• 08:33 Ноя. 26, 2014

    В гостях

    С.ДОРЕНКО: 8 часов 35 минут. Среда. 26 ноября. Здравствуй, великий город! Здравствуйте, все! Это радио «Говорит Москва»! «Говорит Москва»! Дарья Кнорре ведущая этой программы. Здравствуйте.

    Д.КНОРРЕ: И Сергей Доренко. Доброе утро.

    С.ДОРЕНКО: Ребят, скажите мне, Даррен Уилсон идиот или нет? В смысле, он олигофрен или нет? Кто слушал, кто смотрел Даррена Уилсона, полицейского, который расстрелял в Фергюсоне черного? Мне интересно, потому что я всегда думал… Понимаешь, есть некие схемы, черный, он такой, у него странные жесты, он такой приставучий, он такой, немножко антисоциальный, такой дерзкий. А белый, он хороший, он чистенький такой и все. У него какой рассказ? Он говорит, белый: я увидел у него в руке пачку сигарет, я подумал, что он ее украл. Это первое, что думаешь, правильно? Если человек идет с пачкой сигарет в руке, как ясень пень, украл, понятное дело. Это нормально для полицейского, кстати, и в России. Вообще говоря, сознание правоохранителя, в принципе, сознание человека из правоохранительной сферы, таково…

    Д.КНОРРЕ: Необходимо подозревать.

    С.ДОРЕНКО: Да, вообще всех, всех абсолютно.

    Д.КНОРРЕ: И во всем.

    С.ДОРЕНКО: Абсолютно во всем, причем лучше грязно, конечно. Я беседовал раньше, в старые времена, у меня были контакты с правоохранителями, я должен сказать, что они, конечно, помешанные вообще в массе, ну, не в себе люди. Они сразу в чем-то подозревают: у него коррупция, он такой, это то, то. У меня был один знакомый, назывался Александр Литвиненко. Когда он меня ловил за локоть где-то, он говорил: Серег, вот эта коррупция, коррупция, коррупция. Я ему говорил: Саш, но это никак не клеится одно к другому, ну, никакой связи нет, Саша, ну, нет связи, ты понял или нет. Смотри мне в глаза, я говорил, нет связи Саш, не существует, логики здесь нет, то, что ты объясняешь. Я говорю: как они связаны друг с другом? У него был последний аргумент всегда: жопные дела. Жопные дела, Серег. То есть, когда у него нет объяснений, он считает, что они гомосексуалисты. Но все равно неважно, не имеет значения, он их подозревал всегда, всех вообще, по периметру. Это очень интересно. Я думаю, что правоохранитель, в принципе, если он видит негра с пачкой сигарет, он, естественно, думает, что тот украл. А где же он ее взял-то? Не купил же. Значит, он ему говорит: подойди. Тот подходит. Оказывается, это новые данные, он открывает дверцу машины, этот полицейский, Даррен. И как будто бы, с его точки зрения, он говорит, с его слов, как будто бы пытается вылезти из машины. Зачем? Арестовать за то, что человек идет с пачкой сигарет? Он говорит: я пытался с ним заговорить, тот стал оскорблять. Мы не знаем, что это значит слово. Мы знаем по нашим полицейским, что были примеры людей, которым я склонен доверять, что они, бывает, лгут, что «с меня пытались сорвать погоны», это все вранье часто бывает. Он говорит: он начал меня оскорблять. Как он начал оскорблять? Как он сказал? Сказал «отстань», может быть, на языке, который мы привыкли слышать в американских фильмах. Он сказал: отстань, пожалуйста, не мешай моему проходу, добрейший Иван Иваныч, Даррен Иваныч, позвольте мне следовать дальше. Он сказал на языке, как это имеют говорить обыкновение негры. И тот полез к нему и говорит дальше, что «он запихал меня обратно в машину». Это легко сделать. Когда ты встаешь из машины, в особенности из седана, если кто-то надавит тебе на плечи, то ты плюхаешься назад. То есть, по словам этого Даррена, он прикасался к нему, то есть он его толкнул назад в машину. Это истолковывается как драка. Он говорит: это была драка, он затолкал меня назад в машину. Хорошо. «Дальше он пытался сорвать с меня погоны, нашивки, тянулся к оружию», это обычное вранье полицейских, мы хорошо знаем по России. В России мы часто сталкиваемся с враньем полицейских, которые говорят: пытался сорвать нашивки, погоны, тянулся к оружию. Это классическое вранье.

    Хорошо. Предположим, что это так, а, может быть, и нет. Тем не менее он выстрелил в него 12 раз, в том числе стрелял, когда тот стоял с поднятыми руками, как говорят свидетели. Вот теперь послушайте самого этого Даррена Уилсона. Я думаю, что он олигофрен. Я не могу ставить диагнозы вот так, по видео, но…

     

    (видео)

     

    С.ДОРЕНКО: Одно слово непристойное на NBC Даррен произносит, приписывая его убитому негритянскому парню, но это одно пока слово и оно какое-то короткое и, видимо, невероятное обидное, потому что Даррен до сих пор этого слова никогда не слышал. Увидев такого полицейского в Фергюсоне или где бы то ни было еще, я с трудом удержался бы, чтобы сам его не расстрелять. Ей богу, лицо олигофрена, ну, в хорошем смысле. Вот это рассказ про то, как с него срывали погоны, нашивки, тянулись к оружию – это классическое полицейское вранье. Как можно тянуться к оружию, когда полицейский сидит в машине, ты стоишь на бордюре? Внимание, это очень важно. Послушай меня, физически предположи, встань на стол, я сяду на пол, и ты со стола, стоя на столе, попробуй дотянуться ко мне, к моему ремню на брюках, когда я сижу на полу. У тебя это не получится, потому что это тяжеловато. Машина низкая, они ездят на низких машинах, мы это хорошо знаем, правда же, «Форды» и так далее…

    Д.КНОРРЕ: Я так поняла, что он достал свое оружие, полицейский.

    С.ДОРЕНКО: Достал свое оружие, а тот стал тянуться.

    Д.КНОРРЕ: А тот отмахнулся, в смысле… не знаю.

    С.ДОРЕНКО: Пытался вырвать и так далее. Послушай меня, человек стоит, он стоит на бордюре, например, говорю я, и тянется к человеку, которого он затолкал назад в седан, чтобы вырвать. Это, во-первых, трудновато, это не так легко сделать. Да?

    Д.КНОРРЕ: Может быть.

    С.ДОРЕНКО: Свидетели под присягой не подтвердили, что негр стоял на коленях с поднятыми руками. Он не стоял на коленях с поднятыми руками, насколько я понимаю, он остановился в момент, когда закричал «стой», что-то такое, он остановился и поднял руки, а потом бросился бежать. Еще…

    (ВИДЕО)

    С.ДОРЕНКО: Все, он мне надоел. Товарищи дорогие, главное сейчас мы не об этом говорим. Мы сейчас говорим не об этом. Мы говорим о последствиях.

    Д.КНОРРЕ: Дальше он говорит, что он не чувствует угрызений совести, что он делал свою работу, «я просто делал то, что я делал».

    С.ДОРЕНКО: Да. Смотрите, у меня есть к вам предложение, сразу идти к деривативам. Я имею в виду, что Америка, там в 37 штатах полыхают протесты, ну, может быть, в шести-семи местах заметные, а в других штатах менее заметные. Существуют несколько общин в Соединенных Штатах, принципиально важных. Существуют совсем общо белые и существуют небелые, все небелые. Все небелые. Небелые чувствуют себя, как это сказать, помещенными в ситуацию, в некую лабораторию социальную, в которой они не могут прогрессировать, как белые. Нет, не могут. Потому что при всех квотах, при всех этих вещах, тем не менее небелому труднее прогрессировать. Несмотря на фильмы, которые постоянно показывают, как негры ведут космические исследования, сидя за лэптопами Apple, в каждом фильме есть такой негр, который ведет какие-то космические исследования, какие-то важнейшие, но тем не менее понятно, что это не так. Понятно, что это заговаривание некой судьбы. Понятно, что, в принципе, черные и примкнувшие к ним все – пакистанцы… Помнишь, в «Залечь на дно в Брюгге» карлик говорит? Пакистанцы, конечно, за черных. Все за черных. Понятно? Понятно, что примкнувшие к ним мусульмане, пуэрториканцы – все они небелые, нет, небелые. Они, в общем, белых… как это сказать, они относятся к ним с осторожностью, вот так. Они относятся к ним с осторожностью, то есть их ненавидят, в хорошем смысле этого слова. И это напряжение растет сейчас. Из этого следует, что недообъяснены какие-то позиции.

    Д.КНОРРЕ: Ну, периодически вспыхивают, потом затихают.

    С.ДОРЕНКО: Конечно. Помнишь, в Лос-Анджелесе, не помнишь, в Лос-Анджелесе когда-то (хрен знает когда) было такое, что там тучу машин сожгли, перевернули и все, что хочешь. С тех пор, наверное, больших волнений не было. В 90-е что ли в Лос-Анджелесе были какие-то страшные…

    Д.КНОРРЕ: Большой перерыв.

    С.ДОРЕНКО: Да, большой перерыв. Но сейчас становится понятно, что между этими общинами дружбы и любви, несмотря на весь Голливуд, который рассказывает постоянно о смешанных браках и о неграх-начальниках, не существует такой большой любви. 737-39-48. Вы живете в Штатах, вы знаете ситуацию в Штатах. Вы только что вернулись из Штатов или вы живете в Штатах сейчас и слушаете нас из Соединенных Штатов Америки — 737-39-48 наш телефон московский, +7-495-737-39-48. Позвоните, расскажите. Здравствуйте. Слушаю вас. Вы живете в Штатах.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, к сожалению, я в Штатах…

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Здравствуйте. Прошу вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Не то, чтобы в Штатах, на два дома по работе приходиться жить, в Арлингтоне и в Москве. Первое замечание: полицейский ехал именно на вызов, именно арестовывать афроамериканца, который украл сигареты. Поэтому он остановил его не с бухты-барахты.

    С.ДОРЕНКО: Это важно. То есть он ехал по сигналу, это был вызов. Понятно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Дальше, естественно, там большое жюри разбиралось, которое было, насколько я знаю, отобрано задолго до этого случая. Они просто свою очередь ждали, и вот их очередь, счастье такое привалило. Я не полицейский, естественно, не судебный следователь, мне сложно судить, может быть, потому что я белый, скажу нехорошую вещь, мыслим почти полностью на стороне полицейского. Полностью. И из своего опыта жития, так сказать. В штате Массачусетс, который довольно интеллигентный, смешанный, как кого только нет, и японцев очень много, и пакистанцев, но афроамериканское население, мягко говоря, даже там выглядит крайне опасно.

    С.ДОРЕНКО: Опасно, как что, скажите, пожалуйста? Просто дайте нам, например, зарисовку.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Пожалуйста. Даже в приличных отелях это поведение подчеркнуто агрессивное, не только к белым, но к тем же японцам или индусам.

    С.ДОРЕНКО: Вы имеете в виду сотрудники, когда вы говорите, в отелях?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, я имею в виду гостей. В красивых цветастых штанах, в толстых цепях и так далее.

    С.ДОРЕНКО: Они атакуют, они пугают, они ведут себя, как гопота?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, вызывающе ведут себя.

    С.ДОРЕНКО: Они ведут себя, как гопота, вы знаете этот термин.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Именно как гопота. И только иногда случались такие случаи, когда… из России, тогда они пугаются и разбегаются.

    С.ДОРЕНКО: Да…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Просто Россия еще видела страшнее. Ну, примерно как для нас, опять скажу неполиткорректно, как для нас, российских, московских граждан просто оппонент чеченец - лучше держаться подальше. Также и афроамериканцы – лучше держаться от русского подальше.

    С.ДОРЕНКО: Простите, я хотел зачитать вам сообщение Ксении из Нью-Йорка. Она пишет: «Он уголовник. Он вроде только что, до этого, кого-то ограбил. Черные ненавидят копов, не следуют их приказаниям. Получают пулю в лоб. Поделом ему». Ксения, в этот раз было в спину, довольно много. Он всего выпустил 12 пуль. Насколько я понимаю, шесть пуль попали в спину этому черному. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

    С.ДОРЕНКО: Как вас зовут? Вы живете в Америке.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: У меня самый близкий друг больше 20 лет живет в Америке, уехал в лихие 90-е.

    С.ДОРЕНКО: Давайте попробуем обобщать и, обобщая, скажем: напряжение между общинами растет, это взрывоопасно или нет.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: С его точки зрения, это насквозь расистское общество всегда и везде.

    С.ДОРЕНКО: Да, расистское.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Он работал в Северной Каролине, это насквозь расистский штат, где относятся с различными предрассудками не токмо что к черным, а даже к брюнетам.

    С.ДОРЕНКО: Я вам скажу, что есть штаты, например, у моих знакомых кто-то уехал, при этом физик, ученый человек и все, уехал в Луизиану и там…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это вообще рабовладельческий штат.

    С.ДОРЕНКО: И прожил там человек лет семь, преподавая, и, вы знаете, он говорит, ни разу не позвали ни в один дом, потому что он не из «семьи».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Аналогичная фигня.

    С.ДОРЕНКО: То есть, пожалуйста, можно за гамбургером где-то, но никогда… Они проводят свои закрытые барбекю, свои закрытые праздники, закрытые sweet sixteen и все на свете, но только для тех, кто из семьи, ну, то есть из старых конфедератов, старые конфедераты. Новые, пришлые люди… Я думаю, что в Массачусетсе дело не так. Я думаю, что в Массачусетсе вовсе не так, но вот в Луизиане, например, так. Здравствуйте. Прошу вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Сергей.

    С.ДОРЕНКО: Вы живете в Штатах.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я долго работал в Штатах, у меня сын живет в Штатах, он белый, естественный. Его жена чернокожая, у него двое детей. Я там бываю по работе очень часто и никакого не вижу, о чем говорят, о каких-то…

    С.ДОРЕНКО: Ну, как же не пишут? Вот, смотрите, Ксения из Нью-Йорка продолжает писать…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я повторяю, я в Южной Каролине, самый рабовладельческий штат, преподавал в течение годы, и сын мой там учился в привилегированной школе. С ним учились девочки темнокожие, у которых родители… Он дружил с девочкой, которая учила его английскому, ее отец был хозяином огромного госпиталя, самого большого в Южной Каролине.

    С.ДОРЕНКО: Если позволите, вопрос. С моей точки зрения, Обама белый. Я вам объясню: он думает, как белый, ведет себя, как белый, он разговаривает, как белый и так далее. Понимаете?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я не очень понимаю это разделение «как белый». Когда я работал в Америке и сейчас там часто бываю, я не понимаю, на каком близком уровне, совсем на уровне попрошайки около магазина, там действительно вы различаете по говору, белый или не белый. А на нормальном уровне такого нет разделения четкого.

    С.ДОРЕНКО: Я попытаюсь объяснить. В свое время я работал в Анголе и там изучал вот эту тему инкорпорирования ангольского, африканского, мозамбикского и иного… Гвинеи-Бисау и так далее. Население португальское проводит свою жизнь в конце империи, когда империя умирала. Там был такой термин «ассимиладж». Почему мне нужен этот термин? «Ассимилейтед», «ассимиладж»… Это значит: черный, который ест вилкой, разговаривает, как португалец, пишет, читает, как португалец, спит на постели, укрывается одеялом. То есть, условно говоря, «хабитус», весь «хабитус» у него белого человека. Тогда ему давали гражданство, впрямую португальское гражданство, считая его «ассимиладу». Я когда говорю, что Обама белый… Обама ведет себя, как белый, думает и говорит, как белый. Вы согласны с этим термином?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, я согласен, что есть определенные исторические перспективы. Конечно, какие-то остатки оттого, что 30 лет назад была сегрегация, эти остатки есть. Но есть и остатки… Например, я работал в Принстоне, я встречался с выпускниками Принстона 40-х годов, и тогда запрещалось брать в Принстон евреев, например. Все меняется, но какие-то предрассудки остаются.

    С.ДОРЕНКО: А вы знаете, может быть, что 100 лет назад часто были объявления в нью-йоркских газетах «сдаю квартиру, но только не ирландцу».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Конечно, да. Поэтому относительно темнокожего населения, конечно, было бы глупо говорить, что вообще никакой разницы, все совершенно одинаково, но идет прогресс…

    С.ДОРЕНКО: Мне пишут несколько человек, вот 37-й пишет: «Про Северную Каролину подтверждаю. В Северной Каролине кафешки, моллы – все раздельно».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я думаю, что это неправда, потому что Южная Каролина еще более в этом смысле должна быть одиозным штатом. Я там проработал очень долго, такого нет.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо вам огромное за звонок. Погнали дальше. Две недели назад два бывших морпеха американские убили сослуживца, белого. Основная причина – черная жена. Это они сказали, что они его ненавидели, потому что у него черная жена. Может быть, завидовали. Здравствуйте. «А, может быть, пытались спасти. Говорят, черные очень злые до…» Мы понимаем, о чем говорим. Прошу вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, здравствуйте.

    С.ДОРЕНКО: Здравствуйте. Вы живете в Америке?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я не живу. Я только что приехал из Денвера, там горнолыжный курорт, очень замечательно покатался.

    С.ДОРЕНКО: Интересно. Расскажите нам. Помните, про Денвер был фильм «Тупой, еще тупее»? Они же едут как раз в Аспен.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, в Аспен, это чуть подальше Брекенриджа, в Колорадо, там еще есть замечательная вещь, Red Rocks Park, ну, это ладно. Что хочу сказать про Сент-Луис. Фергюсон, надо понимать, что пригород Сент-Луиса. Там действительно живут одни черные и, в общем-то, очень много проблем от них. Я проезжал мимо Фергюсона, конечно, в ужасе был.

    С.ДОРЕНКО: Надо просто проезжать мимо, не останавливаться, и дело с концом.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, совершенно верно. Я потому что ехал, у меня племянник сам американец, в третьем поколении, будем так говорить, русский. И когда я достал фотоаппарат пофотографировать, он мне сказал: Дима, ты чего делаешь, нас сейчас отсюда высадят и отнимут. То есть белые люди, средний класс, скажем так, Америки, не тот профессор, который в North Carolina жил и думал, что все черные, как бы, это люди с деньгами, не совсем так. Там очень сложная ситуация. На самом деле противостояние, вы правильно сказали, оно только нарастает в последнее время.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Ну, так что с этим делать? Одним словом (можно, я вопрос задам?), начинать ли нам радоваться, господи, помилуй, ведь в этом же вопрос, наконец загнется Америка к чертовой матери. Опять будут бизоны, мы с вами сядем на «пинто хорсес», на пятнистых, пегих лошадей, станем охотиться с луками за бизонами, вся эта американская камарилья, вся эта сволочь, Вашингтон, наконец, исчезнет с лица земли, как бельмо паршивое. Начинать ли нам радоваться – вот в чем вопрос.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, Сергей, здесь проблем, в общем-то, я бы сказал, Обама ее сам породил. С чем она связана? Там пошла программа, когда он избрался, помощи бедным слоям населения. И они сегодня не работают, сели на шею и, в общем-то, белые. Там больше вот эта проблема.

    С.ДОРЕНКО: Они всегда так делали. Они сидели на шее у рабовладельцев, паскуды, помните, им в трюм сбрасывали всякую хавку, они не работали, сидели в трюмах, рабовладельцы не работали, только там трахались и жрали. Сволочи. Я так и знал, от этого все идет. Слушайте, нам начинать радоваться с Америкой? В этом же вопрос. Смотрите, в Америке беспорядки. Начинать радоваться или пока рано 134-21-35 – начинаем радоваться. Пока рано – 134-21-36. Наконец-то, Вавилон, безумный Вавилон, вавилонская блудница сожрет самое себя! И мы начинаем радоваться. 134-21-35 – да. 134-21-36 – рановато, товарищи. Сейчас внутри обзора транспорта я скажу результат вашего голосования.

    Шесть баллов. Этот город не хочет ездить. Все, ездить всем противно, я так понимаю. Ребят, зачем вы рубите машины свои? Чего, дураки что ли, в хорошем смысле? Зачем? Вот три аварии, от М4 до Профсоюзки, потом еще… до Киевки. Все стоит. Понятно? С пяти до восьми по циферблату внутренний МКАД стоит. Зачем вы там рубитесь? Зачем четыре аварии от первого Шереметьево до МКАД на Ленинградке? Четыре аварии, товарищи. Зачем вы бодаетесь. Или вам что-то доказать надо друг другу? Четыре аварии, ребят! Можно ездить научиться, а? Бесконтактно ездить. Убивайте друг друга взглядом, смотрите, испепеляя машину, чтобы она взорвалась. Смотрите на нее, «паскуда», вот так говорите, «паскуда». Понятно? Ни в коем случае не бейтесь. Зачем вы бьетесь? Чего, придурки что ли? Ей богу, я не могу от этой аварийности прийти в себя. Какие-то пропердыкины ездят, какие-то телочки безмозглые ездят, простите меня, пожалуйста, я говорю это в присутствии Даши, которая вчера сдала экзамен в ГАИ. Безмозглые телки какие-то ездят, скорость 110, они идут 83 километра в час. Чтоб ты сдохла. Ну, как так можно? Ну, 110 написано, тебе же написано 110, дура, зачем же ты в предпоследнем ряду, почти в левом, едешь 80. Можно спросить? Невозможно. Потом они бьются постоянно, кретины. В хорошем смысле. Я останавливаю это голосование. Итак: Америка загибается, вавилонская блудница падет, мы начинаем радоваться – 41 процент, рановато – 59 процентов.

     

    НОВОСТИ

     

    С.ДОРЕНКО: 9 часов 7 минут. Среда, 26 ноября. Здравствуй, великий город! Здравствуйте, все! Это радио «Говорит Москва»! Говорит Москва! Мне кажется, очень правильная мысль поставлять неграм нелетальное оружие. Дарья Кнорре со мной. Привет, Дарья.

    Д.КНОРРЕ: И Сергей Доренко.

    С.ДОРЕНКО: Серьезно говорю. Есть же нелетальное оружие — снайперские винтовки и так далее. Объясню. У нас есть старые связи. Я знаю человека, например, которого не видел много лет, неважно, раньше в старое время его папа работал в КГБ и одновременно в МИДе (и в КГБ и МИДе, такое случалось с людьми). И он возил баблос, прикармливая колумбийских повстанцев, сейчас не помню, по-моему Fuerzas armadas de la revolucion каких-то таких. Он прикармливал правильных каких-то El sendero luminoso, потому что они троцкисты, неважно, все равно деньги любят. Он ездил в Латинскую Америку, отчего очень любил испанский и все такое, по профессии. КГБ и МИД. Я думаю, у нас же есть блистательные люди, которые могут поставлять нелетальное оружие в Соединенные Штаты. У них свои подводные лодки. Ты знаешь, у колумбийской наркомафии чего только нет.

    Д.КНОРРЕ: Серьезно?

    С.ДОРЕНКО: Наркомафия в Колумбии идейная. Есть наркомафия безыдейная, а есть идейная, это Fuerzas armadas de la revolucion есть наркомафия, а есть наркомафия Paramilitares del Ratio, такие правые. И тоже наркомафия, и тоже клевые, в смысле все наши друзья. Все плохие, bad guys, all bad guys in the world our friends. Все наши друзья, все они. Мы можем спокойно их поставлять нелетальное оружие, вот о чем я говорю. Мы читаем про сепаратистских хакеров на основе украденных документов, это я читаю по Newsru.com, который называет почему-то русских сепаратистами. Очень странно. Наоборот, мне кажется, киевляне сепаратисты, неважно. Дело в том, что «КиберБеркут» взломал бумаги, компьютеры украинцев в Киеве, причем личную переписку, телефоны, SMS, большой массив, и на сайте «КиберБеркута» выложили. Там что? Они, например, клянчат командировочные, украинцы… Чтобы вы понимали уровень. Командование Военно-морского флота Украины пишет в Америку: пожалуйста, оплатите командировочные расходы украинских офицеров во время учений Rapid Trident, которые прошли в начале сентября. Например, на карточный счет капитана третьего ранга Дениса Ступака нужно перечислить более полумиллиона гривен, потому что он участвовал в учениях с Пентагоном. И это командировочные. Почему? Почему именно Денису Ступаку, непонятно. Еще. Из военной академии имени Петроса Сагайдачного поехали 11 офицеров, они должны получить 53 тысячи гривен командировочные от Пентагона. Пишут ребята туда: выплатите нам, пожалуйста, командировочные. То есть армия вообще просто на содержании американцев. Дальше. США выделяют миллион долларов на создание лингвистических лабораторий, где более-менее внятных командиров украинских будут учить английскому ускоренно, чтобы все понимали приказы, чтобы понимали «лево», «право», «лечь», «встать», «говно твоя фамилия» как-то так, чтобы по-английски понимали приказы, будут натаскивать. Дальше. Контрбатарейные радары на 400 тысяч долларов. Еще. 400 единиц снайперских винтовок. Файл «для Конгресса, окончательный» по результатам последнего визита Джо Байдена. Вот Джо Байден прибыл сейчас, последний визит, «документ для Конгресса окончательный»: 400 единиц снайперских винтовок, 2 тысячи единиц штурмовых винтовок, 720 ручных гранатометов, 200 минометов, 70 тысяч мин для них, 150 стингеров, 420 противотанковых ракет. Вот это один только документ описывает ближайшее нелетальное оружие. Нелетальное, потому что они будут куда-то в землю все время стрелять. Это забавно. Вы за то, чтобы неграм поставить нелетальное оружие в США, снайперские винтовки и так далее? Вы бы поддержали поставку нелетального, подобного тому, что американцы делают на Украине, неграм в Фергюсон? Да, 134-21-35. Нет, 134-21-36. Вы бы поддержали поставку снайперских винтовок, ручных гранатометов, минометов, стингеров, противотанковых ракет и т.д. неграм в Фергюсон, не только, в Лос-Анджелес, Сан-Франциско и другие прекрасные места? Мне кажется, аналогия здесь очень явная. Да, 134-21-35. Нет, 134-21-36, все-таки не надо, потому что негры все хорошие, им надо всем барабаны поставить, саксофоны тоже им поставить, всякие тамтамы может быть. Что еще?

    Д.КНОРРЕ: Что-то такое, миролюбивое.

    С.ДОРЕНКО: Копья может быть, чтобы они прыгали в набедренных повязках, пританцовывая? Вы поддерживаете поставку нелетального оружия, например, снайперских винтовок, минометов, стингеров и так далее неграм в Фергюсон, поддерживаете как идею? Эта идея, мне кажется, очень какая-то такая, правильная. 88 процентов пока поддерживают. 96 было вначале, сейчас какие-то трезвые люди проснулись, с не помраченным рассудком, уже 12 процентов. Подонки, я в хорошем смысле, в смысле мы их не любим за это. Мы вас не любим за это, что вы умные и трезвые, вообще вы скучные и противные, не наши сограждане. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Buenos dias.

    С.ДОРЕНКО: Buenos dias. Андрей, прошу вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: У меня отец на Кубе инструктором работал как раз в эти горячие времена. Я считаю, зачем сейчас посылать? Там оружия навалом.

    С.ДОРЕНКО: Своего?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Интернет. Так же как поддерживать общественников, выходить там к посольствам.

    С.ДОРЕНКО: Негра со стингером, это гораздо лучше, чем с каким-нибудь пистолетиком, согласитесь?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да они сами оружие возьмут, у них там полно всего.

    С.ДОРЕНКО: Все равно надо как-то помочь, товарищи. Ну, почему не помочь нашим черным товарищам? Надо помочь черным товарищам. Товарищи хотят революцию. Я остановил голосование. 87 процентов «за», 13 «против». Помочь товарищам, конечно. А потом, говорят, что делать? Потом расстрелять. Помнишь про Владимира Ильича?

    Д.КНОРРЕ: Да.

    С.ДОРЕНКО: А что делать? Товарищей попоить чайком, помочь товарищам, а потом расстрелять и все дела. Дайте мне хоть американца. У нас Лев Скорин из США. У нас прекрасные люди из Торонто звонят, которые там нависли мрачно над Америкой. У нас прекрасные люди живут в Америке, которые нас слушают. Прекрасный дальнобойщик из Денвера.

    Д.КНОРРЕ: Лев из США.

    С.ДОРЕНКО: Да, я говорил. Еще есть дальнобойщик, который чешет по восточному побережью. Позвоните, пожалуйста, товарищи дорогие. Американские товарищи могут позвонить? 73-73-948. Свободу Анджеле Дэвис! Черт, я чувствую какой-то подъем! Мне казалось бы, на хрена, пошли туда. Правильно? Я считаю, туда пошли. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Лев.

    С.ДОРЕНКО: Лев, я вас разбудил. Я так кричал сквозь эфир, что я разбудил вас в далекой Пенсильвании.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Немножко.

    С.ДОРЕНКО: Прошу вас, скажите же где ваше сердце, с кем вы. И дайте нам трезвый анализ, не компрометируя себя перед властями.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я сегодня хотел бы озвучить…

    С.ДОРЕНКО: Озвучить не надо, говорите. Не озвучивайте ничего, говорите.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это связано с тем, что я не могу себе представить, если мы, русские, не можем договориться с нашими собратьями украинцами по существу, по многим вопросам. Что было бы, если бы эти братья были …

    С.ДОРЕНКО: Черными. Они почти черные. Вы видели украинцев? О! Посмотрите на меня.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я с ними жил.

    С.ДОРЕНКО: Вот-вот. Ничего хорошего, я вам хочу сказать. Я даже боюсь смотреть в зеркало, когда бреюсь.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это с одной стороны. А с другой стороны — я также понимаю и наших чернокожих друзей здесь, которые в общем-то сами себе предоставлены, в большинстве случаев находятся в основном ниже черты бедности. То есть это не только расовый, но и классовый вопрос прежде всего. Которые не только ревнуют белых к тому, что они, в общем-то, властители колец, но еще и к тому, что у них побольше счета в банке и уровень жизни.

    С.ДОРЕНКО: Необоснованно при этом. Посмотрите на черных — они гибкие, грациозные, какие они на движении. И какие сгорбленные, с поджатыми попками ходят эти белые. Тьфу на них, господи! Стыдно посмотреть ей богу. А?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И все-таки чтобы остаться объективным, я бы сказал, что я, конечно, категорически против поставки оружия этим людям, но я за то, чтобы сегодня Россия и весь прогрессивный мир выступили, например, в ООН с предложением о том, чтобы протянуть руку помощи чернокожим в Америке и защитить их права на международном уровне.

    С.ДОРЕНКО: Вот это неплохо было бы, конечно, защитить черных в Америке на международном уровне. Мы можем сколько-нибудь по-французски поговорить? Французи просто зажигают, в смысле храбрые французи ведут себя, конечно… Ну, как сказать? Нельзя говорить каких-то слов, потому что потом же нам дружить опять придется. Они ничтожество, я в хорошем смысле. Я выбирал слова долго. Я пытался сделать слова менее обидными. Они ведут себя как ничтожества. Конечно, перед этим Керри заявил, что он одобрит решение Олланда не давать нам «Мистрали». После чего Олланд, естественно принял решение одобрить решение Керри не давать нам «Мистрали» ни в коем случае. Потому что Керри одобрил перед этим его решение не давать нам «Мистрали». Боже, как стыдно! Это как-то по-французски называется. А?

    Д.КНОРРЕ: Situacion terrible.

    С.ДОРЕНКО: Situacion insoportable я бы сказал даже, это se pa possible я бы даже сказал. Товарищи, кто живет во Франции? Во Франции уже 7:15 мне кажется, 7:18. Нам французи нужны. 73-73-948. Скажите, пожалуйста, как жить-то после этого? Я не режиссирую эфир, как вы знаете. Не окажется француза, ничего страшного. Я знаю, что мне пишут в Facebook довольно много людей, которые слушают нас во Франции. Но надо сказать, что они в подкасте слушают. 7:15, 7:18, они еще спят, сейчас ежатся под одеялами и думают, что мочевой пузырь и рассудок должны победить, а хочется спать все равно. Придется вставать, наверное. 73-73-948. Вы уже встали, вот такие французы, которые уже проснулись. Нет, они не звонят, пошли в ж…, в хорошем смысле. Давай говорить не с французами. Ну, что нам нужен этот «Мистраль» или нет? Мы сейчас в известном смысле короли положения, потому что мы видим унижение французов. Это прекрасно. Мы выигрываем поле для упрека. Здравствуйте. Вы француз?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, я не француз, но я жил с трех лет до десяти, французский мой родной, и вообще любимая страна, вторая родина.

    С.ДОРЕНКО: Прекрасно. Мне кажется, что мы выиграли площадку для упреков, а это дорогого стоит в отношениях. Согласитесь?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не знаю. У меня множество друзей, правда они правые, и у них отношение очень сильно изменилось за последние годы. Сейчас как раз звоню в защиту французских братьев. Они во многом, скажем так, осуждают Путина, но говорят: нам бы такого. Вообще хулиган, но вот хотим чего-то такого, мужского в поведении.

    С.ДОРЕНКО: Хочется, конечно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Плюс, там по Украине опять же. Но по Грузии они ругались, а по Украине они в основном поддерживают. Может быть у меня круг такой. Но я просто сравниваю динамику моих знакомых с восьмого года до сегодняшнего дня.

    С.ДОРЕНКО: Мне пишет Зулу Янки, который у вас, во Франции, в смысле вы сейчас здесь, а он там наоборот. Вы как челнок туда-сюда. Зулу Янки пишет: «Нам здесь, во Франции, на «Мистрали» плевать и все вокруг «Мистралей» плевать. Нам нравится, что бензин подешевел на 30 евро-центов на 2 месяца и больше нас ничего не интересует».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Большинство французов много чего другого поставят… Вроде как неприлично говорить, но когда выпьешь, посидишь, говорят: ты знаешь, не здорово, как-то мы к ним по-человечески и чего-то не то. То есть вот такое, как у нас на кухнях в семидесятые годы.

    С.ДОРЕНКО: Они выселили уже французов. Я поехал в Перпиньян, как-то сидел там в Барселоне, неважно, в июле. Поехал в Перпиньян перекусить, чего-нибудь французского хотел, какую-то жабу съесть и так далее. Центр города полностью арабский. И когда, наконец, выехал из арабского квартала, я попал в чертов индусский ресторан, в прекрасном, хорошем смысле, пахло карри и все такое. Для того чтобы найти первого француза, мне пришлось углубиться куда-то в село, в деревню. И там действительно сидели компании по 15 человек у озера в другом ресторанчике, гуляли, собственно, французы. Все, французы потеряли города.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, нет. Они потеряли некоторые города очень локально. Есть такое место в пятидесяти километрах от Парижа, там собор Нотр-Дам, старше парижского. Там, по-моему, карнавалы … королей и была резиденция, нужно посмотреть в Википедии. Там отказался муниципалитет финансировать это самый Нотр-Дам, сказал: он чужд нашей культурной традиции, потому что половина населения …, половина алжирцы. А кто будет мэром, решает небольшая негритянская община. Поэтому этот Норт-Дам финансируется из бюджета федерального, условно говоря.

    С.ДОРЕНКО: Это потрясающе.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Но это локальные города. То есть у них нет, как у нас, распределения по стране. У них вот этот город оккупировали арабы, а этот город, закрыт, там очень мало их.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо вам огромное. Где вы находитесь физически? Ваше тело где сейчас? Я не говорю астральное, физическое тело ваше где сейчас?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: В районе метро «Тульская».

    С.ДОРЕНКО: Офигеть! Потому что нам пишут, что в Митине метель пошла. Метель фактическая.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, пока нет.

    С.ДОРЕНКО: А у них на «Тульской» нет, пожалуйста. 73-73-948. Вы француз. Здравствуйте. Как вам не стыдно?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро, мисье Сергей (фр.)

    С.ДОРЕНКО: Я не разговариваю по-французски (фр.)

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Лучше не так, лучше: я не говорю по-французски, но говорю по-испански (фр.)

    С.ДОРЕНКО: Ну, нет, я не так. Я знаю несколько фраз, все они неприличные. Прошу вас. Вы из Франции звоните прямо или вы здесь, но связаны с Францией?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, нет, я как обычно, звоню не из Франции.

    С.ДОРЕНКО: Так это же наш Капитан Очевидность!

    Д.КНОРРЕ: Да.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Так я же представился.

    С.ДОРЕНКО: Капитан, боже милостивый! Как я лоханулся, как я опростоволосился.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да ничего, ничего.

    С.ДОРЕНКО: Вы связаны с Францией?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, нет. Я немножко учил французский язык, некоторое время.

    С.ДОРЕНКО: Теперь, когда вы меня растоптали, вам можно все. Поехали. Говорите.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, ну, что вы. «Мистрали» нам не очень-то нужны. Я ничего нового не скажу, все это уже звучало 100 раз. Это какой-то сомнительный…

    С.ДОРЕНКО: Были ли вы женаты хоть когда-нибудь?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я думаю, это настолько личное, что не стоит это обсуждать.

    С.ДОРЕНКО: Нет, я говорю о модели поведения. Вы были женаты? У вас была теща?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, нет, до такого не дошло.

    С.ДОРЕНКО: Объясню. Просто есть такая позиция, как площадка для упреков. Если вы, например, пришли, вытерли сапоги, которые перед этим в подъезде облевали, любимой кошкой своей тещи. Кошку отпустили, она прыгнула в кровать тещи и там заснула под одеялом. То у нее примерно на месяц появляется потенциал для вашей критики, которую вы выслушиваете, потупив глаза.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Эта модель очень хорошо известна. На самом деле ничего делать не надо, все сделают за вас. Если почему-то не могут сделать, то спровоцируют и в любом случае…

    С.ДОРЕНКО: У нас появилась такая площадка для упреков теперь?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: У нас появилась площадка для упреков. Но я бы хотел сказать другое, для чего нужны, собственно, «Мистрали». «Мистраль» очень хорош для того чтобы напасть на какое-нибудь Сомали. То есть на государство, у которого…

    С.ДОРЕНКО: У нас есть Сомали, называется Украина.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, да. Но, понимаете, Украина так удобно расположена, что «Мистраль» для нее тоже не нужен.

    С.ДОРЕНКО: Да. Все время хочется вырвать зуб через анальное отверстие, но ведь можно просто открыть рот, правда? Это как-то даже странно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я про это и говорю. Украина — это не та Сомали, на которую нужен «Мистраль».

    С.ДОРЕНКО: Это правда.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: «Мистраль», это была такая очень интересная идея, давайте купим.

    С.ДОРЕНКО: Мы собирались пугать ими японцев тоже, я припоминаю.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Господи! Да японцы их потопят, думаю, в течение получаса.

    С.ДОРЕНКО: Я думаю, они просто позвонят дяде Сэму, а он потопит.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Неважно с кем они их потопят.

    С.ДОРЕНКО: Капитан, давайте делиться новостями так, как будто мы давно не виделись и встретились двое приятелей. А вы слыхали, а я знаю точно, что для того, чтобы сопровождать «Мистраль», нужна группа из 8-9 кораблей. Потому что он, естественно, и сам хочет все время утонуть (ну, он из железа), его надо защищать «Корветами», ракетными катерами, какая-то бессмыслица. То есть нужно целую флотилию, чтобы он не утонул от первой же торпеды.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, да. Я про это и говорю, что «Мистраль» — это такая вещь, которой можно бить безоружного и беззащитного. Но если у государства есть хотя бы ракетные катера, тогда встает вопрос как бы защитить сами «Мистрали». То есть прежде чем нападать «Мистралям», надо либо все разбомбить в каменный век, либо прийти к людям, у которых и так каменный век. Но против таких людей у нас есть пусть и менее эффективные, но…

    С.ДОРЕНКО: Они не нужны. Я все-таки вашу приверженность фактам здесь хотел бы отвергать. Причем тут «Мистраль»? Я думаю, что вопрос в отношениях. Если позволите, я передам слово Дарье Кнорре, она сделает обзор печати. А потом вернемся к разговору, se il vous plaît.

     

    ОБЗОР ПЕЧАТИ

    НОВОСТИ

     

    С.ДОРЕНКО: Мы не можем не вернуться к «Мистралям», потому что это действительно скандальная фигня. Смотрите, ее купил, говорят, Табуреткин. Это вообще издевательство. Я предлагаю вам уйти от оценки … Что я вижу? Это снег что ли? У нас снег, у нас машины в снегу стоят. Хорошо, плевать на снег, скоро весна, вы же в курсе.

    Д.КНОРРЕ: Нет, зима близко.

    С.ДОРЕНКО: Могу я от Неда Старка отличаться до известной степени? Давайте будут два человека ходить в обществе взад-вперед. Один будет Нед Старк, который будет говорить: зима близится. А я буду ходить и наоборот: весна близится. Наоборот кто-то должен же говорить? Будет инь и янь, тогда будет нормально, мы будем в балансе. «Французы возьмут по цессии просуженные долги России перед акционерами ЮКОСа и заявят ей встречное однородное требование. Так Россия не получит ни лодок, ни денег». «Индия отменит договор с Dassault на 22 млрд, если Франция откажется поставлять "Мистрали" в Россию» Ребят, не надо так надеяться.

    Д.КНОРРЕ: Госдума предлагает традиционные методы борьбы — запретить французские вина.

    С.ДОРЕНКО: Или может быть пить их, мне кажется, и выплевывать сразу. Небольшими фужерами, берешь немножко, тьфу на него, и выплевываешь, можно так делать с винами. «Покажете веб-камере окошко». Ну, конечно. «Нам нужна подводная лодка в степях Украины». Ребят, давайте не о «Мистралях» говорим, а о международном положении и о том, что уже произошло. Сейчас я не спрашиваю, потому что это все можно было обсудить пару лет назад, нужны нам «Мистрали», не нужны нам «Мистрали», нужны там Табуреткины, не нужны, это все другая тема. Сейчас мы получили то, что мы получили. Мы надеемся, насколько я понимаю, все равно получить «Мистрали». Скажите, пожалуйста, Россия в вашем понимании сейчас, в серии упреков, все-таки хочет получить «Мистрали». Так ведь? Ведь Россия хочет получить «Мистрали» до сих пор. Вот вы анализируете газеты, вы анализируете телепрограммы, скажите мне, пожалуйста, но вы же сразу понимаете чего кто хочет. Вот к вам мужик подходит, вы точно понимаете, что хочет. Девушка подходит, точно понимаете, чего хочет. Вы уже умелые прогнозисты. Скажите, пожалуйста, по линии, которую вы видите сейчас в прессе, по выступлениям нашего МИДа, по заявлениям наших официальных лиц Россия да, хочет получить «Мистрали», да, 134-21-35. Нет, уже внутренне отреклась от них, 134-21-36. Россия хочет получить «Мистрали», сказать почему? Потому что она точно понимает, что она не получит ни «Мистралей», ни денег, если она не получит «Мистрали». Россия не получит ни «Мистралей», ни денег, ни хрена, вообще ничего не получит, совсем ничего. Понятно? Поэтому Россия не хочет сорвать сделку.

    Д.КНОРРЕ: Во всяком случае замминистра обороны говорит, что если не отдадут, будем судиться и выставлять штрафные санкции.

    С.ДОРЕНКО: Будем судиться и будем проигрывать суды, да. Вот Владимир: «До безумия Россия хочет получить “Мистрали”». И получит в результате. Как-то там хитрым способом договорится, плача получит, потому что иначе не получит ни «Мистралей», ни миллиардов евро, ничего не получит никогда. Суды-то их, ку-ку. Вы где судиться собираетесь? В Басманном суде что ли? Вы пойдете в их суды. Их суды такие же объективные, как их пресса. Вы это понимаете или нет? Их суды и их пресса славятся объективностью и свободой выражения мнения, а именно — всегда против России. Непонятно что ли? В первую минуту, в первую секунду, когда мы заплатили французам за строительство «Мистралей», мы совершили ошибку. Но теперь надо просто успокоиться и понять, что мы должны выцыганить эти «Мистрали» хоть на коленях. Выцыганить, храбро встав на колени, потому что иначе не получим ни денег, ни «Мистралей», вот что будет, я вам отвечаю. Россия все еще хочет получить «Мистрали», судя по тому, как вы видите официальную позицию, 53 процента. 47 — нет, Россия уже рассталась с «Мистралями». Предлагаю все-таки вот это новое голосование, если позволите. Простите меня за то, что я вас мурыжил с предыдущим, с вашей оценкой, если позволите, прессы. А теперь просто ваше мнение конкретно. Если России не дадут «Мистралей», мы не получим ни денег, ни «Мистралей», да, 134-21-35. Если России не дадут «Мистралей», то мы получим деньги, плюс штрафные санкции, плюс позор для Франции, 134-21-36. Все будут о них ноги вытирать, американцы будут их презирать, англичане будут их презирать, индусы откажутся от сделок, мировая изоляция Франции наступит. Франция вступит в пору мировой изоляции, мы обложим их данью, налогами, штрафами, Франция, наконец, загнется, 134-21-36. Если нам не дадут «Мистрали», мы не получим ни денег, ни «Мистралей», шиш на постном масле. Нет, если французы не дадут нам «Мистрали», они получат международную изоляцию, кошмар, выплата штрафов, выплата всего. Вот теперь доказывайте мне, вы же умные. Вперед. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я думаю, что «Мистрали» мы не получим. Но получим свои в обратную сторону 1,2 миллиарда.

    С.ДОРЕНКО: Которые уже заплатили.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Придется здесь просто отбирать «Ашаны», все французские компании здесь, в России.

    С.ДОРЕНКО: Нет, нашего там больше во Франции. О чем вы говорите? Какие «Ашаны»? «Ашаны» — быстро сборные конструкции. Ну, что вы, товарищи дорогие? Эта конструкция стоит столько же, сколько совокупность гаражей, построенных на этой же площади. Вот если на площадь «Ашана» поставить гараж, они столько же стоят, потому что «Ашан» в сущности большой гараж.

    Д.КНОРРЕ: Но дело же не только в здании.

    С.ДОРЕНКО: Нет, конечно. В земле, которая так и так нам принадлежит. А что еще? А, украсть у них консервы рыбные? Что у них украсть мы должны? Ребят, ну, кончайте острить. Это остроумие или что? Внимание, голосование, еще раз. Если мы не получим «Мистралей», то мы не получим ни денег, ни «Мистралей», вообще ни черта не получим, и больше того, Франция будет торжественно ходить задрав нос, 134-21-35. Если мы не получим «Мистралей», то Франция отхаркает кровью, заплатит нам все штрафы, падет ее репутация в мире, они будут растоптаны, 134-21-36. Сейчас 67 процентов считают, что если мы не получим «Мистрали», мы вообще ничего не получим, а Франции никакой диффамации не будет. И 33 считают, что мы отспорим у них все-таки штрафы и всякие такие вещи. Здравствуйте, Полковник.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, Сергей.

    С.ДОРЕНКО: Ваша оценка?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я боюсь, что мы действительно не получим «Мистрали», но не из-за того, что у нас проигрышная позиция или еще что-то, а чисто из-за того, что у нас нет профессиональных юристов, которые бы могли бодаться на международной арене.

    С.ДОРЕНКО: Да пободались бы за полцены, пожалуйста, я вам найду тучу юристов.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я понимаю, Сергей. Вот это единственный выход, если заключать договор с какой-нибудь крутой западной компанией.

    С.ДОРЕНКО: В пополам идти. Смотрите, идем как. Один и два миллиарда свои отбиваем, Полковник, а на штрафы подписываемся с парижской фирмой в пополам. Говорим французам: три ярда штрафа выкатите, полтора наши, полтора наши. Поехали. Вперед.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вариант. При этом, Сергей, я бы хотел обратить внимание, что нам эти «Мистрали» на фиг не нужны.

    С.ДОРЕНКО: Да плевать на них, на «Мистрали». Сейчас уже надо их брать, все равно надо брать. Товарищи дорогие, я десятый раз вам говорю, если мы сейчас не получим «Мистрали», мы ничего — ни денег, ни «Мистралей» — вообще ни черта не получим. Только мы получим опыт, который мы забываем быстро, примерно за три минуты. Здравствуйте. Мне звонил Томо.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. В любом случае, даже если не получат, это будет даже лучше, поскольку его содержать уму не постижимые бабки стоит.

    С.ДОРЕНКО: Это как купить гоночную…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это как купить банку, которая никому не нужна, которая не может к берегу подойти. Как их, аппарели называют? Не входят русские бронемашины и тем более танки.

    С.ДОРЕНКО: То есть даже если мы свое не получим, уже хорошо?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Конечно. То есть он нам потом обойдется… «Петр Первый», чего его на Дальний Восток загнали? Там же первым делом взорвался котел и все, и с приветом. Опять сумасшедшие бабки. Этот котел на более высоком идеологическом уровне…

    С.ДОРЕНКО: Ваша позиция простая: если мы не получим «Мистрали», и даже не получим ни штрафов, ничего, нас всюду прокатят в судах, все равно это хорошо для России?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это будет втемную, молча, пойдут туда сумасшедшие бабки, откаты, эти ремонты, переделки.

    С.ДОРЕНКО: С вашей позиции, надо бы им дать хотя бы полмиллиарда, чтобы они нам не давали «Мистралей»? Укрепить нашу позицию дать взятки французской элите, чтобы они не давали «Мистрали». Я останавливаю голосование. 66 процентов считают, что если нам не дадут «Мистрали», то нам и денег не видать, ни «Мистралей». А 34 говорят, что нет, если нам не дадут «Мистрали», то Франция будет опозорена навсегда надолго и будет платить страшные штрафы. «Ну его, этот «Мистраль», с ним возни, как левреткой», — говорит Артем. Зулу Янки, который сейчас во Франции, говорит: «Недавно любовницу Олланда застукали с ним в Елисейском дворце. Люди здесь думают, что это слив организовали Соединенные штаты Америки. Так что президенту нужно будет теперь строить из себя волевого парня». «”Мистрали” заказал Сердюков». Ну, я же говорил Табуреткин, да. «Сергей, может хаять других не надо? А чем мы хороши? Ничего не производим, а хотим жить хорошо», — говорит Джей Джей. Джей Джей, что значит ничего не производим, а хотим жить хорошо? Во-первых, живем неплохо. Вы вернетесь, Джей Джей, сегодня вечером, поедите хороший ужин и все такое. Живем неплохо, во-первых. Во-вторых, что значит ничего не производим? Я вот произвожу слова какие-то, словоблудие, речевой понос, это продается. Нормально. Что значит мы ничего не производим? Например, мы производим врагов. Ну, правда, потому что я не каждый раз не заряженный никакой. Я сейчас опять попробую включить cimes. Они очень скверные, например, когда я сохраняю ссылку… Они нашли врагов.

    Д.КНОРРЕ: Cimes.pro.

    С.ДОРЕНКО: Политические друзья и враги России, вот мне понравилось. Потому что там приняли участие 217 тысяч 809 человек. Огромный опрос. Мы же знаем, кто нас слушает. Нас слушают мужчины 35-40 в основном, в массе. Теперь послушайте, что ваши дети думают. Потому что Cimes опрашивает людей у которых возрастная категория (11 процентов) моложе 18 лет, 19 процентов — 18-24, 9 процентов — это 25-34. 60 процентов возраст не указали. Но те 40 процентов, которые указали, показывают, что аудитория, участвующая в опросе, в основном (там же дальше десятые процента идут всего лишь) в молодежных группах «ВКонтакте» и «Одноклассниках» размещается опрос. Интересно. Участвуют в опросе: Россия — 63 процента, Украина — 17 с лишним. «Страна не указана» — 9 процентов. Казахстан, Беларусь, США, Германия и так далее, там где вот эти русскоязычные дети участвуют в опросах. Интересно. Какая страна настроена к нам враждебно спрашивают: США — 62,9 процента (на первом месте), Украина — 19,7 — всего, вместе с украинцами. Внимание, это очень важно, потому что есть отдельные данные. Русские считают, что Украина к нам настроена враждебно, только 14 процентов. Я не понимаю почему. Китай — 5,7 процента. Великобритания — 4,2. И так далее, дальше по убывающей незначительно. Дружественные для нас страны: Китай — 42 процента, США — 11 процентов, Украина — 10 процентов, Казахстан — 21,7, почти 22. Мне кажется это интересно. Еще интересно: «В рейтинге политических «врагов»… Русские резиденты США, русские, которые живут в США, считают, что их страна — Соединенные штаты Америки — основной противник России (54 процента). То есть там внутри Америки они тоже это так ощущают. Это интересно. И еще: вторую позицию антирейтинга занимает Украина, а сами украинцы более враждебны, чем русские. Украинцы гораздо более враждебны к России, чем русские к Украине. Если русские считают только 14 процентов, что украинцы враги, то украинцы — 43,2. Я округлю, если позволите, довольно грязный, манипулятивный пропагандистский прием, но 43,2 я округлю до половины. Это грязно, правда же? Я округлю до половины, можно?

    Д.КНОРРЕ: Можно.

    С.ДОРЕНКО: Это НЛП будет такой. Я скажу так: почти половина украинцев враждебны к России, и только 14 процентов русских враждебны к Украине.

    Д.КНОРРЕ: Вас удивляет эта цифра? Меня нет.

    С.ДОРЕНКО: Поясни.

    Д.КНОРРЕ: События происходят на Украине…

    С.ДОРЕНКО: Нет, русские очень спокойно относятся, и русские не воюют с Украиной. А вот украинцы воюют с Россией, это парадоксально, согласись. Украинцы воюют с Россией, а мы с ними нет. Понимаешь? Это какая-нибудь вошь у меня в ботинке начнет со мной воевать, а я с ней нет. Ну, грибок на ногте. Да, как мной много раз опубликованный грибок на ногте, который я завоевал в армии. Я же ходил в армию советскую и был там рядовым. Грибок со мной воюет, а я с ним нет. Вот примерно также воюет Россия с Украиной, как с грибком. Ну, это правда. Нет?

     

    В ДВИЖЕНИИ

    НОВОСТИ

     

    С.ДОРЕНКО: 10 часов 5 минут. «Киевка стоит уже два дня почти от Внукова», - пишет нам Алексей на сайт govoritmoskva.ru. Там есть плашка «написать в прямой эфир». А еще на SMS нам пишут: «На оранжевой ветке метро в районе станции "Новые Черемушки" утром был коллапс, поезда, под завязку набитые людьми, высаживались, другие стояли в тоннелях. Может, позовете кого-нибудь из управления метрополитена. Работа нехороша». «В Митино ни метель никакая», - пишет 10-й. «А в Красногорске из снега делают горки уже, у плотины за горой, мы только что ехали мимо», - говорит 10-й. Как хорошо. «Труд придумала какая-то обезьяна…» А, это вы прочитали мой вчерашний Twitter, хорошо. «Сейчас откроют палатку рядом с Перхушково. Заживем». Какую палатку? А, вам хорошую палатку откроют с печенюшками? Хорошо. «Не пора ли нам рядом с бистро в Париже открыть "Крошки-картошки"» - говорит Шмель. «Девочку жалко. Координаты есть…» … Дудугаб. Смотрите, сибирские новости, мы тут прикопили сибирских новостей, в Красноярске людей, пассажиров самолета, вывели на поле, они толкали самолет.

    Д.КНОРРЕ: В минус 50.

    С.ДОРЕНКО: У него шасси примерзли, в минус 50 прихватило. Видать, была там какая-то слизь или что-то, его прихватило, и люди уперлись в самолет и вытолкали его из снежного капкана, из плена ледового. Это первая фигня смешная. А как бы ты самолет? Я начал думать, а как бы я самолет выталкивал.

    Д.КНОРРЕ: Есть же, как он называется, который тянет…

    С.ДОРЕНКО: Если тянет, порвет шасси, я тебе объясняю, порвет стойку, стойку шасси порвет, если тянет. Он тянет, он дернет, он порвет стойку шасси. Зачем это?

    Д.КНОРРЕ: А если плавно?

    С.ДОРЕНКО: Неправильно. Вот у тебя, например, самолет. У тебя замерзло переднее колесо, заднее, все примерзло. В особенности переднее, оно похлипче, стойка похлипче. Правильно? Я так рассуждаю, я не знаю просто.

    Д.КНОРРЕ: Кипяточком обдать, не знаю.

    С.ДОРЕНКО: Кипяточком, спасибо, раз. Но кипяточка понадобится много, можно было построить цепочку из пассажиров и ведро передавать быстро-быстро-быстро из туалета или из кафе, может быть, из кофеварки. Вот наша постоянно харкает кипятком сама. Можно поставить ее было у самолета, она бы харкала туда кипятком постоянно. Следующее… Еще одна какая-то фигня. Можно было взять спирт, который уже пропили, конечно, давно, и из канистры полить шасси спиртом. Правильно, можно?

    Д.КНОРРЕ: Да.

    С.ДОРЕНКО: Можно, наконец, взять соль, но соль жалко. Что жальче, спирт или соль? Не знаю, мне спирта не жалко, а соль жалко почему-то. Потому что, может быть, экологии причинен ущерб. Как-то страшно.

    Д.КНОРРЕ: Да. Кстати, в США собираются…

    С.ДОРЕНКО: Видишь, как кстати. Сейчас все думают, что у нас такая верстка. Ни фига, мы просто очень начитанные.

    Д.КНОРРЕ: Да. В Штатах собираются водочкой поливать дороги.

    С.ДОРЕНКО: Не до конца водочкой.

    Д.КНОРРЕ: Водкой написано.

    С.ДОРЕНКО: Не водкой.

    Д.КНОРРЕ: Еще свекольным соком…

    С.ДОРЕНКО: Не открывай. Что за заголовки? Ты открой заголовки. Они не водкой, они берут ячмень, который образуется при изготовлении водки, и они этот ячмень будут рассыпать всюду по дороге, потому что это экологически ответственно. Прочитай.

    Д.КНОРРЕ: Я читаю: водка поможет властям США обезопасить.

    С.ДОРЕНКО: Заголовок, это фигня. Давай дальше.

    Д.КНОРРЕ: Остатки ячменя от производства водки для борьбы с гололедом.

    С.ДОРЕНКО: Остатки ячменя будут рассыпать по дорогам в Соединенных Штатах Америки для того, чтобы негры из Фергюсона чуть-чуть подкормились с водочного производства. Правильно? И все. Это все ерунда. Можно было налить спирта, но они толкали всем коллективчиком. И вторая фигня из Сибири, Екатеринбург – это Сибирь, строго говоря, или это все-таки Урал, мы не знаем, ну, пусть это будет Урал. В Оренбурге только что чела поймали, москвича, который бегал голым по улицам. Просто бегал обнаженным полностью по улицам. Наркоман из Москвы, сказано… Может быть, он идейный какой-то. Четыре тысячи штрафа. То есть небольшой штраф.

    Слушайте, Apple официально повышает… Я вот это хотел с возмущением, если позволите. Можно, я посмотрю, кстати говоря, рубль, что там, с возмущением тоже. Секундочку. Потом уже с Apple. 46,23, у меня последние данные, но я сейчас перезагружусь. Рубль начал день и вот он на 46,39, рубль начал падать, он начал падать сначала на 46,55, но отскочил на 46,39. Я думаю, что его тут удержат, но это означает, что рубль вчера, вы знаете, после обеда он сдался и начал падать. Вчера несколько факторов было ужасных… У нас один высокопоставленный нефтяник заявил, что мы ни в коем случае не сократим добычу нефти, это был Игорь Иванович Сечин и так далее, это нанесло удар по ценам на нефть, они упали до 78 по Brent и рубль падал, но рубль падал, правда сказать, еще раньше, там целый ряд факторов тоже. Хорошо, мы следим, как падает рубль. Я думаю, надеюсь, он будет падать тихонечко.

    Apple официально повысил цены на iPhone и iPad в России, а также на всю свою продукцию. Внимание, послушайте меня. Например, берете средний iPhone, iPhone 6, он теперь стоит не 37, а 47 (46,990). Я говорю про средний (внимание), потому что мы же не берем 128 гигабайт. Нет. Он стал стоит 53 (на 128). iPhone 6 плюс, как у меня, я купил по дешевке, он теперь стал стоить, 64 гига, как у меня, 53 тысячи. Понятно? А 128 гигов стал стоить 59 тысяч. Ну, это вообще какой-то кошмар.

    Д.КНОРРЕ: Да.

    С.ДОРЕНКО: Подумай сейчас, 59 тысяч за пипи, кака. Можно компьютер за эти деньги купить.

    Д.КНОРРЕ: Шубу можно купить.

    С.ДОРЕНКО: Шубу, спасибо тебе большое, ты нашла более правильное применение компьютеру. Отлично. Дальше. iPhone 5S подорожал, 16 гигов, самый дешевый – 30 тысяч теперь будет стоить. Дальше. IPad R2 с модулем связи Wi-Fi, с 16 гигами… не надо, 64 смотрим, становится 34 тысячи, 128 - 35 тысяч. И так далее. Все улетает. Все улетает, даже MacBooke Pro – все…

    Д.КНОРРЕ: И все равно будут брать.

    С.ДОРЕНКО: Все равно будут брать. Обидно. Нет бы бойкотировать, сказать: мы не будем брать. Но нет же ничего другого, а чего теперь делать? В смысле, можно, конечно, Samsung, они тоже подорожают.

    Слушай, Голодец заявила, что за чертой бедности в РФ находятся 15,7 процента наших граждан. Томо звонит, и я сейчас думаю, Томо дорогой для нас гость. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро.

    С.ДОРЕНКО: Томо, скажите, пожалуйста, мы говорим о повышении цен, о бедности и об экзотике Сибири. Вы немедленно звоните. Я хотел бы узнать, по какой теме.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: По всем трем пунктам. Во-первых, по поводу Сибири и экзотики.

    С.ДОРЕНКО: Сибирь – экзотическая страна. Я как-то вам рассказывал, как я учил своего оператора вести себя в Париже, неважно. Прошу вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Так вот я тоже приобщался понемножку, когда еще был в России, соответственно, была контора с водителями и с автобусами. Был и плазморез, который не только плазморез, но еще и плазмовар, то есть можно осуществлять сварку и спайку. Так вот рабочее тело у него для резки – это вода, а рабочее тело для пайки и варки – это у него смесь 40 процентов этилового спирта и 60 процентов воды. И вы конечно же понимаете, кого я раздевал на необходимое рабочее тело и какими глазами после этого смотрели на меня водители, которые видели, как это сгорает просто в паяльнике.

    С.ДОРЕНКО: Спирт не может сгореть, это невозможно. Они плакали.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Водка.

    С.ДОРЕНКО: Водка, конечно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Водкой заправлял горелку. Не суть. А что касается iPhone, тут особенно обидно, что это просто жирнейшее неуважение именно к гражданам России, потому что тут цена любого «айкрепа» ровно один доллар и за это всегда оплачивают сотовые компании…

    С.ДОРЕНКО: Мне кажется, что особенно подчеркивается неуважение к России iPhone, и здесь я поддерживаю эту точку зрения, потому что перед Новым годом правильно делать скидки, даже когда они фальшивые, даже когда там пять рублей скидка, сколько-нибудь скидка. Но именно точно понимая, что перед Новым годом людям захочется сделать подарки, ровно вот так, нагло, в лицо плевать, Apple здесь ведет себя, мне кажется, нерассудительно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Несомненно. И поведение людей, которые, в принципе, могут его покупать и использовать… Вот приезжали ко мне подруги из Москвы, я их спрашиваю: как же так, ведь вы же вроде бы, есть возможности купить себе и Samsung, и все остальное. На что они мне ответили одну фразу и просто у меня вопросы все пропали после этого. Я ее перефразирую под эфир. Они говорят: мы же звездочки.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо, Томо. Действительно, я когда говорил (хорошо, что Томо обратил внимание на это) об iPhone, я не упомянул этого фактора. Понимаешь, перед Новым годом, в Америке в любом случае, люди хотя бы имитируют скидки. Они повышают цену, потом пишут sale 30%.

    Д.КНОРРЕ: Apple никогда не делала скидки на iPhone перед Новым годом.

    С.ДОРЕНКО: Но мы должны сказать точно, что Apple ровно перед Новым годом их всегда выпускает. Смысл – новогодние, рождественские продажи. Apple почему в сентябре представляет? Потому что все равно еще месяц идет на раскачку и начинается все это… День Благодарения у нас в этот раз, американский День Благодарения, завтра. Набей гречневой кашей с кислой капустой какую-нибудь индейку и будешь сидеть, типа, американкой станешь. А с пятницы на этой неделе у них начинаются скидки, распродажи, даже фальшивые. Они повышают цену и тотчас пишут минус 15%, минус 30%, неважно, но надо заигрывать с населением, заигрывать с потребителем. iPhone не заигрывает, а нагло плюет в лицо. Просто плюет в лицо, собрав побольше слюны. Это, конечно, дерзко.

    Д.КНОРРЕ: Они, к сожалению, могут себе позволить это.

    С.ДОРЕНКО: Они могут себе позволить.

    Д.КНОРРЕ: Потому что нет конкурентов по сути.

    С.ДОРЕНКО: Ну, есть, уже есть. Уже Samsung, безусловно, конкурент и так далее, там много.

    Д.КНОРРЕ: HTC.

    С.ДОРЕНКО: Да. Но есть люди, которые привыкли к этому софту, и это действительно нагло.

    Хорошо. Мы говорим о русской бедности. Голодец заявила, что 15 миллионов человек у нас бедные. Вице-премьер Ольга Голодец с сожалением отметила, что бедность в основном распространена среди семей с детьми – 15 миллионов 700 тысяч человек живут в бедности в России. «Мы должны понимать, внимательно относиться к нуждам тех групп населения, которые попадают в зону риска. Главным образом это мамы, которые ухаживают за ребенком до трех лет, не работающие в силу объективных причин». Дальше. «Бедность увеличится в России из-за инфляции и других процессов, происходящих внутри страны», - заявила Голодец. Я читаю по тексту govoritmoskva.ru, по нашему сайту. По данным Росстата, в 2014 году еще прибавилось бедных – 300 тысяч граждан России. И так далее. Благосостояние выросло на 15 процентов на семь лет, но количество бедных тоже увеличивается. Я хотел переговорить с бедным человеком. Мне кажется, Юрий Николаевич когда-то советовал мне жить на 100 рублей в день. Я сегодня посчитал, Юрий Николаевич. Юрий Николаевич, если вы с нами, то позвоните, пожалуйста. Я посчитал сегодня, на сколько я готов прожить в день, не одеваясь, потому что одеваться мы не будем. Давайте не будем одеваться, на фиг. Старое есть, полно всего, ватник отца какой-то есть и все такое, куртка. Здравствуйте, Юрий Николаевич.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Приветствую, Сергей. Я сейчас живу на 50 рублей в день.

    С.ДОРЕНКО: Сейчас я вам перезвоню. Ну, что это? Я знаю… И это не шутка, между прочим. То, что я сейчас говорю, не шутка. Потому что Юрий Николаевич реже нам звонит, чем всем бы хотелось, в том числе в связи с тем, что для него тарифы на мобильную связь значат. Для вас не значат, а для него значат. Мы ему перезваниваем, чтобы не тратили копейку.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, Сергей. Погромче сделайте, слышимость плохая.

    С.ДОРЕНКО: Я то вас слышу роскошно и слушатели роскошно. Юрий Николаевич, пожалуйста, когда я теперь вам перезваниваю, я не тороплюсь. Договорились?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Хорошо. Говорите реже и четче.

    С.ДОРЕНКО: Я вас уберу чуть-чуть на тумблере, а тогда вы меня будете лучше слышать. Я стал думать, сколько мне нужно денег в день, чтобы прожить совсем скаредно, не покупая машин и не покупая одежды. У меня там 300 маек есть, хватит надолго. Джинсы какие-то, неважно, похудею, ждут меня. Я подумал, машины, ну, ладно, будем ездить семь лет на трешке BMW, ничего страшного. Я подумал, что я ем. Смотрите: 65 рублей кефир, два кефира – 130. Вот я уже вывалился за ваш лимит. Теперь смотрите: яйцо вареное, тырым-бырым, парочку, категория ноль, ну, чтобы большие яйца были, здоровые, уже еще рублей 30. Правильно? Я уже ушел туда, у меня 160 пошло. Яблочек, я люблю Грэнни Смит похавать, значит, мне надо еще 150.

    Д.КНОРРЕ: BMW вам тоже придется исключить, потому что одна машина жрет…

    С.ДОРЕНКО: BMW я уже купил, спокойно.

    Д.КНОРРЕ: Бензин, обслуживание.

    С.ДОРЕНКО: Бензин. Смотрите, Юрий Николаевич, у меня бензин выходит две тысячи в неделю. Это делим на семь. Я могу, конечно, поменьше ездить, ну, неважно, 300 рублей в день. Вот у меня вышло пока что… Рис я не считал с гречкой, вышло так, что 600 рублей в день умножить на 30, 18 тысяч мне надо. 18 тысяч.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы не умеете экономить. Смотрите, как я ем. Курица, полтора кило, 200 рублей. Рублю на четыре части, отвариваю их, это на четыре дня. Пакет гречки на два дня.

    С.ДОРЕНКО: Кило. Какой пакет? Килограммовый?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: …Утром бульон добавляете с гречкой… На кусок курятины четверть от курицы. На ужин опять гречка или рис, разбавленный куриным бульоном. Итого – 50 рублей в день.

    С.ДОРЕНКО: Когда мы с вами говорим о пакете гречки, вы имеете в виду килограммовый пакет?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, за 20 рублей, я еще запас летом по 20 рублей.

    С.ДОРЕНКО: Юрий Николаевич, я вы гречку варите один к двум или один к трем?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Один к трем. Три порции воды к порции гречки. Ой… к двум, а рис к трем.

    С.ДОРЕНКО: Чего это рис к трем? Я не понимаю, вы что, его промываете? Кладите рис к полутора, тогда не надо промывать.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: У меня есть поваренная книга, там написано, рис варить один к трем, гречка - один к двум.

    С.ДОРЕНКО: Половину в унитаз сливаете. Рис – один к полутора, не будете воду сливать вообще, на маленьком огне.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Надо потом 20 минут отстаивать рис, пропаривать, после 12-минутной варки вода впитывается в рис, получается зернистая каша без воды.

    С.ДОРЕНКО: А… Ну, это и не рис тоже. Строго говоря, это и не рис тоже, это уже что-то такое.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Каша нормальная или разбавленная куриным бульоном.

    С.ДОРЕНКО: Офигенски! Хорошо. Смотрите, у вас выходит 50, вы можете на полторы тысячи в месяц существовать, правильно?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. Правда, у меня шесть соток, там свои яблочки, вишенка, сливка по осени, это бесплатно.

    С.ДОРЕНКО: А ЖКХ?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: ЖКХ. Я в частном доме живу, за год я получил налог на дом 50 рублей. Это, согласитесь, немного. А за землю я не плачу. Когда мне пять лет назад прислали налог на землю, я взял отцовскую медаль за оборону Москвы, документ на нее, не саму медаль, подписал на ней, что за землю уплачено кровью, и отослал в налоговую полицию это письмом. И мне уже пять лет налог на землю не присылают.

    С.ДОРЕНКО: Куда-то выкинули ваше досье и правильно сделали. А что вы делаете… Ведь у вас практически надо как-то подгадать, когда вы рубите курицу на четыре, чтобы на воскресенье пришелся день, когда ножка.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Что?

    С.ДОРЕНКО: Придется день, когда грудка, жуй ее, разварившуюся грудку, белое мясо. А когда ножка - приятный день, а когда грудка – неприятный день. Правильно же?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: На четыре дня с мясом, а остальные три дня можно, например, сварить десяток яиц за 40 рублей и весь день ими питаться и буханка хлеба за 10, в «Пятерочке» у нас хлеб по 10. Опять получается полтинник.

    С.ДОРЕНКО: А вы пошли купить блокатор медленных кальцевых каналов для снижения давления, и вам говорят, 500 рубликов. Юрий Николаевич, а?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Плохо вас слышно.

    С.ДОРЕНКО: Я говорю, вы пошли в аптеку купить блокатор медленных кальцевых каналов для снижения давления. Вам говорят: иди сюда, 500 рублей, Юрий Николаевич, голубчик. А?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: У меня нет давления. Мое давление 115-120, нижнее 70-75.

    С.ДОРЕНКО: А как вы так устроились, объясните.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Потому что я работаю на свежем воздухе, не пью, не курю, весь день пилю дрова и копаю огород.

    С.ДОРЕНКО: Хорошо. Спасибо вам огромное за науку. Нет, гречку один к полутора не надо варить, Виктор. Это уже совсем неправильно. Внимание, товарищи, если вы ее сначала долго моете, и она у вас лежит мокрая, то, конечно, можно и один к полутора. Я мытую гречку варю один к двум, а если не мыть, то воды надо чуть больше. А рис я варю один к полутора. А если его сильно мыть, то вообще один почти к одному. Нам же надо, чтобы каждая рисинка рисовалась отдельно. Нам же не надо, чтобы она где-то слизью покрылась.

    Д.КНОРРЕ: Я просто промываю гречку и один к двум варю.

    С.ДОРЕНКО: Один к двум промытую гречку, как и я, а рис один к полутора немытый, а мытый почти один к одному, ну, один и чуть-чуть еще.

    Д.КНОРРЕ: Один к одному – это каша получается.

    С.ДОРЕНКО: Наоборот. Я тебе десятый раз объясняю, каша не будет, будет рисинка к рисинке. Если рис мытый и один к одному, чуть-чуть еще, капельку, воды, а если немытый, то один к полутора. Объясняешь десять раз людям, как жить в бедности… Почему я эксперт по бедности, можно объяснить? Я у вас прямо эксперт по бедности заделался. Кого-нибудь еще, эксперта по бедности, дайте мне. 15 миллионов 700 тысяч людей эксперты по бедности, потому что они живут в бедности, сказала Голодец. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день.

    С.ДОРЕНКО: Вы эксперт по бедности.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, пенсионер, Москва. Я посчитал свой на досуге…

    С.ДОРЕНКО: Он не специальный актер. Мы говорят, что это актер, Юрий Николаевич. Ни фига он не актер, Юрий Николаевич.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Какой Юрий Николаевич?

    С.ДОРЕНКО: Нам сказали, что Юрий Николаевич актер, который перед вами был. Он никакой не актер. Мне даже обидно стало, ей богу.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, почему… На самом деле у него свой домик. У меня нет ничего. Вот я просто посчитал свои расходы. Я курю пачку в день.

    С.ДОРЕНКО: Пачка – раз.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я умножаю – полторы тысячи, ну, чуть побольше.

    С.ДОРЕНКО: Не умножайте, давайте на день посчитаем.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: За квартиру я плачу две с половиной и то как льготник, тра-та-та. На телефон я кладу четыре тысячи.

    С.ДОРЕНКО: В месяц?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да.

    С.ДОРЕНКО: Слушайте, я четыре кладу на четыре телефона, на три. На три телефона разных я кладу четыре тысячи в месяц, мне 1300 за глаза хватает. Ну, ладно, неважно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я кладу так: три тысячи на один, скайлинг, затем 500 рублей на другой…

    С.ДОРЕНКО: Офигеть, как люди говорят по телефону. Ничего себе. Неважно. Мне надо подтягиваться до вашего уровня потребления.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Две с половиной квартира, плюс где-то двушка на сигареты. Теперь насчет еды.

    С.ДОРЕНКО: Давайте, закругляемся, потому что уже почти 28 минут, мне надо обзор печати. Давайте, суммируя.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Картошки пять килограммов взял на месяц, два батона хлеба и банку огурцов какую-нибудь и батон колбасы. Все.

    С.ДОРЕНКО: Ну, сколько?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну, десятка.

    С.ДОРЕНКО: А лекарства?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Лекарства – нет.

    С.ДОРЕНКО: Я знаю, вам не нужны лекарства, вы курите. Слушайте, ну, хорошо… Ко мне приехал тут один парень, неважно, мимолетное знакомство было, заехал ко мне с девчонкой своей. Я объясню. Парню где-то 38, девчонке 18. Подружка его. Они сидят, мы чай гоняем, тыры-пыры, разговор туда-сюда. Я говорю: баблос не хватает. Он мне говорит: слушай, у нас тоже не хватает с девчонкой (я не помню, как ее звали). Я говорю: ну и сколько вы тратите? Он говорит: ты не поверишь, Серег, сквозь пальцы в месяц 200 тысяч долларов. Сквозь пальцы. Я не понимаю… Я говорю: вы что-то покупаете? Он говорит: старик, вообще ничего не покупаем.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это 800 тысяч в месяц рублей…

    С.ДОРЕНКО: Какие 800? Это не 800. Это девять миллионов!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: 9 миллионов он не видит?

    С.ДОРЕНКО: 9 миллионов, конечно. Он говорит мне: Серег, я вообще ничего не покупаю. Вообще ничего. 200 тысяч каждый месяц. «Прямо, - говорит, - мы хохочем с ней, куда мы деваем по 200 тысяч в месяц. Хрен поймешь».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это…

    С.ДОРЕНКО: Не надо ругаться. Ха-ха-ха!

     

    ОБЗОР ПРЕССЫ

    НОВОСТИ

     

    С.ДОРЕНКО: РПЦ считает, что детишек надо поколачивать маленечко, ну, чуть-чуть, капельку совсем. Не с целью истязать, а с целью как-то это самое… как-то наставить на путь истинный, на путь благой. Патриаршая комиссия по вопросам семьи… я читаю по тексту NEWSru.com, я не только на NEWSru.com это видел. Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства выступает против принятия закона о внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации в части усиления ответственности за умышленное причинение легкого вреда здоровью и побои. Что такое «легкий вред»? Мне нужен адвокат. Легкий вред, насколько я понимаю, это синяки без перелома костей. Правда же? То есть гематомы, кровоподтеки, синяки – это все легкий вред. Правда же, товарищи? Перелом ребра или ключицы, или грудины, мне кажется, это будет уже средний вред. А, допустим, вырвать глаз из назидательных побуждений – это уже будет тяжкий вред. Правильно я рассуждаю? Адвокаты, 737-39-48. Скажите мне, пожалуйста, что такое легкий вред. Здравствуйте. Прошу вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Сергей.

    С.ДОРЕНКО: Вы адвокат?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. Ситуация какая? Будет выясняться непосредственно экспертизой. Потому что в каждом конкретном случае, легкий и тяжкий вред… Условно, смотрите, человек пианист. Ему сломали палец. Сломали так, что он играть больше не сможет. Это тяжкий.

    С.ДОРЕНКО: Согласен.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Но если человек, например, слесарь, и ему сломали палец, это может быть квалифицировано, как средней тяжести.

    С.ДОРЕНКО: Слесарю можно проломить даже голову, мне кажется, ничего особенного. Нет?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здесь скорее тяжесть определяется экспертизой, как правило.

    С.ДОРЕНКО: Ну, хорошо, в обычном случае, что такое легкий вред здоровью относительно ребенка?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Скорее всего, да, это будут синяки, побои.

    С.ДОРЕНКО: Кровоподтеки, гематомы, но вырванных глаз не будет.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну, гематомы… А если мы говорим о гематоме, которая на пол-лица, как, помните, Лебедев дрался на ринге, вот такая гематома. Это какой вред тогда?

    С.ДОРЕНКО: Я думаю, все равно легкий. Нет?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, это уже может быть и тяжкий. Там же могут быть последствия.

    С.ДОРЕНКО: Еще, знаете, голова котируется иначе, чем, например, спина, условно говоря. На спине такая же площадь гематомы будет значить меньше.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Условно говоря, я думаю, скорее всего имеется в виду, что на руке обыкновенный синяк, о котором все говорят. Гематомы, это уже крупные, скорее всего, будут котироваться по-другому.

    С.ДОРЕНКО: «Что у вас, Петенька, на руке такой синяк?» Он говорит: это меня папа ущипнул или мама. Нормально, учительница говорит, давай я ущипну другую руку, потому что у тебя там нет синяка.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вообще, я, как отец, могу сказать, что по идее сейчас даже в саду ребенка перед тем, как принять в группу, воспитатель его должен осматривать. И в том случае, если какие-то синяки у него есть, он должен зафиксировать. А если эти синяки появляются часто, то, в принципе, они даже могут сообщить.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо вам огромное. Кратковременное расстройство здоровья, легкий вред здоровью, что это такое? Кратковременное расстройство здоровья сроком до 21 дня. То есть, если вырубить ребенка так, чтобы он провалялся 18 дней, например, в больнице, то это все равно будет легкий вред, не тяжелый. Если незначительная стойкая утрата общей трудоспособности менее 10 процентов.

    Д.КНОРРЕ: В общем, из определения ничего непонятно.

    С.ДОРЕНКО: Непонятно. Временное нарушение функций органов и/или систем, временная нетрудоспособность, продолжительность до трех недель. Внимание, очень правильно. Значит, ребенка надо вырубить так, чтобы не затронуть органы, ну, которые навсегда, то есть не оторвать глаз, например, не оторвать кадык. То есть, его надо вырубить до 21 дня, чтобы потом он был, как новенький, и тогда это будет легкий вред здоровью.

    Можно, почитаю? Все-таки тут надо к тексту. «Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства выступает против принятия закона о внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации в части усиления ответственности за умышленное причинение легкого вреда здоровью и побои. В целом патриаршая комиссия не считает возможным поддержать обсуждаемый законопроект в части, в которой он может повлечь за собой уголовное преследование родителей за разумное и умеренное применение физических наказаний в воспитании детей или усиление ответственности при таком преследовании. В силу этого комиссия (патриаршая комиссия) полагает, что принятие обсуждаемого законопроекта в настоящее время нежелательно», говорится в заявлении, которое приводит «Интерфакс». Я думаю, что это очень важно и важно в том смысле, что законодатель прислушается. Умеренное, разумное использование физических наказаний, то есть легкий вред здоровью, я так понимаю, что можно, это благая фигня такая, хорошая вещь.

    Д.КНОРРЕ: Да.

    С.ДОРЕНКО: Бывает, что нужно хряпнуть по роже ребенка.

    Д.КНОРРЕ: Да, при этом авторы документа считают достойным похвалы те семьи, которым удается обеспечить…

    С.ДОРЕНКО: Порка по субботам, мне кажется, правильной была. Порка по субботам вообще вывела бы нас в другие горизонты существования. Я предлагаю вам голосование. Я читал об этом у Пешкова, Горького, ой, как Горький описывает, как его пороли по субботам. Жестокие какие-то, совершенно другие мужчины, все это было с таким налетом садомазохистского гомосексуализма. То есть они пороли мальчика, рвали ему розовую его кожицу плетьми, прутьями. Это было омерзительно. Ну, хорошо. Я голосую. Видимо, нужно наказывать. Наказание за умеренное, разумное использование физических наказаний в воспитании детей неоправданно, считает патриаршая комиссия. Вас били в детстве и это хорошо. Вас либо не били, либо били, это плохо, либо не били вообще – 134-21-36. То есть, смотрите, вас били в детстве, и это хорошо, родители били, легкие телесные повреждения делали вам, до 21 дня больничка, вырубали по-настоящему так, чтобы до 21 дня, а потом как новенький – 134-21-35. Вас били, и это хорошо, вас били, и это правильно. В другой раз хорошо было, что вам съездили, наставили на путь истинный, слава богу – 134-21-35. Либо вас не били, либо били, и это плохо - 134-21-36. Мне кажется, в избиениях, в побоях что-то есть, безусловно, перверсивно-сексуальное.

    Д.КНОРРЕ: Так глубоко, конечно…

    С.ДОРЕНКО: Почему глубоко? Это как раз очень поверхностно. Что тут глубокого? Дисциплина… Bondage and Discipline, Domination… Bondage and Discipline, Domination, Sadism and Masochism. В физических наказаниях, в любых физических наказаниях, я усматриваю сексуальное поведение.

    Д.КНОРРЕ: Вообще, агрессия часто идет…

    С.ДОРЕНКО: Агрессия не часто, агрессия всегда, во всяком случае у мужчин, регулируется сексуальностью. Вас били, и это хорошо, в детстве – 50 на 50 ровно сейчас. Потрясающая дискуссионность темы, я восклицаю. Мне это очень нравится. Тебя били?

    Д.КНОРРЕ: Нет. И не жалею. То есть я проголосовала.

    С.ДОРЕНКО: Ты позвонила сейчас. Ты такая, очень вовлеченная ведущая у нас, она сама себе звонит, в смысле, на студию. А меня не били. Но какие-то восклицания «повернись попой, я боюсь ударить тебя…», какие-то я помню в 11 или 13 лет, но я очень смеялся. Я смеялся просто от души. Когда у меня был возраст, я занимался боксом, поэтому меня били на соревнованиях просто в рог перчаткой. При этом мама однажды чего-то такое, восклицая «повернись попой, потому что я боюсь задеть тебя по какому-нибудь жизненно важному органу», в смысле, по спине, она говорила «там почки, в спине», почему-то она так думала… Неважно. Я помню, что я хохотал стоял и что какие-то неловкие движения она исполняла. Довел я маман свою. А отец ни разу вообще не тронул, не прикоснулся, но, кстати говоря, отец меня ни разу не ругал. Не просто не бил, а вообще не ругал. Вообще не ругал, даже не делал замечаний.

    Д.КНОРРЕ: Это круто.

    С.ДОРЕНКО: Это круто. Он говорил: меня отец не бил, и я не буду бить. То есть мой батя не битый был ни разу, и я не битый.

    Д.КНОРРЕ: Хорошо. Но замечания-то?

    С.ДОРЕНКО: Вот так мы и вырождаемся до говна полного, понимаете, когда не бьют. У меня ни отца не били моего, ни деда, по-моему, не били, ни меня не били родители. Вот так и вырождаешься, полностью вырождаешься, дегенерат паршивый. Я про себя. Извините, я просто сержусь…

    Д.КНОРРЕ: Вы счастливый ребёнок были?

    С.ДОРЕНКО: Я?

    Д.КНОРРЕ: Да.

    С.ДОРЕНКО: Не знаю. Это какое-то чувство, почти сродни сиротству, когда тебя не бьют. Хочется все-таки увидеть любовь отеческую, чтобы съездил справа, слева, справа, слева, на 18 дней больничка. И все, молодец. 51 на 49. Я останавливаю это голосование. Мы говорим сейчас об этом. Секундочку, я должен тотчас проголосовать. Я говорил про вас. Вас били – 51 процент били, и это хорошо. 49 - не били вообще либо били, и это плохо. Теперь второе голосование. Вы намерены бить своих детей, по чуть-чуть… Секундочку. Умеренное, разумное использование физических наказаний в воспитании детей. Вы намерены бить детей, ну, до 21 дня, чтобы легкое, чтобы больница до 21 дня, или уже бьете детей. Да – 134-21-35, нет – 134-21-36. То есть можете дать подзатыльник, затрещину, пощечину, что-то такое, что, например, не ногой между ног рубить, а что-то, влекущее за собой умеренное, разумное, до 21 дня чтобы больничка. Правильно я понимаю, нет?

    Д.КНОРРЕ: Да, примерно так.

    С.ДОРЕНКО: Как-то так. Можно толкнуть в плечо сзади, можно взять за шею и трясти. Мне кажется, детям это больше всего нравится. Или, например, их берут за плечо и трясут «сколько раз тебе говорить, тварь», и трясут вот так, тынь-тынь-тынь. А он такой стоит… Я видел в универмаге один раз. Русская мама. Трясла так «сколько раз тебе говорить, тварь». И все.

    Д.КНОРРЕ: Кошмар. Самое популярное — подзатыльник все-таки.

    С.ДОРЕНКО: Подзатыльник, я не думаю. Мне кажется, это больше литературное. Это из литературы. Вы сейчас практикуете, бьете детей, побиваете, поколачиваете, надо физически иногда, разумно, умеренно, так сказать, съездить – 38 процентов, 39 сейчас. Ну, всё-таки, это же сволочи. Дети маленькие сволочи, вонючки, подонки, в смысле, как их не бить. Подумайте об этом. Они же вредители, они гадкие вредители, они намерены выесть ваше нутро, надеть потом вашу кожу, ходить по вашему гаражу, гладить вашу машину и даже ни разу не позвонить и не сходить на кладбище. Тьфу на них. Бить их сразу надо, истязать, мне кажется. Я бы стал. Я никогда этого не делал, правда. 40 процентов и 60 – против все-таки. Интересно, вас колотили, а вы уже не собираетесь. Что за грязь? Почему вы воздерживаетесь от воспитания детей, объясните мне, пожалуйста. Здравствуйте. Вас били родители?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Нет. Вопрос о квалификации тяжести еще актуален?

    С.ДОРЕНКО: Если позволите, если вы точно нам охарактеризуете, нам бы было интересно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Александр. Я адвокат. Город Ростов-на-Дону. На самом деле спектр повреждений, при которых может быть квалифицирован как легкий вред здоровью, он достаточно обширный. Здесь, как правильно было замечено, либо до трех недель амбулаторно, либо госпитализация, либо 10 процентов утрата, они определяются по соответствующим таблицам.

    С.ДОРЕНКО: Согласитесь, что главное – не перейти в средний вред здоровью.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, но даже при легком вреде здоровью достаточно мучительные могут быть вещи: повреждение легких тканей, даже перелом пальца, например.

    С.ДОРЕНКО: Если ребёнок не пианист. Если пианист, то перелом пальца…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, безусловно, но это как бы уже тонкости такие. Например, тот же самый удар по лицу, если он привел к обезображиванию, то экспертиза может установить, что это даже тяжкий вред здоровью, несмотря на то, что каких-то других последствий не наступило. Что касается легкого вреда, я к тому, что, в принципе, под легкий вред здоровью могут попасть даже пытки.

    С.ДОРЕНКО: Даже пытки могут попасть под легкий вред здоровью. Я говорил, BDSM… Знаете, почему я говорю BDDSM? Молодежь не понимает, что такое BDDSM. Знаешь, почему DD?

    Д.КНОРРЕ: Почему?

    С.ДОРЕНКО: Потому что доминация-дисциплина. Сейчас сокращают BDSM, и дисциплина куда-то пропадает. Без дисциплины жить невозможно. BDSM.

    Д.КНОРРЕ: А вырывание зуба ниткой – это пытки или как?

    С.ДОРЕНКО: Спокойно, в Норвегию пока не едем, едем в Россию. Поехали. Я останавливаю это голосование: 42 процента намерены бить детей или уже бьют. Уже. А некоторые стоят… Я уже говорил, идешь в школу, например, стоят на крыльце подонки, так бы и съездил бы. Я жалею иногда, что мне нельзя врубить им просто в сопатку… Матерятся и курят, матерятся и курят. Как бы сейчас дал бы, разбил бы эту харю прыщавую, в хорошем смысле, без агрессии, так, по-нашему, по-доброму. Но нельзя, запрещено, елочки с палочками. Невозможно жить так, трудно. А он стоит, цедить что-то, матерное, телки, то, се. «BDSM в массы! Возродим духовные скрепы. Совершенно верно. Без дисциплины нельзя». Леша, я вас уговорил. Леша Лексус пишет. Помните, BDSM, потому что доминация и дисциплина. Мы же имеем права без дисциплины жить, правильно? Здрасте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Сергей, Дарья. Хотел поделиться. Я бил свою дочь в 12-13 лет. Живу с этой болью. Невозможно с этим жить, очень сложно. Правда, сейчас более-менее отношения налажены, она не со мной живет. Но ребенка трогать ни в коем случае никогда нельзя.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. «Однажды отлупила своих детей, - пишет Анна, - до синяков. Вспоминаю об этом с ужасом от собственного безумия». «Двадцать лет прошло, память жива. А меня саму били ужасно», - пишет Анна на govoritmoskva.ru. «МКАД внутренняя, около Осташки, машина ДПС перекрыла три ряда». Наверное, из вас делают живой заслон. Чего, приятно. Выйдите и чего-нибудь такое приветственное кричите. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

    С.ДОРЕНКО: Вас били в детстве?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, мне мама дала пощечину лет в 14.

    С.ДОРЕНКО: Ой, в 14 многим можно дать пощечину.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не знаю. Мне до сих пор обидно за это, хотя я ее простила, конечно, но я ушла из дома на целые сутки. Они меня искали. Я люблю своих детей, никогда не била, не бью своих внуков.

    С.ДОРЕНКО: Честно сказать, бесполезная фигня. Бить бесполезно. Просто бесполезно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Бесполезно. Ребёнок не будет свободен, не будет счастлив, не будет независим. Он будет бояться все время.

    С.ДОРЕНКО: Свои идиотские комплексы воплощаем, когда бьем. Больше ничего.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Конечно. И когда летишь в самолете, и вот эти мамы орущие, с красными лицами, с выпученными глазами, с плюющимся ртом, долбят этих маленьких, веселых, замечательных человечков – это вообще кошмар какой-то. Наоборот, нужно что-то делать, чтобы этого не было.

    С.ДОРЕНКО: Слушайте, Томо, к которому я отношусь с огромным уважением, Томо из Берна, который нам позванивает время от времени… Вы постоянная наша слушательница?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, конечно.

    С.ДОРЕНКО: Вы знаете Томо?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да.

    С.ДОРЕНКО: Он пишет сейчас вещь, которая заставляет меня пересмотреть мое отношение к нему. Он пишет: «Мальчиков бить нельзя, а вот девочек пороть надо, они не понимают логики». Это страшные вещи.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Девочкам вообще все можно разрешать.

    С.ДОРЕНКО: К девочке вообще прикасаться нельзя, даже пушинкой нельзя, не просто бить, а замахиваться. На девочку даже замахиваться нельзя. Томо, на девочку замахиваться нельзя. Строго говорить с девочкой нельзя. Вы чего хотите, шизанутых дур? О чем вы, Томо? Мальчик, еще мальчик, с какого-то возраста, с 13-ти, с 14-ти, не знаю, для него эти удары несильны. Мама с ремнем для него вызывает гомерический хохот. Он потом долго рассказывает друзьям страшный прикол, типа мама скакала вокруг с ремнем, а он хохотал при этом. Но к девочкам отношение совершенно другое. Совершенно другое. Вообще пальцем прикасаться нельзя! Да смотреть строго нельзя. О боже… Я столкнулся с дикими людьми. Сейчас я даю новое голосование. Поехали. Вы привержены идеи, что детей надо бить, в особенности мальчиков – 134-21-35, в особенности девочек – 134-21-36. Товарищи, я долго, это настолько очевидная вещь, девочек не просто нельзя бить, вообще строго разговаривать нельзя. Вы не понимаете этого. Они не понимают этого. Девочка сама себя пожрет. Вот вы молча уйдите от девочки… Вы поссорились с девочкой, уйдите от нее молча. Она себя неделю будет за это жрать. Вы что?

    Д.КНОРРЕ: Нет, молчание – это хуже всего.

    С.ДОРЕНКО: Девочка себя сожрет сама, неделю будет жрать себя. Вы что? Если вы сделаете девочке… Если в отношении девочки сделаете какую-то грубость, например, молча уйдете, то я вас умоляю, через пять минут пойдете, ее успокойте, как-то попробуйте ее успокоить, попробуйте ее вернуть к жизни. Потому что она будет растерзана. Вы что, ребят? Слово «бить» надо забыть сразу просто. Предпочтительно бить мальчиков. Когда вы будете бить детей, вы бы предпочли бить скорее мальчиков все-таки – 134-21-35, девочек – 134-21-36. У меня 56 процентов, 58 собираются бить девочек, 57. Боже милостивый. Вот мы имеем нацию. Превосходную, красивую нацию, которая влечет свою постылую жизнь, побивая друг друга. Это же страшно. 58 процентов собираются бить мальчиков, 57. Я останавливаю это голосование, товарищи, потому что у меня не меняется цифра. У меня 42 на 58. 42 все-таки предпочитают бить мальчиков, а 58 собираются бить девочек. Спрашивайте у каждой девочки, на которой собираетесь жениться, если к ней хоть пальцем прикасались родители, на ней не женитесь ни в коем случае, это все, это материал готовый, все, до свидания. Понятно, о чем я говорю? Мне кажется. Я это говорю сейчас абсолютно серьёзно. Мне надо при найме на работу это спрашивать. Не жениться, вообще не быть с девочками, на работе… Д.КНОРРЕ: Вы понимаете, что 90 процентов девушек и женщин останутся без мужа и без работы.

    С.ДОРЕНКО: Я буду, входя в автобус, спрашивать, здесь есть девочки, которых били в детстве. Если мне скажут, да, есть, я не сяду в этот автобус.

    Д.КНОРРЕ: Вы никогда не сядете в троллейбус.

    С.ДОРЕНКО: Да, не сяду… Сейчас… Товарищи дорогие, дайте мне выписать. 42 – били бы мальчиков, а 58 – девочек. Слушайте, а, может, вы сексуальные маньяки, у вас, может быть, сексуальное расстройство? Может, вы псих?

    Д.КНОРРЕ: Может, вы троллинг?

    С.ДОРЕНКО: Может, вы псих-ля-ля? Тогда что, специальные клипы вы выписываете, плеточки и всякие… Может, вы про это? Может, вы псих-ля-ля все? Здравствуйте. 23-й пишет: «Меня мама била шнуром от удлинителя». А вас?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Артем меня зовут? У меня трое детей, две дочери и сын. Меня в детстве если и били, то только за такие проступки, которые с жизнью моей были связаны, опасностью. Я сам старшую дочь не бил никогда, ни разу не бил. Младшая дочь такая шкода, что мне приходиться как бы замахивать ремень, притрагиваться, несильно, конечно, но она доводит.

    С.ДОРЕНКО: Ну, да… Слушайте, но это же все равно… Почитайте развитие шизофрении… «Групповое развитие шизофрении» Бейтсона и «Шизофреническое взаимодействие в семьях» Сельвини-Палацолли. Она доводит специально, чтобы вы это делали специально, это у вас схема. Однажды не отвечайте. Послушайте меня, она это делает, потому что это схема. Она делает, а вы такой раз и делаете парадоксальную фигню, например, ее хвалите. Она делает, например, что-то, чтобы вы замахнулись, а вы ее за это хвалите. Она опешит и перестанет это делать от удивления. Сельвини-Палацолли «Парадокс и контрпарадокс», почитайте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Обязательно.

    С.ДОРЕНКО: «Парадокс и контрпарадокс в шизофренических семьях». Там написано, что люди входят в привычное взаимодействие. А попробуйте комплиментарную коннотацию использовать… Условно говоря, ты плохая девочка. Дашенька молодец, она специально это делает для хорошего для чего-то. Я начинаю тебя хвалить пока тебя не стошнит. Потом ты перестаешь это делать, потому что это вызывает другой ответ.

    Д.КНОРРЕ: К сожалению, не всегда работает, потому что разная мотивация у ребенка. Если ребёнок провоцирует отца, родителей, тогда – да.

    С.ДОРЕНКО: Шизофреническое взаимодействие, мать. «Динамика групповой шизофрении» Грегори Бейтсон, «Парадокс и контрпарадокс в семьях с шизофреническим взаимодействием» Сельвини-Палацолли. Написала эту книгу, эту песню, в 1971 году, между прочим. Ничего умнее я не читал. Бейтсон до нее еще писал. Все. В движении.

     

    В ДВИЖЕНИИ

     

    С.ДОРЕНКО: Мы пойдем и проживем ее, эту среду, 26 ноября.

     

    Версия для печати

Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus