• "МузЛитература" от 08.04.2017. Гость - Иван Охлобыстин

    17:00 Апрель 8, 2017

    В гостях

    В.САРАЛИДЗЕ: Привет, мальчики и девочки, юноши и девушки, мужчины и женщины, леди и джентльмены, бабушки и дедушки! С вами радио «Говорит Москва», программа «МузЛитература» и её ведущий Вадим Саралидзе. Как всегда, мы целый час будем разговаривать, слушать музыку и общаться с вами по телефону 495 73-73-948. Наш номер SMS: 925 88-88-948. И замечательное, новое для всех средство связи — Telegram: govoritmskbot. Ну что? Можете начинать звонить прямо сейчас. А пока — поехали!

    Когда мой сегодняшний гость вошёл в нашу уютную студию, мне показалось, что места в ней стало меньше. Как будто одновременно зашли актёр, монах, режиссёр, сценарист, многодетный отец и примерный семьянин — и вот они все рядом со мной. Но последним зашёл писатель. Я покрутил головой, зажмурился, а когда открыл глаза, увидел, что передо мной сидит один-единственный, но абсолютно неповторимый Иван Охлобыстин!

    И.ОХЛОБЫСТИН: Здравствуйте.

    В.САРАЛИДЗЕ: Привет!

    И.ОХЛОБЫСТИН: Ну, не монах. Это всё-таки белое духовенство, потому что монахи не женятся.

    В.САРАЛИДЗЕ: Ну, прости. Священник.

    И.ОХЛОБЫСТИН: Да. Всех с прошедшим праздником Благовещения. Всем любви и терпения!

    В.САРАЛИДЗЕ: Спасибо! Слушай, давай тогда с места в карьер. Скажи, пожалуйста, а кем себя ощущаешь сейчас? Вот мы всё почти перечислили. Наверное, что-то я наверняка забыл. Кто-то знает тебя как звезду «Интернов», кто-то тебя знает как сценариста, кто-то — в другой ипостаси. Кем ощущаешь себя сейчас, в настоящий момент?

    И.ОХЛОБЫСТИН: Ой, в обычной жизни я обычный человек. И это такая моя принципиальная позиция, потому что нет ничего интереснее золотой середины. А конфликта междуличностного не может быть. Я же не страдаю синдромом Миллигана, там 23 личности. Во мне это замешано в кашу. И вообще современные технологии сейчас, слава Богу, дают возможность реализовываться во многих ипостасях. Мы — люди Возрождения. Надо детям, мне кажется, с детства навязывать эту мысль, что многопланово может реализоваться человек. Что мы загоняем в одну нору, настаиваем на этом?

    В.САРАЛИДЗЕ: Ну, то есть пять лет побыл одним, семь лет — другим, пятнадцать — ещё кем-то?

    И.ОХЛОБЫСТИН: Не-не-не! Я как ковал, периодически делал, как ювелир, так я и делаю. Пишу с удовольствием. Но в силу того, что я в кино снимаюсь, я не хочу конфликтов и пока не служу. Это меня тоже мучает по-своему. Когда-то это прекратится всё, слава Богу, то есть я займусь только храмовой деятельностью. И писательство себе это оставлю. Мне очень это нравится. Я люблю читать. Это с детства для меня сказкой было всё.

    В.САРАЛИДЗЕ: О, как интересно! Ну, я тебя, как никто, понимаю по поводу писательства, потому что сам относительно недавно теперь писательствую. Книга теперь моя у тебя есть, подарил. Очень жду твоей. Со вчерашнего дня или сегодняшнего она уже в магазинах?

    И.ОХЛОБЫСТИН: Не-не-не, по-моему, в понедельник только привезут тираж.

    В.САРАЛИДЗЕ: Ну, тогда в любом случае о ней поговорим. То есть, смотри, какой-то период не заканчивается, начинается другой одновременно, но всё-таки писательство — это то, что сейчас тебя, наверное, как это говорят, штырит больше всего, да?

    И.ОХЛОБЫСТИН: Всегда нравилось. По большому счету, всегда нравилось. Я помню, как в деревне я во втором классе записался в сельскую библиотеку. Сначала я взял книгу каких-то восточных сказок. Потом я взял по причине толщины… Это был роман Алтаева. Позже выяснилось, что это женщина. Прочесть я его не смог. Нудный-нудный, исторический. Но мне нравился сам факт. Это как артефакт книга. Я тебя прекрасно понимаю. Я к этому отношусь чуть больше, чем к источнику информации.

    Кстати, та же учительница… В той же деревне была учительница литературы сельская, и она по-своему трактовала необходимость чтения. Она считала, что это единственный вариант увеличить свой IQ, потому что сам биологический процесс усвоения, отражение света от бумаги, преломление в хрусталике яблока, сложные биохимические процессы, потом это всё квантовая физика — вот всё вместе, в каше. И в итоге ты видишь образ, ты представляешь себе звук. То есть литература из невещественного превращается в другое невещественное, но совершенно иного плана, как фантазия, то есть облекается уже тебе. Так что литература для меня — это такой свой маленький алтарь.

    В.САРАЛИДЗЕ: Понятно. Я знаю, что ты очень близок к музыкантам, к музыке, и музыка для тебя играет огромную роль. Собственно у нас программа музыкальная, поэтому тот плейлист, о котором мы с тобой сегодня договорились… И слушателям, наверное, это немаловажно. Те песни, которые сегодня прозвучат, — это те песни, которые рождают что-то в душе Ивана Охлобыстина, и после этого он начинает творить, в том числе и начинает писать. Давайте послушаем. Я думаю, что для начала программки будет самое оно — это чудесные, совершенно неповторимые, замечательные «Ночные снайперы» и их знаменитая-знаменитая песня.

    ПЕСНЯ «ТЫ ДАРИЛА МНЕ РОЗЫ» — ГРУППА «НОЧНЫЕ СНАЙПЕРЫ»

    В.САРАЛИДЗЕ: Ох, какой класс! Отличная песня, чудесная! «Ты дарила мне розы». Слушай, «Песни созвездия Гончих Псов» — это то, что было написано. Я так понимаю, у тебя там две повести?

    И.ОХЛОБЫСТИН: Да, две повести.

    В.САРАЛИДЗЕ: Повесть «Нулевой километр»…

    И.ОХЛОБЫСТИН: Да, «Нулевой километр» и «Песни созвездия Гончих Псов».

    В.САРАЛИДЗЕ: Ну, сразу могу сказать, что приглашаем всех слушателей «Говорит Москва» на презентацию вместе с Иваном. Она состоится 21 апреля в Московском доме книги на Арбате, в 19:00. Приходите все. Будет интересно, будет весело, будет зажигательно.

    Шквал сообщений. «Спасибо за “Даун Хаус”. Наш семейный фильм, ну или почти». Ну, прямо уже кино вспоминают. Отлично! Следующий, Лимонадный Джо: «Охлобыстин такой же священник, как я буддистский монах». Лимонадный Джо, ну, почему? Я так, в общем, не считаю. На самом деле у Ивана достаточно серьёзное отношение к этому всему.

    И.ОХЛОБЫСТИН: Нет, я даю возможность людям думать так, как им хочется думать.

    В.САРАЛИДЗЕ: Ну да, ну да. Давай подхватим звоночек, люди звонят активно достаточно.

    И.ОХЛОБЫСТИН: Давайте.

    В.САРАЛИДЗЕ: Давай попробуем. Здравствуйте. Вы в эфире.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Меня зовут Сергей Алексеевич.

    В.САРАЛИДЗЕ: Здравствуйте, Сергей Алексеевич.

    И.ОХЛОБЫСТИН: Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вот я послушал песню. Вот эта песня что рождает в душе Ивана Охлобыстина, как вы говорите, если там «драные джинсы» и «монгольские скулы»? Ведь, я насколько помню, Иван Охлобыстин — человек верующий. А в православии есть замечательный, например… Ну, там много замечательных певцов и талантливых музыкантов. Ну, например, Олег Скобля. Вот что он знает о творчестве Олега Скобли, например, и какое его мнение? Вот там действительно песни и музыка.

    В.САРАЛИДЗЕ: Хорошо, Сергей Алексеевич, спасибо. Дадим Ивану возможность ответить вам.

    И.ОХЛОБЫСТИН: Ничего не знаю, к сожалению. Это, конечно, с моей стороны недочёт. А вот «твои рваные джинсы» и «монгольские скулы», у меня первая ассоциация — студенческая сразу. Галушкина, вгиковская общага. Мы, кстати, довольно целомудренное были поколение, хотя формировались в девяностых, отнюдь не буйствовали красками, что ли. Мы все на скорость писали сценарии, постоянно на каких-то баржах плавали. Мы объединялись. Операторам давали банку плёнки, мне давали банку плёнку, директору давали банку плёнку. Мы это всё складывали — и у нас получался почти короткометражный фильм.

    В.САРАЛИДЗЕ: Понятно, понятно.

    И.ОХЛОБЫСТИН: Так что у меня ассоциации самые такие молодёжные. Я не отношусь к музыке… Вообще всё окружающее прекрасно. Я восхищён творением Божьим, и я прямо упиваюсь им. Какие-то вещи, похабень какая-то меня коробит самого. Но что касается весёлой молодёжной движухи — ну, я тоже такой был. Мне приятно это вспомнить. Это хорошо кончилось всё, слава Богу.

    В.САРАЛИДЗЕ: Отлично, отлично. Друзья, звоните и пишите. Напоминаю, что у нас призы и подарки. Книга с подписью Ивана Ивановича, ваша. Тот, кто задаст самый хороший вопрос… Давайте посмотрим ещё.

    И.ОХЛОБЫСТИН: Кстати, по поводу «твои рваные джинсы». Чего мы её выбрали-то? Мне же задание дали — выбрать, как связано с книгой. Когда пишешь, волей-неволей себе выстраиваешь такой саундтрек, чтобы он фоном отбивал. Такая микроатмосфера своя, которая тебя вводит в состояние необходимости писать. Самое главное — заставить себя работать. Ну, в любом это деле, а в писательстве это… Ну, это же нудно, это всё надо буква за буквой, не отвлекаясь. И я отрывался от хозяйства утром и включал вот это. Почему-то мне запала вот эта песня. И я видел в какой-то социальной сети… У меня друг хороший Илья Носков, актёр петербургский. Он едет в машине, и он в Instagram. Едет в машине, кивает и подпевает, а там как раз «Ночные снайперы».

    В.САРАЛИДЗЕ: Понятно, понятно.

    И.ОХЛОБЫСТИН: Так что ещё с этим связано.

    В.САРАЛИДЗЕ: Так, давайте ещё попробуем, подхватим звоночек. Здравствуйте. Вы в эфире. Представьтесь, пожалуйста.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Это я?

    В.САРАЛИДЗЕ: Да, это вы. Только радио, пожалуйста, выключите.

    И.ОХЛОБЫСТИН: Да, здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я очень уважаю Ивана Охлобыстина. И вы знаете, вот эта песня «Ночных снайперов» у меня просто голову сносит. Я прихожу в такой восторг! Просто замечательная песня!

    И.ОХЛОБЫСТИН: Да, она озорная.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, прямо в душу, как-то вдохновляет. И там слова замечательные. Спасибо вам за ваше творчество. Я вас очень уважаю.

    И.ОХЛОБЫСТИН: Спасибо и вам, спасибо. С Благовещением вас! Любви, терпения, здоровья. Храни, Господи!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ой, спасибо!

    В.САРАЛИДЗЕ: Спасибо. Слушайте радио. Ну что?

    И.ОХЛОБЫСТИН: Я тебя перебил, ты хотел что-то продолжать.

    В.САРАЛИДЗЕ: На самом деле хотел просто спросить. Как писалось вообще? Ты написал две вещи сразу? Ты писал по очереди? Был единый замысел? Вот как всё это пошло, обе повести?

    И.ОХЛОБЫСТИН: «Нулевой километр» я написал давно, в принципе. Это уже года два, наверное. Она у меня лежала, потому что реализовать это никак нельзя. Это особый жанр. Даже я вам не смогу передать, на что это похоже, собственно говоря. А последняя, «Песни созвездия Гончих Псов» — совсем-совсем последняя. И я вместе скомпоновал, потому что они в одном жанре, в этом странном, пока безымянном жанре. Я пытаюсь провести какие-то аналогии с какой-то другой литературой, но они либо слишком величественные, не имеет смысл и стыдно их приводить, либо не передающие.

    В.САРАЛИДЗЕ: Ха-ха-ха! Здорово, здорово! Давай послушаем Ника Кейва и Кайли Миноуг, потому что я думаю, что…

    И.ОХЛОБЫСТИН: Я эту музыку… Прости. Я тоже включал эту музыку для того, чтобы создалось особое какое-то чувствование. Я знаю, что там текст никакой. Или лучше потом договорить?

    В.САРАЛИДЗЕ: Конечно, давай.

    ПЕСНЯ «WHERE THE WILD ROSES GROW» — NICK CAVE & KYLIE MINOGUE

    И.ОХЛОБЫСТИН: Продолжаю. Как эта песня? Исходя из каких соображений эта песня? У меня же всё-таки «Песни созвездия Гончих Псов». Это так или иначе рассказ о любви людей взрослых, состоявшихся, ломанных и переломанных жизнью. И вот эта довольно деликатная и чувственная легенда навевала, приводила меня в особое состояние. Не скажу, что я такой экзальтированный человек. Ну, пусть играет.

    В.САРАЛИДЗЕ: Давай ещё звоночек подхватим, прямо очень активно звонят сегодня.

    И.ОХЛОБЫСТИН: Давайте.

    В.САРАЛИДЗЕ: Попробуем. Здравствуйте. Вы в эфире. Нет, по-моему… Алло. Мы с вами?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Здравствуйте.

    И.ОХЛОБЫСТИН: Здравствуйте.

    В.САРАЛИДЗЕ: Здравствуйте, здравствуйте. Представьтесь, пожалуйста.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Влад.

    И.ОХЛОБЫСТИН: Очень приятно.

    В.САРАЛИДЗЕ: Здрасте, Влад.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я хотел бы собственно, прежде чем задавать вам вопрос, хотел бы сказать вот такую вещь. Просто недавно я начал смотреть сериал «Интерны». Собственно смотрел-смотрел, и мне стало интересно всё узнать про Ивана Охлобыстина, потому что до этого я ещё прослушал книжку «XIV принцип», он её написал в 2005 году. Ну, собственно залез в «Википедию», прочитал биографию, стал смотреть какой-то документальный фильм про Ивана, скачивал остальные сезоны сериала. И тут мне друг посоветовал прослушать программу, которая сейчас идёт. Я включил — и вот тут Иван Иванович. Я был настолько шокирован!

    И.ОХЛОБЫСТИН: Это судьба.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Прямо очень большое вам спасибо за то, что вы делаете.

    И.ОХЛОБЫСТИН: Спасибо и вам. Слушайте, спасибо вам. Господь недаром нас свёл.

    В.САРАЛИДЗЕ: Безусловно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А вопроса у меня два.

    И.ОХЛОБЫСТИН: Давайте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Первое. Будет ли что-то ещё… ну, будет ли какое-либо продолжение «XIV принципа»? И вот вы ездите на Донбасс, я знаю, общаетесь с Прилепиным. Просто я и Прилепина очень люблю. И хотелось бы у вас узнать: что вам это даёт? И последняя просьба. Если будет такая возможность, можете что-нибудь сказать в эфире с интонацией Быкова, потому что у вас это настолько классно получается!

    И.ОХЛОБЫСТИН: Ой, я боюсь… Слушайте, интонация Быкова — та же самая, но приподнятая…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Пожёстче.

    И.ОХЛОБЫСТИН: Пожёстче, да. Всё-таки он холерик, а я сангвиник, я спокойнее.

    В.САРАЛИДЗЕ: Спасибо.

    И.ОХЛОБЫСТИН: По поводу Донбасса. Что даёт? Ничего не даёт. Я люблю людей в принципе. И сердце моё сопротивляется от какой-то несправедливости, и когда глобально ещё так… Жизнь ещё и свела меня с людьми, которые представлены с той стороны. Ну, я человек верный просто. И очень хочется, чтобы скорее это всё закончилось, потому что глупо… Вот те, кто меня укоряют в том, что типа я украинцев не люблю… Блин, это чушь собачья! Ребята, на Донбассе то же самое… И украинцы, и русские — одинаковые. Вообще национальный фактор не имеет значения в том кипише, который идёт. Там только принцип. То, что называется Русским миром — это вовсе не означает, что одни русские. Тут целая цивилизация на несколько… на тысячелетия с представлениями культурными и какими-то приоритетами. А по поводу… А первый-то вопрос, прости, Господи? Я забыл.

    В.САРАЛИДЗЕ: Ну да, за Донбассом у нас с тобой забылось, потому что на самом деле вопросов действительно очень много, вот прямо вываливаются. «Отец Иван, глава МВД Аваков призвал украинских силовиков готовиться к возвращению Донбасса. Это как?» Ну, понятно, что у нас…

    И.ОХЛОБЫСТИН: Это никак. Это глупость. Это людей пошлют на смерть. Потому что вот сейчас те люди, которые живут в Донбассе, — это абсолютная Спарта XXI века. Приезжаем — и мальчики-девятиклассники с ответственными лицами проверяют у нас документы. И мы понимаем, что эти мальчики… Ну, для них это смысл, то есть от эстетического до философского. И это выглядит даже благородно. И они все скомпонованы. К сожалению, этому предшествовали большие потери. Они все пережили стресс. Они его победили.

    И вот я помню раньше этот регион. Они довольно горячие люди — ну, юг. А сейчас они при том же темпераменте стали крайне деликатны по отношению друг к другу, потому что каждый день они могут потерять кого-то. Большая вероятность, нежели вот сейчас в такой жизни, где мы в Москве сидим. И это какая-то, знаете… Это отдельный этнос. Прекрасно, что там есть русские люди. Русские люди будут гордиться представителями Донбасса, потому что… Ну, я говорю, это Спарта. По отношению к жизни это Спарта. И нет там никакого зла. С другой стороны — глупость и зло, а со стороны Донбасса — только желание выжить.

    В.САРАЛИДЗЕ: А первый вопрос был: будет ли продолжение чего-то? Вот я тоже забыл, не записал вопрос. Ну, я думаю, что…

    И.ОХЛОБЫСТИН: А, «XIV принципа».

    В.САРАЛИДЗЕ: Да-да-да.

    И.ОХЛОБЫСТИН: Дело в том, что я много экспериментирую. Мне нравится литература. В силу того, что у меня первое образование «оператор электронно-вычислительных машин», я знаю вот эти все железяки, начиная с Юникода, и следил за развитием игровой, геймерской вот этой всей цивилизации. Поклонник довольно эклектичной истории Warhammer 40,000 и ещё более эклектичного Warcraft. Базируясь на эстетике Warcraft, я сделал сказку, ну, подростковую такую сказку «XIV принцип». Я не говорю, что это плохо. Потому что самое сложное… Знаете, писателей много, а сказочников — три человека. Я хочу на «сорокатысячниках», на их легенде… Но она сложнее, это должно быть больше. В первом романе еле на 600 листах остановился, а здесь нужно будет прямо много. Сейчас есть фишка, многие литераторы, очень изощрённые литераторы в плане стиля, техники, берут базу вот эту Warhammer и пишут какие-то вещи. Есть такой писатель Дэн Абнетт, он пишет всю легенду Эйзенхорна, главного… Как это называется? Не экспедитора, а инквизитора. Ну, сейчас какой-то перерыв должен быть?

    В.САРАЛИДЗЕ: Да-да-да, мы сейчас уйдём собственно на новости и рекламу, а после перерыва продолжим нашу встречу с блистательным, незабываемым актёром, режиссёром и писателем Иваном Охлобыстиным!

    И.ОХЛОБЫСТИН: Я теряюсь!

     

    НОВОСТИ

     

    В.САРАЛИДЗЕ: Киноактёр, артист, режиссёр, сценарист…

    И.ОХЛОБЫСТИН: И всея, и прочая.

    В.САРАЛИДЗЕ: И всея, и прочая.

    И.ОХЛОБЫСТИН: И чукотской земли владелец. Ха-ха-ха!

    В.САРАЛИДЗЕ: Писатель…

    И.ОХЛОБЫСТИН: Просто человек, просто человек, просто человек из Тульской области.

    В.САРАЛИДЗЕ: Которого зовут Иван Иванович Охлобыстин. Нам можно позвонить по телефону 495 73-73-948. Нам можно прислать SMS: 925 88-88-948. И Telegram: govoritmskbot. А также можно общаться всеми иными способами. В частности по телефону мы уже можем пообщаться, например, вот с этим человеком. Здравствуйте. Вы в эфире.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Скажите, а вот как написать маленький сценарий, чтобы самому снять по нему фильм? И чем это будет отличаться от написания рассказа, новеллы, повести? Я думаю, Иван Охлобыстин знает, как это делается.

    И.ОХЛОБЫСТИН: Здравствуйте.

    В.САРАЛИДЗЕ: Иван Охлобыстин у нас знает всё.

    И.ОХЛОБЫСТИН: Знаете… Ну, я сразу практично. Перво-наперво для себя нужно выстроить центральную конструкцию, костяк: с чего начнётся, чем закончиться, на чём, как говорится, перелом произойдёт, изменение. Герой должен измениться в течение сценария концептуально. Пишете событиями, простенько, прямо схема: «пошёл сюда», «пришёл сюда», «увидел это». И по этому графику расписываете уже более сочно, чтобы можно было это… Где это, в каком городе, представить, или в деревне, или поле, лес. Потом вводите мелкие движения: «засунул руки в карманы», «надвинул кепку». Это всё вокруг, материал будет оттенять диалоги. Отдельно пишете диалоги. Вспоминаете, как рядом говорят люди, чтобы они были разные, потому что разные люди говорят по-разному. И комбинируете из них для своих героев, подбираете их для своих героев.

    Когда всё это произойдёт, вот до конца вы дописали — это будет развёрнутый синопсис. Потом вы это почистите больше, то есть уберёте «он туда пошёл», это не надо, а «Сергей пошёл по дороге дальше», а не «Сергей пошёл дальше по дороге для того, чтобы встретиться». «Сергей пошёл по дороге дальше. Неожиданно он увидел вдалеке стоящую Алёну». Понимаете, да? То есть перевод. Вот там уже будет то, что называется «литературный сценарий» или «киноповесть». Вот уже с ней надо начинать работать. Из неё выводится сценарий. То есть она объясняет более суховатый текст, который на съёмочной площадке.

    В.САРАЛИДЗЕ: Понятно. В общем, все секреты рассказал, конкуренции не боишься. Давай кое-что почитаем. Смотри, какие есть отличные… О, спасибо! «Если бы в России была бы хотя бы половина таких, как Иван, мы не оказались бы там, где оказались». Чудесно!

    И.ОХЛОБЫСТИН: Ну, я думаю, это преувеличивает мои возможности. Но, слава Богу, я всю жизнь был окружён прекрасными людьми. Действительно большинство, 99,9% людей, которые меня окружали, — это просто молиться с благодарением Господу надо, что такие хорошие люди.

    В.САРАЛИДЗЕ: Ну да. «Огромный привет Ивану Ивановичу от российского Warhammer-сообщества! С уважением, Антон».

    И.ОХЛОБЫСТИН: Аве император!

    В.САРАЛИДЗЕ: Да, замечательно. «Иван, подарите отцу Тимофею, — номер телефона, — свою книгу. Куркино, Тульская область. Уверен, он очень был бы признателен».

    И.ОХЛОБЫСТИН: Давайте, давайте. Я возьму телефон.

    В.САРАЛИДЗЕ: Пометим, пометим. Есть телефон. И вот есть чудесный вопрос, за который я точно подарю свою книжку, потому что я сам отец молодой: «Что для вас самое трудное в воспитании детей? Софья».

    И.ОХЛОБЫСТИН: Вы знаете, нужно трезво к этому относиться. Дети — это просто недоразвитые взрослые. Они сами об этом знают, и это их не смущает. Для них главное — довести до их понимания, что мы их уважаем. То есть я их уважаю как личность. Они могут простить, что ты им не даёшь гулять идти, или что нужно кашу съесть, или что ты обязан учиться, или непонятно, почему ты должен экзамены сдавать, и не можешь так одеваться. Ну, какие-то вот… То, что родители имеют право делать. Но при этом они знают, что родитель заинтересован в сохранении личности, индивидуальности своего ребёнка, и он уважает её, потому что это продолжение его личной индивидуальности. Знаете, это такое семейное ДНК, идейное ДНК семейное.

    В.САРАЛИДЗЕ: Здорово, здорово! Слушай, интересно, когда подбирали плейлист, есть Игорь Иванович Сукачёв, которого ты обожаешь, с которым ты дружишь уже море лет. А вот интересно… Игоря Ивановича постараемся сегодня тоже послушать. А вот «Чиж», «Полонез» я бы хотел бы завести прямо сейчас. И потом пара слов о том, как эта чудесная, как эта фантастическая, невероятная, хрупкая, лиричная вещь, что она для тебя, как она отзывается в твоей мужской, брутальной, крутой душе.

    ПЕСНЯ «ПОЛОНЕЗ» — ГРУППА «ЧИЖ & CO»

    В.САРАЛИДЗЕ: Шедевр!

    И.ОХЛОБЫСТИН: И добавить нечего, слушай.

    В.САРАЛИДЗЕ: Это шедевр.

    И.ОХЛОБЫСТИН: Я не уверен, что он понимает, что он написал. Это одна из лучших его песен. У меня сразу ассоциация: 17-я Парковая (там довольно некомфортный район), ну, мы только-только с Оксанкой поженились, мне лет 27–26, ей — 22. Ну, не помню уже. 21. Пустая однокомнатная квартира, но всё-таки сняли. У меня даже «восьмёрка» белая была.

    В.САРАЛИДЗЕ: Ух ты!

    И.ОХЛОБЫСТИН: И мы на кухоньке сидим, за ручки возьмёмся. И «Полонез» звучит. Мы очень были романтические чуваки.

    В.САРАЛИДЗЕ: И колокольчик в её волосах.

    И.ОХЛОБЫСТИН: В волосах. И он как-то позволил использовать в фильме «8 ½ $», где на тот момент я снимался. Тоже дополнительные какие-то воспоминания. Вот всё это плейлист, как я готовился писать. Перед тем как уже нон-стопом я включал какую-то такую большую… не большую, а большой блок… «Близ», есть такая группа. Ну, она фоновая. Это чтобы не мешать печатать. До этого я входил в состояние… Как передать ощущение той детской зачарованной влюблённости в окружающий мир, которую я хотел бы передать в своей книге «Песни созвездия Гончих Псов»? Потому что там вот есть этот моментик тоскливо-ласковый.

    В.САРАЛИДЗЕ: Слушай, я надеюсь, что слушатели «Говорит Москва» почитают. А пока подхватим ещё звоночек.

    И.ОХЛОБЫСТИН: Давайте.

    В.САРАЛИДЗЕ: Здрасте. Вы в эфире. Представьтесь, пожалуйста.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. День добрый.

    И.ОХЛОБЫСТИН: Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Иван, день добрый.

    И.ОХЛОБЫСТИН: Добрый день.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Момент такой тонкий, интересный: вы начали свою деятельность, вы снимались в одном фильме с Петром Мамоновым.

    И.ОХЛОБЫСТИН: «Нога».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да-да-да, совершенно верно, совершенно верно. Расскажите что-нибудь о Петре.

    И.ОХЛОБЫСТИН: Он замечательный человек. Если бы мы жили с вами на несколько тысяч лет раньше, он был бы у нас в племени шаманом. Ну, во-первых, он деликатный человек. Если того не надо, он не будет вам голову разрывать. Но от него исходит какая-то сила. И необязательно, чтобы он говорил что-то духовное или величественное. Он говорит какие-то простые вещи, которые заново открываются. Это при том, что он умеет говорить по-всякому. Мне долгое время Исаак Сирин, есть такой автор древний — ну не даётся, не понимаю! Это древняя любовная песнь к Богу. То есть это надо знать мне как человеку, относящемуся к этой сфере, но не могу, не даётся! А мне Мамонов говорит: «А ты попробуй к этому относиться, как к музыке, потому что всё-таки это песня любви, то есть это такое богословие». И действительно, я что-то вспомнил его творчество, вот его концерты. Они же тяжёлые. На самом деле вся задача его — раскачать, прямо чтобы такой кач был. И вот мы что-то получаем от этого.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Совершенно верно.

    И.ОХЛОБЫСТИН: Он знает об этой своей силе, очень осторожно к ней относится. И слава Богу, что он в границах Православной церкви. И слава Богу, что «Остров» был, фильм его, достойный его уровня. А тогда меня Никита Тягунов, Царствие ему небесное, познакомил с Петей. А Петя был легендарный! Я — маленький ещё пацан, ну, по тем временем. То есть мне уже было, конечно, 21 ил 22 года, но всё равно я ещё мальчишка по сравнению… А Петя Мамонов уже тогда была легенда рок-н-ролла вообще.

    В.САРАЛИДЗЕ: «Звуки Му».

    И.ОХЛОБЫСТИН: До них ещё, до них. Это целое… Пока это всё сложилось в какие-то рок-комбинации, это всё в неопределённости, в хаосе. То Гарик проявлялся где-то, то Пётр Мамонов, то у БГ что-то новое. А потом уже группы и всё остальное, потом пришла цивилизация.

    В.САРАЛИДЗЕ: Слушай, ну так много поговорили собственно об этой эпохе. Давай тогда, наверное, Гарика, потому что это очень настроенчески, это очень провиденчески. И мне кажется, Гарик очень соответствовал и соответствует тебе, твоему облику, как тебя представляет, наверное, большинство слушателей.

    И.ОХЛОБЫСТИН: Всю свою жизнь я знаю Гарика. Всю жизнь за меня он пел песни, потому что я сам не умею их петь.

    ПЕСНЯ «КОНИ ПРИВЕРЕДЛИВЫЕ» — ГАРИК СУКАЧЁВ

    В.САРАЛИДЗЕ: Ну что? Игоря Ивановича можно слушать бесконечно.

    И.ОХЛОБЫСТИН: Да, вот такая история. Я считаю, что если когда-нибудь (а это должно произойти) мы выйдем в поле Апокалипсиса… ой, в поле Армагеддона, чтобы защищать всё самое хорошее от всего самого плохого, мы должны выходить под эту песню. Ха-ха-ха! Наше русское подразделение должно выходить вот конкретно под Высоцкого, под «Кони привередливые».

    В.САРАЛИДЗЕ: Да, на самом деле очень органично они легли друг на друга — Высоцкий и Игорь Иванович. И это очень созвучно собственно с сидящим напротив меня Иваном Ивановичем. Все Ивановичи, все русские.

    И.ОХЛОБЫСТИН: Да, Иванович, кстати.

    В.САРАЛИДЗЕ: Ивановичи сплошные.

    И.ОХЛОБЫСТИН: Нет, там Игорь Иванович, но Владимир Семёнович.

    В.САРАЛИДЗЕ: Да, Владимир Семёнович.

    И.ОХЛОБЫСТИН: Семёнович.

    В.САРАЛИДЗЕ: Давай подхватим… Ох! Ох! Ох! Ёлки зелёные! Я очень рад такой активности, друзья. Пожалуйста. Здрасте. Вы в эфире. Здрасте, вы с нами. Алло! Алло-алло. Видимо, что-то не получилось. Давайте попробуем ещё раз. Здравствуйте. Вы в эфире.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.

    И.ОХЛОБЫСТИН: Добрый вечер.

    В.САРАЛИДЗЕ: Здрасте. Представьтесь.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Меня Виталий зовут. Мне хотелось бы вопрос задать Ивану.

    И.ОХЛОБЫСТИН: Да, конечно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Скажите, пожалуйста… Я фанат ваш, ну, в разумном…

    И.ОХЛОБЫСТИН: Храни, Господи. Я понимаю, да, о чём идёт речь.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да-да-да. И я вот хотел у вас поинтересоваться. Вопрос не очень такой… Передача хорошая, но вопрос не очень. Вот как вы эти высказывания этих псевдо… на «Нике». Пожалуйста, меня вот это волнует немножко.

    И.ОХЛОБЫСТИН: А какие псевдо?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну, вот эти актёры, режиссёры, которые на «Нике» высказывались о ситуации в России, о президенте России.

    И.ОХЛОБЫСТИН: А я не был на «Нике». Я в последнее время не очень… Я вообще не люблю осуждать. А потом, я с ними прожил всю жизнь. Слава Богу, что я там не был. У меня своя позиция по этому поводу. Они, наверное, из чего-то исходили. Мне кажется, что они заблуждаются. Делают они, зная их, я могу уверить вас, не по злобе, а по своему заблуждению и по тяжелейшей ситуации, стрессовой, происходящей в российском кино. Нифига не снимается! Ну, за редким исключением, снимается ерунда, чтобы просто деньги откатать. А вот то, что раньше мы называли культурой — эта часть культуры пропала. Они это понимают. И они ничего сделать не могут. У них сердце болит. Вот они волей-неволей, как слабые, как девочки, подпадают под обаяние такое «Сумерек». Есть люди, которые, конечно, иначе думают. Не думаю, что их нужно осуждать. Но и не думаю, что их нужно поддерживать. Это всё какие-то пораженческие нотки. Я на мир смотрю иначе. Мы победим, короче говоря!

    В.САРАЛИДЗЕ: Здорово!

    И.ОХЛОБЫСТИН: Гойда, Русь! Вот «гойда» слово есть хорошее, для меня Игорь Молотов, журналист известный, публицист он в Russia Today, открыл заново. Я что-то всегда: «Откуда это?» «Гой ты, Русь великая!» — то-то, то-то, то-то. Этимология этого слова, то есть коренной смысл, — это как приветствие. «Гойда! Гойда!» То есть — «приветствуй», «здравствуй».

    В.САРАЛИДЗЕ: Понятно, понятно. Слушай, знаю, что… Ну, во-первых, все, наверное, знают, что ты многодетный папаша. В общем, только позавидовать можно. И знаю, что дочка тебе сделала подарок. На самом деле…

    И.ОХЛОБЫСТИН: Я её попросил. Да, я её попросил. У неё очень хорошая компания. Она обучается вокалу. Она очень к этому… Сейчас современные дети вообще к электронике… Они за 20 лет вперёд уже планируют, если они, конечно, сознательные существа. Она уже знает, что и куда, как она пойдёт учиться. Знает, что можно делать, а что нельзя делать. Но слава Богу, что они всю жизнь с нами, они нам не отказывают, то есть в какой-то помощи. Я попросил её перепеть песню, прямо академически, просто перепеть, которая звучит у меня в финале книги.

    В.САРАЛИДЗЕ: Она вошла в книгу? Прямо у тебя в канве, в контексте, да?

    И.ОХЛОБЫСТИН: Да-да. И самое главное, мистический такой моментик: когда я писал, ставил эту песню. Знаете, как это приятно. Это писательская придурь, конечно, это детский сад, вторая группа, но в этом что-то есть. Знаешь, когда ты втыкаешь флешку, где у тебя с оформлением каким-никаким, и твоя дочка поёт эту прекрасную песню. И вот это финал книги, когда там главная героиня обрела то, что хотела — своё счастье, всё самое главное.

    В.САРАЛИДЗЕ: Ну, не можем не послушать.

    ПЕСНЯ «ДАЛЕКО-ДАЛЕКО ЗА МОРЕМ…» — ВАРВАРА ОХЛОБЫСТИНА

    И.ОХЛОБЫСТИН: Вот такой план на будущее у нас с Варей.

    В.САРАЛИДЗЕ: Ну да. Слушай, чудесно! «В “Википедии” написано, что вы Иоанович. Как правильно в итоге — Иванович или Иоаннович?»

    И.ОХЛОБЫСТИН: Иванович. Всё-таки Иоаннович… Ну, либо полностью нужно — Иоанн Иоаннович, но будет странно смотреться. Чего лишний раз к себе привлекать? А так — Иван Иванович. Хотя правильно — Иоанн Иванович.

    В.САРАЛИДЗЕ: Коротко пробежимся, очень много вопросов. «А Иван Иванович на мотоцикле ездит? Какой у него сейчас?»

    И.ОХЛОБЫСТИН: Вы знаете, не могу себе позволить. Многодетный отец. Я пришёл к этой трагической необходимости выбрать, потому что иметь мотоцикл и ездить медленно — это абсурд, а быстро — это безнравственно после третьего ребёнка.

    В.САРАЛИДЗЕ: Тут я тебя понимаю. «Почему именно “XIV принципов”?» — народ спрашивает.

    И.ОХЛОБЫСТИН: А там просто игровая составляющая, что нужно… Ну, это сказка ведь. Четырнадцать камней, которые, если их вложить куда-то, сделают независимым мир от того, кто их придумал.

    В.САРАЛИДЗЕ: Понятно, понятно. «Первый вопрос: будет ли продолжение книги?»

    И.ОХЛОБЫСТИН: Ответил. Будет. Я знаю, о чём можно писать. Вот у меня есть сейчас работа своеобразная. Потом я ещё хотел бы с «Эксмо» выпустить один роман. А потом зимой я поеду на дачу, даст Бог, и засяду, и вот это долгое путешествие… Тоже подростковый хочу сделать, потому что это прекрасная тема. Подростки — они люди очень резкие. Ну, как объяснить? Они дико толерантные. Они, как маленькие львята, обходят, завоёвывают территории и не прощают тебе лжи. Поэтому если тебя принимают как писателя подростки — это великая честь. Ну, Кир Булычёв. Фильтр избранных.

    В.САРАЛИДЗЕ: Да, ну здорово! Слушай, на самом деле потихонечку начинаем уже подходить к самому концу. Тебе огромное спасибо за то, что пришёл. Ещё раз могу сказать: друзья, все — в книжные магазины, начиная с понедельника. Книга Ивана Охлобыстина, две повести, «Нулевой километр», а книжка называется «Песни созвездия Гончих Псов».

    И.ОХЛОБЫСТИН: Да. Будет, кстати, презентация и в Донецке. Будет здесь и будет… Мы договорились с издательством, что отдельным выпуском коллекционным будет презентация в Донецке. Вот сейчас договоримся весной.

    В.САРАЛИДЗЕ: Ну вот, собственно весь ответ на все вопросы по поводу Донецка и всех этих проблем. Ещё раз тебе большое спасибо за то, что пришёл.

    И.ОХЛОБЫСТИН: Спасибо. Я прошу прощения у всех, кому не успел ответить на вопросы. Ну, поверьте мне, вряд ли бы я облагородил вас каким-то дополнительным знанием. Я уверен, что вы знаете всё. Храни вас всех Господь!

    В.САРАЛИДЗЕ: Спасибо, спасибо! Приходи в гости.

    И.ОХЛОБЫСТИН: Обязательно.

    В.САРАЛИДЗЕ: А вы, друзья, слушайте радио «Говорит Москва» и программу «МузЛитература».

    Версия для печати

Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus