• «ПОДЪЁМ» с Сергеем Доренко от 25.01.2017

    08:35 Янв. 25, 2017

    В гостях

    С.ДОРЕНКО: 8 часов 38 минут. Среда. 25 января. Здравствуй, великий город! Здравствуйте, все! Это радио «Говорит Москва»! «Говорит Москва»! Анастасия Оношко, ведущая этой программы. Здравствуйте, Анастасия.

    А.ОНОШКО: И Сергей Доренко. Доброе утро.

    С.ДОРЕНКО: «Гололед на дорогах. Ужасно». Да. И сейчас 8 баллов в Москве, Москва не едет. Было очень плохо сегодня в 6 утра, когда я выезжал, был просто ад. 8 баллов. Москва не едет. Красногорск не едет. Новая Рига не въезжает в город, Варшавка – большая пробка на въезд. Очень плохо на 12 часов по циферблату на внешнем МКАД, от Ярославки до Дмитровки очень плохо, авария перед Дмитровкой. Совсем плохо на Волоколамке. Проспект Мира не въезжает до Енисейской, потом после Енисейской очень тяжело и там, как всегда, авария есть на съезде Енисейской. Боже милостивый! Мама! Я не видел. Щелчок вообще просто стоит. Шоссе Энтузиастов – просто стоит. То, что называется Нижегородка, Рязанка, вообще просто стоит.

    А.ОНОШКО: Это все из-за снега.

    С.ДОРЕНКО: Я первый раз такую фигню вижу. Я первый раз это вижу.

    А.ОНОШКО: Выпал, выпал.

    С.ДОРЕНКО: Выпал. Сейчас это слова. Ты словами жонглируешь. Посмотри на жизнь.

    А.ОНОШКО: Я вижу, что по шоссе Энтузиастов идет железнодорожная ветка.

    С.ДОРЕНКО: Это называется Волгоградка вообще-то. Вот шоссе Энтузиастов.

    А.ОНОШКО: Вдоль Волгоградского проспекта. Значит, можно сесть на электричку и поехать на электричке.

    С.ДОРЕНКО: Конечно. А еще из Комсомольска-на-Амуре в Хабаровск есть ветка. Чего ты рассказываешь нам про ветки?

    А.ОНОШКО: Я намекаю.

    С.ДОРЕНКО: Не надо намекать, что люди идиоты. Не надо. Если люди выбирают этот путь, то они его выбирают после размышлений. Понимаешь, да?

    А.ОНОШКО: Да.

    С.ДОРЕНКО: То есть они не обдолбанные, не пьяные, ничего. Они выбирают этот путь ровно после размышлений. Они думают, как на ездить, например, можно через Астану из Бирюлёва в Тушино. Да, наверное, не знаю. А можно не ехать через Астану? Да, можно. Или можно через Воронеж? Нельзя. Они выбрали вот эту жизнь после здравого размышления. Твоя ухмылка, показывающая, что ты умнее их в разы, а ты в разы умнее их, с твоей точки зрения, она ошибочка, Настя, ошибочна. Поверь мне. Это очень зрелые люди. Смотри, что творится. Волгоградка вообще не едет. Люблинская стрит вообще не едет. 8 баллов город. Ты это понимаешь или нет? У людей проблема, Настя «хорошо, надо на электричке». Настя, вот эта ваша фанаберия, Анастасия…

    А.ОНОШКО: Быстро менять решение нужно просто уметь. Вышел, увидел сугробы – все.

    С.ДОРЕНКО: В районе Домодедова три фуры лежат сейчас. Лежат три фуры в районе Домодедова. Вышел из дому, лежат три фуры, так ты до них еще достоишь сколько-то. 73-73-948. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро, уважаемые ведущие. Тараторка. Сегодня утром хотел поехать на электричке. Я бы с удовольствием поехал. Но потом вспомнил, что мне надо забирать одну очень тяжелую вещь, и на руках я ее никак не унесу. А так бы я  с удовольствием на электричке сегодня поехал.

    С.ДОРЕНКО: Вот видите. Никто не обижает Настю, Норм, но вот эта ее чванливая фанаберия абсолютно неуместна.

    А.ОНОШКО: Надо успеть вовремя остановиться, развернуться и такси вызвать, доехать до электрички.

    С.ДОРЕНКО: Давай предложим людям умный выход.

    А.ОНОШКО: Давайте.

    С.ДОРЕНКО: Скажем: этот город находится в зоне рискованного климата по движению и время от времени здесь бывают снегопады. Верное утверждение? Верное. В этом городе таким образом внезапно затрудняется автомобильное движение. Верное утверждение? Второе верное утверждение. В этом городе, по крайней мере, с начала ноября по конец марта, такие явления типичны, обычны и не вызывают удивления. Верное утверждение? Верное. В этом городе ни хрена никакого другого транспорта нет и быть не может, в особенности заменяющего машину, потому что машина – это твой и кабинет, и образцы, которые надо показать партнерам, и документы, и вещи детей, и так далее. То есть ничего заменяющего личное пространство (автомобиль – это личное пространство) не существует. Верное утверждение? Верное. Единственный способ избежать этих катаклизмов, которые я тебе предложу, очень простой – уезжать в Бразилию с ноября по март или в Андалусию, создавать там дублирующее личное пространство: дом, яхту, не знаю, что.

    А.ОНОШКО: Там холодно, говорят, ужасно.

    С.ДОРЕНКО: В Андалусии? Плюс 17. Обогреешься электричеством.

    А.ОНОШКО: А в Греции снег был.

    С.ДОРЕНКО: Плюс 17 все время в Андалусии в тени. Мать, найдешь тень, заберешься, плюс 17. Чувствуешь плюс 17 в тени. Но ты выходишь из тени, получается 22. Не нравится, на Бали поезжай. На Бали все время 30. Настя, ты должна сказать, последовательно продолжая свою мысль, что здесь неудобно и здесь неугодно, и здесь неправильно, и некомфортно, ты должна сказать, что на поездах и электричках еще менее комфортно, а значит, надо оставаться дома. Но дома платишь, вот я заплатил за газ сейчас, 20 января, 13 тысяч 500 рублей. 13500. Понятно?

    А.ОНОШКО: Понятно.

    С.ДОРЕНКО: Почему ты говоришь с вызовом? За электричество заплатил 4600, потому что дворник, не дотянул ему отопление, грелся электропушкой. Электропушку включал, чтобы выстоять в морозы. Понятно?

    А.ОНОШКО: Понятно.

    С.ДОРЕНКО: 4600 за электричество и 13500 за газ. На хрена мне это счастье? Тогда надо переиграть. Переигрывать надо просто. 1 ноября приветливо махать рукой с трапа самолета и улетать куда-нибудь потеплее. Вот так переигрывать. Но я не могу, потому что я работаю на радио. Поэтому я поеду на машине, Настя, и хватит мне морочить голову.

    А.ОНОШКО: Стойте в машине.

    С.ДОРЕНКО: Я не стою. Я сегодня ехал 110 километров в час, очень медленно, потому что у нас дорога была заметена, я шел по этому льду, но у меня шипы 4 на 4. Я шел 110 километров в час из осторожности, конечно. Я ехал без двадцати шесть. А сейчас люди стоит в 8 баллах, и Настя над ними глумится. Как тебе не стыдно? Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Николай с Новой Риги. Пробки, конечно, отвратительные, но меня устраивает. Я не хочу, чтобы в Москве запрещали езду. Мы недавно обсуждали, что камеры появились. О’кей. Но они потом перекроют, сделают платным въезд. Мне это не нравится.

    С.ДОРЕНКО: Я понимаю. Но, смотрите, 8 баллов, сегодня нет езды. Восток, юго-восток просто мертвый. Я смотрю на город, нет способа въехать сегодня. Единственная ужасная улица, по которой можно ехать, это Ленинский проспект, ужасно по нему ехать, но по нему более-менее ужасно, как всегда. По всем остальным улицам ужаснее, чем обычно. Существенно ужаснее. Еще Варшавка, кстати говоря, ужасная, как всегда. А восток полностью лег, Можайка стоит перед Рублевкой. Это город не для жизни, нет. Все. Надо его сезонно осваивать, как будто это Надым какой-нибудь или Новый Уренгой. Мы живем в тепле, а в Надым мужики, напружинившись, надев тулупы, ватники, шапки-ушанки, с инеем на усах, поехали работать.

    А.ОНОШКО: Еще есть Оренбуржье.

    С.ДОРЕНКО: Вахтовым опытом. Оренбуржье вообще в заднице, в хорошем смысле. Эвакуировали 46 человек. Там снежные трассы. Трассы заснежены, как всегда, Оренбург занесло, и машины по крышу стоят в снегу. Человек не может жить в этой ситуации. «Бетонка в Домодедове сплошной лед. На скорости 30 километров в час катишься юзом по 15 метров», - Сергей Гурин. Вот для чего, Сергей Гурин, я завел шипы. Я все время удивляюсь, зачем я езжу на шипах. Дурак, одно слово. Ведь я на шипах езжу, порчу асфальт и так далее. Но шипы нужны ровно для сегодняшнего дня. 73-73-948. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Долго езжу по Москве из области. Если я заехал за МКАД, при всех этих неудобствах, у меня выхода другого и скорости мне не добавит никакой общественный транспорт. Я, если машину на МКАД бросаю, я до работы еще позже доберусь и обратно мне еще возвращаться. А в середине, особенно с платной парковкой и запретами стоянок, я опять же… Я не могу, условно говоря, выйти в сторону, чтобы разгрузить эту дорогу и дальше поехать общественным транспортом.

    С.ДОРЕНКО: Конечно. «Многие задерживаются на работе до 22, до 23 часов. Общественный транспорт не годится. Не получится», - Владимир. Что за музыку ты включаешь мне? Настя включила музыку. Она не понимает, как пользоваться компьютером.

    А.ОНОШКО: Все, выключила. Я поняла, как пользоваться компьютером.

    С.ДОРЕНКО: Надо же? А то, что он у тебя весь покоцанный и, значит, много лет?

    А.ОНОШКО: Это старый я взяла сегодня, потому что новый у меня остался в той комнате, в которой дети спали. Я решила не будить дьявола и не заходить лишний раз.

    С.ДОРЕНКО: Если он старый, то ты умеешь им пользоваться.

    А.ОНОШКО: Мне его отремонтировали полностью, что-то там перечистили, и он стал как новый. Внешне он старый, а внутри как новый.

    С.ДОРЕНКО: Ну, хорошо. Возьми стамеску и воткни в клавиатуру, и пройти так хорошо несколько раз, и он остановится и заглохнет и потом не будет работать больше никогда. Это способ. Ребят, погнали дальше. Я знаю про ваши беды. Я знаю про 8 баллов. Москва не едет. «Волгоградка почищена, снега нет. От Ташкентской улицы до Таганки ровно час», - рассказывает 10-й. «Шипы нужны три раза в год». Да, именно сегодня нужны шипы, 72-й. «У меня инструмента на 60 килограмм. Какой на фиг транспорт?» - совершенно справедливо говорит 99-й. Конечно. Потому что это ваш офис. А вы человек дела, у вас не может быть такого, вы же не хипстер с папочкой. Не вышел с айпедиком, нет. Человек работает. Где он бросит машину? «Тетенька ваша, на том направлении электричка ходит, хоть раз ездила в час пик?»

    А.ОНОШКО: Нет.

    С.ДОРЕНКО: Тетенька ваша.

    А.ОНОШКО: Это я тетенька. Дослужилась, наконец, до звания тетеньки. Ура.

    С.ДОРЕНКО: Тетенька – это ты? Господи. Алексей, не надо, пожалуйста, юную леди нашу называть тетенькой.

    А.ОНОШКО: Вечно зеленую.

    С.ДОРЕНКО: Да, абсолютно. «Почему коммунальщики не расчищали дороги. Ведь про снегопад было предупреждение», - Никитец Лосев. Никитец, я сегодня ехал по-всякому, а потом, когда въехал на Пятницкую, я увидел здесь дивизию людей всяких, в светоотражающих специальных жилетах, клянусь, дивизия, на каждые 10 метров было по чувачку. Каждые 10 метров был чувачок с лопатой. Мне кажется, что если бы они встали не четвереньки, вот эти все люди, они бы собственным дыханием растопили лед, столько их было. Каждый бы подышал на дорогу, клянусь, за 15 минут снега бы не было. Столько есть людей у московского правительства. Честное слово, их много. «Кто скажет, что она дяденька, пусть первый бросит в меня камень», - справедливо говорит Михаил. Может быть.

    Китай поставил стратегические межконтинентальные ракеты на нашей границе. Мы восприняли это, насколько я понимаю, с восторгом, ну, они же друзья.

    А.ОНОШКО: А это была для нас неожиданность какая-то?

    С.ДОРЕНКО: У китайцев есть ракеты межконтинентальные баллистические. Они их поставили в Хэйлунцзя́н, где город Хэйхэ любимый наш. Хэйхэ, ты же знаешь.

    А.ОНОШКО: Я там не была, но я его люблю. Я даже туда собираюсь на старости лет отправиться.

    С.ДОРЕНКО: Я тебе скажу, что такое Хэйхэ. Хэйхэ – это вид из окна в Благовещенске.

    А.ОНОШКО: Я знаю. Там небоскребы на той стороне, жизнь.

    С.ДОРЕНКО: Люди, которые живут в Благовещенске… В Благовещенске живут люди, нюхающие…

    А.ОНОШКО: А Благовещенск - это бетонные плиты и между ними травка пробивается на главной площади.

    С.ДОРЕНКО: Совершенно верно. Там затон, там ржавеют старые советские катера. Благовещенск - это место ржавчины, это место, пахнущее кошачьей мочой и так далее. Это Благовещенск. А напротив есть Хэйхэ. Они сидят в трущобах, благовещенцы…

    А.ОНОШКО: Туда пенсионеры переезжают.

    С.ДОРЕНКО: Нет, в Благовещенск никто не переезжает.

    А.ОНОШКО: Наоборот, в Хэйхэ.

    С.ДОРЕНКО: Они сидят в своих жалких бетонных конурках, благовещенцы, но подходят к окошко, и если расковырять окошко от грязь, то видно Хэйхэ. И так счастливо становится.

    А.ОНОШКО:  Как фотообои. Огни большого города за рекой.

    С.ДОРЕНКО: Бег Бинс в Snuff у Пелевина. У кого-то за окном Флоренция, а у кого-то за окном Хэйхэ. Эти люди просто купили этот вид.

    А.ОНОШКО: А внутри полированная стеночка, обои.

    С.ДОРЕНКО: Стеночка «Омега-6», в ней стоит собрание сочинение Алексея Толстого, которого читал последний раз дедушка, дедушка очень любил это и до сих пор это тешит самолюбие.

    А.ОНОШКО: И Пушкин 1950-го.

    С.ДОРЕНКО: Несколько хрустальных ваз и фотография из Геленджика 1976 года.

    А.ОНОШКО: С такими сисечками треугольными.

    С.ДОРЕНКО: Сисечки треугольные, абсолютно верно. То есть это благовещенская жизнь. И тут же ходит кот, который мочится всюду. Нет, он не мочится в ботинок из брезгливости. Он подходит, ботинок нюхает и думает «даже срать туда не хочу, боже, какая вонь, боже, какая мерзость» и идет дальше. Вот это Благовещенск. А на той стороне Хэйхэ. И в этом Хэйхэ, окромя небоскребов, теперь межконтинентальные китайские ракеты.

    А.ОНОШКО: Высятся над небоскребами.

    С.ДОРЕНКО: Наверное. А небоскребы были ракеты изначально, пусковые установки. Ракеты эти, чтобы ты поняла чуть-чуть мизансцену, летят на 14 тысяч километров.

    А.ОНОШКО: То есть до Москвы, чуть-чуть дальше.

    С.ДОРЕНКО: Но через Северный Ледовитый океан якобы они должны поразить Америку.

    А.ОНОШКО: А там из-за меркатора нам кажется, что далеко, а на самом деле близко.

    С.ДОРЕНКО: А там близко.

    А.ОНОШКО: Америку в какое место они хотят?

    С.ДОРЕНКО: Поразить? В Америке все равно. Потому что чувствительность Америки к людским потерям такова, что можно попасть…

    А.ОНОШКО: А у Канады?

    С.ДОРЕНКО: У Канады 30 миллионов, все они от невыносимого климата, все канадцы до единого, живут уже во Флориде, как известно хорошо. Флорида - это и есть канадский штат, куда все канадцы до единого. Потому что в Канаде температура…

    А.ОНОШКО: Ванкувер.

    С.ДОРЕНКО: Нет, там канадцев близко нет. Все во Флориде или в Калифорнии.

    А.ОНОШКО: Так они обещают по Штатам шарахнуть.

    С.ДОРЕНКО: По Штатам. Они нам говорят: Хэйхэ, это мы в Штаты будем стрелять, ракета, лети, лети, в Штаты лети, лети, бум, бум.

    А.ОНОШКО: А Дональд Трамп, что говорит? Волнуется?

    С.ДОРЕНКО: Дональд Трамп говорит: засранцы, вам на границе ракеты поставили, а вы радуетесь. Вот, что говорит Дональд Трамп. «В Канаде одни хохлы. В Виннипеге».

    А.ОНОШКО: Что такое Виннипеге? Это город.

    С.ДОРЕНКО: Виннипег – это украинский город в Канаде. Там живут хохлы. Не имеет значения. Ну, так вот. «Вспоминается старый советский анекдот времен конфликта на Даманском про мирно пашущий советский трактор». «Давайте вместе долбанем по Пентагону», - предлагает Борис байкер. Невоздержанный. «Автобусы полупустые, наверное, штук 10-15 рядом со мной все пространство заняли», - говорит WA. WA, это тоже действительно обидно, потому что автобусы полупустые либо вообще пустые, их очень много бывает. И вам кажется, что они запрудили улицу и в них по одному человеку. Это действительно немножко вызывает досаду. Ну, ничего страшного. Как вы реагируете на размещение на нашей границе межконтинентальных баллистических китайских ракет? Вам это нравится? Ну, нравится. Или вам это не нравится. Вам нравится размещение межконтинентальных баллистических китайских ракет прямо у нас на границе? Да – 134-2135, нет – 134-2136.

    А.ОНОШКО: Может ударить по Москве.

    С.ДОРЕНКО: Ну, подлетное время сокращается. Можно было бы поставить где-нибудь в Юньнане.

    А.ОНОШКО: Так вы верите, что они могут по Москве или по Петербургу?

    С.ДОРЕНКО: Подлетное время сокращается.

    А.ОНОШКО: А сколько лететь? Минут семь?

    С.ДОРЕНКО: Сколько-то минут.

    А.ОНОШКО: Так быстро они летают?

    С.ДОРЕНКО: Вам это нравится – 134-2135. Это хорошо, что китайцы поставили межконтинентальные баллистические ракеты военные, напоминаю, военные ракеты у нас на границе. Это хорошо – 134-2135, это плохо – 134-2136. На самом деле сейчас 35 процентов считают, что это хорошо. 34 процента. 33. Считают, что это хорошо. 32, 31. Господи, как я остановлю голосование, если у меня меняются цифры. 30… 31. Качнулось. Я останавливаю голосование. 31 процент считает¸ что это хорошо, и 69 считает, что это плохо. Ура. В движении.


    Новости


    С.ДОРЕНКО: 9 часов 6 минут. «Бог с ними, с пробками с этими. День-то прибавился», - 48-й. Конечно, солнце движется, движется, движется.

    А.ОНОШКО: Поэтому нам так темно.

    С.ДОРЕНКО: Наше Северное полушарие подлетает правильной стороной. «У меня кактус зацвел. Небось, декабрист». «Если бомбить Благовещенск, то ничего не изменится. А вот одна ракета по Хэйхэ – и сразу огромный урон», - Алексей Фрей. Боже, какой вы милитарист. Елена из Кунцева: «Мы будем, как Сталин, не замечать, что его друг Гитлер формирует войска, как в 39-м году». «Пробки жесть. Стоит все».

    А.ОНОШКО: А кто Гитлер? Китайцы Гитлер?

    С.ДОРЕНКО: Гитлера не стало, мы знаем. Город стоит, 8 баллов. Я предупреждаю, если у вас есть малейшая возможность развлечься каким-нибудь другим способом, не садитесь в машину, если у вас другой есть способ. Подумайте, может быть, посидеть в ванне, набрать теплой воды и сидеть. «Четыре года ездил из Подольска на электричке. Достало. Переехал в Москву. Четыре года ездил на машине по пробках. Надоело. Снял хату у работы. Пять минут пешком. Красота», - Серж Алфавитов. Конечно. Вот это правильно. Надо покупать жилище рядом с работой.

    А.ОНОШКО: Жилище.

    С.ДОРЕНКО: Жилье покупать рядом с работой.

    А.ОНОШКО: Снимать. Не надо покупать в Москве ничего, надо снимать только. Смотря, где работать. Если она в Новой Москве, там, может быть, сейчас и не грех купить по бросовым ценам.

    С.ДОРЕНКО: «Лосиный остров умер», - говорит Иван Ершов. «Не надо ехать в Домодедово по бетонке. Через Денежниково. Пусто и чисто». Через Денежниково надо ехать, а не по бетонке. 70-й вас предупреждает. «У Вас Кремль рядом с работой», - Валерий. Ну, да. И вот здесь нужно и жилье и все будет хорошо. «На пересечении Звенигородки и Сергея Макеева сломался светофор. Бангладеш натуральный». Знаешь, в отличие от Бангладеш, должны велорикши и множество скутеров, мне кажется, вот тогда будет Бангладеш действительно.

    А.ОНОШКО: У нас вместо скутеров «Форды Фокусы».

    С.ДОРЕНКО: «Доброе утро, «Подъем». Новорязанка умерла в сторону Москвы. После моста через Москву-реку 100 метров за 15 минут. Караул», - Антон Рыжиков. «Хорошо, что китайцы поставили ракеты у нас на границе. Значит, они нам доверяют». «Дальний Восток теперь под надежной охраной. Я счастлив», - 61-й. «Невозможно высказаться. Верните, пожалуйста, кнопку «написать в эфир». Вы же пишете, Виктор из Самары. Вы же пишете в эфир. А хотите поподробнее и побольше, пишите, где все люди пишут. Что за блажь? Пишите на govoritmskbot в Telegram. Будьте как все. Зачем вы выбиваетесь из коллектива? Может, вам еще послать ворона? «Вчера на себе ощутил, как не работает геолокация возле Кремля. Ужас». Ужас, не ужас, а пока работает. Пока, например, мы в Замоскворечье, но скоро нелегкая сила унесет нас к свиньям во Внуково, обычно во Внуково. «Москву посещать надо раз в 40 лет», - Александр Титов. Неправда. Москва как хороша в апреле. В апреле надо посещать Москву. Нет, в апреле не надо. Надо посещать любой город (это у меня есть теория), когда цветут вишня. То есть Москву в конце мая, когда вишни цветут.

    А.ОНОШКО: Вы такой огородник, знаете, когда цветет вишня.

    С.ДОРЕНКО: Вот такой я цветочник.

    А.ОНОШКО: Садовод.

    С.ДОРЕНКО: Ты что, не знаешь, что я путешествовал по миру.

    А.ОНОШКО: Да знаю я, конечно. Просто я к тому, что вы знаете, в какой период где это происходит. Так интересно.

    С.ДОРЕНКО: Да. Потому что я лично ездил на цветение вишни в каждую страну.

    А.ОНОШКО: Не разочаровало нигде?

    С.ДОРЕНКО: Не разочаровало.

    А.ОНОШКО: Везде одинаково красиво?

    С.ДОРЕНКО: На 8 марта вишня цветет, например, в Израиле, очень красиво. На 10 марта очень красиво в Израиле. А потом прямо надо двигать в Нью-Джерси, где прекрасно, в начале апреля очень хорошо цветут вишни. Или вокруг Вашингтона, или Теннеси, там тоже очень красиво цветут. Надо следовать за цветком вишни все время. И потом, когда они отцветут, оставаться там, где ты последнее место, Москва. Москва тупо. А потом следовать за хризантемами. И назад.

    А.ОНОШКО: Я даже не возьмусь сказать, где они растут.

    С.ДОРЕНКО: Потом следовать за хризантемами.

    А.ОНОШКО: За лютиками.

    С.ДОРЕНКО: Нет, за хризантемами.

    А.ОНОШКО: За куриной слепотой.

    С.ДОРЕНКО: И за хризантемой таинственно убывать. И все. Зачем куриная слепота?

    А.ОНОШКО: Она тоже очень красивая.

    С.ДОРЕНКО: Хризантема гораздо красивее. Возвращаемся к войне, товарищи. Китай разместил баллистические ракеты на границах России. Провинция Хэйлунцзян, там город Хэйхэ знаменитый, напротив Благовещенска. Так вот 31 процент наших слушателей считает, что это клево. Дайте-ка мне прочитать очень умных, у нас было несколько человек очень умных. «Если они бахнут по Китаю, нас затронут, но до Москвы не близко…» «Собянин заявляет… на пересечении Волжской и Волгоградки второй день не работает целая сеть светофоров». «Их ракеты под нашим «Тополем». Была большая вещь какая-то, нам написал кто-то очень умный, сейчас попытаюсь отыскать это сообщение. Вот. «Говорят, что хорошо, что они поставили ракеты на границе». Послушайте, Олег пишет, 19-й. «Ракета уязвима на взлете. Чем ближе они к нашим ПВО, тем легче их контролировать. Со своей территории китайцы и так перекрывали нам все ровно. Даже наоборот хорошо, так как они теперь в зоне ПВО. А вот Штатам проблема. Китайская ракета пройдет разгонный участок над территорией России». Вот, что хорошо для китайцев, плохо для Штатов. Потому что Штаты вынуждены теперь будут сбивать… Если китайская ракета пойдет по Штатам, то она разгонный участок, когда она уязвима, пройдет над Россией, и Штаты ни за что, ни за что, ни за что не осмелятся сбить ее над Россией.

    А.ОНОШКО: А мы? Мы тоже не осмелимся. Мы не вмешиваемся в чужие дела. Правильно, Сергей.

    С.ДОРЕНКО: Конечно, Штаты не осмелятся сбить над Россией. Хрена! Они собьют ее на счет раз, вы даже моргнуть не успеете. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Владимир из Дубая. Первая вещь такая системная. Мобильные ракетные комплексы стратегического назначения межконтинентальные имеют две страны в мире – Российская Федерация и теперь Китай. Больше ни у кого нет.

    С.ДОРЕНКО: Это которые ездят взад-вперед по тайге, и мы страшно гордимся при этом.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Совершенно верно. При этом считается, что страшное оружие, потому что они неуязвимы, их невозможно накрыть, в любой момент они перемещаются и так далее, и так далее. На деле все это сказки, потому что позиционный район такой ракеты строго ограничен, она имеет огромный вес, пусковая установка, здоровенная такая дура… на которой возили такую ракету. Она не через все мосты переходит. На самом деле два диверсанта, засланные в это место и спящие два с половиной года… затем с вертолета просто ее тупо выводят из строя и все.

    С.ДОРЕНКО: Я, честно говоря, не знаю насчет диверсий, Владимир, но я, если мне надо в ресторанчик поехать, то я, например, фасад ресторанчика где угодно в мире смотрю в картах Google. То есть я понимаю, что это все из космоса видно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Второе. То, что они разместили эти ракеты поближе к нам, говорит о том, что плевали они на нас, как на стратегического союзника. По-моему, это уже звучало. Когда, допустим, господин (не будем называть его), пришедший к власти, решит по кому-то ударить ракетой, он это сделает обязательно, если останется у власти, то при пуске в этот позиционный район наши средства ПРО не могут сразу определить, по кому, собственно говоря, он ударил, по нашему Красноярскому краю и по нашей ракетной армии, которая там базируется, или по Китаю.

    С.ДОРЕНКО: Это правда.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И тогда придется отвечать. Китайцы прекрасно понимают, что таким образом они преследуют одну-единственную цель — создать элемент неопределенности в определении точки падения головных частей при ударе американцами.

    С.ДОРЕНКО: Еще раз вот эту фразу. Она настолько научная, что она мне понравилась, но понять ее с первого раза я не могу.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Они создают более высокую степень неопределенности при определении точек прицеливания американских ракет. То есть, если американцы будут бить по Китаю, по позиционному району, где находятся эти ракеты, то ракеты, представьте, из Америки взлетают, мы их видим через две с половиной минуты.

    С.ДОРЕНКО: Мы их видим, как идущие на нас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И мы не знаем, куда она падает, потому что точка падения прицельная определяется примерно через 7-8 минут системой ПРО, предупреждение о ракетном нападении. А до этого ты не знаешь, куда она летит. Более того, и она летит на нашу территорию. Потому что окончательное решение принимается, что они падают на нашей, уже позже. То есть времени для принятия решения не остается.

    С.ДОРЕНКО: То есть китайцы такие хорошие друзья наши.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. Поэтому они думают: если вдруг американцы решат по нам ударить, что они будут делать? Они же тоже будут считать ответную реакцию. Первая реакция какая? Русские видят, что американцы запустили ракету.

    С.ДОРЕНКО: По ним, по русским.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И будут отвечать. Все эти ядерные удары – это игра воображения. Поэтому китайцы говорят: значит, американцы, прежде чем ударить по нам в это место, дважды подумают, потому что русские могут подумать, что это бьют по ним, и могут ответить, а американцы засомневаются и не будут по нам стрелять.

    С.ДОРЕНКО: Это большая хитрость. Называется «ворон в облаках» стратагема.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да.

    С.ДОРЕНКО: Начни шуметь на востоке, чтобы ударить на западе. Ворон в облаках. У китайцев есть такая стратагема «ворон в облаках». Путай врага.

    А.ОНОШКО: А у русских есть какая-нибудь стратагема?

    С.ДОРЕНКО: У русских нет стратагемы. Мы либо любим, либо ненавидим. У русских две стратагемы: мы их любим, мы их ненавидим. У нас никаких положений пограничных переключателя не существует. У русского человека в голове находится сердце, что бы ты понимала. «Думай сердцем». Вся кампания по выборам президента Российской Федерации Бориса Николаевича Ельцина 1996 года строилась на одном лозунге – думай сердцем.

    А.ОНОШКО: «Выбирай», а не «думай».

    С.ДОРЕНКО: Выбирай сердцем. Думай сердцем. У русского человека в мозге находится сердце, в голове сердце. Там, где сердце, мы не знаем, он бессердечен. А вот в голове у него сердце. Сердце. Отсюда вывод: он либо любит, либо ненавидит. Никаких других промежуточных переключений не существует. Переключается телевизором. Русский человек переключается телевизором. Телевизор включается - ненависть, ненавидит, потом бэм-с – любовь, любит, потом ненавидеть надо опять… Мы рады. Что нам, долго что ли? Понятно? Вкл/выкл., больше ничего.

    А.ОНОШКО: Нет, мы более глубокие.

    С.ДОРЕНКО: Китайцы гораздо глубже нас в том смысле, что они хитрые, «ворон в облаках».

    А.ОНОШКО: Надо перечитать «Слово о полку Игореве».

    С.ДОРЕНКО: Русские не хотят войны. Спросите вы у тишины, хотят ли русские войны.

    А.ОНОШКО: Мы защищаем мирный сон детей по всему миру.

    С.ДОРЕНКО: Еще «за слезы наших матерей» мы, наоборот, бомбим. Вспомни, пожалуйста, песенка артиллериста. «За слезы наших матерей огонь, огонь».

    А.ОНОШКО: А теперь они уже ничего… не плакали давно.

    С.ДОРЕНКО: Русские не стреляют, но стреляет Америка с Китаем, две великие державы современности. Правильно?

    А.ОНОШКО: Да.

    С.ДОРЕНКО: Китайцы говорят: если мы пустим ракету, то она будет разгоняться над Россией, и американцы не смогут над Россией ее сбивать, потому что это пошло, наконец, потому что Россия может ответить, у нее там подводные лодки типа «Курск», «Воронеж» ходят взад-вперед вдоль берегов, могут разбомбить все восточное побережье, разнести в Америке. Там думают китайцы. Мы тогда хитрые, выходит дело. Если по нам, наоборот, запустит Америка, то ракета будет лететь как бы в Россию сначала. Система предупреждения, как справедливо говорит Владимир, распознает точку падения, точку поражения только через 7-8 минут. Первые несколько минут будет просто понятно, что пульнули туда, в Россию, удар идет по России.

    А.ОНОШКО: Над, может быть.

    С.ДОРЕНКО: Идет удар конкретно по России. Мы такие типа напряглись и типа расчехляем свои ракеты, и типа тогда американцы скажут, ну, зачем же бить в ту сторону, потому что русские подумают, переполошатся, ну их на фиг, лучше не бить, и тогда у китайцев все время спрятанная у русских за пазухой есть их, китайская ракета. Понятна хитрость или нет?

    А.ОНОШКО: Да.

    С.ДОРЕНКО: 73-73-948. От этого нам должно быть приятно или, наоборот, жалобно как-то?

    А.ОНОШКО: Не знаю. Мне кажется, что они не решатся по нам ударить.

    С.ДОРЕНКО: Кто?

    А.ОНОШКО: Китайцы.

    С.ДОРЕНКО: Да китайцы по нам не будут вообще ударять, ни об этом же разговор. Китайцы нас по-другому брать будут. Я тебе десятый раз повторяю, китайцы по нам бить не будут. Это игра двух великих держав. Послушай меня, есть две великие державы на планете Земля, называются Китай и Америка, США. Эти две великие державы будут играть, но китайцы будут бить из-под нашей подмышки. То есть мы будем идти… Ты идешь, а сзади тебя чувак с саблей или со шпагой. И этот чувак у тебя подмышкой сует шпагу и колит другого тынь-тынь-тынь.

    А.ОНОШКО: Что мы будем делать в этом случае?

    С.ДОРЕНКО: Или чувак у тебя сзади стоит и из-под твоей подмышки стреляет в кого-то. Тебе от этого приятно?

    А.ОНОШКО: Мне кажется, надо отойти в сторону.

    С.ДОРЕНКО: Да, приятно, говорят 35 процентов.

    А.ОНОШКО: Отдать всю территорию, весь коридор Китаю, и тогда они безоговорочно по собственной территории через себя будут стрелять в Америку.

    С.ДОРЕНКО: Ничего отдать нельзя, это уголовное преступление в России, даже думать об этом. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я хочу разочаровать вашего консультанта из Дубая.

    С.ДОРЕНКО: Давайте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Во-первых, есть система у американцев, которая тоже движется по шоссе. Во-вторых, дело в том, что китайцы, скорее всего, не будут стрелять, как он предполагает, по Америке через нас. У них есть две чудесные цели, во-первых, рядышком – это Диего-Гарсия, на котором бомбардировщики базируются, в непосредственной близости от Китая, поближе, чем из Америки. Окинава.

    С.ДОРЕНКО: Ну, хорошо. Значит, они вообще просто лоханулись, китайцы.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Они не лоханулись. Они просто достаточно разумно распределяют по всей территории страны, так же как и мы, стартовые площадки.

    С.ДОРЕНКО: Нет. Я прочитаю вам мнение эксперта. Я не пытаюсь выглядеть экспертом. Андрей Климов, зампред комитета Совета Федерации по международным делам. «Мы спрашиваем, почему недалеко от наших границ тяжёлое вооружение находится и так далее, и так далее». Они, китайцы, объясняет зампред комитета Совета Федерации по международным делам, отвечают: если они переместят эти тяжелые вооружения и бронетехнику ближе к другим странам, не к России, то это вызовет напряжение. А поскольку Россия стратегический партнер, то напряжения это не вызовет. Вот и все. Значит, они не распределяются, как вы объясняете, они ставят к нашей все границе, потому что мы друзья большие. Вот и все.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ни в коем случае. У китайцев это, в общем-то, открытая информация, где у них расположено все это. Второе. Вы называете экспертом человека, который занимается международными делами. А почему вы не беседуете с людьми, которые связаны непосредственно с военным делом?

    С.ДОРЕНКО: Вот с вами беседую.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. И еще один вопрос. Что происходит? У нас все время, вот эта история как бы по-тупому: они стрельнут, мы стрельнем. Проблема во всех этих стрельбах в том, что каждая страна, в общем, из той стратегии, которая существует, с одной стороны, хочет нанести поражающий удар в первый момент, понятно, как, а с другой стороны, они понимают, что это все не сработает и есть третьи страны, включая тот же Китай (назовем ее третьей страной), который тоже имеет ядерное оружие. Кто кого добьет, это очень тяжело сказать. Поэтому, скорее всего, пуски, если не дай бог случится, будут очень хитрыми. То есть будут поражаться какие-то объекты, которых очень жалко той стороне.

    С.ДОРЕНКО: Притом, что я полностью доверяю сказанному вами, у меня одно ваше утверждение вызывает оторопь, непонимание и точный крик «нет», когда вы говорите, что китайцы очень открыты. Китайцы считают ложью вообще все, что сказано вслух. «Мысль изреченная – есть ложь», это Тютчев. Но все учителя стратегии китайские, все до единого, утверждают, что все, что сказано вслух, ложь.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Правильно. Поэтому все то, что этот якобы эксперт по международным делам про китайцев сказал, это ладно. Но дело не в этом. Дело в том, что сейчас существуют технические методы разведки. И что там говорим мы, что говорят они – это все можно на 10 делить. Надо смотреть результаты объективного контроля и мы убедимся, когда этот Boeing, я боюсь, когда его будут детально обсуждать и получат материалы с китайских спутников о пуске ракет. Вот эта вся байка разговорная уже сейчас не очень проходит. Потому что нельзя это технически спрятать, практически нельзя.

    С.ДОРЕНКО: То есть размещение группировки ракет DF-41, дальность которых составляет 14 тысяч километров, межконтинентальных баллистических, вас не тревожит.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, меня это тревожит. Получается во всем этом воронка, которая всех втягивает во что-то, что никто еще до конца не понимает. Потому что то, что уважаемый Трамп говорит про модернизацию… Вы знаете, вооруженных сил, что это такое. Это в основном создание высочайшей точности боевых элементов, которые будут оснащены не ядерным оружием, а обыкновенным. То есть то, что мы всегда боимся ядерной войны, и это нас 50-60 лет держало на каком-то расстоянии друг от друга, уже начинает теряться. Я думаю, мы идем тем же путем, не будем по радио это обсуждать. В принципе, можно так покидаться, знаете, начать с того, что хи-хи, ха-ха, а потом дальше уже втянуться в настоящую войну. Раньше вот эти 50-60 лет такой ситуации не было, мы знали, что если начнется, то это будет катастрофа.

    С.ДОРЕНКО: Вы правы. Если позволите, я начну поддакивать время от времени. Я хочу сказать, насколько вы правы, потому что в действительности, если американцы научаются физически устранять конкретно 10 человек, вот 10 человек конкретно устраняется, то зачем, собственно, атомные бомба. Есть какая-то страна, в ней есть 10 человек, которые принимают решение. Американцы просто их убирают. И пусть этот снаряд будет размером с пульку, маленькую пульку, которая прилетает из космоса, одна маленькая пулька. Она залетает в форточку и поражает кого надо, по волшебству. Они же в форточки клали ракеты в Белграде. В Белграде же они клали в форточки ракеты.  

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Так они во дворец Каддафи клали в окна.

    С.ДОРЕНКО: В окна. Спасибо. Это очень важная тема, то, что сейчас сказал наш слушатель, что вообще ядерное оружие может иметь меньшее значение. Они действительно, и это мы видели по съемкам, посылали ракеты почти 20 лет назад (это очень давно уже с точки зрения развития науки) в форточки. Ты понимаешь, что это такое?

    А.ОНОШКО: Да.

    С.ДОРЕНКО: Было видно, что открыта форточка и в нее, в открытую форточку, заходит ракета. В открытую форточку. Так это как бы другая война просто совсем. Ну, ладно. Хорошо. Давайте расслабимся, потому что все офигенски и все хорошо, и китайцы молодцы, и все молодцы, особенно мы молодцы, правда же.


    Новости


    С.ДОРЕНКО: Настя, мы говорим с тобой дальше. Сегодня день рождения … Я не помню, что это у Высоцкого за песенка антисемита. Почему так называется? «Песенка антисемита».


    (песня)


    С.ДОРЕНКО: Хорош, да. Гениально. Поздравляю всех с днем рождения Высоцкого.

    А.ОНОШКО: Давайте Петру Толстому отправим в Twitter.

    С.ДОРЕНКО: Посвящается и Володину, и Толстому. Володин сказал, что это вообще про каторжан была история. Это хорошая песня, которую я рекомендовал бы послушать. Сегодня день рождения Высоцкого, абсолютно великого и на самом деле человека, который… Я думал всегда о Высоцком в смысле стохастического послания. Я уже объяснял, нет.

    А.ОНОШКО: Нет. Что всем уровням послание.

    С.ДОРЕНКО: Абсолютно всем. Вот это для меня главный урок в жизни… Совсем молодым я уже об этом думал, что Высоцкий посылал как бы вообще всем уровням… Надо кидать ножи в десятку. И ты кидаешь ножи в десятку. Ты кидаешь раз в десятку, два в десятку, когда-то в двойку попала. А вот Высоцкий кидал пачку ножей, которые ровно ложились и в двойку, и в тройку, и в четверку, и в пятерку, в шестерку, семерку, восьмерку, девятку и десятку. Он закрывал пачкой смыслов вообще всю нацию. Это удивительное, невероятное событие в жизни нации, когда есть человек, который беседует со всеми слоями, услышан вообще всеми, точно понят вообще всеми, обожаем и обожествляем вообще всеми. Это абсолютно удивительная вещь, невероятная. Надо сказать, что кроме него, в общем, никого. Больше никого. Работающий вот так, как Высоцкий работал, больше никого. Давайте еще одну вещь, раз сегодня день рождения Высоцкого. Мы перейдем к Лаборатории Касперского, вы знаете, там поймали у них шпиона. Я сразу вспомнил прекрасную вещь Высоцкого, который меня всегда радует.


    (песня)


    С.ДОРЕНКО: Прекрасно. Я всех поздравляю вновь с днем рождения Владимира Высоцкого. Мне говорят, Пушкин закрывал все слои тоже. Пушкин был услышан абсолютно всеми тоже. Хорошо. Пушкин и Высоцкий.

    А.ОНОШКО: Я высказала мысль только что, что к каждой новости можно песню из репертуара Высоцкого подобрать. Мы только что одну послушали. К следующей новости через эту песню пойдем.

    С.ДОРЕНКО: Да.

    А.ОНОШКО: Про шпионов.

    С.ДОРЕНКО: Прекрасно. Я поздравляю, конечно, и с Татьяниным днем вдобавок, меня вот Сергей просит, 78-й.

    А.ОНОШКО: Татьян или всех нас?

    С.ДОРЕНКО: Татьяна, пьянь…

    А.ОНОШКО: Студентов.

    С.ДОРЕНКО: С Татьяниным днем можно поздравлять всех Татьян и вообще всех девушек, всю пьянь, всех студентов. Всех надо поздравлять с Татьяниным днем, по-моему. Давайте опять Высоцким поздравим.


    (песня)


    С.ДОРЕНКО: Это с Татьяниным днем. Я-то думал, что здесь Танечки-мотанечки, он поет про Танечек, но здесь «Ольга, Ольга, Олечка, поднеси-ка инвалиду столько, да пол-столечко», а там Манечки-мотанечки он поет. Ну, хорошо, Танечки-мотанечки, с днем рождения вас или с чем там вас, будь оно неладно. Девок в ЗАГСы волокут… Замуж можно десять раз и все без регистрации. Вот это все очень вдохновляюще.

    СМИ узнали об аресте топ-менеджера Лаборатории Касперского по делу о госизмене. О чем я тебе говорил, мать? О чем я тебя много раз предупреждал?

    А.ОНОШКО: Ужас.

    С.ДОРЕНКО: Ищи хищника рядом с добычей.

    А.ОНОШКО: А кто хищник?

    С.ДОРЕНКО: Педофила ищи рядом с пионерлагерем или с детским садом, или со школой.

    А.ОНОШКО: Или в элитной школе.

    С.ДОРЕНКО: Или в элитной школе педофила ищи. Обязательно. Шпиона ищи рядом с ФСБ. Я не иду в ФСБ и ты не идешь в ФСБ. Нам оно по фиг. Ты после работы куда пойдешь?

    А.ОНОШКО: Я думаю. Домой.

    С.ДОРЕНКО: Домой ты решила.

    А.ОНОШКО: Да. Но меня не ждут. Если бы меня сейчас подождали на первом этаже, взяли бы меня под локоток и шепотом сказали «пройдемте, мы с вами пообщаемся», я бы пошла послужить родине. Но я ничего, никакой полезной информацией, боюсь, не владею.

    С.ДОРЕНКО: Родине или наоборот, против родины? Шпион-то против родины, мать. В Лаборатории Касперского работал перец какой-то высокопоставленный, который шпионил против нашей родины.

    А.ОНОШКО: А как это может быть?

    С.ДОРЕНКО: Вот так это. Разведывал секретики, ходил в ФСБ, взад-вперед слонялся и потом бегал по посольствам, шакалил, шакалил у иностранных посольств. Конечно. И там за 30 серебренников продавал все, что услышал, где, чего, чем гордится коллектив. И так далее. Товарищи, я еще раз повторяю свою максиму. Максима заключается в следующем: педофила ищи около пионерлагеря или школы, алкоголика ищи около винного отдела, педрилу ищи около мужского туалета, соответственно, здорового человека иди около женского, ну, не знаю, например. Каждого надо искать рядом с добычей. Где добыча, там он где-то ходит, волчара, где-то ходит, глаза сверкают зырк, зырк, зырк глазками. Значит, шпиона ищи рядом с ФСБ. Всегда где ФСБ - там шпион. Ну, так получается.

    А.ОНОШКО: Меня ищи рядом с прилавком трески за рубль двадцать. Вот моя добыча.

    С.ДОРЕНКО: А меня ищи рядом с магазином карнавальных костюмов. Мне надо немедленно купить костюм мышки и белочки.

    А.ОНОШКО: Себе?

    С.ДОРЕНКО: Нет, детям. На Ильинке, говорят, где-то продаются, сегодня пойду.

    А.ОНОШКО: В «Ашане» можно купить.

    С.ДОРЕНКО: В каком «Ашане»? Трататане. Этих ролей нет, которые надо в «Ашане».

    А.ОНОШКО: Белочка и что?

    С.ДОРЕНКО: Белочка и мышка либо наоборот.

    А.ОНОШКО: А себе вы не купите какой-нибудь костюм?

    С.ДОРЕНКО: Нет, это слишком эротично. Ну, зачем? Насть, расскажи людям, чтобы все угорели, как ты смотрела квартиру.

    А.ОНОШКО: Ой. Про это можно рассказывать?

    С.ДОРЕНКО: Настя, расскажи людям. Настя, люди просят. Просим, Оношко! Оношко! Просим.

    А.ОНОШКО: Идем смотреть квартиру. Арендаторы проживают, если сделка, то они съедут. Агентша меня встречает внизу, та-та-та… Заходим. Открывает мужчина лет 45-50, в халате, в очках, такой образ, Куравлев таких… Представьте Куравлева, который в очках, который тихоню такого играет. Руки у него в кармашках. Он в халате полосатом.

    С.ДОРЕНКО: В халате. Но ноги обнажены, волосаты?

    А.ОНОШКО: Ноги в шлепках.

    С.ДОРЕНКО: Но кожа на ногах или брюки?

    А.ОНОШКО: Нет-нет…

    С.ДОРЕНКО: Внимание, а мужчина на ногах одет в собственную кожу с волосами.

    А.ОНОШКО: В шлепки.

    С.ДОРЕНКО: И в шлепки. Хорошо. На босу кожу.

    А.ОНОШКО: А мы с мамой. Смотрим кухню, санузел. Комната. Цветы. Говорю: это ваши цветы? Он говорит: да, это мои, будет скоро еще больше. Мы проходим во вторую комнату. Она абсолютно пустая, там стоит диван, во всю большую стену фотообои с видом на Хэйхэ или на Нью-Йорк, не знаю, какой-то ночной вид. И сидит молодой человек в позе лотоса с iPad, тоже в халате.

    С.ДОРЕНКО: И тоже надетом на кожу, на собственную кожу.

    А.ОНОШКО: В халате сидит, смотрит в iPad.

    С.ДОРЕНКО: Оба были в халатах на голое тело.

    А.ОНОШКО: Это все еще было неважно. Я оглядываю комнату, я же квартиру пришла смотреть, а там на пустой стеночке рядом с дверью несколько аккуратненьких гвоздиков и на них несколько аккуратненьких плеточек.

    С.ДОРЕНКО: Плеточки.

    А.ОНОШКО: Я дальше вроде бы еще квартиру смотрю. Я оглядываю, а там на самом деле висит турник на цепях. Если еще взгляд идет дальше по стене, ты замечаешь несколько цепей на стене.

    С.ДОРЕНКО: Цепи к стене можно приковывать.

    А.ОНОШКО: Что-то там подвешивается, видимо, связывается и так далее. И я уже, понимаете, о квартире думать не могу. Я так засмущалась.

    С.ДОРЕНКО: А ты скинула шубку и сказала: мальчики, я что-то пришла в возбуждение. Да?

    А.ОНОШКО: Нет, мне стало неудобно. Я говорю, спасибо, спасибо. А у них чем-то очень сильно пахнет, благовонием или что-то такое. И эта агентша: ой, как у вас тут хорошо пахнет, я заметила, вот я сколько квартир не смотрю, когда даже женщина одна живет, так не пахнет, а когда молодой человек или двое молодых людей снимают, всегда хорошо пахнет, а чем это у вас так пахнет. И она так без конца. А мне уже… я говорю: слушайте, все, спасибо… Спускаемся с мамой в лифте.

    С.ДОРЕНКО: Что сказала мама?

    А.ОНОШКО: Мама говорит: ты знаешь, похоже, один из этих жильцов участник какого-то ансамбля, там везде висят дипломы. Я говорю: ты это заметила? Она говорит: да. Я говорю: а я другое кое-что заметила. Ты  ничего больше не увидела? Она говорит: нет.

    С.ДОРЕНКО: Дипломы. То есть они артисты.

    А.ОНОШКО: Кто-то один, может. Не знаю. Неважно.

    С.ДОРЕНКО: Люди большой культурной жизни.

    А.ОНОШКО: Я уже ни о какой квартире думать не могла.

    С.ДОРЕНКО: А прикинь, Настена, что ты бы сняла эту квартиру.

    А.ОНОШКО: Я бы все время думала, что какое-то время назад здесь…

    С.ДОРЕНКО: Нет, ты бы так не думала. Ты бы заказала попа с молебном, он бы выкурил дух предыдущих мгновенно. А ты дала бы употребление всем этим цепям, растяжкам и плеточкам сама.

    А.ОНОШКО: Да нет, конечно.

    С.ДОРЕНКО: Почему?

    А.ОНОШКО: Они бы, во-первых, все забрали. Во-вторых, это все совершенно на любителя.

    С.ДОРЕНКО: Из этого следует, что Настя не любит связывать. Ага.

    А.ОНОШКО: Я и говорю.

    С.ДОРЕНКО: Бандаж.

    А.ОНОШКО: Сергей, вы себя разоблачаете сейчас.

    С.ДОРЕНКО: Я себя?

    А.ОНОШКО: Конечно.

    С.ДОРЕНКО: Где?

    А.ОНОШКО: А вы думаете, что это я одна про себя говорю.

    С.ДОРЕНКО: Я люблю бандаж? Я люблю только дисциплину, в этом сокращении я люблю вторую букву, «д», дисциплину. И все. Доминация. Доминация и дисциплина. Обе «д» ты сейчас познаешь, дорогая. «Теперь пора поставить трек, который постоянно звучал в баре «Голубая устрица». Квартирка-то намоленная. Настя стала бы госпожой», - говорит Руслан. «Надо было снимать». Вот и я говорю.

    А.ОНОШКО: И уговаривать их остаться, не съезжать.

    С.ДОРЕНКО: «Вы слышали пранк с Гогеном?» Нет, не слышал.

    А.ОНОШКО: Я бы сделала с Гургеном пранк, если честно.

    С.ДОРЕНКО: Степан из Вайтрана: «Анастасия, позвоните моего брату, он риэлтор, который не заведет вас в такую квартиру».

    А.ОНОШКО: Я вас умоляю, я сама себе риэлтор.

    С.ДОРЕНКО: «Передача пронизана эротизмом. Вчера Настя была милф, а сегодня БДСМ», - Алексис. «Ржу. В метро на меня косятся», - Татьяна. Татьяна, вас с Татьяниным днем, пожалуйста. «С детства ненавижу Высоцкого, - Елена из Кунцева. – Он заразил психозом всю Россию». Елена из Кунцева готова спорить о Высоцкого. Елена из Кунцева, вы как раз то исключение, которое доказывает правило. «Анастасия каждый день в новом образе», - пишет Бонифаций. «Как пишет Низа Гарь, это рука Чемезова добралась до специалистов информационной безопасности ФСБ», - рассказывает Александр в связи с арестом человека из Касперского. «Сюда подходит песня из Zap Mama». Какая из них? Ладно, ребят. В движении. 8 баллов. Ад адский. Стоит вообще все к чертовой матери. Кстати говоря, например, Звенигородка стоит, как обычно, не экстраординарно. В основном все стоит экстраординарно. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. От Нахабино с Новой Риги до «Дмитровской» час 50.

    С.ДОРЕНКО: Объясните, пожалуйста, нам и велосипедистам всевозможным необходимость ездить именно на машине, ваша необходимость. Почему у вас?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: 530-я дизельная БМВ, задний привод. Это кайф.

    С.ДОРЕНКО: Да. И аккуратненько тогда. Спасибо. Да, да. С задним приводом вдобавок. Это действительно просто наслажденье. «Внутренняя сторона МКАД от Каширки до Профсоюзной. Стоим». Ребят, где стоите, не говорите. Скажите, где едете. «Звенигородка гораздо хуже обычного», - свидетельствует Зема. «Мы стоим уже час». По «Яндексу» кажется, что она обычно стоит, но нет. От Бирюлева Восточного до Третьего транспортного кольца один час 50 минут. «Задний привод на летней резине». Нет, до этого изыска, я думаю, не дошел наш слушатель. Я думаю, что задний привод нужно на зимний резине, но на липучках, не на шипах. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Виктор. Отстоял час на Дмитровке, развернулся и решил сделать себе выходной. Невозможно.

    С.ДОРЕНКО: 8 баллов. Не будет езды.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И вечером не будет.

    С.ДОРЕНКО: Сегодня мертвый день и точка. Надо забыть про езду и так далее, бросить машину и драпать отсюда. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Велозаводская в сторону Пролетарки хорошо идет.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. 520-я у Николая. Николай рассказывает: «520-я на БМВ на заднем приводе. Жалею, что не на липучках, а на шипах». Просто интересно. Можно, скажу два слова про БМВ. БМВ сохраняет повадку, если ты хочешь поинтересничать на площадке где-то, она сохраняет повадку заднеприводную при твоем желании. Конечно, компьютер мгновенно… У меня полноприводная БМВ. Она и хорошо на трассе тянет, стоит, упорная, хорошая, но, если честно… Сейчас БМВ услышит меня, башку разобьет. Если честно, совсем дразнить судьбу нагло, допустим, одной парой колес левых идти по сугробу, а правой по асфальту и все это на скорости 120, знаешь, на чем я это делал. На Audi Q7. На БМВ я этого делать не стану, потому что БМВ все-таки сохраняет повадку заднеприводной. Поэтому правильно делают люди, что ездят вообще на заднем приводе, аккуратненько, спокойно, но на заднем.

    А.ОНОШКО: Вы знаете, какой у меня привод?

    С.ДОРЕНКО: У тебя привод передний, если он вообще существует. Мне кажется, что ты ногу высовываешь и лаптей толкаешь. Она лаптей толкает. У ней «Ситроен Пикассо». Я когда сел в ее машину, она оказалась действительно огромной изнутри. Этот «Ситроен» оказался огромным изнутри.


    Новости


    С.ДОРЕНКО: 10 часов 6 минут. Александр Фельдман спрашивает, пробьем ли 58,80 в поддержку. Может быть. Доллар, евро, нефть – все вниз. …апогей налогового периода интенсивно коррелирует с намерениями орла нашего дона Трампа углубить и расширить добычу углеводородовицы. Интересно, пробьем ли 58,80.

    А.ОНОШКО: И Сергей Доренко.

    С.ДОРЕНКО: Что с ним?

    А.ОНОШКО: Я не успела вас объявить.

    С.ДОРЕНКО: Объявить. Вы «с Настей Оношко» и дальше про нефть.

    А.ОНОШКО: А я все жду.

    С.ДОРЕНКО: Хорошо.

    А.ОНОШКО: Ну, так пробьем. Я вижу 58.

    С.ДОРЕНКО: «Почему не даете пройтись по мэру? А Собянин то, то, то», - говорит Юстас. Юста, пожалуйста, проходите по мэру. Ну, конечно. Еще про вождение. «Очень красиво, говорят, на «ферматике» можно рулить», - Игорь. Игорь, знаю. У меня был W-350, ферматик. При этом должен сказать, что коробка ленивенькая все-таки.  Давайте скажем про Mercedes. Машина лучшая на свете для мужчины за 70. Это правда. Mercedes - лучшая на свете машина для мужчины за 70. Почему? Ленивенькая коробка. Такая вот, тойотовская какая-то. Мы не знаем, где ее делают, вот она такая. «Я на шипах БМВ Х5». Круто. «Инфинити» 333 лошадиные силы. Задний привод. Страшно ездить. Езжу на летучках», - Артем. Может быть, как-то мягонько. Мягонько. Лягенько. «У меня шипы Mazda СХ-9. Вообще нет проблем». «Зимой рулить можно только на «субе». Может быть. Не знаю. Я на «субе» не ездил.

    «Трамп запустил строительство Кейптауна и Дакоты». Что это? «Дайте оценку». Не буду. Не знаю. Я читаю, что у нас с долларом. Доллар, между прочим, падает, рубль растет. 59,10. Помнишь, у нас вчера было 59,22 и так далее. Уже вечером, кстати, я смотрел, 59,22. 63,32 – по евро. 59,09 сейчас. 59,10. Может быть, пробьем 59. А что? Поехали дальше. 55,30 – нефть. Это то, к чему мы привыкли, нормально. И 1,0715 (мы видели вчера на 1,0725-1,0722), главная пара держится там, где и была. На дороге не очень хорошо. «Из Видного в центр два с половиной часа», - Евгений Русанов. «На Duster на шипах прекрасно». Duster хорошая машина. Я очень верю в Duster. У меня он был неделю, я должен сказать, воспоминания шикарные. «Когда рухнет доллар?» Куда рухнет доллар? Никуда он не рухнет, все хорошо. «Езжу на Mercedes 123-й кузов, 1979 года, на севере и не парюсь», - Серега из Надыма. Да, 123-й кузов, конечно, знаменитый. Мне бразилец знакомый показывал 123-й кузов на Кутузовском проспекте вот как. Он на 123-м кузове в Mercedes, 1979 года примерно тоже, подъезжал к высочайшему бордюру, как будто он на Toyota Land Cruiser был. Просто бил в этот бордюр машиной, и его Mercedes спокойно вкатывался на бордюр. Я просто смотрел и говорил: нет, я не знаю, как это произошло. Я не понимаю, как это происходило.

    А.ОНОШКО: Сейчас бы ему этот уже навык не пригодился.

    С.ДОРЕНКО: Я не знаю, у него там кованая подвеска, вдобавок еще она какая-то совсем волшебная была. Mercedes, 123-й кузов.

    А.ОНОШКО: Вы знаете, что в Измайлове сейчас тракторы изображают ГЛОНАСС работу и ездят без щеток очень медленно специально по дорогам. У Варламова найдете пост. Так можно было бы подумать, что это просто трактор сфотографирован, но говорят, что есть свидетельства этих работников.

    С.ДОРЕНКО: Прикольно. То есть для ГЛОНАССА проверяется работа тракторов.

    А.ОНОШКО: Для отчетности. Они будут писать, что было выпущено столько-то единиц техники.

    С.ДОРЕНКО: Для отчетности и для правильного трека в ГЛОНАССе просто так…

    А.ОНОШКО: Они катаются без счета. В Северном Измайлове конкретно.

    С.ДОРЕНКО: Просто так по Москве ездят прекрасные трактора, которые, естественно, затрудняют движение. Ведь правда же. Ну и прекрасно. Это хорошо. Скажи мне, пожалуйста, про молодежь. Ты ближе к молодежи, чем я.

    А.ОНОШКО: Ну, конечно.

    С.ДОРЕНКО: И уже точно ближе, я думаю, чем глава Минобрнауки Ольга Васильева. Она же тебя старше.

    А.ОНОШКО: Вроде постарше.

    С.ДОРЕНКО: По виду сказать, что старше. Они рассуждают, что нужно молодежи. Что нужно молодежи?

    А.ОНОШКО: Что же нужно молодежи?

    С.ДОРЕНКО: Я знал много друзей молодежи.

    А.ОНОШКО: Есть такая категория.

    С.ДОРЕНКО: Есть категория пожилых мужчин, они друзья молодежи.

    А.ОНОШКО: Это кто, например?

    С.ДОРЕНКО: Мне не хотелось бы, это очень публичные лица, известные, с абсолютно громкими именами. Но они были друзья молодежи когда-то, а сейчас я с ними не общаюсь по ряду обстоятельств. Они говорили, что у них одно на уме, у молодежи.

    А.ОНОШКО: Это им так кажется. Они экстраполировали собственные мысли.

    С.ДОРЕНКО: Один абсолютный знаток молодежи, который каждые два дня знакомился с новой молодежью, как минимум каждые два дня, если так уж не задалось, перелеты и все, не получается каждый день, он говорил мне, что у них даже мысли не о сексе, а о том, как немедленно, потрахавшись, выложить все это в Facebook или в Instagram. Вот у него такое понимание.

    А.ОНОШКО: Обида такая небольшая. Я так понимаю, он-то предлагал другое.

    С.ДОРЕНКО: Он говорил: ты в 8 утра, в 9 утра буквально ее вытаскиваешь из-за стола, потому что она, подключившись немедленно (тогда, нулевые годы), ты ее за шиворот волочишь из-за стола в «Штерн», чтобы купить золото ей, браслеты, диадемы какие-то, она не может, кричит «сейчас, сейчас, не отвлекай». Весь экспириенс выкладывает себе в соцсети: он такой, а я такая, он такой, а я такая.  В нулевые. Им было 20 в нулевые, предположим, в 2005 году им было 20. Из этого следует, что им сейчас 30.

    А.ОНОШКО: Наверное.

    С.ДОРЕНКО: Вот они были. Главное, говорит, выложить в соцсеть.

    А.ОНОШКО: Ближе к 40 уже, 2017 год.

    С.ДОРЕНКО: 2017-й. Я сказал, в 2005-м было 20, значит, сейчас 32.

    А.ОНОШКО: Вы сказали, в 2000-м им было 20.

    С.ДОРЕНКО: Я сказал, в 2000-х, в 2005-м, например, им было 20, а теперь, она говорит, им ближе к 40. Какая ты добрая, дорогая.

    А.ОНОШКО: Я думала, вы сейчас скажете, какая я дура.

    С.ДОРЕНКО: Ты добрая. Что говорит Васильева? Васильева говорит, что они хотят пылких отношений и флер. Что такое слово «флер»? Флер – это какая-то дымка.

    А.ОНОШКО: Да, цветочка.

    С.ДОРЕНКО: Fleurs d’orange. Нет, это не цветочек.

    А.ОНОШКО: Конечно, все этого хотят, естественно, но этому не научишь в школе. А она там говорит...

    С.ДОРЕНКО: Она говорит, не надо сексуального просвещения. Молодежь интересует не секс, а высокая любовь. Давайте проголосуем, вот кто знает молодежь. Есть же друзья молодежи и среди наших слушателей. С вашей точки зрения, по вашим наблюдениям, по вашим воспоминаниям, молодежь интересует главным образом секс – 134-2135, высокая любовь – 134-2136. О каком возрасте идет? Все-таки о школьниках.

    А.ОНОШКО: Наверное. Высокая любовь. Конечно, и то, и то интересует.

    С.ДОРЕНКО: Ты можешь о себе вспомнить? Ты когда была пубертатом, расскажи мне, пубертатная Оношко, это как что?

    А.ОНОШКО: Ой, страшное дело.

    С.ДОРЕНКО: Хотелось секса, конечно.

    А.ОНОШКО: Нет, конечно.

    С.ДОРЕНКО: Развязная была.

    А.ОНОШКО: Не может этого хотеться. С одной стороны, вокруг тебя есть культура, которая тебе рассказывает о том, как круто целоваться в губы, ходить за руку.

    С.ДОРЕНКО: Ты же выросла в эпоху, когда романтизировал фильм «Фанфан-тюльпан», я думаю.

    А.ОНОШКО: Я такого не знаю фильма.

    С.ДОРЕНКО: Мне кажется, она выросла в эту эпоху. «Фанфан-тюльпан». Я тоже не знаю, я слышал об этом от бабушки. «Фанфан-тюльпан».

    А.ОНОШКО: Ты живешь, преисполненный любопытством, что мимо жизнь какая-то проходит.

    С.ДОРЕНКО: Она выросла при Boney M.

    А.ОНОШКО: Boney M? Нет. У меня были возрастные родители, они слушали другую музыку, джаз всякий. Так вот. Это же любопытство. Этого же не может хотеться самого по себе. Это, может, у мальчиков чего-то чешется. А так просто интересно, конечно. Это любопытство простое, но много очень преград внутренних, поэтому, конечно, реализовать, главное, невозможно практически. Потому что ты ходишь в школу, всех знаешь и все такое.

    С.ДОРЕНКО: Тебе хотелось быть опытной женщиной.

    А.ОНОШКО: Да нет, мне не хотелось. Есть интерес и любопытство, потому что ты не знаешь, как что выглядит и так далее. Я вам рассказывала, как мы порнографию с подружкой, в первый раз познакомились с этим видом искусства.

    С.ДОРЕНКО: Расскажи, пожалуйста.

    А.ОНОШКО: Я домашнее задание… Она болела, и мне надо было передать ей тетрадку с домашним заданием по русскому языку. Пятый класс был или шестой. Я звоню.

    С.ДОРЕНКО: 11-12 лет.

    А.ОНОШКО: Может, даже младше. В общем, я прихожу, через порог тетрадку протягиваю, она мне говорит: слушай, у меня родителей дома нет, хочешь порнуху посмотреть.

    С.ДОРЕНКО: Она говорит.

    А.ОНОШКО: Она мне говорит. Я говорю: конечно, хочу, какие могут быть разговоры.

    С.ДОРЕНКО: Почему ты так говоришь? Ты, в сущности, не хотела.

    А.ОНОШКО: Как не хотела, когда это очень интересно. Интерес к телу.

    С.ДОРЕНКО: И там сразу даббл пенитрейшн пошел.

    А.ОНОШКО: У нее дома младшая сестренка, которой четыре года или три. Родители просто вышли. А папа моряк у нее был, откуда, собственно, дровишки. В общем, она знала тайник, где у мамы с папой лежат какие-то видеокассеты. Она говорит: тебе какую (стоит с двумя кассетами), где каждую секунду или с историей? Я говорю: чего мне эти истории, давай, где каждую секунду сразу посмотрим. Она ее ставит. Надо сказать, что там был какой-то сюжетец все-таки разыгран. Потом мы перемотали. Мы так перематывали, перематывали…

    С.ДОРЕНКО: Перемотали. Я хотел обратить внимание министра образования Васильевой. Они перемотали высокую любовь. Они высокую любовь перемотали.

    А.ОНОШКО: Там все так однообразно было.

    С.ДОРЕНКО: Она высокую любовь перемотала.

    А.ОНОШКО: Значит, мы перематывали, перематывали. Действительно везде, куда бы мы ни перемотали, там было примерно одно и тоже. А девочка бегала и говорила: я все маме расскажу. И тут мы побелели, потому что страшнее этого, конечно… Я представила, как ее мама звонит моей и рассказывает.

    С.ДОРЕНКО: Откуда взялась девочка?

    А.ОНОШКО: Сестренка у нее дома.

    С.ДОРЕНКО: Сколько лет?

    А.ОНОШКО: 4 года.

    С.ДОРЕНКО: Она смотрела все это?

    А.ОНОШКО: Нет, она своими делами занималась. Она просто заглянула в комнату и, глянув на экран, Илона сказала, «это мы физкультуру смотрим».

    С.ДОРЕНКО: Физкультуру. Аэробику.

    А.ОНОШКО: Да, аэробику, в лосинах, конечно. А та потом говорит: я маме расскажу. Я просто побелела, а Илона говорит: а что ты маме скажешь? Что ты мою Барби спрятала.

    С.ДОРЕНКО: Что ты мою Барби спрятала. Что тоже эротично.

    А.ОНОШКО: Так отлегло. И тут я сказала: Илона, все, все, я все поняла, спасибо, давай, я пошла.

    С.ДОРЕНКО: Ты была растоптана.

    А.ОНОШКО: Я была, что меня могут наказать за любопытство.

    С.ДОРЕНКО: А ты соотнесла это с пестиками и тычинками?

    А.ОНОШКО: Нет, сам процесс, об этом я знала давно.

    С.ДОРЕНКО: Знала давно.

    А.ОНОШКО: Я знала вообще все.

    С.ДОРЕНКО: Откуда?

    А.ОНОШКО: Из книжек. Есть анатомические всякие. Откуда? Знала.

    С.ДОРЕНКО: Со скольких лет?

    А.ОНОШКО: Лет с 8-9.

    С.ДОРЕНКО: Ну, с 8-9 все знают. Я думал, ты раньше знала.

    А.ОНОШКО: Нет. Без подробностей. Я не помню, честно говоря, этот момент. У меня не было такого шока, что я вот помню, как я узнала, что так. Мне просто казалось это немного странным, неприятное описание.

    С.ДОРЕНКО: Можно между нами, сейчас нас никто не слышит, микрофоны отключены. Я хочу тебе сказать, это реально странно. Это странно. Пока нас никто не слышит, реклама пока идет, я серьезно, это странно. Один человек вдруг разворачивается, в живого человека сует.

    А.ОНОШКО: Местом, которым он писает.

    С.ДОРЕНКО: Зачем? Что хорошего-то?

    А.ОНОШКО: Грязное и вонючее все. Ужасно.

    С.ДОРЕНКО: Как-то неопрятно с виду.

    А.ОНОШКО: Да. И сложно это как бы понять на самом деле. И когда ты посмотрел еще…

    С.ДОРЕНКО: Все неприятно как-то, мясо, кровь, неприятно.

    А.ОНОШКО: То есть любопытство было удовлетворено полностью на самом деле. Я не знаю, сколько я там провела, в этой квартире.

    С.ДОРЕНКО: Мне понятно, сколько ты уделяла похоти, сексу и всевозможному другому паскудству. Я обращаю внимание министра образования Васильевой. А высокой любви какое внимание ты уделяла?

    А.ОНОШКО: Разумеется. Сначала ты ее ждешь. Ты ждешь, а ее нет. Ты думаешь, вот этот – нет, вот этот – нет, вот этот, может быть, аналитически подходишь, думаешь, вот этот должен понравиться уже, наконец.

    С.ДОРЕНКО: А у тебя в каком возрасте это было?

    А.ОНОШКО: Что, в каком возрасте?

    С.ДОРЕНКО: Вот «я жду».

    А.ОНОШКО: Постигло чувство?

    С.ДОРЕНКО: Нет. Ожидание. В каком возрасте?

    А.ОНОШКО: Но это с самой младшей школы начинается, кто кого любит, какие-то записочки.

    С.ДОРЕНКО: Нет, когда у тебя ожесточенно уже было, лет в 11-12.

    А.ОНОШКО: Нет, ожидания не было.

    С.ДОРЕНКО: В 11-12.

    А.ОНОШКО: Нет. Это рано. Ты же ориентируешься на сверстников. Когда появляется первая так называемая пара в твоем окружении как бы, которая начинает гулять вместе, какие-то у них там начинаются… Ты думаешь, а я чего-то…

    С.ДОРЕНКО: Ну, сколько лет тебе было? Мне просто интересно.

    А.ОНОШКО: Когда меня стало заботить, почему мне никто не нравится?

    С.ДОРЕНКО: Да.

    А.ОНОШКО: Лет в 14, наверное, в 15.

    С.ДОРЕНКО: Это было в 1993 году, дорогая.

    А.ОНОШКО: Например.

    С.ДОРЕНКО: Ты уже могла видеть меня по телевизору и влюбиться. Почему ты этого не сделала?

    А.ОНОШКО: У меня не было телевизора, во-первых, дома.

    С.ДОРЕНКО: Почему у тебя не было телевизора?

    А.ОНОШКО: Моего папу в деревне называли баптистом в этой связи.

    С.ДОРЕНКО: В 1992 году я вел программу «Время». Ты уже вполне могла в меня влюбляться напропалую.

    А.ОНОШКО: Нет, как-то ни в одного вообще героя с экранов не получилось. Брэд Питт был исключением, но я не влюбилась в него.

    С.ДОРЕНКО: Брэд Питт был гораздо позже. Ты должна была до Брэда Питта пасть в объятия гомосексуалиста Рикки Мартина.

    А.ОНОШКО: Нет-нет.

    С.ДОРЕНКО: Она миновала Рикки Мартина.

    А.ОНОШКО: Он был похож на мою первую любовь, поэтому он мне как бы нравился.

    С.ДОРЕНКО: Брэд Питт?

    А.ОНОШКО: Да.

    С.ДОРЕНКО: Такой же невыдержанный и так же размахивал руками, как дурак?

    А.ОНОШКО: Почему?

    С.ДОРЕНКО: Брэд Питт размахивает руками, как придурок.

    А.ОНОШКО: Размахивает руками Джонни Депп.

    С.ДОРЕНКО: Джонни Депп еще хуже, это вообще пропеллер какой-то.

    А.ОНОШКО: Мне он тоже очень нравился, кстати.

    С.ДОРЕНКО: Можно, я подведу итог голосования, потому что никто не хочет подвести итог.

    А.ОНОШКО: Кто голосует?

    С.ДОРЕНКО: Голосуют все на самом деле. Я останавливаю голосование. Мы просто про него забыли. «Молодежь, прежде всего, интересует не секс, а высокая любовь», - говорит Васильева, министр образования. Мы задали этот же вопрос нашим слушателям в нашем антинаучном голосовании. Итак: молодежь, прежде всего, интересует секс - 56 процентов, высокая любовь – 44 процента. Никого не интересует моя ранняя сексуальность. Я бы рассказал довольно много, но не буду. Потому что тебя не интересует, ты не спрашиваешь. Все любуются твоей сексуальностью, обрати внимание.

    А.ОНОШКО: Вы меня поставили на табуреточку, я рассказываю.

    С.ДОРЕНКО: Я всю свою молодость в основном (поставь меня на табуреточку) и все свое детство был не готов к сексуальной связи с женщиной. Молодость я считаю до 15 лет где-то. До 15 лет я был не готов. Я объясню почему. Меня обуревал ужас при мысли, не что я с ней сделаю, а что она завтра подойдет ко мне, скажет: ну, здравствуйте, Сережа.

    А.ОНОШКО: Так это и девочку останавливает.

    С.ДОРЕНКО: И вот это мне на хрен не нужно было. Вот на хрен не нужно. Если бы можно было сделать так, чтобы… раз и все.

    А.ОНОШКО: Я думаю, это всех останавливает, Сергей.

    С.ДОРЕНКО: Понимаешь?

    А.ОНОШКО: Да.

    С.ДОРЕНКО: И дальше тоже. В принципе, я тогда читал О’Генри, у О’Генри есть одна блистательная фраза, что «где же мне найти жену или женщину, глухонемую, да к тому же круглую сироту». Потому что на самом деле лучше всего с женщиной избежать отношений. Чего ты боишься в молодости? Поскольку ты не понимаешь, как вести отношения, в принципе, не понимаешь, что такое отношения, ты их не понимаешь, то тебе страшно от отношений.

    А.ОНОШКО: Да тебе они и не нужны.

    С.ДОРЕНКО: Страшно от отношений. Поэтому тебя никакая высокая любовь никак не интересует даже близко. Потому что отношения – это ад для тебя, в молодости. Ты им не обучен, ты страшно смущаешься.

    А.ОНОШКО: У меня вопрос стоял так: готова ли я замуж за этого человека. Абсолютно точно был вопрос такой, что нет.

    С.ДОРЕНКО: Ни в коем случае. Я боялся отношений. Если бы они были резиновые, мои одноклассницы, резиновые одноклассницы, то это был прекрасный класс, который состоял бы из резиновых одноклассниц. Должен сказать, что я бы, конечно, оскоромился и многократно. Но поскольку надо было вступать в отношения, говорить «здравствуй», ты такой эээ… она завтра уже подходит к тебе, ластится, вроде прижимается, ты такой думаешь, на хрена она мне сдалась, она кто мне. Тебя пугает вот эта связь. То есть возникает некая между вами связь. Потому что женщина, к сожалению, живой человек. Если бы женщина была, например, какой-нибудь зеброй, и они бегали в стаде каком-то, а ты был бы живой человек, а женщины были бы зебрами, ты мог бы подходить, брать любую и отпускать назад в стадо. И они назад побежали и-го-го, и-го-го. И хорошо. Вроде и славно. И она завтра не подходит к тебе и говорит, «родной, ты знаешь, я… я хотела сказать, вот меня обижает, еще что-то», а так по фиг вообще. Вот это идеальная, в принципе, была бы женщина. Ее описывает О’Генри в 19 веке. Внимание. Глухонемая, вдобавок полная сирота -- вот идеал женщины.

    А.ОНОШКО: Кошмар. Вы бы тогда тем более не смогли бы. У вас бы чувство вины было, что вы должны за нее отвечать.

    С.ДОРЕНКО: Нет. Ты ...эээ… она пошла куда-то. Все. Очень правильно.

    А.ОНОШКО: А если она от вас не отходит?

    С.ДОРЕНКО: Надо как-то прогнать.

    А.ОНОШКО: В любом случае эти уроки нужны, потому что ведь есть разные семьи. Где-то люди воспитывают детей, рассказывают им, что к чему приводит. Дети же любопытны. Кроме флера и высоких чувств, еще есть вот это любопытство. А еще есть алкоголь, который с «Боярышником».

    С.ДОРЕНКО:  Я боялся отношений невероятно. Меня влекло невероятно к девушкам и к женщинам, и к учительницам, и подряд по периметру ко всем. Меня, знаешь, к кому влекло еще? К Нееловой Марине, например, она губастая, мне прям хотелось. Меня влекло к этой, как ее, маленькая такая актерочка, Глаголева, меня к ней влекло. Потом была такая, глазки пуговки, которая играла… Женечка Симонова, мне к ней влекло страшно абсолютно.

    А.ОНОШКО: Вы про предохранение знали что-то?

    С.ДОРЕНКО: Ничего не знал про предохранение, знал про онанизм. Вот я смотрел что-нибудь с Нееловой, шел в ванну. Я знал точный адрес. Вот Неелова, вот ванна, вот Женечка Симонова, вот ванна. Спокойно проходишь в ванну. Спокойно, протоптанной дорожкой. Понятно? Никаких отношений. Сегодня я встречу Веру Глаголеву, я ее встречал, как-то мы были у Плотникова в фотостудии, она дочь снимала, тогда еще маленькую дочь, сейчас эта дочь уже выросла. С Верой Глаголевой. Абсолютно я не смущался. Сколько раз я с ней «переспал», страшно подумать. Я с ней встречаюсь, здрасьте, здрасьте, и разошлись. Это моя бывшая, в смысле, моего воображения. Вот как удобно и удивительно правильно устроена жизнь. Поэтому надо добавить, что Васильева не разбирается в жизни вообще никак. Министр образования Васильева, вы не разбираетесь в жизни. Я вам говорю на собственном опыте, я же не по книжкам знаю.


    Новости


    С.ДОРЕНКО: «Я лет 10 назад, - пишет Антон Чехов, - признался Нееловой именно в том же, что она его волновала в молодости. Она была очень удивлена. Сказала, никогда не считала себя секс-символом». Фигасе, с такими губищами и с такой повадкой кошачьей. Ну, правда, она была очень кошечка. «До 11 лет жил на Грузинском Валу и играл на скрипке. Ничего про секс не знал. В 11 лет переехали на юг Москвы, и я тотчас узнал от новых друзей довольно много», - говорит Всеволод Соколов. Оказывается, все-таки от региона зависит, насколько информированы сотоварищи. «Про рубль забыли». Чего это мы про рубль забыли? Мы сказали, что 59,10 он был в минуту, когда я говорил об этом. «История про высокую любовь портит психику. Ожидания завышенные, в итоге то, что смотрела Анастасия», - говорит Клерик. «А Удовиченко?» Ну, да. Да. Удовиченко, это же вот эта, Мэри Поппинс?

    А.ОНОШКО: Сейчас посмотрю.

    С.ДОРЕНКО: Она была шарминг-шарминг. Алиса Селезнева, конечно. Нет, ну, потом уже появилась «Греческая смоковница» и мы забыли русских актрис. Потом мы надежно перешли... Deep Throat появилась, «Глубокая глотка». Мы смотрели русских актрис, потому что не было порнухи реально, просто не было. Когда появилась порнуха, русские актрисы пошли все к черту моментально. Ну, правда. Русские актрисы были сколько-нибудь интересны в силу отсутствия порнографии. Как только появилась порнография… Если бы в то время была «Каприз» с «Анжеликой» за фиг бы нам нужны были Удовиченки все эти и прочее. И так далее.

    Телеканал «360». Замначальника «Бутырки» подозревают в убийстве членов семьи. Прямо сейчас. Руководитель отдела кадров Следственного изолятора № 2, «Бутырка», задержан накануне вечером в собственной квартире по подозрению в убийстве членов своей семьи, сообщил телеканалу «360» источник в правоохранительных органах. По его данным, мужчина забил до смерти молотком несовершеннолетнюю падчерицу и жену. В приемной начальника СИЗО с «Медиазоной» разговаривать отказались. Мы читаем по «Медиазоне» со ссылкой на телеканал «360». У него была жена и падчерица несовершеннолетняя, которых он, вероятно, забил молотком насмерть. Не побил молотком, а насмерть забил. Вот так. Хорошо. В смысле, нехорошо, но мы будем следить за событиями.

    «Вы утомительно отдохнули в Испании и теперь за это постоянно грызете Настю», - говорит мне 27-й. Что значит, утомительно? Гастрономически, может быть, утомительно. И что значит, грызу Настю? Я тебя грызу?

    А.ОНОШКО: Не знаю.

    С.ДОРЕНКО: Она не знает.

    А.ОНОШКО: Может быть, так выглядит со стороны.

    С.ДОРЕНКО: Не знает. Не знает, значит, нет. Или да?

    А.ОНОШКО: Немножко.

    С.ДОРЕНКО: Я ее погрызаю для профилактики, для дисциплины. Дисциплина. А что вы хотите? «Мою сексуальность пробуждала Багра из «Маугли», - признается 27-й. Это очень опасно, сходите к психотерапевту. Очень опасно. Потому что Багир - это мужчина, как вы знаете, у Киплинга.

    А.ОНОШКО: Но в мультике-то нет.

    С.ДОРЕНКО: Багир мужчина у Киплинга. Пишется «Багирах», h на конце. Если вас волновал, и ваша ранняя сексуальность развивалась под обаянием господина Багираха, то я должен сказать, что я бы советовал вам обратиться к специалисту. «Какой мужчина? Животное». Животное, но это Багирах. Почитайте Киплинга в оригинале. Это мужчина. По-русски Багир или Багирах, как хотите.

    Слушайте, по поводу отпуска… «Сова в Винни-Пухе тоже мужчина», - Смит. Все. «Багирах был армянин». Нет, конечно. Давайте вернемся к отпуску. Послушай меня. Я отдыхал в Испании и абсолютно этого не скрывал. Я выкладывал постоянно, каждый день в Instagram, Facebook и даже в Twitter, вы будете смеяться, постоянно фотки с отдыха. Выпивка, хавка, все подряд, песочек, пляжи, корабли, море, чертова уйма всякой шняги. Я выкладывал. Из Испании. Было бы гораздо глупее, если бы я сидел бы в Испании, а вам бы выдавал заготовки своего отпуска где-нибудь на Новой Риге. Понятно, да? Я сижу там, а вам выкладываю, как я в Новой Риге иду на лыжах. Из Андалусии, да. Андалуссийские снимки. А вам бы я выкладывал, сидел бы в Андалусии, а выкладывал бы вам, как я иду на лыжах по Новой Риге, а все это записал бы в декабре. И такой ходил бы, крякал. Вот что бы вы про это сказали? Вы бы сказали, что я… Не знаю, где я буду летом отдыхать. Instagram как найти? Войти в Instagram и найти. Господи, помилуй, тоже мне.

    А.ОНОШКО: У вас не случился пока порыв внутренним туризмом опять заняться?

    С.ДОРЕНКО: Нет. Внутренним туризмом я не занимаюсь. Я не дурак, в хорошем смысле. Внимание. Зачем мне внутренний туризм? Я внутри себя нахожусь здесь 300 дней в году. 340 дней в году я нахожусь внутри себя. Мне иногда хочется выйти из себя. Выйти из себя и оказаться где-то еще. Тем не менее, например, приморский губернатор отчебучил офигенскую тему. Он отдыхал сам в Дубае, а выкладывал фотки, насколько я понимаю, из Приморья.

    А.ОНОШКО: Да?

    С.ДОРЕНКО: Да! Вот эта лажа, вот это прикольно. Ребят, переключитесь. Я не слуга народу никакой, я ваш слуга, я ваш раб, я стою на коленях перед вами, слушателей. Но если бы я был чиновником, еще вдобавок чиновником, который надеется на какую-то… Надо, знаешь, кого спросить? Мишу Виноградова, который разбирается в этих чиновниках, в их стабильности, что там у Миклушевского. Он поехал сам в Дубай к Владимиру из Дубая, где отдых дорогой (просто чтобы было понятно) и в это время постил в Instagram, то ли его холуи постили, фотки, что он в Приморье.

    А.ОНОШКО: А там профотошопленный он был?

    С.ДОРЕНКО: Нет. Фактически наснимал заранее.

    А.ОНОШКО: Теги можно даже доставить для пущей достоверности.

    С.ДОРЕНКО: Слушай. Тот, кто постил, находился во Владике. То есть человек постит: я сегодня с утра… Сам идет в бассейн с теплой морской водой, в Дубаи. Я сегодня с утра решил, так сказать, вокруг мухосранска, совхоза имени 22 партсъезда прокатиться на лыжах. Пошел. Палки мелькают. Сам сидит где-то, рыгает у себя в баре пятизвездочной гостиницы. Понятно? Господин Миклушевский. Это о чем? Народа боится, бога не боится, Путина ни боится. Никого не боится. Почему? Да это же очевидно.

    А.ОНОШКО: Как узнали, что он был в Дубае? Там много наших, я так понимаю. Колесников недавно ездил.

    С.ДОРЕНКО: Когда я был в Дубае сам последний раз в апреле года три назад или два, я ездил первую апрельскую воду попробовать, но я не губернатор, моя фамилия не Миклушевский, как вы знаете, я видел матерные ругательства на небоскребах Дубая, написанные из баллончика. То есть там русские есть точно. Ну, конечно. Чел поехал в Дубаи, сейчас, в новогодние каникулы, там отдубасил, при этом рассказывал всем, что он во Владике. Ну, как это может быть?

    А.ОНОШКО: Ну, неприлично, конечно.

    С.ДОРЕНКО: Дальше. Член комитета Государственной Думы по физкультуре и спорту хочет запретить вообще губерам выезжать за рубежом.

    А.ОНОШКО: Очень хорошо.

    С.ДОРЕНКО: Здрасьте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Михаил Иванович. Сергей, вопрос простой. А кто его туда отпускал? Дело в том, что губернатор практически подчиняется президенту.

    С.ДОРЕНКО: Правильно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Согласование с администрацией и лично с президентом выезд за пределы страны запрещен.

    С.ДОРЕНКО: Я рискну предположить, что лично президенту они не дозваниваются. Они отмечаются где-то, конечно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не отмечаются, а берут разрешение.

    С.ДОРЕНКО: Вот давайте, мы с вами губернаторы, вы и я. Мы дозвониться Путину, честно скажем, это нереальная фигня. Владимир Владимирович, я поехал. Нет. Есть человек, который меня курирует. Я звоню и говорю ему: Иван Иваныч, разрешите убыть, ничего срочного не предвидится. Ну, де-факто разрешение, конечно. Конечно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну, так он с разрешения.

    С.ДОРЕНКО: Разрешение нужно, да, вы правы.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Согласование, давайте назовем проще.

    С.ДОРЕНКО: Согласование.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Значит, ему дали согласование.

    С.ДОРЕНКО: Конечно. Иначе он бы не уехал. Давайте вы будете администрацией президента, я буду Миклушевский. Я должен позвонить вам и сказать: Михаил Иванович, ничего не предвидится срочного, не будет шеф вызывать? Вы мне говорите: пока, Сергей Леонидович, нет. Я говорю: если я оттянусь на 10 дней. А где вы будете? Да в Дубаи. Все, телефоны при мне день и ночь я на связи. Вы мне говорите: добро, но вы помните, что… Но я еще, знаете, что скажу? Так от Дубая ближе, чем от Владивостока до Москвы. И самолетов больше. Я быстро подлечу, одна нога здесь, другая там. Правильно?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Правильно.

    С.ДОРЕНКО: Так ему надо быть губернатором Дубая тогда? Действительно, что он сидит на границе с Японией где-то, черт его знает где. Надо быть губернатором Дубая. Оно и ближе, и удобнее, и климат получше, хрен ли. Правильно?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, мы уходим в сторону.

    С.ДОРЕНКО: Давайте вернемся.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вернемся Согласование, значит, он получил?

    С.ДОРЕНКО: 100 процентов.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Получил. Какие к нему претензии?

    А.ОНОШКО: Претензии такие, что тогда фоточки из Дубая надо было.

    С.ДОРЕНКО: Если бы не получил согласование, его бы отодрали, как сидорову козу сейчас уже. Понимаете?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не понимаю.

    С.ДОРЕНКО: Его бы отодрали, пыль бы стояла всюду, все бы говорили, «что это такое», «а это Миклушевского дерут». Ну, конечно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я то понимаю.

    С.ДОРЕНКО: Конечно, он получил разрешение.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Разрешение, согласование он получил. Значит, ответственность за это несет руководство администрации, представители президента.

    А.ОНОШКО: Нет, к нему нет претензии, что он в Дубае отдыхал. А претензия в том, что он прикидывается.

    С.ДОРЕНКО: Ему надо было выйти перед Владивостоком и сказать: ребята, живете вы в гнилой дыре, на северо-восточном муссоне, я от вас устал, я поеду в Дубай отдыхать, идите к чертовой матери. Вот что он должен был сказать. Но он этого не сказал. Он сказал: я остаюсь с вами, котики, я буду с вами на новый год. А сам по-тихому слинял в Дубай. Вот в чем дело.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, давайте обсудим тему научно-технического комплекса МГУ под руководством Тихоновой.

    С.ДОРЕНКО: Не знаю. Здесь я в затруднении. 73-73-948. «Я поехал перенимать опыт», - говорит Старый. В Telegram пишут: не надо звонить Путину. «Я тут в отпуск хочу, жена шопинг просит в Дубаи. Отпустите?» - говорит Александр Соболь, который предполагает, как губернатор отпрашивается съездить в Дубай на шопинг, и полагает, что Миклушевский писал Путину в Telegram. Я так не думаю. Я не думаю, что они пользуются Telegram. Я думаю как раз, это защищенные каналы связи, безусловно, это телефон, скорее всего. «Чувак не вкуривает, что ложь – это плохо», - Михаил. Михаил Иванович, вкурите, что ложь - это плохо. Вкурите, пожалуйста, ложь - это плохо, ну, плохо лгать людям. Плохо говорить, «котики, я с вами», и лгать плохо. Ну, плохо это.

    А.ОНОШКО: Сейчас он выглядит еще хуже, чем если бы он просто фоточки из Дубая постил для людей.

    С.ДОРЕНКО: Конечно. Потому что люди понимают, что он не просто их презирает, а он их презирает, еще вдобавок считает умственно неполноценными. В этом же проблема. Если бы он просто презирал, говорил, «да пошли вы, говно, я вами напотелся здесь, нанюхался вони вашей, пошли вон, идиоты», вот если бы он так сказал, все бы сказали, «елочки с палочками, он нас презирает, но мы знали, ну, что теперь», «мы заслужили», может, кто-то бы сказал. Но он говорит, «нет, я с вами все время». Мне пишет Владимир из Дубая: «Сергей, вы не представляете, сколько это братии здесь. У них здесь недвижимость, у них здесь резидентные визы, запрашивать визу не нужно. Они прилетают чартером, своим личным бортом, чтобы нигде паспортный контроль не засек, идут через виповские ворота. Машину подают к ВИПу. Едут на собственные виллы». Вот это интересный вопрос к Миклушевскому. Он где отдыхал, в какой гостинице? Где он попалился?

    А.ОНОШКО: Интересно.

    С.ДОРЕНКО: Где он попалился? Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

    С.ДОРЕНКО: «Они все ездят в теплые края и удачно это скрывают», - говорит Руслан.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, надо уже успокоиться и отпустить всю эту ситуацию, потому что им плевать абсолютно на народ. Но у меня к вам один вопрос. Скажите, пожалуйста, а губернатор обладает какой-то доступностью к секретной информации? Допустим, я военнослужащий, офицер, у меня был второй уровень секретности, и мне запрещали выезжать за границу даже в течение нескольких лет после того, как уволился из армии.

    С.ДОРЕНКО: Мне кажется, когда там округ заседает по военным делам, обязательно губера входят в него, 100 процентов.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: О’кей. Тогда получается, что им тоже запрещают, потому что любого губернатора можно… Понятно, что они там все находятся на карандаше у спецорганов наших, но к тому, что тогда и им запрещено выезжать по закону.

    С.ДОРЕНКО: Ну, да.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Закон то один для всех.

    С.ДОРЕНКО: «Дубай наш!» - пишет Петр. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Получается, когда мы об ответственности говорим, но обязательно существуют два субъекта, тот, кто отвечает и перед кем он отвечает, это второй субъект.

    С.ДОРЕНКО: Абсолютно, принципиально важно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: В этой ситуации нет второго субъекта. Его нет. Если это касается и политиков, и журналистов, и пропагандистов, и кого угодно, говорят, как вам не стыдно и так далее, вы там будете в аду гореть. Да перед кем мне должно быть стыдно, если тот, перед кем мне должно быть стыдно, его нет.

    С.ДОРЕНКО: Его нет.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я когда в 90-е годы узнал, что Михась идет в Думу, он не прошел, но он баллотировался, он официально был зарегистрирован, я все понял, что этого второго, его нет. Поэтому все в порядке в этом.

    С.ДОРЕНКО: «Надо покопать, нет ли у Миклушевского дачи в Дубае на «Пальме», - спрашивает Михаил. Михаил, покопайте. Мы же рады, пожалуйста, всю эту сволочь вытащить, на карандаш взять. Михаил, поищите дачу. «Кампания местной элиты против… Миклушевского сливают конторские». У нас конторский один здесь человек – это Настя. Да, может быть, кстати, может быть, конторские. Знаешь, почему? С фига ли все знают теперь, что он там был.

    А.ОНОШКО: Кроме того, что его могли просто там заметить.

    С.ДОРЕНКО: Про конторских верно было сейчас написано. Конторские могли. Конторские многих сейчас губернаторов берут за жабры.

    А.ОНОШКО: С какой целью? Чтобы своих поставить?

    С.ДОРЕНКО: «Миклушевского сливают конторские», - говорит Владимир Крафт. Смотри. Я – Миклушевский. Я хочу поехать в Дубай, например. Я беру самолет… Во-первых, там дико неудобно, из Владика, по расстоянию.

    А.ОНОШКО: Если свой, то какая разница.

    С.ДОРЕНКО: Ты понимаешь, что это неудобно?

    А.ОНОШКО: Нет, не понимаю.

    С.ДОРЕНКО: Я тебе объясню. По расстоянию юг больше севера, мы уже говорили о меркаторе. Значит, он должен лететь через Москву. Он летит в Москву и сюда может пригласить самолет частной авиакомпании. Из Женевы, из Дубая того же есть частные авиакомпании. То есть борт заказать для себя, чтобы его не видели ни в первом классе, ни в каком классе. Чартер лично для себя. Я думаю, что такой чартер стоит тысяч 25 в один конец, не проблема. Долларов имеется в виду. Я думаю, за 2 миллиона он может взять чартер спокойно из Москвы. Уже из Москвы понятнее тракт, понятнее, как он летит. Если бы я был Миклушевский. Дальше. Я бы прилетел на частном борте, который бы заказала одна из моих верных, афиллированных со мной структур, такая, полубандитская, полусерая, полунепонятная структура. Ну, не я же лично баблос буду платить. Меня спросят, откуда деньги взял, идиот. Значит, я доверю какой-то компании, которых занята, не знаю, рыбой, я разрешаю рыбу ловить, разрешаю рыбу перерабатыватть, я же губернатор, в конце концов, бандитов местных держу, там конопли довольно много, на юге, эта работа должна стоять на потоке. Правильно? Я говорю: братцы, мне нужен борт оттуда туда, все, пошел, с богом. Они мне говорят: прибывает тогда-то. Какая-то любезная девушка звонит мне, говорит: прибывает туда то. Не мне, а моему порученцу. Хорошо. Сел с порученцем, со всеми, женой, тещей либо, наоборот, со шлюхами, сел, полетел. О’кей?

    А.ОНОШКО: Да.

    С.ДОРЕНКО: Полетел. Прилетаю. Если бы я был Миклушевский. Прилетаю. Там ВИП-зал, естественно. Подают мне автобус мини-вэн «Фольксваген» к борту моего самолета, меня никто не видит, сел, поехал. Там в диванах валяюсь, пока паспорта мне отщелкают. Валяюсь в диванах, мне подают коктейли. Потом я выхожу, стоит моя машина. Мен везут на дачу, мою дачу.

    А.ОНОШКО: А на пляже?

    С.ДОРЕНКО: Дача с выходом к морю. Я выхожу прямо по ступенечкам в море. Что за пошлость? Пляж, там могут быть глисты в песке.

    А.ОНОШКО: Нет, там солнышко все выжжет, мне кажется.

    С.ДОРЕНКО: Глисты в песке, кто-нибудь харкнет, какой-нибудь туберкулезный идиот бангладешский. Не надо. Я буду по своим поручням входить в воду. Так вот и вопрос, очень правильно спрашивают, кто его попалил-то? Кто его попалил? Значит, конторские сливают Миклушевского.

    А.ОНОШКО: А дальше, что будет?

    С.ДОРЕНКО: Ничего. В кандалах в Москву! В кандалах, в программе «Время», бряцая кандалами, Миклушевский, мне кажется. Должно быть так. Нет?

    А.ОНОШКО: Ну, может быть. А дальше конторские своего какого-нибудь поставят или что?

    С.ДОРЕНКО: Поставят своего, который при слове «Дубай» говорит сразу «твою мать, нет, nicht, не знаю». Правильное предположение. Скорее всего, Миклушевского снимает контора, я думаю. Начнется. Когда его снимут? Мне ни одного не жалко. Я люблю Собянина, кланяюсь. Где у меня образ? Нет образа. Надо кланяться, не знаю куда. Нет нигде иконы. Хорошо. Люблю Собянина, больше никого не люблю. Подмосковного тоже люблю, Воробьева. Все. Всех остальных не люблю.

    А.ОНОШКО: Да.

    С.ДОРЕНКО: Снимут его до 23 февраля или нет?

    А.ОНОШКО: А вот как раз к 23 февраля.

    С.ДОРЕНКО: Настена, давай поспорим на копейку. Сколько ты дашь за Миклушевского? Копейку дашь?

    А.ОНОШКО: Сейчас подумаю.

    С.ДОРЕНКО: Давай.

    А.ОНОШКО: Я такая скряга.

    С.ДОРЕНКО: Настя копейки за Миклушевского не дает. Какой кошмар, ужас. Здрасьте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, доброе утро. Вы не правы абсолютно. Сереж, посмотрите, куратор… вы знаете, ровно через минуту по паспортному контролю он будет знать. Поэтому все, что вы говорите, не очень соответствует действительности.

    С.ДОРЕНКО: Если вас в ВИПе отштамповали, то по компьютеру видно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, сколько пограничников прилетело, еще начиная с года 1994, которые в ВИП-зале не поставили паспорта? Не поверите. Миллионы людей слетели с должностей в московском авиаузле. Это была любимая тема. Я сейчас лечу, не вносите в компьютер. Сейчас такого нет, никто не будет подставляться, даже за огромные деньги. Во-вторых, его попалил тот, кто его увидел. ФСБ это не нужно, ФСБ и так знает, где он.

    С.ДОРЕНКО: «А Миклушевский еще встречается в Дубае со своим приятелем Ильей Митькиным», - говорит мне человек, который пишет из Германии.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это вы знаете про его iPhone…

    С. ДОРЕНКО: По iPhone. Сергей, давайте так, если бы мы были губерами, мы бы завели несколько iPhone.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Все они известны. Мы все-таки не гопники, покупать в метро.

    С.ДОРЕНКО: Мне хочется, чтобы все было секретно. Если бы я был губернатором…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не получается…

    С.ДОРЕНКО: Я бы посылал…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Только личные переговоры. iPhone оставляю в машине и поговорю…

    С.ДОРЕНКО: «Губеры улетают, не регистрируясь. Может, и не все, но многие», - пишет 205-й.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: 205-й, он, конечно, в теме.

    С.ДОРЕНКО: Ломаный грош за Миклушевского ставит Роман Смирнов. К 23-му… Нет, давай, к 1 мая уберут его. К свиньям до 1 мая. В кандалах пойдет, собака, на восток по владимирской дороге. Куда ему на восток? Он и так на востоке. В движении.

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus