• 17:05 Май 13, 2015

    В гостях

    Александр Худилайнен

    Глава Республики Карелия

    Ю. БУДКИН: Радиостанция «Говорит Москва». Среда, 13 мая, сейчас 17 часов 5 минут. Это программа «Пиджаки». Меня зовут Юрий Будкин. Добрый вечер. Наш гость сегодня — глава Республики Карелия Александр Худилайнен. Александр Петрович, здравствуйте.

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Здравствуйте.

    Ю. БУДКИН: Это прямой эфир: 73-73-948 (код города — 495). SMS-портал: +7 (925) 8888-948. Twitter — это возможность задавать вопросы в прямой эфир пользователю govoritmsk. И через сайт govoritmoskva.ru вы тоже можете присоединяться к нашему разговору, формулируя свои вопросы.

    Когда я смотрел информацию о Республике Карелия, там было сказано буквально следующее (я говорю об информации начала 2015 года): «Все социальные обязательства перед жителями республики в 2015 году региональные власти выполнят. По крайней мере, средства на эти цели заложены в бюджет Карелии». Сейчас довольно много говорят о том, что региональные бюджеты много за что должны платить, а денег не хватает. У вас хватает денег?

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Я не думаю, что найдётся хоть один регион в Российской Федерации, где бы руководитель региона однозначно сказал, что денег хватает. Денег всегда не хватает, сколько бы их ни было. И даже при бюджетной обеспеченности, значительно превышающей среднероссийскую, всё равно денег не хватает. Безусловно, нужно выбирать из того объёма денежных средств, который заложен в бюджете, рациональные, разумные, дающие отдачу и гарантирующие улучшение качества жизни жителей того или иного региона. В первую очередь я отвечаю за Карелию, поэтому, безусловно, будем делать всё, чтобы все расходные обязательства, взятые в 2015 году, были выполнены. Это святая обязанность правительства, руководителя региона, и на этом стоим.

    Ю. БУДКИН: Но всё-таки насколько вы зависите от денег, которые приходят из федерального бюджета, насколько вы можете, что называется, снабжать себя и своё население сами?

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Безусловно, мы сегодня специфический регион с моноэкономикой. Нет такого экономического термина, но хочу сказать, что такой концентрации моногородов, какая есть в Карелии, нет ни в одном регионе Российской Федерации. Из 312 моногородов 11 — это моногорода Республики Карелия. И, безусловно, это специфика экономики, потому что эти моногорода сегодня формируют на 80% экономический потенциал Республики Карелия. А учитывая то, что все эти моногорода, предприятия, постройки 70–80-х годов, соответствующие проблемы мы имеем.

    Работаем над поддержкой существующих предприятий, над их реанимацией, нашли практически на все крупные предприятия инвесторов, работаем над привлечением новых инвесторов. Принята очень неплохая нормативно-законодательная база в течение двух-трёх лет, поэтому сегодня инвесторы активно заходят на территорию Республики Карелия. Сегодня у нас в проработке 134 новых инвестиционных проекта. Я думаю, что через три-четыре года потенциал Республики Карелия значительно улучшится, и мы с дотационного региона постепенно превратимся в самый окупаемый регион.

    И ставим задачу амбициозную — превратиться в территорию-донора, тем более что стратегически это вполне возможно, потенциал колоссальный. Это не только лес, это не только полезные ископаемые, это и огромные возможности по сельскому хозяйству, это огромные возможности по туризму (и мы только начали этот потенциал осваивать), это огромный потенциал по геополитическому расположению, это выход на арктическое побережье. Это будущие порты, это Петрозаводск, столица Карелии — порт пяти морей, из Петрозаводска можно выйти в пять морей, и эта задача сегодня стоит перед нами. Мы сегодня реанимировали, и в конце мая месяца будет запуск стоявшего три года Онежского судостроительного завода. Поэтому это всё — маленькие вложения в копилку налогового потенциала бюджета Республики Карелия.

    Да, сегодня мы действительно дотационный регион, но задача стоит — уйти от зависимости, уйти от кредитов Минфина Российской Федерации, постепенно переходя на самоокупаемость. Эта задача подъёмная. Тяжёлая, но подъёмная.

    Ю. БУДКИН: Смотрите, вы говорите, что тяжёлая, но подъёмная задача, и сейчас, в течение нескольких лет эта задача может быть решена. Но прежде-то она не решалась. Что изменилось сейчас? Почему теперь появились новые возможности?

    А. ХУДИЛАЙНЕН: И прежние руководители пытались реанимировать. Мы помним катастрофу конца 90-х годов, когда стояло вообще всё и приходилось поднимать с колен и Кондопогу, и Сегежу, и Питкярантский ЦБК, по сути, реанимировать эти предприятия. И сегодня стоят задачи. Сегодня просто мы трезво оценили возможности существующей экономики и те стратегические перспективы, которые могут быть использованы на территории Республики Карелия, исходя из тех возможностей, которые есть. Ведь я не зря говорил о том, что есть колоссальные запасы полезных ископаемых. Сегодня Карелия — это вся таблица Менделеева. Сегодня «Онегазолото» набирает 400 человек и в 60 километрах от Петрозаводска начинает разработку золотоносных песков. И утверждённые запасы, ни много ни мало — 34 тонны. Это не сказка, это явь, которая пришла на территорию Карелии. Это не единственные запасы на территории Карелии. Есть не только песок, есть рудное золото, есть алмазы, есть молибден, есть редкоземельные металлы, и поэтому это — будущее Карелии.

    Ю. БУДКИН: Так всё это было ведь и прежде.

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Надо раскручивать, надо оценивать потенциал. Вы знаете, когда мы начинали позиционировать Карелию в высоких министерских кабинетах, многие нас просто не воспринимали, думали, что это шутка. И когда мы начинаем доказательно всё это представлять и аргументировать, сегодня, к нашему удовольствию, не только министры, но и президент Российской Федерации апеллирует цифрами и потенциалом Карелии на совещаниях, и это было неоднократно. Это приятно. То есть нас услышали. И чем дальше мы начинаем позиционировать Карелию, тем тяжеловеснее инвесторы заходят, и не только российские, кстати говоря.

    Ю. БУДКИН: Тяжеловесные инвесторы — кто это? О ком-то можно говорить сейчас открыто?

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Безусловно. Мы очень благодарны, к нам пришёл стратегический инвестор АФК «Система». Это не только десятки миллиардов инвестиций, уже подтверждённых соглашениями, но это и будущие идеи, которые сегодня обсуждаются. И если всё будет удачно и мы выстроим этот диалог между нашими предложениями и пожеланиями и АФК «Система», инвестиции могут многократно увеличиться. Есть инвестиции в переработку леса наших инвесторов, есть инвестиции в переработку леса финских инвесторов.

    Несмотря на все санкции, несмотря на все эти страшилки, которые сегодня мы слышим и видим на страницах газет и в Интернете, финны с удовольствием идут в Карелию. Мы сегодня побратимский регион с давнишними связями, более 60 побратимских связей только между муниципальными образованиями. И количество финских туристов с каждым годом увеличивается. В этом году только за первые три месяца приехали 143 тысячи финских туристов на территорию Республики Карелия. За туристами едут коммерсанты. Коммерсанты оценивают трезво возможности и потенциал и предлагают те или иные идеи. В пятницу встречаемся с крупной финской компанией Ponsse, они готовы прийти с очередными инвестициями на территорию Республики Карелия.

    Ю. БУДКИН: Роман через сайт govoritmoskva.ru как раз спрашивает: «А вообще какие отношения у Республики Карелия с Финляндией складываются, учитывая все проблемы и сложности?» Ведь это же не только сложности, так или иначе связанные с экономическими санкциями, к примеру.

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Вы знаете, мы вообще экспортно-ориентированный регион, у нас экспорт нашей экономики в 2,5 раза превосходит импорт. На первом месте стоит Финляндия. У нас давнишние связи. Это не только лес, это не только продукция целлюлозно-бумажной промышленности. Для примера. Ведётся позиционная борьба с Россией заокеанскими неблагожелателями, и в то же время Финляндия под её давлением проводит 8 октября в Брюсселе решение Еврокомиссии о выделении очередного гранта — ни много ни мало, почти 22 миллиона евро — на продолжение приграничного сотрудничества с Карелией, которое у нас уже завершается. В последние шесть лет было реализовано более 160 проектов. Очередной транш из еврорегиона под напором Финляндии мы получаем до 2020 года на реализацию социальных программ. Это пример…

    Ю. БУДКИН: Подождите, ещё раз. Финны платят за решение социальных проблем в российском регионе?

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Финны выбили из Евросоюза деньги на реализацию социальных программ на территории Республики Карелия в рамках приграничного сотрудничества. Первый этап программы был реализован в течение…

    Ю. БУДКИН: Но, как правило, ведь за подобного рода услуги надо что-то заплатить.

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Условия оговорены межправительственным соглашением: 50% общей суммы, и по 25% (то есть по 10 с небольшим миллионов евро) заплатят правительство России и правительство Финляндии. Это написано в межправительственных соглашениях. Это пример, достойный подражания. Вообще, у нас очень тёплые отношения. У нас на днях будет День Республики, 6 июня праздноваться он будет в старейшем городе Сердоболь — потом он назывался Сортавала и сегодня называется Сортавала. Приедет очень много гостей. И я вас уверяю, что финские делегации будут очень многочисленными и очень весомыми. Приедут губернаторы, приедут депутаты финского парламента.

    Ю. БУДКИН: И их не становится меньше сейчас?

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Не становится. Я же вам сказал, что в этом году за I квартал 143 тысячи туристов приехало — на 16% больше, чем за аналогичный период 2014 года. Рост идёт. Мы дружим, продолжаем дружить.

    Ю. БУДКИН: Раз уж мы заговорили про Финляндию, смотрите. Если там такие деньги, которые приходят из Финляндии — значит, скорее всего, они помогают изучать, к примеру, финский язык, к примеру, помогают так или иначе обучать молодых людей. И мы по нынешним временам предполагаем: чем всё заканчивается? Молодые люди просто переезжают в Финляндию и там начинают работать.

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Есть такая проблема, и задача власти — создать альтернативные условия, чтобы молодые люди не уезжали. И примеров таких много. Допустим, Петрозаводский университет: 15 факультетов, 16 тысяч студентов обучается в нашем университете, входит в двадцатку лучших вузов России. Но самое главное — гордимся качеством образования и качеством мозгов, которые имеют молодые люди. И они не стремятся уезжать в Финляндию, они готовят продукт своего творчества для Финляндии, и финны с удовольствием его забирают.

    У нас создан IT-парк, где работает почти 500 человек, молодых творческих людей, там несколько десятков малых предприятий. Продукция по инфо-технологиям, программные продукты, нанотехнологии, робототехника — сегодня на уровне фантастики ребята генерируют и реализуют идеи, и финны с удовольствием этим пользуются. И сегодня на правах полноправного партнёра участвуем в конкурсных процедурах, которые проводят виднейшие зарубежные фирмы, в первую очередь финские, и они с удовольствием забирают наш программный продукт, сделанный у нас, в Карелии. Поэтому чем больше мы таких альтернативных мест будем создавать, тем меньше будет посылов и позывов уезжать молодым людям в ту же Финляндию.

    Ю. БУДКИН: Напомню, это прямой эфир, с нами Александр Худилайнен, глава Республики Карелия. Можно через SMS-портал писать, можно через сайт, можно через Twitter. Юрий пишет: «Отберите у вашего гостя бумажку». А нет бумажки. Это разговор, вообще-то, Юрий, и вы можете к нему присоединяться. Sanchikson пишет: «Тогда получается, что Карелия продаётся финнам».

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Карелия продаёт программный продукт, зарабатывая на этом деньги, получая с этого налоги и обеспечивая рабочими местами наших жителей в нашей республике, в нашем Петрозаводске.

    Ю. БУДКИН: Хорошо. Тогда ещё раз напомню, что вы можете присоединяться по всем возможным способам коммуникации: через сайт, через Twitter, через SMS-портал. После новостей вы сможете дозвониться в прямой эфир.

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Кстати, Юрию скажите, что я никогда не читаю по бумажке, даже доклады делаю без бумажки. У меня всё в голове.

    Ю. БУДКИН: Так вот, смотрите, вы сказали, что финны стали чаще приезжать в Карелию.

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Да.

    Ю. БУДКИН: Для чего они туда приезжают, куда они туда приезжают? Ну, для того, чтобы, к примеру, москвичи тоже понимали.

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Во-первых, это бизнес. В Карелии расположено 53 предприятия, имеющих финский капитал — либо стопроцентный финский капитал, либо участие финского капитала. 53 предприятия — это солидно. Поэтому в первую очередь это бизнес. Во вторую очередь это туризм. Туристы очень любят ездить в Северную Ладогу. Потрясающе красивые места, высочайшие шхеры. Таких мест, наверное, в Российской Федерации немного — почему у нас такой и бум туристический в последние два года.

    Ю. БУДКИН: Это финский туристический бум? Или русский тоже?

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Российский, финский, европейский. Немцы, поляки, чехи, финны, шведы с удовольствием едут. У нас же 4,5 тысячи интереснейших мест на территории Республика Карелия. Это не только Кижи, это не только Валаам, это не только Соловки. Они юридически архангельские, но 90% туристов едут через Беломорск. Там всего 40 километров от карельского берега до Соловок, поэтому с удовольствием едут.

    Петроглифы одни чего стоят. Таких наскальных панно, которые сегодня устилают по 4–6 гектаров берега Белого моря или Онежского озера, нет нигде. На всякий случай, этим петроглифам около 6–8 тысяч лет. И тогда уже высокохудожественные произведения древний человек вырубал на прибрежных скалах. Где вы такое ещё увидите? И это чудо нужно хотя бы раз в жизни посмотреть. Поэтому туда туристические тропы с каждым годом увеличиваются, и количество желающих посмотреть более чем достаточное.

    Сельский туризм, есть пример. У нас есть небольшая деревня недалеко от трассы Петрозаводск — Сортавала. Там буквально в 6 километрах деревня, называется Кинерма. Там три женщины, мать с двумя дочерями, раскрутили таким образом этот сельский туризм, что туда по 5 тысяч туристов приезжает в год.

    Ю. БУДКИН: А что такое сельский туризм в данном конкретном случае?

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Это карельский быт, это карельское рукоделие, это ткачество половиков, ткачество ковров, это художественная вышивка, это приготовление здоровой карельской пищи, карельских пирожков.

    Вот финны приезжают, я хорошо знаю финский язык, и я у них спрашиваю: «Назовите свою национальную кухню». Начинают: «Lohikeitto», — это дословно переводится «похлёбка из лосося». Я говорю: «Нет, это карельское блюдо». Они соглашаются. «Karjalanpiirakka», — «карельские пирожки» дословно переводится. Я говорю: «Нет, это тоже в Карелии было придумано». То есть у них даже свои бренды связаны с Карелией. Справедливости ради, часть юго-востока Финляндии тоже называется Карелией, но она несопоставима по площади, по истории с нашей Карелией, с российской Карелией.

    Ю. БУДКИН: Это, кстати, отдельный вопрос. А проблемы воссоединения Карелий никто не поднимает?

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Нет, идиотов хватает. Я знаю, что у них иногда высказывают какие-то… Но официальная позиция Финляндии никогда это не поддерживала, не озвучивала — как и на нашей стороне.

    Ю. БУДКИН: Sanchikson спрашивает: «А если финны в НАТО вступят, получится, что это всё закроется?»

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Я не думаю, что это реально, потому что после выборов трёхнедельной давности пришла партия, ориентированная на Россию, и я думаю, что эта тема будет в ближайшее время закрыта.

    Ю. БУДКИН: Тогда дальше. Роман спрашивает: «А каким образом вы агитируете внутренних туристов приезжать?» И вообще, это нужно, или там уже всё занято, что называется, всё распродано?

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Ну что вы? У нас принята целая программа. Два года назад мы сделали в структуре правительства комитет по туризму, он занимается только туризмом. Есть раскрученный сайт, больше 2 тысяч посещений в сутки этого сайта. Предлагаем различные варианты. Строится очень много баз от экстра-класса до бюджетного варианта, когда символические деньги платишь. Сегодня уже в Карелии построено 8900 койко-мест на различных базах, то есть разово можем положить спать в более-менее комфортных условиях почти 9 тысяч человек.

    Ю. БУДКИН: Сколько стоит недорого приехать к вам? К примеру, сколько сутки будут стоить?

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Смотря какая база. Если гостиница в Петрозаводске, там от 1200 до 3000, это комфортные номера. Если базы туристские, там две-три сотни…

    Ю. БУДКИН: Комфортный номер за 1200 в сутки?

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Да, это в Петрозаводске.

    Ю. БУДКИН: 72-й пишет: «Еду 21 мая в „Рускеала“, горный парк в Карелии. Сам из Москвы».

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Потрясающее место.

    Ю. БУДКИН: 211-й: «Был на майских в Карелии, очень понравилось. На следующий год собираюсь ехать опять, многое не успел посмотреть».

    А. ХУДИЛАЙНЕН: «Рускеала» — отдельная песня. Многие обижаются на то, что нет работы. Я расскажу просто пример, потрясающе связан с «Рускеала». Многие обижаются на отсутствие работы. К сожалению, мы воспитали за последние несколько десятков лет потребителей, а не созидателей. И вот пример созидания.

    «Рускеала» — это карьер, который добывал гранит в течение почти 200 лет. В 1953 году после не очень умного «ноу-хау», когда взрывным способом стали добывать мраморную крошку из этого карьера, образовались трещины, и ладожская вода попала в этот карьер. Карьер — 456 на 130 метров, с подземными штольнями. Естественно, за эти 50 лет он зарос грязью и мусором.

    Нашёлся предприниматель, наверное, лет восемь назад, вывез несколько десятков КамАЗов мусора вокруг этого карьера, очистил, сделал 40-сантиметровые дорожки, сделал пять смотровых площадок. Итог 2014 года — 120 тысяч туристов приехало посмотреть на этот карьер потрясающей красоты с подземными гротами, с переливами воды в зависимости от освещённости — от изумрудной до нежно-голубой, какой угодно. И осенью открываются ещё 200-метровые штольни подземных экскурсий на этом бывшем карьере. Вот пример предпринимательства. Была помойка — сегодня 120 тысяч туристов.

    Ю. БУДКИН: Ещё раз возвращаясь к теме, которую мы уже коротко обсудили, Виталий, 44-й: «То есть в Карелии с сепаратизмом всё плохо, она никуда из России не уйдёт?» И 692-й: «То есть финны перестали бредить идеей Великой Карелии?»

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Наверное, какие-то отдельные неумные люди и бредят, но официальная позиция никогда этого не поддерживала. Финны — истинные патриоты, истинные друзья. В начале марта месяца был чемпионат мира по биатлону, я там был, общался с президентом, в Контиолахти рядом с нашей Сортавалой. Поверьте, более чем дружеские отношения, более чем тёплые отношения. Даже мы помним, что минские соглашения и минская встреча была не без инициативы финского президента. Сначала он же побывал у Владимира Владимировича в Сочи, потом летал в Минск, потом был в Европе. В общем, это надо оценивать. То есть финны…

    Ю. БУДКИН: Особые отношения Финляндии и России сохраняются?

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Обязательно. А у Финляндии есть своя изюминка, своя особенность взаимоотношений — это Карелия.

    Ю. БУДКИН: 692-й спрашивает: «У вашей республики долги есть? А то говорят, многие российские регионы должны огромные суммы и нашим банкам, и западным банкам».

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Долги есть и перед бюджетом Российской Федерации, бюджетные кредиты и перед банками есть. Мы с этим работаем, сокращаем долю коммерческих кредитов и увеличиваем долю бюджетных кредитов, работам над повышением налогового потенциала. Безусловно, долги есть. С этим нужно работать.

    Ю. БУДКИН: В некоторых вопросах надо использовать географию, и я могу ошибаться, заранее приношу извинения. «В Сегеже к родственникам, — пишет Алекс, — „скорая“ отказывалась выезжать к лежачему больному. Приехала только после жалоб наверх, да и то, только через день». Подобного рода проблемы возникают?

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Безусловно. Ну, это очень жёстко…

    Ю. БУДКИН: Это проблема региона — организация здравоохранения?

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Это ЧП, которые отслеживаются, разбираются, караются. Безусловно, сегодня доступность здравоохранения под контролем и главы, и заместителя главы по социальным вопросам (она, кстати, сама медик). Поэтому это ЧП. За последние три года я провёл больше 300 встреч с населением. Вопросы о здравоохранении поднимаются, поэтому, безусловно, очень жёстко их отслеживаем. Ну что делать? Иногда человеческий фактор к таким последствиям приводит.

    Ю. БУДКИН: Ещё одна громкая тема последнего времени, связанная с регионами — это электрички. Виталий, 44-й, спрашивает: «У вас в регионе есть проблемы с электричками?»

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Мы один из немногих регионов, который нашёл консенсус с «Северо-Западной пассажирской компанией». Было частичное сокращение, но в общем и целом транспортная доступность обеспечена. Более того, мы за последние два года запустили скоростной поезд «Ласточка» между Санкт-Петербургом и Петрозаводском, встречные поезда ходят, всего 4:55 находятся в дороге. Значительно сократилось время между Москвой и Петрозаводском. Сегодня работаем над запуском туристских поездов на выходной день, потому что привлекательность растёт с каждым годом, и мы понимаем, что сегодня это уже невозможно сделать.

    Плюс сегодня работаем над проектированием и в следующем году строительством нового аэропорта. Надеемся, что в этом году будет очень мобильная и эффективная авиатранспортная компания обеспечивать авиасообщение пока между Москвой и Петрозаводском, а в будущем — между Петрозаводском и Санкт-Петербургом. И финны очень хотят, чтобы было реанимировано авиасообщение. Очень хотят. Поэтому надеюсь, что нам в ближайшем будущем удастся реанимировать авиасообщение между Финляндией, это как минимум Хельсинки — Петрозаводск. А возможно, и поближе, в Йоэнсуу — это ближайший город, имеющий аэропорт. Поэтому, наверное, и это тоже запустим. Но сегодня на повестке дня (и в этом году мы обязательно реализуем) хорошее и комфортное авиасообщение между Москвой и Петрозаводском. Сегодня летают, но небольшие самолёты. Мы запускаем более комфортные и более большие самолёты.

    Ю. БУДКИН: Есть люди, которые летают? Есть люди, которые сядут в эти самолёты и полетят, к примеру, в Финляндию? А то получится, что финны будут прилетать, а наши-то полетят?

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Вы знаете, мы в позапрошлом году запустили два пробных поезда между Петрозаводском и Финляндией. На первый раскупили мгновенно все билеты, поезд ушёл переполненный. Со вторым было чуть посложнее. Поэтому сегодня запущен автобус для того, чтобы обеспечить необходимость. Ходят два автобуса в сутки между Петрозаводском и Йоэнсуу. Я уже говорил, Йоэнсуу — это крупный город рядом с границей со стороны Финляндии. Автобусы переполнены, пустых мест нет. Поэтому востребованность очень высока как с финской, так и с нашей стороны. И если мы запустим, то, поверьте, не только бизнес, но и туристы будут летать.

    Ю. БУДКИН: Значит, так. Пока вы рассказывали о том, что происходит на территории Карелии, один за другим пишут вот что. 149-й: «Петрозаводск — убитый старый город». Мол, не надо лапшу вешать. 911-й: «Почему в Петрозаводске такие плохие дороги?» Светлана: «Моя мама живёт в Петрозаводске. Прошлым летом там была: дороги ужасные, на центральной улице дома обшарпанные. У вас что, на столицу края нет денег?»

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Хороший вопрос. Каждый видит то, что хочет видеть. Можно видеть и красивую набережную, и комфортный берег озера. На всякий случай, Петрозаводск вытянут вдоль береговой черты на 21,7 километра. Безусловно, с улицами проблема есть. В 2012–2013 гг. из республиканского бюджета на улучшение качества дорог был выделен почти миллиард, 900 с хвостиком миллионов рублей. Понятно, что в одночасье мы это не решим, но сейчас над этим работаем совместно с администрацией города. Безусловно, иметь такой вытянутый город с такой запущенной инфраструктурой — в одночасье всё не решится. Это задача, которая стоит на повестке дня, мы ею активно занимаемся.

    Ю. БУДКИН: Александр Худилайнен, глава Республики Карелия, сегодня в программе «Пиджаки». Радиостанция «Говорит Москва», прямой эфир. Сейчас 17:30. На очереди у нас новости, потом будет реклама, а потом мы продолжим этот разговор.

     

    НОВОСТИ

     

    Ю. БУДКИН: Это радиостанция «Говорит Москва». Сегодня среда, 13 мая, сейчас 17:35. В студии Юрий Будкин. Наш гость — глава Республики Карелия Александр Худилайнен. Прямой эфир — можно звонить по телефону, можно через SMS-портал, можно через сайт, можно через Twitter. Да, пиджак в пиджаке — это деталь, я должен обязательно об этом сказать.

    Так, 562-й пишет через SMS-портал: «Почему вы не даёте денег мэру Петрозаводска на дороги? И вообще, как вы относитесь к госпоже мэру?»

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Я уже назвал, какую сумму денег выделено за последние два года. Обязанность восстановления лежит не только на республике, но и на бюджете города Петрозаводска, который сегодня самоокупаемый, не дотационный, поэтому и администрация города должна изыскивать средства на ремонт и содержание дорог. Отношусь к мэру, как к законно избранному человеку, легитимно утверждённому избирательной комиссией, как и ко всем другим руководителя муниципальных образований.

    Ю. БУДКИН: Особых отношений с Галиной Ширшиной нет?

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Мои двери для всех руководителей муниципальных образований открыты. В первую неделю моего появления на территории Карелии я дал свой сотовый телефон, он круглые сутки доступен. На работе нахожусь не менее 12–14 часов. Если не в командировке, то практически круглые сутки я доступен, в том числе для мэра города Петрозаводска.

    Ю. БУДКИН: Пишут, что Галина Ширшина, которая возглавляет администрацию Петрозаводска, под огнём критики проигравшей ей партии власти, что она — центр оппозиции, что у вас там особые отношения в городе. Это всё не совсем правда?

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Ну, под огнём критики находится, пожалуй, больше республиканская власть в оппозиционных средствах массовой информации. Я же говорю: кто что хочет увидеть. Хотят увидеть позитив — можно увидеть и можно примеры привести. Хотя я могу рассказывать по любому району Республики Карелии, как и в целом по республике, часами о том, что сделано. И ещё больше могу рассказывать, что нужно сделать и в какие сроки это будет сделано. Поэтому, безусловно, кто что хочет увидеть.

    В отношении критики? Да, действительно есть что критиковать. Критикуют сегодня жители. Я же встречаюсь с жителями. Я привёл пример, что сегодня в общей сложности на территории республики проведено больше 300 встреч. Безусловно, те справедливые вопросы, возмущения и проблемы, которые поднимают жители, должны найти отражение в протоколах, поручениях. И будем спрашивать.

    Ю. БУДКИН: Это правда, что у вас действует особый закон, согласно которому не администрация Петрозаводска, а ваша администрация принимает решения, где в Петрозаводске проводить митинги и можно ли это делать?

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Нет, это республиканский закон, который регламентирует места проведения митингов, пикетов, акций.

    Ю. БУДКИН: Но прежде ведь это решал глава Петрозаводска, нет?

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Места определены законом Республики Карелия, а ей подают заявления, она согласовывает или не согласовывает в том или месте. В соответствии с законом возможно проведение протестных акций каких-то. И не только протестных акций.

    Ю. БУДКИН: Так, теперь по поводу того, кто как оценивает ситуацию. Общественная палата Российской Федерации говорит о том, что зафиксированы протестные настроения в нескольких регионах России. Вы наверняка об этом слышали, на днях секретарь Общероссийского народного фронта господин Бречалов сказал: «Я могу назвать эти регионы». И потом приводит список. Список небольшой: Забайкальский край, Новосибирская область, Алтай, Нижний Новгород, Карелия. Что он имел в виду?

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Он имел в виду реакцию оппозиции на наведение порядка. Сегодня, к сожалению, только принадлежность к определённой партии выводит людей на улицы. В то же время объявленная борьба с коррупцией не предполагает наличия того или иного партийного билета. Вне зависимости от партийной принадлежности порядок будет наводиться. Ведь только за 2014 год…

    Ю. БУДКИН: То есть у вас там много митингов?

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Митинги проводят, пикетирования проводят. Но дело в том, что сами организаторы митингов и сайты, через которые происходит агитация, к сожалению, зарегистрированы вне пределов Российской Федерации и даже вне пределов Европы, а за океаном, поэтому это смущает, и об этом нужно говорить.

    Ю. БУДКИН: А как вы это определяете? Специально этим занимаются?

    А. ХУДИЛАЙНЕН: А что, сегодня невозможно найти адрес этого сайта? Это же не сложно технически сделать. И когда это вскрывается, становится понятно, кому интересно расшатывание ситуации.

    Ю. БУДКИН: Например, сайт Facebook наверняка находится за пределами Российской Федерации. Может быть, они через Facebook друг с другом разговаривают.

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Не только через Facebook. Просто последние протестные акции организовывались именно таким образом, таким способом. Просто сами организаторы, которые живут сегодня в Карелии, сегодня под пристальным вниманием силовых структур. Дело в том, что на территории Республики Карелия почему-то было принято зарабатывать деньги на отмывании бюджетных денег, на зарабатывании не совсем законными методами приватизации и перепродажи имущества, на земле это в массовом порядке было. Когда стали наводить порядок, конечно, многим это не нравится, потому что люди к этому привыкли, жили годами, зарабатывая на этом приличные деньги. Кстати говоря, только в этом году за четыре месяца силовыми структурами возбуждено 27 коррупционных дел. Борьбу объявили, и мы не свернём. Нравится кому-то, не нравится кому-то, борьба будет вестись бескомпромиссная.

    Ю. БУДКИН: Виталий, 44-й, спрашивает: «А „Бессмертный полк“ у вас как прошёл? Никаких скандалов не было?

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Безусловно, на очень высоком патриотичном подъёме. Вообще, в этом году было беспрецедентное количество жителей, вышедших на празднование 9 Мая. У нас было очень много мероприятий не только 9-го, но и в преддверии, во всех районах Республики Карелия. В общем и целом вышло больше 110 тысяч из 632 тысяч жителей Республика Карелия на улицы, на празднования. «Бессмертный полк» — это 4 тысячи человек. Мимо трибун он шёл минут 15, наверное.

    Ю. БУДКИН: Для вас было неожиданно, что столько людей вышло?

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Мы работали.

    Ю. БУДКИН: А какой вклад?

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Во-первых, очень много средств массовой информации публиковали исторические темы. У меня самого родной дядя, брат отца, похоронен на карельской земле в одном из братских захоронений в городе Питкяранта. Очень активно ведётся работа в поисковых отрядах. За прошлый год в Карелии работали, на всякий случай, 72 поисковых отряда, из них 40 карельских и 32 из-за пределов Карелии приехали. Бои же были вообще колоссальные. За последние несколько лет нашли почти 4,5 тысячи останков, причём десятки из них идентифицированы по медальонам, расшифровки этих предсмертных записей. Рядом с Кондопогой нашли потрясающее по смыслу письмо, текст увековечен на мемориале. Солдат перед последним боем, понимая, что он уже оттуда не вернётся, пишет письмо к Богу. И поверьте, там такие слова! Невозможно не тронуть даже самое чёрствое сердце.

    Поэтому эта работа проводится, мы об этом рассказываем, мы это публикуем. И, безусловно, патриотический подъём, как и во всей России, коснулся и Карелии. И действительно, это только на центральной площади Петрозаводска было 22 тысячи. А сколько на улицах было? Это ещё несколько десятков тысяч жителей праздновали День Победы, 70-летие.

    Ю. БУДКИН: Теперь вопросы на другие темы. Андрей из Королёва спрашивает: «В Пиндушах завод работает по-прежнему?»

    А. ХУДИЛАЙНЕН: В Пиндушах запускается завод, нашёлся инвестор. За прошлый год они отремонтировали порядка 11 судов. Есть большие перспективы. Инвестор нашёлся.

    Ю. БУДКИН: 924-я: «Карелия — мой любимый край, долго там жила, часто бываю. Сохраните самость края, не пускайте макдоналдсы, — это формулировка 924-й, — и прочую мерзость. И вообще, закройте от автотранспорта набережную, пока не поздно».

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Набережная закрыта давным-давно, только девушка, наверное, давно там не была. Конечно, надо навести немножко лоск на этой набережной. В декабре месяце этого года мы провели большое федеральное совещание. 600–800 пароходов каждый год идут мимо Петрозаводска на Кижи. В этом году договорились: больше 100 пароходов зайдёт в Петрозаводск. Это туристы, это возможность реализации малого и среднего бизнеса, поэтому это первый шаг, который мы делаем по рекламе нашего города Петрозаводска, по рекламе туристической привлекательности.

    Ю. БУДКИН: Виталий, 44-й, вспоминает события 2006 года, Кондопогу: «Повторения такой трагедии точно не будет? Как в целом дела с людьми разных национальностей?»

    А. ХУДИЛАЙНЕН: В Карелии проживает 153 национальности, очень толерантный регион. Есть министерство по делам национальностей и связям с общественностью, очень активно этим занимаются. Безусловно, сделаем всё, чтобы такого не повторилось. Во всяком случае очень жёсткая идёт реакция силовых структур на любое проявление экстремизма, возбуждаются дела, поэтому думаю, что такое просто невозможно. Мы сделали выводы — не только в Кондопоге, но и в Карелии. Безусловно, семья из 153 национальностей, проживающих сегодня, живёт в мире и дружбе.

    Ю. БУДКИН: 001-й утверждает, что в Карелии сейчас безбожно рубят лес: «На месте вырубок ничего не появляется взамен. Скоро и леса соснового не останется». Не преувеличивает?

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Преувеличивает. Дело в том, что существуют плановые задания, оговорённые договорами, и существует административная и уголовная ответственность за невыполнение договоров. Заготавливается порядка 6 миллионов кубов леса ежегодно в Республике Карелия, засаживается… Кстати, приглашаю товарища-уведомителя, 16-го будет День леса, приглашаю на посадку. В каждом районе будет организовано волонтёрское общественное движение по посадке леса. Сам буду участвовать рядом с посёлком Пряжа в посадке леса. Приглашаю, приезжайте, поможете.

    Ю. БУДКИН: Подождите. Одно дело, когда в промышленном масштабе лес вырубается, а другое дело, когда вы выйдете…

    А. ХУДИЛАЙНЕН: И в промышленном же масштабе сажается. Лесозаготовители обязаны отчислять приличные средства на восстановление леса, на посадку этого леса. Есть лесосеменные станции, кто выращивает посадочный материал, поэтому это безусловно. Просто волонтёрское движение для того, чтобы люди понимали, что лес — это наше богатство. На всякий случай, мы понимаем, что сосна или ёлка в Карелии растёт 80–100 лет. Сегодня срубили — аналогичное дерево вырастет только через 80–100 лет.

    Ю. БУДКИН: По поводу того, что будет, прямо скажем, не завтра, но уже совсем скоро. Обычно, когда в регионах празднуют какие-то круглые даты, на регион проливается «золотой дождь». На Карелию к 2020 году «золотой дождь» вы ожидаете? Я знаю, есть федеральная целевая программа и так далее.

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Мы боремся за получение статуса федеральной целевой программы. За последние полтора года проделана колоссальная работа. В апреле 2014 года, когда Владимир Владимирович Путин приезжал в Карелию и проводил встречу с законодателями, им было подписано поручение о подготовке и формировании федеральной целевой программы. За этот год мы, по сути, сделали…

    Ю. БУДКИН: Концепция утверждена уже?

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Концепция утверждена, совершенно верно, в декабре месяце. В конце мая месяца мы надеемся получить статус юридический федеральной целевой программы, работаем сегодня с Правительством Российской Федерации. Уверены, что финишная прямая будет без сучков и задоринок и мы федеральную целевую программу получим. Это колоссальные деньги для Карелии, это 138 миллиардов.

    Ю. БУДКИН: Насколько вероятно, что это правда будет именно 138?

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Это подтверждённые договорами и соглашениями с инвесторами 121,6 миллиарда инвестиций в Карелию. Я уже вам одного назвал — АФК «Система», Евтушенков Владимир Петрович. И таких соглашений несколько десятков. Это 15 миллиардов бюджетного финансирования Российской Федерации. И 1,4 миллиарда — это средства Республики Карелия. Поэтому 138 миллиардов рублей, у меня никакого сомнения нет, будут реализованы и инвестированы в Республику Карелия до 2020 года. Это намного улучшит потенциал, возможности, привлекательность, а самое главное — качество жизни наших жителей.

    Ю. БУДКИН: Подождите, 138 миллиардов — это большие деньги.

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Это очень большие деньги. Для Карелии это очень большие деньги.

    Ю. БУДКИН: Что изменится?

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Появятся новые рабочие места.

    Ю. БУДКИН: То есть это деньги, которые будут использованы, чтобы новые производства запускать?

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Безусловно, инфраструктура.

    Ю. БУДКИН: К празднику новые производства?

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Из Карелии, к сожалению, до недавнего прошлого уезжало порядка 3 тысяч человек ежегодно, потому что не было новых производств, не было за что зацепиться. И сегодня мы работаем над тем, чтобы образумить людей, чтобы люди не уезжали. И, к счастью, за 2014 год уже уехала тысяча человек. Да, они пока уезжают, но мы над этим работаем. И люди нам поверили, что действительно это не сказки, это предложение нового производства.

    Кстати, за прошлый год было организовано 4000 новых рабочих мест, из них 2900 — высокопроизводительные рабочие места — то, что сегодня требует правительство, задача поставлена президентом. Мы это реализуем сегодня в Карелии. И когда люди видят, что это не сказки, а приходят новые производства, где нужен высокий интеллект и великолепные руки, люди понимают, что заработать можно и здесь. Сегодня средняя зарплата по Карелии — 29,3 тысяч, и она растёт с каждым годом. Поэтому зачем искать жар-птицу за морями, когда можно и здесь всё это сделать? И мы способствуем тому, чтобы это скорейшим образом произошло.

    Ю. БУДКИН: Вы сказали, что где-то в плановом порядке вырубают лес, но засаживают. В ответ 001-й пишет: «Пряжинский район вы упоминаете, но там же голые пустоши на месте вековых сосновых боров».

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Пусть приезжает 16-го числа, я буду в Пряжинском районе сажать лес. Мы с ним посмотрим эти пустоши, ради бога. Сбор, по-моему, в 9 часов.

    Ю. БУДКИН: Я думаю, это не закрытая информация, это всё можно выяснить. Александр Худилайнен с нами, глава Республики Карелия. Напомню, работает SMS-портал. Я попрошу вас надеть наушники. +7 (925) 8888-948 — это SMS-портал. Twitter: govoritmsk. Сайт: govoritmoskva.ru.

    Слушаем вас. Здравствуйте. Алло.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это радио «Говорит Москва»? Вот карельскому задайте, почему там нищенская зарплата, а то он что-то там…

    Ю. БУДКИН: Подождите, а вот господин Худилайнен говорит, что средняя зарплата — около 30 тысяч. А вы говорите — нищенская.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А у пенсионеров сколько? 5–7 тысяч.

    Ю. БУДКИН: Подождите, пенсионеры не зарплату, а пенсию получают.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А что за пенсия, если квартплата 3–4 тысячи?

    Ю. БУДКИН: Пенсия — это ведь федеральная проблема?

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Губернатор или глава республики отвечает в том числе и за это. Да, сегодня это федеральный закон, который регламентирует получение той или иной пенсии. Средняя пенсия — 9 тысяч.

    Ю. БУДКИН: «Нильма Губа…» Вы знаете, что это такое? Я правильно сказал?

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Да.

    Ю. БУДКИН: «В этом посёлке когда-нибудь будет хотя бы нормальная грунтовка?» — спрашивает 45-й.

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Когда-нибудь будет. Сегодня, к сожалению, на территории Республики Карелия 11 тысяч километров дорог, из них 1800 — федеральных; остальное всё — это ведомство либо региона, либо муниципальных образований. Безусловно, дороги приводим в порядок. Не всё сразу. К сожалению, наследство отсутствия дорожного фонда, когда не было даже источников приведения в порядок дорог, сказалось. И сегодня разово нужно несколько десятков миллиардов рублей. Дорожный фонд — это 2,8 миллиарда рублей каждый рублей мы тратим на приведение в порядок дорог. Но Карелия — это край озёр и рек. Сегодня 60 тысяч озёр и 27 тысяч рек в Карелии, на всякий случай. И, безусловно, это подразумевает огромное количество мостов, их у нас 554. И на эти мосты, на ремонт, на восстановление тоже нужны средства. Поэтому, безусловно, работаем, но не всё сразу.

    Ю. БУДКИН: Корреспонденты рассказывают, что сейчас губернаторы Иркутской области и Камчатки где-то ожидают встречи с президентом Российской Федерации. Вы не ожидаете встречи с Владимиром Путиным в ближайшее время?

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Мы будем всегда ему рады, но, к сожалению, у него очень напряжённый график. Он был в апреле месяце 2014 года, провёл целый ряд совещаний, мы очень благодарны ему. Ожидаем приезда премьер-министра. У нас в ближайшем обозримом будущем будет пуск газа. Карелия — не газифицированный регион, газ есть только в Петрозаводске и в Кондопоге. Сейчас ведётся массивная, активная, масштабная газификация, заключены соглашения с «Газпромом». Первый район республики, который получит большой трубный газ — Олонецкий район, это юго-восток Республики Карелия. Ожидаем летом приезда премьер-министра вместе с Алексеем Борисовичем Миллером на пуск газа в первый район. Это масштабный проект, который сегодня в корне меняет ситуацию по экономике действующих предприятий, по себестоимости продукции, по улучшению качества жизни. На первом этапе это 17 тысяч квартир и жилых домов, это 69 новых котельных, 43 уже построено. Поэтому на первый этап ожидаем приезда премьер-министра и Алексея Борисовича Миллера.

    Ю. БУДКИН: В данном случае, когда я упоминал губернаторов Иркутской области и Камчатки, речь шла о том, чтобы они ушли досрочно в отставку, а потом на новых выборах баллотировались вновь. Ничего подобного вы не собираетесь делать? Вы же с 2012 года — в принципе, на досрочные выборы можно было бы пойти.

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Вы знаете, очень много сегодня дано обязательств, поэтому нужно сначала с ними справиться. У меня полномочия по 2017 год. Будет доверие жителей — будем проситься на выборы в 2017 году.

    Ю. БУДКИН: Но о досрочных речи не идёт?

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Нет.

    Ю. БУДКИН: 73-73-948. Слушаем вас. Здравствуйте. Алло. Прошу.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я хотел бы спросить. Про коллекторные агентства сейчас говорят, да?

    Ю. БУДКИН: Нет, вы не туда попали. Вот так тоже бывает. 73-73-948 — телефон прямого эфира. Слушаем вас. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я к главе республики хотел обратиться. Все спрашивают про разбитые дороги, про пенсии, про всё прочее. Глава рассуждает, говорит, как хорошо у них с финнами основан их бизнес. Бизнес идёт, процветает. Он заключён на чём? На вырубке последнего дорогостоящего карельского леса. Последнего.

    Ю. БУДКИН: Я прошу прощения…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Секунду, секунду.

    Ю. БУДКИН: Нет, подождите, сейчас вы скажете… Секунду.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вырубят последний — и тут же бизнес прекратится для них.

    Ю. БУДКИН: Всё! Скоро вырубите лес — и лес закончится, и бизнес прекратится, и у вас денег не будет.

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Расчётная лесосека — то, сколько можем сегодня юридически заготавливать — это 11 миллионов кубов. Заготавливаем 6 миллионов — 60% с небольшим от того, сколько можно заготавливать сегодня на территории Республики Карелия, чуть меньше 60%. Поэтому говорить о том, что всё вырублено — нет. Сегодня, на всякий случай, в Карелии растёт почти миллиард кубов леса. Да, это и маленький, и высокий взрослый, и переспелый лес. Поэтому говорить о том, что всё вырубили — нет. И, кстати говоря, финны вывозят дрова. Мы практически понудили их прекратить вывозить круглый лес. Сегодня финны инвестируют средства в переработку леса, вывозят готовый продукт — доски, клеёный брус.

    Ю. БУДКИН: Смотрите, вы говорите: «Мы делаем так». В ответ Павел пишет через сайт govoritmoskva.ru: «Да вы весь лес продали финнам, эшелоны туда идут нескончаемым потоком».

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Идут нескончаемым потоком дрова и баланс — то, что не идёт в переработку здесь, то есть верхушки, берёза и осина. Это тоже до поры до времени. Сегодня есть ряд инвестиционных проектов, в перспективе у нас возможно производство биоэтанола, а он делается как раз из лиственных пород. Сегодня у нас есть утверждённый в декабре месяце проект строительства нового ЦБК на химико-термомеханическую целлюлозу, это объём 190 тысяч — значит, по году производства нужно будет 400 тысяч практически лиственного леса. Поэтому очень скоро финны и это перестанут вывозить, будем всё перерабатывать в Карелии.

    Ю. БУДКИН: 73-73-948 — телефон прямого эфира. Слушаем вас. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Михаил, Москва. Скажите, пожалуйста, ведь в Карелии очень большие залежи шунгита. А его промышленная добыча ведётся и в каких объёмах? Это очень полезный материал.

    Ю. БУДКИН: Про шунгит.

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Действительно, единственное в мире месторождение шунгита с такой концентрацией — это Карелия. Ладожское озеро на 2/3 от широты примерно Петрозаводска, чуть ниже, лежит на шунгитовом плато, поэтому и сегодня шунгит благотворно влияет на экологию Ладожского озера — делает то, что сегодня в Ладожском озере вода чище, чем в Байкале. Можно, зачерпнув из-за борта лодки, пить воду, совершенно не опасаясь каких-то явлений. Удивительный материал! Это недоделанный алмаз. Свойства изучаются нашим карельским филиалом Российской академии наук. Промышленная разработка ведётся, сегодня есть государственное предприятие. Сегодня ведём переговоры с высокой наукой и с нанотехнологиями по применению шунгита, потому что он как для военных целей, как для металлургии, так и для электротехнической промышленности бесценный материал. Нужно просто его продвигать. Сегодня мы активно этим и занимаемся, продвигаем наш шунгит для новых технологий, для новых ноу-хау.

    Ю. БУДКИН: Насколько я понимаю, вы в Карелии из Питера?

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Из Гатчины.

    Ю. БУДКИН: Ну вот. «А почему дачники из Ленинграда в прибрежной полосе Северного Приладожья обносят свои дома 2-метровыми заборами?» — спрашивает Евгений.

    А. ХУДИЛАЙНЕН: 2-метровые заборы — это не страшно, это не запрещено. А вот когда они занимают прибрежную зону, зону бичевника — вот с этим нужно бороться.

    Ю. БУДКИН: Вообще столичные жители из северной столицы — это проблема для Карелии?

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Нет, это не проблема. Дело в том, что мы многих уговорили прописаться в Карелии, и подоходный налог очень богатые люди начали платить в Карелии. Это доход бюджета. Поверьте, есть один господин, который платит очень приличные деньги из личного налога…

    Ю. БУДКИН: Но этот один господин не давал разрешения рассказать, кто он.

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Естественно, нет.

    Ю. БУДКИН: Хорошо.

    А. ХУДИЛАЙНЕН: К счастью, он не единственный.

    Ю. БУДКИН: А, вот так. Александр пишет: «У нас в Московской области не купить нормального качества пиломатериала. Правда, его можно заказать в Финляндии. А почему нельзя в Карелии?»

    А. ХУДИЛАЙНЕН: А я не знаю. Почему ко мне обращаются? Сегодня, допустим, организация «ФинТек» запускает производство сборных домов из клеёного бруса. Потрясающие по качеству, по ассортименту, по размерам, на любой чих, на любой вкус. Хочешь — 50-метровый дом, хочешь — 500-метровый дом тебе сделают из клеёного бруса. Это экологически, это долговечно, это пожаробезопасно, это не трескается — пожалуйста.

    Ю. БУДКИН: Но это будет цена такая же, как в Финляндии.

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Думаю, что дешевле. Причём предприниматель, производя эти клеёные конструкции, строит дома здесь в центре под Москвой, в Тульской области. Пожалуйста, это производство запускается к концу этого года. Экспериментально уже делают это штучно, а потоком пойдёт к концу года, потому что сегодня уже монтируется оборудование, а к концу года будет запущено в огромных объёмах производство этих домов из клеёных конструкций. Пожалуйста, есть из точёного бруса. Пожалуйста, есть возможность, кто имеет средства, из сухарника делать — это высохшая на корню сосна, спиленная штучно на болотах. Это вечное дерево, потрясающее по красоте.

    Ю. БУДКИН: Кто ищет, тот найдёт и в Москве.

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Естественно.

    Ю. БУДКИН: Александр Худилайнен, глава Республика Карелия, был сегодня в программе «Пиджаки». Александр Петрович, я благодарю вас. Спасибо.

    А. ХУДИЛАЙНЕН: Спасибо.

    Версия для печати

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus