• «ПОДЪЁМ» с Сергеем Доренко от 11.04.2017

    08:30 Апрель 11, 2017

    В гостях

    С.ДОРЕНКО: 8 часов 38 минут. Вторник, 11 апреля. Здравствуй, великий город! Здравствуйте, все! Это радио «Говорит Москва»! Говорит Москва! Дарья Кнорре — ведущая этой программы. Здравствуйте, Дарья.

    Д.КНОРРЕ: И Сергей Доренко. Доброе утро.

    С.ДОРЕНКО: Слушай, мне пишут, что Усманов раздавит теперь Навального. Я хотел как раз посоветоваться. Новость вот эта последняя, она свежая — Усманов подаст против Навального иск за клевету. Надо сказать, что я абсолютно убежден, что Усманов обеспечен хорошей юридической поддержкой.

    Д.КНОРРЕ: Раз он уже заявил, надо думать, что без подготовки он вряд ли бы стал…

    С.ДОРЕНКО: У него есть хорошая юридическая поддержка, безусловно. И я думаю, что он опытен в судах, или его службы опытны в судах и так далее. Я хочу с ходу провести голосование. Скажите, вот Усманов будет судиться с Навальным, обвинять его в суде, ну, наверняка представители. И в результате от этого выиграет Навальный — 134-121-35, Усманов — 134-21-36. Я говорю о медийном выигрыше. Медийно выиграет Навальный — 134-21-35.

    Д.КНОРРЕ: Это, кстати, принципиально разные вещи.

    С.ДОРЕНКО: А юридически победа кого интересует? Она дает что?

    Д.КНОРРЕ: Если это серьезная, крупная сумма.

    С.ДОРЕНКО: Нет, если бы была тяжба о предприятиях каких-то, тогда, может быть, это важно.

    Д.КНОРРЕ: А за такое на сколько могут оштрафовать?

    С.ДОРЕНКО: Клевета… клевета, по-моему, это уголовное преступление. Будет тяжба, судебная тяжба, юридическая тяжба. И выиграет Навальный, медийно выиграет. Медийно выиграет Навальный — 134-21-35. Медийно выиграет Усманов — 134-21-36. Мы голосуем. Выигрыш медийный Навальный — 134-21-35. Выигрыш медийный у Усманова — 134-21-36. Он обелит свое имя… он же тоже думает о том, как общественность к нему будет относиться, правильно? Есть аспекты не только юридические, а и общественное мнение, вероятно, учитывается Усмановым. 7373-94-8. Здравствуйте, слушаю вас. Как вы отвечаете на этот вопрос?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я считаю, что проиграет в любом случае Медведевым. Это будет суд над Медведевым, и ему дают сигнал, что надо сейчас уходить, потому что ты же не хочет, чтобы подробно, в закрытом режиме нет оснований делать суд такой — в открытом режиме если его делать, то это будет судилище над Медведевым. Видимо, это такой сигнал к смене правительства.  

    С.ДОРЕНКО: Подойдут дяденьки со скальпелями и пинцетами и начнут ковырять рану.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Абсолютно точно.

    С.ДОРЕНКО: Говорят: а давайте попробуем купоросом. Купоросом посыпят тоже. Спасибо. То есть это будет суд над Медведевым, в сущности…

    Д.КНОРРЕ: В сущности, если Усманов обелит свое имя в суде, то он обелит одновременно и имя Медведева.

    С.ДОРЕНКО: Усманов, де-факто проводя суд, устроит суд над Медведевым. Почему так считает наш слушатель? Потому что люди подойдут со скальпелями и пинцетами и начнут ковырять рану. А значит, все время дальше в общественном поле будет: брал – не брал, сколько брал, у кого брал, брал ли у Усманова, да нет, не у Усманова… И вся эта канитель в любом случае невыгодна, постоянное топтание вот это, расковыривание ранки. Знаешь, снимание корочки этой…

    Д.КНОРРЕ: Не согласна.

    С.ДОРЕНКО: Ты ела корочки с коленки? Рана, когда на велосипеде упадешь…

    Д.КНОРРЕ: В детстве, да.

    С.ДОРЕНКО: Ты ела корочки?

    Д.КНОРРЕ: Не корочки, а кожицу, которая высыхала, я ее отдирала. Но не ела, а так на зуб и потом выбрасывала.

    С.ДОРЕНКО: Я ее выбрасывал, но не ел никогда. А я знаю людей, которые ели, между прочим.

    Д.КНОРРЕ: Я знаю людей, которые ногти едят и ничего.

    С.ДОРЕНКО: Усманов? Нет. навальный? Кто? Это не оскорбительно? Он не подаст в суд, я надеюсь? Мы останавливаем голосование. 81 процент — медийная победа будет за Навальным в любом случае. 19 — за Усманова. Пожалуйста, проиллюстрируйте свою точку зрения, попробуйте ее доказать тезисно. Здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Сергей, Москва. Я не согласен со слушателем предыдущим. Я думаю, что было некое у них общение, я имею в виду Медведева, кто в этом списке, Елисеев там, я правильно говорю фамилии?

    С.ДОРЕНКО: Я сейчас не помню. Это не имеет значения.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И Усманов. Там было несколько, четыре-пять фамилий. Они просто выбрали наиболее такую подходящую рокировку, по которой они думают, что… у Усманова, во-первых, адвокаты и юристы, я думаю, суперские, на очень высоком уровне. И они решили, что он может выиграть… Медведев может… ну, не Медведев, Усманов если выиграет, я написал вам СМС, если это будет Басманный суд, то, конечно, выиграет Усманов. Если это будет независимый суд…

    С.ДОРЕНКО: Что значит независимый? Где вы видели независимый ближайший к нам?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я об этом думал. Я написал слово «независимый», а сам понял, что я в тупик зашел, неправильно написал, его не бывает.

    С.ДОРЕНКО: Не бывает. Давайте будем марксистами. Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя. По-моему, это Владимир Ильич Ленин сказал очень важную такую вещь о судьях. Независимый суд! Ха-ха-ха! От чего не зависимый? От гравитации? Не зависимый от чего? От силы трения? От чего он независимый?

    Д.КНОРРЕ: От общественного мнения.

    С.ДОРЕНКО: От общественного мнения он действительно независимый. Потому что никакого общества нет, нет, конечно, и общественного мнения в результате. Здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Николай. Я не согласен с тем, что это будут ковырять ранку. Ее прижгут раз и навсегда, юридически чисто сделают, абсолютно все правильно в пользу Дмитрия Анатольевича.

    С.ДОРЕНКО: Юридически чисто. Но кого интересует юридическая сторона вопроса?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Там будет пиарная история, все это осветят, покажут везде и поставят точку в этом скандале.

    Д.КНОРРЕ: Нужна какая-то формальная сатисфакция.

    С.ДОРЕНКО: Я так не думаю… представьте себе ситуацию, когда вдруг Усманов спросил бы меня. Сказал: что ты думаешь? Я бы сказал, что ему ни в коем случае не надо поднимать этот вопрос.

    Д.КНОРРЕ: Потому что он таким образом пиарит Навального и дает ему лишний раз…

    С.ДОРЕНКО: Потому что сказано было, что единственная валюта современности — это внимание. Мной было сказано. И я продолжаю это говорить. И Усманову говорю. Единственная валюта современности, не биткоин никакой… Внимание. Внимание есть валюта современности. А как мы заслуживаем внимания? По-разному. Кто-то голый бегает в переходах метро, показывает тестикулы свои или может быть, бюст какой-нибудь. Кто-то подает заявки на Нобелевку. Люди по-разному привлекают внимание, но цель все равно у всех одна. Что хотел Костя Остенбакен от подруги своего детства Инги Зайонц? Сказать чего? Внимания.

    Д.КНОРРЕ: Малую толику внимания.

    С.ДОРЕНКО: Абсолютно верно. А? Вы поперхнулись? Правильное ударение в «толике» — «толика», понятно? «Толику» это когда «Толик». Меня вчера учили в школе, я бы сказал. Маленькую толику внимания хотел Костя Остенбакен от подруги детства Инги Зайонц. И больше ничего. А как он привлекал внимание, мы не знаем. Может, он на нее в суд подал. Сказал: сучка… ну, в смысле, Инга, я подаю на тебя в суд. Это тоже все равно для внимания делается.

    Д.КНОРРЕ: Это понятно. Я думаю, что Усманов это прекрасно понимает. Но, видимо, пришлось пожертвовать этим, позволить Навальному получить эти активы внимания.

    С.ДОРЕНКО: Не знаю. Они отдают Навальному… получит формальная сатисфакция. И на следующей пресс-конференции они скажут, что не он не просто уголовник, лес украл, трахнул Машу Гайдар, еще чего-то, не это они скажут. Они скажут: и еще проиграл Усманову. И дальше что? И что? Про Навального будет сказано следующее, давай перечислим все его регалии, ну, кроме Маши Гайдар. Лес украл? Украл. Я сейчас вспомню сам, по памяти, я не готовил список регалий Навального. Украл какой-то лес, я сейчас не помню, но в Кирове точно. Украл, куда дел, непонятно, может быть, в Одинцово перевез, не знаю. Потом плел лозу, сейчас помню, где-то под Можайском, где-то далеко. Лоза себя как-то не проявила, нигде, ничего. Но коварно как-то плелась.

    Д.КНОРРЕ: Поясните, что вы имеете в виду не Юрия Лозу, а лозу в прямом смысле этого слова.

    С.ДОРЕНКО: Лозу, в смысле какие-то корзиночки плел, что-то такое делал. Что-то плелс.

    Д.КНОРРЕ: Еще с парфюмерией что-то было связано.

    С.ДОРЕНКО: А, точно. «Орифлейм» или что-то в этом роде, не помню.

    Д.КНОРРЕ: «Ив Роше». 

    С.ДОРЕНКО: Какой-то магазин был на Минке, справа, который держали педики.

    Д.КНОРРЕ: «Ив Роше», может быть.

    С.ДОРЕНКО: Это оно? Короче говоря, хорошо пах, но незаслуженно. Источал неоправданно, незаслуженно, хороший запах, так скажем про Навального. При этом крал лес непрерывно, с Машей Гайдар… у, какой кошмар. И плел лозу на западе Подмосковья, мы забыли, где.

    Д.КНОРРЕ: Про Машу Гайдар слышу впервые. Это что-то из «Сплетника.ру», я не читала про это.

    С.ДОРЕНКО: Это в кругах, близких к оппозиции. Это мы знаем. И еще будет — проиграл Усманову в суде. И чего? Кого это парит, я не понимаю?

    Д.КНОРРЕ: Поверьте, никто этого вообще не помнит.

    С.ДОРЕНКО: И проиграл Усманову в суде. И дальше что? И все говорят: Навальный хороший, он же «Ив Роше» пахнул, запах от него шел… Потом: да он лес воровал. Да нет, это клево, чего, мы бы сами украли. Да он с Машей там крутил… ну, это нормально, мы бы тоже закрутили.  И проиграл Усманову в суде. И все такие: твою… ну что ты будешь делать! Паскуда! Мы не хотим с ним знаться! Этот Навальный идет лесом теперь. Он проиграл Усманову в суде. Какая мерзость! Как он мог! Какой позор! То есть как будто это каким-то ключевым образом сыграет, а? Как будто это каким-то образом отвратит от него? Я не понимаю этого. Объясните мне, пожалуйста, дураку.

    Д.КНОРРЕ: От него не отвратит.

    С.ДОРЕНКО: Отвратит. Все такие: он проиграл Усманов в суде. Не подадим ему руки. Не подавайте руку, руку в карман. Ну и что? Да всем насрать, кому он проиграл в суде. Абсолютно серьезно. Может, я чего-то путаю? Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Сергей, Москва. Мне кажется, что в этой ситуации не все так просто, как кажется на первый взгляд. Вот эта пауза, которая была взята после доклада Навального, в YouTube который сейчас смотрели и смотрят. Она достаточно длительная, эта пауза. Он успел уже десять суток, по-моему, отсидеть после демонстраций. 

    Д.КНОРРЕ: 15.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. Тут вообще такая напрашивается ситуация…. Усманов докажет, что он к этой ситуации отношения не имеет. Значит, имеет кто-то другой, правильно? 

    С.ДОРЕНКО: Подождите. Ну, зря они его раскручивают. На пустом месте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Они его не раскручивают. Может быть, просто Усманов заваливает Медведева, вот и все.

    Д.КНОРРЕ: Нет!

    С.ДОРЕНКО: Это уже второй человек, который говорит, что Усманов валит Медведева просто, пытается ковырять рану. Если ковыряет рану, значит, валит Медведева. Может быть.

    Д.КНОРРЕ: Да наоборот. Усманов вместе Медведева пытается обелить свое имя и заодно имя Медведева. Это же очевидно абсолютно, как мне кажется.

    С.ДОРЕНКО: Хочешь голосование? Возобновляя разговор о расследовании Навального, Усманов помогает Медведеву — 134-21-35, валит Медведева — 134-21-36. Очень просто голосование. Я не знаю. 

    Д.КНОРРЕ: После всех этих акций, которые прошли, нельзя было не ответит. Надо было каким-т образом. И не просто сказать слово, а каким-то образом… по крайней мере, предоставить минимальную доказательную базу.

    С.ДОРЕНКО: Сказано было — компот. Слово было сказано.

    Д.КНОРРЕ: «Компотом» не отмажешь. Не получается.

    С.ДОРЕНКО: Почему? Он же уголовник.

    Д.КНОРРЕ: Нужен суд.

    С.ДОРЕНКО: Кто этот Навальный? Уголовник. Предоставил компот.

    Д.КНОРРЕ: В нашей стране это абсолютно романтическое определение.

    С.ДОРЕНКО: Разбойник. Он такой разбойник. У нас мамы хвалят мальчиков: у меня такой хулиган! Залез под юбку — такой хулиган! Ах, какой хулиган! Сущий разбойник! Ах, на него совершенно нет управы. Он абсолютно дикий, разнузданный, свирепый. Хорошо. 35 процентов — помогает, 34… ну, идет голосование, чего, вам проголосовать влом? Что такое 300 человек? Что за расслабуха, я не понимаю? Что, телефонов нет? Чего вам не хватает? Жизненной энергии? Витальности? Витаминов вам не хватает? День сегодня, 16 градусов, а?

    Д.КНОРРЕ: Всех разморило просто на солнце.

    С.ДОРЕНКО: Не 36, как в Дубае, конечно, но 16 сегодня. Ребят, вы чего, проголосовать не можете! Господи, задохлики! Задохлики авитаминозные. Туберкулезные воробьи чертовы! Нажмите кнопки. Ну, все, я останавливаю, спасибо большое. 35 на 65. 35 — помогает Медведеву. 65 — валит Медведева. Усманов, возобновляя разговор о расследовании Навального, в том или ином ключе возобновляя разговор, помогает Медведеву — 35 процентов, валит Медведева — 65 процентов. Здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. У меня лично создается впечатление специального распиаривания Навального и создания образа зубастого оппозиционера.

    С.ДОРЕНКО: Ужасного преступника, по-моему, они строят образ. А почему так получается?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И преступника тоже, да.

    С.ДОРЕНКО: А почему строят преступника, а получается зубастик?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Потому что образ такой, что он ничего не боится. Не боится лезть в такие серьезные темы…

    С.ДОРЕНКО: Он такой Чармандер. Кто он будет из покемонов? Чармандер, мне кажется, как вы думаете?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Может быть. 

    С.ДОРЕНКО: Скажи Чармандер — я прям сразу вижу Навального, мне кажется.

    Д.КНОРРЕ: Подождите, я загуглю сейчас.

    С.ДОРЕНКО: Чармандер, фото. Вот Чармандер. Но это Навальный в чистом виде, а? Хитокаге, покемон. В Японии называется Хитокаге. Что он делает? У него какие сверхспособности?

    Д.КНОРРЕ: У него огонь из хвоста, что бы это ни значило.

    С.ДОРЕНКО: А Усманов какой покемон тогда? В хорошем смысле, извините, что я умаляю. Можно, я на колени встану. Я стою на колени перед Усманов. Можно, я поклонюсь? Кто он из покемонов, мы не знаем. Посмотри, мне интересно. Вот говорят, Слоупок. Посмотри, кто еще есть.

    Д.КНОРРЕ: Да все-таки какие-то поколения идут, невозможно разобраться.

    С.ДОРЕНКО: Третье поколение, четвертое поколение, пятое поколение, шестое поколение… побочные игры и так далее. Невозможно понять.

    Д.КНОРРЕ: Вот такой есть.

    С.ДОРЕНКО: Но это не он, нет, это чья-то женщина.

    Д.КНОРРЕ: Это не Пикачу. Пикачу, я помню, есть покемон.

    С.ДОРЕНКО: Пикачу хороший. А это кто? Нажми на него.

    Д.КНОРРЕ: Это Пикачу.

    С.ДОРЕНКО: Это Пикачу.

    Д.КНОРРЕ: Вот Усманов.

    С.ДОРЕНКО: В хорошем смысле. Мы стояли на коленях. Внимание, это было сделано с уважением. Бульбазавр, конечно. «Навальный безразличен», — говорит Литвинов. «Лимонов назвал его пустышкой. Зря не скажет. Сказал, что в личной встрече уделает его легко». В каком соревновании Лимонов уделяет Навального? В чем они соревноваться будут? В длине струи? В чем, мне интересно просто? В чем мужчины соревнуются? В приседаниях? В чем? В чем Лимонов победит Навального при личной встрече? В приседании, в отжимании, в подтягивании? В длине струи, может быть? В высоте струи тоже. А? «Навальный — это Трамп». Кто это говорит? Какой ужас. Нет, конечно, нет. «11 апреля 1944 года освобождена Керчь от фашистов», — мне говорят. Вот это важно. Керчь от фашистов была освобождена «Керчь «она» или «он»? Керчь — «она», безусловно, но Корчев был «он», город Корчев. Пантикапий тоже был «он». Так что странно и трудно, нам все время трудновато. Митридат такой у нас эрегированный, гора стоит Митридат, она эрегирована. С другой стороны, она примерно 12 сантиметров. Знаешь, сколько высота ее, гигантская? 94 метра.

    С.ДОРЕНКО: Мы дико гордимся. Керчане гордятся горой Митридат. Это правда очень высокая гора, огромная. Мы там и говорим — гора Митридат. У нас в Керчи гора Митридат, высокой 94 метра. Это максимальная высота. Может быть, 95, где-то так. Но ста метров нет. Но мы очень гордимся, считаем, что это величайшая гора в мире, Джомолунгма.

    В ДВИЖЕНИИ

    НОВОСТИ

    С.ДОРЕНКО: 9 часов 5 минут. ФСБ начала в Москве спецоперацию «Анаконда». Я вчера прочитал и подумал, что мне бы хотелось попасть в эту операцию. Почему «Анаконда»? Мы должны своих животных…

    Д.КНОРРЕ: Гадюка у нас есть. Уж.

    С.ДОРЕНКО: Что еще у нас есть? Гюрза? Нет, это не у нас, в Туркмении. Какие у нас еще есть? Аспид.

    Д.КНОРРЕ: Аспид у нас есть?

    С.ДОРЕНКО: Конечно. Аспид населяет Россию. Я пригрел на груди своего аспида. Я помню эту фразу. Аспид населяет, безусловно, Россию. Посмотри, пожалуйста. Змеи России. Почему анаконда? Анаконда не годится.

    Д.КНОРРЕ: Уж обыкновенный, уж водяной. Медянка. Желтобрюхий полоз.

    С.ДОРЕНКО: Вот, желтобрюхий полоз.

    Д.КНОРРЕ: Гюрза есть у нас, кстати говоря.

    С.ДОРЕНКО: Гюрза есть? Мне казалось, что она только в Туркмении. Щитомордник. Щитомордник где находится-то? Щитомордник в Америке вообще. Кто трясет штучкой такой, щитом своим, погремушкой? Это же американская змея. Аспид нужно. ФСБ не умеет. Уж. ФСБ не может «уж». «Уж» это пусть полиция делает. Операция «Уж» пусть делает полиция. «Уж» пусть будет у полиции. Мне кажется, очень правильно. «Гадюку» кто должен делать операцию? Следственный комитет. 

    Д.КНОРРЕ: СКР проводит операцию «Гадюка». Обыкновенная.

    С.ДОРЕНКО: Вульгарис. Гадюка вульгарис. А ФСБ должна провести операцию «Аспид». Вот это очень правильно. Аспиды где водятся? Мы не знаем, что такое аспид. До двух метров какой-то. О, так это семейство. 347 видов аспидов. Ну правильно, есть подразделения ФСБ. У каждого аспида должен быть свой подвид. Кобры, коралловые змеи…

    Д.КНОРРЕ: Распространение. Кроме Европы.

    С.ДОРЕНКО: Не годится. До свидания, аспид. А кто попал под эту операцию «Анаконда»? А почему «Анаконда», я не понимаю? Некрасиво, это вульгарно, это свидетельствует о том, что они…

    Д.КНОРРЕ: Американские какие-то вот эти…

    С.ДОРЕНКО: Начитались американских…

    Д.КНОРРЕ: Насмотрелись голливудских, я бы сказала.

    С.ДОРЕНКО: Да. ФСБ, это плохо, что операция «Анаконда» — это плохо. Что-то отечественное надо. Сотрудники правоохранительных органов будут досматривать граждан в поисках оружия, взрывчатки, других запрещенных предметов. Операция началась 5 апреля и продлится до 11 мая. Значит, у меня все-таки есть шанс какой-то. Я думал, что я проворонил это дело и все. Эту операцию РБК подтвердили в столичном главке МВД. А МВД-то тут причем? ФСБ же должна быть? Я под МВД ложится не хочу, нет, мне впадлу. Под ФСБ — другое дело.

    Д.КНОРРЕ: ФСБ, видимо, сотрудничая с МВД.

    С.ДОРЕНКО: Не хочу. ФСБ — это другое дело. ФСБ, между лопаток поставили сапог какой-то кованый, воткнули, сказали: «Аспид» (что я аспид), я уже лицом в землю, уже в асфальте протоптал небольшую такую ямочку, чтобы дышать. Прогрыз зубками. Они говорят: не поднимать харю, лежать, харю вниз, понял, мразь? А я должен зубками прогрызть для носа. Чуть-чуть вытянуть шейку, прогрызть дырочку, туда носик положить. И еще внизу прогрызть дырочку…

    Д.КНОРРЕ: Чтобы грунтовые воды пить. 

    С.ДОРЕНКО: Конечно. Операция началась 5 апреля. Эту информацию подтвердили… Меры безопасности были усилены по всей России после теракта в петербургском метро. В субботу сообщалось, было задержано пять человек… Да, слушай, арабы сейчас меня обследовали. Ой, как хорошо! Пришла китаянка. Арабов же нет там, одни наемные рабочие. Пришла китаянка, и у нее были резиновые перчатки. Я сейчас рассказываю правду. Может быть, какой-то редкий случай, когда я рассказываю правду. Это будет исключительный день, вы запомните этот день — 11 апреля я говорил правду. Потом долго не будет уже, до октября не буду говорить. Завтра День космонавтики, а 12 октября день открытия Америки. И в канун этих двух праздников я буду говорить правду всегда.

    У меня было много проводов и носков. Носки, провода, мне кажется, это очень похоже на террориста. Еще камера была «Лейка» со старым 30-летним объективом «Лейц Канада». Она тоже леечка, но вот этот канадский военный завод. 30 лет объективу, веришь? Больше, чем тебе.

    Д.КНОРРЕ: Спасибо за комплимент. Я еще молода.

    С.ДОРЕНКО: Она еще будь здоров. А самой «Лейке» десять лет. М8. Она младше тебя.

    Д.КНОРРЕ: Сразу пощечину.

    С.ДОРЕНКО: И вдруг мне говорят: пройдемте. Я пошел. А я чего, я веселый. Я иду. Приходит тетя, китаянка. Она в перчатках специальных…

    Д.КНОРРЕ: Как для медицинских операций.

    С.ДОРЕНКО: Во-во, которые суют в простату, да. И она облеплена какими-то пластырями вся. У нее пластыри на руках. То есть медицинская перчатка и на нескольких пальцах пластыри висят.

    Д.КНОРРЕ: Может, у нее мозоли были какие-то?

    С.ДОРЕНКО: Нет, они такие трепещущие. И она начинает этими трепещущими пластырями: откройте ваш рюкзак. Я открыл. Рюкзак с 2003 года у меня. 

    Д.КНОРРЕ: И у нее пищат они, наверное?

    С.ДОРЕНКО: Пластыри? Нет, пластыри не пищат.

    Д.КНОРРЕ: А зачем они нужны? Они какие-то с электродами?

    С.ДОРЕНКО: Не знаю, честное слово. Сейчас мы спросим спецслужбы. Она говорит: откройте полностью. Я открыл полностью. Она говорит: разворошите там. Я такой, раз, сделал. Она по швам пошла, чики-чики, вот этими пластырями. Много ходила, уже пластыри перестали быть липкими, все. Я говорю: сменяйте, уже муху не поймаете.

    Д.КНОРРЕ: Я вам говорю, они вибрируют, наверное.

    С.ДОРЕНКО: Put new one, говорю, you need new one. Экстрасенсорика, пластыри, давай это самое… Как это было мило! А потом она забрала у меня посадочный не мой, а моего сына, но им плевать, на самом деле, им все равно. Унесла его куда-то в специальное место.

    Д.КНОРРЕ: Продезинфицировала его.

    С.ДОРЕНКО: Да, как-то что-то сделали, потом мне возвратили. Какой-то штампик поставили, бог весть.

    Д.КНОРРЕ: Что вы прошли проверку.

    С.ДОРЕНКО: А пометили посадочный сына. Но им плевать. Они считают, что мы одно и то же. И отправили. Я думаю, сейчас в этой операции «Гюрза» или «Аспид» или «Гадюка» или «Анаконда» тоже должны с такими штучками проверять.

    Д.КНОРРЕ: Пока, вот что я видела в метро, это в первые же дни после теракта в Питере было, без преувеличения, каждого третьего молодого человека с рюкзаком или сумкой вылавливали, причем так руками, он в наушниках, ничего не слышит, его за шкирятник — иди сюда. Проверяли через рентгены.

    С.ДОРЕНКО: «Эти пластыри улавливают наноследы взрыввеществ и наркотиков». Мне кажется, что наноследы взрыввеществ и наркотиков должны быть у каждого человека как герпес. Герпес есть у каждого, но он необязательно выступает на губах. Но есть у каждого. Если бы она искала у меня герпес, например, и нашла бы. И что?

    Д.КНОРРЕ: Я поняла, Сергей, как они действуют. Следы взрывчатки, правильно. Они эти пластыри как лакмусовую бумажку…

    С.ДОРЕНКО: «Анаконда», черная мамба. Вот этими пластырями меня обшарили всего, как есть, товарищи. Я сегодня самый чистый человек на планете Земля. Больше никого. Вы не проверенные, а я проверенный.

    Здравствуйте. Прошу вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Мне в Ницце один французик точно так же делал, меня с ног до головы специальными тряпочками обтирал, нежно, культурно. И прямо при мне тут же в специальный аппарат, анализатор все это засунул, ему большой баннер выскочил. О’кей, проходите дальше.

    С.ДОРЕНКО: О’кей, он подходит, тебе в лоб сразу — бамс, из револьвера.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Можно и так, если рожа непохожа.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Наш слушатель, Французик из Бордо, грибоедовский… нет, не грибоедовский. Это Суворов сказал. Французик из Бордо. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Николай, Москва. Постоянно после таких инцидентов не пропадает ощущение, и всегда возобновляется, что мы, точнее, наши органы, делают все как-то наоборот. Вам не кажется? Сначала где-то бахнет, а потом мы начинаем всех выкручивать наизнанку.

    С.ДОРЕНКО: Главное, что недолго. Чуть-чуть повыкручиваем и все.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это ведь работа на генерала Корзинкина. Это надо делать до, согласитесь.

    С.ДОРЕНКО: До тоже что-то делали. Но сейчас мобилизация. Вот вы не служили в спецслужбах.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Служил.

    С.ДОРЕНКО: А, простите. У меня был человек знакомый, который служил в МВД. И я помню, как он запахивал иногда по два месяца вообще без выходных. То есть когда вот такая мобилизация, личный состав весь задействован, они непрерывно, суббота-воскресенье, постоянно запахивали.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да-да. И по ночам, и по выходным. И Новый год, и праздники. Это все знакомо. Но вся эта мобилизация после инцидентов.

    С.ДОРЕНКО: Она носит характер мести, чтобы черные знали, что мы им сейчас в жопу залезем и найдем там взрывчатку. Это носит характер запугивания. В этом же смысл — запугивание.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Они же тоже не дураки, согласитесь. Они же не будут посылать еще 150 тысяч мальчиков с рюкзаками — о, прокатило же. Они рюкзак на чемодан поменяют.

    С.ДОРЕНКО: Конечно. Это чуваки на квартале сейчас докажут таджикам, что они крутые. И все. А таджики и так знают, что вы крутые. Таджики, знаете, как вас боятся. Очень сильно боятся. Они вас боятся. А вы сейчас над ними — ах, такой глум хороший. Они такие: ой, мы еще сильнее боимся. И чего дальше? Я не понимаю, товарищи, цель какая?

    Д.КНОРРЕ: Каждый раз одно и то же. Мне как обывателю тоже непонятно. Но через год все успокоятся, расслабятся, вообще перестанут проверять кого бы то ни было.

    С.ДОРЕНКО: Цель — показать чувакам, что мы такие крутые, что мы таджиков не боимся, а таджики нас боятся. Понимаешь? Так это. Я сейчас вспомню, где это я слышал, такой выход анаконды, где-то  было… Я попробую воспроизвести. Нужна хорошая лексика… Анаконда — это выход таких чуваков на квартале, которые должны напугать таджиков.

    ЗВУЧИТ МУЗЫКА

    С.ДОРЕНКО: Дворники, кладите в штаны, мы вышли на квартал… Операция «Анаконда», идет ФСБ… Сожмите ягодицы, таджики. Сожмите ягодицы… Была хорошая песня гангста, но, по-моему, она содержит abusive lexis и мне ужасно жалко.

    Д.КНОРРЕ: Да мы же не понимаем ничего.

    С.ДОРЕНКО: Есть еще street niggers. Не помню, но мне кажется, что гангста содержит abusive lexis. А может, и нет. Сейчас мы попробуем послушать. О, нет, все. Прошу прощения. Началось со слова «мама», я заподозрил, что что-нибудь будет непристойное потом. Если есть «мама», дальше начинается операция.

    На самом деле, давайте поговорим про операцию. Все, я благожелательно, я хочу помочь как-то и так далее. «Французик из Бордо» вот как: «В той комнате незначащая встреча. Французик из Бордо, надсаживая грудь, собрал вокруг себе род вече, и сказывал, как снаряжался в путь. В Россию, к варварам, со страхом и слезами…» Это все-таки про «большую семерку».

    Д.КНОРРЕ: А «черномазенький на ножках журавлиных» это про кого? Про то, что мы сейчас…

    С.ДОРЕНКО: Наверное. А вы попали в операцию «Анаконда». Какие-нибудь люди, расскажите нам…

    Д.КНОРРЕ: Михаил написал, уже ушло сообщение, говорил, что его проверяют практически каждый день.

    С.ДОРЕНКО: Каждый день, значит, у вас такое лицо злокозненное. Вы делайте лицо доброжелательное, искреннее, раскайтесь. У вас на лице должно быть раскаяние, поймите. Мне кажется, что все дело в лице. На лице должны быть надлежащие чувства. Какие? Готовность к сотрудничеству какая-то.

    Д.КНОРРЕ: Я практически сама готова дать свой рюкзачок проверить.

    С.ДОРЕНКО: Ты поосторожнее. Здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Я заметил, что проверяют только рюкзачки. А вот дамы с большим багажом и сумками проходят спокойно.

    Д.КНОРРЕ: Да, женщин не проверяют, это правда.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И еще. Я помню, вы спрашивали, как с молодежью найти общий язык. Я думаю, что надо вызвать его на Versus Battle и победить, только после этого они начнут вас уважать, и вы найдете общий язык. 

    С.ДОРЕНКО: Я-то уже нашел, мне кажется. У меня все нормально.

    Д.КНОРРЕ: Разве сейчас это был не Versus Battle? Он вообще отдыхает просто.

    С.ДОРЕНКО: Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Однажды меня во Франции ощупывали неким хоботком, и особое внимание уделяли моему пупку. Засовывали этот прибор…

    С.ДОРЕНКО: Пупку. А знаете, почему? Потому что французы пупок не моют никогда. И она надеются, что там у вас остатки… я вам серьезно говорю.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вообще, это все реакция, на самом деле. Мы просто отвечаем на действия. За ними можно бегать, сколько угодно. За ними приоритет в том смысле, что они делают действия, а мы делаем реакцию.

    С.ДОРЕНКО: К 2050 году, это скоро же уже, будет около 1,8 млрд мусульман. То есть их будет почти 2 млрд. Мы их понимать не понимаем. Вот чего они радуются, когда у нас взрыв? Они бегают, скачут и радуются, когда у нас взрыв? Чего они радуются-то? По улицам скачут, танцуют, друг друга поздравляют. Вот почему, не знаете? Я не знаю. Я знаю, что это означает, что у нас проблемы с коммуникацией. Условно говоря, они не чувствуют нашей боли. В этом проблема. Проблемы коммуникативные. Раз они не чувствуют нашей боли… а можете себе представить, что два миллиарда человек не будут чувствовать нашей боли?

    Д.КНОРРЕ: Подождите, вы все-таки обобщаете всех мусульман.

    С.ДОРЕНКО: Некоторые. Не все. 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке произошли страшные, разрушительные теракты. После этого было несколько сообщений о том, что избивали мусульман, танцующих на улице. Они танцевали на улице, совершенно откровенно танцевали, радовали. В Соединенных Штатах. Которые танцевали в Палестине, там вообще большой карнавал, фестиваль и чего хочешь. А в Штатах, прямо там, посередь горя, танцевали на улицах. Это говорит о чем? Это говорит, к сожалению, о проблемах коммуникативных.

    Д.КНОРРЕ: Я уверена, среди американцев, да и у нас тоже, есть люди, абсолютно, казалось бы, адекватные, нерелигиозные, которые радуются бомбежкам в Сирии, так им и надо, говорят.

    С.ДОРЕНКО: Это проблема коммуникации. Возможность чувствовать боль одинаково. Чем люди, наверное, должны быть занятые следующие… человечество должно быть занято следующие 30-50 лет — это унификацией боли. Унификация боли по ощущение. Мы должны примерно понимать, когда больно. Ты видишь кино, где человеку прищемили дверью палец. И ты вскрикиваешь, когда это происходит. А! — в смысле, больно, то есть ты способна почувствовать эту боль. Это унифицированная боль. В этом твое счастье и проблема. Проблема в чем. Есть целый ряд других ситуаций, в которых ты боль не способна почувствовать за них. Условно говоря, ты видишь фотографии каких-то разбомбленных людей, ты говоришь: ну, чего, видать, они в неправильном месте жили. Или как у меня говорил один застройщик: гороскоп у них фиговый. Серьезно говорю: у меня в ноябре люди копали канаву, во вьетнамках.

    Д.КНОРРЕ: В сланцах, по-нашему, да.

    С.ДОРЕНКО: В сланцах копали канаву в ноябре, в воде, в земле, в глине. В ноябре. Понятно, чего я сказал? Лопатами. Полуголые. Я говорю: это же ненормально. Я говорю прорабу. Он говорит: ну, гороскоп у них фиговый.

    Д.КНОРРЕ: Шутник.

    С.ДОРЕНКО: С гороскопом не повезло. Я говорю: понятно. Понимаешь? Мы видим, как людей… не знаю, химическая атака, какие-то дети умерли от зарина, от хлора. Мы говорим: ну, гороскоп у них какой-то неудачный был. Не повезло им с гороскопом. Но мы боль-то не чувствуем.

    Д.КНОРРЕ: Потому что мы во многом привыкли, что на востоке происходят постоянно теракты. Мы не можем сопереживать постоянно этому.

    С.ДОРЕНКО: К этому вопросу мы чуть позже вернемся. «Это проблема аморальности», — говорит Хо-хо Ха-ха. Как можно вообще радоваться смерти невинных людей? Можно. Я сейчас объясню, почему. Если люди изначально делятся на корпорации, как бы свои и чужие, то урон, нанесенный корпорации чужих — это дело хорошее. Это очевидно. Я не знаю, почему вы этого не понимаете? Корпорация чужих, если она терпит поражение, любое поражение… вы когда играете в стратежку, я не очень разбираюсь, не знаю, в Age of Empires, например, вы играете. Это уже давно, но я и сам не новый. Вы играете в Age of Empires, вы идете. Вы видите крестьян врага. Вы что делаете? Убиваете. Ваш лучник идет, юнит, он идет, целая группа, шесть юнитов, восемь юнитов. Они идут, встречают ферму врага, вражескую ферму. Что они делают? Сжигают ферму. Крестьянин выбегает оттуда: а-а, чего-то кричит. Дурак. Мы его быстро застрелили. Понятно, да? В стратежке. Жизнь это и есть стратежка. 

    Д.КНОРРЕ: Мы как-то слишком буквально ее воспринимаем.

    С.ДОРЕНКО: Нанести урон крестьянам врага — это типа клево. Надо понять эти вещи. Следующие 50 лет перед человечеством стоит проблема, еще раз повторю. Она единственная, на самом деле — унифицировать чувство боли. Сделать чувство  боли непартийным, надпартийным просто.

    Д.КНОРРЕ: Стать гуманистами, мне кажется.

    С.ДОРЕНКО: Конечно. Как это говорил Владимир Михайлович, Кирилл ругал нас? Поклоняться человеку. Начать поклоняться человеку. Это ересь, Владимир Михайлович сказал. Надо до этого дойти, до этой ереси, и жить начнем сразу лучше. 

    НОВОСТИ

    С.ДОРЕНКО: Давайте разбираться в отношениях наших с Америкой и вообще с Западом. Статей сегодня очень много, у меня: один, два, три, четыре, пять; пять статей, которые я себе выложил специально по поводу наших отношений с Западом. Есть высказывание прекрасное вдобавок человека, к которому я всегда прислушивался, как вы знаете, с огромным вниманием, удовольствием и дружественными чувствами, — это Всеволод Чаплин. Равноапостольный. Ну, правда, мне кажется, у Чаплина ум острый, мозг очень развитый, он действительно человек невероятно эрудированный и озорной, то есть он сочетает озорство интеллекта с его могуществом.  

    Д.КНОРРЕ: Равноапостальностью.

    С.ДОРЕНКО: Он озорной и в то же время умный человек. Последняя истерия вокруг Сирии еще раз демонстрирует (я читаю пост равноапостольного Всеволода Чаплина), насколько безумен и безнравственен глобальный культ мирных жителей в условиях войны (т.е. эта химическая атака). Что было бы, если бы в 40-е годы советская, британская, американская армия боялись бы гибели каждых 200-300 «мирных» людей в немецких или захваченных немцами городах. Почему я ставлю слово «мирных» в кавычках, говорит Чаплин, потому что население, мирно живущее под неприятелем, — это в любом случае его опора. Послушайте сейчас внимательно меня! Я надеюсь, вы понимаете, что я читаю. Я ставлю слово «мирных» в кавычках, пишет Всеволод Чаплин, потому что население, мирно живущее под неприятелем, — это в любом случае его (неприятеля) опора, а те, кто работает на врага, достойны уничтожения ничуть не меньше, чем он сам. Разгромить пресловутое «Исламское государство» (запрещенное на территории Российской Федерации) можно только используя тактику выжженной земли, за пять минут, между прочим. То есть захваченное «Исламским государством» мирное население должно быть уничтожено, и тогда это и будет стратежка. У врага не будет ресурсов. Всеволод Чаплин говорит, что мирное население — это опора, а те, кто работает на врага, достойны уничтожения не меньше, чем он сам. То есть надо уничтожить мирное население — опору.

    Химоружие, полагаю, Асад не применял, говорит Всеволод Чаплин. Уважаемый, Всеволод, отче наш…

    Д.КНОРРЕ: Иже еси на небеси.

    С.ДОРЕНКО: Мы не знаем, так тоже утверждать трудно. Черт его знает, может и применял. Наши-то говорили, что химоружие было, его только разбомби неправильно, и ветер подул не в ту сторону. Так что вы, может быть, и зря.

    Во-первых, потому что он кто угодно, но не дурак. Не знаю. Я его просил об интервью, он что-то не согласился. Так что я теперь не уверен, что он не дурак. А, во-вторых, потому что военного толку от этого не было и не могло быть никакого. На устрашение.

    Д.КНОРРЕ: Да.

    С.ДОРЕНКО: Не знаю. Но Всеволод Чаплин, тем не менее, изложил концепцию очень простую по поводу Сирии, не только по поводу Сирии, вообще — надо уничтожать мирное население, потому что они опора противникам. Даже если ваше мирное население. Советские войска отступили, допустим, остались какие-то деревни, осталась деревня Хатынь, которую сожгли украинские националисты, как вы хорошо знаете. Вот надо было, чтобы советские войска сожгли тоже Хатынь, Чаплин считает наверно так. Я правильно трактую?

    Д.КНОРРЕ: Это вообще не призыв к войне?

    С.ДОРЕНКО: Не знаю, может это и призыв. Смысл в чем. Хатынь сожгли гестаповцы, негодяи, украинские националисты (УНА-УНСО). А с точки зрения Чаплина, если я правильно трактую, Хатынь должны были сжечь советские войска. Это же опора, оставшиеся в тылу неприятеля мирные жители — это опора неприятеля. Я только что прочитал вам. 73-73-984. Здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Виктор, Подмосковье. Ненавидели Советский Союз за то, что мнение не давали выражать людям свободно. Посмотрите, что происходит: теперь каждая «редиска», нехороший человек, из своего местечка…

    С.ДОРЕНКО: У меня тоже вызывает меритократический ужас. Потому что в Советском Союзе мешали говорить не только оппонентам режима, но и людям стыдным тоже не разрешали говорить.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Конечно.

    С.ДОРЕНКО: В Советском Союзе была специфика: запрещалось говорить оппонентам, но и запрещалось говорить стыдные с точки зрения цивилизации вещи. Сейчас действительно стыдные вещи говорить не запрещено, это разрешается. «В общем, Чаплин говорит что хочет, нам-то проще знать его сущность», — говорит Руслан. Какая сущность? Это не сущность, это общественная дискуссия. «Тогда, с точки зрения Чаплина, выходит дело — Украина правильно бомбила жилые кварталы»; «Устами Чаплина глаголет Иосиф Виссарионович, тактика “выжженной земли”»; «Всеволод Чаплин священник, а говорит странные вещи»; «Чаплин мудр, — говорит Карманный Слон. — Причем население лучше уничтожать, с точки зрения чаплинской, еще до того, как придет враг». Не знаю, здесь я не нахожу прямой зависимости.

    Д.КНОРРЕ: Pocket Elephant снял с языка. Чаплин больше похож на тролля, который просто разводит холивар в интернете или просто развивает дискуссию на эту тему. Но, на самом деле, разжигает конечно, разумеется, и, возможно даже, призывает.

    С.ДОРЕНКО: 73-73-948. Здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Сергей, здравствуйте, Дарья. Михаил, Москва. Я не хочу обвинять ни Чаплина, ни кого-то еще. Просто сведения для понимания ситуации. Эффективные действия партизан возможны при минимум 30-процентной поддержке населения. Что мы имеем: есть какая организация, которая взялась как бы ниоткуда и захватывает практически всю территорию.

    С.ДОРЕНКО: Ну, какую-то территорию. Она захватывает, строго говоря, территорию, населенную суннитами. Где арабы-сунниты, они везде; где курды-сунниты, они не захватывают.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здесь получается, что это либо люди, которые получают поддержку населения, то есть Асад не такой белый и пушистый, и там идет реальная гражданская война. Либо эта организация, которая пользуется всесторонней поддержкой со стороны, самая настоящая частная военная кампания, которая получает боеприпасы, оружие извне.

    Д.КНОРРЕ: Ваш пылесос похож на сирену.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, да.

    С.ДОРЕНКО: Чаплин прав в чем, что действительно любой режим (мы из стратежек знаем, из Age of Empires и из других стратежек), любая военная верхушка в «Стратегии» (компьютерной игре) опирается, конечно, на фермы, на лесодобычу.

    Д.КНОРРЕ: Строишь…

    С.ДОРЕНКО: Сначала строишь фермы, потом замок.

    Д.КНОРРЕ: Покупаешь голду, покупает экип.

    С.ДОРЕНКО: Потом тренинг берешь войскам, покупаешь опять за голду. То есть ты строишь всякую историю, это цивилизация. Когда приходят враги, они убивают не только рыцарей, они убивают обязательно рабочих на лесопилке. Рабочие же тоже могут, сплотившись, завалить слона. Рабочие шухерные ребята. Соответственно, ты убиваешь рабочих первыми, они самые незащищенные, их надо убить как можно больше. А если они перекрещены юнитами, которые священники, твоих рабочих переманили. Например, в Age of Empires такая фигня была всегда, что юниты-священники, завывая, могут увести рабочих. Эла, ала, вала — они так кричат странно. Они кричат-кричат, и рабочие переходит на их сторону. То есть это уже твои враги, раз они работают на дядю Петю или на дядю Федю, значит, их надо уничтожать. Вот что говорит Чаплин.

    Чаплин говорит: основа режима — экономическая и человеческая опора. Даже если это твои люди, тебе надо их уничтожить, говорит Чаплин. Мне кажется, небезопасный призыв. Но Чаплин готов наверняка к этому, и ответить готов. Здравствуйте, слушаю вас.

    ГУРГЕН: Доброе утро, Сергей. Видите ли, я никогда не думал, что мне придется согласиться, причем согласиться на глубинном, сигнификативном уровне с господином Чаплиным. Это ужасно с моей стороны, но проблема перцептивная и сигнификативная. В чем причина радости родственников и экторов какого-то теракта? Эта причина, с моей точки зрения, в удовлетворенном чувстве справедливости, которая, правда, замешана часто на танце удовлетворенной зависти. Никто так не завидует израильтянам-евреям как израильтяне-палестинцы. Потому что израильтяне-палестинцы, с их точки зрения, на … условиях находятся. С моей точки зрения, есть лексика имплицитная и есть лексика эксплицитная. Если мы с вами уйдем в сторону имплицитности уже совсем генитально и далее привязанной до уровня эксплицитной, то с господином Чаплиным я частично согласен.

    С.ДОРЕНКО: В имплицитности или в имманентности? Спасибо. «Обожаю Age of Empires. Какой боевой приказ выполняла Космодемьянская?» «Мотобат поехал. На Яузе сейчас видел», — Фокус. Вот это действительно важное сообщение. Я весь прошлый сезон что хотел вытворял — я хотел, чтобы меня остановили хоть раз, похвалиться. У меня и страховка есть, всё есть, всё! Я езжу, но они меня не останавливают, будто я в шапке-невидимке!

    Д.КНОРРЕ: А меня постоянно останавливают, потому что у меня зеленая яркая машина.

    С.ДОРЕНКО: У меня огромная желтая куртка, у меня шлем с желтыми полосами. Я так надеюсь, что меня остановят — никто не останавливает. Ни по «Анаконде» никто не останавливает, говорят «ты проваливай отсюда, иди к черту»; ни мотобат не останавливает. Ну никогда!

    «“Вололо” кричали юниты-священники в Age of Empires». Вололоооо с длинной “о” на конце». Спасибо вам большое.  «А в Rise of Nations рабочие могли уходить в ополчение. Они становили твоими и бежали к тебе на базу. StarCraft гораздо круче», — Рамси Болтон. Не вопрос, я же не говорю, что круче, что не круче.

    «Священников вообще надо было в первую очередь убивать», — говорит Данайтер. Это имеется в виду в Age of Empires, их надо было убивать в первую очередь, это правда, иначе они сманивали твоих слонов. «“Вололо” они кричали в той игре», — говорит Джордж Батов. Спасибо, ребята. «Надо отправить Чаплина в Сирию, чтобы он там кричал “вололо”».

    Д.КНОРРЕ: Завывал.

    С.ДОРЕНКО: «А я на зарплатную карту опираюсь», — говорит Луноход. В каком смысле? Давайте продолжим наш разговор о том, что написал Чаплин. Если позволите, я снова процитирую его. Это цитата, к которой я отношусь с опаской. Я боюсь, что здесь есть даже какие-то призывы. Но мы с вами общество, и общество должно знать, в чем дискурс, знать, что значимые члены общества предлагают. Мне кажется, что Всеволод Чаплин занимал высокий пост в РПЦ МП, долго работал с Владимиром Михайловичем (Кириллом), еще до того, как Владимир Михайлович стал патриархом. Они работали с Чаплиным вместе отделе внешних сношений долго. Поэтому Чаплин близкий человек к Владимиру Михайловичу, насколько я понимаю. И он написал: я ставлю «мирных» граждан в кавычках, (далее цитата)  «потому что население, мирно живущее под неприятелем, — это в любом случае его опора, а те, кто работает на врага, достойны уничтожения ничуть не меньше, чем он сам» (цитата закончена). Я должен сказать, что слово «уничтожение» при всём его химическом странном смысле означает убийство. Так ведь или я ошибся? То есть те, кто работает на врага, — опора неприятеля — то есть мирное население, они заслуживают убийства. Я правильно понимаю, что Чаплин написал, или нет? Я пытаюсь расшифровать.

    Д.КНОРРЕ: Или как говорят в стратежках «вальнуть».

    С.ДОРЕНКО: Я правильно прочитал Чаплина или нет? У меня вопрос просто. Мне кажется, правильно. Может быть, я ошибся в чем-то? 73-73-948. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Борис Семенович. Мне кажется, Чаплин видит кадры хроники, когда на фоне разрушенных зданий огромное количество маленьких детей. То есть такое впечатление, что жители районов, в которых идет война уже ни один год, продолжают рожать, рожать и рожать. Такое впечатление, что для них это чуть ли не манна небесная такие условия.

    С.ДОРЕНКО: Злокозненно рожают, злокозненно! А?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Может быть и злокозненно, но это же настораживает наверно таких людей как Чаплин.

    С.ДОРЕНКО: Нет, Чаплина не может это настораживать, потому что у Чаплина в Священной книге написано, что изливать можно только в лоно. Не в раковину, не в унитаз, нет, только в лоно. Поэтому Чаплин такие вещи должен прочитывать корректно.

    Д.КНОРРЕ: Вы смутили человека.

    С.ДОРЕНКО: У них есть Священная книга, там написано «изливать только в лоно». Никаких вариантов, ни-ка-ких.

    «Вас не остановят, потому что вы похожи на сотрудника ГАИ. Я видел ваши ролики», — говорит 66-й. Может быть, это куртка Clover похожа на сотрудника ГАИ.

    «Там медицина не работает. Это вообще постановочно кино». А, мертвые дети от газа это постановочное кино. Дети сейчас встанут и пойдут, каждый получит морожено за 20 копеек, правильно? Говорят, что Иванка Трамп настояла на ракетном обстреле, увидев фотографии убитых детей и младенцев. А это постановка была, постановка! Дети потом встали и пошли хоровод водить, выплясывая и делая страшно красивые па; они выкидывали ногу и кричали «это была постановка, это была постановка», «вместе весело шагать по просторам» — они спели. Здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Михаил.

    С.ДОРЕНКО: Чаплин-то прав? Видите, Гурген ассоциировал себя с ним тоже. 

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я все-таки вам постараюсь объяснить, что имел в виду Чаплин. Дело в том, что он никогда не скрывал, что он охранитель глубинного христианства. Основная доминантная идея у них — это преодоление сверхэтического. И Авраам повел на заклание сознательно Исаака, исходя из достижения сверхтриадного чувства. Есть у нас эстетическое, когда мы ни черта не верим, есть этическое, есть метафизическое, но есть стадии еще более высшие. Кьеркегор это великолепно отразил в «Страхе и трепете», что это не понять всем, священник — это лицедей сверхчеловеческого, окружающие для него — это нечестивцы, пока они не приложились к его руке. И действительно это насилие, которое окрашено в религиозное чувство фанатика, алавита или шиита и так далее, говорит о том, где много религий, обязательное происходит гипертрофированное преодоление сверхэтического, когда жизнь человека ничего не стоит перед Господом. Это очень серьезная вещь. Там, где происходит религия, которая облагораживает якобы, ее побочное состояние, ее издержка, это то неправильно понятое, благородное, но не для всех, сверхэтическое, потому что Авраам овеян славой прародителя, но он повел Исаака на заклание, но ангел спас. Это иллюстрация, это глубинное христианство, оно действительно такое, и православие, оно рождает насилие…

    С.ДОРЕНКО: Нет, нет. Может перверсивно быть понято адептами, которые если перверсивно поймут, то тогда… Давайте закругляться.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: В основе лежит настоящая, истинная связывающая человека клятвой любви к богу религия. Она дает этот импульс насилию. О чем говорит Чаплин, и он этого не скрывал никогда: что такое жизнь на земле ползающей букашки — преодолеть себя и ради Бога сделать всё, как это сделал Авраам — он повел Исаака на смерть, ни в чём неповинного. Поэтому здесь не надо так просто подходить.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Я начинаю вспоминать священное писание. Мне понравилась ужасно версия, что эти дети постановочно умерли на химической атаке. Я начал об этом думать, и всё больше у меня вырисовывается, что так и было. Потом все вскочили…

    ПЕСНЯ «ВМЕСТЕ ВЕСЕЛО ШАГАТЬ ПО ПРОСТОРАМ»

    С.ДОРЕНКО: Это дети после химической атаки. Они встают и говорят: это была постановка, товарищи, а теперь мы споем!

    ПЕСНЯ «ВМЕСТЕ ВЕСЕЛО ШАГАТЬ ПО ПРОСТОРАМ»

    С.ДОРЕНКО: Сейчас будет куплет, что Асад молодец. «И Асад молодец, и Асад молодец», я боюсь ошибиться, это третий или четвертый куплет.

    ПЕСНЯ «ВМЕСТЕ ВЕСЕЛО ШАГАТЬ ПО ПРОСТОРАМ»

    С.ДОРЕНКО: Сейчас пойдут, будут топать ножками — топ-топ. То, что сейчас было, это были ладошки. А потом уже ножки, договорились, поехали. Закончилась постановочная химическая атака, мы пошли весело шагать по просторам.

    Д.КНОРРЕ: Тут пишут вариации: «И конечно присыпать лучше хлором». Ужасно.

    С.ДОРЕНКО: Это страшно. «В небесах зарин полоской заполощется». Нет, так нельзя. Михаил философ, он вам говорит о сверхэтическом. Это, кстати говоря, интересная, абсолютно важная концепция.

    Д.КНОРРЕ: Он вкладывает слишком много сверхэтического в слова Чаплина. По-моему, Всеволод Анатольевич просто ловит хайп.

    С.ДОРЕНКО: (Смеется) Ну, может быть.

    В ДВИЖЕНИИ

    НОВОСТИ

    С.ДОРЕНКО: 10 часов 6 минут. Мы посмотрим доллар — 57,02. Мы его 57,01 видели неделю назад, в понедельник, то есть уже восемь дней назад. Хотя вчера он прогуливался на 57,30, на 57,36. 60,32 по евро; 55,89 нефть, мы ее здесь приметим, и 1,0580 сильный доллар.

    Опять какие-то заклинания читаю в газетах, что будет рубль. Поскольку я понимаю, что эти заклинания до сих пор были импотентны, то мы не знаем, насколько они будут потентны в этот раз. Всё время заклинания одни и те же.

    Д.КНОРРЕ: Но рубль действительно падает.

    С.ДОРЕНКО: Куда он падает?

    Д.КНОРРЕ: В смысле, доллар растет.

    С.ДОРЕНКО: Мы помним, что рубль действительно был в сентябре 2008 года 24, по сравнению с этим, конечно, падает, даже больше чем в два раза. Но по сравнению с тем, что он был 75…

    Д.КНОРРЕ: Но по сравнению с прошлой неделей, когда мы видели его на 54…

    С.ДОРЕНКО: Мне написал письмо человек, которого я хотел привлечь к разговору. Мне написал письмо человек, которого зовут Сергей. Я не знаю, может быть он не заинтересован в том,  чтобы его каким-то образом представлять. Он дольщик.

    Д.КНОРРЕ: Обманутый, я так понимаю.

    С.ДОРЕНКО: Да, обманутый дольщик. Он в линии? С какой линии я его вывожу? Здравствуйте. А что не отвечает никто? Сейчас мы снова перезвоним. На самом деле, это обманутые дольщики. Они слушали, как мы здесь разговаривали в эфире, и возмутились. Чем? Тем, что я сказал неосторожно «пойдите и повесьтесь». Это плохая формулировка, которую я усвоил от чтения Марка Твена. Марк Твен, вы знаете, и негров неграми называл, и «пойдите, повесьтесь» писал и так далее. Я абсолютно уверен, что сама формулировка плохая. Я убежден, что мне следует от нее избавиться. Я хочу все-таки ему об этом сказать.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

    С.ДОРЕНКО: Здравствуйте, Сергей.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Сергей. Можно я вам свою историю расскажу вначале.

    С.ДОРЕНКО: У нас чуть-чуть время есть, поэтому я хочу сначала свою историю быстро, коротко. Эта формулировка «пойдите и повесьтесь» резкая, и я ее вычитал у Марка Твена.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Но вы там заметили в хорошем смысле, правда.

    С.ДОРЕНКО: Это всё равно ничего не значит, но на самом деле это из XIX века из литературы, из Марка Твена, который был немножко ернически глумливый. Мне кажется, в XXI веке мне придется заменить эту формулировку, потому что сейчас люди гораздо осторожнее и стараются друг друга не ранить. Я хочу обратиться к обманутым дольщикам, если кого-то из вас поранил этой фразой или небрежностью в вашем горе, я приношу свои извинения. Но у меня остаются вопросы. Вопрос короткий, Сергей, я думаю, что я иду на выгодное дело. У меня знакомый, Володя его зовут, купил на Пресне, когда на Беговой строились высотки, купил на котловане, а сам снимал дачу, жил на Николиной Горе. У него квартира была очень маленькая плохая. Он жил на Николиной и строил дом. И он мне рассказывал, что это выгодно, чуть ли не 30-40 процентов он выгадывает, покупая на котловане. Я ему говорю: Володька, ты хитрый жучара, а если оно провалится? Он говорит: я разведал, нормально. Сейчас он переехал с женой, дети родились. Это же выгодный шуры-муры бизнес, это же выгодная фигня! Так что вас жалеть? Вы пошли в бизнес в выгодный, понимаете, в этом выгодном бизнесе у вас не получилось. Почему вы думаете, что мы, общество, за вас отвечаем?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я не считаю, что общество должно за нас отвечать. Я лично считаю, что мы являемся инвесторами, вкладывающими денежные средства в экономику, прежде всего. Можно было действительно купить на вторичном рынке квартиру, которая будет стоить, скорее всего, дороже. Получается, что мы просто отправим денежные средства в карман владельцу этой квартиры, но не в экономику. Сейчас кризис. Как у нас говорят «денег нет, но вы держитесь». И мы таким образом, можно сказать, своего рода стимулируем экономику к развитию.

    С.ДОРЕНКО: Есть аспект этот, да.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Те же самые новостройки при грамотном вложении являются лучшим по соотношению цена-качество. То есть «вторичка» зачастую переоценена, тем более в Московском регионе.

    С.ДОРЕНКО: Какова ваша история? Почему вы думаете, что мы должны вам сочувствовать, а не советовать вам пойти погрустить?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мы совершенно не требуем абсолютно никакого сочувствия. Мы требуем только наши законно оплаченные квадратные метры. Я хочу вкратце заметить насчет своего объекта, он должен был быть в Новой Москве, там даже два объекта. Управляет этими объектами один человек — сын советника губернатора Московской области Воробьева Михаил Оглоблин. И более 5 тысяч дольщиков, которые вложили от 2 до 10 миллионов рублей, потому что там были не только квартиры, но и таунхаусы, остались просто без жилья, вот уже более года просрочка. Еще я хочу заметить, что данное строительство на 70 процентов финансируется Сбербанком России. Мы вообще не ожидали, что он отзовет свое финансирование, что начнутся проблемы, кассовые разрывы и прочие вещи. В то же время 90 процентов квартир продано. Возникает вопрос: куда ушли деньги? Уже возбуждено уголовное дело, уже люди признаются потерпевшими. И вроде бы по экспертным оценкам денег от тех квартир и таунхаусов, которые еще свободны и не проданы, их хватит на постройку проекта, но никто не хочет браться. Вроде бы «Москомстройинвест» говорит, что есть… 

    С.ДОРЕНКО: Миха пишет: «Оглоблин сильно не бедный». Миха знает его, видать.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: При покупке квартиры я лично проверят отчетность «Москомстройинвеста», всё было в полном порядке, уставной капитал 6 миллионов рублей.  

    С.ДОРЕНКО: Вот вы его посадите в долговую яму, как это прежде было, или в зиндан посадите, толку-то, деньги всё, кранты.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: На самом деле я думаю, что их можно вернуть либо найти нового инвестора. Ведь в уставе «Москомстройинвеста» прописано… «Москомстройинвест» — это инвестиции в строительство, и в случае каких-то проблем, он имеет рычаги давления на застройщика, плоть до поиска нового инвестора строительства.

    С.ДОРЕНКО: Скажите мне, что вы из Ставрополя.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: В смысле?

    С.ДОРЕНКО: Родом вы из Ставрополя?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Родом да.

    С.ДОРЕНКО: Чёрт! Шампанское в студию! Знаете, почему я узнал?! По говору. Клянусь, я не верил! Думаю, он сейчас скажет «из Армавира», и я пойду и повешусь! Нет, он из Ставрополя! Я угадал!

    Д.КНОРРЕ: А я думала, что из Восточной Украины.  

    С.ДОРЕНКО: Нет, это не Восточная Украина, это Ставрополь.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Если при угоне авто, как Марат Хуснуллин в прошлом эфире сравнил с угоном авто, есть КАСКО. Вы можете застраховать КАСКО, в долевом строительстве КАСКО нет, ни одна страховая компания не возьмется ваши риски в таком случае возместить полностью.

    С.ДОРЕНКО: У меня несколько друзей, никто не первое жилье покупает, обеспеченные ребята. Когда строительство на котловане, у меня трое или четверо знакомых покупали котлован. Все довели до конца, то есть у всех квартиры есть. Им повезло. Я гляжу на них всё равно как на шпагоглотателей, как будто они глотают шпаги, рыгают огнем или еще что-то. Потому что я их каждый раз предупреждаю: братцы, вас нагреют. Но им всем четверым или трем повезло. Но я считаю, что это дико рискованная фигня, поймите!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я даже в связи с такими застройщиками ввести термин «строительный терроризм», потому что застройщик держит в напряжении 5 тысяч человек, это только дольщики.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо вам большое за эту историю. Я понимаю, что в следующий раз когда мне захочется сказать «идите погрустите», я так и скажу и не буду употреблять никаких резких слов. Договорились?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да.

    С.ДОРЕНКО: А с этим я считаю, честно говоря, что это приключение. Можно я вам напутственное слово скажу, как ставрополец ставропольцу. Вы знаете, что я из Георгиевска? Не из Георгиевска, а из Новопавловки.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я слышал.

    С.ДОРЕНКО: Я же был прописан в Новопавловке. Я вам дам совет. В стране, где частная собственность есть позиция презираемая как таковая, вообще владение (не собственность, а владение), как временное обладание, связано с вашей мгновенной сегодняшней позицией. То есть вы сегодня начальник — вы владеете, завтра вы не начальник — ничем не владеете. Вы нищий, паупер, в тюрьме. Категории собственности вообще нет в России, ее нет в понимании людей, в мозгах, а владение напрямую связано с вашей административной позицией — кто вы. В этой ситуации давать кому-то деньги — я никогда такого не делал, это опрометчивый поступок.

    Д.КНОРРЕ: Сергей, вы счастливец. Есть счастливые люди, которые могут продать бабушкино жилье, купить свое. Вы лишаете мечты тысячи людей.

    С.ДОРЕНКО: Я лишая мечты, говоря следующее, вы живете в стране, где частная собственность никогда не уважалась, ни разу в жизни, а владение собственностью есть вопрос наличия пайцзы от хана. Вы получили пайцзу от хана, глиняную или золотую — вы владеете собственностью, потом вам башку отрубили, и вы не владеете никакой собственностью. Вот и всё! Ты говоришь: у меня украли деньги. — О’кей, а где ты их отдал? Посмотри широту и долготу. Подойди к глобусу и посмотри — широта и долгота. Иди и удивляйся теперь! А что удивляться-то?!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Честно говоря, хотелось бы верить, что у нас правовое государство. 

    С.ДОРЕНКО: Это не сразу. Следующие несколько веков пока не верьте, а потом начинайте. Спасибо большое. Как я узнал, что он из Ставрополя!

    Д.КНОРРЕ: Это гениально. Я тоже слышу что-то южное.

    С.ДОРЕНКО: Что значит «южное»? Это Ставрополь в чистом виде. Я же из Новопавловска. Вы знаете, что я из Новопавловска?

    Д.КНОРРЕ: Конечно, Сергей, вы отовсюду практически.

    С.ДОРЕНКО: Я из Новопавловска, я там прописан был. Там фундамент памятника Ленину, в фундаменте дырочка, и я там жил, под Лениным. Когда меня здесь собирались посадить, я слинял туда и там был прописан.

    Еще обманутый Полковник нам звонит. Полковник, ну где вы?! Как только я сказал «обманутый Полковник», Полковник тотчас слетел. Полковник, позвоните, пожалуйста. Я хочу обманутого Полковника спросить, он что-то знает. Он знает, потому что он работал в органах и продолжает работать как всегда. Они же никуда не уходят, вы знаете. Здравствуйте, Полковник.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, Даша, здравствуйте. Я, к счастью, не обманутый, поскольку исповедую примерно такие же, как и у вас, принципы. Я бы хотел предложить другой вариант ответа обманутым дольщикам. «Идите и повесьтесь» действительно грубо.

    С.ДОРЕНКО: Грубо.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мне кажется лучше сказать «идите в суд». Эффект примерно тот же и последствия примерно такие же, но звучит гораздо толерантнее.

    С.ДОРЕНКО: Ну, какой суд?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я как раз об этом и говорю, Сергей, какой суд?! Это к вопросу о правовом государстве.

    Д.КНОРРЕ: Это более издевательски звучит.

    С.ДОРЕНКО: Можно я, чтобы никого не обидеть, скажу: у нас отношение к собственности такое, и у нас суд такой. Слово «такой» ни для кого не обидно?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Безусловно. А дальше предполагает широкое трактование.

    С.ДОРЕНКО: Я сейчас говорю серьезно. Был способ доказательства в древности, не помню, какая философская школа, но кто-то из греков, который говорил: всё, что нужно доказать, должно быть очевидно. Он строил или рисовал, писал. Ребята, вы дико просвещенные люди, напомните, кто это делал? Единственное слово, которое он применял для доказательства, он показывал рукой и говорил «вот». Кто-то из великих. Кто это был? «Требую суд — поединком», — говорит Святослав Журавлев.

    Напомните мне, кто это делал, кто-то из великих греков. Он протягивал руку и говорил «вот». И концепция заключалась в том, что не надо ничего доказывать, все должно быть абсолютно очевидно. Если ты доказал, то это просто очевидно, и не надо никаких слов говорить, никакой софистики. Наоборот, не надо софистики. Протянуть руку и сказать «вот».

    Поэтому отношение к собственности оно «вот» (пауза), затем, суды они «вот» (пауза). Ничего не надо доказывать, правильно! Или надо что-то доказывать вам?! Вы что, дети малые, что я должен доказывать?! Всё видно и так!

    Можно крошечную зарисовку? Слабоумие стало основной причиной освобождения от армии в Тюменской области, пишет «Знак». Я думаю, вредительски пишет против нас, специально, назло. А в «Знаке» работает Винокурова, она очень совестливая.

    Д.КНОРРЕ: А «Знак» ссылается на «Комсомольскую правду».

    С.ДОРЕНКО: А, «Знак» переписывает «Комсомолку»! Всё, тогда верифицировано и тогда это благородная информация. Если «Знак», то мы сомневаемся сразу. «Комсомолка» зря не напишет. Со ссылкой на председателя военно-врачебной комиссии областного тюменского военкомата Игоря Денисенко. В основном по «дурке» косят. Годность к воинской службе в Тюменской области составила 77 процентов. С психическими отклонениями 17 процентов от общего числа не годных. Внимание! То есть 17% не от 100%.

    Д.КНОРРЕ: Извините, но это не новость.

    С.ДОРЕНКО: Что «дурочка»?

    Д.КНОРРЕ: Что по «дурочке» косят.

    С.ДОРЕНКО: Я рассказывал, как у меня друг закосил? Это, правда, было не в русской армии. Он попросился к зубному, и когда его привезли к зубному, он сказал зубному прямо в коридоре, что ему нужен психиатр. Он говорит: если бы я в воинской части сказал, что мне к психиатру, меня бы никто не пустил. Сказали бы: идиот, ездить к психиатру? Нормальный чувак, иди служи. А он сказал «к зубному», его повезли. Он говорит «а я к психиатру», и на другой этаж побежал к психиатру от зубного. Психиатру говорит: у меня всё время мысли — мы когда начнем служить, нам дадут оружие? Психиатр говорит: да. Он говорит: а я должен все приказы командира выполнять или только некоторые, которые считаю справедливыми? Психиатр говорит: с уставом разбирайтесь, я этим не занимаюсь. А дальше он сразу «включает психиатра» и говорит: если приказ несправедливый, с моей точки зрения, я могу выстрелить в командира? Я уже примерно вижу, что они будут несправедливы, и я считаю, что нужно стрелять в командира. Психиатр говорит: вы правильно зашли в наш кабинет, отсюда поподробнее. Это была израильская. Он загремел в армию и его комиссовали, потому что он собирался стрелять в командира в случае несправедливого приказа. 

    Д.КНОРРЕ: Но в амбулаторную карту он вложил заветные купюры при этом?

    С.ДОРЕНКО: Ничего!

    Д.КНОРРЕ: Психиатр так повелся просто?

    С.ДОРЕНКО: Абсолютно. Он говорит: я думаю, если несправедливый приказ, то я буду стрелять в командира, я готов и жду оружия, когда мне дадут наконец оружие. Его комиссовали из израильской армии, напоминаю.

    Д.КНОРРЕ: В нашей это не пройдет, в Тюменской области особенно.

    С.ДОРЕНКО: Стреляй сколько хочешь. Кто косил по «дурке», позвоните, пожалуйста. 73-73-948. 17 процентов от всех, кто косит в Тюменской области, косит по «дурке». Мне кажется, это как-то некрасиво. Надо, может быть, какую-то изображать копрофагию. 

    Д.КНОРРЕ: По «дурке» это самый верный способ.

    С.ДОРЕНКО: А мне кажется, что труднее всего. На самом деле, психиатрия — это наука. А если это наука, а ты не ученый, то ты можешь проколоться совсем легко, тебе скажут «этот косит». 

    Д.КНОРРЕ: Это правда.

    С.ДОРЕНКО: Я думаю, что достоверно надо какой-нибудь копрофагией заниматься: гадить в ладошку и съедать сразу — вот тогда они скажут «этот точно не косит».

    Д.КНОРРЕ: Нет, они скажут «вы-то нам и подходите».

    НОВОСТИ

    С.ДОРЕНКО: Все спрашивают, что в новостях было, что петербургские казаки хотят разжаловать есаула Трампа. В августе прошлого года, еще до избрания, потому что 8 ноября, вы же помните, во вторник было голосование.

    Д.КНОРРЕ: Про вторник особенно помним.

    С.ДОРЕНКО: Во вторник, 8 ноября, было голосование, где избрали Трампа, а во вторник, 4 ноября, первый раз в 2008 году избрали Обаму.

    Д.КНОРРЕ: Это ладно, это еще можно запомнить.

    С.ДОРЕНКО: Они всегда во вторник голосуют. 4 ноября избрали Обаму, а 8 ноября — Трампа. Еще прежде чем Трампа избрали президентом Соединенных Штатов Америки и прежде чем он был инаугурирован, петербургские казаки назначили его есаулом. Это очень правильно, мне кажется, у него и вид есаульский и чего хочешь. Атаман санкт-петербургского казачьего общества «Ирбис» призвал и назвал, что сейчас последние шаги Трампа нехороши. И поэтому, вероятно, его из есаулов разжалуют в хорунжие, мне кажется. Давай жахнем чего-нибудь!

    ПОЕТ А.РОЗЕНБАУМ «Есаул»

    С.ДОРЕНКО: Я не отступлюсь, пока они припевчик не жахнут. Припевчик жахните, товарищи, пожалуйста! Мне сказали, что ирбис — это снежный барс. То есть это таджикское животное. А почему тогда петербургские казаки называются таджикским животным?

    ПОЕТ А.РОЗЕНБАУМ «Есаул»

    Д.КНОРРЕ: По тому же, почему и фээсбэшники называют свою операцию «Анаконда».

    С.ДОРЕНКО: Мне кажется, ирбисы водятся в Горном Бадахшане. Товарищи, вы просто проверьте это в «Википедии». Это таджикское животное. Поэтому не обязательно называться таджикскими животными, честное слово, я совет даю бесплатный абсолютно. Ранее казаки общества «Ирбис» приглашали Трампа с семьей в Петербург... (то есть с Иванкой, она там всё решает) на хутор атамана Полякова, обещая познакомить с русской культурой. А сейчас они его разжалую из есаулов. В честь этого, мне кажется, обязательно надо что-то жахнуть!

    ПОЕТ О.ГАЗМАНОВ «Есаул»

    С.ДОРЕНКО: Ты свистеть умеешь? Вот так!

    Д.КНОРРЕ: Не-а!

    ПОЕТ О.ГАЗМАНОВ «Есаул»

    С.ДОРЕНКО: И-хаааа! Вот так надо кричать, как ковбои! Можешь кричать, как ковбои?

    Д.КНОРРЕ: Нет, не получится.

    С.ДОРЕНКО: Я тебя научу. И-хаааа!

    Д.КНОРРЕ: И-хааааа!

    С.ДОРЕНКО: В конце «ха» пониже.

    Д.КНОРРЕ: Ну, у кого какие данные.

    ПОЕТ О.ГАЗМАНОВ «Есаул»

    С.ДОРЕНКО: И-хааааа!

    ПОЕТ О.ГАЗМАНОВ «Есаул»

    Д.КНОРРЕ: И-хаааааа!

    С.ДОРЕНКО: И-хаааааа!

    Д.КНОРРЕ: Кошмар!

    С.ДОРЕНКО: Ну, не насколько. Ты знаешь, что он почетный гражданин Твери? Внимание! Трамп удостоен звания почетного гражданина Твери. Я не шучу. Сейчас будет беспочетный гражданин Твери или будет позорный…

    Д.КНОРРЕ: Опозорил Тверь, мне кажется.

    С.ДОРЕНКО: Опозорит Тверь Трамп, ну что ты будешь делать. Он должен быть разжалован в какие-нибудь малопочетные граждане Твери, все-таки не совсем почетные или условно почетные.

    Д.КНОРРЕ: Доска позора должна…

    С.ДОРЕНКО: Перекочевать, портрет должны перенести. Какой-нибудь детский крестный ход должен перенести, как вокруг Исаакия, укутать его фотографию черным полотнищем. Юрий Николаевич, мне кажется, сейчас должен сказать.

    Д.КНОРРЕ: Спеть.

    С.ДОРЕНКО: Юрий Николаевич, вы петь или говорить?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Казаки и жители Твери должны … ИГИЛ, тогда Трамп сам им будет давать звания и награды.

    С.ДОРЕНКО: Что сделать с ИГИЛом?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Возлюбить, полюбить.

    С.ДОРЕНКО: Я напоминаю, что это террористическая организация, запрещенная на территории Российской Федерации. Это самое главное, чтобы косяка какого не вышло. «Он должен быть разжалован в почетные граждане Орска», — Дима-гармонист. Вот правильно! Был почетный гражданин Твери, а потом стал почетный гражданин Орска — это разжалование. А если совсем уже Говно его фамилия, делайтесь тогда почетный гражданин чего?

    Д.КНОРРЕ: Сейчас обидим…

    С.ДОРЕНКО: Обидеть нельзя! Я хотел сказать Бузулука или Благовещенска, но не скажу, нет, не скажу. Хотел сказать, но не скажу! 

    Д.КНОРРЕ: Благовещенск уже отплакал.

    С.ДОРЕНКО: Товарищи, не скажу! Если уже Говно его фамилия, то он должен стать почетный гражданин еще какого-то города, мы не назовем какого. Это последняя степень падения.

    Наша общественная проблема, что мы очень провинциальный народ. Американцы тоже провинциальный народ. Надо сказать, что американцы очень провинциальный народ и русский очень провинциальный народ, да вообще все европейцы очень провинциальные.

    Д.КНОРРЕ: А кто же не провинциальный тогда?

    С.ДОРЕНКО: Кто такой космополитичный, распахнутый миру и в то же время преисполненный аристократизма, какие-нибудь короли Эмиратов или араб, который тебе ставит визу в Эмирах на прилёте. Ты знаешь, как они это делают медленно: их рука идет от стола к паспорту, она всё еще идет от стола к паспорту, она достигла паспорта.

    Д.КНОРРЕ: Испытывают ваше терпение.

    С.ДОРЕНКО: Вторая рука начинает движение к первой.

    Д.КНОРРЕ: Потом раз, остановилась.

    С.ДОРЕНКО: Вот кто преисполнен истинного аристократизма. Арабы очень аристократичные люди и главным образом в Дубае они очень аристократичные. Они всё делают медленно, рука плывет, плывет и достигает паспорта; потом плывет-плывет другая, открывает паспорт. Потом некоторое время человеку интересно, и он смотрит-смотрит, но оказалось, что это не та страница; потом он некоторое время смотрит на другую страницу, и всё это занимает минуты. А мы провинциальная нация, как большинство наций на планете Земля. И как провинциальная нация мы снабжены элитой. И вот американская элита не провинциальная. Там провинциальная нация (320 млн человек) снабжена не провинциальной элитой. 

    Д.КНОРРЕ: Наверное, не провинциальна только элита где бы то ни было.

    С.ДОРЕНКО: Они в Гарварде, Йеле, Columbia University и так далее в Америке изготавливают не провинциальную элиту. А в России изготовление не провинциальной элиты закончилось. В Советском Союзе была, а сейчас нет, поэтому наша элита тоже провинциальная. И в этом как бы симфония власти заключается. Симфония власти заключается в том, что мы совпадаем в чувствах, в эмоциях, наши сердца бьются в унисон, мы вибрируем единовременно и всегда очень синхронно. И в этом сила наша, непобедимость. Мы, провинциальные элиты, возглавляем провинциальный народ. Потому что советская власть — это был Версаль, они возглавляли провинциальный народ не без отвращения, не без брезгливости. А сейчас возникла истинная симфония духа, настоящая, потому что народ и власть равны в массе, я говорю о слоях.

    Д.КНОРРЕ: Но в элите еще остались какие-то остатки.

    С.ДОРЕНКО: Отщепенцы. Они нищие, они надевают калоши на старые ботинки. Нищие оборванцы, которые никого не интересуют.

    Д.КНОРРЕ: Это очень модно.

    С.ДОРЕНКО: Зависит от модели.

    Д.КНОРРЕ: Ну, разумеется.

    С.ДОРЕНКО: А это нищие оборванцы, у них деревянные зонтики старые, спица подтянута рыболовной леской, ужасные люди — это элита. А настоящая элита, истинная элита такая же провинциальная как народ. Они синхронно мыслят, синхронно чувствуют. В этом прелесть. Поэтому всё в порядке. А про что мы говорили? Про Трампа?

    Д.КНОРРЕ: Про Трампа, про есаула.

    С.ДОРЕНКО: Ребята, всё в порядке. Если позволите, я чуть-чуть вам дам, чтобы вы насладились.

    ПОЕТ О.ГАЗМАНОВ «Свежий ветер»

    С.ДОРЕНКО: А про что песня?

    ПОЕТ О.ГАЗМАНОВ «Свежий ветер»

    С.ДОРЕНКО: Это когда идешь на хорошем кросаче 450-м по хорошему полю; на хорошем байке 450 Kawasaki, 450 Yamaha, 450 Honda, отвернув ручку; по полю когда идешь, привстав в седле, стоя идешь по грунтовке, желательно чтобы сухая грунтовка, и ты идешь по грунтовке и этот свежий ветер, утром, где-то градусов 15-16. Про это песня, я правильно понимаю?

    «Двухтактный KTM должен быть». И КТМ абсолютно катит! Тогда 250-й двухтактный, правильно я говорю, Сереж? Сережа мне пишет. Песня про это, правда же. А зачем он выделывает этой штучкой? Пританцовывая, он выделывает нижней штучкой своей, которая ниже пояса. Хорошо, я не буду, не хочу никого обижать. Он пританцовывает как-то не по-нашему.

    Д.КНОРРЕ: «Нижней штучкой» это ногой что ли?

    С.ДОРЕНКО: «Нижняя штучка», которая ниже пояса у него штучка, он ей выделывает. Мы, мотоциклисты, так не делаем, мы так не умеем просто. Мы, может, выделывали бы штучкой, но у нас мотоцикл начнет выделывать тоже, поэтому мы стараемся не делать.

    «Я сегодня не такой как вчера, я вчера был вообще никакой», — 24-й. Про «вчера» поет Высоцкий, вы помните. Лучше Высоцкого никто не поет, песня называет «Про вчера». «Целовался на кухне с обоями», помнишь?

    Д.КНОРРЕ: Да.

    С.ДОРЕНКО: Фундаментальное исследование «про вчера» сделал Высоцкий.

    ПОЕТ В.ВЫСОЦКИЙ «Ой, где был я вчера»

    С.ДОРЕНКО: «Смотрел ли я “Родину”?» «Родину» я не смотрел, я вчера летел, а жена из солидарности со мной не посмотрела «Родину». А Даша коварнейшая не хочет мне говорить, убили наконец Куинна.

    Д.КНОРРЕ: Ну, сейчас вам напишут. Нет, не пишите!

    С.ДОРЕНКО: Напишите! Спойлер, напишите, мне кажется, его должны убить в конце. «Убили», — пишет Кирилл. Слава богу! Сколько можно, у него инсульт, башка не варит, в него уже всадили 50 тысяч кинжалов, пуль, чего хочешь. Куинна убили, слава тебе, господи, это очень хорошо. Я всё думаю, когда же он отмучается. Он сидит под водой, его фигачат очередями из автомата. Товарищи, ну сколько можно? Человек не может столько пережить. Его травят химией, ну что вы будете делать. Он всё время живой в результате. Я считаю, что это очень хорошо. «Какой сезон я смотрю Homeland?»

    Д.КНОРРЕ: Последний.

    С.ДОРЕНКО: Последний. Какой же я буду смотреть? Предпоследний, по-вашему? «И еще “Битлз” про yesterday». Ребята, что нам делать с нашей влюбленностью и провинциальностью?

    Д.КНОРРЕ: Радоваться, принять в себе это.

    С.ДОРЕНКО: Мы влюбленные провинциальные люди, живущие слухами, живущие очень странными вещами. Но надо сказать, что сейчас близок нам по духу Трамп чем? И я уже говорил об этом и повторю: рассказывают люди, что Иванка Трамп… И сейчас правильно совершенно Борис Межуев пишет об этом в Facebook, я только что прочитал. Он говорит: будут ли США наносить ракетный удар по Северной Корее или не будут, знает только Иванка Трамп. И больше того, Иванка может сама не знает. Ты знаешь, как у женщин бывает: она не знает, потом раз…

    Д.КНОРРЕ: Это, правда, сегодня она знает, а завтра…

    С.ДОРЕНКО: Раз, и нанесла. Зависит от цикла, от завтрака, от веса (что на весах было сегодня утром). 400 граммов прибавила — нанесу-ка я удар по Северной Корее. Это же ужас жить женщиной! А это Иванка, она женщина. Рассказывают люди, которые из Госдепа, из Вашингтона, что Иванка реально делает всё. Она заходит к папе, как к тигру в клетку, как Таня Дьяченко (Татьяна Юмашева) один в один, копейка в копейку.

    Д.КНОРРЕ: Интересно.

    С.ДОРЕНКО: То есть заходит Татьяна Дьяченко и решает любой вопрос. Папу за локти сзади хватает и говорит «нет, ты этого не подпишешь, а подпишешь вот это», и папа ровно это делает. Единственный день, когда Трамп может нанести удар, ядерный в том числе, по Северной Корее — это с захода солнца в пятницу до захода солнца в субботу. Потому что Иванка Трамп самым тщательным ультрарелигиозным образом справляет Шаббат.

    Д.КНОРРЕ: Серьезно?

    С.ДОРЕНКО: Да, это серьезно. Это все знают.

    Д.КНОРРЕ: Значит, мы ее можем поздравить с Песахом.

    С.ДОРЕНКО: Это прическа?

    Д.КНОРРЕ: Это праздник.

    С.ДОРЕНКО: Я думал, что это прическа. Иванка Трамп, мне сказали абсолютно серьезные люди… Внимание! Я обращаю внимание наших политологов. Вы знаете, что сейчас светлые умы собрались в новом Think Tank. Иванка Трамп парализует своего папу всё время с вечера субботы до вечера пятницы. Она им руководит шесть дней в неделю. Почему не семь? Потому что ровно в закат солнца в пятницу она не имеет права прикасаться к телефону, она не имеет права выходить из дома, открывать дверь, они ничего не делают. Жрачка на термитнице греется постоянно. Ты знаешь, что сутки греется еда специальная шаббатная. 

    Д.КНОРРЕ: У меня много вопросов к этому, на самом деле.

    С.ДОРЕНКО: Иванка ровно сутки выключена. Если папа шарахнет по Северной Корее, то он это сделает вечером в пятницу, чтобы Иванка еще сутки об этом не узнала. Она и к телевизору не подходит, она не имеет права включать телевизор, она не имеет права пультом переключать каналы.

    Д.КНОРРЕ: А кто-то может ей включить?

    С.ДОРЕНКО: Я же предлагал себя шаббатским гоем к Иванке, я готов работать. Все уходят, я начинаю работать. Вот пульт, вот Иванка — вперед, целые сутки. Я включаю телефон, выключаю телефон, включаю пульт, выключаю пульт, что хочешь делаю. Жру что хочешь, разжигаю огонь…

    Ударят ли Соединенные Штаты по Северной Корее, а туда движется авианосная группа или нет, зависит от Иванки Трамп. Всегда, кроме Шаббата, когда может папаша засандалить. Вот папаша, если он хитрый, а он все-таки был есаулом, сами понимаете, значит, он военное искусство знает, шарахнет вечером в пятницу.

    В ДВИЖЕНИИ

    С.ДОРЕНКО: Город 6 баллов! Это просто недопустимо. Сегодня можно ездить на мотоциклах. Все, кто сегодня не на мотоциклах, это странная перверсия, странные люди. Сегодня 16 градусов, солнце, асфальт сухой. Что вы на тачках поехали, можете объяснить? Многие еще на шипах. Ну это же очень глупо. Мы пойдем и проживем его, этот вторник, 11 апреля. 

    Версия для печати

Видеоблог Сергея Доренко

Сообщение отправлено
Система Orphus