• Жириновский, Против всех, 27 октября

    17:05 Окт. 27, 2016

    В гостях

    Ю.БУДКИН: Это радиостанция «Говорит Москва». 27 октября, 17:05. Владимир Жириновский в студии, лидер ЛДПР. Владимир Вольфович, добрый вечер.

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Добрый вечер.

    Ю.БУДКИН: Программа «Против всех» означает, что сегодня в прямой эфир звонят только люди, которые не согласны с Владимиром Жириновским по тем или иным вопросам. 73-73-948 — телефон прямого эфира (код города — 495). Номер SMS-сообщений, мы принимаем: +7 925 88-88-948. Можно писать в Telegram пользователю govoritmskbot.

    «500 дней до выборов президента Российской Федерации. Лидер ЛДПР Владимир Жириновский не исключает, что его партия будет представлена новым кандидатом. Бессменный лидер либерал-демократов готовит себе преемника», — это о вас пишут. Это правда?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, пусть пишут. Делать нечего — и пишут. Каждый раз спрашивают: «Есть ли у вас преемник?» Да у меня сотники преемников, весь Высший совет партии. Конечно, на выборы президента я пойду. Каждый раз говорят: «А кто другой?» И другие есть. Но в состоянии ли они идти? Они должны сами сказать. Пока нет того, кто мог бы меня заменить как руководителя партии, как руководителя фракции и кандидата на пост президента. Просто мы говорим: «Пожалуйста, вот у нас есть Дегтярёв, Диденко, Нилов, Лебедев, Курдюмов. Приглашайте их». То есть в партии много других людей. Но кандидат в президенты — это высшее достижение для любой партии. И здесь, конечно, пока трудно… Но ещё время же есть — полтора года почти. Выдвижение будет в декабре 2017-го, то есть через 14 месяцев уже будем выдвигать кандидата.

    Ю.БУДКИН: Всё-таки, Владимир Вольфович, ну сколько можно быть кандидатом в президенты? Вы уже так много раз претендовали.

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Столько, сколько я хочу. И ни у кого на это разрешения спрашивать не буду. Я ведь хочу не оттого, что «хочу в кино, хочу мороженое»… Потому что такой, как я, должен стать президентом. А просто так кого-то направить? Ну, вот другой пошёл, от разных партий пошли другие — и это ничего не даёт. Это же высшая должность в нашей стране. Если бы я был уже президентом несколько созывов… Ну сколько? Два созыва, три созыва. Но я не был никогда.

    Но у меня есть стабильность, у нас есть свой электорат. И главное — большинство граждан России хотят, чтобы я стал президентом. Это честные люди, которые хотели бы, чтобы новые лица появились на олимпе политической власти в нашей стране.

    Ю.БУДКИН: Зачем нужны эти новые лица? Вот Александра пишет: «А где гарантии, что, например, у вас появится преемник, и он не загубит работу, которую всю жизнь вы вели?»

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Конечно, всегда есть риск. Новые люди — другой подход. Получится, не получится… Это как за рулём: одни всю жизнь за рулём — и ни одной вмятины, а другой через два часа машину изуродовал, попал в кювет, попал в больницу.

    Должность руководителя политической партии самая тяжёлая, тем более оппозиционной, поэтому здесь желающих нет. Сейчас давайте обратимся к москвичам: кто хочет возглавить ЛДПР? Ни один! Все боятся партию возглавить. Надо же всё знать. Это же не директор бани, не директор дома отдыха, не директор театра. Это нужно всё-всё-всё знать. Вот я к вам пришёл — и любой вопрос. А если я не могу ответить? Это же позор для партии! Поэтому даже партию возглавить нет желающих. Я так каждые три года обращаюсь к стране. А уж кандидатом в президенте — тем более. Это тяжело — быть президентом страны.

    Ю.БУДКИН: Я посмотрел уровень доверия к политикам, социологи всё время это проверяют. И там среди тех, кто не в исполнительной власти, вы, конечно, на самом высоком месте.

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Вот, пожалуйста.

    Ю.БУДКИН: Но, с другой стороны, выше вас глава Минобороны, министр иностранных дел России. Может быть, тогда нужно идти в исполнительную власть?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Нет, нет, нет. Они — одна команда. Путин, Шойгу, Лавров, Медведев, Собянин (можно там ещё найти с десяток) — это одна кремлёвская команда, это «Единая Россия». А от остальных всех партий и движений я на первом месте. Поэтому здесь сам Бог велел мне биться с любым кандидатом от кремлёвской команды. И я готов их побить!

    Ю.БУДКИН: Но 12 процентов всего — это же не очень много.

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Извините, Ельцин с 5 процентами победил в 1996 году. В январе было 5, в июне — уже 55. Вы же поймите, это цифры. Вы сейчас поставьте… Москва, конечно, сложный город, а если по всей стране обратиться, то я уверен, что и 50, и 60 процентов поддержат меня.

    Ю.БУДКИН: Дмитрий опять про исполнительную власть пишет: «А почему бы вам не пойти в губернаторы и уже оттуда?»

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да потому, что не хотят, чтобы я был губернатором, потому что это будет лучший губернатор нашей страны. Вот у нас Островский в Смоленской области — замалчивают все его успехи. Он отказался от охраны, а все с охраной. Он перестал строить резиденцию — то, что начал предыдущий губернатор. У него самые низкие налоги. У него решены проблемы с материнским капиталом, больше всего выплачивают в Смоленской области. Но замалчивают всё! Даже его, как говорится, прижимают.

    А потом, уровень губернии — это очень мало. Я, как говорится, потеряю квалификацию. Поэтому здесь необязательно быть в губернии. Тем более сегодня при отсутствии большого количества денег трудно добиться успехов на любом поприще — хоть министром, хоть губернатором.

    Ю.БУДКИН: Смотрите, тут сразу несколько разных наших слушателей об одном и том же написали. Один из них, правда, называет вас «авантюристом». Как вы к этому относитесь?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, люди есть такие. Им скучно, они могут называть меня как угодно, оскорблять. Самоё лёгкое — оскорблять людей, унижать. Они просто плохо знают. Он не был на наших съездах. Пускай смотрит «ЛДПР ТВ» через интернет и там лучше узнает нас.

    Ю.БУДКИН: Но он называет вас авантюристом в паре: «Жириновский — как Трамп. Оба авантюристы». Когда вас сравнивают с Трампом, это вас обижает?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Ни в коем случае. Это выдающийся кандидат в президенты, который сумел преодолеть сопротивление собственной партии, республиканцев, и сумел выйти на финишную прямую. И я уверен, что он 8 ноября станет президентом США. Поэтому тот, кто называет его и меня авантюристами — это люди недалёкого ума, слаборазвитые, малообразованные, не имеющие практики. Все, кто начинают оскорблять, — это люди слабые. Собака лает во дворе — она слабенькая, её пнёт любой ногой. Вот она и тявкает на всех.

    Ю.БУДКИН: 692-й уверен, что вы неправду говорите, когда говорите, что хотите стать президентом. Он говорит: «Если вас изберут, вас инфаркт хватит, потому что это ведь огромная ответственность».

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Не хватит, потому что я уже сижу как бы на этом поле: лидер партии, седьмой раз привёл в Думу, пятый раз был кандидатом в президенты, участвую в Госсовете, участвуем в отчётах Правительства. То есть всю работу президента мы практически уже выполняем. Вся внешняя политика — у нас Комитет по международным отношениям, у нас постоянные ратификации, обсуждения. То есть всё, что делает президент, я как лидер партии уже делаю. Просто у меня нет полномочий, а характер работы есть. Это всё мы уже делаем. Поэтому здесь никакой инфаркт не хватит нас. Наоборот, инфаркт будет хватать тех, кто не умеет работать, — мы их будем убирать.

    Ю.БУДКИН: Те, кто не согласен с Владимиром Жириновским… Я попрошу вас надеть наушники.

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да нет таких, нет таких.

    Ю.БУДКИН: Давайте попробуем всё-таки. 73-73-948. Слушаем вас. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Сергей Алексеевич зовут. Владимир Вольфович Жириновский, конечно же, не является авантюристом. Владимир Вольфович, давайте честно признаемся… Вот вам из администрации президента скажут: «Владимир Вольфович, вы кандидатуру свою выдвигайте», — вы скажете: «Есть!» Если вам скажут: «Владимир Вольфович, кандидатуру вашу не выдвигайте», — вы скажете: «Есть!» Разве не так?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Не так. Объясняю. Никто никогда ко мне не обращался, чтобы выдвигать, и никто не обращался, чтобы не выдвигать. 2004 год — Березовский планировал убить одного из кандидатов в президенты с тем, чтобы сорвать выборы. И тогда мы были вынуждены поставить другого, ибо у действующего президента ФСО, охрана бешеная, чисто чтобы не рисковать. Это был чёткий план. Уже Рыбкина увезли в Киев, уже должны были убить, чуть-чуть оставалось им, поэтому мы от себя выставили другого человека.

    Этот случай уже больше не повторится, Березовский сам в могиле. Поэтому здесь никогда и никто меня не просил. Мы начали работать при Горбачёве — Горбачёв ни о чём не просил. Ельцин ни о чём не просил. И так далее. Поэтому нас не в чем упрекать. Мы самостоятельная, самая органичная партия, и поэтому нам завидуют такие, как «Яблоко», ПАРНАС и все, за которыми Запад стоит, или все эти левые, которые так или иначе связаны с КПРФ. А за КПРФ Карл Маркс стоит. За нами никто не стоит! Мы самая самостоятельная, мощная и сильная партия.

    Ю.БУДКИН: 73-73-948, если вы не согласны с Владимиром Жириновским. Слушаем вас. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Добрый вечер. Владимир Вольфович, добрый вечер.

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Добрый вечер.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Владимир Вольфович, скажите, пожалуйста… Вот я с вами согласен 50 на 50. У меня есть вопрос: сколько денег стоит, честно, в вашу партию вступить?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: В партию вступают бесплатно, двери открыты. Единственное — нежелательно, чтобы была судимость. Желательно, чтобы человек был грамотный. Чтобы депутатом стать, тоже ни копейки не надо. Можете посмотреть наших депутатов, из простых семей, поговорить с ними.

    А содержание партии, если нормально её содержать, то в день минимум надо миллион рублей, а желательно лучше бы 3 миллиона, а то и 5 миллионов. Поэтому у кого этих денег нет, то заниматься партстроительством не надо, не надо себя беспокоить и избирателей. Но мы сегодня получаем деньги из бюджета. В этом смысле нам легко — тем, кто на политическом олимпе стоит уже 20–25 лет. А с нуля начинать никому не посоветую, потому что даже если деньги были бы, допустим, Прохоров бы начал… Да даже Прохоров, миллиардер, отступил. Он понял, что это не для него. Это самое сложное — политическая работа. Возглавлять политическую партию — это дело очень и очень узкое. Здесь могут быть один, два, три человека, не больше.

    Ю.БУДКИН: «Вот избрали бы вас президентом, — 493-й требует, — и что бы вы сказали?» А вы уже знаете, какой будет первый указ?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Первый указ? Ну, много вариантов. Я бы отменил национальное деление в стране, чтобы было только территориальное — губернии. Укрупнил бы их и дал бы стране: вот 40 губерний и вот назначенные мною губернаторы, всё. Работайте! Кто не сможет — отправим в отставку.

    Это самое главное — устройство страны. Пока мы будем иметь национально-территориальное деление, у нас будет такая кособокая демократия и экономика. Посмотрите на выборы, которые проходят. В одном месте за ЛДПР — 30 процентов, в другом — полпроцента. Разве это одна страна? Разве это нормально, чтобы за одну и ту же партию голосовали в 30 раз больше или в 30 раз меньше? Поэтому обязательно изменить устройство.

    В Конституции поправки, чтобы должность называлась не по-английски — «президент», а «верховный правитель», как называл её Колчак. Это сразу можно сделать. Ну, требуются изменения через парламент и так далее, но это нужно обязательно. Защищать русский язык.

    Здесь ещё есть много вопросов. Ведь первый указ не играет роли. Мы через два дня второй указ и третий… Тысячи указов выходит в год. Но главное — это исправить неправильную систему устройства страны. Такой страны нет, где внутри деление было бы по национальному признаку.

    Ю.БУДКИН: 73-73-948. Продолжаем. Слушаем вас. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Здравствуйте, Владимир Вольфович. Сергей меня зовут, Калужская область. Владимир Вольфович, хотел бы вот что у вас спросить. Во-первых, сказать большое спасибо за вашу работу…

    Ю.БУДКИН: Вы против Владимира Жириновского, я вам просто напомню.

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Говорите то, в чём вы против, иначе у вас микрофон отключат. Я вам подсказываю — вы в конце можете похвалить, а сперва скажите: «Я против».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Такой вопрос. Вы действительно можете стать президентом, вы очень большой политик. Скажите, как бы вы начали и с какой страной выстраивать наши отношения в политическом плане и в экономическом плане?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Я бы перед Западом поставил условие: я буду возвращать границы СССР по состоянию на 1 января 1985 года. Везде, где живут русские, я их буду защищать и выстраивать отношения с этими странами новыми, исходя из того, чтобы там не было никакой дискриминации русских. Буду требовать, чтобы референдумы прошли. А потом — заняться соседями: Прибалтика, Украина, Кавказ Северный и Южный, Средняя Азия, Казахстан. Потом попытался бы договориться с американцами, чтобы у нас были нормальные, спокойные, холодные отношения. Мы не братья, не коллеги…

    Ю.БУДКИН: Сначала всё это, а только потом с американцами? Они же не дадут вам предыдущее сделать.

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Сперва я с соседями буду решать. Возможно, соседи поймут, что со мной нужно договариваться им — и Прибалтике, и Украине. А когда не договорюсь с ними — тогда с американцами договорюсь. Разменяю все возможные варианты в мире, и американец со мной согласится, что русская армия будет стоять на границах СССР по состоянию на 1 января 1985 года. И никакого Донбасса, никаких карателей в Киеве чтобы не было! Это будет Россия, Большая Россия вместо Советского Союза. И никаких КПСС, и никаких памятников Ленину. То есть восстановить границы СССР — вот моя задача.

    Ю.БУДКИН: Но Украине же это не понравится.

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: А мне плевать, что им не понравится! Это незаконное образование. В 1991 году Беловежские соглашения не были ратифицированы Съездом народных депутатов РСФСР.

    Ю.БУДКИН: Это за пределами нынешней Российской Федерации. 692-й пишет, что ваш первый же указ не понравится Чечне и Татарстану.

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Понравится, очень понравится. Всем, кому не понравится, они будут молчать и потихонечку уходить от руководящих постов. Ведь я это говорю заранее. Если я получу поддержку, если меня изберут президентом, я сразу переименую свою должность — верховный правитель — и поставлю вопросы перед всеми: переходим к территориальному признаку. И все бывшие территории СССР — я прошу провести там референдумы и поставить вопрос, готовы ли они вернуться под русский флаг и стать частью Российской Федерации. Никаких республик! Киевская губерния, Житомирская, Донецкая, Одесская и так далее. В том числе и Южный Кавказ — Ереванская губерния, Бакинская, Тифлисская. И Средняя Азия. Вот это всё я скажу.

    Ю.БУДКИН: Харьковчанин, 980-й: «То есть, если бы вы стали президентом, наша страна уже бы со всем миром воевала?»

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Нет. Нигде бы никто не посмел воевать. Тишина была бы. Полная тишина! В том числе и в Сирии, и на Украине. То есть я бы жёстко поставил условие: или выполняются мои условия, или я приму такие меры, что будет тишина в том месте, где нарушаются те принципы, о которых я буду говорить. Я же получу поддержку народа. Я же не приду к власти в результате заговора и переворота. Народ скажет мне: «Управляй, Владимир Вольфович». А я заранее говорю, что я буду делать. И мне плевать на мнение в Киеве, в Брюсселе, в Вашингтоне, в Пекине или в других регионах мира! Я буду делать то, что нужно России, русскому народу.

    Ю.БУДКИН: Лидер ЛДПР Владимир Жириновский. Это программа «Против всех», радиостанция «Говорит Москва».

    «У богатых родителей детей нужно ограничивать в правах. Лидер ЛДПР предложил принимать в МГИМО меньше детей богачей». Это ваши слова?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да.

    Ю.БУДКИН: Это как?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Потому что это возмутительно. В МГИМО большинство детей учится — это всё современная элита, партноменклатура, богачи, олигархи.

    Ю.БУДКИН: Это ограничение их прав.

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Ну и что? И пусть идут учиться в ПТУ, пускай идут в торговые институты и так далее. Мы МГИМО должны освободить. И мы просто сделаем какой вариант? МГИМО — это институт Министерства иностранных дел, всё. И туда документы примут только у тех, кто пройдёт отбор по линии управления кадров МИДа и ФСБ. Не прошли отбор — всё, вы не можете быть студентами. И тогда я дам указание: отбирать только детей из бедных семей и из провинции, а богачей не принимать в этот вуз.

    Ю.БУДКИН: Вице-спикер Государственной Думы от ЛДПР — он от каких бедных родителей?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Лебедев?

    Ю.БУДКИН: Ну да.

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: А бедные мы были. А я что, олигарх? У меня что, компании есть и так далее? Зарплата — и всё. Но он же ведь начинал школьником. 1989 год, он был школьником, понимаете, десятиклассником.

    Ю.БУДКИН: Если бы сейчас у вас был молодой человек, сын маленький, вы бы тоже для него ограничивали?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да, да, да! Не играют роли родственные отношения.

    Ю.БУДКИН: ПТУ?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да, в ПТУ! Иди в шиномонтаж. На работу всем! А то покупают дипломы фальшивые, учатся только в каких-то элитарных вузах, а потом не работают.

    Ю.БУДКИН: Это как определяется? Если папа, например, в Государственной Думе, то сын уже не может что? В МГИМО только? Или куда ещё?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Не пойдёт он в МГИМО, если папа в Государственной Думе, в Совете Федерации, в Правительстве, губернатор. Дети простых: инженер, юрист, хлебороб, фермер, врач. Обычные простые люди — вот их детей возьмём в лучшие вузы страны.

    Ю.БУДКИН: 757-й спрашивает: «Чем вы тогда лучше коммунистов? При них тоже в вузы из неправильных сословий не принимали».

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: У коммунистов наоборот — детей партноменклатуры принимали. Я в МГИМО хотел поступить, а мне сказали, обманули меня, что общежития нет. Я ведь почему говорю? Мы несколько вузов ограничим, потому что нам нужны дипломаты, хорошие специалисты по международным отношениям.

    Ю.БУДКИН: «А они возьмут тогда и уедут в Кембридж», — пишет Дмитрий.

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да наплевать на них! Чем больше уедет этот мусор… Освободиться от него! Это всё говно, предатели!

    Ю.БУДКИН: Ай-ай-ай! Давайте всё-таки аккуратнее.

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да! А что вы хотите? Аккуратнее? А как им сказать, если они обжирают нас, если они хамят нам, если они страну называют «рашкой»? Деды проливали кровь!..

    Ю.БУДКИН: Sanchikson пишет: «МГИМО перестанет цениться».

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: И наплевать нам на эту ценность! Нам нужны специалисты. А это — фальшивая ценность. Она и при советской власти была ценность. В МГИМО. А куда ещё? Физтех, МИФИ, Бауманский, ИнЯз — вот пять-шесть вузов.

    Ю.БУДКИН: То есть сословное воспитание и гены не работают?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Гены пускай работают, но мы имеем полное право один-два вуза ограничить от детей богатых…

    Ю.БУДКИН: МГИМО. И кто ещё?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Пока только МГИМО. Всё! В остальные вузы идите и учитесь.

    Ю.БУДКИН: 73-73-948. Слушаем вас. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вечер добрый. Владимир Вольфович, такой вот вопрос. Скажите, пожалуйста… Это только моё мнение, конечно. В 2018 году вряд ли вы станете президентом. Готовите ли вы себе преемника на будущее?

    Ю.БУДКИН: Мы сейчас уже не об этом говорим.

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, я отвечу, отвечу. Никаких преемников я не готовлю. Работаю, как зверь, и буду работать так же! Если появится лучше меня — обязательно уступлю место. Пока нет такого. Если он есть — назовите. Если вы хотите — приходите, я вам завтра уступлю. А про 2018 год вам преждевременно думать. У Кремля как раз есть вариант, чтобы туда пришёл новый человек, новый президент. Если мир будет накануне ядерной войны, то лучше моей кандидатуры нет. Только я остановлю ядерную войну, напугав американцев.

    Ю.БУДКИН: Почему?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Я с ними договорюсь.

    Ю.БУДКИН: Напугав?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Я им покажу, что с ними будет!

    Ю.БУДКИН: С ними можно договориться, напугав?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да, да. Когда они поймут… Они сегодня боятся. У них 100 реакторов, обычные атомные станции. Если один реактор уничтожить — жизнь прекратится на территории 500 тысяч квадратных километров. А у них 100. Это 50 миллионов квадратных километров. А у них всего территория — 10 миллионов. Пять раз их можно уничтожить только из-за их собственных атомных реакторов без всякого ядерного оружия с нашей стороны.

    Ю.БУДКИН: Мы возвращаемся всё-таки к теме — богатые родители и дети, которых нужно ограничить в правах. Владимир Жириновский заявил свою позицию. Вы с ней не согласны — 73-73-948. Слушаем… Так, не получилось. Тогда слушаем вас. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня Максим зовут. Очень хорошо бы ограничить в правах господина Лебедева, который абсолютно ничего из себя не представляет и сидит в Государственной Думе…

    Ю.БУДКИН: А почему вы так решили?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Пожалуйста, вы поймите одно: он же не виноват, я позвал. Он был школьник, десятиклассник. Если бы я его не позвал… А тогда была советская власть. Мы же не знали, что страна рухнет, что действительно новые партии будут спокойно функционировать и будем участвовать в выборах. Вы поймите, ему же тяжело. Конечно, в моей тени ему тяжело находиться. Ну что, мне сказать ему «уходи и сиди дома», что ли? Поэтому вы правы.

    Поэтому я пытался заставить Думу принять закон о запрете родственникам находиться в одном трудовом коллективе, о полном запрете. Но не хотят! У нас и министры были муж и жена, и сейчас у нас есть министр, а его сестра в Думе. Я с вами согласен. Нежелательно, чтобы родственники находились рядом со своими родителями.

    Ю.БУДКИН: Раз уж мы заговорили про Игоря Лебедева. Комментируя историю вокруг сына вице-президента Шамсуарова, он сказал: «В том, как ведёт себя “золотая молодёжь”, есть вина общества». А в чём общество виновато?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Потому что показываем эту роскошную жизнь — и дети вырастают, и они думают, что они герои, что о них говорят, что они могут идти своим путём, что отцы их добивались богатства, а они теперь могут пользоваться. Они ещё слишком слабенькие, им 17 лет, 18, 20. Им хочется шиковать, чтобы о них писали, говорили. Ведь за рубежом все богатые, а тем более их дети, ведут себя очень скромно. Ну неприлично выпячивать богатство! Неприлично мальчику 18 лет устраивать день рождения за 12 миллионов. Иди в нашу столовую в Институт мировых цивилизаций и за 5 тысяч рублей…

    Ю.БУДКИН: Общество должно не замечать это?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Оно вынуждено замечать. Не надо устраивать. Родители виноваты! Где этот мальчик учится? Исключить его из школы или из вуза за такое пренебрежение общественной моралью. Всех, кто оскорбляет страну, из вузов исключать, чтобы это была «хорошая» строчка в их биографии: «исключён из учебного заведения за аморальное поведение».

    Ю.БУДКИН: И всё-таки смотрите, 471-я об этом пишет, Евгений, 475-й, об этом пишет: «Надо не ограничивать в правах (МГИМО, к примеру), а надо просто отменить платное образование и вернуться к советской системе», — пишут они. Или вот ещё: «Надо за мозги брать, а не за деньги. Вот и всё. А так любой должен иметь право поступать».

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Согласен, согласен. Потому что сегодня и здравоохранение частично за деньги, и образование, поэтому учатся дураки за деньги, а у умных ребят нет денег. И лечатся жулики за деньги, а бедные люди не могут лечиться. У ЛДПР жёсткая позиция: всё образование, всё здравоохранение — бесплатно! Тогда будет меньше ошибок и будут честнее конкурсы. Я с этим согласен полностью. Убрать деньги из образования и из здравоохранения!

    Ю.БУДКИН: Хорошо. Лидер ЛДПР Владимир Жириновский сегодня в программе «Против всех». Это радиостанция «Говорит Москва». Прямо сейчас информационный выпуск, потом немного рекламы, а потом продолжим.

     

    НОВОСТИ

     

    Ю.БУДКИН: 27 октября. Программа «Против всех». Меня зовут Юрий Будкин. Наш гость — лидер ЛДПР Владимир Жириновский — против всех.

    Вопросы. «Вы так ненавидите Запад, — пишет 286-й, — но почему там учатся ваши внуки?»

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Я никогда не говорил, что ненавижу Запад. Речь идёт о режимах, о внешней политике. Решения, где учиться внукам, я никогда не принимал. Это вопросы к их родителям. Мы живём отдельно и мало общаемся. А Запад — имеются в виду их войны, их попытка вмешательства в дела.

    Вот был такой Роман Сульжик, он обвалил наш рубль. Он был гражданином США, сейчас гражданин Украины. Почему мы должны этих людей держать у себя? Декабрь 2014-го, два года назад, январь 2015-го — сотни миллиардов мы потеряли! Если бы я был президентом, его бы не было. И был бы наказан директор Центрального банка, у нас Набиуллина сегодня. Этот авантюрист, прохвост подготовлен специально был в США, чтобы нам обвалить рубль. Это что за работа? Это что, нормальная кадровая политика? Или сегодня детей забирают из семьи…

    Ю.БУДКИН: Вы точно знаете, что его прямо для этого и готовили, что ли?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Конечно. Посмотрите его биографию — везде работал в финансовых учреждениях США и Европы. И последняя должность была — руководитель представительства Deutsche Bank здесь, в Москве. То есть человека готовили, научили его и дали ему должность. И вот он дошёл до должности главного менеджера Московской валютной биржи. Как можно было вообще козла пусть в огород? Вы что, ребята? Кадровая политика.

    Или сегодня детей забирают из семьи за долги по ЖКХ. Ну, это же уроды только могут такое разрешить! Дети при чём здесь? Долги есть — обращайтесь по другим инстанциям. Но детей-то зачем тревожить?

    Ю.БУДКИН: Если они не могут заплатить за ЖКХ — значит, они и за детей не могут.

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Нет, не играет роли! Не трогайте детей! Семью не трогайте! Мужей, жён… Руки прочь от любой семьи! Это невозможно! Вот есть долги у семьи — идите и в судебном порядке взыскивайте. А тем более по ЖКХ. Простить надо многодетным семьям, пенсионерам, инвалидам.

    Или возьмите гражданство. Вот опять обещают давать в упрощённом варианте гражданство для украинцев. А чего мы 25 лет не даём? Уже вся Украина была бы с русскими паспортами, никакого бы Донбасса не было в крови и Одессы. Вот что должен делать президент.

    Ю.БУДКИН: А где взять деньги? В бюджете денег не хватает. Вы сказали про бесплатное образование, а 471-й пишет: «А у нас и так сейчас недофинансирование вузов».

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Не понимают товарищи. У нас завтра будет пресса, я буду говорить по бюджету на 2017 год. Деньги есть. Не умеют расходовать и не умеют увеличивать доходную часть. Простой пример — зависло приблизительно 27 триллионов рублей. Понимаете, деньги зависают, их не умеют расходовать. Значит, Минфин виноват. На счетах у территорий тоже около триллиона рублей. Денег немерено у нас! И здесь нет проблемы с тем, чтобы сделать бесплатным… У нас же было оно бесплатное. Поэтому никакой проблемы нет, это не связано с деньгами. У нас они есть. Мы должны дать на образование столько, сколько нужно нам. И на здравоохранение. Нам нужно здоровое население и образованное, и на это жалеть не надо. И повторяю ещё раз: деньги есть. Пусть вам никто голову не морочит!

    Ю.БУДКИН: Юрий пишет: «Но, вообще-то, Жириновский сам активно срезает бюджет на медицину и образование. Правительство предлагает, но Жириновский — всегда “за”».

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Кто сказал эту чушь?

    Ю.БУДКИН: Юрий пишет.

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Юрий, ты внимательно послушай дебаты, которые идут в зале заседаний, когда мы утверждаем бюджет. Мы постоянно говорим «на здравоохранение увеличить». Другое дело, что тёмная дыра — деньги уходят мимо пациентов. Закупают в три раза дороже оборудование, чем оно стоит. Для чего нам такие лишние расходы? Обогащаются чиновники от здравоохранения.

    Или наклепали вузов больше, чем надо. У нас студентов — 5 миллионов. А в Америке студентов меньше на 100 тысяч населения, чем у нас. Поэтому это вопрос в организации системы здравоохранения, образования. Поэтому на деньги ссылаться не надо.

    Давайте запустим, чтобы работало 20 триллионов. Вклады граждан в банках всех — 20 триллионов. Так давайте их запустим в дело, давайте поможем. Я обращаюсь к некоторым губернаторам. У вас земля куплена, соберите владельцев земли и скажите: «Образуем союз землевладельцев. Кто хочет заниматься аграрной деятельностью — сдаём им в аренду эту землю бесплатно первый год. Второй год — начнут платить». И все заработают. Это должны делать чиновники. Их нужно заставить работать! Их не выбирать нужно, а наказывать. А мы начали выбирать губернаторов. Впустую тратим деньги, миллиарды уходят впустую!

    Поэтому у нас есть где расходы сократить — не имея в виду здравоохранение, образование. А вот на выборы сократить. На содержание Госдумы тоже 6 миллиардов, на Совет Федерации. Давайте меньше тратить на содержание органов управления. Давайте сократим число депутатов. Зачем 450? Давайте 150 — в три раза сократим. Совет Федерации нам вообще зачем нужен? У нас депутаты со всех регионов представлены в парламенте.

    У нас огромный аппарат у губернаторов, у мэров. У нас огромное количество депутатов по всей стране. У нас все в погонах, понимаете. У нас реально работают на производстве, чтобы делать машины и производить ценности, 10 миллионов. А 100 миллионов чем занимаются? Вы представляете? Работают, чтобы создать материальные ценности, 10 процентов. Вот 90 будем сокращать, чтобы было не 90 процентов в погонах, чиновники и управленцы, а чтобы больше работали на производстве.

    Ю.БУДКИН: Вы сказали, что важно, чтобы люди слушали дебаты. Один за другим Дмитрий, Александр, Юрий пишут: «Важны же не дебаты по бюджету, а то, как вы голосуете после этих дебатов».

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Пожалуйста! Мы в том году проголосовали в первом чтении «против», концепция нам не понравилась. Во втором чтении нашу поправку приняли, и мы вынуждены были поддержать. То есть мы добавляем бюджет, мы перекраиваем его. Мы давали на дороги, дороги нам нужны.

    Сейчас сообщите нам, на что добавить деньги. Вот мне позвоните в приёмную — Москва, Госдума. Позвоните через 09, вам дадут мой телефон: 692-92-42, 692-0-46, пожалуйста. И скажите, какие поправки внести в бюджет, какие статьи расходов увеличить. Вы говорите. Вы же граждане, вы должны знать лучше. На жильё, на образование, на оборону, на сельское хозяйство, на науку — на что нам больше денег направить, вот вы считаете? Вы же меня слышите, москвичи. Поэтому мы это и будем делать. А ваши депутаты, кого вы избрали, 15 человек, депутаты от Москвы — вот они молчат в основном.

    Ю.БУДКИН: 73-73-948. Слушаем вас. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Хотел бы вопрос задать Владимиру Вольфовичу…

    Ю.БУДКИН: Вы уже в эфире.

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Говорите, говорите. Добрый вечер.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я против того, чтобы пожелать вам здоровья и кавказского долголетия…

    Ю.БУДКИН: Нет, так не подойдёт.

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Говорите, говорите!

    Ю.БУДКИН: Нет, всё. 73-73-948 — это телефон. SMS-портал работает, Telegram работает.

    В Думе будет на четыре мигалки больше, вчера стало известно. Зачем нужны мигалки для Думы?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да что вы эти мигалки считаете? Это же высшая власть. Всего двенадцать мигалок.

    Ю.БУДКИН: А было восемь.

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Ну и что? А всего их 500. А остальные у кого? Те чиновники, которые больше вред приносят. А это люди, за которых проголосовали миллионы и миллионы. Эти мигалки нигде не мешают. Когда я еду с мигалкой, еду всегда по пустой полосе. Никогда ни одну машину не подрезал и никогда не создал аварийную обстановку. Поэтому не считайте вы эти мигалки. Их всего двенадцать. Во всех странах мира они есть — у всей полиции, врачей, аварийные службы и высшие чиновники. Это мелочёвка.

    Другое дело, когда фальшивые мигалки. Вот здесь мы должны бороться, когда человек ставит мигалку сам, не имея никакого права. Когда как «скорая помощь», едет на такси в аэропорт, или полиция, или какая-то другая срочная служба везут его в аэропорт — вот с этим нужно бороться. Там и мигалка правильно стоит, всё правильно. А зачем везти богатеньких наших? Богатые везде нам нервы портят — и в вуз пристраивают своих детей, и нарушают все нормы морали.

    Ю.БУДКИН: Смотрите, Юрий пишет: «Вы не врачи и не полиция». Дальше Игнат пишет: «А зачем вам нужна мигалка?»

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Я мигалкой пользуюсь… Вот сегодня я ехал чуть-чуть быстрее с мигалкой, я никому не мешал. Потому плохая погода, везде пробки. И там, где участки позволяли… У меня же свободная полоса есть. Обычные машины не могут, а с мигалкой, поскольку их мало… Я один был. Я ехал целый час и не видел второй машины с мигалками. Всё, спокойненько мой водитель использовал пустое пространство, чисто по скорости движения. Вот я сейчас на радио сижу. Без мигалки мне нужно бы ехать сюда как можно дольше. И сейчас домой ехать. Количество людей такое мизерное, и оно никак не мешает всем остальным гражданам.

    Ю.БУДКИН: Но дело в том, что тот же Игнат пишет: «У всех пробки, всем же надо вовремя быть на месте, но кто-то должен заранее выходить, а у вас мигалка — вы можете попозже».

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Как его зовут?

    Ю.БУДКИН: Игнат.

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Игнат, ты приди ко мне в кабинет, я тебя посажу — и ты через полчаса сбежишь. Ты можешь в день дать десятки интервью, прочитать сотни страниц текста, посмотреть информационные блоки? Давай на один день ко мне в кабинет! Я посмотрю.

    Есть нагрузка разная, понимаешь? Нагрузка. Есть космический корабль, а есть велосипед. Вот я работаю, как космический корабль. А ты едешь на велосипеде и требуешь одинаковых условий для себя и для меня. Речь идёт о нагрузке. Я — лидер парламентской партии всей страны, а вы — хорошие ребята, но у вас узкая фирма, узкое направление в работе. Поэтому всё зависит от нагрузки. Олимпийский чемпион и парень-третьеразрядник — вы их соедините вместе, скажете: «Всё одинаково, давай!»? Нет, вы скажете: «Олимпийский чемпион уже доказал, что он больше принёс пользы стране». А солдат и генерал — давайте объединим? Давайте вместе в трамвай посадим солдата и генерала — и кто будет армией командовать?

    Вопрос же в этом заключается. Чем выше нагрузка на чиновника, тем… государство старается ему помочь хотя бы в передвижении. Так что здесь не вижу я какой-то проблемы особой. Но повторяю: кто плохо знает работу лидера парламентской партии, приходите и посмотрите. Вот Зюганова нет никогда в кабинете — ему тяжело, он сидит на даче. А я каждый день на работе.

    Ю.БУДКИН: Это программа «Против всех». Сегодня с нами Владимир Жириновский. Вы за Жириновского — 134-21-35; вы против — 134-21-36. Голосование пошло, уже можно голосовать. Мы по-прежнему принимаем звонки тех, кто не согласен с Владимиром Жириновским. Слушаем вас. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Владимир Вольфович.

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Добрый вечер.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Будьте добры, просветите, пожалуйста. В Москве тратят на замену асфальта тротуарной плиткой из гранита 7 миллиардов, а 20 километров от Москвы трасса Москва — Нижний Новгород… Вы посмотрите, что в Балашихе творится, никак развязку не могут построить. Посмотрите 50-й километр, всё восточное направление. Почему такой беспорядок?

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Я с вами согласен. Нынешняя команда у власти 17 лет. Я им предлагал: возьмите одну программу — дороги — на 10 лет. Через 10 лет у нас были бы отличные дороги. Возьмите вторую программу — жильё. Через 10 лет жильё есть. А они всё понемножку делают.

    Вот Москву сейчас хорошо сделали, более или менее, прилично. А дальше выезжаем — и уже эти колдобины, узкая, две колеи. Конечно, асфальт. У нас северная страна, у нас полно нефтехимии, у нас полно рабочих, у нас полно машин дорожных. Надо срочно сделать отличные дороги! Мы в том году в бюджет с трудом добавили 100 миллионов. А нужно 100 миллиардов.

    Поэтому, конечно, я с вами согласен. Это чудовищно! Это давно все страны мира решили: Турция, Германия, вся Европа, Китай — широкие автострады, прочное покрытие, освещённые. Это наша беда, это нужно делать, обязательно делать. И об этом мы будем говорить буквально завтра, когда у меня будет подход к прессе по поводу внесения бюджета в Госдуму. Завтра его привезут на специальном автомобиле специальные фельдъегеря, там сотни килограммов веса. Вот привезут бюджет 2017 года, будем его обсуждать и принимать в ноябре.

    Ю.БУДКИН: Видимо, потому, что спрашивали про плитку в Москве, 697-й спрашивает: «А вы-то как относитесь к тому, чтобы взять и перенести столицу?»

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Очень дорого это. Это идеальный вариант. Нам нужно, чтобы южнее была столица, чтобы теплее был климат. Но это очень и очень дорого — с учётом того, что мы мировая держава. Только для Министерства обороны потребуется сколько кабелей проложить, чтобы вовремя предотвратить нападение на нашу страну. Это в маленькой стране, где нет армии, они могут за два года столицу перенести.

    И потом, это нужно делать, видимо, на новом месте, чтобы это не было опять в привязке к какому-то старому городу. Поэтому, может быть, в перспективе, когда разовьётся больше у нас строительная техника, мы поставим столицу где-нибудь восточнее, южнее. Но у нас же границы неустойчивые. У нас куда ни плюнь — уже граница стоит: то Казахстан, то Украина. В этом плане сложно нам сегодня подобрать такое место, чтобы оно было полностью безопасное. На юге тепло. Астрахань — нельзя, граница с Казахстаном, с Ираном. Сочи — нельзя, граница с Турцией, с Грузией. Где нам столицу делать? Оренбург? Казахстан рядом.

    Ю.БУДКИН: В центре России.

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Называйте центр. Центр у нас — Красноярск.

    Ю.БУДКИН: Ну, это где-то Урал, Красноярск, да.

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Красноярск — центр России — до Дальнего Востока 4 тысячи, и до Москвы.

    Ю.БУДКИН: Новосибирск.

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Новосибирск? Казахстан рядом. Пермь можно, но это два часа разница.

    Ю.БУДКИН: 134-21-35 — вы за Владимира Жириновского; вы против — 134-21-36. 20 секунд осталось…

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Голосуйте «за». Все — «за»!

    Ю.БУДКИН: Посмотрим.

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Страна должна жить по-другому — богатая, сильная! Всех сотрут в порошок, всех!

    Ю.БУДКИН: Максим в последний момент подошёл к нам и спрашивает: «И всё-таки вы будете баллотироваться?»

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Буду, буду обязательно! Я буду кандидатом в президенты от ЛДПР. И надеюсь на победу в марте 2018 года!

    Ю.БУДКИН: Лидер ЛДПР Владимир Жириновский. И вот результаты голосования: 58 процентов голосуют за Жириновского, а 42 процента — против.

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Спасибо! Через год будет 92 за меня!

    Ю.БУДКИН: Спасибо.

    В.ЖИРИНОВСКИЙ: Спасибо и вам. До свидания!

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus