• 08:33 Дек. 23, 2014

    В гостях

    С.ДОРЕНКО: 8 часов 35 минут. Вторник. 23 декабря. Здравствуй, великий город! Здравствуйте, все! Это радио «Говорит Москва»! Говорит Москва! Анастасия Оношко — ведущая этой программы. Здравствуйте, Анастасия.

    А.ОНОШКО: И Сергей Доренко.

    С.ДОРЕНКО: «На Ленинском сегодня мрак. Всем терпения и хорошего дня», — Томазик на BMW. Про «Комсомольскую правду», ребят, конечно, прочитаем. Сегодня меня с пяти утра долбят в интернете, ссылки кидают. Я очень благодарен, спасибо огромное. Воры похитили дорогостоящее эндоскопическое оборудование только что из столичной больницы, сообщили «Интерфаксу» в пресс-службе ГУ МВД России по Москве. Слушайте, драма… «Накануне вечером в полицию обратились представители одной из больниц, расположенных в центре Москвы, на Абельмановской улице, с заявлением о краже». Что же было украдено? Украдено: гастроскоп, колоноскоп и бронхоскоп на три миллиона рублей из больницы. Что можно сделать с этими вещами?

    А.ОНОШКО: Я думаю, можно хорошо провериться.

    С.ДОРЕНКО: Нет, это для пыток, это пыточное оборудование. Гастроскоп – это засовывается, это глотают, в кишку, правильно?

    А.ОНОШКО: Что-то в этом духе.

    С.ДОРЕНКО: В этот же момент, когда ты заглотнула кишку, Настена…

    А.ОНОШКО: И выясняют окончательную правду о себе.

    С.ДОРЕНКО: В этот же момент тебе вставляют колоноскоп, это называется double penetration, DP — с одной сторону у тебя гастроскоп, с другой стороны у тебя колоноскоп.

    А.ОНОШКО: И ты не платишь за прием у врача.

    С.ДОРЕНКО: В довершение тебе страшные извращенцы через ноздрю опускают тебе в бронхи бронхоскоп и это triple penetration. Поехали! Понятно? И все это кошмар. Это же только что украдено, это уже везут, где-то человек привязан, с кем-то это сейчас произойдет.

    А.ОНОШКО: Уголовное дело возбуждено.

    С.ДОРЕНКО: Да меня не интересует это дело, меня интересуют пытки страшные. Я сочувствую этому несчастному, понимаешь, как в него входят сразу три скопа. Это вообще самые страшные японские аниме.

    А.ОНОШКО: Лучше вовремя провериться.

    С.ДОРЕНКО: Как в него щупальца спрута входят в три отверстия: в нос, в рос и в этот…

    А.ОНОШКО: В уши, давайте все вспомним.

    С.ДОРЕНКО: Прикинь чего? Это же страшно.

    А.ОНОШКО: Можно еще выдавить глаза с обратной стороны.

    С.ДОРЕНКО: По сравнению с этим смерть Джо Кокера не представляет из себя ничего особенного, как мне представляется. Джо Кокер – это человек, который хриплым голосом пел офигенские песни. Мне кажется, он слишком долго жил.

    А.ОНОШКО: 70 лет.

    С.ДОРЕНКО: Очень долго. Это назидательно плохо, потому что он вел образ жизни самый прекратительный. Он вел антидидактический образ жизни. Антидидактический образ жизни. Он сидел на всех наркотиках, известных в таблице Менделеева…

    А.ОНОШКО: Он же бросил, отвлекшись на рак.

    С.ДОРЕНКО: Знаешь, таблица наркотиков известного исследователя Менделеева? Затем он перешел на алкоголь имени Менделеева, тоже есть таблица алкоголя Менделеева, может быть, ты слышала.

    А.ОНОШКО: А потом на рак перешел.

    С.ДОРЕНКО: Он перешел непосредственно на рак. То есть вел образ жизни, который я бы не советовал никому, и при этом отмахал 70 лет. Это отвратительно.

    А.ОНОШКО: А песни какие зато! Вот мы не спели еще такого.

    С.ДОРЕНКО: Кто?

    А.ОНОШКО: Ни я, ни вы. До сих пор.

    С.ДОРЕНКО: Ну и что? Этак ты отправишь в газовую камеру 7 миллиардов человек, мамочка. 7 миллиардов человек не спели ничего подобного. Мне кажется, что люди, которые ведут такой образ жизни, такой прекратительный образ жизни, такой чудовищный, антидидактический образ жизни, должны умирать лет в 30. Потому что если они живут по 70, как ты можешь подросткам говорить, чтобы они не употребляли наркотиков? Ты говоришь: товарищи, не употребляйте наркотиков, а то проживете всего 70. Мамочка, это неправильно. Ты должна говорить: не употребляйте наркотиков, умрете в 28. И то, хорошо бы в 24, чтобы такие умирали. Понимаешь? Эмми Уайнхаус честно умерла в 27.

    А.ОНОШКО: Так «Клуб 27» известная уже тема.

    С.ДОРЕНКО: Эмми Уайнхаус честно умерла в 27. Вот она употребляла наркотики – вот тебе смерть. Это правильно, можно рассказывать юношеству в школах.

    А.ОНОШКО: Могла бы стать домохозяйкой…

    С.ДОРЕНКО: Вот Эмми, вот наркотик, вот смерть. То есть это дидактика, это сразу понятно: вон она, вот она делает, вот она умерла. Джо Кокер делал хрен пойми… Ой, я не ругаюсь. Делал черт пойми знает что, вел себя, как совершеннейший подонок, и нате тебе – 70 лет. Это же отвратительно, это неправильно. Так он 90 отмахал бы на «герыче».

    А.ОНОШКО: Нет, он уже бросил, я так понимаю, что достойно отдельного уважения.

    С.ДОРЕНКО: Он бросил в пользу спиртного.

    А.ОНОШКО: Но он же тогда еще не знал, что так получится.

    С.ДОРЕНКО: Что не знал?

    А.ОНОШКО: Когда бросал. Он же хотел, наверное, булочки по утрам есть, пить кофе и радоваться жизни.

    С.ДОРЕНКО: Мне это не нравится, товарищи. Ну, ладно, помер и помер. Все. Убираем его. Давайте дадим какую-нибудь другую заставочку.

    Да, поехали дальше. Нет, если мы говорим про возраст, если мы говорим про правильный, назидательный образ жизни, настоящий образ жизни, правильный образ жизни, то на тебе лидер Туниса. Это мы читаем сегодняшний «Московский комсомолец», но это, кроме «Московского комсомольца», всюду. Официальные результаты состоявшегося в воскресенье в Тунисе второго тура президентских выборов не объявлены, но их победителем сам себя объявил 88-летний лидер антиисламистской партии «Нидаа Тунис» Беджи Каид Эс-Себси, 88 лет, он побил маленького засра… маленького, шкодливого пачкуна. Маленького, шкодливого пачкуна, 69-летнего президента Монсефа Марзуки. Это маленький, шкодливый пачкун, который еще не научился сливать за собой воду в клозете, ему всего 69 лет. 69 лет. А этому 88. Это серьезный мужчина. Он его побил просто, положил на лопатки, отправил учиться, пользоваться ножом и вилкой. Вот это правильно. Согласно exit poll, трэ-тэ-тэ и все такое. Когда урны закрылись, их обоих вынесли в урне.

    А.ОНОШКО: Урны закрылись.

    С.ДОРЕНКО: Когда урны закрылись, на них начертали имя грядущего президента. Это правильно. Смотри, у нас тоже долгожители.

    А.ОНОШКО: Кто?

    С.ДОРЕНКО: Кто? Познер – раз. Актер Зельдин, великий абсолютно, которому 14 февраля будет 100 лет. Ты поняла, что я говорю?

    А.ОНОШКО: Я пошла смотреть фотографию.

    С.ДОРЕНКО: Зачем тебе фотографию. Ты хочешь выйти замуж? У тебя есть муж.

    А.ОНОШКО: Нет, я хочу посмотреть, как выглядит человек в 100 лет, которого вы приводите в пример.

    С.ДОРЕНКО: Зельдину будет 100 лет 14 февраля. Ему не 100 лет, ему 99 лет. Познеру 80, Примакову 115 или что-то в этом роде. Понимаешь? Ну и все. Видишь? Мы растим грядущих президентов. Я знаю, что в 2024 году нам понадобится какой-то человек на троне.

    А.ОНОШКО: Преемник.

    С.ДОРЕНКО: Преемник. И я прочу, может быть, Примакова. Почему бы и нет? Ему в 1999 было 70, стало быть, в 2019 ему будет 90, стало быть, в 2024 ему будет 95. Самое хорошо сходить на пару сроков, самое то, что надо, на 12 лет прогуляться. Правильно? До 107. Нормально. Это очень правильно. Зельдин сказал, что он гуляет по полтора часа каждый день с собакой. Заведи себе собаку, будешь жить 100 лет. Поняла?

    В Нахабино таджик похитил человека. Вот это меня интересует.

    А.ОНОШКО: Он какой-то больной человек. Он же сказал, что он почтальон. Я, когда услышала «Нахабино», я подумала, что там ограбление бутика очередного.

    С.ДОРЕНКО: Что такое Нахабино, по-твоему? Ты была в Нахабине?

    А.ОНОШКО: Нет, но в моем представлении, с ваших слов, Нахабино – это какое-то волшебное…

    С.ДОРЕНКО: Ты была в Нахабине.

    А.ОНОШКО: Нет, я не была в Нахабине никогда.

    С.ДОРЕНКО: Нахабино – это волшебное место.

    А.ОНОШКО: Это волшебное место, где сплошные заборы по четыре метра, огромные дома от миллиона долларов.

    С.ДОРЕНКО: Нет, неправда, ты путаешь. Ты путаешь это место. Нахабино – это довольно занюханное местечко, где основную часть жизни жители проводят у переезда… Дело в том, что там где-то переезд железной дороги и там же маневровые пути. Я тебе объясню, в чем дело. Нахабино прорезано железной дорогой и там же маневровые пути, поэтому там непрерывно каждые три минуты закрывается дорога для того, чтобы какой-нибудь Иван Иваныч прокатился на своем паровозике 50 метров в одну сторону, 50 метров в другую. Пути закрываются постоянно. Я там мотоцикл на руках переводил, когда у меня был KTM-690 легкий, я его на руках переводил, будто велосипед, потому что иначе тысячу лет там стоять надо, на переезде. Сейчас, когда у меня тяжелый мотоцикл, я, например, не рискую его переводить. На фиг бы надо. Я не ругаюсь.

    А.ОНОШКО: Как он, «козел», «осел», «ястреб», на ком вы там летаете?

    С.ДОРЕНКО: На «гусе», 800 «гусь».

    А.ОНОШКО: Вы про него говорите, что он тяжелый.

    С.ДОРЕНКО: 800 «гусь» тяжелый. А что же ты думала? 212 килограммов, 215 килограммов заправленный. Зачем бы я стал?

    А.ОНОШКО: В вашем мире, что легко, что тяжело…

    С.ДОРЕНКО: В нашем мире легко все, что до 150-ти. Хорошо. В поселке Нахабино Красногорского района, в этом отвратительном поселке…

    А.ОНОШКО: Там есть многоквартирные дома.

    С.ДОРЕНКО: Да, есть пятиэтажки. В Красногорском районе Московской области уроженец Таджикистана, который тотчас же через абзац называется уроженцем Ташкента… Ташкент – это известный таджикский город, как мы понимаем, так ведь. Написано, что его вынесли на носилках, зовут его (не вижу имени), сам-то он из Ташкента, но выше написано, что из Таджикистана. Откуда-то оттуда. Надо сказать, что таджики, в принципе, более благонравные люди, чем узбеки. Узбеки, они не без лихости такие, они разбойники.

    А.ОНОШКО: Там столько всяких народностей, подвидов, мне кажется, они характеризуются…

    С.ДОРЕНКО: Да, сплотила навеки великая Русь. Он зашел, сказал, что почтальон. Он пенсионерочку вытолкал назад, туда, на лестничную клетку, заперся с девятилетней девочкой, ее приковал наручниками к батарее в центральной комнате, я бы сказал, в зале, в бальном помещении, где балы обычно дают…

    А.ОНОШКО: Где скоро будут праздновать Новый год.

    С.ДОРЕНКО: Да. Девочка сидела под елочкой и все такое, а целый зал детей кричал «Снегурочка, вернись, Снегурочка, вернись», но она была прикована к батарее. Это все какое-то время. Туда поехал Колокольцев. Это почему? Почему Колокольцев туда поехал?

    А.ОНОШКО: Колокольцев, сейчас какая у него должность?

    С.ДОРЕНКО: Министр внутренних дел, мама.

    А.ОНОШКО: Простите, я отсутствовала некоторое время.

    С.ДОРЕНКО: Оношко состояла в маточном стаде довольно долго, поэтому совершенно выпала из процесса.

    А.ОНОШКО: У меня Колокольцев смешался в голове с Нургалиевым и так далее.

    С.ДОРЕНКО: Давай, возвращайся к жизни. Туда поехал Колокольцев, а Нургалиев был как раз захватчиком, Нургалиев был уроженцем Ташкента в этот момент. Хорошо.

    А.ОНОШКО: Там такой момент еще я вычитала сегодня… Между Колокольцевым и выталкиванием женщины из квартиры…

    С.ДОРЕНКО: Прошло четыре часа.

    А.ОНОШКО: Да, во-первых, прошло много времени. Во-вторых, он показал фотографию этой даме, пенсионерке, и говорит: это ваш сын? Мужика какого-то. Она говорит: нет. А он успел кому-то позвонить и сказать: это будет стоить дороже. Вытолкал ее и зачем-то закрылся в квартире.

    С.ДОРЕНКО: Его Рустам Одилов зовут. Уроженцу Ташкента 22 года. Он, когда вошел, он показал бабушке… «Бабушка, - сказал он, - знаешь этот мужчина? Ходи сюда». Она говорит: никого не знаю. Тогда он позвонил кому-то и сказал: это будет стоить дороже. То есть он был вышибалой, он ходил вышибать долги, я так понимаю. Я так понимаю, что этого уроженца Ташкента наняли вышибать долги в качестве головореза, но этот головорез ничего не сделал. «В Нахабине не тот таджик чудил, который был в рабстве у Сережи Пастушка и его депортировали», — говорит Вадим. Нет. «Новые данные про разбитый Boeing». Чуть позже. Я читал «Комсомольскую правду». Спасибо. «Надеюсь, девочку не трогал». Нет, он не трогал. Он девочку приковал сразу и сам направился на кухню, где, по некоторым данным, он занимался распитием спиртного. У них, в Ташкенте, есть такой странный обычай: спрятать бабушку в подъезде, приковать девочку и мгновенно начать распивать спиртное. Секундочку. «С девочкой все хорошо», — рассказывает нам Кирилл. Сейчас попробуем позвонить. 45-й, возьмите трубку. 45-й нам написал. Кирилл, здравствуйте. Расскажите нам, что это было? Я скажу нашим слушателям, что Кирилл живет в соседнем доме.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, дом семь, а это дом пятый. Многоэтажные дома, вовсе не пятиэтажки, кстати. Ничего внешне понятно не было. Милиция, МЧС, скорая, журналистов было больше всего. По-моему, журналистов со всех телеканалов, с радио.

    С.ДОРЕНКО: Поэтому и подождали четыре часа, чтобы ребята все успели доехать.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. Настроение у всех журналистов было приподнятое. В принципе, хорошо все было и Колокольцеву тоже хорошо было.

    С.ДОРЕНКО: Но ведь это анекдотический случай или он вызывает у вас тревогу?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Он у меня вызвал безумную тревогу, потому что я приехал с ночной смены, днем проснулся и читаю в новостях в интернете, что в соседнем доме такое происходит. А у меня в соседнем районе в Нахабине девятилетняя дочь тоже в школу ходит, с мамой живет. И мне стало тревожно.

    С.ДОРЕНКО: Смысл в том, что, кажется, его послали какие-то бойцы выбивать деньги. Кажется, он бабушке совал фотографию, говорил, что «бабушка, знаешь этот молодой человек». Нет, она не знает. И он сказал «я его не нашел» и пошел на кухню пить водку и сжигать паспорт. Он еще там сжигал свой паспорт, но паспорт не догорел.

    А.ОНОШКО: У него российский паспорт?

    С.ДОРЕНКО: Нет, у него свой собственный паспорт какой-то.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это традиция.

    С.ДОРЕНКО: Понимаете, но это все равно выглядит комично. Все равно это комично выглядит.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Конечно.

    С.ДОРЕНКО: Это придурочный какой-то.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Слава богу, что с ребенком ничего не случилось. А парень действительно, видимо, просто сумасшедший, больной, наркоман, возможно.

    С.ДОРЕНКО: Может быть, не больной, а, может быть, просто у них такая культура выбивания денег.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Слава богу, что не у всех, потому что иначе мы бы с вами здесь уже, наверное, не жили бы, а уехали бы жить к ним, а они бы переехали сюда.

    С.ДОРЕНКО: Скажите сейчас для Оношки, что действительно Нахабино – это местечко, перегороженное какими-то маневровыми путями.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: В Нахабине существует по этому поводу хорошая шутка. Почему немцы не смогли взять Нахабино? Потому что переезд.

    С.ДОРЕНКО: Да. И нужно бы сделать мост, потому что мы там пропадаем, в Нахабине, каждый раз, когда едешь, обязательно полчаса стоишь.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Больше. Даже если объезжать через Аникеевку, можно застрять даже еще на больше иногда.

    С.ДОРЕНКО: Через Аникеевку я тоже переезжаю. Спасибо большое. «Цинизм Оношки превосходит… Таковой у Доренко в разы».

    А.ОНОШКО: Это большая честь для меня. В разы.

    С.ДОРЕНКО: Ты думаешь? Нет, Настя на самом деле человек очень простой. Она в данном случае скорее все-таки…

    А.ОНОШКО: Мне до Сергея еще…

    С.ДОРЕНКО: Я человек израненный, и моя чувствительность приводит меня к озлобленности, а Настя ввиду своей простоты такова. Так что все хорошо, Антуан. Все будет хорошо. Слушайте, они пока комичны. Скажите, пожалуйста, что вы думаете об этих бандах? 73-73-948. Бандиты – уроженцы Таджикистана. Вы что-нибудь слышали о некомичных уроженцах Таджикистана, бандитах здесь, в России? Потому что этот случай мне представляется комичным. И спасибо большое действительно министру, который подъехал, действительно там был министр и, наверное, я в восхищении… Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Сергей. Здравствуйте, Настя.

    С.ДОРЕНКО: Здрасте. Некомичные преступники уроженцы Ташкента бывают?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здесь такой факт может быть.

    С.ДОРЕНКО: Бандиты из ГТА…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сколько случаев было, что люди работали, работали, и их просто кинули. Я его не оправдываю, конечно, этот поступок не красит его. Сколько знакомых у меня, например, приезжие оттуда, просто ребята…

    С.ДОРЕНКО: Бандиты из ГТА. Все напоминают мне о бандитах из ГТА, среди которых тоже были уроженца Ташкента или чего-то в этом роде.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А почему никакой фильм документальный не сделали про это? Опять же, тишина.

    С.ДОРЕНКО: Я не знаю.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Тот же Мамонтов.

    С.ДОРЕНКО: Мамонтов Аркадий, вы имеете в виду, или Владимир? Мне кажется, Владимир должен сделать фильм. Здравствуйте. Прошу вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, добрый день. Я волею судеб часто тренируюсь со спецподразделениями, с их слов последние самые жесткие убийства как раз связаны с выходцами из Средней Азии. На самом деле большинство банд, которые возникают на сегодняшний момент, они как раз имеют свои истоки оттуда. Потому что очень большой трафик людей.

    С.ДОРЕНКО: А вот там они лютуют? Там, у себя, они лютуют или нет?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не могу сказать. Знаю, что лютуют очень в Москве, и все спецподразделения сейчас заточены как раз на войну именно с этим этносом. Потому что по своему объему, по живой силе они превосходят все остальные.

    С.ДОРЕНКО: Понятно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Даже наши старые братья с Кавказа, они не могут поставить такое количество бойцов, которые постоянно обновляются, каждый месяц приезжают новые лица, невозможно за ними уследить. И очень большой процент спортсменов, особенно боксеров.

    С.ДОРЕНКО: Оттуда приезжают.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Из Таджикистана.

    С.ДОРЕНКО: Именно Таджикистан?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Смотрите, вот это я считаю очень информированным слушателем, который, в общем, подводит черту, мы тут ничего не добавим. Основная задача спецслужб сейчас – противостоять среднеазиатской преступности, и даже кавказцы…

    А.ОНОШКО: Бледнеют.

    С.ДОРЕНКО: …бледнеют перед преступными возможностями господ из Средней Азии, в особенности потому, что господа из Средней Азии готовы выставить количество бойцов, несопоставимое по численности с тем количеством бойцов, которое способны выставить господа с Кавказа. Видишь, они численно превосходят. Это очень интересное наблюдение, и я внимательно бы к нему присмотрелся. Сегодня Собянин… нет, не Собянин. Кто сегодня посмотрит трассу?

    А.ОНОШКО: Иванов.

    С.ДОРЕНКО: Сергей Иванов посмотрит трассу. Тотчас после того, как он ее посмотрит, ее введут в действие. В торжественной церемонии примут участие сегодня, товарищи, Москва-Петербург, это на самом деле до Солнечногорска, называется Москва-Петербург. На самом деле, конечно, Москва-Солнечногорск. Напомню, последнюю трассу в моей стране, в моей любимой стране, последнюю дорогу, она называлась Москва-Одесса, построили в 1980 году. С тех пор ничего не было построено вообще. Поэтому последняя дорога, которая построена была в моей любимой стране. В 1980 году была построена дорога, по которой пронесли Олимпийский огонь в Москву. Всего какие-то жалкие 34 года назад. За 34 года не было построено ни одной единственной дороги. Ни одной. Потому что МКАД Лужков построил, а построил его Хрущев в 60-е годы. Как вы хорошо знаете, по-моему, в 1962 году.

    А.ОНОШКО: Третье транспортное кольцо еще построил.

    С.ДОРЕНКО: Третье транспортное кольцо, но трассой его не назовешь, это все-таки внутренняя городская вещь.

    А.ОНОШКО: Сергей… Первый испытательный пуск ракеты тяжелого класса «Ангара А-5» только что осуществлен с космодрома Плесецк.

    С.ДОРЕНКО: Это прекрасно. В торжественной церемонии сегодня дороги до Солнечногорска, которой отметилась русская цивилизация в 21 веке, впервые через 34 года после постройки последней дороги, до Солнечногорска была построена дорога. И там примут участие: глава кремлевской администрации Сергей Иванов, министр транспорта Максим Соколов… Это Макс Соколов, который пишет колонки?

    А.ОНОШКО: Я думаю, другой.

    С.ДОРЕНКО: Толстый такой. Нет? Другой? Мэр Москвы Сергей Собянин и губернатор Подмосковья Андрей Воробьев. Открытие нового участка магистрали Москва-Солнечногорск обеспечит более удобный и быстрый подъезд в Шереметьево, Долгопрудный, Сходню и, пожалуйста. Если теперь кто-то будет умирать в Шереметьеве, то скорая помощь может доехать до чертовой Сходни и до Шереметьева намного быстрее. Она будет платная, скорая помощь туда не поедет. 9 часов. Новости.

    НОВОСТИ

    С.ДОРЕНКО: 9 часов 7 минут. «Да чушь, она не готова, - говорит Волшебница. – Я живу рядом с Шереметьевым, каждый день проезжаю, лоск наводят и так далее». Еще. «Обама отказался…» Неправда, Владимир, Обама не отказался приехать, они опровергли сейчас эту информацию лживую, американцы, что они отказались, опровергли уже, приехать на 70-летие Победы. Я не могу без русского языка, товарищи, потому что у меня все-таки три лингвистических диплома. Поэтому в Шереметьеве, во Внукове. Бонифаций просит меня научить его русскому языку. Бонифаций, во всех на «о» склоняется, окромя тех, которые несут ударение. Таким образом: в Шереметьеве, в Останкине, во Внукове, но в Строгино, потому что там ударение. Напомню, я совершаю там сознательную ошибку и говорю «Строгине». Хочу и делаю, потому что вы все делаете ошибку с Шереметьевым и с Внуковым и со всеми остальными местами. Вы же делаете ошибку. Вы же хотите по-русски говорить, как уроженцы Ташкента? Вот и говорите, товарищи, а я все-таки сохраню пока русский язык. Пригодится, товарищи, пригодится. Пригодится воды напиться. Давайте русский язык кто-то сохраняйте, а кто-то тупите, как скоты. Можно это сказать? «А как же дорога до Владивостока», - говорит мне Михаил, который спорит.

    А.ОНОШКО: Чита - Хабаровск, что там такое.

    С.ДОРЕНКО: Нет, еще здесь есть. «Опалиху вообще заваливает сейчас», - говорит 34-й. «Рязанка, как обычно, плохо едет», - пишет 65-й. «А как же трасса, по которой Путин ехал? Ее просто отремонтировали что ли?» - 65-й. Да, есть трасса Чита - Хабаровск, которую построили в 2003 году. Я вам хочу сообщить, что трассу Чита - Хабаровск построили в 17 веке на самом деле. Ерофей Павлович Хабаров, уроженец деревни Святица Котловского района Архангельской области, он ее построил. Хабаров Ерофей Павлович, Святицкий еще говорят, Ерофей Павлович Хабаров-Святицкий. Ага… Он ее и построил. А при Путине ее действительно заасфальтировали, она была грунтовая. То есть у нас трасса Чита-Хабаровск была, идет она межколхозно.

    А.ОНОШКО: Две тысячи километров всего.

    С.ДОРЕНКО: Межколхозная трасса, от колхоза к колхозу. Была она грунтовая, а ее заасфальтировали к 2003 году, но новой трассы не построили. Я вам утверждаю, что последняя трасса, которая построена была в России, была построена в 1980 году, из Одессы, откуда несли Олимпийский огонь. Никакой другой трассы ни разу больше построено не было. 100 километров Новой Риги, которые построили тогда же, к 1980 году, не в счет, потому что это 100 километров, а не трасса. Уже под Ржевом Новая Рига в 80-х годах 100 километров ровно, построили и все, до Волоколамска. Это не трасса. Москва - Волоколамск это не трасса современная, не для 20, не для 21 века. Сейчас построили в Одинцове, но это тоже не трасса, простите меня, Москва. Одинцово, эка невидаль. И сейчас построили, наконец, в Солнечногорск трассу. 50 километров. Товарищи, русская цивилизация, породившая великих строителей-дорожников Достоевского, Чехова, Тургенева, Пушкина, Льва Николаевича Толстого, это великие дорогостроители, как вы помните, русская нация, породившая этих великих инженеров-дорожников, ни разу с 80 года не построила ни одной дороги. Ни одной дороги. В 1980 году построили дорогу по полям мимо колхозов на Киев, Одессу. На Киев точно новую трассу, потому что раньше ездили через Калугу по Старой Калужке. Вот это последняя дорога, которую построила русская цивилизация.

    А.ОНОШКО: Нам пишет слушатель Любер: «Работал в проекте Google Street View панорамы, дальше пятисот километров от Москвы дорог практически нет».

    С.ДОРЕНКО: Их нет, но на Киев дорогу построили для Олимпиады.

    А.ОНОШКО: А на Минск итальянцы в советское время строили.

    С.ДОРЕНКО: На Минск построили итальянцы. Дорог мы не строили никогда, строить не будем и не умеем, но сегодня открываем дорогу до Солнечногорска, которая имеет стать однажды дорогой до Петербурга. И она будет к 18 или какому году. То есть всего через 38 лет после строительства дороги до Киева мы построим еще одну дорогу и так каждые 38 лет. Я думаю, тогда к 2060 году мы, вероятно, построим еще какую-то дорогу, может быть, на Ростов. Понимаешь? Соответственно, к 2100 году мы построим, может быть, дорогу куда-нибудь до Саратова, тоже случится. Однажды все произойдет. Не надо торопиться, товарищи, у нас до чертовой матери времени. Правильно?

    Пропавший над Индийским океаном Boeing Malaysia Airlines был сбит военными Соединенных Штатов Америки.

    А.ОНОШКО: Это кто нам сообщает?

    С.ДОРЕНКО: Сейчас посмотрим. Британские СМИ. Французский писатель и бывший руководитель местных авиалиний Proteus Airlines Марк Дюген на страницах британской газеты The Independent заявил, что рейс из Куала-Лумпура в Пекин Malaysia Airlines был, вероятно, сбит с военной базы в Тихом океане американцы. Сбили с острова Диего-Гарсия. Оттуда они лупанули по Boeing.

    А.ОНОШКО: А за что?

    С.ДОРЕНКО: Для тренировки. Они говорят: нам надо размяться, поэтому мы собьем Boeing. Диего-Гарсия. «Трасса на Крым никогда не была построена, - Степан из Вайтрана. - Это та же самая межколхозная трасса». Трасса, которая новая, минующая, черт побери, населенные пункты, современная трасса, минующая населенные пункты, обходящая их, единственная была построена в 1980 году на Киев. Правда, по одной полосе в каждую сторону, но для Олимпийского огня хватило. Никаких других трасс мы никогда не строили. Понятно?

    Слушайте, я все-таки возвращаюсь. «Для Олимпиады. Ровно на полгода она и проработала», - говорит Любер. Да, совершенно верно, она потом вся расстроилась, растрескалась и исчезла постепенно, но след от нее на картах остался, от этой трассы.

    Слушайте, Malaysia Airlines была сбита над Индийским океаном американцами. Теперь сегодня об этом говорит француз, который работал в авиакомпании. Малайзийский Boeing сбил украинский летчик, капитан Волошин, рассказывает нам свидетель Александр, который приехал в «Комсомольскую правду», и его допрашивал аж сам Владимир Сунгоркин, что немало. Сунгоркин, который главный там.

    А.ОНОШКО: Да, да, да.

    С.ДОРЕНКО: Самый главный. Еще Дмитрий Стешин и Николай Ворсегов, они втроем были, с бронхоскопом, гастроскопом и колоноскопом. Втроем они подошли к этому Александру, и он признался. Он работал на авиабазе. «Я был на территории Украины, в городе Днепропетровске, поселок Авиаторское. Это обычный аэропорт, там базировались истребители и вертолеты. Самолеты регулярно летали, бомбили, штурмовики Су-25 вылетали бомбить Донецк и Луганск. Это продолжалось длительное время». Вот рассказывает человек, который работал на базе. «Вылетали бомбить ежедневно, но только два стояли с ракетами воздух-воздух». Из восьми самолетов два стояли с ракетами воздух-воздух. Он рассказывает интереснейшие веши, я быстренько изложу. Он рассказывает о том, что эти ракеты были списаны, это ракета советская, 1967 года, они были списаны по истечению срока годности, твердотопливные воздух-воздух. Тем не менее вдруг срочно была создана комиссия, и эти ракеты снова вернули на вооружение приказом каким-то военным. Два штурмовика зарядили, поставили эти ракеты, отремонтировали. Он говорит, спутать их невозможно. Его спрашивают здесь Сунгоркин и коллеги, а можно было спутать. Он говорит: нет, они точно и по оперенью, и по расцветке, и по длине, они точно другие, абсолютно точно другие.

    Смотрите… «Во второй половине дня, примерно за час до сбития Boeing, были подняты в воздух три штурмовика, и один из них пошел с ракетами воздух-воздух». То есть два пошли с обычными ракетами для работы по земле, и один пошел с ракетами воздух-воздух. «Я был на территории, лично видел», - он говорит. «Я не мог перепутать оперенье, окраска, размеры – все другое. Головка наведения, ее опознать очень легко». Он не сомневается. Дальше: «Вернулся без ракет. Самолет вернулся без ракет воздух-воздух (обе ракеты отсутствовали, когда он вернулся). Летчик был очень напуган, нервный». «Вы видели его?» «Да. Волошин. Капитан Волошин, вроде Владислав, но я его знаю, как капитан Волошин». Это технический сотрудник, он его по имени никогда не называл, капитан Волошин и все. «Капитан Волошин вернулся с пустым боекомплектом, ракет не было. Это ракеты воздух-воздух, они не входят в боекомплект основной, их подвешивают по отдельной команде. Самолеты с такими ракетами старались в воздух вообще не выпускать (они как бы дежурили просто)». Они списаны, ресурс вышел у них, потом их срочно вернули – вот это все он рассказывает. Дальше. «Как он мог сбить? С потолком семь». Самолет был Су-25, был с потолком семь, это М, Су-25М вроде бы. Он не мог на 10 километров разобраться, у него нет такой высоты. Этот говорит: «Да, но он мог пилотажем повернуть нос самолета наверх, на цель».

    А.ОНОШКО: И она бы долетела.

    С.ДОРЕНКО: Она летит до 12 километров, сохраняет свои боевые качества. Значит, ему оставалось до Boeing три километра. Если он был на семи, на потолке, а Boeing на десяти… Boeing, кстати говоря, понизили, он шел на одиннадцати километрах, его заставили снизиться. Он встал на десять. Остается три километра, задираешь носик, бьешь ракетами…

    А.ОНОШКО: Это ужасно, дико тяжело попасть, мне кажется.

    С.ДОРЕНКО: Нет, нет, абсолютно легко попасть.

    А.ОНОШКО: Почему?

    С.ДОРЕНКО: Просто в направление выпускаешь.

    А.ОНОШКО: Она самонаводящаяся.

    С.ДОРЕНКО: Она самонаводящаяся. Давайте говорить с военными летчиками.

    А.ОНОШКО: Кому это могло бы быть нужно и в каком случае?

    С.ДОРЕНКО: Нет, вот этого не надо, я сейчас технически пытаюсь понять. Кому это нужно? Нужна была провокация, они ее сделали. Правда, он, когда вышел, он сказал… Смотри: «Один я слышал, как один летчик обратился к Волошину "что там с самолетом?"». Один из летчиков обратился к капитану Волошину, который вылетал с двумя ракетами и вернулся без боекомплекта. «Что там с самолетом?» - спрашивает его коллега. А этот стоит, слушает, техник. Ответ: «Самолет оказался в ненужное время в ненужном месте». Самолет оказался в ненужное время в ненужном месте. Из этого следует, что сам Волошин либо знал, что это провокация специально против ополченцев, либо не знал, что это за самолет, а потом узнал, либо думал по-прежнему, что это самолет какой-то вредительский. Но вот его фраза-ответ «чего там с самолетом», тот ответил «самолет оказался в ненужное время в ненужном месте». Теперь мне нужны военные летчики. Скажите, пожалуйста, возможно ли поражение самолета с потолком семь, летящего на десяти, ракетой воздух-воздух из положения с задранным каким-то носиком, как-то, может быть, из фигуры пилотажа он его срубил. Это возможно вообще или нет? Здравствуйте. Вы летчик.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я летчик, но не военный, а гражданский, но, в принципе, я разбираюсь в вопросе. У самолета Су-25 на самом деле низкий потолок, он штурмовик, то есть работает по земле, но, в принципе, на нем можно подвесить две ракеты Р60, которые являются ракетами самонаводящимися, с головкой теплового наведения. То есть ее выпускают, она ловит тепловую сигнатуру двигателей самолета и сама наводится.

    С.ДОРЕНКО: Тогда она должна бить в двигатель.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. То есть ракета наводится на двигатель, не на металл. То есть самолет забирает на потолок семь километров, головка захватывает, ее маршевый двигатель добирает оставшееся расстояние до самолета.

    С.ДОРЕНКО: Положение самолета надо изменить как-то, корпус самолета надо изменить, как-то его посадить на хвостик, носик задрать?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, развернуть ракету к самолету, потому что у ракеты свой глаз инфракрасного захвата цели, и она, имеет максимальную дальность 5-6 километров, но если выстрелить строго вверх, естественно, энергии нужно больше, чтобы она долетела. Как раз 3-4 километра она пролетит.

    С.ДОРЕНКО: Я беру с запасом скорость, потому что, когда я задеру носик, у меня скорость начнет стремительно падать. Я беру с запасом скорость, потом задираю нос на потолке, как бы так иду крыльями вперед. Увидел, нажал кнопку – и понеслась. Все.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, то есть думать не надо: ее запускаете, она дальше сама уже работает. Ее не нужно ни корректировать, ничего.

    С.ДОРЕНКО: Я понял. Спасибо. 737-39-48. Стрелять так можно. Я думаю, чтобы я делал. Потому что если ты на потолке, значит, надо разогнаться как можно сильнее, побольше, потому что задираешь нос, это как будто в горку начинаешь ехать. Я тебе по-машинному объясняю. Как будто ты свой «Ситроен» в горочку поставила, он начинает терять скорость, а там дальше можно в штопор улететь. Там быстро. Ракета увидела, кнопка зажглась, что она увидела цель. Потому что ракета сама видит, она сама самолет. Понятно? Ракета увидела, у тебя кнопка зажглась, захват, ты кнопку нажимаешь, она пошла. Все. И вторую можно также.

    А.ОНОШКО: Очень странно.

    С.ДОРЕНКО: Единственный вопрос, который возникает у меня, ребят, а почему она тогда не попадает в двигатель, а попадает в кабину? Вот это вопрос. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Артур, Москва. У меня тесть сразу после этого случая (он военный летчик) говорит, что на штурмовике можно допрыгнуть до девяти, если постараться.

    С.ДОРЕНКО: Наверное. Но так и с семи можно стрелять. Но, скажите, почему она попадает не в двигатель, а в кабину, как будто кабина вся прошита, как дробью? Почему? Хотя эта ракета, как будто бы эта ракета, сначала выпускает какие-то мелкие части, а потом уже основная часть боевая попадает в самолет. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, Сергей. Было уже разоблачение по этому Boeing. Там ракета на самом деле попала в мотор, в сопло, а кабину уже пилоты расстреляли. Поэтому такой полевой разброс кабины.

    С.ДОРЕНКО: В смысле, авиационной пушкой расстреляли.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, конечно, а добивали ее уже, она и попала в сопло.

    С.ДОРЕНКО: Может быть такое. Авиационная пушка рубит со скорострельностью, не известной обычным… Самые скорострельные пушки на свете

     – это зенитки из авиационной пушки, чтобы она разрезала самолет. У нее дикая скорострельность.

    А.ОНОШКО: Я лечу на самолете. У меня есть ракета, которая самонавелась, у меня еще есть пушка какая-то.

    С.ДОРЕНКО: Конечно пушка есть. Зенитное орудие и самолетное орудие, скорострельность их сумасшедшая. Я тебе скажу, тысячи, много тысяч патронов выстреливаются, даже в Великую Отечественную, тысячи патронов в минуту. Например, 8 тысяч в минуту отстреливается. Понятно, какая скорострельность? Для того, чтобы резать самолет. Начинает спадать скорость у него, потому что двигатель у него…

    А.ОНОШКО: Вы объяснили, как долетела ракета. Тут уже что-то взорвалось, и он что?

    С.ДОРЕНКО: Двигатель. Он начинает резко снижаться либо падать.

    А.ОНОШКО: А я на самолете?

    С.ДОРЕНКО: А дальше ты его встречаешь на своих рабочих высотах, на пяти, пушкой режешь его и все. А чего там? Ты думаешь, это трудно? Это очень просто. Это очень-очень просто.

    А.ОНОШКО: Я бумажкой-то в корзину попасть не могу. Пример, конечно, бытовой, но вообще-то… А там такие высоты, скорость.

    С.ДОРЕНКО: Я тебе объясню. Ты просто в компьютере играешь когда, вот это то же самое, что компьютерная игра. Это то же самое. Только еще плюс ты должна перемещаться в воздухе. То есть ты стреляешь, как в компьютере, ничего там другого нет.

    А.ОНОШКО: Хотите… Ну, смешно, но для чего бы это все могло бы быть? Единственное объяснение, которое в самом начале наша сторона говорила, что они думали, что это Путин летит, и для этого нужно было.

    С.ДОРЕНКО: Не знаю. Нет, им нужна была… Ракета взрывается на подлете, бьет по сектору», да. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, Сергей. Во-первых, я хотел поддержать одного звонившего, что при горке можно… выйти на очень близкий, в общем-то, к высотам.

    С.ДОРЕНКО: Да, наверное.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это вполне нормально как бы. Семь тысяч – это практически статический потолок, это несколько разные вещи. Второе. На тему пушки. У меня как бы не складывается одна вещь. В принципе, если даже была бы атака ракетная, потом через какое-то время добивали бы пушкой, у пилотов было бы время, во всяком случае, хотя бы кнопку нажать.

    С.ДОРЕНКО: Это правда. Ощущение, что они в полсекунды выключаются, пилоты.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Раньше была такая версия, в общем-то, не очень распространенная, что, опять же, на подскоке на этом «сушка» могла достать и пушкой изначально кабину с какого-то расстояния, но это очень высококлассные пилоты должны были бы быть. То есть неизвестно, были ли у украинцев такие пилоты, которые могли на этом маневре сработать.

    С.ДОРЕНКО: Серго напоминает нам, что уже выступал конструктор самолета, и они говорят, что если потеплее одеться и надеть кислородную маску, то можно и до двенадцати подняться на штурмовике.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вот я и говорю, то есть это вопрос такой. И на тему, кому нужно. На самом деле мне не дает покоя одна вещь. Не очень распространенная конференция есть, в принципе, не политическая, но, там, соответственно, тоже были битвы на тему Украины, что происходит и так далее. И вот не совсем точно помню, за 3-5 дней до сбития Boeing один человек, который имел вход в Раду, он сказал, что по Раде ходят слухи, что на днях будет колоссальная провокация русских.

    С.ДОРЕНКО: Да, да, да. Ладно, Насть, начинай обзор печати без этого, без музыки. Обзор печати. Погнали.

    ОБЗОР ПРЕССЫ

    НОВОСТИ

    С.ДОРЕНКО: Я хочу уточнить у людей. «Нарисуйте прямоугольник 6 км на 3 км. Нижний правый угол штурмовик, верхний левый Boeing . Нос задирать не надо и стрельба по обломкам на твоей высоте». «Может быть самолет заранее заминирован был, а бомба была заранее в кабине пилотов?» «У наших ушки на макушке», — говорит 54-й. «Наткнулся на статью в интернете, что сбитый Boeing — это тот Boeing, который пропал без вести 8 марта». Не надо, пожалуйста. Тот сбила база Сан-Диего, предполагают французы, о чем пишут в британской прессе. То есть американцы тот, вероятно, сбили, а этот сбили украинцы, что, в сущности, разновидность американцев, так что ничего особенного. «Ракеты “воздух-воздух” на штурмовике — это норма?» Нет, не норма. Именно на этот штурмовик повесили две ракеты «воздух-воздух», которые вернули со склада. Они были списаны, и внезапно незадолго до этого, говорит сотрудник, была комиссия, которая вернула их из-под списания. То есть их списали, а затем этот акт прекратили и решением их вернули и повесили на штурмовик. И этот штурмовик не летал по Донбассу, по Донецку. То есть остальные штурмовики стреляли по улицам Донецка, по паркам Донецка, Луганска, расстреливали Луганск, а этот стоял заряженный «воздух-воздух», просто стоял. «По Ленинскому кто-то поедет, все в полисменах». «Рассказываешь, как сам видел», — рассказывает мне Миха. Миха, у меня есть искусство рассказчика. А вы проявите искусство слушателя. Слушайте себе и хлопайте ушами. Договорились? Я между прочим, Миха, пытаюсь советоваться со слушателями. Вот смотрите, как я делаю это: нажимаю на кнопку «ответить» и советуюсь. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Хочу сказать по поводу Boeing. Мгновенная декомпрессия приводит к потере сознания. Потому что у гражданского борта салон поддавливается, то есть там давление такое же, как на трех тысячах, даже чуть ниже.

    С.ДОРЕНКО: Нет, нет, я проверял несколько раз с прибором, где-то 1,8 – 1,6 – 2.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Тем более. А мгновенная декомпрессия, потеря сознания и, естественно, летчики ничего не успели.

    С.ДОРЕНКО: Поддавливается в разных самолетах по-разному, я проверял, 1,8, 1,6, самое большее – 2 километра, как будто бы 2 километра. Если его, бум, открыли, а он на десяти, то человек не успевает даже my day нажать.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. То есть это разрушающая декомпрессия, и вот результат. Если у тебя небольшое отверстие от попадания, не знаю, снаряда, то тогда действительно кислородные маски, штурвал от себя, поехали вниз, успеваешь все. А если мгновенно у тебя оторвало кусок обшивки, все, приехали, не успеешь.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Вот, пожалуйста, военный летчик с тобой говорит. Почему военный летчик, потому что он примерно знает, как подкачивают воздух в гражданских. В гражданских я проверял воздух.

    А.ОНОШКО: Значит не в двигатель ракета попала.

    С.ДОРЕНКО: Я знал, что в гражданских есть нормативы. Причем нормативы у них 2,4, по-моему, километра. Ты понимаешь, что я говорю? Попробуй включить себя в эти обстоятельства. Ты понимаешь, когда мы в самолете, у нас воздух не как на земле?

    А.ОНОШКО: Конечно.

    С.ДОРЕНКО: Почему сердечные приступы случаются? В сущности, тебя за 10 минут втаскивают на гору, на которой люди могут жить нормально. Ты можешь поехать в Кито (Эквадор), и там три километра высоты. И никаких тебе кислородных масок не дают, ты там ходишь и куришь себе прекрасно. Я когда был в Кито, я еще курил.

    А.ОНОШКО: Долго вы там были?

    С.ДОРЕНКО: В Кито? Неделю. Потом полетели в Гулякиль. Потом полетели в Лиму. Я там тусовался много, в Латинской Америке в старое время. Я к тому клоню, что в самолете такое ощущение, по конструкции, что тебя в горы втаскивают за 10 минут, поэтому люди там сердечные приступы получают. По норме самолетов, 2,4, 2,2 где-то, 2,5 км, тебя как бы втаскивают на 2,5 км. Ты сидишь, а не гири таскаешь, ничего, чувствуешь себя прекрасно. Я видел одного русского при полете в Барселону, еще мы не успели набрать высоту, который уже со своей спутницей с татуированной ногой до колена пошел в туалет, и они там вдвоем сотрясали самолет.

    А.ОНОШКО: Георгий пишет, что он видел, как катапультируются на десяти тысячах, так что все в порядке, тоже ничего не происходит. Люди, видите, чем умудряются заниматься.

    С.ДОРЕНКО: Катапультироваться с 10 тысяч?

    А.ОНОШКО: Да.

    С.ДОРЕНКО: Подготовленные специально, в маске. Если ты взлетаешь в самолете тихонечко, то ты не чувствуешь, как тебе разряжают воздух, а его разряжают И если бы ты таскала гири или совокуплялась в туалете, как делал на моих глазах один русский пассажир (совокуплялся в туалете со своей спутницей, с татуированной ногой)… И когда он вышел, я ему подмигнул, и он приветливо тоже улыбнулся и поднял руку, палец показал, что было круто. У него немножечко была одышка, потому что он 5 минут или 7 ее долбил в туалете. Понимаешь?

    А.ОНОШКО: А возраст пациента?

    С.ДОРЕНКО: Возраст пациента был 38-39-40.

    А.ОНОШКО: Молодой еще.

    С.ДОРЕНКО: А ей было…

    А.ОНОШКО: Да ей-то ладно.

    С.ДОРЕНКО: 30-32, вполне еще кобылка, нормально.

    А.ОНОШКО: Пишет Кэп, что ракета не врезается в самолет.

    С.ДОРЕНКО: Нет, она не врезается, конечно.

    А.ОНОШКО: Она наводится на двигатель, подрывается рядом с самолетом, и поражает самолет осколками.

    С.ДОРЕНКО: Кэп, спасибо, большое. Ну, конечно. Кто-то писал про эту ракету, что там есть поражающие элементы мелкие, которые в облаке как бы идут сначала, а потом есть еще поражающая часть крупнее, которая тоже доходит до самолета. Может быть, может быть. Но в любом случае то, что сказал нам летчик, это то, что с десяти километрах… Ты на двух как бы километрах в самолете, на 1,6, на 1,8, тебя, бемс, на 10. На 10 ты уже не дышишь. Я летал на военных самолетах, например, в грузовом отсеке, в Ан-12, на четырех километрах уже немножко чувствуется, а на десяти километрах дышать нечем. Понятно? Значит они могли потерять сознание мгновенно, вот в чем дело. Здравствуйте. 73-73-948.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Меня Алексей зовут. По поводу Boeing звоню. Здесь обсуждались различные версии по разбитию другими самолетами. Но практически не обсуждается версия, которую я встречал на форумах специализированных, что у самолета был реально перехвачено управление над территорией Украины, и завален с помощью внешних средств радиоэлектронного управления.

    С.ДОРЕНКО: А это возможно?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Из того, что я читал, мне представляется возможным.

    С.ДОРЕНКО: Сейчас не уходите от этой версии. Мне нужно эту версию исключить, со штурмовиком, или ее принять. Вот вы исключаете эту версию со штурмовиком?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Лично я, да.

    С.ДОРЕНКО: Давайте проголосуем, а?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Давайте.

    С.ДОРЕНКО: Сегодня публикация в «Комсомольской правде». Они встретили Александра, вероятно, рабочего, инженера, технического работника аэродрома, который слышал разговоры пилотов, который знает капитана Волошина. Капитан Волошин на штурмовике Су-25 вылетал с двумя ракетами «воздух-воздух», вернулся без этих ракет. Когда его спросил «так что там с самолетом, коллега», другой пилот, этот стоял рядом, по его словам. «Да не в том месте, не в то время оказался самолет», — сказал капитан Волошин, прилетев без двух ракет «воздух-воздух», Вы эту версию рассматриваете как серьезную, 134-21-35. Вы ее рассматриваете как несерьезную, нет, 134-21-36. Голосуйте пока. 100 человек. Мало 100. Давайте, 1000 голосов. Погнали.

    9:46. Мы продолжаем. Итак, 62 считают, что серьезно, 37 — не серьезно, 38 — несерьезно. У меня постоянно меняется цифра. 38 — несерьезно. Понятно, около 40. Кто-то раскачивает лодку, товарищи. У меня постоянно меняется: 37,38. Сейчас 38 и довольно прочно 38 считают несерьезной эту версию. Однако 62 считают ее серьезной. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Василий. Знаете, версия звучит как «одна бабка сказала».

    С.ДОРЕНКО: А почему? Но самолета-то нет. Если бы одна бабка сказала, а Boeing бы уже прилетел, разгрузился, то я бы сказал «это правда». А Boeing-то погиб, и люди погибли, 300 человек.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Во-первых, на осколках обнаружены поражающие элементы. Но нет таких на легких ракетах, которые Су-25 поднять сможет, маленький самолетик достаточно, он для работы по земле предназначен.

    С.ДОРЕНКО: Две ракеты «воздух-воздух» он смог поднять, и об этом говорили летчики, да, может.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Конечно, может. Только эти ракеты с такой большой, толстой поражающей частью, а он был поражен осколками тяжелой зенитной ракеты, это очень разные поражающие вещи.

    С.ДОРЕНКО: А вы разбираетесь? Вы можете представиться хотя бы до какой-то степени?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Некоторое время был военным инженером.

    С.ДОРЕНКО: Понятно. То есть не может быть, что в этой ракете, как описывают здесь специалисты, идут сначала мелкие поражающие элементы, потом большая основная поражающая, нет?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет. Ракета, которая тяжелая, с ЗРК, про «Бук», про который идет речь, она поражает осколками, а дальше там куски корпуса, ну, что прилетело, то прилетело.

    С.ДОРЕНКО: Напомните мне тогда, раз уж вы разбираетесь, до «Бука» была другая система, которая называлась как? Которая тоже советская какая-то, шестидесятых годов, и которая тоже куполом сверху лупит?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Этих систем с различных «С», начиная с сороковой и дальше их было миллион.

    С.ДОРЕНКО: То есть до «Бука» тоже были подобные, которые были у украинцев… ?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, нет, они не были у украинцев. На вооружение украинцев начали ставиться, господи, с С-75, по-моему.

    С.ДОРЕНКО: Значит у украинцев были подобные «Буки»?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, у украинцев были подобные «Буки», безусловно.

    С.ДОРЕНКО: Вы считаете, что все-таки на самолет дело не похоже?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, это не похоже. Не считая теоретического потолка штурмовика… Мне очень интересно посмотреть на него, на Су-25 на десяти километрах.

    С.ДОРЕНКО: Нет, не надо, зачем? Мы же с вами пилотажем уже исполнили. Не заставляйте меня два раза пилотировать.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Конечно, конечно, я понимаю, но тем не менее, ракетой очень тяжело попасть, тем более легкая, это невозможно.

    С.ДОРЕНКО: Не знаю. Мне кажется, я пилотажем уже все это сделал, поставил его в фигуру «колокол». Спускаясь на попке вниз в «колоколе», я отследил все, это и спокойно залупил и все.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: … сверху…

    С.ДОРЕНКО: Нет, не сверху, а снизу. Зачем? Ракете-то по фиг, что она, летит и летит.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Смотрите. Если брать ракету, которая действительно бывает на Су. Она бы сделала с самолетом следующее: она бы в нем сделала такую большую красивую дырку, немножко маленьких и большую красивую. Она не смогла бы одной ракетой сбить весь самолет ну никак, он слишком большой, большое отверстие.

    С.ДОРЕНКО: Он попал в движок, а потом порезал его из пушки, может такое быть?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Но там тоже были очень большие дырки, выходные отверстия от пушки, они очень-очень большие.

    С.ДОРЕНКО: Это правда.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И там 100 зарядов всего-навсего, на Су.

    С.ДОРЕНКО: На самом деле дырочки были бы, мама, не горюй, они бы были сантиметров по 8, наверное, в диаметре.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Даже, возможно, побольше, если по диагонали бы заходили.

    С.ДОРЕНКО: Это правда.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Очень характерные повреждения от пушки бывают.

    С.ДОРЕНКО: Это правда. Я смотрел, когда «сухие» расстреливали якобы аэродром, я присутствовал на учениях (господи, мой батя гонял там полк), они на земле поставили старые корпусы самолетные, и заходили, как бы расстреливали их из пушек очередями на полигоне. И я потом подходил, смотрел, какие дырки они понаделали. Там дырки, конечно, большие.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Су — это не А-10, у него боеприпасов достаточно мало. Попасть потом в разрушающийся уже самолет, это уже не просто высший пилотаж, это какая-то магия.

    С.ДОРЕНКО: Ну, да. Спасибо. Хорошо, я здесь сталкиваюсь со специалистами, товарищи, и отступаю мгновенно, и пячусь, вы видите, когда специалисты… Тем не менее у нас примерно полтысячи голосов и вот как они распределились: 62 процента считают, что может быть верным эта информация про капитана Волошина. А вам не хочется гордиться? Кто там проукраинские, вы же должны гордиться своим Волошиным. А? Вы же помните этот анекдот про Су-154, который они сбили? Простите, Ту-154, когда украинцы сбили?

    А.ОНОШКО: Про Израиль?

    С.ДОРЕНКО: Который из Израиля летел в Новосибирск, Ту-154.

    А.ОНОШКО: Они там этим самолетом сбили нашу ракету, вот этот анекдот?

    С.ДОРЕНКО: « Дивись, Микола, як ж таки москали поганы люди», — «А что?» — «Да понасадылы полный самолет жидил, и сбили им нашу мирну ракету». «Понасадылы полный жидил», а тут понасадылы полный самолет голландцев, и сбили им нашу мирную ракету. Украинцы, мне кажется, должны гордиться. Нет? Но наверняка на кухне все-таки рассказывают прекрасные эти анекдоты из этого разряда и невероятно гордятся. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день.

    С.ДОРЕНКО: Ваша версия.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я военный летчик в достаточно высоком звании, противовоздушная оборона. Могу ответить на любой вопрос.

    С.ДОРЕНКО: Насколько реальна представленная картина в «Комсомольской правде» сегодня?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Дело в том, что, во-первых, во времени очень сильно отошло. То, что поведение летчика было немножко испугано, это действительно так.

    С.ДОРЕНКО: Может быть.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Но я вам хочу сказать, если Су-25 действительно на максимальное расстояние, на которое он мог подойти, подошел к этому Boeing, во-первых. Во-вторых, это было с принижением, то есть он находился ниже. На таких высотах облаков нет вообще, за редким исключением. То есть он ясно видел самолет, который летит сверху него.

    С.ДОРЕНКО: Да.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Но я вам хочу сказать по практике — сложно было увидеть, тем более на расстоянии в пределах трех километров до него, его принадлежность. Не видно ни флага, ничего. Хвостовое оперение закрывает… Значит все указатели принадлежности находятся на борту, либо сверху на плоскостях, на крыльях. Снизу только двигатели. То есть он мог определить только тип самолета.

    С.ДОРЕНКО: Тип самолета. Большой, он мог его считать «бомбером»?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Однозначно нет. Почему? Объясняю. Дело в том, что, судя по всему, это находилась дежурная пара на аэродроме, подготовленная для перехвата воздушных целей, именно воздушных, висела воздушная подвеска.

    С.ДОРЕНКО: Вот они на два Су-25 повесили, на каждый, по две ракеты.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это дежурная пара для охраны, скажем так, аэродрома или для непредвиденного взлета, чтобы атаковать воздушные цели. Но дело в том, что поднять их в воздух мог только штурман боевого управления, который заранее увидел цель и опознавал. То есть опознание цели «свой - чужой» происходит только в экстренных случаях. Если поднимают истребитель класса «воздух-воздух», он уже поднимается на воздушную цель, которая летит, это однозначно.

    С.ДОРЕНКО: Значит они точно понимают, что цель есть?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Шла цель, ее опознали, она отвечала «свой - чужой», не отвечала «свой - чужой», были команды даны на первом международном канале на разных языках. Если цель не реагировала, тогда идет уже поднятие дежурной пары, которая должна подойти, осмотреть, что за самолет, какой принадлежности, и принимать решение. Причем летчик никакого решения не принимает сам, только по команде с земли.

    С.ДОРЕНКО: Я понимаю.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Он подошел. Визуально он его не обнаружил, вернее обнаружил, он видел его издалека. Подойти в силу технических данных к Су-25 он не мог, но он его видел. А пускать ракеты Р60M класса «воздух-воздух», они идут по теплонавигации, то есть в Су-25 стоит теплопилингатор или на ЗШ (защитном шлеме летчика)…

    С.ДОРЕНКО: Извините, я должен был удостовериться, что Оношко все еще с нами. Настя, ты с нами?

    А.ОНОШКО: Да. Я все понимаю.

    С.ДОРЕНКО: Она все понимает и кивает время от времени. Прошу вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Если на ЗШ (защитном шлеме летчика) находится лазерное целеуказание, достаточно ему повернуть голову в сторону цели, и головки ракет тоже самое – следят.

    С.ДОРЕНКО: То есть даже не надо хвостик задирать? Не надо в «колокол» садиться? Ничего не надо?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здесь тактическая ситуация такая — атака воздушной цели в заднюю полусферу. Р60 ракета позволяет до 15 километров производить запуск на приближение цели до пяти километров.

    С.ДОРЕНКО: И все?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Конечно. Он даже не мог скакать на динамический потолок, ничего. Это в том случае, если с земли была дана команда. Если же был неопознанный самолет, как говорится, он сам должен был подойти, осмотреть его, но в силу тактико-технических данных, хотя, в принципе…

    С.ДОРЕНКО: Напомню вам, что этот самолет всегда уходил на Мариуполь, над Азовом уходил. Именно в этот день его погнали существенно севернее. Именно в этот день. Это удивительно, странно, потому что не было грозы. Поменяли ему маршрут и погнали существенно севернее.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Еще один вопрос. Как взрывают Р60. Я не знаю, здесь специалисты были. На самом деле в корпус Р60 вложен блок стержней тяжелых металлов, как правило уран. Они слегка радиоактивны, это отработанные. Почему тяжелые? Потому что, чтобы при маленьком объеме иметь большую поражающую способность, потому что тяжелые. Свинец если положить, свинце мягкий, он не поражает металл. А вот урановые соединения, они поражают металл. В момент подлета ракеты к цели, то есть датчики на ракете отрабатывают – вот цель рядом, они ее оптически видят, есть оптические, теплодатчики. И происходит процесс подрыва внутренней части.

    С.ДОРЕНКО: И стержень полетел?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: В момент подрыва кольцо радиусом 5 метров летит с вращением достаточно быстрым, угловая скорость очень высокая, в сторону фюзеляжа самолета. Это делается для того, чтобы поразить любой лайнер, любую часть самолета. Но как правило, это происходит сзади.

    С.ДОРЕНКО: Я понял.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ломает плоскость, ломает двигатель. Потом это кольцо рассыпается, и вот эти урановые стерженьки или остатки, все вбивается…

    С.ДОРЕНКО: Понятно. Спасибо огромное. Нам страшно стало жить.

    НОВОСТИ

    С.ДОРЕНКО: 10 часов 8 минут.«Расскажите про валютку и про рублик что-нибудь», — говорит Вадим. Иннокентий пишет нам. Иннокентий, мы не употребляем подобных ругательств, как вы помните, запрещены генитальные и анально-фекальные ругательства. Можно ругаться, например, какими-то приличными словами.

    А.ОНОШКО: Детскими словами. Дурак.

    С.ДОРЕНКО: «Дурак», «мразь», «паскуда» можно говорить, это хорошие детские ругательства. Да? Как ты считаешь? Но это же очень правильные ругательства, хорошие. Но я должен какие-то себе оставить? Не навсегда, но иногда.

    А.ОНОШКО: Доллар упал в первую минуту ниже 54 рублей. А рубль на двухнедельном максимуме.

    С.ДОРЕНКО: Можно я посмотрю? Вы читаете прошлогодний снег. 53,75 доллар, товарищи. Доллар падает, туда ему и дорога. Доллар падает со среды прошлой недели. Прекрасно. Мы его завалим рано или поздно. 1,2228 доллар/евро. Доллар растет к евро. Вчера мы его видели на 1,2290. Нет? Вру, что 90, не 90. Неважно. Короче говоря, 1,2235 сейчас я вижу. Нет, что-то под 23 было. А сегодня 1,2235. Доллар растет к евро и падает к рублю. Таким образом рубль стоит на вершине, попирая их с развязной до известной степени горделивостью. Горделивый рубль.

    А.ОНОШКО: Хотите плохое про Америку?

    С.ДОРЕНКО: Давайте. Америка падет, должна пасть. Можно я процитирую Дугина? Сатанинская держава и все такое.

    А.ОНОШКО: Это сейчас, с ленты. В Роспотребнадзоре сообщают о вспышке листериоза в США.

    С.ДОРЕНКО: Это глисты.

    А.ОНОШКО: Жертвами болезни стали уже 5 человек.

    С.ДОРЕНКО: Они заболели листериозом, у них из ушей ползут аскариды, бычий цепень.

    А.ОНОШКО: Они погибли. 5 умерли, а пострадали 28. После вспышки листериоза. Если яблоки в карамели. Вот такая вот история.

    С.ДОРЕНКО: Так проблема была с карамелью?

    А.ОНОШКО: Может быть между карамелью и яблоком?

    С.ДОРЕНКО: Или все-таки проблема была с яблоками? Меня научил однажды мой проводник (Суринам, это Южная Америка) есть яблоки и вообще все подряд, вытирая о правую штанину. Я до сих пор так делаю — я груши и яблоки вытираю о правую штанину. И мне кажется, что листериоз побежден будет правой штаниной. Нет? Если он не заведется у меня в правой штанине.

    А.ОНОШКО: Смотрите, как Роспотребнадзор оборачивает это в приятную для нас форму. Они пишут: «Фрагментация полномочий между различными ведомствами в системе эпидемиологического надзора США не позволила в оперативные сроки установить факторы передачи и источник инфекции, следствием чего стало неверное определение границ очага и распространения эпидемического процесса на территории сопредельных штатов».

    С.ДОРЕНКО: Обратите внимание также на нефть, товарищи. 60,24 доллара за баррель. И мы любим этот баррель до последней капли и до последнего цента. Я рад.

    А.ОНОШКО: Недавно было больше 100.

    С.ДОРЕНКО: Нет, нет. Больше 100 было уже давно, это когда вы были маленькой. Рост идет. Поставки в феврале 15-го года, 60,24. Офигеть! Хочешь из жизни расскажу что-нибудь?

    А.ОНОШКО: Конечно.

    С.ДОРЕНКО: Пожалуйста. «Польские яблочки в порошенковской карамели убили американцев», — мрачно заявляет 71-й. Мне рассказывают сейчас про смешную сцену у детского сада. Я все время подозревал, что люди на Range Rover не в себе.

    А.ОНОШКО: Почему?

    С.ДОРЕНКО: Нормальный человек не купит Range Rover. Если человек купил Range Rover, значит у него какая-то проблема с самооценкой.

    А.ОНОШКО: А если это женщина?

    С.ДОРЕНКО: Тем более.

    А.ОНОШКО: Почему?

    С.ДОРЕНКО: Мне кажется, что Range Rover покупают люди с проблемой самооценки, мне так кажется. Внимание, это точка зрения, больше ничего. Я видел там элитный детский садик один, неважно, я его вижу, потому что проезжаю мимо. Я обращал внимание, что огромное число родителей приезжает именно на Range Rover. И мне всегда казалось, что это неблагополучно, то ли они начнут стрелять скоро из обрезов, то ли они достанут пистолеты, что-нибудь, да произойдет. Потому что где есть Range Rover, там дело пахнет керосином. И сейчас мне рассказали, что там была громкое толкание мам, толкание друг друга, громкое обзывание матом при детях, при чужих детях.

    А.ОНОШКО: А что было причиной?

    С.ДОРЕНКО: Причиной стала парковка Range Rover таким образом, что она стояла, раскорячившись. Ну, у женщин, как мы знаем, проблемы с пространственным самоощущением. Они ставят примерно в полуторах метрах от проезжей части Range Rover, и еще полтора остается для проезда всем остальным машинам. Началась какая-то свара, толкание, выкрики матерные. И даже одну из них, снабжая матерным гарниром, назвали «толстопопой», одну из женщин. Обрати внимание на мою деликатность.

    А.ОНОШКО: Что вы говорите? Не может быть.

    С.ДОРЕНКО: Та вскричала, что она беременная и поэтому толстопопая. А другая кричала ей: я пятерых родила. Вот бы тебе, Оношечка, там встрять.

    А.ОНОШКО: Да. Я бы с авосечкой на обочине там стояла, ждала бы автобуса.

    С.ДОРЕНКО: А ты бы стояла в Picasso своем. Ты бы тоже кричала, что ты трех родила и так далее.

    А.ОНОШКО: Через мегафончик.

    С.ДОРЕНКО: Это ужасно. Неважно. Главное, что они потом пошли жаловаться. Одна из них справедливо заметила, что та на Range Rover хабалка. Естественно, мне кажется, на Range Rover обычно хабалки.

    А.ОНОШКО: А другой участник спора на чем был?

    С.ДОРЕНКО: Не уследили. Потому что она поставила машину далеко из деликатности. А та, которая на Range Rover, она поставила его, если бы я еще смел ругаться, я бы сказал раком поперек, имеется в виду членистоногое. Поставила его таким образом, что никто не мог проехать. Как это мило — дерущиеся самки новых русских. Я бы в этот момент дал бы каждой по финскому ножу или может быть боевой кортик такой, кортик русских офицеров. Знаешь, на eBay продается целая куча боевых кортиков, болгарская армия, точная копия советского можно купить. Дать каждой по кортику, чтобы они метелили друг друга, чтобы их шубы украсились кровью. Это было бы прекрасно, правда же?

    А.ОНОШКО: Да, да. Надо отобрать машины, чтобы все ездили на автобусах.

    С.ДОРЕНКО: Скажи, было бы клево, если бы кровь на снегу тоже? Range Rover, абсолютно белый, снежный салон в крови весь.

    А.ОНОШКО: Я представляю себе это ужасное жалкое зрелище, отвратительное.

    С.ДОРЕНКО: Она бы кричала «я родила пятерых», другая «я беременна». И они бы метелились, метелились. Как это красиво. Самки новых русских ведут себя так, товарищи. Ничего не поделаешь. Охранник сына Чайки едва не избил журналиста. Это не самки, а уже самцы наоборот, новых русских. Как это прелестно, согласитесь. Это вдыхает в меня какую-то жизнь. Я думаю, вот так мы гнием. Смотри, у нас совершенно ничего не происходит. Мы не в Акапулько. В Акапулько все время оказывается, что не их дочь, еще что-то, а здесь у нас рутина. Настен, как ты живешь?

    А.ОНОШКО: Да вообще, пена океана, да. Вот именно ем…

    С.ДОРЕНКО: Жрешь поди знай чего. Быстрорастворимый какой-то суп…

    А.ОНОШКО: Я сегодня не съела. Вы видели, я принесла и не стала.

    С.ДОРЕНКО: Что ты сегодня ела?

    А.ОНОШКО: Купила «Доширак» грибной и не стала.

    С.ДОРЕНКО: Я так и знал. Она принесла «Доширак» сегодня, чтобы сожрать «Доширак». Вот что такое твоя жизнь? Можно я перечислю бегло?

    А.ОНОШКО: Давайте.

    С.ДОРЕНКО: Ты встаешь. Три ребенка, один из них совсем тепленький и пахнет как младенец, да он и есть младенец. Ты встаешь, подкладываешь им няню мгновенно вместо себя.

    А.ОНОШКО: Я бегу белье развешиваю, посуду из посудомойки перед выходом достаю, потому что никто этого не сделает, естественно, значит мне самой придется делать потом.

    С.ДОРЕНКО: Как ты говоришь теперь дома готовишься к выпуску, готовишься к обзору печати дома?

    А.ОНОШКО: Я сцеживаюсь, я смотрю уже обзор печати.

    С.ДОРЕНКО: Внимание, она левой рукой сцеживается, а правой смотрит… Или наоборот? Или ногой смотришь обзор печати?

    А.ОНОШКО: Правая на мышке.

    С.ДОРЕНКО: Правая на мышке, левой сцеживается. Поэтому у тебя выходит довольно долго? Сколько? Минут 40?

    А.ОНОШКО: Нет. Это 5-10 минут. Но за это много чего можно найти в интернете.

    С.ДОРЕНКО: Ты за это время все запоминаешь на память?

    А.ОНОШКО: Нет, я перед компьютером сижу.

    С.ДОРЕНКО: Ты сохраняешь?

    А.ОНОШКО: Да, сохраняю.

    С.ДОРЕНКО: Потом ты бежишь в свой Picasso.

    А.ОНОШКО: Да.

    С.ДОРЕНКО: Сама все еще теплая. В холодный, несчастный.

    А.ОНОШКО: Почему злосчастный?

    С.ДОРЕНКО: Кресло без подогрева, правильно?

    А.ОНОШКО: Без.

    С.ДОРЕНКО: У тебя мерзнет поясница.

    А.ОНОШКО: Ничего не мерзнет.

    С.ДОРЕНКО: Она у тебя на ручке, на механике.

    А.ОНОШКО: Да. Я разгоняюсь, как хочу.

    С.ДОРЕНКО: А самка нового русского еще спит в этот момент. Ты едешь, разгоняешься как хочешь и, наконец, стремительно.. А на работе уже давно, но я узнаю Настю всегда не по походке тяжелой, как будто рота караулов ходит, а я узнаю Настю, потому что она пытается выломать все двери. Я еще издали слышу бум, бум, какие-то страшные удары дверей. Потом вдруг последняя дверь ба-бах. Я ничего не вижу, кричу: «Настя, привет. Доброе утро». Потому что я знаю, что это она вломилась, сломав восемь дверей.

    А.ОНОШКО: Как-то не замечаешь за собой вроде бы.

    С.ДОРЕНКО: Читаешь всякую постыдную погань про всякие постыдные малайзийские Boeing и так далее, а в этот момент самка нового русского еще спит. Потом ты идешь делать обзор печати к Роману Щукину в его блистательные «Моторы», а самка нового русского еще спит. Понимаешь, как твоя жизнь уныла и постыдна. Постыдна твоя молодость. Постыдна твоя зрелость. И постыдна твоя старость. А эта женщина великолепная. Кастелянша разглаживает ее шубку специальной щеточкой, перхоть снимает, еще что-то. От соболей перхоть лезет соболиная, а может и ее, самки новых русских, мы не знаем. Она потом подает ей шубу. Range Rover в этот момент греет специальный человек какой-то. Либо дистанционным управлением, либо по таймеру он включается и греется стоит, урчит дружелюбно. Потом она везет. Она приезжает, она ставит его в раскоряку. Понимаешь? А вечером она поедет в балет, в театр она вечером поедет или к подобным же ей самкам новых русских. Сейчас она посетит мгновенно ЦУМ, где она купит правильную коллекцию. Ты понимаешь, о чем я говорю? Потом она поедет на квартиру, куда привезли последнюю коллекцию из Милана. «Девочки, совершенно нет времени слетать в Милан». Хорошо, привезли нам на квартиру. Это шоурум. Ты говоришь: «Нет, это квартира», — «Нет, это шоурум». И там ей показывают последнее привезенное из Милана.

    А.ОНОШКО: А вы были в таких местах?

    С.ДОРЕНКО: Я слышал о таких местах. Это изысканнейшие квартиры, куда другие самки, более быстрые самки новых русских, похожие на гюрзу, они привозят для других самок новых русских, похожих на росомах. И тогда она устремляется еще куда-то. Ей массируют то, массируют это, массируют здесь, массируют там, проверяют упругость здесь, переподшивают импланты в сиськи. К вечеру она уже готова, к вечеру она уже снова в строю.

    А.ОНОШКО: Вот так. Мы практически не видим наших мужей, они все на работе.

    С.ДОРЕНКО: А ты?

    А.ОНОШКО: Главное счастье внутри, если оно есть, это хорошо.

    С.ДОРЕНКО: Это от глупости счастье, потому что оно необоснованно. Настен, оно не обосновано ни чем.

    А.ОНОШКО: Оно совершенно не зависит от внешних обстоятельство.

    С.ДОРЕНКО: Чем обосновано твое счастье? Охранник сына Чайки едва не избил журналиста. Можно вернуться к самцам?

    А.ОНОШКО: Гудошников вчера не преминул обратить внимание на то, что он ровесник сына Чайки.

    С.ДОРЕНКО: Андрей Трофимов, на него набросился с кулаками, как описывают это в интернет-газете «Знак», мы не знаем, верно ли это. Мы ждем от господина Чайки, любого из Чаек, опровержения, конечно, потому что мы не знаем, насколько можно верить этому. В Живом Журнале тоже это есть, и мы ждем опровержения. Он описывает свои действия как невинные, но мы знаем изначально, что он подонок. Он просто гулял с собакой за домом, вот этот свидетель прилета сына Чайки. Он изначально должен быть подонок, мне кажется. Нет? Я думаю. Он гулял с собакой за домом. Нормальный человек это будет делать? Безусловно, подонок. Он увидел подлетавший вертолет. Вертолет вез сына Чайки, Игоря Чайку! И тут бы в землю кланяться, паскудина,. Лицо его искорежила злобная улыбка. Он достал свой телефонишко, вонючий, поганый, позапрошлого поколения, и стал снимать блистательный вертолет с блистательным Игорем Чайки и подъезжающими Mercedes Gelendwagen с номером Н 278 КР 777. Надо было пасть на колено, может быть на два, и поцеловать эту номерную плашку сзади, чтобы не переехали. Из нее выбежал лысый господин с проводком в ухе. Это был робот Он стал хватать то за руки, то за телефон. Как-то слабо хватал. Если бы я хватал, то уже бы ни рук, ни телефона не было. Нехороший человек с собакой, непочтительный человек с собакой представился журналистом «Альтернативной газеты» Андреем Трофимовым, и сказал, он нарушает закон, тому лысому роботу. Лысый робот сказал: Мне безразличен закон!». Позвольте мат заменить на «безразличен». Он сказал: «Мне безразличен на закон! Проходим мимо!». То есть человек с собакой должен пройти мимо. И верно, зачем же мешать приезду вельможи? И он продолжал мешать, толкать и требовал размагнитить пленку, стереть. И еще догнали на своем джипе, выбежал, требовал стереть. Но заметил, что вокруг народ (то есть собрались другие подонки).

    А.ОНОШКО: Прямо по Хармсу, я так и представляю себе.

    С.ДОРЕНКО: Другие подонки собрались вдруг. Как это гадко. Все-таки можно было перед приездом сына Чайки, мне кажется, надо было бросить нейтронную бомбу, как было бы интеллигентно. В Сергиев Посад бросить нейтронную бомбу, и люди все лежали бы…

    А.ОНОШКО: А сын Чайки?

    С.ДОРЕНКО: Сын Чайки? Великим делом занимался, надлежащим великому человеку! Ку-ку!

    А.ОНОШКО: Что именно?

    С.ДОРЕНКО: Нам не дано понять. И не следует стремиться к этому, просто нужно испытывать надлежащие чувства, и понимать, что это люди иного порядка, иной исторической судьбы, иного уровня принятия решений. Нам не надо понять, мы должны просто умиляться и испытывать надлежащие чувства. Я думаю, правильно было бы сбросить на Сергиев Посад нейтронную бомбу. И еще вежливая команда лысых роботов должна пробежаться по городу, и всем ручки слоить молитвенно как-то в приветствии. Знаешь, как индусы делают, вот так вместе?

    А.ОНОШКО: Namaste.

    С.ДОРЕНКО: И такой, незринувшийся с разверзнутых небес сын Чайки прилетает, все лежат плашмя, весь город, и руки вот так – namaste. И все. И он такой садится…

    А.ОНОШКО: А телефоны у всех в одном месте.

    С.ДОРЕНКО: В какой-то момент скупо улыбается в их сторону, потому что нельзя быдло развращать чрезмерным влиянием. Это может их испортить, они бог весь что о себе возомнят. Хотя они уже все мертвые, да? Я забыл.

    А.ОНОШКО: Ну, да, если с нейтронной бомбой.

    ОБЗОР ПРЕССЫ

    НОВОСТИ

    С.ДОРЕНКО: Я должен посмотреть снова на доллар. Нет, начну снова с нефти, нефть-кормилица. Спасибо нефти за то, что она есть. Была 60,24 полчаса назад, а теперь стала 60,12. Спасибо, кормилица. Господи, помилуй. Видишь, как унижаюсь перед нефтью. Мне кажется, это она услышит. Нет? Forex давай посмотрим. 1,2236 доллар. Пошла отдача. А что у нас рублевичем? Это детский Forex, для детей, потому что рубль, как вы знаете, занимает положение среди валют мировых самое, что ни на есть… 54,14. Было 53, я вам рассказывал некоторое время назад 53 с пипсами, сейчас 54,14. Устаканился, давно уже здесь стоит, минут 20. Минут 20 держит высоту 54,14. Мне кажется, очень правильно.

    Давай перейдем теперь к нашим дальнейшим темам, их много. Пишет нам 76-й: «Сижу на даче, недалеко от Истринского водохранилища. Рабочие в данный настоящий момент ставят рольставни». Знаешь зачем рольставни?

    А.ОНОШКО: Чтобы не видно было.

    С.ДОРЕНКО: Нет, рольставни ставятся металлические, чтобы повесить на них замки, и чтобы воры не залезли и не сожрали, что у тебя в холодильнике. «Один из рабочих предлагает купить антикварное старинное английское ружье в рабочем состоянии. Не знаю, брать или не брать». Владимир, берите, но помните, что краденое за полцены должно быть. Я думаю, что ваш рабочий — бывший английский лорд крайних обстоятельствах. Может быть даже принц, а может быть какой-нибудь бастард из дома Ланнистеров. А может быть бастард из дома Снарков и так далее. Он оказался здесь, тяжелая судьба забросила его в Россию. Он с доставшимся от отца ружьем ходит здесь, пожалуйста. Оцените его как ворованное, и после этого уполовиньте снова, вот от ворованного еще половину. Возьмите его за четверть цены, человек в крайности.

    А.ОНОШКО: А зачем его брать? А что с ним потом делать?

    С.ДОРЕНКО: Не знаю.

    А.ОНОШКО: Посоветуйте на «Авито» объявление разместить.

    С.ДОРЕНКО: Набить солью и стрелять в этого рабочего, чтобы он бежал через забор. Прикольно?

    А.ОНОШКО: Лучше бы сладких мандаринов предложил, согласитесь? Ведь не найдешь же нигде.

    С.ДОРЕНКО: Что б не нашла?

    А.ОНОШКО: Где продаются сладкие мандарины? Я не могу. Я вчера уже на улице у метро покупала.

    С.ДОРЕНКО: У меня весь дом забит сладкими мандаринами.

    А.ОНОШКО: Кислятина сплошная.

    С.ДОРЕНКО: Я живу в Московской области, в отличие от тебя. Ты же столичная штучка.

    А.ОНОШКО: Я уже абхазские попробовала.

    С.ДОРЕНКО: Я покупаю у нас в Подмосковье, чтоб вам было известно, дорогая, я покупаю мандарины с кожей как у шарпея.

    А.ОНОШКО: Где?

    С.ДОРЕНКО: На Новой Риге.

    А.ОНОШКО: Где?

    С.ДОРЕНКО: В «Глобусе», но не «Гурмэ» который, антигурмэ.

    А.ОНОШКО: Сколько стоит килограмм?

    С.ДОРЕНКО: Откуда я знаю?

    А.ОНОШКО: Давайте обсудим.

    С.ДОРЕНКО: Они же не спрашивают меня, сколько стоит килограмм. Я никогда не готовился к этому ответу.

    А.ОНОШКО: Цифры обычно висят.

    С.ДОРЕНКО: Не знаю, я не смотрю. Они берут с карточки, никто не говорит мне цену никогда. Они говорят: «У вас с карточки?». Я говорю: «Да». Они говорят: «Приложите ее к считывающему устройству». Никто не говорит мне цену. Я думаю, меня дурят. Я, честно, не понимаю.

    А.ОНОШКО: Наверное, да.

    С.ДОРЕНКО: Мне кажется, меня самым коварным образом обманывают, потому что я набираю просто пакет, никто цену не спрашивает. Потом я прихожу на кассу, там сидит тетенька, которая говорит, что она меня видела по телевизору, и говорит «приложите карточку».

    А.ОНОШКО: Когда?

    С.ДОРЕНКО: Не знаю, когда. Она говорит: «Приложите карточку». Я говорю: «Хорошо». Она говорит: «До свидания. Всего доброго».

    А.ОНОШКО: А вы ей говорите: «Слушайте “Говорит Москва” 94.8».

    С.ДОРЕНКО: Я ей говорю: «Напишите 94,8 на руке».

    А.ОНОШКО: Знаете, что это такое?

    С.ДОРЕНКО: Знаешь, что они говорят обычно? «Ох, я радио не слушаю». Знаешь, очень смешная формула. Ты же русский язык любишь?

    А.ОНОШКО: Очень.

    С.ДОРЕНКО: Я говорю: 94,8. Она мне говорит: «Нет, с вас 6 тысяч». Я говорю: «94,8». Она: «Хорошо, я запомню». Я говорю: «94,8». Она говорит: «Да я уже запомнила». Дальше она говорит очень странно, она говорит: «94 да 8». Очень классно! Скажи, классно.

    А.ОНОШКО: Да.

    С.ДОРЕНКО: Мне прямо понравилось.

    А.ОНОШКО: Надо переписать анонс.

    С.ДОРЕНКО: Чувство земли, чувство Подмосковья, чувство настоящей подмосквички. Электропоезд на Электросталь убывает через 20 минут. Вот это подмосквичка, которая тянет «а», 94 да 8. Прекрасно. Былинами запахло. Ну, согласись?

    А.ОНОШКО: Да.

    С.ДОРЕНКО: Несколько профессий признаны устаревшими, закроют обучение. Лишние профессии. Я быстро расскажу, чтобы навредить всем остальным нашим ведущим, которые собирались это обсуждать. Это «Российская газета». Хотят учиться, но в колледжах заполнены не все места. Кого изгоняют из профессионального мира Российской Федерации? Например, фотографов.

    А.ОНОШКО: Очень правильно.

    С.ДОРЕНКО: Я знаю одного фотографа, у нас здесь скрывается под именем журналистки, есть одна. Я ей сказал, что у меня есть объектив пятидесяточка фокус 1. Она сказала: «Такая глубина резкости». Я думаю: опаньки. А резкость, там глубина примерно около одного сантиметра, может быть даже полсантиметра. Только ресницы резкие, дальше уже все размыто. Фокус один, ясно? Она мне говорит: «Такая глубина резкости». Я думаю: вот это фотограф. Кого еще не будут учить? Барменов. Не надо учить, они рождаются алкоголиками. Скорняки. Потому что они делают поганую кожу. Ты знаешь, что скорняки делают отвратительную кожу? Испанская в десятки тысяч раз лучше, отделка кожи, чем наша. Овощеводы. Никаких овощей нет, все израильское. Часовщики. Надо их оставить, потому что они по совместительству евреи, и они по совместительству ювелиры.

    А.ОНОШКО: Устаревшие данные.

    С.ДОРЕНКО: Почему? Они по совместительству ювелиры, они могут украсть твой бриллиант из маминых…

    А.ОНОШКО: Когда вы последний раз были в лавке часовщика, Сергей?

    С.ДОРЕНКО: Если ты понесешь заложить, например, мамино кольцо на время, перебиться до получки, они его искусно вытащат, поставят тебе сваровски туда, и даже не заметишь. Это прекрасные люди. Всевозможные наладчики и парикмахеры, их тоже выгонят к чертовой матери. Все, парикмахеров не будут учить теперь в академиях и в МГУ, нигде не будут. Раньше, я понимаю, был факультет парикмахеров в МГУ? Нет? Оленевод, механизатор. Еще какие профессии идут под нож? Оленевод-механизатор, который моторчик в задницу оленю вставляет. Слесарь-электрик метрополитена. Правильно, все равно уже стрелки не работают. Скорняк. Скорняк я сказал. Домещник. Не будут больше обучать. Докер-механизатор. Часовщик-ремонтник. Огранщик алмазов в бриллианты. Не будет больше, нет. Индия будет все огранять нам. Понятно, о чем говорю? А шесть профессий будущего есть, которым надо учиться, надо. Пожалуйста, можешь переквалифицироваться. Архитектор медоборудования.

    А.ОНОШКО: Прищурив глаза: а вот здесь у нас будет такая загогулина.

    С.ДОРЕНКО: Вот здесь у нас будет клизма.

    А.ОНОШКО: Колонограф? Или как там?

    С.ДОРЕНКО: Колоскоп. Архитектор энергонулевых домов. Сечешь?

    А.ОНОШКО: Да, да.

    С.ДОРЕНКО: Оператор медицинских роботов. Медицинские роботы — это будут люди. Будет у них оператор специальный. Специалист по программированию диагностических лечебных и хирургических роботов. Дальше. Проектировщик дирижаблей, будет востребована специальность. Специалист по навигации в условиях Арктики. Поняла? Вот на что надо учиться.

    А.ОНОШКО: Наше будущее.

    С.ДОРЕНКО: А ты что? Лудильщик чайников старых.

    А.ОНОШКО: Там с эмалировщиками проблема целая.

    С.ДОРЕНКО: Можно напомнить людям, что ты закончила в качестве высшего учебного заведения?

    А.ОНОШКО: СПбГУ и потом МГИМО, магистратура.

    С.ДОРЕНКО: Ты закончила СПсГУ, Петербургский университет?

    А.ОНОШКО: Да.

    С.ДОРЕНКО: А потом МГИМО, да?

    А.ОНОШКО: Да.

    С.ДОРЕНКО: Дальше я не буду продолжать.

    А.ОНОШКО: А что?

    С.ДОРЕНКО: Я мог бы покритиковать. Когда я был в СПбГУ, я знаком только с некоторыми выпускниками.

    А.ОНОШКО: Некоторые из них в высшем руководстве страны.

    С.ДОРЕНКО: Игорь Сечин, я знаю, закончил романскую группу, у него португальский, французский. Коля Конюшков его одногруппник, Игорек Барышников его одногруппник. И там еще есть одногруппники, я всю группу знаю. На портале WikiLeaks появились новые секретные документы: два предназначенных для агентов ЦРУ обзора с рекомендациями, как обойти системы безопасности в аэропортах разных стран, в том числе России. Видала такое?

    А.ОНОШКО: И как же?

    С.ДОРЕНКО: Смотри, ЦРУшник идет с поддельным паспортом. Что он должен делать? Как пройти, когда ты идешь с поддельным паспортом? Мне кажется, честно надо идти.

    А.ОНОШКО: Мне кажется, ничего делать специально не надо, нужно расслабиться.

    С.ДОРЕНКО: И спокойно идти. Они предупреждают, что самый сложный аэропорт Бен-Гурион в Тель-Авиве, его пройти с поддельным паспортом…

    А.ОНОШКО: В конце игры вы проходите.

    С.ДОРЕНКО: Да, в конце игры, ха-ха-ха! Бен-Гурион стоит в конце.

    А.ОНОШКО: Потом в конце покажут мультик, когда пройдете все уровни, наконец-то. А самый легкий какой?

    С.ДОРЕНКО: Самый легкий не знаю, наверное в Африке где-нибудь. И есть в России. А нет, самый легкий в ЕС, в Европейском сообществе, потому что у них норматив 20 секунд на человека. В ЕС предписано сотрудникам погранслужб тратить на проверку паспорта до 20 секунд, поэтому там легче всего навести тень на плетень. А в России, сказано, что если вы американец и делаете такое лицо, и все время говорите, что вы боитесь за свой багаж, то, скорее всего, вас отведут в стороночку, в отдельное помещение и будут там искать. И это может быть десятки минут. Секундочку. Дополнительная проверка, но ни в коем случае не надо отступать от своей легенды. Из документов следует, что в среднем около 12% пассажиров с американскими паспортами в аэропортах мира отправляют на допконтроль не только в России. Такая процедура может занять от часа до нескольких суток. Кто работал в пограничниках или в таможенниках в аэропорте? Позвоните, пожалуйста, 73-73-948. Вы работали в аэропорте в качестве досмотрщика либо пограничного, либо таможенного. Мне кажется, что в эти службы в некоторых случаях смыкаются, то есть пограничники могут попросить таможенников помочь, и таможенники в этом смысле не откажут. Если конкретно есть наводка на человека, то почему не поискать, правда же? Я, кстати, только что говорил об однокашниках Игоря Сечина, заметная доля их работает в Пулковской таможне, а также в морском порту Петербурга.

    А.ОНОШКО: Да.

    С.ДОРЕНКО: Потому что люди с языком, настоящие лингвисты в Петербурге идут работать на таможню.

    А.ОНОШКО: У меня одноклассник на таможне работает. У него в статусе, «ВКонтакте» написано «растаможка любых грузов».

    С.ДОРЕНКО: Вообще любых? Вот мне звонит таможенник. Здравствуйте. Вы таможенник? Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Я служил в пограничной службе аэропорта.

    С.ДОРЕНКО: Если мы знаем примерно про этого человека, но мы же таможенника попросим поискать?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Службы чуть разные. Пограничники контролируют все-таки больше пересечение лиц через границу, а таможня занимается все-таки пересечением грузов через границу. Сферы более-менее смежные, как правило, ну, чисто теоретически можно попробовать.

    С.ДОРЕНКО: Смотрите, он ЦРУшник, мы с вами знаем примерно наколочку, да? Потому что он отметился, допустим, до этого, 10 лет назад был в России и мы более-менее про него понимаем. Вот нам надо у него чего? Мы понимаем, что он наглец, что он сменил имя, это все понимаем. Понимаем, что сам документ сделан не кустарно, а по-настоящему сделан. Спецслужбы могут изготовить настоящий документ, правильно? Но нам надо его немножечко пошерстить либо показать ему, что не очень здесь мы его ждем. Вот что мы можем сделать?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вообще есть оперативные базы, они мало зависят от документов. И пошерстить, ну, да, устроить ему личный досмотр.

    С.ДОРЕНКО: Да.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Трепетный, так сказать.

    С.ДОРЕНКО: Трепетный, с внутриполостными сокрытиями.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, да, да. Ха-ха-ха!

    С.ДОРЕНКО: Их же сажают на специальный стул с дыркой и залезают в анус, и смотрят внутриполостные сокрытия, правильно?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну, как правило.

    С.ДОРЕНКО: Да, да, да. Потому что мы говорим: «У нас есть основание полагать, что в вашей прямой кишке находятся пакетики с наркотиками».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, да, Находится радиостанция.

    С.ДОРЕНКО: Ха-ха-ха! Тогда скажите мне другую фигню, я ни у кого ни разу не спрашивал. Когда я был под подпиской о невыезде, в 2001 году, я летал в Америку на пару дней и назад. И в тот раз, когда вылетал из Шереметьева, и когда возвращался, меня оба раза говорили: «Подождите минуточку, посидите пока». И паспорт уносили куда-то на 40 минут. А потом говорили такую фразу: «Вы можете следовать далее».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Просто есть необходимая процедура, когда лица состоят на контроле.

    С.ДОРЕНКО: То есть они куда-то докладывали, там созванивались, и потом говорили: «Вы можете следовать далее». Но меня под подпиской о невыезде отпустили в Америку, а потом пустили назад на судилище.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вообще, знаете, подписка о невыезде… Суд может закрыть выезд с территории России. А подписка о невыезде, это только следственные органы, по-моему.

    С.ДОРЕНКО: В другой раз буду под подпиской, начну ездить взад-вперед.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вполне возможно.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Видите. Для меня загадка — зачем меня выпустили, а главное — зачем меня впустили. Представляешь, если бы меня не впустили?

    А.ОНОШКО: С какой целью вернулись? Помните анекдот? Были за границей? Да. А с какой целью…? Про Сноудена знаете сегодня?

    С.ДОРЕНКО: Что с ним?

    А.ОНОШКО: Сегодня в «Российской газете». С Кучереной поговорили. Он говорит, что Сноуден, во-первых, работает. Живет в столице, ездит на работу на метро. Встречается со своей девушкой. Я напряглась: что за девушка? У него же была другая.

    С.ДОРЕНКО: У него хмыреватый вид такой, мне кажется, он истинный москвич априори просто.

    А.ОНОШКО: Старая его девушка сюда приезжает.

    С.ДОРЕНКО: Приехала. Ангельская или американская?

    А.ОНОШКО: Американская, какая-то такая. В общем, он не шифруется, то есть он ездит. То есть каждый из вас может спуститься в метро и встретить Сноудена.

    С.ДОРЕНКО: Нет, нет. Я тебе хочу сказать, что нет. Это только кажется. Потому что Сноудена мы знаем по последним его фоткам из Гонконга.

    А.ОНОШКО: Ну, что, он бороду себе может отрастил?

    С.ДОРЕНКО: Сделался таким русаком с рыжей бородой.

    А.ОНОШКО: Ему купили узкие штаны, сказали: у нас тут модно вот так.

    С.ДОРЕНКО: Широкое большое вятское лицо. Сделал себе вятское, широкое большое, с огромной окладистой рыжей бородою.

    А.ОНОШКО: И стали его путать с Холмогоровым.

    С.ДОРЕНКО: С небольшим перегарцем, рыгает кислой капустой и все делает, моченое яблочко всем предлагает. «Отведывали вы сегодня моченых яблочек?» — спрашивает он в метро у соседей. Он же шпион? Совсем другая масть. Медведев приказал Сечину и Миллеру раскрыть доходы. Это клановая война или что?

    А.ОНОШКО: Похоже на недружелюбное какое-то явление.

    С.ДОРЕНКО: Кто разбирается в жизни в верхах? Кто разбирается, я бы сказал, в жизни при дворе, товарищи? Потому что мы тут внизу, мы, собственно говоря, землекопы эфира. Знаешь, голый землекоп живет в Сомали?

    А.ОНОШКО: Животное такое?

    С.ДОРЕНКО: Голый землекоп, да. Мы тут голые землекопы, а вы разбираетесь в жизни при дворе. Медведев приказал Сечину и Миллеру раскрыть доходы, что это могло бы значить? Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Юрий. Версию же газета раскрывала: Сечин 5 миллионов рублей, а Миллер 2,5 миллиона рублей в день зарплаты.

    С.ДОРЕНКО: В день. А сейчас Медведев обязал тем не менее выложить все-таки. Я думаю, это что? Что здесь истина? Медведев говорит: товарищи дорогие, а вы выложите, пожалуйста, свои доходы. И Медведев, мы знаем, сторонник метода, он очень жесткий сторонник метода, я бы сказал придирчивый, ну, как юрист. Честно говоря, также как и Путин, они юристы, они как-то очень придирчиво следуют за методом. И Медведев говорит: выложите, пожалуйста. Я прочитаю: «Премьер-министр России Дмитрий Медведев подписал постановление правительства, согласно которому руководители «Роснефти» и «Газпрома» Игорь Сечин и Алексей Миллер, а также главы ряда других организаций обязаны отчитаться о доходах». Понятно? Обязаны отчитаться о доходах. Мне интересно, это что? Это война вверху? В чем дело? Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро, Сергей.

    С.ДОРЕНКО: Уже было сказано и не раз «Роснефтью», что интересоваться доходами Сечина безнравственно. Потом госпожа Екатерина Винокурова с растрепанным лицом выскочила на пресс-конференции Путина и тоже говорила про доходы Сечина. Мне кажется, что наш Игорь Иванович подвергается какой-то страшной травле.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сейчас такая ситуация, она достаточно давно уже длится, несколько лет, где-то примерно со времен, когда Владимир Владимирович сходил на очередные выборы. Единственная была, скажем так, у него, у первого человека прослеживалась такая риторика: ребят, да я наш, я свой. По сути… Я просто картинку дам, чтобы вы понимали. На выборах он должен был выйти на Красную площадь в фуфайке, вывернуть карманы и сказать: ребят, да вот, я свой, ничего нет, все отдаю, все мои деньги я отдаю. То же самое сейчас обязаны, я подчеркиваю — обязаны сделать власть придержащие. И та же «Роснефть», практически все это обязаны сделать, чтобы показать свою принадлежность к народу, иначе степень доверия, градус начинает падать.

    С.ДОРЕНКО: Они не покажут, потому что таковой принадлежности нет.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Хорошо, ее нет, но надо дать картинку людям, показать не все, как всегда, показать 5 процентов от того, что они имеют.

    С.ДОРЕНКО: Я понимаю. Юрий Николаевич необыкновенный подтягивается к нам, забивая гвозди. Юрий Николаевич, ваша очередь. Вот вам молоток. Вперед.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. На послании же кто-то Владимира Владимировича спрашивал, какая зарплата у Сечина.

    С.ДОРЕНКО: Это было не на послании. На пресс-конференции.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Владимир Владимирович, как честный человек, дал поручение, чтобы разобрались.

    С.ДОРЕНКО: Катя Винокурова спрашивала ни на каком даже не на послании. Давайте ей позвоним, у нас же есть секундочка. Она у меня есть, была, во всяком случае недавно доставала меня по какому-то поводу и выкрикивала какие-то слова. Сейчас мы Кате позвоним, разбудим девушку. Господи, помилуй. Наверняка спит. Мы звоним Кате Винокуровой, которая с этим вопросом вылетела к Путину, широко улыбаясь, коварно я бы сказал, улыбаясь, тая свою сущность, Екатерина Винокурова выскочила на Путина. Катя, здравствуйте.

    Е.ВИНОКУРОВА: Здравствуйте.

    С.ДОРЕНКО: Вы, коварно затаившись, свою гнилую либерально-западническую сущность… Вы задали вопрос про Сечина. А Медведев ночью подписал, что Сечин должен рассказать про свои доходы. Скажите, это что, бой какой-то в верхах?

    Е.ВИНОКУРОВА: Сергей, это вы что ли?

    С.ДОРЕНКО: Это мы, да.

    Е.ВИНОКУРОВА: Боже! Ваш тон просто узнаваем.

    С.ДОРЕНКО: Мы с Настей Оношко здесь заседаем. Прошу вас. Вы в эфире.

    Е.ВИНОКУРОВА: О боже! Я, конечно, очень удивлена и ошеломлена. Более того, я хотела бы напомнить, что постановление изначально было готово еще летом тринадцатого года, но там не было пункта…

    С.ДОРЕНКО: А сейчас что, война в верхах началась? Почему Медведев подписал по вашему указанию бумагу, объясните мне, пожалуйста.

    Е.ВИНОКУРОВА: Все-таки я не думаю, что правительство может действовать по указанию хоть какого-то журналиста. Мне очень приятно, что на это обратили внимание, потому что я действительно считаю, что топ-менеджер госкомпании, особенно в условиях кризиса и в условиях того, что эти компании…

    С.ДОРЕНКО: Должны спрятаться в подпол и ничего не говорить, потому что если они скажут, нам будет оскорбительно и противно. Пусть они молчат лучше. Если они скажут правду, мы сблюем.

    Е.ВИНОКУРОВА: Мне кажется, что иногда лучше сблевать, это будет как прививка для общества.

    С.ДОРЕНКО: Все-таки нет, вы — циничная женщина.

    Е.ВИНОКУРОВА: Ничего не знаю, ничего не вижу. Что касается в верхах, мне кажется, главный гвоздь, сейчас будет вопрос в том, а будут ли они выполнять это постановление или заболтают его, отложат до следующего года, когда все забудут, вот и все.

    С.ДОРЕНКО: Да. Все круто. Теперь я буду защитником Игоря Ивановича. Вы знаете, что я знаком со всей его группой — с Игорем Барышниковым, с Колей Конюшковым, всей его группой романской филологии, поэтому я буду за него, а вы против. Давайте будем драться?

    Е.ВИНОКУРОВА: Сергей, вы настолько прекрасны, что я с вами не могу драться и, более того, не являюсь противником Игоря Ивановича или кого-либо персонально. Может у Игоря Ивановича нормальная зарплата, кстати, мы не знаем, может быть вообще все прекрасно.

    С.ДОРЕНКО: Счастливо. Я должен перейти, у меня время сгорело. Спасибо, Катруся, спасибо. Я по-украински называю — Катруся, это ласково. 11 часов. Мы пойдем и поживем его, этот вторник, 23 декабря.

    Версия для печати

Видеоблог Сергея Доренко

Сообщение отправлено
Система Orphus