воспитаете идеальных граждан. Если вы будете вот так орать на детей, «тебе сказано, сделай и все, хватит телиться, чего-то ты время тянешь, куда ты время тянешь, маме на работу, хватит стоять в дверях, быстро давай», вот эти окрики все воспитывают потом идеальных граждан. Идеальных граждан, которые идеально голосуют, а потом с гранатой в зубах идут под танк. Это идеальные граждане. Это имбецилы, в хорошем смысле.

    Э.ХАСАНШИНА: У меня, конечно, нет детей, про это ничего не могу сказать. Но, как мне кажется, какая-то степень позволения должна быть значительной, но не превышающей определенных норм. Например, если ребенок хочет дернуть за ветку, и вы знаете, что она сейчас стукнет его по лбу, дайте ему дернуть, один раз стукнет, потом он больше за нее сам не будет дергать. Вот эти ваши «нет» не помогут.

    С.ДОРЕНКО: Ну прекрасно. Я считаю, что это очень правильно. Поэтому когда сейчас обсуждают Марию Дубовик и Анну Павликову, им какой-то полицейский провокатор, негодяй, подлец и все на свете, так сделал, что они участвовали, да, участвовали, да, в провокации полицейской, именно в создании антиконституционной организации, которая была нацелена на государственный переворот в России. Две девочки, 17, другой 18. Я спрашиваю: почему они не сказали «нет»? Вот и все. Почему они не сказали «нет»? Они же сидели и говорили «да». Полицейский сказал, пойдем, я тебе покажу ежика. Они пошли. Извините, значит, они незрелые личности. Плохо.

    Э.ХАСАНШИНА: Да, но им 17 и 19 лет.

    С.ДОРЕНКО: «Если подчиненный всегда соглашается с начальством, то он бесполезная часть организации», - говорит Андрей-спасатель. Нет, Андрей, вам нужно всегда мясо, какое-то мясо нужно. Андрей, нужны думающие люди, с которыми можно посоветоваться, и нужно мясо, мясо тупо, понятно, бросить мясо и все. Оно пошло, мясо, и все. Нужны люди такие. О чем вы говорите? Роботов-то нет пока. Боевых роботов нет, значит, нужно боевое мясо. Я считаю, что так. Андрей спорит со мной, не знаю. Без боевого мяса не получится работать по-настоящему. «Хасаншина права», - говорит Мартин go Мартин. Мартин go Мартин: «Вы воспитываете индивидуализм без сплочения общества и любви. Это будущее?» Не знаю. Я знаю только одно… Давайте проголосуем. Давай сформулируем по этим девочкам. Эти две девочки, Анна Павликова и Мария Дубовик, они в тюрьме, сегодня их, наверное, освободят, следователь теперь просит. Но мы следователя не отпустим. Пусть следователь, гад, делает сипуку теперь себе. Чего это он вдруг?! Правильно я говорю? Сипуку! Мало нам. Отпускать их – мало, пусть сипуку делает.

    Я хочу спросить. Вы думаете, что подобные провокации оправданы или не оправданы? Да, оправданы – 134-2135. Провокации, подобные той, которую сделали с Анной Павликовой и Марией Дубовик, полицейской провокации, оправданы, потому что таких людей надо выявлять, провоцировать через подлость, подлым поступком их провоцировать и подлым поступком вовлекать и потом сажать. Это оправдано – 134-2135, это не оправдано, подлость не может быть оправдана – 134-2136. Потому что любая провокация - это подлость. А как не делать провокацию? А как полицейских в США провоцируют? Предлагают бабки. Сразу пишут, опа, чувак заинтересовался. Через провокацию. А как еще чистить, так сказать, ряды? Через провокацию.

    Э.ХАСАНШИНА: Да, но их сотрудники совершеннолетние хотя бы.

    С.ДОРЕНКО: Да, совершеннолетние.

    Э.ХАСАНШИНА: Они отвечают в полной мере за свои поступки.

    С.ДОРЕНКО: Если ты сейчас начнешь собирать какой-то кружок, ты у всех паспорта что ль будешь спрашивать? Ты знаешь, что больше 14-ти на вид, значит, уголовная ответственность есть, вот и весь сказ, будешь в детской зоне сидеть, ну и хорошо. Если взрослый, значит, во взрослой зоне будешь сидеть. Какая разница?

    Э.ХАСАНШИНА: Все равно к ним надо быть мягче.

    С.ДОРЕНКО: Ну мягче.

    Э.ХАСАНШИНА: Зачем в СИЗО? Они что, могут влиять на свидетелей, оказывать давление, это все?

    С.ДОРЕНКО: Не знаю. Но у нас же юстиция такова, мы же тюрьмой пытаем. У нас же тюрьма - это пытка. В России юстиция такова, она не иная, а такая, мы пытаем тюрьмой. Поэтому, если их отпустить, они чего там, сидеть будут нога на ногу, телевизор смотреть что ли? Так это значит, они будут жить как все русские люди. Все русские люди подвергаются эвтаназии путем просмотра телевизора. Ну правда. Они работают, потом их фабрика или завод, или офис выплевывает нахрен, в 6 часов их выплевывает, тьфу, и он пошел, русский человек, садится в кресло и подвергается эвтаназии путем просмотра телевизора. В этом же состоит русская жизнь. Основа русской жизни же в этом. Правильно?

    Э.ХАСАНШИНА: Как писал Генрих Бель, телевизор приятно опустошает.

    С.ДОРЕНКО: Телевизор приятно опустошает. Ты сидишь в кресле, у тебя в правой руке пиво, в левой руке сигареты, и ты время от времени думаешь, что надо бы размяться, и сжимаешь этот самый, анус так делаешь, хари кришна, пять раз, все, хватит, дальше поехали. Понятно? Ну правда. Ну чем занимаются русские люди обычно? Подвергаются эвтаназии путем просмотра телевизора. Я останавливаю голосование. 24 на 76. 24% считают, что это правильная провокация, 76 – что это подлость, которая не оправдана никогда. «По закону провокация запрещена. Прекратите пургу», - говорит Сергей. По закону в России, может быть, она и запрещена. Но я живу на этой планете и, видите, я такой всечеловек, Сергей. Я, как всечеловек , знаю, что провокации, например, в спецслужбах проводятся в Америке. В Америке. Ну и что? Они проводятся, и это хорошо, это чистит людей, немножко чистит. Подставляют постоянно, пытаются дать взятку и прочее. 73-73-948. Я точно понимаю, что эта тема переедет на завтра еще. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Мне кажется, что когда агенты спецслужб разговаривали с этими девочками, они им говорили о чем-то о хорошем, не о том, что они должны сделать гадость.

    С.ДОРЕНКО: Конечно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Девочки молодые. Они действительно не знают жизнь, не знают ничего. Поддались этому всему. Наверное, это делать нехорошо.

    С.ДОРЕНКО: Нехорошо. А надо или не надо? Некоторые нехорошие вещи надо делать. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: День добрый. Майор. Правильно говорят, что провокации у нас запрещены. А вот вы же были в ГРУ…

    С.ДОРЕНКО: Нет, я в ГРУ принимал воинскую присягу.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну просто знакомы немного с их системой. И они, когда проходили, учились, тоже они делали эти провокации, людей реально подставляли под уголовную статью. Но было запрещено проводить провокации в отношении женщин.

    С.ДОРЕНКО: Это в старое время. Женщины были признаны тогда неполноценными. А теперь их считают полноценными, поэтому можно и провоцировать.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мне было бы позорно вот так подставить, сделать ставку на каких-то 17-летних, извините, сыкух, которые действительно реально не понимают, о чем идет речь.

    С.ДОРЕНКО: Это правда. Я с вами согласен. Но они как делают? Был прибор на даче у меня ловить комаров и мух. Ставишь его, там какая-то лампочка горит, и комары прямо туда летят. А что делает в данном случае полиция, политический сыск? Подло, негодяйски, подло и негодяйски, но просто ставят эту лампочку, и комары туда летят. Черт его знает, самки, самцы, какая нам разница. Правильно, раньше был рыцарский кодекс, нельзя было женщин, женщин нельзя было. Таким образом признавалась неполноценность женщин. Теперь они считаются настоящими воинами. Женщины считаются настоящими воинами.

    Э.ХАСАНШИНА: Не неполноценность, а уязвимость этой категории.

    С.ДОРЕНКО: Неполноценность и уязвимость. Неполноценность ввиду уязвимости. Их нельзя было трогать, потому что они типа все такие хрупкие, слабые и неполноценные.

    Э.ХАСАНШИНА: Потому что это национальное сокровище.

    С.ДОРЕНКО: А сейчас уже выросли полицейские, никаких сокровищ нет, сейчас уже выросли полицейские, которые смотрели «Зина – королева воинов» мультфильм…

    Э.ХАСАНШИНА: Зена.

    С.ДОРЕНКО: Зена. Но по-английски Зина.

    Э.ХАСАНШИНА: Зена, Шина, Wonder Women.

    С.ДОРЕНКО: Они посмотрели «Зина – королева воинов», они уже точно понимают, что телки адские и их можно сажать по полной, мне кажется. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Денис. Позавчера общался со своим приятелем, сотрудником полиции. Задал прямой вопрос, зачем по детям-то работать начали. Он мне с абсолютно серьезным лицом отвечает: брат, а «Народная воля» с чего начиналась?

    С.ДОРЕНКО: Это правда.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Начиналось со стишков, с романтики… Воронежской области, чем закончилось. Говорит, сейчас конкретно ведется работа по подросткам. Из подростков делается голова бетонная, которая должна пользоваться слабостью властью и в определенных местах эту власть пробивать. Он говорит: мы занимаемся превентивными мерами, профилактикой.

    С.ДОРЕНКО: Циничный ответ о подлой деятельности, которую тем не менее, может быть, и надо, а может и нет. Не знаю.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я тоже не знаю, как к этому относиться, но вот так мне ответили.

    С.ДОРЕНКО: Я тоже. Я не знаю. Я еще раз говорю, я исхожу из нескольких тезисов. Я вам обещаю, что мы завтра будем этим заниматься. В том числе есть прекрасная статья Ревзина, который считает, что государство вообще занято терроризмом. Прекрасная статья на самом деле, на самом деле интересная. Кроме этого, есть позиция Дмитрия Быкова, который, как я понимаю, тоже против этих провокаций. Кроме этого, есть тоже понимание, есть блистательный эксперт у Незыгаря от 14-го числа. Мы завтра суммируем все эти вещи. Мы возьмем эксперта от Незыгаря, мы возьмем статью Ревзина и мы все это обсудим вместе.

    Я считаю, что ситуация неоднозначная. Можно, я скажу страшную вещь? Я боюсь полной, абсолютной, фармацевтически чистой демократии этого народа. Потому что демократия у этого народа означает что-то подобное иранской демократии.

    Новости

    С.ДОРЕНКО: У нас есть несколько отложенных тем, к которым я хотел бы возвращаться несколько раз. Потому что эти темы скорее явление, чем событие. Одно из явлений, к которому я обещал вернуться, делаю это в соответствии со своим обещанием, это отъем денег у горнодобывающих и сталелитейных, и там еще «Акрон»… А я знаю Славу Кантора, кстати говоря… Я с удивлением обнаруживаю, что часть людей, которых я узнаю из этого списка, я знаю с глубоких 90-х. Слава Кантор, я с ним познакомился на конюшне. У него, кстати говоря, сейчас прекрасные в Пскове ганноверы, он ганноверов сейчас разводит. Когда-то он подарил мне тракененскую лошадь, это был Прогноз, сын Хоккея. Кто знает лошадей, немножко врубается, так, в голове своей, что такое иметь сына Хоккея, знаменитого Хоккея. У меня был сын Хоккея и у меня была дочка Белизны, на секундочку, Торино-Белизна. У меня была дочка Торино-Белизна. Торино, это известный производитель, а Белизна – это известная чемпионка. И у меня была дочка Торино-Белизны. Я держал лошадей в свое время.

    Я хочу сказать вот что. У каких-то предприятий есть высокое налогообложение, высокая доля налогообложения. Например, высокая доля налогообложения у «Роснефти», и это правда. Они несут высокую такую социальную функцию. А есть предприятия, у которых налогообложение существенно ниже парадоксальным образом, в том числе в нефтянке. В два раза ниже, чем у «Роснефти» налогообложение у ряда предприятий нефтянки, не буду их сейчас обижать, я знаю, потому что они схватятся за автоматы. Но есть целые отрасли, у которых вот эта абеда неблагозвучная складывается потом, забивается в восемь, девять преобразований материала, например, руда. Ты добываешь просто землю в специальном месте. Потом из этой земли, ты добавляешь какое-то химическое вещество, добываешь еще одну компоненту. Эту компоненту надо переплавить и затем провести рафинацию и добыть третью компоненту. И вот таких до девяти преобразований. Почему у них высокая прибыль? Я тебе объясню. Добываем нефть с тобой. Мы идем вдвоем добывать нефть. Мы добываем нефть, она нефть – нефть и есть. Все. Мы добыли нефть. Это нефть и котируется она за доллары, и она 71, 72 или сколько, мы потом посмотрим, эта самая окаянная нефть – она и есть товар. Ее, да, можно подвергнуть рафинации, но это будет уже другой товар. А вот говно, предшествует стали, никакой не товар, а просто земля. Ты добываешь землю, просто землю. Продать землю невозможно. Можно продать только чугунные чушки, но до чугунной чушки надо девять рафинаций всевозможных провести. Поэтому спрашивают: почему у вас абеда большая, у сталелитейных предприятий? Вот поэтому, что мы ее все реинвестируем в чертовые девять процессов. Мы ее столько раз гоняем, окаянную эту землю, что вот для этого эта абеда и есть. А посмотрите чистую прибыль. Она что, больше, чем у нефтяников? Нет, она меньше, чем у нефтяников. Она меньше, чем у нефтяников. Зачем нам нужна абеда? Для того, чтобы гонять девять процессов, прибыль вообще. Давайте мы ее у вас отнимем. О’кей. Тогда просто расстреляйте нас. Тогда мы не будем гонять девять процессов, тогда нахрен все это закроется, вот тебе, пожалуйста, город Череповец, который стоит, вы знаете прекрасно, делает колгановку, самогонку. Колгановка, из корня колгана, я пил как-то в Череповце. Вот тебе Череповец, который нахрен просто остановится. Все. Как бы мечты какие-то были у Череповца, что они там город, все, города нет, до свидания. Весь этот город снимается и куда-то разъезжается, в Москву, в Петербург. Но сначала оставляет много несчастий. Я этого не понимаю.

    Э.ХАСАНШИНА: Подождите. Мы просто привыкли, что очень часто облагаем чем-то или чего-то требуем от «Роснефти»…

    С.ДОРЕНКО: Кто сказал, делиться надо? Лившиц. Ты знаешь? Был Лившиц. Послушай, ты же дитя. В 90-е был Лившиц, который сказал, делиться надо. Вот также изымались деньги в 90-е, но только грабили нефтяников. Делиться надо, говорил Лившиц.

    Э.ХАСАНШИНА: Не пора бы уже перестать грабить нефтяников, а как-то немножечко и других тоже? Нет?

    С.ДОРЕНКО: А у меня была сумасшедшая корреспондентка Кузнецова, которая ко мне пришла из «Московского комсомольца». Он там кричал «делиться надо», она так смотрела на него пристально, он говорит: чего? Я тебе отвечаю. Она на него смотрит вот так и говорит: совесть замучила. На Лившица. Лившиц: меня совесть замучила?! Он как начал орать, он орал просто, «меня совесть замучила, да ты…» Ой, какой ужас был. На это «делиться надо», она ему просто говорит: совесть замучила, чего грустный-то. Кошмар.

    В чем дело, я тебе объясню. Делиться надо. Но это в 90-е, когда устраивалась экономика, еще налоговая система была не отлажена, она действительно не отлажена была. Поэтому к пацанам можно было прийти и сказать: пацаны, ну по правде сказать, вам везуха же, везуха вам, давайте мы вас обременим, что вы, пацаны… Тот же Норильск. Норильск давайте вы будете содержать. Как говорили ОНЭКСИМу. Давайте вы будете содержать Норильск. Это правильное дело. Там люди живут живые, дома, ЖКХ, вот эта вся хрень, давайте будете содержать. Да, хорошо. Давайте вы череповецкий… там «Череповецкий азот» есть и сталелитейное гигантское предприятие. Давайте вы будете содержать Череповец. Да, будем содержать Череповец. Ну хорошо, пацаны, ну что говняться, мы же на этой земле живем. Это я тебе отвечаю, мы живем на этой земле, мы должны содержать чертовы моногорода, это очевидно. Потом устраивается система налогов. Их же изучают под микроскопом. Выясняется, что у этого пацана действительно образовалось столько-то. Если раздать 100 миллионов долларов, 200, миллиард… Ну миллиард не чистыми, чистыми, наверное, 300 миллионов, например. У этого пацана есть 300 миллионов чистыми, отбитыми в офшорках. Если 300 миллионов раздать на 146 миллионов человек, получится по 2 доллара на каждого. 2 доллара! Эй, я пытаюсь вам объяснить, что получится, если раздать эти деньги. 2 доллара. Что вы, на 2 доллара счастливее станете? Это 130 рублей. На 130 рублей вы станете счастливее? Нихрена не станете. Купите себе бутерброд. Молодцы. Таким образом, разделить это вроде как нечего делить, а он продолжает качать все это дело. Я считаю, что в 90-е подходы к бизнесменам с требованием поделиться баблом, в принципе, были понятны, ну понятны. Потому что социальная ответственность, потому что вы не хотите, чтобы вернулись коммунисты, ну вы не хотите, чтобы вернулись коммунисты. Ребят, вы же не хотите. Вот Березовский собрал всех в Давосе в 96-м году в феврале сказал: пацаны… Смоленский был, Гусинский и так далее. Хотите, чтобы вернулись коммунисты? Нет. Давайте скинемся чуть-чуть и все. Давайте скинемся. Это понятный разговор в 96-м, 95-м году. Понятный. Теперь страна, эта страна, живет 23 года после этого, непрерывно имея после этого, после расстрела парламента, непрерывно имея контроль над парламентом с 93-го года, непрерывно имея контроль над законотворчеством. Эта страна 23 года совершенствует сраное законодательство, в хорошем смысле этого слова, и, наконец, усовершенствовав его до беспредела, полного беспредела, запредела, простите, эта страна объявляет: а теперь мы попробуем у них забрать деньги. Зачем же вы 23 года занимались совершенствованием законодательства?

    Э.ХАСАНШИНА: А как же санкции?

    С.ДОРЕНКО: А что санкции?

    Э.ХАСАНШИНА: Санкции, которые ударили по крупным предприятиям, им и так несладко.

    С.ДОРЕНКО: Они по всем ударили.

    Э.ХАСАНШИНА: По всем ударили. Почему в этой ситуации нельзя поделиться?

    С.ДОРЕНКО: Значит, надо забрать деньги. Раз вам больно и вас бьют санкции, надо у вас забрать деньги.

    Э.ХАСАНШИНА: У них же, наверное, действительно не хватает.

    С.ДОРЕНКО: Я не понимаю. Я хочу понять, поэтому я приглашаю вас поговорить. Я пытаюсь понять, вот этот отъем денег как бы через 23 года совершенствования чертова законодательства, через 25 лет после расстрела парламента… 25 лет назад был расстрелян парламент, после чего контроль над парламентом был удушающим. Все законы приняты в интересах власти. Исполнительная власть контролирует вообще каждый пук, каждое дыхание, каждое шевеление волоса контролирует исполнительная власть, подряд, с расстрела парламента 25 лет. Через 25 лет совершенствования законодательства, про которое нам дуют в уши то Селезнев, в хромовых сапогах восседая на гнедом жеребце, то Басков… Простите, я с фамилией Селезнев вспоминаю Баскова. И так далее. То есть все они вместе трындят нам в уши, что у них все хорошо с законодательством. Володин все время, тоже хорошо с законодательством. Я не понял. А тогда можно просто жить по закону? Или мы всегда будем жить как в 95-м? 73-73-948. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я не забуду крылатую фразу Суркова, когда он собрал депутатов «Единой России» и говорит: я что тут, зря всех поименно согласовывал? Вы что тут отсебятину начинаете творить? И все.

    С.ДОРЕНКО: Ну так законы.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Они пишут законы, которые им вводят сверху.

    С.ДОРЕНКО: Мы сейчас говорим, что господин Белоусов, когда он пишет этот список, рядом в соседнем кабинете сидит человек, который пишет законы. Они вместе, Белоусов и человек, который пишет законы, они сидят вместе, они идут в лифт вместе, они в лифте едут вместе и так далее.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мне хочется им предложить, чтобы они собирались минут на 15 каждую неделю, быстро все подписывали и разбегались, чтобы не зря не тратили ни электроэнергию, ни интернет-трафик, ничего.

    С.ДОРЕНКО: Это очень странно. Скажите, а вы думаете, что деньги, если они будут изъяты из предприятий, то они пойдут вам или нет? 73-73-948. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Игорь. Деньги никуда не дойдут. Я просто открываю после каждого выступления какого-нибудь губернатора или чиновника «Википедию» и читаю. Эти люди никогда не занимались конкретным делом. Никогда. Они все доктора при должностях, которые защитили диссертацию. Они все никогда палатки не открыли. То есть нам без толку обсуждать этих людей, они не понимают, что творят, они не понимают, как делать. В нашей стране, к сожалению, так и будет продолжаться, пока у нас такая система.

    С.ДОРЕНКО: Знаете, почему? Я считаю, что здесь система, поскольку она феодальная, то вы получаете собственность за лояльность как феодал. Игорь, предположим, что я феодал, князь. Я говорю: Игорь, я вам даю Можайский район вместе со всеми предприятиями, а вы должны конный явиться ко мне по первому свистку, когда мы начнем бить серпуховских бояр. Конный, в сопровождении шайки негодяев, которые будут с вилами вас сопровождать. Как вы там кормитесь и как вы кого там дерете, и как вы там купцов раздеваете, это абсолютно меня не волнует. И поскольку у нас феодализм, а у нас в стране феодализм, то я с вас могу требовать все, что угодно. Вам дали отрасль, например, или территорию, или отрасль в феодальное владение, вы должны исподнее снять и отдать господину. Вот и все. Но это вообще не бизнес, это не частная собственность, это хрен пойми чего. Это все можно изымать. Например, я вас уволю из бизнесменов. Вы бизнесмен. Я вас увольняю. Не заслужил! Рожей не вышел! Все. Сажаю следующего. Хасаншина, идешь на его место! Это же действительно военно-милитаристско-феодальная система. Да, это милитаристско-феодальная система. Хасаншина… этот ходит тут, ягодицы сжимает, ты пойдешь, будешь править!

    Э.ХАСАНШИНА: Разрешите выполнять!

    С.ДОРЕНКО: Разрешите приступить! Пошла. Это Россия. В этом смысл. Мы никогда не будем цивилизованными.

    Э.ХАСАНШИНА: Я согласна. Ну а что вы удивляетесь, когда повысили НДС, все ой-ей-ей, с нас взяли, возьмите с крупных компаний.

    С.ДОРЕНКО: Вообще никогда. Никогда. Когда меня спрашивают: когда? Я отвечаю: никогда! Никогда. Я тебе объясню, почему. Потому что я видел это многократно. Я видел Ленина… Я напомню вам, я видел портрет Ленина в ГДР и я видел портрет Ленина в Улан-Баторе. Мне батя присылал из Улан-Батора фотографию портрета Ленина. Батя там имел обыкновение держать дивизию, как вы знаете, мой отец держал там дивизию, под Улан-Батором. Я видел Ленина в Улан-Баторе и я видел Ленина в ГДР. В ГДР Ленин был абсолютный немец, в Улан-Баторе он был монгол в чистом виде, портрет монгола, прямо лицо монгольское, разрез глаз и так далее. Поэтому социализм, коммунизм, капитализм, не имеет значение слово, имеет значение культура. И культура в Монголии была и будет с Яса Чингисхана. Кстати говоря, Яса Чингисхана все еще действует и здесь. С Яса Чингисхана. Она такая. А в ГДР она такая. Она такая. И вот вне зависимости, социализм, коммунизм и прочее, в России всегда будет неуважение к частной собственности. Частная собственность в России, поскольку Россия феодальная страна с феодальным обществом, всегда, только и всегда, навсегда, и через тысячу лет будет даваться в награду за верность. Тебе в награду за верность дается частная собственность. Ты эту частную собственность обязана использовать. Как? Проявляя лояльность. Поэтому, извините, Ходорковский что-то такое вякнул в мае 2003 года, Лебедева в июле уже арестовали, Ходорковского в октябре арестовали. Все. Тема закрыта. Потому что он должен был проявлять лояльность, а он проявил нелояльность. Он проявил нелояльность. Понятно, да? «Сибнефть» была дана ровно на покрытие расходов Первого канала. «Сибнефть» в 95-м году осенью была дана в придачу к Первому каналу для покрытия расходов Первого канала. Это что, не феодальное мышление? Это феодальное мышление. Моногорода были повешены на каждое предприятие, вне зависимости от формы собственности, тот же Норильск, тот же Череповец, окормляйте как хотите. Ребят, но это вроде не к нам. Никого не чешет, вы обязаны содержать. Понятно? Но это же феодальное мышление.

    Э.ХАСАНШИНА: Но это же замкнутый порочный круг, потому что мы же тоже ждем, что государство за нас решит. Мы не будем убирать свой двор, потому что пускай приедет какая-нибудь машина специальная и все это уберет. Правильно?

    С.ДОРЕНКО: Правильно.

    Э.ХАСАНШИНА: Мы же все перекладываем на них.

    С.ДОРЕНКО: Мы – солдаты царя. Наше дело – умереть за императора! А у императора есть какие-то правильные евреи, которые будут давать им деньги. Вот и вся логика экономической жизни России. Когда вы поймете, что эта логика до уровня помощника президента Белоусова… До уровня Белоусова логика развития страны заключается в следующем. Наше дело – умереть за императора, а у императора есть правильные евреи, к которым можно в какой-то момент с кинжалом к пузу подойти и стравить у них жирок. Вот и вся логика. Эта страна не имеет будущего в таком случае. Она не имеет будущего. Она купается в феодализме. Она счастлива! Они прутся от этого! Что?! Иди сюда! С кинжалом. Ну правильно. Где развитие страны? Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Вы задали вопрос: если, условно говоря, на 2 доллара станет больше, будем ли мы счастливее. Представим, что у человека одного 100 условных единиц, у другого тысяча. У которого тысяча, он вроде как и талантлив, хотя не очень это и заметно. А потом выясняется, что у меня уже не 100, а 70, потому что молоко в три раза подорожало, еще чего-то.

    С.ДОРЕНКО: Это правда.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И мне надо напрягать все силы, потому что надо страну выводить из кризиса. Мне по-человечески будет обидно, если у этого будет не тысяча, а 1001, а у меня вместе 100 стало 70, просто из-за этой разницы.

    С.ДОРЕНКО: Это правда. Вот вы правы. Я хочу, поддакивая, Элеоноре объяснить. На самом деле люди живут в столь несправедливой системе, что любое благополучие бесит! Это правда. Вы правы. Продолжайте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я что хотел заметить. У нас идет сейчас повышение НДС, у нас сейчас обсуждается пенсионная реформа. Я зашел на сайт Росстата и странное дело, у нас до 2035 года по всем прогнозам работоспособного населения больше 50%.

    С.ДОРЕНКО: А не хотите вы подумать вот над чем. Кому вольготно, весело живется на Руси? У меня был разговор когда-то с Легойдой. С Легойдой на НТВ, у Минаева. Разговор был простой. Легойда говорит: народ катится в тар-тарары, всеобщая деградация. Потом через пять минут в другой фразе он говорит: церковь, слава богу, процветает. Я ему и сказал: Легойда, можно составить две ваши фразы? Почему же вы на разных курсах? Народ катится вниз, а вы вверх? Это как это получается? Почему же вы не с народом? Народ вниз и вы вниз. А чего это у вас получается, вы вверх, а народ вниз, как это у вас случилось? И Легойда такой тры-ты-ты, не стал отвечать. Теперь вопрос. Давайте так. Давайте у нас все хуже и хуже, а денег отбирают все больше и больше. У «бузинесов» отнимают, отнимают, отнимают, а у нас все хуже, хуже, хуже. Тогда вопрос: а хрена ли куда они деваются, эти деньги? Почему же нам говорят, «мы вам их отдадим», но их не отдают. Это говно вместо сыра, которое мы жрем, там мыло какое-то и так далее. Денег действительно все меньше. И нам говорят: а мы еще у них отняли. Ну отняли, да, так покажи, где они. Я хочу загрызть бизнесмена, я лично хочу загрызть нахрен бизнесмена!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я не хочу.

    С.ДОРЕНКО: А я хочу. Я хочу его загрызть, но я хочу, чтобы у меня кровь теплая бизнесменская текла по губам, но мне не дают. Мне говорят: ты его загрызи, а деньги мы заберем. Кто?! Куда?! Зачем?! А я почему голодный?! Почему я голодный?! Куда дели мясо?! Но это же некрасиво. Давайте загрызем паскуду. Я рад. Я всегда «за». Да, но есть ты не будешь. А почему? Я же хотел полакомиться. Я же хотел загрызть, чтобы поесть.

    Э.ХАСАНШИНА: Нет, это моральное удовлетворение.

    С.ДОРЕНКО: Получается, что мы на разных курсах. Мы на разных курсах, нам хуже и бизнесменам хуже. Кому лучше? Я не могу понять, кому лучше. Найдите мне бенефициара. Я не вижу бенефициара. Бизнесменам хуже, их обирают, народу хуже, его обирают. Где бенефициар чертов?! В какой момент, покажите мне этого человека, возведите, я ему похлопаю, я скажу, чувак, ты умеешь жить. Чувак, я хочу учиться у тебя. Но его нет. Я потрясен этим до глубины души. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здрасьте, Сергей. Я просто не совсем вас понимаю. Вы чего возмущаетесь, вы же столько раз говорили, что вы власть обслуживаете.

    С.ДОРЕНКО: У меня друг живет в Череповце. Я там был, когда был студентом. До сих пор поддерживаю связь. Ребята беспокоятся. У меня друг живет в Череповце. Я, кстати говоря, думал на дальняк туда сходить.

    Э.ХАСАНШИНА: На чем?

    С.ДОРЕНКО: На мотоцикле. Я поехал в Новую Вешенку, я уже стер это в Инстаграме, достало меня, новая хрень какая-то. У меня Череповец как раз был справа, я хотел пойти туда к своему другу, Ленька там. А они беспокоятся. В Череповце беспокоятся.

    Э.ХАСАНШИНА: Ну правильно беспокоятся.

    С.ДОРЕНКО: Они реально связаны с заводом, им пофиг эта тема. Они говорят, мои друзья, ты забери у него, у начальника, у хозяина, забери, отдай мне. Говорят рабочие, забери у начальника, отдай мне. Я отвечаю: а вы торжественно лесом пойдете. У него заберут, а вы пойдете лесом. Он говорит: ну мы это понимаем.

    Э.ХАСАНШИНА: Мало того, что пойдете лесом, так еще и с вас тоже заберут.

    С.ДОРЕНКО: Они пьют колгановку. Пьют колгановку и грустят. Хорошее место – Череповец. Природа, природа, люди хорошие. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Филолог. По поводу денег, кто их получит. Их получат специально обученные люди. Если помните шутку из 90-х. Япония предоставила кредит. Сколько? 300 миллионов. У… такие деньги, с ума сошли что ли? До России не доходят.

    С.ДОРЕНКО: Такие не доходят.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вот, собственно, так.

    С.ДОРЕНКО: Воровство. Как-то раз… ой, черт, это же были нелегальные деньги. В общем, короче, можно скажу, только вы, человек умный, вы поймете так, что… Я, короче, получил 50, но в Киеве, за одно дело. И мне сказали, что банкир… Потом я встретил банкира, который сказал: под тебя выдали 700. 700! Филолог! 700! Я получил 50.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это наглость уже немножко.

    С.ДОРЕНКО: Это по-киевски. Но в России, наверное, не так.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Безусловно, не так.

    С.ДОРЕНКО: Рабочие хотят получить деньги, которые выпотрошат у их чертовых хозяев. Хотят. Только хрен получат. Вот же в чем суть. Деньги берут. Мы беднеем, чертовы капиталисты беднеют. А кто богатеет? Я хочу найти этого чувака.

    Новости

    С.ДОРЕНКО: 10 часов 5 минут. Теперь никто не успокоится, пока не поймет, где я получил 50 вместо 700. На Януковиче. Я в 2004 году имел обыкновение работать сначала для Януковича, но меня запретили. 2004 год. Я приехал к людям Януковича в апреле, потому что они меня позвали. Они обрисовали ситуацию, обрисовали условия и все. Я сказал, что уже поздновато. Поздновато, потому что они хотели, чтобы я аналитическую программу. Я говорю: поздновато. Выборы 31 октября 2004 года. Я говорю: ребят, нет, с апреля, за полгода, я не смогу вам страну поставить на локти, никак не получится. За два года мог бы, а за полгода не получится никак. Как бы надо же сначала войти в доверие, а потом обмануть. Так нельзя, чтобы сразу обмануть. Ну правда. Сначала входишь в доверие, потом обманываешь. Нельзя сразу обманывать, это некрасиво. Разве нет?

    Э.ХАСАНШИНА: Конечно. Сначала заманить ежиком, а потом уже…

    С.ДОРЕНКО: Заманить ежиком, а потом уже… Знаешь анекдот грязный про педофила, который спрашивает девочку. Вечером она приходит к нему с ранцем и уже в школьной форме. Он говорит: а что ты с ранцем и в школьной форме? Она говорит: так завтра же с утра в школу.

    Э.ХАСАНШИНА: Ужасный анекдот. Хорошо, что вы не написали его в Twitter.

    С.ДОРЕНКО: Нет, я не написал его в Twitter. Я про другое. Короче говоря, они меня позвали в апреле. Потом приехал один человек из Москвы, не будем называть его фамилию (я знаю его фамилию), который сказал, что любой, кто будет сотрудничать с Доренко, враг Путину. Любой, кто будет сотрудничать с Доренко, враг Путину. Ну хорошо, меня отфутболили, за что я благодарен отдельно… Приехал Дмитрий Анатольевич. Ему говорят: да мы хотели с Доренко, но нам запретили. Дмитрий Анатольевич, кстати говоря, говорит: пошлите их нафиг и работайте с Доренко. А ему говорят: ну как же, кто работает с Доренко, враг Путина. Дмитрий Анатольевич говорит: не слушайте ахинеи и чушь. Они меня снова вызывают, я снова приезжаю. Давай, брат, давай. Я говорю: не буду. Почему? Я говорю, поздно, июнь уже. Июнь, а выборы 31 октября. Ну что вы, зайчики, так нельзя. Они говорят: ну хорошо, все, проваливай. Потом я взял свою Toyota, у меня была Toyota прекрасная, серая такая, которую я звал Галадриэль в честь королевы лесных эльфов из «Властелина колец». Я сел в Галадриэль и поехал агитировать за коммунистов, просто так, по приколу, координируя работу с Петро Симоненко, с Петей Милосердовым, который сейчас сидит в тюрьме, бывший депутат. А он работал у Петро Симоненко. Я там поагитировал, пока ко мне не подъехали бандиты и предложили поагитировать то же самое у себя на даче в Подмосковье. Они сказали, что иначе секир башка будет. Я сел и уехал в ночь из этого Ворошиловграда, ну его нафиг, где я агитировал. Там бандиты на бандите. Я про Луганск, извините, в хорошем смысле, я же никогда не ругаю Донбасс. Вы знаете, что у меня отец оттуда родом. Донбасс – бандит на бандите. Это адская тема. Я бежал оттуда так, с посвистом просто, потому что ко мне такие пацаны приехали… Ну ладно. И потом, в сентябре, опять меня позвал Янукович, его кассир, ну там, рядом с Европейской площадью. Я опять приехал. И вот там наше сотрудничество развивалось. Потом я от отчаяния уехал на Мальдивы прогуливать полученные 50 вместо 700. И тут совершилась революция, я поехал разруливать уже в пользу Ющенко. Думаю, ну хватит уже с этими, такие они козлы, честное слово. Я поехал, наоборот, выступал на Майдане и все, понеслась. То есть там уже понеслась… Уже шли напрямую к инаугурации. 21 января 2005 года была инаугурация Ющенко. Я для этого купил туфли в подземном переходе около гостиницы. Там, где бессарабский рынок, где Червоноармийская начинается, там, в подвале, я купил туфли для инаугурации. Очень мило. 21 января была инаугурация. Вот такая тема, очень смешно все.

    Киев – это вообще веселое место, я вам хочу сказать. С кем ты договариваешься, ровно через три минуты человек продает твою договоренность кому-то еще, и ты все время чувствуешь себя изгаженным и преданным. В Киеве ты всегда чувствуешь себя преданным. Там все всех предают. Очень интересная этика политическая.

    Э.ХАСАНШИНА: Вы, когда говорили про деньги, нам слушатель написал: «Котлеты по-киевски, очень здорово».

    С.ДОРЕНКО: 66,85 – доллар, 75,97 – евро, 71,10 – нефть якобы отрастает, на самом деле низкая, 71 – это нехорошая нефть, но движение вверх, 1,1369 – очень сильный доллар к евро в паре, 1,1369 – главная пара. Биток – 6321. Двигаемся дальше. Нет! Давайте сразу про Америку. Начали про доллар, надо… Харьковчанин: «Вы нас ругаете». Харьковчанин, я имею право, я хохол. Хохлам можно говорить. «Только Петр Милосердов сидит в нашей тюрьме, а не украинской». Ну да, я знаю, Петя сидит в нашей. Он потом приехал и долго выступал на РСН и даже женился на одной из наших сотрудниц, а потом сел в тюрьму и, мне кажется, развелся в этой связи. Я не знаю точно, я не проследил за этим, извините.

    Я хотел перекочевать в Америку. Против секретаря Пентагона начато расследование из-за жалоб подчиненных. Это абсолютно интересная вещь, которая вам покажет уровень борьбы с коррупцией, понимания коррупции в Америке и в России. Дана Уайт, женщина, она из-за жалоб подчиненных ушла… Что она заставляла делать подчиненных? Она подчиненных заставляла: один раз отнести вещи в химчистку, один раз проверить документацию личную, а также посылала их в аптеку за лекарствами для нее. Кроме того, она заставляла сотрудников, которые писали на нее жалобы, под тем или иным предлогом сменить место работы. То есть, когда на нее писали, она заставляла людей уволиться.

    Э.ХАСАНШИНА: Это уже серьезнее.

    С.ДОРЕНКО: Это серьезнее. На самом деле просто поймите: когда вы живете в нашей стране, в нашей любимой, нежной, нежно любимой стране, вы понимаете, что обычная, например, машина с мигалкой, которая везет босса на работу к 10, к половину одиннадцатого, она перед этим везет его детей в школу. Обычная машина, служебная машина. Вы едете в Павловскую Слободу – Веледниково, вот здесь поворот на Нахабино, и там есть слева школа. Не запоминаю все время названия, извините. Там церковь и школа торчит слева, где Веледниково, и потом дальше уже на Павловскую Слободу. Вот туда приезжают машины с мигалками, привозят детей с охраной. Это 8:39, в это время. Толпы машин с мигалками. Это значит, что частная машина возит личных детей начальника в школу. После этого машина возвращается, и сам начальник садится в машину. Но он не сразу выходит, а он потихонечку, с отрыжечкой идет, у него отрыжечка. Он идет, потому что он… он качал пресс, потом завтракал и так далее, как положено. И машина везет его на работу к 10, к полодиннадцатому. Потом эта машина отправляется назад с мигалкой. Это очень важно понимать, сколько раз эта машина проехала с мигалкой. Она отправляется назад, опять туда, к Рублевке, к Новой Риге. Там она берет самочку начальника. У начальника есть самочка. И самочку начальника она везет в Петровский пассаж. Почему? Надо пройтиться, прогуляться.

    Э.ХАСАНШИНА: Конечно. Подышать свежим воздухом бутиков.

    С.ДОРЕНКО: Самочка хочет погулять и немножко пройтиться, чуть-чуть, показать свои чулочки и так далее. Кому? Продавцам и шоферу, который ее и чпокает наверняка, ну неважно. А кто еще? Начальник сам все время на работе, у него там секретарша для этого.

    Э.ХАСАНШИНА: Все определены в этой системе координат.

    С.ДОРЕНКО: «Василий Иванович, он у вас такой большой…» Помнишь этот анекдот? Не помнишь? Отношения начальника с секретаршей.

    Э.ХАСАНШИНА: Боюсь просто слушать.

    С.ДОРЕНКО: Нет, это ужасно, но это действительно определяет отношения начальника и секретарши. Он сзади, она у стола, разбирает бумаги, упершись локтями. Она ему говорит: Василий Иванович, хватит елозить, я мокрая уже вся, входите. Он говорит: так я уже давно. Она говорит: какой он у вас большой. Ну вот… Начальник определен, в гормональном смысле он определен, он на работе трахается. А ее чпокает охранник или кто-то, может быть, массажист, неважно. Короче, эта машина, сейчас мы говорим о дисциплине государственной, эта машина едет один раз с мигалкой с детьми, второй раз с мигалкой с начальником, третий раз с мигалкой с самочкой. Потом самочку отвозят назад, потому что она уже погуляла по Петровскому пассажу, потом едет за детьми, потом дежурит, какое-то время лупя движком, прямо у офиса, у министерства или чего там, департамента. Потом везет начальника ужинать с девочками. Раз 15 эта машина с мигалками пугает нас, людей. Нас, людей, пугает. Вопрос: вот эта пресс-секретарь Пентагона… Давайте учиться у Пентагона, давайте хорошему учиться у всех. Эта пресс-секретарь Пентагона отправила подчиненного отнести вещи в химчистку, а также в аптеку за лекарствами. За это ее сейчас уволят или уже уволили. Просто, ребята, сбегайте за аспирином или за эдвилом…

    Э.ХАСАНШИНА: А что вам, жалко больному начальнику аспирина купить? Он же золото ваше.

    С.ДОРЕНКО: Да. Кого же я просил купить чего-то? Было. Кнорре говорит: я опоздаю на работу. В связи с чем? Она говорит: я пойду по магазинам, хочу купить себе кусочек хлебушка. Ну это все в шесть утра. Я говорю: если так, купи мне творожка. Она купила мне творожка. Но я деньги отдал.

    Э.ХАСАНШИНА: Вы уже в системе.

    С.ДОРЕНКО: Я, получается, просил подчиненную купить творожка. Но она уже, один черт, была там в магазине. Я говорю: заодно хватани творожка. Она говорит: хорошо. Это значит, мне надо было тоже по-американски уже уволить нафиг и все. Правильно?

    Э.ХАСАНШИНА: Да.

    С.ДОРЕНКО: Ребята, вы поймите, это и есть русский феодализм. Пока мы не осознаем, что чертова служебная машина, каждая копейка, истраченная на нее, на амортизацию, на поддержание ее в рабочем состоянии, на бензин для этой машины, на зарплату для этого холуя, на зарплату для сменного холуя, когда мы осознаем, что это воровство… А это грязное, паскудное воровство. Вот пока мы этого не осознаем, мы будем тем, что мы есть. Понятно? Я вас всех поздравляю, но это так. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Я на персоналке работаю. Хочу вас поблагодарить, вы попали в самое яблочко, ни прибавить, ни убавить. Хочу еще добавить, что у этого начальника и у девочки есть родственники, их очень много. Они еще ездят. И, как правило, служебная машина, если суммировать 100% ее рабочего времени затрат, на начальство работает где-то процентов 10 от этого времени, все остальное – это родственники… Неблагодарная работа, 25 лет на персоналке я работаю. Плюс еще по химчисткам будете ездить, по рынкам.

    С.ДОРЕНКО: То есть вы заодно и порученец по личным делам и все на свете.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Порученец – это громко сказано. Порученцы в уважениях были у господ всегда.

    С.ДОРЕНКО: Да, это правда.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А сейчас, к сожалению, превращаешься в какого-то раба непонятного. И когда просто говоришь, мне надо отдохнуть, у меня выходной, рабочий день ненормированный, на тебя смотрят: какой выходной, ты че?

    С.ДОРЕНКО: Ну да, вас же двое, сменный же есть.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, я один.

    С.ДОРЕНКО: Я когда-то говорил с водителем министра внутренних дел Украины в Киеве, не нынешний, а предыдущий. Я смотрю, он падает, падает и спит как бы. Я ему говорю: не выспался. Он говорит: какое выспался, у меня каждое утро на капоте танцуют голые девки в 4 утра. Он говорит: когда ж мне спать? Я говорю: я не знаю, так ты сделай капот… Бывают такие машины, у которых капот совсем тонкий, как у BMW, чтобы он промял, девки промяли бы пятками. Он говорит: а у меня Mercedes.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, но я вам хочу спасибо сказать за то, что вы просто озвучиваете…

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Понятно? Министр внутренних дел Украины, 2004 год, наверное. Я не хочу, чтобы с фамилией ассоциировалось. Мы же говорим о нравах, я скажу, что год примерно какой-то такой был. Я ему говорю: брат, ты засыпаешь, брат, ты падаешь. Он говорит: у меня каждый божий день голые девки танцуют на капоте в 4 утра, а подача утром. Потому что эта вся карусель – детей в школу, начальника на работу, самочку в магазины и так далее, как говорит товарищ, родственников самочки, потом родственников любовницы, потом любовницы первого круга еще есть. Любовница первого круга претендует на это. Как устроена жизнь у них? Есть любовницы первого круга, одна-две.

    Э.ХАСАНШИНА: Неплохо.

    С.ДОРЕНКО: Есть любовницы второго круга, две-три, ну эти редки. Которая любовница первого круга, она живет поблизости в хорошем месте, а любовницы второго круга живут в Бутове, Хренутове, Строгине и так далее и ездят на трешечке какой-то. Любовницы второго круга не претендуют на личный автомобиль, никогда, а любовница первого круга претендует. Она справедливо говорит: а что эта сучка жена пользуется, а я – нет, чем мы не равны? А чем мы не равны? Мы равны. Я не поняла, а почему так. Она еще больше. Она когда сядет в эту машину, она пытается тереться, чтобы оставить запах своих духов и чтобы волосы еще оставить.

    Э.ХАСАНШИНА: Регулирует ремень по-другому.

    С.ДОРЕНКО: Да, регулирует ремень по-другому, кресло по-другому. И оставить волосы в качестве привета жене. Привет, жена. Обязательно. А как же?

    Э.ХАСАНШИНА: Сережку скинуть.

    С.ДОРЕНКО: Ну да. Понятно? Вот мы никогда не будем нормальной страной, пока у нас будет феодализм. А феодализм у нас будет всегда. Когда закончится феодализм в России? Ответ: never. «И плюс мат во всех общениях. И трах-бах ежечасно», - пишет один из людей, которые работают.

    Э.ХАСАНШИНА: А сколько сил у них должно быть.

    С.ДОРЕНКО: Можно сказать, как при коммунистах было?

    Э.ХАСАНШИНА: При коммунистах не было.

    С.ДОРЕНКО: Было-было. Как, не было?

    Э.ХАСАНШИНА: Советский Союз сказал, что не было.

    С.ДОРЕНКО: Ух, как не было. Товарищи, при коммунистах, я тебя умоляю. Я работал на ВЦСПС студентом. Я на первом курсе переводил в морской школе, навигационной школе на Новоневском, на набережной, кубинцам лекции. А после мне надоело ездить в Петербург, потому что Петербург – много разврата и много выпивки все время. Петербург ассоциируется с выпивкой и развратом, омерзительное место в этом смысле. Я не захотел больше ездить в Петербург, думаю, да ну их нафиг.

    Э.ХАСАНШИНА: Могли бы в Эрмитаж сходить вместо паленого вина у каналов.

    С.ДОРЕНКО: Нет, я умоляю. Я жил на канале Грибоедова в гостинице «Советской». В гостинице «Советская» жил несоветский человек. На Техноложке. Месяц я там работал. Потом мне надоело ездить в Петербург, и я сказал: все, стоп, я буду работать с ВЦСПС. Секретари ВЦСПС брали меня на переговоры. Международный отдел весь, я их хорошо знал. И как-то так выходит, что мы подруливаем (это уже я на втором курсе) к Новому году. И водителю своему один из начальников (не буду называть должности, не хочу, чтобы с именами тоже ассоциировалось), начальник водителю, мой крупный начальник, говорит: так, Сереге организуй пакет к Новому году! Понял? Тот такой: так точно. Мы пошли в «Спутник»… Нет, вру, в ЦМТ или ЦДТ, Центральный дом туриста, который выходит на Ленинский и Миклухо-Маклая, вот этот угол. Идем туда. Он привозит меня в университет. Я ездил на машине в университет начальника. И идем туда. Там ресторан, где окормлялся ВЦСПС и международные всякие отделы. И набивают мне полный пластиковый пакет. А сам пластиковый пакет тоже был ценностью. Пластиковый пакет сам по себе был ценностью. Их стирали и так далее, если там Wrangler написано или чего-нибудь такое, Uriah Heep. Ты даже не знаешь, что это такое. Creedence Clearwater, какая-нибудь надпись есть, все, народ такой ааа… надо стирать, гладить, подклеивать. Ну правда.

    Э.ХАСАНШИНА: Сейчас тоже так, продают на «Авито» эти пакеты фирменные.

    С.ДОРЕНКО: Да?

    Э.ХАСАНШИНА: Да.

    С.ДОРЕНКО: Старые?

    Э.ХАСАНШИНА: Нет, не старые, новые.

    С.ДОРЕНКО: Новые я не стал бы покупать. Заводят меня и набивают мне пакет сухой колбасой, водкой, коньяком, причем пять звезд, такой СВ, хороший СВ, супервыдержанный, армянский. Конфеты, конфеты, конфеты, всякая хрень. Полный пакет. И он выходит с двумя пакетами, шофер. Я думаю, что мне. Он говорит: подожди. Несет в машину. Потом возвращается и мне приносит такой же пакет. Всего три взял пакета.

    Э.ХАСАНШИНА: А два куда?

    С.ДОРЕНКО: Теперь слушай меня. Я его спрашиваю: а чего два? Я такой пытливый, студент, мне можно. Я такой, как Дудь типа, могу наглые вопросы задавать. Ну я пацан, мне 17 лет, 18. Я поступил в 16. Мне только 18 стукнуло. Я говорю: а чего ты два-то потащил? Он говорит: один жене, а другой любовнице. Шофер. Ты говоришь, в Советском Союзе этого не было. Теперь я его спрашиваю: Петрович, какая любовница, ты че, дурак что ль? А он жирный такой барсук, омерзительный такой, омерзительный жирный барсук, шамкающий, любую женщину должно было вырвать от него просто, мерзость. Он мне говорит: а чем я хуже людей? Я говорю: каких людей? Он говорит: у начальника жена и любовница, у зама начальника - жена и любовница. Он мне говорит: у всех, кого знаю, жена и любовница, а я то чем хуже людей, я же человек. Я говорю: ну… не знаю, у меня от ни жены, ни любовницы. Он говорит: ну вот тебе один пакет. Ха-ха-ха!

    Э.ХАСАНШИНА: Прекрасно.

    С.ДОРЕНКО: Ты говоришь, разврата не было. Разврата не было? Да дым столбом стоял! Вы че, ребят? Дым столбом! В Советском Союзе? Я умоляю. Грязь на грязи, кошмар. В МГИМО трахались педики. Да все просто… просто какой-то ужас. Комсомолки, от которых тоже дым шел от презервативов сгоревших, сгоревших у них в слизистых. У них сгорали презервативы, товарищи, от скорости фрикций! Москва вся была окутана дымом от горящих презервативов. Смеетесь? Советский Союз у них был чистый. Сейчас.

    Новости

    С.ДОРЕНКО: Меня поправляют, гостиница «Советская» находится на набережной реки Фонтанки. Хорошо, не стану спорить. Я знаю, что я выходил из «Советской», слева от меня была какая-то речка, такая, какая-то неприятная она была с виду. Может, она и Фонтанка, мне какая разница. Я шел на Техноложку и ехал на Невский, за мост.

    Э.ХАСАНШИНА: Значит, это точно не Фонтанка.

    С.ДОРЕНКО: Потом я приезжал куда-то. Это мост, который пересекает реку Неву, и потом надо было спуститься с этого моста и пойти на набережной маленько, и там было училище какое-то мореходное. Там я, короче, переводил лекции, откуда я знаю пабор, истрибор, всякие другие прекрасные термины морские. Например, истрибор – это левый борт, пабор – это правый борт. Я знаю эти морские термины, потому что я в 17 лет, черт бы меня задрал, переводил лекции для кубинцев, которые учили меня наоборот, кубинскому жаргону и всяким выкрикам, типа… Было про Фиделя. У Фиделя во такой! Они учили меня всякой пошлятине. Товарищи, все, что во мне есть негодного, может быть, недоброкачественного, может быть даже тривиального, до известной степени скабрезного, это все латиноамериканцы научили меня. Я недавно встречался со своим приятелем, с которым знаком уже 33 года, я ему приводил эти примеры ужасные, как я чистый, святой, я бы даже сказал, советский мальчик превратился в это аморальное чудовище. Благодаря латиноамериканцам.

    Э.ХАСАНШИНА: Ох таки латиносы.

    С.ДОРЕНКО: Латиносы – грязные до бесконечности. Как мне это нравится. Да. Не будем детализировать, это буде уже чересчур.

    Кстати говоря, про женщин. Женщины, оказывается, не столь глупы, как их описывает мужской фольклор.

    Э.ХАСАНШИНА: Мы, женщины, всегда это знали.

    С.ДОРЕНКО: Я тебе рассказывал на летучке, я снова повторю эту фигню. Если женщин затюкивать, то они становятся добровольно глупыми. Вот это очень интересно. Послушайте меня сейчас внимательно. Университетский колледж Лондона рассказал, в чем причина мужской особенности, что мужчины ориентируются в пространстве намного лучше, чем женщины. Принято считать, что улучшенная пространственная навигация у мужчин обусловлена природными особенностями, а именно: в древние времена, которые продолжались, как ты понимаешь, десятки тысяч лет, сотни тысяч лет, самцы гоминид, самцы сапиенсов уходили надолго на охотничьи мероприятия и военные мероприятия. Они шли вырезать какое-нибудь соседнюю деревню, что-нибудь доброе делать, вырезать племя, что-нибудь еще, геноцидом заняться, какие-то такие развлечения были. Они уходили на месяцы, на недели точно. И там вырабатывалась пространственная ориентация в силу того, что им нужно было передвигаться туда, обратно и так далее. Женщины же жили около пещеры, которую нафиг не надо было ничего такого. Ну пещера, она же воняет на километр, куда бы ты ни вышла, ты чувствуешь запах родной пещеры, смердящую вонь. Тогда же не было подгузников, обратите внимание. Эту смердящую вонь собственной пещеры, ты просто ее чувствуешь. И у женщин поэтому не развивалось навигационное чувство. На самом деле это брехня, ложь, и сейчас это разоблачили наконец британские ученые. Я им очень благодарен. Не будем описывать сейчас тему. Оказалось, что влияние на навигационные инстинкты женщины оказывает страна происхождения, а не пол. Для женщин. У мужчин одинаково, не зависит от страны, мужчины одинаково быстро, шустро разбираются в навигации. А у женщин страна происхождения играет принципиальную роль. В стране, где женщины и мужчины в целом равны, то есть женщин не затюкивают, с точки зрения способности к навигации они ничем не отличались от мужчин. Ничем вообще. То есть, если бабы не затюканные, если их не чморят, они разбираются в навигации ровно как мужчины. А страны, где сильное неравенство, абсолютно серьезно женщины отличаются в когнитивных особенностях. Они не справляются с задачами навигации, и вообще вопросы познания решают с огромным трудом, тупят как твари. Почему они тупят? Потом что их зачморили, их зачморили с детства.

    Э.ХАСАНШИНА: Их просто настолько ограничили, не давали им возможности передвигаться свободны.

    С.ДОРЕНКО: Они же счастливы. Ты знаешь, что они горло тебе порвут. Если ты будешь участвовать в диспуте каком-нибудь с женщинами из подобных стран, где чморят женщин, они тебе порвут горло с криками, что они счастливы. Они счастливы, о них заботятся. У них вообще все аспекты жизни практически, кроме услаждения мужчины и вопроса убранства дома… Они занимаются – убранство дома, примерный присмотр за детьми, потому что есть няньки, еще что-то, и услаждение мужчины. Все. Этими тремя пальцами описываются все вообще их обязанности, других обязанностей не существует. Когда ты им говоришь, что их обделили, они тебе глаза выцарапывают, «идиот, нам так удобнее». Им так счастливее. Женщины хотят в странах, где их чморят, как нам кажется… Вот почему Америка сталкивается с таким недопониманием в мире. Америка идет всюду с миссионерской целью сделать людей свободными. А им все в мире говорят: идиоты, нам этого не нужно, мы не хотим свободы, нам нравиться, чтобы нас чморили, нам по кайфу. Как вы не поймете? Они говорят: нет, этого не может быть. Этого не может быть. Конечно, может. Ну, конечно, может! Они не понимают. Вот это проблема недопонимания. Когда ты идешь к женщинам в страны, где чморят, они требуют, чтобы их чморили. Требуют! Они в слезах, как рабыни… Они говорят: вы хотите, чтобы нас выгнали за порог? Нет-нет, пусть нас чморят дальше, нам так тепло, нам так уютно, нам так понятно. Вот это проблема.

    Э.ХАСАНШИНА: Просто когда ты с рождения находишься в этой системе, ты к этой системе привыкаешь, приспосабливаешься, она кажется для тебя основной.

    С.ДОРЕНКО: Послушай меня, это абсолютно важно. В любой системе рабы воспитываются как дети инфантильные. Рабы - это дети. И освобождение из рабства в любой системе воспринимается рабами как изгнание детей из отчего дома, как горе. Лариса, здрасьте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Сергей, Эльвира. Расскажу вам один такой момент, который я помню про себя с детства. Я читала Тома Сойера, там у Марка Твена было написано, Гекльберри Финн говорит: да все можно отличить девочку, если кинуть ей что-то (я уже не помню)…

    С.ДОРЕНКО: Да-да, кинуть наперсток.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мальчик всегда сдвинет ноги, чтобы поймать, а девочка всегда раздвинет ноги, чтобы упало.

    С.ДОРЕНКО: В подол.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. Я очень хорошо это помню. Я стала за собой наблюдать. Я вдруг обнаружила, что это неправда. Если мне что-то кинуть, я прямо сдвигаю ноги, чтобы поймать.

    С.ДОРЕНКО: От стыдливости. Лариса, это в вас говорит стыдливость.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это хороший вопрос. Всегда по внешнему сложно судить о том, что у человека внутри.

    С.ДОРЕНКО: Это поразительное исследование, которое показывает на практике, что в странах, где женщины и мужчины обладают равными правами, женщины не притеснены, их навигационные способности равны.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А может быть даже более развиты.

    С.ДОРЕНКО: Написано, равны.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Если женщина сама защищает себя и свое потомство, она может быть более развитой, если мужчина ни за кого не отвечает.

    С.ДОРЕНКО: Я всегда думал, до того, как стать гоминидами в пещере, наши предки довольно долго летали по деревьям на руках и хвостах. Надо сказать, что этот период продолжался несколько миллионов лет или десятков миллионов. Млекопитающие появились примерно 60-65 миллионов лет назад. Таким образом, период, когда женщины и мужчины были равны и оценивали положение тела в пространстве с одинаковой тщательностью… Когда ты летаешь по веткам, у тебя нет шансов тупить, ты просто ударишься и убьешься. Женщины не могли тупить. Они начинают тупить только в обществе, где их чморят.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А можно обойтись без негативной коннотации? Самка гоминида рожает ребенка и все внимание ее направлено на то, чтобы ребенок выжил. Для того, чтобы ребенок выжил, что она должна в себе развивать, какие качества?

    С.ДОРЕНКО: Осторожность.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Эмпатию. Она должна понимать… Она должна на него смотреть и понимать, что с ним происходит. Это значит, что самка должна быть направлена вовнутрь себя. Если она анализирует свои чувства, это важно для понимания процессов, происходящих в других телах. Эмпатия. Я смотрю вовнутрь и я понимаю, что с вами.

    С.ДОРЕНКО: А мужчины в этот же момент развивают психопатию. Они психопаты.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, они развивают наблюдение за внешним миром, потому что это их занятость. Их внимание увлечено тем, как устроен внешний мир. Это просто разделение внимания как бы, качества внимания. Это взаимодополняющиеся миры, понимаете.

    С.ДОРЕНКО: Как я их ненавижу, мужчин я имею виду.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не чморить, не ущемлять женщин. Там, где женщина свободна свое внимание уделить себе, своим переживаниям, она это и делает. А где ее начинают увлекать внешним миром, она просто начинает играть на том же поле, что и мужчины. Вот и все.

    С.ДОРЕНКО: Ну да. И не хуже.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И не хуже и даже часто лучше, потому что они играют на двух полях равно: они и понимают, что происходит внутри, но они и видят, что происходит снаружи, уж не Бином Ньютона.

    С.ДОРЕНКО: А эта вот своего, сказать с позволения, ребенка шимпанзе до 8 лет почти что таскает на себе. Значит, она, передвигаясь, должна быть ловчее мужчин, гораздо ловчее мужчин.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. И она должна улавливать, как он себя чувствует.

    С.ДОРЕНКО: Какой лапкой держится, не держится, хорошо ли держится.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ослабел, горячий, холодный. Это все эмпатия, способность принять чужой мир и свой внутренний.

    С.ДОРЕНКО: Пишет Джозеф: «А в политику идут только те женщины, которые полностью лишены эмпатии».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. Они просто мужчины. Они в теле женщины, но они как бы… Их научили, им подарили возможность испытать радость от присутствия мужских гормонов. Они начинают побеждать, они начинают соревноваться и в этом находят радость. А вся радость женщины в том, чтобы пребывать здесь и сейчас.

    С.ДОРЕНКО: Я понимаю. Спасибо вам огромное. «Есть еще один момент, на который хочется обратить внимание, как парадокс, - говорит мне LGG. – Варламов отметил удивительный факт. Чем грязнее и ужаснее город в России, тем сильнее жители его защищают». Чем сильнее, чем ужаснее положение в городе, тем сильнее жители выходят на защиту. Также пишут ему грязные комменты. То есть рабы… чем грязнее у рабов, тем они яростнее защищают свое рабство и свою грязь. Это поразительно.

    Э.ХАСАНШИНА: Тут даже не в рабстве дело, а в том, что его критика, соответственно, сильнее, а сила действия равна силе противодействия.

    С.ДОРЕНКО: Я так не думаю.

    Э.ХАСАНШИНА: А я уверена, что это так. Он говорит, например, в этом городе это хорошее, а вот это не очень. И половина людей говорит: ну да, вот это у нас хорошее, вот это не очень. А когда он говорит, в этом городе все плохо, просто ужасно, все ему остальные будут отвечать, ну не все, но многие на это возмутятся.

    С.ДОРЕНКО: Мы уже не говорим с Ларисой, мы можем это оставить в стороне, но там, по крайней мере, несколько векторов. Я хотел, кстати говоря, про Варламова, раз вы сказали, рассказать о том, что он написал 16-го числа, он написал у себя на varlamov.ru «Я знаю, от чего вы умрете». От чего умирают люди в России? Люди в России умирают, как вы знаете, за 2017 год умерло 1 млн 826 тыс. 125 человек, почти 2 миллиона. Ишемическая болезнь сердца - вероятность смерти 1,4, в том числе инфаркт миокарда. Новообразования, в том числе рака, - 1,6. Обратите внимание, что ишемическая болезнь сердца и инфаркт уносят больше жизней, а новообразования всего лишь 1,6. Инфаркт мозга, цереброваскулярные болезни, инсульт - 1,7, сразу после рака. На первом месте, одним словом, ишемическая болезнь сердца, на втором – рак, на третьем – инфаркт мозга. На четвертом - внешний фактор: дядя Федя с топором - 1,12.

    Э.ХАСАНШИНА: Это вообще-то очень приличный процент.

    С.ДОРЕНКО: Это огромный процент. Внешний фактор – это когда вас рубит дядя Федя с топором – 1,12 и это на четвертом месте по количеству смертей.

    Э.ХАСАНШИНА: Это, наверное, и всякие ДТП.

    С.ДОРЕНКО: Думаю, да. Нет, еще убийства отдельно рассчитаны. Болезни нервной системы – 1,18. Старость как медленно угасание… Не понимаю, что такое старость, честно говоря, потому что у старости все равно есть какие-то причины (укорачивание теломер что ли) - 1,19. Болезни органов пищеварения, но без рака, потому что рак исчислен отдельно, - 1,20. Болезни органов дыхания, воспаление легких – 1,29. Причины смерти, связанной с алкоголем, - 1,37. На десятом месте убийства. Смотри, внешние причины и убийства – это разные вещи, убийство выделено в отдельную часть.

    Э.ХАСАНШИНА: Я думаю, это все тоже входит, просто по убийствам отдельный показатель высчитали, чтобы посмотреть конкретно, сколько их.

    С.ДОРЕНКО: Может быть, это высоковероятно. Среди убийств, что плохо? Повреждения с неопределенными намерениями. Когда человека метелят с неопределенными намерениями, просто отметелить, ну как бы по-товарищески. Это 1,43. Собственно убийца, по данным МВД, 1,188, не так много, в том числе собственное убийство по Росстату 1,202. Там по МВД, тут по Росстату. Прочие болезни сердца, не инфаркт, 1,49. Сахарный диабет – 1,49. Смерть по неустановленным причинам, шел-шел, помер, отчего помер, дурак просто, случайно, забылся и помер – 1,61. Травма головы (поэтому, пожалуйста, ездите в шлемах) – 1,80. Самоубийство (слово запрещено, как вы знаете), самоубийства нет в России, но мы знаем, что за границей они бывают, - 1,90. В России. Но этого не бывает в России, как вы знаете. За границей бывает, поэтому мы такое слово говорим.

    Я хочу интересное что-то рассказать. Сейчас, когда 10:52 и вам все обрыдло, я хочу рассказать интересное. Первый канал заплатил Василию Уткину 783 тысячи рублей за комментарий одного матча. А я знаю, что это такое, 10 тысяч евро. Это было 10 тысяч евро в то время, наверняка.

    Э.ХАСАНШИНА: Скорее всего.

    С.ДОРЕНКО: Ребят, откуда берутся такие цифры некруглые? МЫ всегда раздражены, когда некруглые цифры. Вот сейчас бы заплатили 760 тысяч 500 рублей, такой курс. Ему заплатили 10 тысяч евро за матч. Хорошо? Хорошо. Нормально? Нормально. А работа же тяжелая.

    Э.ХАСАНШИНА: Невероятно тяжелая.

    С.ДОРЕНКО: Мяч переходит на правую половину поля! Движется! Марио Лопес, Перец Гонсалес! Неудачный пас. Мне кажется, я мог бы.

    Э.ХАСАНШИНА: И вот так: ну как же так?

    С.ДОРЕНКО: Ну как же так? Я мог бы, мне кажется. Чего мне не давать по 10 тысяч евро за программу? Я вот хреначу 2,5 часа. Уткин, честно скажу, я 2,5 часа. Лучше футбол, мне кажется… Ну нет, хорошо. Ну дайте мне половину хотя бы. Половину, 5 тысяч евро. Никто не дает. Уткин отдает на благотворительность, как он и обещал, квиток, говорит, опубликую. Отправит в фонд «Выход». Что значит, «Выход». Посмотри пожалуйста, что такое фонд «Выход». Очень интересно. Они получат столько денег. Им надо будет закрываться и все. Решение проблем аутизма. Так что, нет, туда денег, во-первых, не жалко, во-вторых, 10 тысяч евро, безусловно, недостаточная… Российский негосударственный благотворительный фонд, который основан сценаристом, кинорежиссером и телеведущей Авдотьей Смирновой в 2012 году. Этот фонд «Выход» будет оказывать помощь людям с расстройствами аутистического спектра.

    Э.ХАСАНШИНА: Ранняя диагностика, вмешательство – это все.

    С.ДОРЕНКО: Ну и хорошо. Им помогает Walt Disney Company Russia, так что это интересно. Уткин, я преклоняю колено, что еще преклонить. Ну молодец и все, гений просто.

    Э.ХАСАНШИНА: Он молодец, с этим спорить не будем. Просто, конечно, цифры эти нас удивляют.

    С.ДОРЕНКО: Почему? Удивляют цифры, что так платят. Можно перейти сразу к геям? Это не покажется вам внезапным? А с геев перейдем на преподавателя Высшей школы экономики, что уже точно не покажется внезапным.

    В России впервые разрешили провести гей-парад. Об этом сообщает лидер московского ЛГБТ-сообщества… Я к тому, что, казаки, я вам дам адрес, вы туда съезжайтесь. Сейчас казаки, мобилизация, все хватает лошадь, нагайку, сковородку. Всем надо немедленно отправиться по этому адресу, чтобы противостать гомосексуалистам. Николай Алексеев, лидер московского ЛГБТ-сообщества уже долгие годы, сообщил: глава администрации города Новоульяновска разрешила провести гей-парад в поселке Яблоневый. Напиши, пожалуйста, поселок Яблоневый, Новоульяновск. Очень интересно. Население поселка Яблоневый составляет семь человек. Это коттеджный поселок Яблоневый сад… Нет, Яблоневый сад, а тут просто Яблоневый. Там семь человек. Но казаков приедет 70 тысяч, Алексеев, не надейтесь. Алексеев, где ваши – там и казаки. Вы же всегда парой ходите, ни один гей не может пройти без сопровождения казака, ни один казак не выйдет из дома без гея. Мне кажется, они не должны разлучаться.

    Э.ХАСАНШИНА: Просто странным кажется, сколько же там будет участвовать в параде действительно геев.

    С.ДОРЕНКО: Я скажу. Алексеев заявил, что их, участников гей-парада, будет 300 человек. Остальные 70 тысяч будут казаки, мне кажется, и пресса. 50 тысяч камер, 70 тысяч казаков на лошадях, если считать конь… Как раньше было у казаков, они вели еще коня с собой, они научились у татар. Ты помнишь эту песню?

    Э.ХАСАНШИНА: Нет, не помню. Какая?

    С.ДОРЕНКО: Как на черный Ерик… Первая песня. Она же переделана. Как на черный Ерик, на высокой берег вывели татары 40 тысяч лошадей. Это первая песня. Как на черный Ерик, на высокой берег вывели татары 40 тысяч лошадей. Это о чем говорит? Что было 20 тысяч бойцов, татарин вел вторую лошадь обязательно. Эта устает, он садится на вторую. Поэтому казаки, когда пели эту песню, они имели в виду, что татар было 20 тысяч, но лучше написать вдвое больше, 40 тысяч лошадей. Вывели татары 40 тысяч лошадей. И покрылся берег, и покрылся Ерик сотнями порубанных… людей. Эх. Любо, братцы, любо… Это первая песня. Первая была песня про налет татар. Ну ладно, неважно, не знаете и не знаете, вы не обязаны все знать. Достаточно того, что все знаю я, да и я не все знаю.

    Товарищи, сосредоточьтесь, пожалуйста. Казачество, родина смотрит на вас.

    Э.ХАСАНШИНА: Напружиньтесь.

    С.ДОРЕНКО: Родина смотрит на вас! Устлать надо телами патриотов, чтобы по вам шли геи, а вы бы не пускали их, не пускали, все время то ногу, то руку вверх поднимали. Не дайте им пройти по земле русской. Испаскудят землю русскую… Где? Поселок Яблоневый г. Новоульяновска. Лягте там телами, заслоните путь, не дайте испаскудить землю русскую. Казаки, вперед! А геи не придут. Представляешь, будет… Вывели татары 40 тысяч лошадей, а казаки не пришли. Нет, наоборот, геи не пришли. Вот это будет прикол, товарищ.

    Мы пойдем и проживем его, этот четверг, 16 августа.

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus