• Руководитель ГКУ «Организатор перевозок» Павел Павлов в программе «Город дорог» от 14.11.2019

    13:00 Ноя. 14, 2019

    В гостях

    Павел Павлов

    руководитель ГКУ «Организатор перевозок»

    А.КАПКОВ: Меня зовут Александр Капков. Это программа «Город дорог». Ближайшие 25 минут проведем, по традиции, вместе в диалогах и разговорах о транспорте, дорогах и околодорожных темах. Рад приветствовать всех! Присоединяйтесь к нашему эфиру.

    С радостью представляю вам нашего гостя, с которым я бы, наверное, хотел сходить в казино. Сейчас объясню, почему. Павел Павлов.

    Павел Павлович, здравствуйте. Руководитель ГКУ «Организатор перевозок». Вот так вот вам повезло. Или у родителей, наверное, не было просто выхода, как вас называть, да?

    П.ПАВЛОВ: Нет, скорее было осознанным шагом.

    А.КАПКОВ: Я понимаю сейчас зависть тех, знаете… Есть у нас в комитете… Я не помню, как называется, я прошу прощения… Маша, надеюсь, меня простит. По архитектуре она занимается у нас в мэрии, Маша Ульянова. Она всегда скидывает: «Ульяна. Здравствуйте». Или люди, у которых фамилия Александров, а имя Дмитрий, ему: Александр, здравствуйте. У Павла такой проблемы нет. Мало того, что Павлов, он еще и Павел.

    Небольшое вступление для того, чтобы нам разгореться. И сегодня о чем пойдет речь. «Организатор перевозок». Павел, давайте коротко то, чем занимаетесь вы, чтобы наши слушатели могли понять, какие вопросы сегодня вам адресовать.

    П.ПАВЛОВ: Основные направления деятельности нашего учреждения — это в первую очередь контроль оплаты проезда на всем общественном транспорте в городе Москве, как наземном, так и метрополитене.

    Также мы контролируем и являемся заказчиками государственных контрактов у коммерческих перевозчиков, осуществляющих свою деятельность по аналогии с «Мосгортрансом». Это была наша реформа, которая полностью началась в 2016 году.

    И, собственно, одно из основополагающих направлений деятельности в части безопасности наших пассажирских перевозок — борьба с нелегальными перевозчиками, которая ведется и организовывается нашим учреждением на основании соглашения правительства Москвы с контрольно-надзорными органами, что, в общем-то, в последнее время достаточно эффективно, это видно на улицах горда. 

    А.КАПКОВ: Две главные, но это не все. Два главных направления, еще раз коротко напоминаю — это оплата и контроль за соблюдением оплаты, я бы так назвал, на транспорте вообще всем, это касается и автобусов, и троллейбусов, и трамваев, и метро, и даже маршрутных такси, которыми занимаются частные компании, еще раз я нашим слушателям говорю. И также второе — это нелегальные перевозки, с которыми ведется до сих пор активная борьба или работа, как вы это называете. Давайте с этого и начнем.

    П.ПАВЛОВ: Можно их тоже категоризировать на тех перевозчиков, с которыми нужно именно бороться. И контрольно-надзорные органы оказывают нам очень серьезную поддержку силовую в этих вопросах. Бывает, что отдельно взятые перевозчики, которые считают, что они могут себе позволять все, что угодно, вплоть до рукоприкладства, в этой связи, конечно, мы и силовую поддержку порой просим в том числе.

    С остальным мы больше, скажем так, контролируем, чтобы не заражалось новых очагов. С шестнадцатого года колоссальная работа проделана. Если вы помните, как обстояли дела раньше на ключевых транспортных узлах города, то сейчас это разительное отличие.

    Сейчас работа построена с коллегами из контрольно-надзорных органов таким образом, что даже если где-то в Москве осуществляются попытки таких системных нелегальных перевозок, мы в течение трех дней об этом узнаем и на четвертый день уже принимаем исчерпывающие меры для того, чтобы их пресечь.

    А.КАПКОВ: Я правильно понимаю, что, когда мы говорим о нелегальных перевозках в Москве, мы в первую очередь говорим о частных компаниях, в простонародье они называются маршрутки. И, наверное, я еще сюда добавлю междугородние, а то и международные перевозки, которые в свое время (сейчас, конечно, реже) чувствовали себя хорошо. Сейчас вы сами расскажете, как с ними выстроена работа, сейчас они работают по-другому, это те самые автобусы, которые стартовали от вокзалов московских. Думаю, более популярных площадок у них нет. Я просто задумался, откуда они еще могли стартовать, но, мне кажется, это было самое популярное.

    П.ПАВЛОВ: Вокзалы и рынки.

    А.КАПКОВ: Хорошо. Давайте немножко по этой теме пройдемся и начнем как раз с этих перевозчиков. До какого года было у нас устроено так, как я только что рассказал?

    П.ПАВЛОВ: Но так активно, наверное, до семнадцатого. В семнадцатом году произошел переломный момент, мы очень активно включились в эту работу, она стала системной. Получили серьезнейшую поддержку от контрольно-надзорных силовых структур в рамках нашего соглашения.

    Таким образом, если мы говорим о попытках нелегальных перевозок внутри города Москвы и дублировать какие-то социальные маршруты городские, сейчас этого нет вообще.

    А.КАПКОВ: Я еще раз напомню, сконцентрируемся на междугородних и международных.

    П.ПАВЛОВ: Междугородние и международные перевозки, вы совершенно правы, они пытались и работали достаточно длительный промежуток времени с вокзалов наших ключевых, где основной пассажиропоток для них. В настоящее время ведется системная работа, и те, кто готов работать в рамках правового поля и соблюдать все необходимые нормы транспортной безопасности и т.д., они заключают договоры с автовокзалами, которые сертифицированы, которые проходят все нормы соответствующие и осуществляют свою деятельность системно, по расписанию, которое должно быть.

    А.КАПКОВ: Южные и Северные ворота — это то, что я сейчас вспоминаю. Южные первые появились, наверное, Северные недавно открылись.

    П.ПАВЛОВ: Да, их больше пяти в Москве. Остальные перевозчики, которые пытаются по-прежнему, к сожалению, все еще есть попытки…

    А.КАПКОВ: Видно их порой, да.

    П.ПАВЛОВ: Да. Они приезжают, но, тем не менее… У нас создан штаб при органе исполнительной власти правительства Москвы, при департаменте транспорта, который называется штаб по борьбе с нелегальными перевозчиками, в который входят все необходимые службы.

    А.КАПКОВ: В том числе и оперативные?

    П.ПАВЛОВ: Безусловно. Мы постоянно проводим соответствующие мониторинги, в том числе скрытые, для того чтобы выявлять возможные очаги возрождения этих перевозок. Это все включается в соответствующие карты. То есть мы понимаем практически о каждой машине, которая пытается приехать и привезти людей незаконно из других городов, из регионов.

    А.КАПКОВ: Или наоборот — забрать отсюда.

    П.ПАВЛОВ: Совершенно верно. Таким образом, как только они въезжают в город, мы с помощью данных объективного контроля об этом узнаем, и наши мобильные группы, в которые входят все компетентные органы, выезжают и работают практически в круглосуточном режиме.

    А.КАПКОВ: В чем была главная проблема с этими перевозчиками и к чему пришли сейчас в итоге?

    П.ПАВЛОВ: Главная проблема была в том, что это небезопасно для людей, это основополагающий фактор, который вызывает всегда тревогу.

    А.КАПКОВ: В чем это проявлялось? Неквалифицированный персонал, техническое состояние автобусов желает лучшего?

    П.ПАВЛОВ: Они не проходят никаких проверок — ни медицинских, ни технического освидетельствования транспортного средства. Зачастую это проблема с рулевым управлением, это проблема с тормозной системой, это кустарным способом переоборудование транспортных средств, никак не сертифицированное.

    А.КАПКОВ: И технадзор с этим никак не справлялся?

    П.ПАВЛОВ: Вы знаете, работа не была систематизирована. В какой-то момент, как только все службы включились… Сейчас за счет чего настолько эффективно выстроен процесс? Потому что мы приезжаем разом и все контрольно-надзорные органы находятся там, на месте, и каждый по своей компетенции проводит соответствующую проверку.

    Если это, например, какие-то изменения кустарным способом в конструкции транспортного средства, то технический надзор ГИБДД незамедлительно принимает свои меры вплоть до аннулирования регистрации этого транспортного средства. Тем самым оно уходит из оборота нелегального. Тем самым мы пресекаем эту деятельность, потому что так называемый нелегальный перевозчик… У него основная цель — это экономика, естественно. 

    А.КАПКОВ: Да.

    П.ПАВЛОВ: Когда рушится экономика, он перестает этим заниматься.

    А.КАПКОВ: Если я правильно помню, штрафы для юридических лиц… Автобус, скорее всего, принадлежит юридическому лицу, хотя наверняка там есть какие-то схемы, которые они привлекают.

    П.ПАВЛОВ: Индивидуальные предприниматели и так далее.

    А.КАПКОВ: Да. Но все равно там гораздо больше, чем 5 тысяч рублей.

    П.ПАВЛОВ: Безусловно. В десятки раз больше.

    А.КАПКОВ: Сотни тысяч рублей, наверное.

    П.ПАВЛОВ: Да. Самой эффективной мерой является применение меры обеспечения в виде изъятия или ареста транспортного средства и перемещение его на специализированные стоянки.

    А.КАПКОВ: Ну, да, не так, что тебе штраф выписали и ты поехал дальше.

    П.ПАВЛОВ: Конечно. К сожалению, экономика у них складывается таким образом, они же не платят налогов, это все теневой сегмент, и для них штраф 50 тысяч рублей — это не самая эффективная мера. А вот когда изымается из оборота их транспортное средство, которое приносит им постоянно выручку теневую, они понимают, что как бы деваться им некуда, они сворачиваются с рынка, по крайней мере в Москве именно вот так реализован этот процесс.  

    А.КАПКОВ: С позиции пассажира стало лучше в рамках безопасности, абсолютно точно понимаю. Но еще тогда мы не раз затрагивали эту тему, ведь рынок тот хоть и был теневой, устроен был наподобие удобства… То есть человек, который приезжал на вокзал, он не покупал билет по тем или иным причинам (опоздал, не нашел или еще что-то), он выходил и тут же уезжал. Пассажиры говорили: ну, какой мне смысл? Допустим, Павелецкий вокзал рядом. Я вышел с Павелецкого вокзала, я должен сначала потратить час, чтобы доехать до Южных ворот, там сесть на автобус и только после этого уехать. Вот удобство того, как это было устроено раньше, хоть это и было небезопасно, чем компенсируется сейчас?

    П.ПАВЛОВ: Это компенсируется, как минимум, тем, что, во-первых, это комфортные условия ожидания для пассажиров.

    А.КАПКОВ: Терминалы как в аэропорту.

    П.ПАВЛОВ: Примерно, да. Есть зал ожидания. Есть какая-то минимальная инфраструктура в части гигиены, в части того, чтобы перекусить себе что-то приобрести, это первое.

    Второе, в части удобств в первую очередь мы говорим о безопасности пассажиров. Потому что мы с вами слышали и даже за последний год случаи на федеральных трассах, которые происходили с автобусами, как правило, нелегальных перевозчиков, которые осуществляли межсубъектную региональную перевозку из одного региона в другой. Далеко не всегда это связано с Москвой, тем не менее, мы все это отслеживаем, чтобы анализировать, что происходит.

    В части комфорта, вы прекрасно видите вместе с нами, как развивается транспорт сейчас в Москве, какими семимильными шагами и темпами. Если раньше людям приходилось, как вы говорите, больше часа затрачивать на то, чтобы добраться до вокзала, то сейчас с того же Павелецкого вокзала можно гораздо быстрее это сделать и сэкономить существенно время. Но при этом человек уверен, что это безопасная перевозка, что это комфортная перевозка в нормальном транспортном средстве, которое проходит все необходимые технические и контрольные мероприятия, медицинское освидетельствование водителей и так далее, что, на мой взгляд, намного важнее, нежели сэкономить 15-20 минут.

    А.КАПКОВ: Кстати, задавайте свои вопросы. Я напоминаю, у нас в гостях руководитель ГКУ «Организатор перевозок». Мы сегодня говорим о контроле оплаты проезда на всем городском транспорте в Москве и о нелегальных перевозчиках. Вы можете задавать свои вопросы нам в Telegram: govoritmskbot, по
    SMS по номеру +7-925-8888-948.

    Константин спрашивает: «Была ли возможность сделать автобусный парк где-то в центре, хотя бы в пределах Трешки?» Я так полагаю, автобусный вокзал. Возможно, такая идея обсуждается сейчас?  

    П.ПАВЛОВ: Вы знаете, я не являлся участником обсуждения таких идей, скажу честно. Но, на мой взгляд, субъективное мнение, это не очень будет эффективно, потому что вокзалы, как правило автовокзалы, они располагаются на каких-то развязках, с которых максимально удобно выйти в дальнейшем на федеральные трассы по направлению следования, и это экономит существенно время людям. Наверное, в этом вся логика и логистика построения и открытия автовокзалов для того, чтобы потом, в дальнейшем, было удобно приехать из регионов туда и удобно выехать из Москвы.

    А.КАПКОВ: Я прекрасно понимаю эту тему. Я сейчас задумался о том, что люди почему-то думают, как удобно приехать в центр Москвы, сесть на автобус и поехать в путешествие. Но вы не забывайте, пожалуйста, что вам Москву в любом случае нужно будет проехать, вопрос только в том — на чем вы ее проедете, уже на рейсовом автобусе, который, скорее всего будет дольше ехать, чем если вы доедете на метро до уже окраины Москвы и там сядете на рейсовый автобус. Это расстояние в любом случае должно быть пройдено, вопрос только, сколько времени вы на это потратите.

    Давайте уже переходить к общественному транспорту. Сейчас быстренько пробегусь, вот, наверное, один вопрос, который стоит задать, Юля спрашивает: «Куда и каким образом можно сообщать о нелегальных перевозчиках? И бывает ли такое?» Я, Юля, подразумеваю, что есть ли такой канал для общения?

    П.ПАВЛОВ: Конечно, безусловно. У нас есть наш единый транспортный портал, о котором все знают, — transport.mos.ru. Там есть форма обратной связи. Каждое обращение граждан мы, естественно, рассматриваем в установленные законом сроки и порядке, по каждому обращению проводим соответствующие проверки. Это не связано только с нелегальными перевозчиками, все, что в компетенцию учреждения входит, можно направлять обращения в соответствии 59-м федеральным законом как напрямую к нам в учреждение, так и на единый транспортный портал.  

    А.КАПКОВ: Лимузин спрашивает: «Как вы выявляете неисправности и переделки, прямо на дороге, на глаз?» Странный вопрос. Позвольте, я сам отвечу, потому что мы только что довольно подробно об этом рассказали, этим занимается специальное ведомство — технадзор ГИБДД, и он тоже участвует в этом процессе, он уже делает это при помощи специальных техсредств.

    Итак, давайте перейдем к контролю оплаты проезда. История оплаты проезда у нас, в Москве… Помните, было время, когда автобус стоил 6 рублей?   

    П.ПАВЛОВ: Да, конечно.

    А.КАПКОВ: Классное было время! Тогда не было ни турникетов. Иногда в некоторых автобусах были живые контролеры, были компостеры. Правильно я их называю?

    П.ПАВЛОВ: Да.

    А.КАПКОВ: Делал дырки в вашем билетике. Потом появились массово турникеты, это была новая волна для всего общественного транспорта. Но теперь мы совершено точно, каждый, кто пользуется, видим, что и их уже не стало. Это современная тенденция, последняя тенденция, я правильно понимаю?

    П.ПАВЛОВ: Да, конечно. Руководством города было принято такое решение для того, чтобы как минимум обеспечить комфорт пассажирам. Благодаря тому, что убрали турникеты, во-первых, существенно сократилось время в поездке. За счет чего оно сократилось? За счет того, что прекратились очереди на вход в транспортное средство. Если вы помните, когда стояли турникеты, люди входили только в переднюю дверь.

    А.КАПКОВ: Да, так и было.

    П.ПАВЛОВ: В настоящее время входят и выходят во все двери. Соответственно, это сокращает до 15 минут время поездки. Это исключительно делалось для комфорта горожан, не более того.

    А.КАПКОВ: Это напрямую влияет не только на время погрузки и разгрузки, но и на общее расписание, если я правильно понимаю?

    П.ПАВЛОВ: Конечно.

    А.КАПКОВ: На время в пути. И в том числе, наверняка на количество автобусов на маршруте?

    П.ПАВЛОВ: В том числе, конечно.

    А.КАПКОВ: Мы же с вами прекрасно понимаем, что как только дается чуть-чуть свободы, давайте, я не буду лишней лирики накидывать, зайцев больше становится, когда убрали турникеты?

    П.ПАВЛОВ: В первый квартал, когда их убрали, мы действительно обнаружили такой существенный всплеск людей с такой странной позицией асоциальной, которые подумали, что раз нет турникетов, действительно можно, наверное, не валидировать карты.

    Я вам скажу больше, дошло до того, что мы были вынуждены в свое время обратиться даже в МВД, потому что ситуации были конфликтные, и пассажиры, которые не считают нужным платить за проезд, они чинили всяческие препятствия вплоть до попыток рукоприкладства в отношении наших контролеров.

    В этой связи у нас были договоренности, нас какое-то время даже сопровождали на отдельных самых проблематичных маршрутах сотрудники полиции. За счет, собственно, этого эффективность нашей работы повысилась просто в разы. Люди, когда видят, естественно, представителей органов власти, они по-другому себя ведут совершенно, это первое.

    Второе, что хотел бы сказать, что благодаря тому, что каждый наш инспектор-контролер обеспечен видеорегистратором, который записывает в достаточно хорошем качестве со звуком все нештатные ситуации. Все ситуации, по которым пришли обращения граждан, нами рассматриваются отдельно для того, чтобы работать как с нашими контролерами, так и понимать поведенческие ситуации у людей в конфликтных ситуациях.

    Но, тем не менее, мы хотим сказать, что из более чем 2 тыс. обращений, которые пришли на действия наших контролеров, подтвердилась только десятая часть. И подтвердилось, что не всегда неправ бывает наш контролер, порой бывает просто, что это были какие-то эмоции, с которыми он не справился. Для этого у нас проходит постоянное повышение квалификации, тренинги, мы адаптируем наших контролеров к тому, чтобы они понимали, как меняются тенденции людей, как люди это воспринимают.

    Проводим постоянные работы с пассажирами в том числе, стараемся всячески разъяснять людям. Во-первых, зайдя в транспортное средство, каждый человек должен понимать, если он не оплатил и не провалидировал билет, естественно, ему будет задан вопрос по этому поводу. В случае, если он это сделал осознано, это будет, естественно, администрироваться.

    Во-вторых, мы хотим и всегда стараемся разъяснять нашим горожанам, пользователям общественного транспорта, что это делается все для того… Вот людям всем нравится ездить на новом подвижном составе.

    А.КАПКОВ: Да.

    П.ПАВЛОВ: Но он же должен каким-то образом обновляться всегда, и средства должны откуда-то браться. Естественно, эти средства все направляются на то, чтобы обеспечить более комфортное передвижение пассажиров, это очень важно. И здесь должно быть все последовательно. Пассажир должен понимать, что раз он едет, он должен соблюдать определенные правила. Мы в свою очередь, естественно, должны принимать исчерпывающие меры, чтобы пассажир пользовался комфортным общественным транспортом, собственно, для этого и проводились все эти реформы.

    А.КАПКОВ: При этом поправьте меня, если я неправ. Я абсолютно не как эксперт выступаю, я просто сейчас добываю информацию из недр своего сознания. То, что мы платим за проезд — это даже не себестоимость, это гораздо ниже, то есть не из этого складывается, грубо говоря, бюджет.

    П.ПАВЛОВ: Конечно.

    А.КАПКОВ: «Мосгортрансу» не стоит думать, что раз… Сколько? Самый дорогой, наверное, 55 рублей сейчас? Если у вас нет никаких тарифов… То это даже не себестоимость вашей поездки, это гораздо ниже.

    Про контролеров вопрос был следующий: «Всегда ли ситуация, когда контролер работает с безбилетником, это всегда конфликтная ситуация?»

    П.ПАВЛОВ: Нет, не всегда. Я вам хочу сказать, что за последний год, наверное, благодаря совместной работе всех служб, в том числе людей с активной гражданской позицией, мы все чаще стали замечать… Во-первых, когда зарождается попытка конфликтной ситуации, стоят вокруг люди, которые, в общем-то, соблюдают правила и оплачивают проезд.

    А.КАПКОВ: И свидетели этой ситуации.

    П.ПАВЛОВ: Конечно. У них в первую очередь вызывает вопрос, они сами говорят этому человеку: а почему мы все заплатили, а ты считаешь возможным этого не делать? И люди начинают задумываться, это во-первых.

    Во-вторых, далеко не всегда конфликтные ситуации… Зачастую в большей степени люди сейчас уже понимают, что да, действительно он нарушил законодательство, да, действительно ему надо понести за это ответственность.

    А.КАПКОВ: У меня к вам есть такой, возможно, психологический вопрос, но вероятно, поскольку вы в теме, на него сможете ответить. Кто этот человек, который не оплатил проезд? К нему подошел контролер и говорит: да, я не оплатил и не собираюсь оплачивать. Если я правильно понимаю, к тебе подошел контролер, он такой: «Ой, извините, я забыл», — оплатил, все никаких вопросов, человек едет дальше. Или я неправ здесь?  

    П.ПАВЛОВ: Вообще-то, человек должен, войдя в транспортное средство, провалидировать билет. Если он проехал остановку, а потом зашел наш контролер, а человек на его глазах — фактически это безбилетник, это первое.

    Второй ответ на ваш вопрос — психологический портрет безбилетника. Конечно же, мы анализировали и для себя его составляли. Если говорить без гендерной принадлежности, то это активная категория граждан, экономически активная в том числе.

    А.КАПКОВ: Когда вы говорите «экономически активная», я правильно понимаю, что человек может оплатить проезд?

    П.ПАВЛОВ: Безусловно, конечно. Возрастом от 26 до 32 лет. Мы делаем вывод, что более старшее поколение, они, наверное, более ответственно подходят к этому вопросу. Зачастую бывают ситуации, даже когда люди, обладающие правом льготного проезда (например, социальные персонифицированные карты), заходя в транспортное средство, не считают нужным ее приложить, потому что считают, что они и так обладают правом бесплатного проезда. Хотя закон говорит об обратном. Да, действительно они обладают правом бесплатного проезда, но оно должно фактически все валидироваться всегда. Приходится разъяснять, каждый раз объяснять этим людям.

    А.КАПКОВ: Никакой штраф за это не предусмотрен?

    П.ПАВЛОВ: Если не провалидировали соцкарту?

    А.КАПКОВ: Да.

    П.ПАВЛОВ: Если формально подходить к этому вопросу, то, конечно, можно было бы это все подтягивать. Но мы стараемся этого не делать, ведь наша задача не максимальное количество штрафов, наша задача — повысить культуру оплаты проезда в сознании людей. Поэтому здесь больше мы разъяснительной работой занимаемся. Никто не гонится за количеством штрафов ни в коем случае.

    А.КАПКОВ: Я просто задумался о том, что... Ладно, хорошо, пойдем дальше. Я знаю, что в Британии сняли сериал о работе контролеров, вот именно на общественном транспорте. Вы смотрели?

    П.ПАВЛОВ: Я слышал о нем, читал тезисно, но пока не смотрел.  

    А.КАПКОВ: У нас ничего такого не планируется?

    П.ПАВЛОВ: Планов таких пока нет, хотя мы все чаще… Скажу честно, именно про сериал планов пока нет. Хотя мы достаточно тесно взаимодействуем со СМИ и с блогерским сообществом в том числе, потому что сейчас это очень активно… Особенно молодое поколение до 30 лет, оно максимально активно использует интернет-ресурсы, для этого мы, соответственно, стараемся взаимодействовать, писать какие-то различные новости, пресс-релизы, чтобы люди могли это прочитать и почерпнуть для себя информацию необходимую для понимания, как строится этот процесс.  

    А.КАПКОВ: Я правильно понимаю, что сериал этот построен как раз на том самом конфликте, с которым контролерам приходится сталкиваться каждый день? Надо будет обязательно посмотреть. Я, к сожалению, не нашел, как он называется. Вероятно, это что-то из документальных фильмов. А это документальный фильм?

    П.ПАВЛОВ: Да.

    А.КАПКОВ: Сериал. Из документальных сериалов Discovery, которые показывают ежедневную работу каких-то сотрудников.

    Новые инструменты, которые, возможно, сейчас вы видите необходимым дать в руки тем же самым контролерам? Сейчас, насколько я понимаю, кроме видеорегистратора и устройства, с помощью которого они проверяют провалидировал человек свой проезд или нет, больше ничего им не дают?

    П.ПАВЛОВ: Знаете, по большому счету этого более чем достаточно. Единственно что, мы сейчас активно взаимодействуем с коллегами для того, чтобы наделить контролеров правом проверки документов, потому что это очень важно. 

    А.КАПКОВ: Зачем?

    П.ПАВЛОВ: Для того, чтобы установить личность человека в случае, если он нарушитель, это же важно. В остальных случаях…

    А.КАПКОВ: Я вижу здесь важность, когда речь идет о персональной транспортной карте, тогда да, ты понимаешь, что… Например, по фотографии ты как-то не можешь…

    П.ПАВЛОВ: Это в любом случае важно, потому что даже если человек просто не оплатил проезд без карты, вообще, в принципе, мы должны установить его личность. Если человек говорит: «Я отказываюсь вообще с вами взаимодействовать», — и не предоставляет никаких документов, мы вынуждены, естественно, обращаться к сотрудникам полиции. Они приезжают. Этот нарушитель доставляется в отдел, где устанавливается его личность, после этого только, естественно, администрируется этот процесс.

    А.КАПКОВ: То есть, на тех, кто отказывается, грубо говоря, показывать паспорт, элементарно не получается составить протокол, документ?

    П.ПАВЛОВ: Получается, но с помощью органов полиции. 

    А.КАПКОВ: Да. И гораздо дольше происходит.

    П.ПАВЛОВ: Безусловно. Прощать такие вещи мы не имеем права, как вы понимаете, потому что это правонарушение. Мы наделены властными полномочиями в этом вопросе, поэтому, естественно, у нас логика выстроена таким образом, что в рамках правового поля мы обращаемся к контрольно-надзорным органам, которые наделены соответствующими властными полномочиями, и оказывают нам содействие для того, чтобы все-таки нарушитель понес ответственность.

    А.КАПКОВ: Насколько большая эта проблема для вас? То есть как быстро этот статус и этот инструмент может появиться у контролера?

    П.ПАВЛОВ: Я не готов сейчас прогнозировать по срокам. Работа такая ведется. Слава богу, что нет такого, что это превалирующее большинство нарушителей. В большинстве случаев как раз, я еще раз повторюсь, за последний год колоссальная работа проделана, и люди идут всегда навстречу, они понимают свою ответственность. Дополнительно мы всегда всем стараемся разъяснить. Как вы сказали, 55 рублей — это самый дорогой проезд, который сейчас есть.

    А.КАПКОВ: Да.

    П.ПАВЛОВ: А минимальный штраф — 1 тысяча. Это практически 20 поездок законных, которые он может совершить вместо одного штрафа. И вот что переломным моментом является — человек начинает задумываться.

    А.КАПКОВ: Самая большая хорошая мотивация.

    П.ПАВЛОВ: Конечно.

    А.КАПКОВ: У нас, к сожалению, не хватило времени. Но я дико благодарен нашему сегодняшнему гостю. Еще раз напомню, руководитель ГКГ «Организатор перевозок» был у нас в гостях Павел Павлов. Спасибо вам большое. Это была программа «Город дорог». Меня зовут Александр Капков. Всем счастливо! Пока!

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus