• Специалист по работе с телом Томас Майерс в программе «Pro фитнес», 31 марта 2019

    Соматика, основы движения тела человека

    19:00 Март 31, 2019

    Соматика, основы движения тела человека

    В гостях

    Томас Майерс

    специалист по работе с телом, автор книги «Анатомические поезда»

    Е. РОДИНА: 19 часов 06 минут. Это радиостанция «Говорит Москва». У микрофона Екатерина Родина. Программа «Про фитнес». Сегодня у нас в гостях сразу несколько гостей, давайте я сразу представлю. Кто наблюдает за нами в Instagram, кто смотрит анонсы разные. Во-первых, это Елена Волкова. Специалист по движению, основатель учебного центра «Практика» и студии « Пилатес Плюс». Елена, добрый вечер.

    Е. ВОЛКОВА: Добрый вечер.

    Е. РОДИНА: Елена привела к нам замечательного гостя не из нашей страны. Томас Майерс —  специалист по работе с телом, автор книги «Анатомические поезда». Томас, добрый вечер.

    Т. МАЙЕРС: Добрый вечер, Катя.

    Е. РОДИНА: Нам будет помогать переводчик Ксения Мищенко. Ксения, вам добрый вечер.

    К. МИЩЕНКО: Добрый вечер.

    Е. РОДИНА: Во-первых, про анатомические поезда. Этот термин на слуху у человека, который хоть как-то связан с фитнес индустрией, с массажем, физиотерапией. Всё равно нужно какие-то тезисы обозначить. Анатомические поезда, когда всё взаимосвязано и всё взаимозависимо. Томас, поясните основные постулаты понятия, которое вы придумали ещё девяностые годы.

    Т. МАЙЕРС: We’ve been thinking about the muscles as individual muscles that work the joints after the manner of Isaac Newton. This was adequate to the times. But now when we are entering electronic age, we need to apply new rules to understand our movement. There are many new ideas coming out of the physiotherapy and fitness. My idea is simply to string the muscles together like strings of polish sausages. And it turns out that if you look to the muscles this way, you can see the patterns that the body takes on in posture, that start out as strain patterns but they lead to pain patterns.

    Т. МАЙЕРС(перевод): Долгое время мышцы изучались отдельно друг от друга – в контексте того, как каждая заставляет работать тот или иной сустав, - т.е. следуя подходу, заданному еще Исааком Ньютоном. Такая концепция вполне соответствовала своему времени. Но сейчас, когда мы перешли в эру электроники, нам нужно использовать совершенно новый подход при изучении движения. Много новых идей появляется как в фитнесе, так и среди физиотерапевтов. Моя идея заключается в том, чтобы увязать мышцы между собой – как, например, связана вереница польских колбасок. Как только вы начинаете рассматривать мышцы с такой точки зрения, вам легче становится улавливать те паттерны, которые заставляют тело принять то или иное положение и которые начинаются с простого напряжения, а затем переходят в боль.

    Е. РОДИНА: То есть, каждая мышца, каждый орган в теле завёрнут в определённый пакетик. Так говорится в книге. Мы знаем, что книга была выпущена давно на 14-ти языках. Она называется «Анатомические поезда». Каждый пакетик, в который обёрнут орган и мышца, все они связаны друг с другом. Если потянуть один кончик пакетика…

    Е. ВОЛКОВА: Другой тоже потянется.

    Е. РОДИНА: Да. Всё происходит именно так.

    Т. МАЙЕРС: We think we have 600 muscles.We have one muscle – one mind and one muscle – it’s in 600 pockets.

    Т. МАЙЕРС (перевод): Многие из нас уверены, что у нас 600 мышц. На самом деле, у нас всего одна мышца – одно сознание и одна мышца – и она распределена по 600 карманам.

    Е. РОДИНА: Термин «анатомические поезда» придуман ещё в 90-е годы Томасом Майерсом. С тех пор эта теория менялась каким-то образом? Или всё осталось, как есть, за эти годы?

    Т. МАЙЕРС: Oh yes, I have been developing the ideas myself. And also my students are coming along and changing my ideas by making them better. We’re coming to understand the muscular skeletal system more from a system point of view rather than mechanistic point of view. And this systemic point of view has a predictive powers for both treatment and prevention of injury.

    Т. МАЙЕРС: Да, конечно. Я и сам работал над развитием своих идей, и мои ученики постоянно помогают мне делать их лучше. Мы все подходим к тому, чтобы начать рассматривать мышечную структуру больше с точки зрения системного подхода, нежели просто механического. И такой системный взгляд имеет значительно большую предупредительную силу как в лечении, так и в предотвращении травм.

    Е. РОДИНА: У меня сейчас будет вопрос ко всем участникам программы. Сначала хочу обратиться к Елене Волковой. Елена, по вашей профессиональной оценке, как вы думаете, на сколько процентов мы знаем своё тело? Как учёные? Как человечество?

    Е. ВОЛКОВА: Я так скажу: я более двадцати лет этим занимаюсь. Чем больше я это изучаю, тем больше понимаю, что мы только начинаем открывать эту вселенную. Мы едва-едва приоткрываем эту тайну. Мне кажется, нам предстоит ещё  только…

    Е. РОДИНА: Хоть один процент есть?

    Е. ВОЛКОВА: Я не могу сказать.

    Е. РОДИНА: Ну, по ощущениям. Куда-то же мы движемся?

    Е. ВОЛКОВА: Мы движемся. Примерно около 4-ёх процентов.

    Е. РОДИНА: Этот же вопрос Томасу Майерсу. Человечество о себе на сколько процентов знает?

    Т. МАЙЕРС: Если я был бы богом, я сказал бы вам процент. Чем больше я узнаю о теле, тем больше понимаю, что не знаю о нём ничего.

    Е. РОДИНА: Ответ один и тот же.

    Т. МАЙЕРС: Мы предполагаем, что сердце – это насос, который гоняет кровь по телу.

    Е. РОДИНА: Это не так?

    Е. ВОЛКОВА: Если брать физиологию, наше сердце не такое сильное, чтобы качать эту вязкую жидкость по нашему телу. Это всё не так просто.

    Е. РОДИНА: То есть всё, в чём мы можем быть уверены…

    Е. ВОЛКОВА: Завтрашний день может всё перевернуть.

    Е. РОДИНА: Преподнести сюрпризы. Я напомню, Это «Про фитнес», радио. Там у нас идёт прямой эфир. Govoritmoskva.ru. У  нас есть веб камеры в студии. Вы можете за нами наблюдать. Там, справа, можно переключать портретный режим. Тогда вы увидите Томаса Майерса. Кстати, сколько семинаров у него уже прошло в Москве?

    Е. ВОЛКОВА: Два семинара. Когда-то давно в Санкт-Петербурге, почти 10 лет назад, у него были ещё семинары в России.

    Е. РОДИНА: Хорошо. Следующий вопрос. Задача вашей теории избавлять от блоков, которые человек получил в результате травм, эмоциональных потрясений. Избавлять от блоков анатомические поезда, таким образом человек выздоравливает. А если это всё не недостатки? Если эти недостатки делают нас индивидуальностью? Если это наше преимущество? Как с этой точки зрения оценить вашу деятельность? То есть мы – это наши ошибки и опыт, это наши ограничения. Нет?

    Т. МАЙЕРС: I don’t think we need to define ourselves by our suffering. We can also define ourselves by our creativity, even on psychological level. So every experience that you had starts as a sensation, goes to an emotion, than you have a context slot, you put it in a context, and then you have a result which is a movement. Many times the dramatization of the posture is an unfinished movement. Many times you can see older people who are crushed and defeat. Or you find the person going down the street like they are the front of the ship. These are all the dramatizations of the state inside the brain. When you get them to move out of these patterns, they don’t loose their memory or their personality. They simply get to express their personality without one shoe nailed to the floor.

    Т. МАЙЕРС: Я не думаю, что стоит идентифицировать себя со своими страданиями. Лучше идентифицировать себя с творчеством, в том числе на психологическом уровне. Так, каждый пережитый вами опыт начинается с ощущения, перерастает в эмоцию, потом вы помещаете ее в контекст, и в конце концов вы получаете результат в виде того или иного движения. Во многих случаях, та или иная поза, положение тела – это результат неоконченного движения. Вспомните, сколько раз вы видели людей, которые выглядели расстроеными и разбитыми. Или, наоборот, тех, кто шел по улице словно корабль, рассекающий волны. Все это является отражением состояния наших внутренних мыслительных процессов. И когда вы помогает людям расстаться с подобными привычными паттернами, это совсем не значит, что они теряют воспоминания или свою индивидуальность. Скорее, наоборот: они наконец-то получают свободу самовыражения, избавляясь от того ботинка, который приклеил их к полу.

    Е. РОДИНА: Либо его ограничение.

    Т. МАЙЕРС: Во многих случаях это блоки нашего движения, напряжение в нашем теле, в нашей осанке. Это незаконченное движение. Очень часто мы видим пожилых людей, которые сутулятся. Или наоборот, мы видим людей, которые идут по улице с видом корабля, рассекающего волны. Это всё процессы, которые происходят в нашем мозгу. В тот момент, когда вы избавляете их от привычных для них движений или блоков, это не значит, что вы лишаете их индивидуальности. Скорее, вы позволяете им по-новому раскрыть свою индивидуальность, по-новому её выразить.

    Е. РОДИНА:  Что первично, психика или соматика?

    Т. МАЙЕРС: The things you do from imitation, like imitating your parents, or may be decisions that you make – this comes from your brain to your body. But injury or surgery comes from the body up to the brain. So it goes both ways.

    Т. МАЙЕРС: Те вещи, которые вы делаете, копируя кого-то – например, своих родителей – или на основе принятых вами решений – это то что спускается из вашего мозга в ваше тело. В то же время, любые травмы или операции, наоборот, исходят из тела и передаются в мозг. То есть это работает в обе стороны.

    Е. РОДИНА: Все люди поддаются изменениям в этом плане? Скорректировать можно всех, или…

    Т. МАЙЕРС: Of course not, It’s not possible to cure every person. We have two problems here: one is that people wait a long time to go and get treatment or go to move. So if you wait a long time, the injury gets worse and worse and worse until you treat it. People should see treatment early for their back, not late after the whole thing has degenerated but before the tissue has degenerated. And then there are some things that cannot be undone: bones that were broken and didn’t heal quite right – they are not gonna change so much. Scars

    Т. МАЙЕРС: Конечно, нет. Невозможно вылечить любого. У нас есть 2 основные проблемы: первая заключается в том, что люди слишком долго выжидают, прежде чем обращаются за лечением или начинают двигаться. И чем дольше вы ждете, тем больше ухудшается состояние травмированной области, пока вы не займетесь ее лечением. Людям стоит обращаться за помощью раньше, до того, как ткани начинают вырождаться, а не после. К тому же, бывает то, что исправить уже невозможно – например, переломы костей, сросшиеся не совсем правильно, или шрамы.

    Е. РОДИНА:  Да. Я поняла. Я напомню, что у нас в гостях Елена Волкова. Основатель учебного центра «Практика» и студии «Пилатес Плюс». И специалист по работе с телом и автор книги «Анатомические поезда» Томас Майерс. Ещё нам помогает переводчик Ксения Мищенко. У нас есть SMS-портал, я про него не сказала. +7-925-88-88-948. В Telegram у нас аккаунт govoritmskbot. Прямой эфир 73-73-948. Если мы будем принимать звонки, то будем это делать в конце программы. К Елене Волковой обращаюсь с таким вопросом: «Вы же видите по движениям, что у человека есть проблема двигательной активности?»

    Е. ВОЛКОВА: В этом и есть наша экспертиза. Через движение смотреть, где есть зона, которая не двигается, которая двигается недостаточно, и которая совсем не двигается.

    Е. РОДИНА: Ещё я читала, когда человека смотрят, он должен подвигаться.

    Е. ВОЛКОВА: Абсолютно.

    Е. РОДИНА: Какой пакетик за какой пакетик тянет, грубо говоря?

    Е. ВОЛКОВА: Да.

    Е. РОДИНА: Вы это видите?

    Е. ВОЛКОВА: Да.

    Е. РОДИНА: Но. Не всё можно исправить, как мы поняли, если прошло какое-то время.

    Е. ВОЛКОВА: Абсолютно.

    Е. РОДИНА: Но не все люди знают, что можно это исправить. Что вообще исправлять? Если человек живёт, он не знает, что он думает так, потому что у него были какие-то предыдущие события в жизни. Я пытаюсь поставить себя на место человека, который не знает ничего об анатомических поездах. Он просто со стороны слушает, как будто это мистика или волшебство. Как ему максимально доступно объяснить, что он получит, занимаясь в этой области, если он хочет скорректировать себя.

    Е. ВОЛКОВА: Обыкновенному человеку нужно представить, что в его теле есть длинная цепочка. Все катались на велосипеде и видели велосипедную цепь. Если в этой цепи два-три звена превращаются в одно, то велосипед уже далеко не уедет. То же самое в теле. Только в теле немного лучше. Мы можем очень долго – 10, 15, 20, 40 лет жить с такими застрявшими кусочками пакетиков.

    Е. РОДИНА:  Спаянными практически.

    Е. ВОЛКОВА: Они буквально спаиваются, движения там нет. Мы можем об этом не знать. Проходит большое количество времени, мы начинаем чувствовать боль, начинаем искать специалиста, который может нам помочь.

    Е. РОДИНА: Очевидно, если болит глаз, я иду к окулисту. Но, тут-то не всё так просто. Болеть может где угодно.

    Е. ВОЛКОВА: Самое интересное. Болеть может не там, где пакетики склеились. Болеть может где угодно, очень далёкая зона от того места, где склеилось. Тут нужен специалист, который смотрит всё тело. Люди, конечно, удивляются. Они показывают на боль в плече. Начинаешь тихонько раскручивать - доходишь до стопы. Это, конечно, очень интересная история.

    Е. РОДИНА: Ещё тем, кто не знает, расскажу, что Томас Майерс устраивает эксперименты, и вы препарируете, то есть вскрываете людей и смотрите, как всё устроено на самом деле, а не только в книжках. Не как в школах, как в институтах учат, а как мышца куда крепится и так далее. Вы участвовали в этом уже неоднократно?

    Е. ВОЛКОВА: Да, неоднократно была замечена.

    Е. РОДИНА: И соответствующий вопрос Томасу. Насколько, то, что вы видите, когда вскрываете человеческое тело и смотрите, как там всё устроено, отличается от того, что написано сейчас в книгах. Потому что анатомия – это, видимо, универсальная информация, которая печатается? Наука – она же везде одна, и в России, и в Америке? При этом, когда вы на практике что-то делаете, есть отличия. Есть или нет? Насколько отличается теория от практики?

    Т. МАЙЕРС: The books present a certain point of view. So that they portray the muscles and the bones and the joints in the idea of this Newtonian law of force and motion. But really if we look at movement, it has to be more dynamic relationship between the tension and compression. The body is not moving around like a crane picking up things and putting them down somewhere else.

    Т. МАЙЕРС: Учебники отражают определенный подход – и мышцы, и кости, и суставы описываются в них согласно законам Ньютона о силе и движении. Но в действительности, если мы хотим разобраться в движении, то стоит учитывать более динамичное взаимодействие между натяжением и сжатием. Тело же не подъемный кран, который просто поднимает предметы и переставляет их в другое место.

    Е. РОДИНА: А почему нельзя это описать? Или этого не нужно делать? Не нужно этому учить тех, кто учится в спортивных и медицинских институтах. Потому что всё не так. Ведь у них определённое представление о том, как устроен человек. Потом они сталкиваются с реальностью.

    Т. МАЙЕРС: Yes, including the doctors. And the physioterapists – they are working from an outdated model, a model that is no longer useful and valid. Most of these advances are coming out because we are learning to study the fascia – which is the fabric that holds ourselves together. This tissue was treated like packing material, like cardboard that you got out of the way to see the interesting thing like the muscles. So the staff that they were throwing away almost like junk turns out to play a very important mechanical role. It’s like a three-dimensional spider-web that holds the whole body together

    Т. МАЙЕРС: Да, вы правы. В том числе и доктора. Даже физиотерапевты. Они до сих пор работают по модели, которая вышла из моды, стала устаревшей. Все  преимущества, о которых мы говорим, исходят из фасции. Она является волокном, обволакивающим всё в нашем теле. Раньше к этой ткани относились просто как к упаковке – картону, который нужно убрать с пути, чтобы добраться до самого интересного – например, до мышц. Таким образом, то, что долгое время считали ненужным мусором, оказалось играющим важную роль в механике движения. Это – как трехмерная паутина, которая объединяет все наше тело.

    Е. РОДИНА: У вас есть компания, анатомические поезда, которые проводят практики, семинары и обучение. Но в официальной медицине этого нет. Почему?

    Т. МАЙЕРС: Сейчас уже есть хорошие идеи в физиотерапии, которые люди уже используют. Хотя мои идеи ещё не так распространены в России, я приятно удивлён, как они находят широкое применение в других странах. Это не то, чтобы мы исключаем то, что вы уже знаете об анатомии. Мы просто добавляем знание, согласно которому есть общая ткань, которая объединяет всё наше тело в его движении.

    Е. РОДИНА:  Это большая проблема, что большая часть специалистов в фитнесе и медицине не пользуются вашей теорией?

    Т. МАЙЕРС: Это не совсем моя идея. Это большая теория, которая находит распространение во всём мире. Моя идея лишь небольшая часть этой теории. Мы приходим к новому пониманию. В вашем мозгу нет никакого образа грудной мышцы. Так же как нет конкретного образа дельтовидной мышцы. Это то, как мы приняли для себя решение воспринимать анатомию. Это совсем не значит, что бог задумывал это так же.

    Е. РОДИНА: Такую сноску надо в учебниках зафиксировать: мы всё приняли, всё это так крепится, всё нарисовано, но, учтите, может быть и не так, что-то скорректировано в обычном человеке. Время новостей. Продолжим разговор через пять минут. Томас Майерс, Елена Волкова у нас в гостях.

     

                             Н  О  В  О  С  Т  И

     

     

    Е. РОДИНА: 19 часов 36 минут московское время. «Говорит Москва». Программа «Про  фитнес». У микрофона Екатерина Родина. У нас в гостях Томас Майерс. Специалист по работе с телом. Тот самый автор книги «Анатомические поезда». Елена Волкова специалист по движению, основатель учебного центра «Практика» и студии «Пилатес Плюс». Помогает нам переводчик Ксения Мищенко. Всем ещё раз добрый вечер. По поводу, как на практике это выглядит. Вот смс пришла: «Болят колени… Это практический вопрос. После травмы образовался артроз в коленях, после чего уже 10 лет не могу стоять на коленях, приседать». Пишет Ольга – 32-я. Не думаю, что практические вопросы можно решить без осмотра человека, да?

    Е. ВОЛКОВА: Если серьёзно подойти к вопросу, нужна сначала консультация, осмотр.

    Е. РОДИНА: А так, если есть какие-то проблемы, то прямой путь к врачу, обычно говорят. Тогда, после диагноза, это истина. За нами можно наблюдать govoritmoskva.ru. На сайте радиостанции. «Про фитнес радио» - это аккаунты в Instagram. Можем мы показать на практике какие-то движения? С чего вы начинаете, как работаете? Хотя бы примерно, чтобы это можно было наблюдать.

    Т. МАЙЕРС:  Я сейчас смотрю на карту движения в Москве. Судя по ней, много народу находится за рулём и нас слушают. Спасибо за вопросы о моей системе. Но у нас есть проблемы более серьёзные, чем то, что люди изучают устаревшую версию анатомии. Это проблема то, что мы мало двигаемся.

    Е. РОДИНА: Два миллиона семьсот пятьдесят пять тысяч двести сорок четыре автомобиля сейчас находятся в пределах  Москвы, фиксирует статистика. Мы видим на экране. Информация выводится на наш экран, который находится в студии. Это 123% от обычного вечера в воскресенье. То есть, сегодня больше, чем бывает в воскресенье. Мы же не можем всем порекомендовать остановить автомобили и выйти. Но мы можем что-то показать. Будем показывать?

    Т. МАЙЕРС: Да, конечно. Моя идея в том, что кое-что можно сделать сидя в машине. Большинство сидений в автомобилях создано таким образом, что вы сидите позади седалищных костей, провалившись в спинку сиденья. Это воздействует на вашу спину, это нагрузка на ваш мозг, это нагрузка на ваши внутренние органы. Если вы ответственный, разумный водитель, то попробуйте немного вытянуться вверх, и придвинуть ваш таз и ваши седалищные кости вплотную к спинке кресла. Как будто вы хотите вклеить ваши седалищные кости прямо в уголок между сиденьем и спинкой кресла. После этого откиньтесь спиной на спинку кресла. Сейчас вы сидите непосредственно на тазу, и это значительно лучше для вашего мозга, для вашей спины, и для ваших внутренних органов.

    Е. РОДИНА: Я вспоминаю, ведь водительское сиденье изогнуто таким образом, что там есть ямка, для того, чтобы таз поместить в эту ямку. А многие водители подкручивают его, и не помещаются в эту ямку. Елена, вы можете меня поправить?

    Е. ВОЛКОВА: Абсолютно правильно. В идеале мы сидим так,  чтобы сохранять свои естественные изгибы, упираясь в тазовые кости. К сожалению, не все водители это знают.

    Е. РОДИНА: А положение руля как-то влияет, потому что некоторые устанавливают его перед глазами, некоторые совсем внизу? Это же тоже руки …

    Т. МАЙЕРС: Есть хорошее исследование, которое подтверждает, что положение руля или изменение положения таза относительно спинки кресла, изменяет все внутренние процессы в вашем теле, помогая улучшить увлажнение тех или иных его частей, а также изменить направление движения процессов внутри тела.

    Е. РОДИНА: Объясните, если я покупаю подушку, машину с автомобильным креслом, а там мне пишут производители: анатомически подобранное… Мне верить, соблюдать все вырезы и все выпуклости? Как вы порекомендуете? Елена, ваш совет.

    Е. ВОЛКОВА: С одной стороны, да. С другой стороны, важно понимать, что мы все разные. Поэтому не факт, что эта анатомическая поверхность совпадает с вашей анатомической поверхностью. Поэтому, прежде чем покупать дорогой автомобиль, я бы посмотрела не только на цвет и на технические характеристики, но ещё и посидела, и поездила. Насколько совпадает ваша форма с формой сидения. Это должен быть серьёзный подход. На такие вещи мало кто обращает внимание. А ведь те, кто имеет автомобиль, в нём проводит большое количество времени.

    Е. РОДИНА: Автомобиль это вообще бич нашего времени? Лучше пешком, я так понимаю, Томас? У нас же до фитнес-клуба на автомобиле 5 минут едут. Вместо того чтобы по дорожке походить.

    Т. МАЙЕРС: Точно, ещё вы наматываете круги, чтобы найти парковочное место как можно ближе ко входу.

    Е. РОДИНА: Теперь по секрету, если вы наматываете круги, хотя бы правильно расположите таз в вашем кресле на водительском сиденье. Хотя бы ваши органы почувствуют какое-то расслабление.

    Т. МАЙЕРС: It’s not the car, it’s not the telephone. But it’s the convenience that all of this does making us move less and less and less. So when we go to the gym, it’s like we go to a grocery store and we buy a supplement, we buy some protein powder. But you can not leave on McDonalds all week and then have the protein powder on the weekend and expect to be healthy. So likewise, you can not go and sit in the office for 40 or 50 hours a week and go to the gym for three times and think that it’s going to be a good diet of movement.

    Т. МАЙЕРС: Дело даже не в машине или телефоне. Мы должны понимать, что всё это способствует тому, что мы меньше и меньше двигаемся в нашей жизни.Поход в спортзал – это то же самое, как если бы мы пришли в продуктовый магазин и закупились протеиновым порошком. Но невозможно в течение всей недели питаться в Макдональдсе, потом на выходных съесть протеиновый порошок – и надеяться оставаться здоровым. То же самое: если вы сидите по 40-50 часов в офисе, и 3 раза в неделю ходите в спортзал – не следует ожидать, что этого движения достаточно.

    Е. РОДИНА: А сколько нужно?

    Т. МАЙЕРС: Начните с малого. Начните подниматься пешком по ступенькам вместо использования лифта. Если расстояние таково, что вы можете пройти его меньше, чем за 15 минут, не используйте автомобиль. Самое главное, нам нужно приучать наших детей больше двигаться. Есть много доказательств тому, что именно движение способствует улучшению нашего тела, улучшению состояния сердца, улучшению состояния мозга. Да, это проблема современного общества, ведь нам всем хочется комфорта.

    Е. РОДИНА: Нас смотрят сейчас в Instagram. Вопрос интересный про ботокс. Когда пытаются сделать внешне красивым лицо, ботокс (там материалы какие-то косметические) блокирует мышцы. Мышца не может нормально сокращаться. Это, наверняка, тоже воздействует на что-то в нашем организме. Какие последствия?

    Т. МАЙЕРС: Должен вам признаться. Однажды я тоже это делал.

    Е. РОДИНА:  И как это повлияло на ваше здоровье?

    Т. МАЙЕРС: Not for vanity. Because Charles Darwin talked about: do you have the emotions, and that makes a tension or do you have the tension and than that makes the emotions? And we answered this question in the 1800 just with Freid and we said: oh, no – the emotions make the tension.

    Т. МАЙЕРС: Не из самолюбия. А потому что еще Чарльз Дарвин задавался вопросом, что первично: эмоции поражают напряжение в лице или, наоборот, напряжение способствует появлению тех или иных эмоций. И ответ на этот вопрос дал еще Фрейд в начале 19 века, сказав, что именно эмоции способствуют появлению напряжения.

    Е. РОДИНА: Значит, надо расслабить лицо всем. Даже тем, кто за рулём.

    Т. МАЙЕРС: Как раз у меня была потребность узнать, если я расслаблю  все мышцы на лице, поменяет ли это мой эмоциональный фон?

    Е. РОДИНА: Поменялось ли что-то? Нет?

    Т. МАЙЕРС: Нет, к сожалению, я не заметил.

    Е. РОДИНА: А ваши родные или друзья заметили?

    Т. МАЙЕРС: Может быть. Но я не хочу отравлять себя.

    Е. РОДИНА: Раз уж мы заговорили о мышцах и лице. Все знают, что в России менее улыбчиво люди живут, чем в других странах. Елена, вы поддерживаете меня в таком тезисе? Это же тоже наши эмоции. Это тоже как-то влияет. У человека, живущего в России, какие-то особенности. Я хотела спросить. Томас, вы провели несколько семинаров. Вы пощупали, потрогали русского человека. Можно ведь так сказать, Елена?

    Е. ВОЛКОВА: Конечно, уже можно.

    Е. РОДИНА: Человек в России отличается от тех, кого вы встречали раньше? Вообще ваша теория подразумевает: на разных континентах живут люди, у них разные динамические стереотипы, разная надобность в движении, возможно, они чем-то отличаются. Всё это взаимосвязано?

    Т. МАЙЕРС:  Конечно. Культурные различия в том, как люди себя выражают, когда двигаются. Но мне кажется, что все эти различия существовали преимущественно раньше. Потому что сейчас мы более глобализированы, у нас есть интернет, соцсети. Это более нас уравнивает. Я не вижу сильной разницы между людьми в Европе, в Англии и России.

    Е. РОДИНА: Истина – больше двигаться. У нас программа «Про фитнес», если знаете. Сюда приходят специалисты из разных видов фитнеса. Они говорят в один голос, что нужно больше двигаться, больше ходить. Человек нас слушает – хочу больше двигаться.  Как это сделать? Если недалеко идти, не садиться за руль. Игнорировать лифты и так далее. А если ему предстоит выбрать физическую активность? Это сложнее. Есть чем заниматься? Как вид фитнеса выбрать? Елена, можете что-нибудь порекомендовать.

    Е. ВОЛКОВА: Я думаю, обратиться к зову сердца. Я искренне верю, что движение должно приносить радость и удовольствие. Должно быть такое: «О! У меня сегодня по расписанию фитнес! У меня сегодня спорт!»

    Е. РОДИНА: Но это же редкость. В основном я иду в спортзал, чтобы поработать, чтобы пострадать, чтобы оттуда выползти.

    Е. ВОЛКОВА: Да. Это в корне неправильный подход.

    Е. РОДИНА: А как полюбить движение?

    Е. ВОЛКОВА: Значит, вы не нашли ещё то движение, которое реально приносит удовольствие. Нужно пробовать.

    Е. РОДИНА: Пробовать различные движения и от движения получать удовольствие?

    Е. ВОЛКОВА: Да, кайф. Может это будут танцы. Может это будут лыжи или сноуборд. Может, это вообще не фитнес. Пешая прогулка с наблюдением пространства. Не знаю. Огромное количество вариаций.

    Е. РОДИНА: Томас, как выбрать движение, которое приносило бы удовольствие? Чтобы не мучиться, не страдать. Нам говорят много двигаться. А мы идём мучиться, страдать, потому что нам сказали. А не потому, что нам нравится.

    Т. МАЙЕРС: I do most of my excercised before I get out of bed. I leave the bed in a big mess because I do a  lot of movement before I get out of bed. I stretch and I yawn and I put all my limbs out as far as I can put. I take my spine through a range of motion – a bit like a cat waking up. Then I get lost in my telephone and my emails and in the rest of my day like anybody else, so I want to make sure that I do some movement before I get out of bed, because that way at least I know that I have waken up my body and got it ready for the day.

    Т. МАЙЕРС: Я большинство своих упражнений делаю до того, как  встаю с кровати. Когда я вылезаю из нее, в ней остается полный хаос, потому что  я тянусь, вытягиваю конечности, делаю различные упражнения для спины, как кошка, когда просыпается. Для меня важно всё это успеть сделать именно до того момента, как я встаю с кровати, потому что после этого меня настигает мой телефон, компьютер, электронная почта – все как у обычных людей - и я должен быть уверен, что я посвятил время пробуждению своего тела и подготовке его к предстоящему дню.

    Е. РОДИНА: Но это же недостаточно. Сколько вы тянетесь?

    Т. МАЙЕРС: 5-10 минут. Конечно, нужно больше упражнений. Но, если вы, хотя бы задумаетесь о всех возможностях, которые помогут вам добавить чуть больше движения в вашу жизнь, это здорово, что вы ходите в спортзал или на занятия йогой просто для того, чтобы двигаться. Но это то же самое, как пить необходимые добавки, про которые мы уже говорили. В то же время, нужно просто больше двигаться в течение дня.

    Е. РОДИНА: Но лучше мало двигаться, чем совсем не двигаться. По поводу персонального тренера. Я прочитала то, как вы это видите. В начале вашей карьеры, Томас, вы говорите о том, что персональный тренер или учитель по йоге зациклен на себе. То есть, фокус у него на своём ощущении, когда он тренирует. А, когда он берёт деньги за занятия, он должен перенести фокус на клиента, с него сканировать ощущения, а не зацикливаться только на себе. Мне кажется, что это проблема для некоторых людей, которые начинают путь в этой профессии.

    Т. МАЙЕРС: I was contrasting trainers with massage therapists. The massage therapist or physiotherapist goes into insane and says «I want to help you». But the trainers, or pilates teachers, or yoga teachers usually find themselves being very good, and they say «I'm very good in this, I can make a living doing this.» But if you are going to make a living out of this, you have to not only convey your own experience to other people: you have to be able to see other people experience and translate your experience to them. So some people are able to make this change from the focus on themselves to the focus on the others, but some do not make this change so well.

    Т. МАЙЕРС: Да, я помню, я тогда противопоставлял массажистов и тренеров. Массажисты и физиотерапевты обычно идут вглубь, с намерением «Я хочу вам помочь». В то время как тренерам, или учителям йоги или пилатеса, больше свойственно рассуждать так: «Я в этом очень хорош, значит я могу этим зарабатывать». Но при этом они забывают, что чтобы зарабатывать, нужно не просто транслировать свой опыт другим людям, но и быть готовым видеть и принимать опыт других людей, обмениваться им. И некоторым людям удается сместить этот фокус с себя на окружающих, а некоторым – нет.

    Е. РОДИНА: Означает ли, что это плохой тренер, специалист в этой области?

    Т. МАЙЕРС: Это означает только то, что он сможет тренировать только людей, похожих на него самого. Для меня, как для терапевта, это будет очень скучно, потому что я не хочу работать только с людьми, которые  похожи на меня. Если вы хотите сделать более длинную карьеру, то вам нужно открыться более широкому спектру людей.

    Е. РОДИНА: У нас остаётся буквально полторы минуты до завершения. Томас, поскольку вы с семинаром в Москве, какие-то выводы или заключения ваши. Поделитесь?

    Т. МАЙЕРС: Да, конечно. Старайтесь сегодня двигаться больше, чем вчера. И так каждый день. На этой неделе старайтесь двигаться больше, чем двигались на прошлой неделе. Вы почувствуете себя лучше.

    Е. РОДИНА: Совет от Елены Волковой.

    Е. ВОЛКОВА: Найдите движения, от которых вы получаете удовольствие. Тогда вам не придётся себя загонять.

    Е. РОДИНА: Эх! Было бы так. Это же возможно? Скажите нашим радиослушателям.

    Е. ВОЛКОВА: Это возможно. Я такой человек.

    Е. РОДИНА: Вот тому подтверждение. Спасибо огромное. Елена Волкова - специалист по движению, основатель учебного центра «Практика» и студии «Пилатес Плюс». Специалист по работе с телом, автор книги «Анатомические поезда» Томас Майерс. Спасибо вам большое! Приезжайте ещё в Москву. Приходите к нам. И переводчик, нам помогала Ксения Мищенко. Спасибо, Ксения. Больше двигайтесь! Всего доброго.

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus