• Сергей Жилин в программе «Бла-бландинки» 12.09.2016

    13:05 Сен. 17, 2016

    В гостях

    Сергей Жилин

    пианист, дирижёр, бэнд-лидер, руководитель оркестра "Фонограф-Симфо-Джаз", музыкальный руководитель шоу «Голос» и «Голос.Дети», заслуженный артист России

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Это программа «Бла-бландинки», и мы начинаем. Ольга Данилевич.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Екатерина Звягинцева. Сегодня в России «день тишины», но мы молчать совершенно не намерены, дерзко решили подать голос, а именно - музыкального руководителя одноимённого шоу, пианиста, дирижёра, композитора, заслуженного артиста России Сергея Сергеевича Жилина. Сергей Сергеевич, здравствуйте! Ура!

    С.ЖИЛИН: Здравствуйте!

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Это ты скаламбурить так решила, да? Голос, день тишины…

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Да! Мы просто всё утро сегодня говорили о том, что мы говорить не можем.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Но мы можем петь.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Но мы можем говорить на отвлечённые от политики темы.

    С.ЖИЛИН: Ну конечно, мы ж не знаем ничего о том, что будет завтра.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Конечно, не знаем. А голосовать-то пойдёте?

    С.ЖИЛИН: Так мы ж не знаем, что завтра будет, нельзя говорить.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Завтра будет воскресенье, 18 сентября, а +7-925-88-88-948 –номер для ваших смс-сообщений. «Govoritmskbot» - это наш Telegram. «Govoritmoskva.ru» - это наш сайт, Twitter – «govoritmsk». Звонки мы традиционно не принимаем, но зато всё читаем - пишите нам.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Раз мы начали с «Голоса», «Голосом» пока и продолжим. Пятый сезон начался, вчера был очередной эфир. Вы вместе с Дмитрием Нагиевым там бессменные фигуры этого проекта. Легко ли, удобно ли, хорошо ли работать с этим составом жюри?

    С.ЖИЛИН: Замечательно. Прежде всего, удобно работать с Димой Нагиевым, потому что он настоящий профессионал своего дела, и он любые ситуации выправляет, если вдруг там что-то происходит. У нас прямые эфиры, вы знаете, могут быть разные истории, а Дима всё делает так, как будто всё продумано от начала до конца.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: То есть, он импровизирует?

    С.ЖИЛИН: Он очень оперативно реагирует на какие-то происходящие вокруг события. Это может быть какая-то реплика от тренеров или из зала. Поэтому, я думаю, большая часть успеха проекта лежит и на его плечах.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вы говорите, что он что-то придумывает. А Вы что придумываете?

    С.ЖИЛИН: А мы ничего не придумываем, мы просто выполняем свою работу. Просто создаём музыкальное сопровождение.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Скажите, за четыре - теперь уже с лишним - сезона Вы никак не охладели к проекту? Бывает такое: «Боже, я не могу больше. Все эти таланты, уберите, пожалуйста, сколько можно!»?

    С.ЖИЛИН: Да нет, у нас такой руководитель программы - главный продюсер, что он не даст нам расслабиться никогда.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А многое остаётся за кадром? Ну, бывают же, наверняка, не самые адекватные люди, приходящие на конкурс? Что-нибудь такое Вы запомнили?

    С.ЖИЛИН: Нет, все весьма и весьма адекватные. Конечно, люди все очень разные. Я имею в виду в профессиональном и вокальном отношении. В этом и смысл конкурса, потому что мы предлагаем слушателям и зрителям оценить и разобраться самим, кто есть кто. В течение записных эфиров, которые сейчас уже прошли, те, кто внимательно смотрит, для себя уже понимают, за кого они будут голосовать на прямых эфирах. В конце концов, выбирает народ, который смотрит.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Это правда. Но с другой стороны, многие вас обвиняют в том, что вы набираете людей, которые уже поют, которые не просто поют, а уже профессионалы, где-то выступают, у кого-то свои коллективы и уже свои концерты. Что вы не ищете тех людей, которые в глубинке дома у себя на скрипочке…

    С.ЖИЛИН: Давайте точки над «i» поставим. У программы нет задачи кого-то выбирать. Кого-то искать, точнее. В начале сезона объявляется кастинг. Те, кто хочет принять участие, должны прислать свои фонограммы, свои записи. И из них редакторская группа выбирает тех, кто может соответствовать формату программы, тех, кто может быть интересен.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А какая в целом задача шоу? Что вы в результате хотите, чтобы получалось?

    С.ЖИЛИН: Вы со мной разговариваете так, как будто я как минимум помощник Аксюты. Цели и задачи программы - это вопрос к нему.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Ну как Вы их видите?

    С.ЖИЛИН: Я на своём месте вижу одну только цель и задачу: как можно качественнее исполнять то неимоверно разное количество произведений, которое нам приходится делать.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Музыканты не стонут у вас там?

    С.ЖИЛИН: Много музыки не бывает. Музыканты любят свою работу, точно так же, как и я. Мы работаем в одном коллективе, который существует уже 33 года, который может работать и на «Голосе», и в Кремлёвском дворце съездов, и в Филармонии им. Шостаковича в Питере - в любых залах с разными абсолютно программами. Их у нас более пятнадцати штук разных.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Когда мы готовились к эфиру, один знакомый очень попросил меня спросить у Вас, почему Лепс всегда сидит отстранённый.

    С.ЖИЛИН: Рассмешили Вы меня…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Но это же правда! Почему Вы краснеете?

    С.ЖИЛИН: Я не краснею, это рубашка так оттеняет…

    С.ЖИЛИН: Почему вы решили, что Гриша отстранённый? Вы хотите сказать, что Гриша вообще витает там где-то, не слушает и смотрит?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Как правильно Вы сейчас охарактеризовали всё то, что я думаю.

    С.ЖИЛИН: Это не так. Он очень внимательно следит за происходящим и всегда в курсе всех событий. Но судить по внешнему виду - возможно, именно для этой программы у него такой образ.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Второй вопрос - тоже по Лепсу, простите. Что он пишет в блокноте? Он кому-нибудь когда-нибудь показывал?

    С.ЖИЛИН: Меня тоже этот вопрос интересовал, и я один раз подошёл, говорю: «Гриша, чего ты делаешь?» - «Рисую», - говорит. - «Да? Ну, покажи» - «Вот, - говорит - пальцы».

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Пальцы?!

    С.ЖИЛИН: Он нарисовал пальцы. Говорит, это сюрреализм.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Дали у нас новый будет.

    С.ЖИЛИН: Я говорю: «Гриша, а можно это у тебя экспроприировать?». И он мне подарил этот рисунок, подписал «Другу Сергею Жилину от Лепса». Там пальцы нарисованы, и этот рисунок висит у меня в рояльном кабинете в рамочке.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Лепс подарил Жилину пальцы…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Подождите секундочку, это просто пятерня?.. Фаланги пальцев?.. Я пытаюсь представить.

    С.ЖИЛИН:  Это невозможно представить, я вам пришлю. Это палец из пальца вытекает, как-то так… Это сюрреализм. Это не ладонь, это нечто.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Весь блокнот у него такой?

    С.ЖИЛИН: Я не знаю. Я увидел только одну картину, и с удовольствием теперь на неё иногда смотрю. Он на самом деле здорово рисует.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Я говорю, мы дождёмся. Скоро будет какая-нибудь открытая выставка Григория Лепса «Я против Дали», как-то так будет называться.

    С.ЖИЛИН: Я думаю, вряд ли он будет против Дали. Он вообще не против никого.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: В Лондоне на этой неделе презентовали фильм «Битлз. Восемь дней в неделю». Как мы знаем, Вы большой поклонник «Битлз»…

    С.ЖИЛИН: Я не сумасшедший, но поклонник. Есть фанаты, которые ничего другого для себя не представляют. Я не такой, но мне очень многое нравится, из того, что они делали.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Говорят, на презентации были Пол МакКартни, Ринго Стар, вдова Джорджа Харрисона и Йоко Оно. Как Вы считаете, спустя столько лет можно снять ещё что-то, чтобы это было интересно, ново?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: И хочу спросить Вас как музыканта, можно ли по-другому играть «Битлз», необычно?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Мы знаем, что на День города Вы выступали с интерпретацией битловских мелодий…

    С.ЖИЛИН: Да, одна из наших программ называется «Let it Beatles». Полтора часа программа, 23 или 24 песни, которые идут практически нон-стоп. И вот в этой программе есть мейнстрим современный, даже биббл такой, есть современный джаз, есть варианты исполнения практически оригинальные, есть фанк, есть диско-фанк, есть балладная вариация. И всё это благодаря тем замечательным произведениям, которые есть в оригинале у «Beatles».

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Все же переигрывали множество раз «Beatles». Как можно по-новому это услышать?

    С.ЖИЛИН: Можно. Всё зависит от человека, который этим занимается. Если человек увидел эту ситуацию как-то по-своему и может реализовать это интересно…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А у Вас есть какая-то любимая композиция?

    С.ЖИЛИН: Из последних, наверное… она не самая известная - «Mellow», ну и «Yesterday».

    О.ДАНИЛЕВИЧ: «Yesterday»? Самая попсовая?

    С.ЖИЛИН: Она у нас играется в совершенно неожиданном варианте. А ещё «Black Bird» тоже, играется в трио, инструментально.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Кроме композиций «Beatles» - кого Вы любите больше всего из группы? Пола МакКартни, наверное?

    С.ЖИЛИН: Скорее да, МакКартни.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А как относились к Леннону?

    С.ЖИЛИН: Прекрасно относился к Леннону! У меня был альбом Джулиана Леннона, его сына. Давно, правда, было, лет 15 назад, и он мне тогда понравился.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Знаете, что самое интересное? 50 лет прошло с последнего концертного турне группы «Beatles», после чего показали вот этот фильм. И 50 лет скоро исполняется Вам. В Кремлёвском дворце будет Ваше большое выступление.

    С.ЖИЛИН: Как вы хорошо подготовились к нашей встрече, сколько вы про меня знаете!

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Расскажите, что будет на концерте.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Битлов будете исполнять? Или будет какая-то особенная программа? Вы будете почётно сидеть, а все остальные будут играть, петь, танцевать? Так часто делают артисты.

    С.ЖИЛИН: Нет, что вы. Я люблю сам играть. Будет одна композиция, «Can buy me love», исполняется нашими солистами, я буду её петь. Дина будет вести…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Ваш друг - не разлучайтесь.

    С.ЖИЛИН: К нам придёт Иосиф Давидович, со своим внуком будут исполнять песню. Лев Лещенко, Лёня Агутин, Анжелика Варум. Ваня Ургант обещал послать видеообращение - его в тот момент не будет в Москве, он очень занятый артист просто, во всех смыслах. Он же снимается, и как киноактёр, и как ведущий работает, и как автор.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Сложно всех созвать в один день?

    С.ЖИЛИН: Так получилось, что меня все решили поддержать, ответили согласием. Гриша Лепс придёт, кстати…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Глядишь, и подарит ещё что-нибудь…

    С.ЖИЛИН: Я думаю, он как раз сейчас рисует что-нибудь. У нас будет много неожиданных музыкальных и стилистических решений, и неожиданных подходов постановочных…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Неожиданных - это что конкретно? Хотя бы маленькая неожиданность?..

    С.ЖИЛИН: Давайте честно скажу: на сцене будет один рояль и я. И больше никого. Всё.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вообще? Весь концерт?

    С.ЖИЛИН: Вообще. Концерт начинается.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А потом? Откуда ни возьмись все появляются?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Прилетят вдруг волшебники на голубых вертолётах!

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Сейчас все любят создавать всякие спецэффекты на сцене, световые шоу, файршоу. Вы этим увлекаетесь?

    С.ЖИЛИН: Это веяние времени. Я считаю, что это очень нужное дело, но хотелось бы, чтобы все эти средства оставались средствами, а не становились основным действием, происходящим на сцене. Я имею в виду всё то, что Вы перечислили: спецэффекты, экраны, картинки, взрывы, и так далее, и тому подобное. Всё-таки у нас музыкальный концерт, и у нас главной будет музыка. Много, как я говорил, будет неожиданных моментов. Например, Коля Фоменко будет на скрипке играть фрагмент из концерта Чайковского для скрипки с оркестром.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Ничего себе! Сергей Жилин у нас в гостях, напоминаю тем, кто только сейчас к нам присоединяется - пианист, дирижёр, композитор, заслуженный артист России. Скажите, эта традиция отмечать дни рождения массово, на широкую ногу, в Кремле - вообще, Вы любите свой день рождения?

    С.ЖИЛИН: Я люблю в свой день рождения что-то делать.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: То есть, дома тихонечко закрыться и принимать звонки - это не про Вас?

    С.ЖИЛИН: Нет.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Знаете, какой ещё Ваш гость нас интересует, будет ли он на Вашем дне рождения - Билл Клинтон?

    С.ЖИЛИН: Конечно, будет.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Он оставит свою супругу Хиллари? Сейчас у неё предвыборная гонка.

    С.ЖИЛИН: Сейчас он её практически вылечил уже. Он мне вчера звонил и говорил, что он рассчитывает 23-го прибыть. Будет сидеть в VIP-партере.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Как супруга его, здорова ли?

    С.ЖИЛИН: Сказал, что практически здорова, и продолжает свою деятельность, предвыборную кампанию

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А Вы следите за тем, что происходит в Штатах? Следите ли Вы за политикой?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Об этой предвыборной кампании мы можем поговорить.

    С.ЖИЛИН: Если честно, то, конечно, слежу, но не так, чтобы до сумасшествия. Знаю общие моменты. Если честно, оба кандидата вызывают у меня удивление.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Я Вас тоже сейчас удивлю: почти у всех такое отношение.

    С.ЖИЛИН: Возрастной ценз - это один из моментов. Второй момент: какие-то они…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: … неадекватные?

    С.ЖИЛИН: Ну почему? Адекватные. Билл Клинтон - это Билл Клинтон. Даже Барак Обама - это Барак Обама. А вот здесь…

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Хороший Вы человек, Сергей Сергеевич…

    С.ЖИЛИН: Хотя среди всех видимых нам наших зарубежных партнёров, политиков и первых лиц, наше первое лицо выглядит всегда лучше, выше и круче всех. Трамп очень многого добился, он миллиардер, ничего не скажешь…

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: У нас тоже многие добились миллиардов.

    С.ЖИЛИН: Да, один даже недавно уплыл на Темзу, и открыли Тауэрский мост перед ним, чтобы яхта могла проплыть под ним. Белая такая, восьмиэтажная, 120 метров длиной. Он тоже многого добился. Я хотел сказать, что Трамп какой-то не очень выдержанный, мягко говоря. Для политика очень важно, чтобы по лицу было непонятно, что сейчас произойдёт. Человек должен быть загадкой всегда…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Трамп очень даже загадка…

    С.ЖИЛИН:… умеющим держать себя в руках.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Хиллари Клинтон тоже себя не очень может в руках держать.

    С.ЖИЛИН: У Хиллари Клинтон припадки эпилепсии происходят, говорят. Ну вот зачем туда идти?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Это пневмония.

    С.ЖИЛИН: Да пневмония. Но когда вот серьёзные вещи с ней происходят…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Это побочное действие.

    С.ЖИЛИН: Это же тяжёлая работа. Тут нужно быть очень мощным, собранным, целенаправленным человеком.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Вас когда-нибудь интересовала политика? Не с точки зрения обывателя, смотрящего со стороны, а как человека, вовлечённого во вс ё это?

    С.ЖИЛИН: Нет.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Вам не предлагали мандат? Не хотите ли Вы, Сергей Сергеевич, мандат?

    С.ЖИЛИН: У меня есть свой мандат, я его никого не показываю. Нет, не предлагали, и я надеюсь, не предложат. А зачем? Мне надо заниматься своим делом, и я рад, когда мне удаётся потратить четыре-пять часов в день для занятий на инструменте. Это, наверное, самая главная задача.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А куда Вы тратите своё остальное время?

    С.ЖИЛИН: Я вот тоже думаю, куда. Я недавно пришёл на работу в 10 утра. Думал, быстренько несколько вопросов решу, и в рояльный кабинет заниматься. А зашёл туда только в полвторого. Идти туда 25 метров. Звонки, вопросы - и всё неотложное. Одновременно же программа идёт.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А много времени отнимает «Голос».

    С.ЖИЛИН: Половину жизни, как минимум. А иногда и всю жизнь. Сейчас, например, в октябре как получается: 7, 8, 9 у меня есть последняя возможность отрепетировать свой концерт, и дальше с 11-го числа и до 22-го включительно мы занимаемся «Голосом».

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А потом Новый год, корпоративы…

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: 23-го ещё концерт юбилейный…

    С.ЖИЛИН: Да, а потом снова съёмки - там же прямые эфиры, а они по пятницам. Поэтому я не знаю насчёт корпоративов - мы же с прямых эфиров не можем убежать. Остаются ночи ещё…

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Группа «Ленинград». Как Вы относитесь к самой фигуре Шнурова и «Ленинграду» в общем?

    С.ЖИЛИН: Я сталкивался с Сергеем как с другим деятелем - с актёром, где-то он снимался…

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: К музыканту как относитесь?

    С.ЖИЛИН: Я плохо знаю, на самом деле.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Как, «Лабутены» Вы не смотрели?

    С.ЖИЛИН: Нет, «Лабутены» я посмотрел.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: И как?

    С.ЖИЛИН: Смешно.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вчера православные активисты попросили убрать Шнурова с Первого канала. Он там ведёт передачу.

    С.ЖИЛИН: Он там прилично вполне выглядит, и очень даже на своём месте.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Сейчас мы прервёмся на новости, потом продолжим.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Слушатели зацепились за то, как Вы охарактеризовали Хилари Клинтон: «Как же так можно? Супругу друга Билла эпилептичкой назвали. А Вас Клинтон пианистом джазовым лучшим величал».

    С.ЖИЛИН: Кто величал? Когда? Но он же не мог сказать, что с худшим пианистом играл. У нас очень много замечательных музыкантов и сильных пианистов.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А Вы какой среди них?

    С.ЖИЛИН: Я просто пианист.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Кто вот лучше Вас в России?

    С.ЖИЛИН: Все.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Возвращаясь к Клинтону, у Вас хранятся до сих пор фотографии с той встречи?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Рядом с картиной Лепса, я думаю.

    С.ЖИЛИН: Это, конечно, знаковое событие. Но я совершенно чётко отдаю себе отчёт, что в музыкальном смысле для была встреча более значимей с Оскаром Питерсеном. Но в социальном смысле невероятная ситуация.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вы как бы добавили популярности Клинтону.

    С.ЖИЛИН: Я старался, конечно.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А пальцы не дрожали?

    С.ЖИЛИН: Дрожало всё. Я уже сидел, мероприятие идёт полтора часа, и ничего не происходит. Был струнный квартет и был пианист за роялем. Все отработали своё и ушли. Мы продолжали сидеть. Думали, что уже не будет ничего. Тут Клинтон выходит очень широким шагом и хватает приготовленный саксофон. Я играю в си бемоль, миноре, соль, почему ля?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Пришлось в ля?

    С.ЖИЛИН: Пришлось в ля. Волновался, конечно, но сыграл всё правильно.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А можно я задам Вам личный вопрос?

    С.ЖИЛИН: Конечно.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: В 8 лет я очень плохо играла на фортепиано, и я знаю, что перед всякими концертами ужасно у меня и моих друзей, которые тоже играли, ужасно потели руки. Когда какой-то кошмарно-стрессовый концерт, у Вас ещё потеют руки?

    С.ЖИЛИН: Не потеют, но иногда пробирает какая-то нервность, дрожь бывает. На первом концерте в Канаде, когда мы были, это было два рояльных концерта в Торонто и Монреале, и первый концерт… Канада - родина Питерсона… для меня очень знаковая ситуация. Может быть, не успел еще отдохнуть. А, может быть, все эти факторы вместе, я пришёл в себя только во второй половине первого отделения. То, что я вначале играл, не бралось как-то.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Но это же чувствовали только Вы!

    С.ЖИЛИН: В принципе, я надеюсь, что да. Я чувствовал, чувствовали мои музыканты, люди, которые нас слушают, тоже бы почувствовали. Потом в себя пришёл и всё нормализовалось. Это чувство чрезмерной ответственности что ли как-то мешает, может быть. С другой стороны, где только не играл.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А где Вам встречалась самая необычная публика? Говорят, в Китае очень благодарная, но очень тихая публика.

    С.ЖИЛИН: В Китае не был. Меня спрашивают где лучше публика - за границей или в Москве? Везде одинаковые. Нормальные хорошие люди приходят.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Всегда адекватно реагируют, знают когда хлопать. Вот мы приходим в кинотеатр смотреть - нам либо нравится, либо не нравится. Взяло, значит хорошо. Тоже самое может случиться на концерте. Не надо знать когда хлопать. Вот тебе захотелось, тогда и хлопай.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Иногда такое бывает - я хлопаю одна как дурочка.

    С.ЖИЛИН: Нельзя, конечно, хлопать в академических симфониях между частями. Я был у нас на концерте в Кремле, Финляндский филармонический оркестр играл симфонию. Музыканты на сцене, дирижёр стоит спиной, между частями перерыв, оркестр пытается начать следующую, а зал начинает хлопать. Музыканты никак не реагируют, дирижёр никак не реагирует, а зал всё равно продолжает хлопать. Между частями не принято хлопать, нельзя этого делать. Это закон для симфонической музыки и исполнения академических произведений.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А в джазе когда хочешь можешь хлопать?

    С.ЖИЛИН: Принято хлопать после какого-то сольного эпизода. Это как бы принято.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А как раз в Китае не хлопают, ждут, когда до конца.

    С.ЖИЛИН: Бывают такие концерты, когда в середине не хлопают, а хлопают только в конце. Это не значит, что публика плохая, что мы там как-то плохо, не дай Бог, играем.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А насчет академической музыки?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вы же вполне могли себе стать классическим исполнителем. Бабушка, мне кажется, в Вас вообще видела второго Моцарта.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Даже, говорят, расстроились, когда Вы увлеклись джазом.

    С.ЖИЛИН: Я учился в школе при Консерватории, у меня было академическое образование. Меня всегда интересовала музыка, которая больше эмоциональная. В ней была спрятана суть. Мне нравились композиторы-романтики: Рахманинов, Шопен, Григ, Лист, безусловно.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Но всё равно всех хотелось немножечко переделать.

    С.ЖИЛИН: Нет, тогда хотелось это просто исполнить. А вот Моцарта я играл в своей жизни одно или два произведения. Баха мы обязаны были играть.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: В музыкальной школе Баха все должны были играть.

    С.ЖИЛИН: Прелюдии и фуги, где 4 голоса, и каждый голос надо проследить. Все они должны звучать. У каждого своя линия. У Листа есть альтерации, которые почти джазовые. У Грига тоже. Плюс 9 берётся, плюс 11. Потом когда услышал реальное исполнение Раймондом Паулсом на своём концерте джазовых стандартов и ещё регтаймов в два рояля.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Это было такое первое знакомство с джазом?

    С.ЖИЛИН: До этого ещё было. Была пластинка ансамбля «Мелодия». Мне очень нравилась пьеса «Стрелки», и я там снял соло Френкина, это мой друг теперь, мой старший товарищ. И я на его концерт теперь сделал даже специальный номер и назвал его «Услышь ноту - угадай соло». Я ему показывал на сцене куски тех соло. И потом пластинка-концерт Ван Стронга в Варшаве. Я не понимал что это такое, но мне жутко нравилось. К сожалению, в тот период времени у меня не сложилось так, чтобы рядом оказался человек, который бы подсказал.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Поэтому вы пошли строить самолёты.

    С.ЖИЛИН: Параллельно я болел авиацией, и сейчас болею.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А как Вы сейчас болеете?

    С.ЖИЛИН: Я недавно был в детском доме посёлка Рыбное, школу-интернат, и мы заходим к директору - на встречу с детьми приехали - и он говорит: «Может быть, начнём, чаю» - в кабинет приглашали. Зашли мы в кабинет, а там у него самолёт. Он сам моделист. Мы оттуда вышли только минут через 40. Нам было о чём поговорить.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Клеите? Может, в качестве хобби осталось?

    С.ЖИЛИН: Нет времени, и, конечно, практика уже не та.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: У всех нормальных людей отпуск, пляж, и Сергей Сергеевич сидит: «Все покиньте меня, сейчас буду самолёты клеить».

    С.ЖИЛИН: Мы так делали в детстве.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А сейчас отпуск же есть у Вас?

    С.ЖИЛИН: Мне интересно заниматься и делать то, что я делаю каждый день. Вот сейчас мы с вами закончим, и я поеду заниматься. У меня уже планы созрели.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Хочу вернуться к джазу. Его нужно понимать или больше чувствовать?

    С.ЖИЛИН: Тем, кто исполняет, нужно и понимать, и знать, безусловно. И чувствовать. А тем, кто слушает, я думаю, что нужно просто отдаваться своим чувствам. Конечно, для того, чтобы быть более начитанным, надо что-нибудь для этого читать. Для того, чтобы быть образованным в плане джаза, надо что-то для этого слушать. И таким образом, повышать свой уровень интереса и общий уровень знания. Но, в принципе, можно и без этого. Но лучше слушать - тогда ты сможешь живьём сопоставлять то, что ты видишь на сцене. Точно так же, как и с картинами. Надо, чтобы их смотрели, чтобы понять, где Дали, а где Григорий Лепс. Хочу сказать, что картина Лепса у меня на первом месте.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Мы все музыканты. Я оканчивала художественную школу.

    С.ЖИЛИН: Там нереальные пальцы. Там видно складочки кожи.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Вы так заинтриговали! Мне кажется, Лепсу уже пора открывать свою персональную выставку, и мы все туда пойдем.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А мы про джаз.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Джаз - это всегда импровизация. Скажите, Вам в жизни часто приходится импровизировать?

    С.ЖИЛИН: Так нам же всем приходится импровизировать в жизни. Мы сейчас что с вами делаем? Импровизируем же? У вас же есть план подготовки. Также есть план импровизации.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Но мы от него отходим.

    С.ЖИЛИН: Отходите почему? Потому что мы с вами, что называется, нормальные люди.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Все мы тут не в своём уме, если вспомним Льюиса Кэрролла.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Когда говорят нормальные люди, это уже сразу такая негативная коннотация.

    С.ЖИЛИН: У Вас как у Жванецкого. У Вас нет списка вопросов, у нас нет списка ответов. Мы ориентируемся на то, что происходит. А почему мы можем импровизировать с вами? Мы помним некоторые словам, можем составлять предложения и делиться своими мнениями. Тоже самое и в музыке.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Перед днём рождения мы все подводим итоги. Я, по крайней мере, так делаю.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Или составляешь планы на будущее.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Вы знаете, в интернете ходят списки типа «планы на будущее». Фильмы, которые нужно посмотреть. У Вас такого нет?

    С.ЖИЛИН: Нет, ничего такого нет. Планы я составляю. Я же работаю, я же еще и директор. Я, к сожалению, не только пианист. Раньше я очень хотел быть директором.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Мечта сбылась?

    С.ЖИЛИН: Сбылась с 1995 года. Помещение, которое мы арендуем, достаточно большое. Есть у меня директор, помощники. Но всё равно мне приходится заниматься какими-то вопросами.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А планы на будущее составляете?

    С.ЖИЛИН: Нет. Я составляю графики нашей работы. Основная обязанность - на полгода вперёд стараюсь составлять, потому что иначе очень тяжело работать без графика. Это постоянно приходится делать, и день рождения тут не причём.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А Вы мечтаете? О чём?

    С.ЖИЛИН: О разном. Не знаю. Мечта, которую хочется в жизнь воплотить, - это сбросить заветные килограммы.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Ой, приходите ко мне на йогу.

    С.ЖИЛИН: А йога - это очень полезная история. Перед концертом, который будет 23 октября в Кремлёвском дворце, очень много всякой разной работы, и не успеваешь толстеть. Но и не успеваешь предпринимать всяческие действия для того, чтобы улучшить свою форму.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Нет времени на спортзал?

    С.ЖИЛИН: Надо больше уделять, конечно.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А есть внутри какая-то мысль, что вот мне будет сейчас 50, за последний год я молодец или не молодец?

    С.ЖИЛИН: Да мне всё равно 50 или не 50. А остальное зависит от того, каким я встал. Я могу быть и молодец, могу быть и не молодец.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А себя кем больше ощущаете?

    С.ЖИЛИН: Я говорю про свои ощущения.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Вы сегодня кто, молодец?

    С.ЖИЛИН: Сегодня средне в сторону молодец.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: По шкале молодцовости от одного до десяти.

    С.ЖИЛИН: Хотелось бы быть молодцом, общаясь с такими прекрасными девушками.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: У нас было много музыкантов в студии, и поговоривают, будто бы люди, которые ходили в музыкальную школу, мужского пола, преимущественно, они все этого немного стеснялись.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Стыдновато было ходить, когда пацаны гоняли!

    С.ЖИЛИН: Я точно также гонял в футбол и убегал из дома. Целый день бегал по улице. У нас площадка была, играл во всё, что возможно: и футбол, и баскетбол. На лыжах я весь беляевский лес исходил. Я, с одной стороны, никогда этого не стыдился, но, с другой стороны, я никогда это не ставил во главу угла, но мне было приятно, когда я неожиданно вдруг садился где-то за инструмент, люди такие: «Ох, ничего себе, он ещё и играет!».

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А это же приходит с каким-то возрастом! Мне кажется, когда лет 16-17-18-19, то это не очень похвально со стороны однокашников. Потом начинают ценить, как правило. А вот в школе…

    С.ЖИЛИН: Так у нас же школа была, где я первые 8 лет учился, мы все вместе занимались и общеобразовательными предметами, и специальными.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Вы когда-то дрались?

    С.ЖИЛИН: Практически никогда. Получать - да, иногда получал.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: То есть Вы ботаником были?

    С.ЖИЛИН: Нет, не ботаником, но сам никогда не старался вот так на рожон не лезть.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А за женщин?

    С.ЖИЛИН: С какого-то времени стало складываться так, что некоторые стараются совсем со мной не связываться.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Не приятный Вы человек?

    С.ЖИЛИН: Очень неприятный. Разве Вы не почувствовали?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Нет пока.

    С.ЖИЛИН: Тогда нам надо остаться на второй час.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Второго часа не будет.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Хотела серьезный вопрос задать - а родители Вас кем растили?

    С.ЖИЛИН: Классическим музыкантом.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Прямо мечтали и думали, что так будет?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: В какой момент они смирились, что классика?

    С.ЖИЛИН: Бабушка вообще не могла смириться, но только когда у меня стало что-то получаться, коллектив, какие-то концерты пошли, как-то она немножко снизошла, но не застала уже серьёзных достижений. А мама потом смирилась. Им казалось, что это очень несерьезно, что я покатился по наклонной плоскости.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Мама, я могу тебя познакомить с Лещенко.

    С.ЖИЛИН: Такого не было никогда. Знаете, как получилось? Получилось так, что, несмотря на то, что бабушка у меня музыкант, скрипачка, не было, что называется, проторенной дороги.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: У нас был вопрос от слушателя: «Кто Вас ввёл в круги?».

    С.ЖИЛИН: Видимо, я как-то сам постепенно в круги входил. Первый серьезный момент - Георгий Сергеевич Савойский - пригласил на московский фестиваль. Потом была работа для кино, снимавшегося на Мосфильме. Мы писали музыку. Георгий Сергеевич был композитором, мы были в кадре, потому что главный герой в этом фильме был музыкантом. Не было никогда продюсера, никаких знакомств.  

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Что Вы скрыли когда-то от мамы?

    С.ЖИЛИН: Не помню, но что-то было наверняка.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: С какой бы блондинкой Вы могли бы изменить любимому человеку? Можете даже вымышленных каких-то блондинок.

    С.ЖИЛИН: Не готов ответить.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Самая большая ошибка в жизни.

    С.ЖИЛИН: Видимо, она не такая большая была, раз я не могу о ней вспомнить.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: У кого бы Вы просили прощения?

    С.ЖИЛИН: У мамы.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Кто Ваш лучший друг?

    С.ЖИЛИН: Дмитрий Нагиев.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Дмитрий Нагиев теперь обязан прийти к нам.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Сергей Жилин был у нас в гостях - дирижёр, композитор, пианист. Спасибо, что пришли.

    Версия для печати

Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus