• Максим Ликсутов «ПОДЪЁМ» 26.10.2016

    11:05 Окт. 26, 2016

    В гостях

    Максим Ликсутов

    Заместитель мэра Москвы, глава департамента транспорта Москвы

    С.ДОРЕНКО: 10 часов 5 минут. У нас гость, обещанный гость, полно писем для вас, это Максим Ликсутов, заместитель мэра города Москвы и человек, устраивающий нам сюрпризы. Что вы говорите про Сингапур… Здравствуйте.

    М.ЛИКСУТОВ: Доброе утро. Про Сингапур. Сингапур, могу два слова рассказать, там был ежегодный международный транспортный конгресс, где участвует правительство Москвы. Я первый раз был в Сингапуре и попросил коллег своих из транспортного департамента Сингапура рассказать про их, так сказать, эволюцию, развитие транспортной системы города, какие результаты, что делали и прочее. Почему интересно? Потому что платные дороги или платный въезд у них появился в 1976 году.

    С.ДОРЕНКО: Ого!

    М.ЛИКСУТОВ: В 1976 году. Это были сначала билеты, которые надо было купить, бумажные. Теперь эта система через датчики и через, соответственно, даже неважно, номер, не номер, в каждой машине стоит специальный блок, который общается со всей системой. Платные парковки там появились тоже примерно в это же время. Это не значит, что теперь надо под кальку все написать в Москве и сделать, я даже не про это. Просто есть опыт такой, почти 40 лет, когда город эволюционировал в области развития транспорта. Там есть метро, они сделали даже метро без машиниста. Делали им это французы. Но максимум, что они добились, используя метро без машиниста, это интервал в час пик 2,5 минуты. У нас в метро 90 секунд. То есть для нас, я об этом говорил уже, система автоматического ведения, с учетом сегодняшних возможностей этой системы автоматического ведения, она в Москве пока просто не применима, потому что для нас это серьезное ухудшение качества движения.

    С.ДОРЕНКО: Москва, несмотря на то, что город, в общем, конечно, махонький, она мыслит, все равно мы мыслим, мы плечи разворачиваем под 17 миллионов квадратных километров. Как можно сравнивать с Сингапуром, который таракан на карте, закрывает…

    М.ЛИКСУТОВ: Сергей, 5,5 млн жителей это не так много, и это не так мало.

    С.ДОРЕНКО: Земли нет.

    М.ЛИКСУТОВ: Неважно. Поэтому он один из самых плотно застроенных городов. И плотность населения там одна из самых высоких в мире. Но что интересно, что друзья наши из Сингапура, они проходили многие из тех проблем, которые есть у нас, например, заклеивали номера, забирали номера, то есть оставил машину на платной парковке и забрал номер на всякий случай.

    С.ДОРЕНКО: И они знают, как с этим бороться.

    М.ЛИКСУТОВ: Они разобрались. Нет номера — машина немедленно эвакуируется. Нет номера — потом владельцу соответственно… Там есть опознавательный знак, либо VIN-номер машины, сейчас это пишут через лобовое стекло.

    С.ДОРЕНКО: Можно прочитать.

    М.ЛИКСУТОВ: Либо ну, там, наверное, просто попроще, оставляли полицейского, который просто ждал возвращения так или иначе человека и, соответственно, наказание очень жестокое. Там штрафы начинаются от 100 и выше сингапурских долларов. Также очень жесткая система, если вы, не дай бог, повторно это сделали, то система сразу же вас наказывает очень жестоко, это увеличиваются штрафы в разы. Во-вторых, вплоть до тюремного заключения и обязательных работ. Еще они сделали достаточно, на мой взгляд, разумную систему, с учетом того, что это остров и с учетом плотности дорог и застройки, они посчитали какое количество машин им позволительно иметь на острове.

    С.ДОРЕНКО: И что же?

    М.ЛИКСУТОВ: Они посчитали. Эта цифра — немногим более миллиона машин.

    С.ДОРЕНКО: Это на семью сколько?

    М.ЛИКСУТОВ: Это не сколько на семью, у них примерно 160 машин на 1000 жителей. В Москве, для примера, это 330-340.

    С.ДОРЕНКО: А в Америке?

    М.ЛИКСУТОВ: В Америке, если убрать Нью-Йорк, а брать такую, скажем так, настоящую Америку, то эта цифра 450-500 бывает. Но по плотности если дорог взять и нанести, сверху наложить Сингапур на Москву, то есть вот этот принцип, то количество машин, которые в Москве должны быть в движении (назовем это так, потому что все-таки остров, там можно определить количество машин, которые покупаются; у нас все-таки те машины, которые реально передвигаются в Москве), то примерно у нас сейчас 3 и 5, 3 и 6 млн в день (в рабочий) передвигается машин в Москве.

    С.ДОРЕНКО: А у них столько и нет.

    М.ЛИКСУТОВ: У них столько и нет, это раз. Но нам если наложить сингапурскую модель, надо примерно на 500-600 тысяч машин меньше, исходя из нашей плотности автомобильных дорог.

    С.ДОРЕНКО: Какой-нибудь август или январь.

    М.ЛИКСУТОВ: Скорее всего, август. Вторая половина июля – до 20 августа, примерно так. Тогда мы едем без проблем, у нас вовремя приходит общественный транспорт, у нас количество дорожно-транспортных происшествий мгновенно сокращается. Ну и, конечно, они это регулируют через стоимость владения машиной. То есть здесь показатель один — это достаточно высокая стоимость владения машины.

    С.ДОРЕНКО: Что это? Я в Гонконге слыхал. А в Сингапуре как?

    М.ЛИКСУТОВ: К примеру, Toyota Corolla новая. В Сингапуре, если перевести через их доллар на наши рубли, около 6 миллионов рублей.

    С.ДОРЕНКО: О-ля-ля!

    М.ЛИКСУТОВ: Да.

    С.ДОРЕНКО: Это вместе с акцизами всеми.

    М.ЛИКСУТОВ: Это на 10 лет, с разрешением использовать машину 10 лет. Через 10 лет оно заканчивается. У вас дилемма: либо продать машину, либо примерно за 40 тысяч долларов продлить еще на 10 лет.

    С.ДОРЕНКО: Нехорошо. Тогда она будет восемь миллионов, больше, восемь с половиной.

    М.ЛИКСУТОВ: Вот. Если брать машину совсем максимального класса, например, BMW седьмой модели, то стоимость этой машины там примерно 450 тысяч долларов американских. И тоже на 10 лет.

    С.ДОРЕНКО: А у нас, я думаю, 150 где-нибудь уйдет.

    М.ЛИКСУТОВ: Примерно так.

    С.ДОРЕНКО: 130.

    М.ЛИКСУТОВ: Калининградской сборки, например, машина. Поэтому такая вот история.

    С.ДОРЕНКО: Не нравится. Я объясню, почему не нравится. Я уже третий раз возвращаюсь к тому, что мы плечи по-другому, мы дышим по-другому, мы люди просторов, мы видели Сибирь, мы видели все.

    М.ЛИКСУТОВ: Сергей, некоторые говорят о том, что климат другой и некомфортно.

    С.ДОРЕНКО: Некомфортно.

    М.ЛИКСУТОВ: Да. Я приехал неделю назад, жарко настолько, что ходить по улице просто тяжело.

    С.ДОРЕНКО: А уж тем более не велике.

    М.ЛИКСУТОВ: И 100 процентов влажность. Да, велик, честно говоря, там не очень распространен. Мотоцикл – да. Велосипедов немного. Просто банально жарко очень. То есть у них крайность, как у нас слишком холодно, у них просто слишком жарко, крайне тяжело просто ходить пешком, ездить на велосипеде.

    С.ДОРЕНКО: Давайте, подводя итог… Вот я для себя думаю, я думаю: хорошо, я бы, если был в абстрактном городе, если бы это был Сим-Сити, я бы сказал, этот город построен неправильно, я на него сейчас ромбами наложу идеальный город, ромбами, всюду у меня будут гигантские, по пять рядов, шоссе. Я понимаю, что в Москве это невозможно, мы не сможем сломать столько зданий. Мы не сможем.

    М.ЛИКСУТОВ: Это и невозможно сделать. У нас часть зданий просто настолько… Памятники ЮНЕСКО, памятники федерального значения. То есть это исключено. Во-вторых, жители категорически против. Любой тротуар, возьмем ваш дом, например, где вы живете, и вам придет префектура с вопросом: как вы думаете, Сергей, а давайте тротуар ваш полутораметровый сделаем 50 сантиметров.

    С.ДОРЕНКО: Не надо. Мне хватает выхлопных газов. Я только скажу, сузить. Мне хватает, я уже надышался.

    М.ЛИКСУТОВ: То есть расширить тротуар, вы скажете.

    С.ДОРЕНКО: Да, конечно, сузить проезжую часть. Чем меньше этого выхлопа. Зачем? У меня дети. Я что, идиот? Правильно.

    М.ЛИКСУТОВ: Также рассуждают и они.

    С.ДОРЕНКО: Я понимаю. «В прошлом году на Автозаводском… Спасибо большое», — Джек Воробей. Джек Воробей и все остальные, пожалуйста, пишите нам. У нас govoritmskbot в Telegram, во-первых. Вы можете писать SMS: +7-925-88-88-948. И вы можете писать в Twitter govoritmsk. «Ликсутов высыпает сейчас на нас будущие свои инициативы, — говорит Русский дятел. «Первое – платный въезд, а затем тюремное заключение за заклейку номеров. Мы все поняли, товарищ Ликсутов», — пишет Русский дятел.

    М.ЛИКСУТОВ: Нет, коллеги, всего лишь хотел рассказать о том, что видел, не более чем. Не надо какие-то аналогии проводить.

    С.ДОРЕНКО: Поделиться. Спокойно.

    М.ЛИКСУТОВ: Просто многие говорят, что такое, откуда эти инициативы, что вы делаете, почему машины штрафуют, почему скорость нельзя нарушать. Поверьте мне, если брать Сингапур, да, там разный уровень доходов, да, там все по-другому, много чего по-другому, точнее, даже движение в другую сторону, начнем с этого. Но это к тому, что наша ситуация в Москве не является какой-то уникальной. Нельзя сказать, что нет таких городов или стран, нельзя посмотреть тот опыт развития, который был.

    С.ДОРЕНКО: Мехико. В Мехико, кстати, говорили, что четные и нечетные номера имеют право въезжать в город, так люди стали покупать две машины.

    М.ЛИКСУТОВ: Также и в Пекине они сделали. То есть это, наоборот, только увеличило количество автомобилей.

    С.ДОРЕНКО: Абсолютно верно. Тут пожелание. 19-й: «Не сравнивайте Россию и Сингапур. Мы понимаем, какие параметры сравниваются». «А вот Ликсутов был ли в Токио?» — спрашивает 24-й. «Wi-Fi сети в метрополитене ужасны. Оплатил за полгода услугу “интернет в метро”, связь постоянно прерывается, особенно на Таганско-Краснопресненской. Нас, водителей, загнали под землю. Так сделайте, чтобы нам под землей было комфортно».

    М.ЛИКСУТОВ: По Wi-Fi, честно говоря, первый раз за последние месяца три слышу претензии по работе Wi-Fi. У нас там есть оператор, который за свой счет эту сеть построил. Правительство Москвы к ней прямого отношения совершенно не имеет. Но я обязательно вопрос этот возьму на заметку, ТКЛ, посмотрю и обязательно коллегам скажу. 

    С.ДОРЕНКО: «На улице Пятницкая, вот здесь, напротив метро “Новокузнецкая” постоянно стоят на тротуаре бомбилы. Их никто никогда не гоняет». Да, это во-первых. А во-вторых, Пятницкая шикарная, я по Пятницкой въезжаю торжественно здесь где-то в 6:15-6:10, с изумлением вижу, что почти каждое утро ее чистят специально обученные люди и специально обученные унимоги какие-то, машины, это правда. А когда днем я сюда въезжаю, я вижу, что людям, поскольку это некомфортно, то они плюют на правила, останавливаются. Водитель, типичный, дядя сидит, ждет начальника, но он подневольный человек, он занимает один ряд. Или залезает на тротуар. Зависит от машины, если это «гелик», он залезет, если это с-класс, он стоит, пыхтит спокойно посреди всего, трава не расти. Еще какой-то дядя, еще какой-то дядя. У нас нет этих двух рядов. У нас нет и одного ряда, потому что еще кто-то остановился, таксист. Я понимаю, когда в Париже, помню, стоял на узкой улочке, с двух сторон машины, а посередке какой-то булки разгружает. Пока он булки разгрузил, я стоял. Но то же самое сейчас у нас в центре. Старомонетный, здесь тоже, для того, чтобы попасть на мост, на Большой Каменный и на Малый Каменный, вот сюда, забит, все забито, мы стоим, кемарим.

    М.ЛИКСУТОВ: Мы поменяем, наверное, в ближайший месяц организацию движения по Большому Каменному мосту. Об этом отдельно расскажем и покажем.

    С.ДОРЕНКО: Ну, скажите.

    М.ЛИКСУТОВ: Скоро будет.

    С.ДОРЕНКО: Намекните.

    М.ЛИКСУТОВ: Будет лучше ездить.

    С.ДОРЕНКО: Будем лучше одеваться.

    М.ЛИКСУТОВ: Будет лучше ездить.

    С.ДОРЕНКО: Так там сейчас автобусный ряд появился.

    М.ЛИКСУТОВ: Да. Но у нас еще некоторые изменения там будут. И по Болотной площади некоторые изменения будут, вам скоро об этом скажут.

    С.ДОРЕНКО: Давайте давить эти свадьбы, потому что там свадьбы и менты, ничего больше.

    М.ЛИКСУТОВ: Там стоянки автобусов есть, важно, потому что куча экскурсий в Кремль, им надо где-то отстаиваться. То есть мы постараемся этот баланс найти, но некоторые решения…

    С.ДОРЕНКО: По-товарищески дайте нам новость, Максим.

    М.ЛИКСУТОВ: Мы вам обязательно первому расскажем, Сергей, просто чуть-чуть еще время нужно, чтобы до конца доделать.

    С.ДОРЕНКО: Либо над пресечь. Либо надо пресечь. На Большом Каменном, раз уж мы коснулись этой темы, сходятся три больших движения — это Болотная, это все, что снизу отсюда заходит и все, что с Якиманки — три больших движения. Каждое из них способно заполнить Большой Каменный мост. Получается, в 3 раза больше, чем может пропустить эта маленькая жилочка. Значит, надо либо построить еще какой-то мост, либо закрыть на фиг эту Якиманку.

    М.ЛИКСУТОВ: Закрыть Якиманку не получится. Но разгрузить движение со стороны Пятницкой вот именно по Болотной площади, мы, думаю, решение нашли, неплохое. Сейчас мы его до конца еще…

    С.ДОРЕНКО: На Софийскую набережную пустить через светофор?

    М.ЛИКСУТОВ: Нет, нет. Я скоро вам расскажу, вам понравится.

    С.ДОРЕНКО: Интересно.

    М.ЛИКСУТОВ: Да, это интересно. Но по станции метро «Новокузнецкая», по бомбилам, тоже на заметку себе взял, обязательно с ГАИ поговорю на предмет того, чтобы коллеги обратили на это внимание и постарались порядок навести.

    А.ОНОШКО: Торговый центр «Гагаринский», раз такое дело, постоянно стоят таксисты, открыв багажники. Ну, вы знаете эту практику.

    М.ЛИКСУТОВ: Проблема такая есть. Напомню просто, у нас есть возможность, не дожидаясь эфира со мной, принять личное участие…

    С.ДОРЕНКО: Снимать, фотографировать?

    М.ЛИКСУТОВ: Есть «помощник Москвы», программа замечательная, которая сертифицирована, у нее порядка, не знаю, десяти сертификатов на некорректируемость данных, на точность измерения, на точность времени, масса и масса других, которую вы можете бесплатно скачать либо на андроид, либо на app store. Единственное что, смартфон должен быть достаточно мощный, современный, там должна быть система неплохая ГЛОНАСС и GPS, то есть оно должно вас находить, и точность измерения должна быть высокая. Примерно 70 тысяч человек скачали это приложение. Соответственно, фотографируя машину, потому что обычно открывают багажник, думая, есть передний номер, потому что привыкли, что паркон у нас может быть не всегда снимает передний номер. Отправляете в систему, в ГАИ сразу же напрямую, соответственно, выписывается штраф мгновенно.

    А.ОНОШКО: У нас слушатель спрашивал, простите, у него рядом с домом есть несколько мест для инвалидов, он сам инвалид, но они постоянно заняты не инвалидами. Он может точно также через это приложение «помощник Москвы»?

    М.ЛИКСУТОВ: Конечно, отправлять напрямую.

    А.ОНОШКО: И сидеть, из окна смотреть, ждать, что будет дальше.

    М.ЛИКСУТОВ: Нет, ему выпишут штраф.

    А.ОНОШКО: Тем, кто стоит на местах для инвалидов?

    М.ЛИКСУТОВ: Да. Либо приедет сотрудник ГАИ и примет решение об эвакуации транспортного средства, потому что их полномочия — это не наши полномочия.

    С.ДОРЕНКО: Илья Шалаев: «Доренко, ну спроси, пожалуйста, про Щелчок». Спрашиваю. «Бутылочное горлышко надоело, Щелковское шоссе в районе МКАД и после него из Москвы стоим каждый день колом. Когда ситуация с дублером Щелчка уже решится?»

    М.ЛИКСУТОВ: Она, как вы понимаете, решается. Но проблемы выезда из Москвы, они есть. Это не один только Щелчок, взять Минку, ну, то, что в голову сразу приходит. Мы едем по 4-5 полосам, после МКАДа упираемся в три, иногда в две полосы, продолжение дальше. Пробки эти, они, конечно, сразу растягиваются по всей Минке, аж на Кутузовский проспект выходят. Но такая проблема есть выезда из Москвы. Нам автоматически насчитывают балльность, я имею в виду в пробках, на Москву, хотя это точно, ну, не совсем наши проблемы. Там в основном федеральные трассы, это даже не моих коллег их Московской области проблемы. Но что может Росавтодор, коллеги делают, занимаются в рамках наличия тех средств, которые есть, стараются что-то сделать.

    А.ОНОШКО: Про маршрутки внуртрирайонные вопрос нас просили задать. Сейчас их отменили. А внутри района спального, до метро например от домов доехать сейчас тяжело, люди очень жалуются. Много очень таких вопросов. Когда вернут какой-то транспорт?

    М.ЛИКСУТОВ: Вы знаете, я слышу этот вопрос, их намного стало меньше, по внутрирайонным и вообще каким-то маршруткам, которые работают по так называемой нашей новой модели, это когда синие маршрутки или автобусы большей вместимости ездят все. В день, я специально с утра, готовясь к нашему эфиру, взял цифру. 929 тысяч проехало за вчера на наших маршрутках по новой модели. Это примерно столько же людей, которые ездило, даже больше, примерно на 50 тысяч.

    А.ОНОШКО: Но ведь были привычные маршруты.

    М.ЛИКСУТОВ: Мы готовы. Вот если нам кто-то вразумительно скажет, нам нужна маршрутка отсюда до сюда, и обратится к нам…

    С.ДОРЕНКО: Куда писать?

    М.ЛИКСУТОВ: По телефону, в департамент, просто позвоните нам на контактную линию 3210 с мобильного телефона, попадаете в наш контакт-центр, либо электронный адрес, либо Садовая-Самотечная, дом 1. Напишите нам, скажите, что вы хотели бы сделать, мы обязательно это посмотрим. Если есть возможность, обязательно сделаем. Проблемы в этом никакой нет. У нас есть автобусы, у нас есть городской перевозчик, у нас есть частный перевозчики. По госконтракту мы имеем права на 10 процентов, по существующему законодательству, заказать у них объемы больше, мгновенно. Поэтому дайте нам предложения, мы только рады будем их проанализировать, посмотреть. Дополнительно надо запустить – запустим. Уже на сегодняшний день порядка 150 новых маршрутов мы организовали именно по заявкам москвичей. Мы готовы это сделать, проблем никаких нет.

    С.ДОРЕНКО: Волосы дыбом, когда я еду мимо Библиотеки Ленина и вдруг в лоб идет автобус. Это, честно говоря, острое впечатление для человека даже привычного.

    М.ЛИКСУТОВ: Я думаю, наша оценка… Примерно еще месяц требуется для того, чтобы привыкнуть, потом будете удивляться…

    С.ДОРЕНКО: Какие-нибудь столбики поставить?

    М.ЛИКСУТОВ: Сергей, нет смысла ставить. Мы специально сделали несколько более широкую выделенную полосу встречную.

    С.ДОРЕНКО: Да, я вижу.

    М.ЛИКСУТОВ: Во-вторых, поставили там достаточно большое количество знаков светофоров, и интенсивность движения автобусов там достаточно высокая. То есть их просто заметно. Могу вам сказать, что с момента открытия каждый день мы уже провозим около 130-150 тысяч человек в день. Это новые пассажиры, которых не было на этих маршрутах, потому что маршрутов просто не было этих. Интенсивность движения там от 5 до 10 минут, в зависимости от маршрута.

    С.ДОРЕНКО: Пока мозг прорежется, я вам докладываю. Вчера шел пешком. С Волхонки когда они выезжают, им теперь, получается, надо чуть ли не в третий ряд выходить направо, на мост, они должны пропустить ряд автобусный, еще потом там «зебра» какая-то, нельзя, короче, и аж черт знает куда. А так, по-водительски, хочется вдоль бордюрчика проползти, а нельзя. Получается странно. А те, которые едут со Знаменки, они же на скорости, там уже разогнаться, эх…

    М.ЛИКСУТОВ: Они не идут, там светофоры, в общем-то.

    С.ДОРЕНКО: После светофоров. Вот зеленый. Пошел. И эти с Волхонки выползают в третий ряд.

    М.ЛИКСУТОВ: Могу сказать, по Знаменке ни одной аварии нет. Было несколько аварий, это поворот на Неглинную улицу, знаете, где Неглинная. Там было три аварии, когда просто водитель, когда у него спрашивали (я специально изучал этот вопрос), он говорит: просто забыл, что тут автобус ходит, не обратил внимания, задумался и прочее. Случается это обычно вечером. Поэтому, в общем-то, какой-то аварийности точно нет. Уменьшения пропускной способности практически тоже нет. Но, что важно, 130 тысяч человек каждый день уже пользуются нашей системой магистральной.

    С.ДОРЕНКО: Хорошо. На МКАД можно построить съездные разгонные дополнительные полосы у основных трасс у торговых центров, хотя бы по 500 метров. Потому что очень много пропускают.

    М.ЛИКСУТОВ: Я вам расскажу. Вчера как раз на правительстве Сергей Семенович, наш мэр, принял решение о серьезной реконструкции МКАД, где мы строим вообще дублер отдельный во многих местах, чтобы с этого дублера были съезды именно к торговым центрам, а весь прямой ход эти съезды будут в основном закрыты. То есть все торговые центры, хочешь ехать, съезжаешь на дублер, поворачиваешь туда, а съезды будут только под большие развязки, то есть под вылетные магистрали. Такая программа принята на правительстве. Кому интересно, можно ознакомиться более детально с этим документом, он уже опубликован на сайте правительства Москвы.

    С.ДОРЕНКО: Съезд на Ленинский сделали грамотно, новый съезд.

    М.ЛИКСУТОВ: Он серьезно разгрузил МКАД.

    С.ДОРЕНКО: В другой раз, правда, пропустишь, лопухнешься.

    А.ОНОШКО: Да, да, и не один раз.

    С.ДОРЕНКО: Но уж если правильно въезжаешь, то изумительно летишь, просто летишь.

    М.ЛИКСУТОВ: Это, к сожалению, надо внимательно смотреть.

    А.ОНОШКО: Навигация хромает немножко, между прочим.

    С.ДОРЕНКО: Кстати, с навигацией – это жесть совсем. Я просто смотрю, вчера, потому что мне надо было поехать, просто смотрю, мы же не знаем, когда она прыгнет. То есть я смотрю, я нахожусь в Замоскворечье вчера. Потом прямо на моих глазах стрелочка ту-дум-ту-дум, уползает во Внуково. Я думаю, опаньки, хорошо, на что-то мне намекают, что это значит. Я могу по-другому, я могу прописать адрес, я так могу, не local position, а просто адрес. Она посчитает правильно. Но если local position… я направление беру, то она меня из Внукова рисует. Как с этим бороться?

    М.ЛИКСУТОВ: Не знаю, попробуйте другой навигатор.

    С.ДОРЕНКО: Я думал, только Яндекс. Я стал пользоваться Google, Google – то же самое, реже, чем Яндекс.

    М.ЛИКСУТОВ: Сергей, честно скажу, я лично с этим не сталкивался при поездках. Город уже более-менее, наверное, за исключением каких-то улиц…

    А.ОНОШКО: Ради пробок включаешь навигатор. Не ради того, чтобы узнать, как ехать.

    М.ЛИКСУТОВ: Я вам честно скажу, и мы с вами тоже знаем, когда мы говорим, вот объехать пробки по навигатору, к сожалению, это проблема Москвы и мы стараемся тоже каким-то образом ее решить, возможностей объехать не так много, честно скажу.

    С.ДОРЕНКО: Скажите, а вы хитрите? Вы договариваетесь с Яндексом, чтобы по каким-то улицам не пускали? Люди так думают.

    М.ЛИКСУТОВ: Официальное сообщение: никогда в жизни с Яндексом мы даже близкие вещи не обсуждали. Никогда.

    С.ДОРЕНКО: Люди думают две вещи. Первое: что Ликсутов договорился с Яндексом о баллах, всегда было девять, стало семь, всегда было восемь, стало шесть. Ликсутов договорился с Яндексом о минус два балла. Это первое.

    М.ЛИКСУТОВ: Сергей, всегда приятно, когда такие вещи про себя слышу, думаю, насколько такое я могу.

    С.ДОРЕНКО: И вторая позиция… Да, два балла куда-то дел Ликсутов, это у них шуры-муры между собой.

    М.ЛИКСУТОВ: Взятку заплатил.

    С.ДОРЕНКО: Наверное. И вторая позиция интересная – это что Ликсутов специально, чтобы расчистить Рублевку или свои личные поездки, пускает нас на фиг куда-то в пробки, а рядом пустые улицы, но Яндекс химичит. Нет, этого нет?

    М.ЛИКСУТОВ: Нет, этого, Сергей, точно нет. Можете спросить у Яндекс, мы действительно периодически встречаемся по разным вещам, в первую очередь вопрос, например, мы запускали МЦК, нам коллеги здорово помогали по текущей работе. Поэтому ни разу в жизни и никогда такого не будет, что мы будем пытаться кому-то что-то приукрасить реальную ситуацию.

    НОВОСТИ

    С.ДОРЕНКО: С нами Максим Ликсутов, заместитель мэра города Москвы. Мы говорим о движении. «На улице Зорге введено одностороннее движение в сторону Народного Ополчения. В конце Зорге, нанесли разметку с двойной сплошной. Происходит путаница, как будто ты едешь по встречке. Небось чего-нибудь готовят». А? Чего-нибудь готовят. Засада.

    М.ЛИКСУТОВ: Про Зорге посмотрю, что там с разметкой, записал себе.

    С.ДОРЕНКО: «”Крокус” блокирует нам МКАД постоянно, — Тимур Ялышев жалуется на «Крокус», — а в особенности, когда у них мероприятия».

    М.ЛИКСУТОВ: Есть такая проблема. Но «Крокус» вместе с правительством Москвы готовит, в проекте реконструкция МКАД, про которую я уже говорил в первой половине нашего интервью. Там будет решение, которое серьезно эту проблему снимет. Я думаю, что потребуется 1,5-2 года для того, чтобы эта вещь была реализована. То есть это будет дублер для съездов в подобные торговые центры, отдельно разгонная полоса именно для подобных торговых центров.

    С.ДОРЕНКО: «Как вы смотрите на замену всех трамвайных линий на автобусные маршруты?» — господин Зюзин.

    М.ЛИКСУТОВ: Крайне отрицательно.

    С.ДОРЕНКО: Отрицательно?

    М.ЛИКСУТОВ: Крайне отрицательно. Потому что, первое, все-таки трамвай перевозит на ту же длину подвижного состава больше пассажиров, чем автобус, это раз. Во-вторых, это интервал движения на автобусе и на трамвае совершенно разный. На трамвае можем делать стабильный интервал движения, например, 4-5 минут, на автобусе это сделать крайне тяжело исходя из загруженности просто улично-дорожной сети. Четвертое, это, конечно, экология, про это не надо забывать. Поэтому мы не так давно провели конкурс на покупку 100 трамваев в год в течение трех лет, это очень серьезно обновит наш парк. Это будут низкопольные трамваи с поворотной тележкой. Это значит, что разворот, когда радиусы в поворот, скрипа вообще нет, то есть трамвай просто заезжает в поворот, вы даже не чувствуете. И он полностью низкопольный, с кондиционером, с отоплением. Класс, который мы покупали не так давно, производство «Уралвагонзавод» с поляками, он ходит по 17-му маршруту. Даже люди останавливаются, видя, что идет трамвай, не садятся в старые, садятся в новые. Понятно, почему, но в нем действительно комфортно ездить.

    С.ДОРЕНКО: Когда запускалось МЦК, было обещано, что… Кстати говоря, Настя проехала с детьми.

    А.ОНОШКО: Здорово.

    С.ДОРЕНКО: Было обещано, что карту «Большая Москва» привяжут к терминалам МЦК. На Курском вокзале кассиры не в курсе. Как подключить ее на проездном? Кому верить? Чья это епархия?

    М.ЛИКСУТОВ: Вообще, тарифы на пригородный железнодорожный транспорт — это не наша епархия, их назначает сам перевозчик, на пригодном железнодорожном транспорте. Но обещаний таких я не слышал. МЦК, эта сеть, система, она привязана к Московскому метрополитену, поэтому если вы пользуетесь метро и МЦК, или МЦК и метро, то вы не платите за поездку, если это укладывается в 90 минут. Это точно укладывается даже с учетом того, что ряд станций не совмещены теплым переходом. Поэтому примерно 75% пассажиров нынешних МЦК… А за вчерашний день, я вам могу сказать цифру, тоже готовясь к нашему эфиру, 256 тысяч человек проехало вчера на Московском центральном кольце, 75% — люди не оплачивают свой проезд, потому что они дальше обратно садятся в метро или пришли из метро. С точки зрения пригородного ж/д транспорта, у нас сейчас не все поезда пока еще останавливаются на станциях, прилегающих к МЦК, но примерно к середине декабря это уже будет 100% всех пригородных поездов, которые будут останавливаться вблизи станций Московского центрального кольца, это еще добавит нам пассажиров, но мы к этому готовы.  

    С.ДОРЕНКО: Действительно ли южная рокада, что бы это не значило, пройдет через Борисовские пруды и далее в Капотню? Там же набережная с парком. Вместо этого у нас будет шумный дублер МКАД?

    М.ЛИКСУТОВ: Я лучше этот вопрос запишу, чтобы на такие вещи ответить более квалифицированно и с материалом.

    С.ДОРЕНКО: Хорошо.

    М.ЛИКСУТОВ: Чтобы никого не ввести в заблуждение.

    С.ДОРЕНКО: Рокада.

    М.ЛИКСУТОВ: Есть такой проект действительно, но в части пройдет он или нет, я вам сказать не могу.

    С.ДОРЕНКО: Кто-то уже утонул вот здесь, в письмах, но написал: «Пожалуйста, пожалуйста, дайте нам метро в Одинцово». Одинцово — населенный город. Я хочу сказать, еще есть гиблые места, Одинцово — раз. Гиблое, потому что выехать невозможно.

    М.ЛИКСУТОВ: Вот смотрите, у нас в ближайший год…

    С.ДОРЕНКО: Красногорск — два.

    М.ЛИКСУТОВ: Появится там отличное железнодорожное сообщение. «Российские железные дороги» вместе с нами и с правительством Московской области… У нас есть проект развития Московского железнодорожного узла и туда, как на Сколково, так и на Одинцово, это ветка одна, не с ответвлением, мы планируем запустить дополнительно почти 30% новых дополнительных поездов, интенсивность движения там серьезно улучшится. Поэтому вы сможете из Одинцово… Примерно если сейчас интервал движения там бывает до 15 минут, конкретно Одинцово, то будет интервал меньше 10 минут, даже, думаю, где-то около 8 минут из Одинцово на Белорусский вокзал вы сможете доехать. Это решит проблему.

    С.ДОРЕНКО: Я, бывает, задержусь в городе, стараюсь пораньше уехать, но бывает. Вот вчера, например, ехал до семи до дома, а я живу за городом. И я думаю, глядя на этих людей, я думаю, что они не идиоты. Вот я стою в пробке, вокруг меня мертвое, абсолютно мертвое, никуда не едет.

    М.ЛИКСУТОВ: Вы говорите про Минку сейчас?

    С.ДОРЕНКО: Я иногда в Павшинской пойме оказываюсь. Не вчера, а просто в Павшинской пойме оказываюсь, иногда оказываюсь на Красногорск поворот, вот на Новой Риге до поворота, до развертки. Мы просто стоим и стоим, никуда не едем. Или у Сити, внутреннее Третье транспортное, просто стоим. И я думаю, все вокруг меня умные, дураков нет ни одного, чего же они, умные, не побросали машины и не избрали другой транспорт? Значит это лучше. Вот то, что они стоят два часа, лучше. Значит, то, что им предлагается как альтернатива, — хуже. Они же умные.

    М.ЛИКСУТОВ: Да. Только одно дополнение. Спорить не буду.

    С.ДОРЕНКО: Умные.

    М.ЛИКСУТОВ: Каждый, во-первых, решение сам принял.

    С.ДОРЕНКО: Да.

    М.ЛИКСУТОВ: Но. Если я цифру называл вам 3,5 млн машин двигается у нас внутри Москвы каждый день, в рабочий день. То на городском транспорте, кому-то эта цифра не нравится, ой, не надо нам это говорить, но это так. Если мы говорим, наземный транспорт в день у нас перевозит почти 6,5 млн человек, к семи уже приближается.

    С.ДОРЕНКО: Это человеко-поездка.

    М.ЛИКСУТОВ: Это количество пассажиров.

    С.ДОРЕНКО: Человеко-поездка. То есть, если я два раза проеду, я два…

    М.ЛИКСУТОВ: Да, но на самом деле цифра немножко меньше, не линейная, что надо разделить на два. Еще раз, около семи миллионов — наземный транспорт. Метрополитен 8,5 млн в рабочий день. Московское центральное кольцо плюс к этим 8,5 млн еще 256 тысяч, например, вчера. Такси — это примерно 600 тысяч поездок в день осуществляется на такси в городе Москва. Каршеринг я не беру, он пока не беру, пока цифра не очень большая, эта цифра где-то 50-60 тысяч человек в сутки. И пригородный железнодорожный транспорт примерно 1 млн 800 в день перевозит пассажиров в рамках города Москвы, Москва и Московская область. Плюс еще миллион пассажиров, которые ездят на автобусах между Москвой и Московской областью. И это примерно где-то, вот то, что я наговорил, 17-18 млн человек передвигаются на транспорте городском и пригородном железнодорожном и 3,5 млн автомобилистов, которые ездят по дорогам на машине. Это примерно баланс тех людей, которые так или иначе приняли для себя какое-то решение — ехать на машине, либо передвигаться на городском транспорте, так, чтобы мы понимали, сколько человек здесь и там.

    А.ОНОШКО: А из города Московский, например, как можно выехать, то есть только не пешком, до «Саларьево», на транспорте. То есть там вот стоит пробка на киевском участке от МКАД в сторону области.

    М.ЛИКСУТОВ: Мы строим до метро, подвигаем, развиваем ветку дальше «Саларьево», и она придет туда, и часть проблем будет снято. Плюс, во-вторых, там достаточно интенсивное движение автобусов, в общем-то доезжают люди.

    С.ДОРЕНКО: Андрей программист пишет: «Вот бы Ликсутова да в министры транспорта Российской Федерации, порядок бы навел в этой сфере».

    М.ЛИКСУТОВ: Нет, я не думаю, что это хорошая идея.

    С.ДОРЕНКО: «Химки, Левобережный, метро нет». Весь пригород, весь. «Спаси, Ликсутов, Красногорск! Дострой дорогу из Митино на плотину Бруски». Что за Бруски? Бруски, наверное.

    М.ЛИКСУТОВ: Красногорск, вообще-то…

    С.ДОРЕНКО: Гиблое место. Ребята, покиньте это место.

    М.ЛИКСУТОВ: Московская область.

    С.ДОРЕНКО: Сейчас красная.

    М.ЛИКСУТОВ: Я думаю, что она не только сейчас…

    С.ДОРЕНКО: Всегда красная.

    М.ЛИКСУТОВ: Практически всегда красная.

    С.ДОРЕНКО: Красногорск, вот он, адское местечко.

    М.ЛИКСУТОВ: Красногорск да, но, еще раз, это Московская область, я при всем желании чем-то помочь, здесь не сильно…

    С.ДОРЕНКО: Тут, видишь, суверенитет. Вот эта история с Кремлевской набережной. Мы ее видим пару-тройку месяцев и так все аккуратно стоит и все. Я был на мотоцикле как-то. Я, думаю, поеду по ремонтной зоне, ну, нам по фиг, мы, типа, аутло, думаю, все тут, а я там, и я по ремонтной зоне. Приехал, дурак, в тупик, там рабочие, какая-то машина, загородка. Пришлось разворачиваться на глазах у всех торжествующих водителей, которые аплодировали, ехал назад еще полкилометра и опять пошел в пробку. Ужас. Это долго теперь так будет?

    М.ЛИКСУТОВ: Это недолго будет. Еще немного и все работы, которые там были, будут закончены. Но кремлевское кольцо мы серьезно разгрузили, убрав оттуда часть автобусов. Как люди привыкнут, мы оставшуюся часть полностью тоже уберем, ну, неправильно это делать одномоментно. Поэтому мы оставили часть маршрутов, которые были на кремлевском кольце, запустив магистраль, через центр. Как только мы поймем, что там количество пассажиров уже становится минимальным, мы и оставшиеся автобусы уберем, это все-таки позволит разгрузить кремлевское кольцо. Но, исходя из наших проблем, банально просто плотности улично-дорожной сети в городе, мы кардинально на кремлевском кольце что-то совсем такое необычное сделать не можем. Плюс, у нас идет реконструкция «Зарядья», периодически там возникают проблемы, ездят грузовики. Но в следующем году уже эти основные работы будут все закончены, поэтому, к сожалению, вынужденная мера.

    С.ДОРЕНКО: Лукас-Лукас пишет, и я подтверждаю, да и вы знаете, вы же водите, Лукас-Лукас пишет, что на МКАД мы видим днем постоянно 12-тонные грузовики. Честно говоря, может быть их было в 10 раз больше. Но это достает. И больше — они идут не во втором-первом ряду, как им положено, они идут в третьем. Я им сочувствую, я понимаю, что у них бизнес, но, ребят, но это реально как бы…

    М.ЛИКСУТОВ: Мы, введя пропускную систему на МКАД, примерно на 30-40 процентов сократили в дневное время количество грузовиков.

    С.ДОРЕНКО: Почему на 30-40? Почему не на 100?

    М.ЛИКСУТОВ: Потому что, Сергей, первое, у нас есть грузы с термообработкой и прочим, которые, к сожалению, нельзя просто всех одномоментно перевести…

    С.ДОРЕНКО: Устрицы?

    М.ЛИКСУТОВ: Даже школы, детские сады, магазины, где срок доставки крайне важный. Поэтому мы вынуждены давать разрешение на то, чтобы эти машины заезжали в город либо в область. Это первое. Второе. Москва, к сожалению для нас большому, МКАД — это в общем-то наша городская улица, она не является ни хайвеем, так как огромное количество съездов и заездов, вы это знаете. Но она, в общем-то, с точки зрения пока в отсутствии ЦКАДа, она превратилась в такой соединительный транзитный узел из таких дальних поездов, из портов Санкт-Петербурга в порты Новороссийска, Туапсе и прочие. И вот эти колонны машин, мы их сдерживаем, мы их штрафуем, коллеги из полиции, Ространснадзора, перевес постоянный, контроль весовой загрузки постоянно идет. Количество штрафов, которые там выписываются — и за езду не в том ряду, и за перевес — он огромный. Количество, еще раз повторю, грузовиков все-таки удалось снизить, и у нас за последние три года, когда была проблема всегда, когда выпадает снег и большое обледенение, и МКАД стоял просто из-за того, что грузовики…

    С.ДОРЕНКО: На юге они не могут взобраться, да.

    М.ЛИКСУТОВ: Этой проблемы ни разу не было.

    С.ДОРЕНКО: В этот раз не было?

    М.ЛИКСУТОВ: Три года уже подряд не было ни разу. Это все-таки говорит о том, что количество грузовиков действительно стало меньше. Но полностью убрать их, к сожалению, пока просто не представляется возможным, исходя из того, что огромный город Москва и Московская область, питаемся все через МКАД. Даже поездки жителей Московской области из одного города, то же Одинцово, в тот же, не знаю, Мытищи, в 90% случаях это поездка через МКАД.

    С.ДОРЕНКО: А про богатство если судить, Московская область… Москва, мы знаем, богатая, тут просто из ушей лезут деньги.

    М.ЛИКСУТОВ: Неправда.

    С.ДОРЕНКО: Как это? Всюду гранит, гранит, гранит.

    М.ЛИКСУТОВ: Сергей, это одно. Это просто начали считать так называемый жизненный цикл. Нас иногда спрашивают: а почему кладете плитку, гранит и прочее? Очень просто. Только глупый человек покупает вещь, которая в моменте стоит дешево, но срок жизни у нее… Мы знаем, купив какую-то, не знаю, тот же телефон за 500 рублей, мы понимаем, что его срок жизни, скорее всего…

    С.ДОРЕНКО: Неделя.

    М.ЛИКСУТОВ: Неделя, может быть год. Также и плитку. Можно купить дешевую и менять каждые 3-4 года; можно купить дорогую, но менять еще через 30-40 лет. И надо всегда считать. Мы это делаем по автобусам, по вагонам метро, по трамваям, по троллейбусам, мы стали считать жизненный цикл. Это очень важно. Вот срок жизни есть поезда метро 30 лет, надо понимать, что этот вагон должен отслужить 30 лет. Купив вагон дешевый, получив гарантию на 2-3 года, мы понимаем, что следующие 4 года мы от этого производителя будем получать запчасти и прочее, нам этот вагон будет золотой, мы 3 цены его оплатим. Либо то же самое с плиткой: купил гранитную плитку, вернулся к ней через 30-50 лет; либо купил дешевую, либо асфальт положил…

    С.ДОРЕНКО: Я так сделал. Я во двор положил гранит, я вам докладываю, во двор положил гранит. Жена говорит: дорого. Я говорю: археологи будущего найдут единственное, что останется от нашего дома — этот чертов двор, все остальное истлеет, испепелится.

    М.ЛИКСУТОВ: То же самое. Почему клали камень натуральный. И любой город, который задумывается об этом, возьмем европейский, азиатский и прочий, всегда стараются положить натуральный камень не потому, что денег много, а потому что считают деньги, стараются сэкономить на этом. И действительно это так.

    С.ДОРЕНКО: Но это была преамбула. Я хотел спросить про Подмосковье. Мы-то богатые, мы безумно богатые, Москва.

    М.ЛИКСУТОВ: Сергей, у нас дефицит бюджета.

    С.ДОРЕНКО: Но когда они построят? Первая бетонка, вторая бетонка, они не строятся.

    М.ЛИКСУТОВ: ЦКАД — федеральный проект. Сергей, это не проект…

    С.ДОРЕНКО: Подмосковья.

    М.ЛИКСУТОВ: Безусловно, от него мы зависим. И наши коллеги из правительства Москвы, точнее из Московской области и из Москвы, мы все от него зависим. И это проект федеральный, занимается им министерство транспорта Российской Федерации. Поэтому корректнее с учетом того, что это федеральное ведомство, этот вопрос все-таки у них…

    С.ДОРЕНКО: С ними? Понимаем.

    А.ОНОШКО: Сергей, про подмосквичей вы обещали задать вопрос.

    С.ДОРЕНКО: Про подмосковичей я обещал слушателям, да. Нам написал слушатель, который говорит: у нас многодетная семья, мы подмосквичи (ближние подмосквичи, условно Балашиха, условно Мытищи) для нас театры — это Москва, больница, хорошая больница (даже подмосковная областная больница, она же где-то около Олимпийского) — это Москва, для нас все Москва, но приезжаем сюда и лишаемся права бесплатной парковки в Москве. Как это? Почему?

    М.ЛИКСУТОВ: Возьмем Большой театр к примеру. Около Большого театра есть плоскостная городская парковка. Если вы инвалид, вы приезжаете к этой парковке, если там есть инспектор, который дежурит, вы показываете ему удостоверение. Если количество парковочных мест, а там должно быть не менее 10%, и это так оно и есть, я за этим слежу и проверяю, если они свободные места эти есть, то вас обязан допустить с вашим удостоверением.

    А.ОНОШКО: Даже из другого региона?

    М.ЛИКСУТОВ: Даже из другого региона, конечно.

    А.ОНОШКО: Потому что была история, когда инвалида из другого региона оштрафовали.

    М.ЛИКСУТОВ: Еще раз повторю, это касается плоскостных парковок. Если инспектора нет, вы можете нажать на кнопку, на каждом терминале перед шлагбаумом она есть, сказать о том, кто вы, сказать, не знаю, если попросят, номер вашего инвалидного удостоверения, и вас обязаны туда пустить. На городских парковках эта вещь работает, и многие люди этим пользуются постоянно.

    А.ОНОШКО: А многодетным что? Ничего. Оплатить 50 рублей, да? Из других регионов.

    М.ЛИКСУТОВ: По многодетным из других регионов — это отдельное решение должно принять правительство Московской области. Если у них есть там платные парковки, либо какие-то особые льготы, это каждый субъект принимает сам эти решения.

    С.ДОРЕНКО: «Пустите, пожалуйста, в аэропорты Шереметьево и Внуково обычные электрички, — пишет нам Георгий Красников, — за адекватную цену. Потому что аэроэкспрессы слишком дороги для нас». Он говорит, мы платим будто за 12 билетов за электричку. «И сесть на них можно только на вокзале, а я живу в Лианозове. И что же делать?»

    М.ЛИКСУТОВ: Честно говоря…

    С.ДОРЕНКО: Вернуться

    М.ЛИКСУТОВ: Вернуться и сесть, так и делают многие люди. Во-вторых, если мы сделаем там большое количество остановок, то вы будете добираться туда с вокзала не 35 минут, как, например, в Шереметьево, а будете добираться около часа.

    А.ОНОШКО: Он не предлагает останавливаться аэроэкспрессам, а предлагает электричкам разрешить останавливаться рядом с аэропортом.

    М.ЛИКСУТОВ: К сожалению, исходя из загрузки существующее инфраструктуры, потому что по этому маршруту ездят не только поезда аэроэкспресс по Белорусскому направлению, ходит еще огромное количество экспрессов и пригородных поездов. Исходя из этого, просто дополнительных туда поездов запустить невозможно. Очень простые зеленые электрички в Домодедово ходят.

    С.ДОРЕНКО: «У нас есть скепсис, — пишет Жека, — скепсис этот связан с тем, что на трехлетней эстакаде (ей три года) на Минском шоссе весной поменяли хорошие отбойники на еще лучшие, и мы боимся, с точки зрения траты денег, что этот гранит будут менять тоже каждый год, также как с бордюрами, отбойниками и т.д.».

    М.ЛИКСУТОВ: Но мы хотим, чтобы город был чистый, привлекательный, чтобы эти отбойники, в которые врезаются разные автомобилисты в том числе, они были в нормальном состоянии, если, не дай бог, какая-то авария, то этот отбойник выдержит ДТП и прочее.

    С.ДОРЕНКО: Стон из Фрязино, и не первый раз. Извините, что я первый раз пропустил вас, Алексей, 207. «Наш наукоград Фрязино. Наши электрички. Когда же нам двухколейную ж/д от станции г.Фрязино до Москвы пустят?» Потому что там не двухколейная, вероятно.

    М.ЛИКСУТОВ: Двухупутный участок вы имеете в виду.

    С.ДОРЕНКО: Двухпутный может быть да, имеется в виду. А, ну, да, простите, было бы смешно, если бы он на одной ноге ехал, двухпутный участок.

    М.ЛИКСУТОВ: Я записал себе этот вопрос. Обязательно, как мы с вами и делаем, обязательно на сайте департамента транспорта мы проверим.

    С.ДОРЕНКО: Он говорит, что из-за этого пробки в Ивантеевке, потому что они не могут добраться, им тяжело и все на свете. «Зачем Ликсутов поставил бетонные столбы возле дома 31 на Кутузовском проспекте, закрыв подъезд к определенным магазинам?»

    М.ЛИКСУТОВ: «Определенным» это к каким? Наверное, торговый дом «Москва» и прочим? Но там выделенная полоса.

    С.ДОРЕНКО: На Кутузовском.

    М.ЛИКСУТОВ: Проходит в правом ряду. Там по-другому просто проблемы будут.

    С.ДОРЕНКО: Я с огорчением вижу, что где нет столбов, братцы, я скажу вам по автолюбительски, чертова уйма автомобилей заезжает на тротуар, бесстыжие абсолютно. Вот это, кстати, чуть ли не большая проблема.

    М.ЛИКСУТОВ: На Кутузовском проспекте есть выделенная полоса для автобуса. Эти бордюры, когда их не было, то автобус, к сожалению, с сотнями пассажиров, которые ехали, они стояли в пробке, потому что стояли Mercedes, BMW и прочие товарищи, которые просто убивали эту выделенную полосу и интервал, и прочее, прочее. Поэтому оградили и правильно сделали.

    С.ДОРЕНКО: Фроги, он, кажется, звонил в одну из передач, когда вы приходили. Он вообще работает на машине, это его работа.

    М.ЛИКСУТОВ: Я помню.

    С.ДОРЕНКО: Не праздный человек. И он говорит: при всем понимании невозможностей нам нужны хорды в городе.

    М.ЛИКСУТОВ: У нас есть ряд проектов — северо-восточная, северо-западная хорда, дублер Кутузовского проспекта. То есть мы в части хорд точно понимаем, что нам надо центр разгружать. Получается ситуация, чтобы вы тоже понимали, когда мы ввели платную парковку, то же самое в центре города, центр действительно разгрузился. Но что произошло дальше? С учетом того, что регулировать транзитный поток через центр города мы не можем, часть людей просто переключилась с того, чтобы ехать по МКАД и ТТК, начали ездить через центр города, проезжая транзитом.

    С.ДОРЕНКО: Конечно, конечно.

    М.ЛИКСУТОВ: Поэтому действительно хорды важны и нужны. И такие проекты в правительстве Москвы уже есть, и они уже реализовываются. Это даже не проект уже, это уже жизненная данность.

    С.ДОРЕНКО: Вот Настенька хитрая, она трех человек родила и теперь ездит на своем Picasso, паркуясь где угодно.

    А.ОНОШКО: Хоть как-то удалось их продать, хоть какая-то выгода. Мне Катя говорит: а столько ты на подгузники потратила.

    С.ДОРЕНКО: Я хочу спросить, сейчас непопулярный вопрос, может быть даже меня сейчас закидают помидорами, но, братцы, я приезжаю в центр по какому-то делу, встать негде вообще.

    А.ОНОШКО: А когда повышаете оплату?

    С.ДОРЕНКО: За 60 рублей я приезжаю, я вижу, как они стоят, я вижу уже пылью покрылись, не первый день, небось стоят, платят вам спокойно эти жалкие 60 рублей, с их точки зрения. Значит, надо тогда бить промеж глаз. Когда вы сделаете так, чтобы у нас было место, где встать?

    М.ЛИКСУТОВ: Действительно, может быть он не очень такой удобный, но он правильный вопрос.

    С.ДОРЕНКО: Я не могу остановиться нигде.

    М.ЛИКСУТОВ: Должно быть всегда, пусть за деньги, но место должно быть свободное.

    С.ДОРЕНКО: А его нет.

    М.ЛИКСУТОВ: И примерное количество свободных мест должно быть около 15%, это мировой опыт, практика и расчеты. Об этом написаны целые тома книг и исследований, это не просто, а, парковка платная и все.

    А.ОНОШКО: Когда повысите стоимость?

    М.ЛИКСУТОВ: Легко спросить, тяжело ответить. Я об этом говорил, у вас на передаче говорил, для того, чтобы такие решения принять, понимая их важность и сложность, напряженность некую в этом вопросе, то требуется определенный набор все-таки исследований и анализа. Мы еще этим занимаемся, еще над этим работаем.

    А.ОНОШКО: А есть какая-то практика, на сколько надо удорожать? На 50%?

    М.ЛИКСУТОВ: Это как раз некая математическая зависимость, которую надо посчитать, выявить.

    А.ОНОШКО: А у вас есть дедлайн?

    С.ДОРЕНКО: Короче, мест нет, вот чтобы парковаться. Отвечаю: их нет.

    А.ОНОШКО: Приходится давать охранникам 100 рублей.

    М.ЛИКСУТОВ: Сергей, ваше мнение обязательно учтем.

    С.ДОРЕНКО: Я понимаю, что стоят не час, а стоят так, что на них пыли, траву можно сажать, значит он стоит там неделею.

    М.ЛИКСУТОВ: По ряду улиц у нас есть так называемый прогрессивный тариф, когда после часа первого увеличивается стоимость, это Сити, еще ряд улиц в центре города. Поэтому действительно такая проблема есть, мы ее видим. Но, еще раз, с учетом того, что такие решения должны приниматься не спонтанно, а исходя из серьезного анализа, расчетов, мнений экспертов, жителей, то на это просто физически требуется время, мы над этим работаем.

    С.ДОРЕНКО: С нами был Максим Ликсутов, заместитель мэра города Москвы. Мы говорили о движении. Я вижу десятки тысяч ваших сообщений. Спасибо, ребята. Мы надеемся, что вы еще придете и будете рассказывать.

    М.ЛИКСУТОВ: Да. И вы нам передадите все обращения.

    С.ДОРЕНКО: Мы пойдем и проживем ее, эту среду, 26 октября.

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus