• ИНТЕРВЬЮ С КЕЙКО МАЦУИ. «МУЗЫКАЛЬНОЕ БЮРО». 18.03.2017

    20:05 Март 18, 2017

    В гостях

    Кейко Мацуи

    японская пианистка и композитор

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Я знаю, что в скором времени вы выступите с новой концертной программой в Москве. Вы не могли бы поделиться какими-то секретами насчёт неё?

    КЕЙКО МАЦУИ: Я давно не выступала с сольной фортепьянной программой, и вот впервые за долгое время я привезу в Москву свой акустический проект. Вместе с ним я записывала свой альбом в прошлом году. Так что в программе будет много нового репертуара. С подобной акустической программой мы выступим только в Москве, Санкт-Петербурге и Нижнем Новгороде.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: То есть с вами будут играть и другие музыканты?

    КЕЙКО МАЦУИ: Да, всё верно.

    Но это не будет проходить в рамках большого состава артистов: просто вы и пара ваших друзей?

    КЕЙКО МАЦУИ: На этом концерте я буду играть на фортепьяно, на контрабасе будет кубинец Карлитос Дель Пуэрто, Джими Брэндли, также из Кубы, будет играть на барабанах и перкуссии, а на акустической гитаре будет играть бразильский музыкант Джей Пи. Так что будем выступать вчетвером в таком составе.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Интернациональная команда получается. Вам больше нравится играть на акустических инструментах или на электронных?

    КЕЙКО МАЦУИ: Я люблю фортепьяно. Этот инструмент – мой партнёр на всю жизнь.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Ваша главная страсть в жизни?

    КЕЙКО МАЦУИ: Да, верно. И на моём новом альбоме как раз-таки много акустического звучания. Мы действительно вложили наши души в эту музыку, она сочинялась естественным, органичным путём.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Вы предпочитаете выступать в одиночку или с другими музыкантами?

    КЕЙКО МАЦУИ: Сложно сравнить. Поскольку, например, когда я выступаю одна за фортепьяно, это очень особенно для меня. Таким способом я могу выражать множество эмоций, но, с другой стороны, с ритмом и поддержкой других музыкантов я получаю возможность найти другую часть себя. Так что мне нравится выступать в обоих форматах.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: То есть с другими музыкантами вам наилучшим образом удается выражать свои чувства в музыке?

    КЕЙКО МАЦУИ: Нет. Всё-таки, оба варианта мне подходят. И мне сложно сравнивать их друг с другом.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Я помню, как я присутствовал на концерте Яна Тьерсена в Москве в ноябре. Тогда он выступал один, и это было странно по ощущениям: он словно бы находился посреди огромной толпы. Все сидели в абсолютной тишине. А вам когда-нибудь становилось страшно в тишине концертного зала?  

    КЕЙКО МАЦУИ: Я осознала, что порой тишина происходит из концентрации. Японская аудитория очень тихая. И когда музыканты из моей группы впервые выступали в Японии, они были удивлены тишиной в зале. Люди разных национальностей реагируют по-разному. В России всё начинается с тишины. Но я до сих пор помню мой первый концерт в Москве. После первой же песни люди в зале начали аплодировать без остановки. Кричали: «Браво! Браво!».

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Такая традиция в России.

    КЕЙКО МАЦУИ: Да… Действительно. Тогда я этого не знала. В Японии так аплодируют только в конце выступления.  Так что это было большой неожиданностью для меня. Я поняла, что у российской публики большая страсть к музыке, и это национальная особенность. Помимо этого они были чрезвычайно сконцентрированы на концерте. Мне это очень понравилось.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Многие ваши музыкальные композиции посвящены различным стихиям. Например, воде, воздуху. А какая стихия вдохновляет вас больше всего? 

    КЕЙКО МАЦУИ: Многое в моей музыке вдохновлено природой. В названиях моих песен вы часто можете встретить упоминания луны. Я люблю луну.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Больше, чем солнце?

    КЕЙКО МАЦУИ: Да. Ещё я люблю океан.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: А вы часто играете по ночам? Сочиняете ли что-то по ночам?

    КЕЙКО МАЦУИ: Бывает по-разному. Когда я создаю новую песню для альбома, я даже не занимаюсь процессом создания, а, скорее, концентрируюсь. Порой это случается по ночам, иногда – днём. Для записи моего нового альбома я отправилась в своё любимое место – на остров Санта-Каталина, который находится в Калифорнии. Там я сидела за фортепьяно прямо напротив океана. Иногда во время заката, иногда во время рассвета. Из моего дома также открывается красивый вид на закат. Иногда солнечные циклы вообще не имеют значения. Порой я нахожусь в воображаемом мире.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Вы интересуетесь современной российской музыкой? Знаете каких-нибудь артистов из России?

    КЕЙКО МАЦУИ: Не так уж и многих… Но, конечно же, у вас есть великая классическая музыка. И я восхищаюсь ей.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Какой ваш любимый российский композитор из 19 или 20 века?

    КЕЙКО МАЦУИ: Мне нравятся Рахманинов, Шостакович, Чайковский. Я слушала их в пору студенчества.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Вы разучивали их произведения?

    КЕЙКО МАЦУИ: Да, в начале учёбы. Но у меня маленькие руки, а у Рахманинова слишком широкая музыка.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Что насчёт мировой музыки: каких артистов вы любите?  

    КЕЙКО МАЦУИ: Уже долгое время мои любимые музыканты – это Стиви Уандер и Стинг.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Я читал, что вы мечтали сыграть концерт с ним. Так что, он вам ответил?

    КЕЙКО МАЦУИ: Нет!

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Вы с ним никогда не общались?

    КЕЙКО МАЦУИ: Нет. Но я работала с Нарадой Майклом Уорденом, который дружит со Стингом. Ещё у меня есть песня-трибьют, она называется «Stingo», а это такое прозвище у Стинга. Но мы с ним до сих пор так и не разговаривали.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Ну, он англичанин, а они вообще ребята странные… Мне кажется, что в начале вашей музыкальной карьеры вы сочиняли больше вокальных композиций, а затем вы переключились на инструментальную музыку. А сейчас вы сочиняете что-нибудь для вокалистов?

    КЕЙКО МАЦУИ: В начале карьеры у меня не было цели сочинять больше вокальных композиций. Но тогда у меня была возможность работать вместе с выдающимися артистами, например, с Карлом Андерсоном, Грегом Уолкером, с Сантаной. Я записывала вокальные композиции для своего первого альбома, но потом я стала получать больше удовольствия от инструментальной музыки. Свои песни я могу выражать через фортепьяно. Это моя основная тема в творчестве. Иногда во время рождественских туров я сотрудничаю с вокалистами.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Вы исполняете рождественские песни?

    КЕЙКО МАЦУИ: Да, во время этих особых туров. Так что я открыта для всего нового.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Открыта для экспериментов… Может быть, в будущем вы запишите инструментал для хип-хопа.

    КЕЙКО МАЦУИ: Одну из моих старых песен использовал хип-хоп исполнитель…

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Да, я знаю, одна из российских групп использовала вашу музыку без разрешения.

    КЕЙКО МАЦУИ: Меня это удивило, так как благодаря им многие люди узнали о моей песне, скачали её себе на телефоны.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Да она у нас тут повсюду играла.

    КЕЙКО МАЦУИ: Я еще слышала, что её использовали в сериале.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Да. Она играла и по радио, и по телевидению. Говоря о вашей музыке, я бы сказал, что она нежная, спокойная и сентиментальная. А что касается вас – вы считаете себя романтичным и сентиментальным человеком?

    КЕЙКО МАЦУИ: Я очень романтичная. Иногда сентиментальная… В музыке я выражаю множество разных эмоций. Моё старое творчество более сентиментальное, а на новом альбоме много светлой энергии. Он очень жизнеутверждающий. Так что я думаю, что я объединяю в себе эти черты.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Приходилось ли вам выражать злобу через музыку?   

    КЕЙКО МАЦУИ: Злобу? Нет... Я часто размышляю о нашем мире, о том, откуда мы все произошли. Или же надеюсь на мир во всем мире. Вот какие чувства  меня вдохновляют. Я не передаю свой гнев через музыку. Иногда я выражаю в своём творчестве надежду или же молитву.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Что сердит вас в современном мире?

    КЕЙКО МАЦУИ: Технологии. Мы их столько изобрели. Конечно, наша жизнь очень комфортна, но в то же время мы отдаём большее предпочтение материальному миру. Поэтому я считаю, что было бы хорошо уделять больше внимания духовному миру. У каждого человека есть причина для высказывания своих мыслей… Но мы живём в непростое время. Так что я молюсь за мир во всем мире и посвящаю этой теме мою музыку. Я надеюсь на то, что люди смогут сосуществовать мирно. В основном, люди любят быть любимыми и быть нежными по отношению друг к другу. Мы хотим быть хорошими по отношению к другим. Это основа человеческого естества.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Как вам кажется, есть ли что-то общее между японской и российской культурой?   

    КЕЙКО МАЦУИ: Во-первых, мы искренне уважаем российскую культуру: балет, фигурное катание, гимнастику, музыку. Японцы вообще увлекаются разными культурами и историей. Так что в этом отношении мы имеем с русскими много общего.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Вы испытываете симпатию к российским писателям? Например, к Чехову, Достоевскому. Вы читали их книги?

    КЕЙКО МАЦУИ: Конечно, я читала что-то в японских переводах. Поэзию.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Пушкина, Лермонтова?

    КЕЙКО МАЦУИ: Да, Пушкина… И… сейчас просто не могу припомнить.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Порой вы испытываете ностальгию? Например, вспоминаете былое… Такое бывает?

    КЕЙКО МАЦУИ: Сейчас я осознаю, что прошло 30 лет с тех пор, как  я выпустила свой первый альбом в 1987 году. Порой я напоминаю себе об этом, и меня удивляет, что я зашла так далеко. С другой стороны, у каждого жизнь идёт по-разному. Я смогла преодолеть такой долгий путь во многом благодаря моим фанатам. Так что я не ностальгирую. Я испытываю благодарность. Ведь каждый раз поклонники ждут моих концертов и новых мелодий. Даже если что-то произойдёт в моей жизни, то я всегда смогу продолжить.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Это заставляет вас усерднее трудиться и продолжить музыкальную карьеру?

    КЕЙКО МАЦУИ: Да. Я благодарна своим фанатам. Эти чувства нашли отражение на новом альбоме.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Вы больше концентрируетесь на настоящем или на ваших планах на будущее?

    КЕЙКО МАЦУИ: Сейчас мне кажется, что я стою на пороге новой эры в моей жизни. Так что я смотрю в будущее.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Раз уж речь зашла о будущем, то я не могу не спросить вас про ваших детей. Вы учите их музыке?

    КЕЙКО МАЦУИ: Конечно, я познакомила их с музыкой. В детстве я воодушевила их на занятия ею. Но их жизнь принадлежит им. Люди различаются. У моих детей свой путь. Затем они больше заинтересовались в других сферах деятельности. Моя старшая дочь занимается танцами и каллиграфией. Также она организует мероприятия с танцорами. Она наслаждается этим.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: А какими танцами она занимается?

    КЕЙКО МАЦУИ: Современным и классическим джазом. Моя младшая дочь занимается музыкой. Она поет, играет на фортепьяно. Но сейчас она находится в поисках себя. Я счастлива, что они счастливы. Я думаю, что это здорово, когда у наших детей есть собственные интересы, в которые они вкладывают страсть.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Ощущаете ли вы разрыв между поколениями? Допустим, вы из одного поколения, а ваши дети уже из другого.

    КЕЙКО МАЦУИ: Забавно, но даже моя дочь однажды сказала, что два года разницы – это уже другое поколение. Я беспокоюсь за их будущее, конечно же. Сейчас так распространились телефоны, компьютеры… Людям моего поколения приходилось пользоваться словарем, чтобы сделать домашнюю работу. А сейчас ты можешь кликнуть по мышке и сразу же получить множество ответов.

    КЕЙКО МАЦУИ: Да, я считаю, что между старым и  новым веком лежит целая пропасть. Но, с другой стороны, я действительно счастлива тому, что, особенно в Америке, на мои концерты ходят представители четырёх поколений. Мне говорят: «Мои бабушка и дедушка, а также мои родители, ваши большие фанаты! Мои дети выросли на вашей музыке. Они самостоятельно пришли на ваше выступление». Так что я насчитала целых четыре поколения среди моих слушателей. Мне кажется, это прекрасно.    

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Это действительно так. Как на вас повлияла жизнь в США?

    КЕЙКО МАЦУИ: Основная часть меня не изменилась. Для жизни в США необходимы обыденные вещи: знание языка, умение четко говорить «нет» или «да». Я знаю людей, которые поменялись. Стали более сильными. Конечно, когда я езжу с туром по США, то мне нужно быть боссом в музыкальном коллективе. Но сама по себе я не стала другим человеком. Мой школьный друг как-то раз сказал мне: «Кейко, ты совсем не изменилась!». Да, так оно и есть. Полагаю, это хорошо. Приходится справляться со многими сложностями. Раньше я была более мягким человеком. Но в то же время, когда мне нужно защитить мою музыку, то мне необходимо быть стойкой. Вот такой урок я выучила.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Вы не могли бы рассказать о процессе создания ваших композиций? Как вы работаете над мелодией, формой?

    КЕЙКО МАЦУИ: С тех пор, как я только начала сочинять музыку, я желала создавать мелодию. Мелодия очень важна для меня. Классическая музыка, как и джазовые стандарты, живут веками и продолжают приносить удовольствие. Мы можем сочинять новые аранжировки, менять их форму – исполнять оркестром, в трио или сольно. Мне бы тоже хотелось создавать такие мелодии. Я трачу много времени на корректирование мелодии и мотива произведения. Я сижу за фортепьяно, не играя, и ни о чём не думаю. Мелодия сама приходит ко мне, и я записываю её. Я собираю около сотни мотивов продолжительностью до 1 минуты, а затем отбираю из них десять лучших. После я занимаюсь их проработкой.  Порой ко мне в голову приходит сразу целая мелодия. В основном же, я отбираю десять лучших мотивов, заканчиваю композицию, а после приступаю к работе над аранжировкой. Отбираю подходящие инструменты для мелодии и всё такое. Иногда со мной работает продюсер.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Он помогает вам?

    КЕЙКО МАЦУИ: Мы с ним занимаемся обсуждениями. Всё всегда зависит от конкретной песни и её составляющих.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Вы верите во вдохновение и его силу?

    КЕЙКО МАЦУИ: Да. Полагаю, что оно помогает мне сочинять. Когда я приступаю к записи чего-то нового, то ловлю себя на мысли: «Я же записала более 26 альбомов! Так, теперь мне надо сочинить ещё один». Поначалу на меня это давит. Но потом я осознаю, что я счастливый человек, музыку которого ждут фанаты. Это моя музыка, и я могу придумать всё, что угодно. Ты можешь делать всё, что тебе угодно. Так что мне без разницы, откуда берется музыка – из моих инстинктов или из вдохновения. У меня есть замечательные,  бесконечные возможности. Это очень удачно, мне кажется.  

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Сложно ли вам сочинять музыку? Или этот процесс проходит легко и мягко?

    КЕЙКО МАЦУИ: Поначалу я сама на себя оказывала слишком большое давление. Это довольно тяжко. Но как только мне приходит в голову мелодия, то процесс начинает идти мягко, будто бы я плыву. Конечно, я была очень амбициозна. Я думала: «Ок, сейчас я придумаю более продуманную мелодию!». Но иногда мелодия застревает у меня в голове, и даже если я пытаюсь создать новую, то ничего не выходит. Тогда я говорю: «Хорошо, хорошо. Я тебя запишу». Вот так всё и происходит. Песни говорят со мной – ты должна использовать именно меня!

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Я бы также хотел поговорить с вами о современном джазе и классической музыке. Например, есть такой фильм «Ла-Ла Лэнд», полагаю, вы слышали о нём, и вот главный герой этого фильма сказал, что сейчас джаз особенно никому не нужен. Он не так популярен, как 40 или 50 лет назад. Вы согласны с этим персонажем?

    КЕЙКО МАЦУИ: Это часть нашей реальности. Конечно, до сих пор есть много фанатов джаза, а легендарные исполнители джаза остаются в наших сердцах, но из-за разницы поколений молодые люди сейчас не знают про классиков джаза. У них нет к этому интереса. В Японии дела обстоят похожим образом. Мы знаем многих джазовых  исполнителей. У молодого поколения просто нет возможности ознакомиться с этим стилем. Я посмотрела этот фильм и знакома со словами героя. Такова наша реальность, да. У определенных исполнителей есть страсть к джазу, так что они пытаются заимствовать приёмы из него и преподносить их в другой форме. Есть множество способов сделать это.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Как мы можем вызвать интерес к джазу у молодого поколения?

    КЕЙКО МАЦУИ: Мне кажется, что с помощью живых выступлений. Сейчас ты можешь скачать любую музыку. Но на живых выступлениях ты по-другому чувствуешь музыку. Да, живые выступления важны. Даже если ты не знаком с джазом, как героиня того фильма, он может понравиться тебе после прослушивания вживую. Вот почему я рада видеть представителей четырёх поколений на моих концертах. Потом они могут играть мою музыку у себя дома.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Замечательно. А что насчёт классической музыки: она в таком же положении сейчас, как и джаз?

    КЕЙКО МАЦУИ: Я не уверена насчёт США, но по всему миру проходят музыкальные конкурсы для пианистов, композиторов и исполнителей на других инструментах. Так что мир классической музыки имеет особый статус.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Он более могущественный, чем джаз?

    КЕЙКО МАЦУИ: Не уверена. Рождаются новые и новые музыканты. По-прежнему многие поступают в консерватории. Сложно судить.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: А японцы заинтересованы в джазе?

    КЕЙКО МАЦУИ: Да. Я знаю многих молодых исполнителей. Кроме того, у нас в стране много любителей классики и студентов музыкальных вузов. Даже не знаю, какая из этих сцен больше.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Какие у вас есть планы на ближайшее будущее? Планируете записать новые композиции и выпустить их на альбоме?

    КЕЙКО МАЦУИ: Я не так давно выпустила новый альбом и хочу донести его до людей.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Вы имеете в виду ваш альбом 2016 года?

    КЕЙКО МАЦУИ: Да. Он по-прежнему новый для Восточной Европы, и я хочу сыграть его на живых выступлениях. Но в то же время я хочу проводить больше оркестровых шоу. Возможно, в будущем я проедусь по миру с фортепьянной и оркестровой программой. У меня есть такая мечта, и я сделаю это.  С другой стороны, я хочу записать новый альбом. Пока не знаю, что в итоге получится. И это так волнительно.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Вам было бы интересно записать сольный альбом: только вы и фортепьяно?

    КЕЙКО МАЦУИ: Я уже записывала такой альбом. Потом я выступала с этой программой в России. Подход к написанию акустического альбома совсем другой. Да, мне было бы интересно записать еще один такой альбом в будущем.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Какой основной посыл вашей музыки?

    КЕЙКО МАЦУИ: Я не ставлю себе цели донести какой-то определенный посыл. Но я надеюсь, что моя музыка тронет ваши сердца, и вы сможете найти в ней позитивную энергию, умиротворение или воодушевление. К счастью, я регулярно получаю отзывы своих фанатов  по электронной почте, на Facebook или после концертов.  После выступлений я устраиваю автограф-сессии. Я поняла, насколько глубоко моя музыка связана с жизнями других людей. Очень приятно осознавать это. Порой эта связь очень глубока… А иногда – причиняет боль.  Порой ко мне обращаются фанаты, которые потеряли любимого человека: родителей, мужа или жену.  И вот он или она говорит, что всегда слушал или слушала мою музыку вместе с любимым человеком. Потому было так тяжело прийти на концерт одному, но я все-таки смог это сделать. Иногда они плачут, но в то же время чувствуют себя счастливыми. И я думаю: «Да, они все-таки здесь!».  Порой происходит вот такой вот обмен воспоминаниями или своими жизненными трудностями. Например, кто-то восстанавливался после автоаварии под мою музыку. И вот теперь она снова здорова. Вот с такими случаями влияния моей музыки на жизни людей я порой сталкиваюсь.

    АНТОН ЛЕМЕСЕВ: Спасибо за интервью. Вообще-то, это был мой последний вопрос.

    КЕЙКО МАЦУИ: Спасибо вам большое. 

    Версия для печати

Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus