• «ПОДЪЁМ» С СЕРГЕЕМ ДОРЕНКО ОТ 03.05.2017

    08:30 Май 3, 2017

    В гостях

    С.ДОРЕНКО: 8 часов 39 минут. Среда, 3 мая. Здравствуй, великий город! Здравствуйте, все! Это радио «Говорит Москва»! Говорит Москва! Анастасия Оношко — ведущая этой программы.

    А.ОНОШКО: И Сергей Доренко. Доброе утро.

    С.ДОРЕНКО: Настя, поскольку у нее двое сыновей… Анастасия Оношко — это человек, который хочет прогрессировать социально, экономически и вообще она направлена на успех. Настя, ты направлена на успех, скажи. 

    А.ОНОШКО: Да.

    С.ДОРЕНКО: Но беспочвенно и бесплодно. Ну, какой-то успех есть у тебя?

    А.ОНОШКО: Ну, какой-то есть.

    С.ДОРЕНКО: Я вижу, что за восемь лет ты поднялась.

    А.ОНОШКО: Да?

    С.ДОРЕНКО: Конечно. Когда ты пришла к нам, у тебя был шестнадцатилетний Golf 4.

    А.ОНОШКО: Golf 3, четвертый был недостижимой мечтой на тот момент.

    С.ДОРЕНКО: У нее был шестнадцатилетний Golf 3. Когда она аттестовалась, она сказала: у меня шестнадцатилетний Golf 3.

    А.ОНОШКО: Не без гордости.

    С.ДОРЕНКО: Это была маленькая ложь. На самом деле ему было 18 лет.

    А.ОНОШКО: Ну, как же может быть 18, он был 1991 или 1992 года.

    С.ДОРЕНКО: А в 2008-м соответственно ему было 16. Ну, хорошо. А сейчас у тебя уже Citroen.

    А.ОНОШКО: Приближающийся к отметке 18 лет.

    С.ДОРЕНКО: Сколько ему лет?

    А.ОНОШКО: Я его в 2010 году купила.

    С.ДОРЕНКО: Семилетний Citroen.

    А.ОНОШКО: Семь уже исполнилось.

    С.ДОРЕНКО: Кстати говоря, я садился в него, он невероятно просторный. Ощущение внутри, что это большая машина, а снаружи не очень большая.

    А.ОНОШКО: Да, фокус такой.

    С.ДОРЕНКО: И все время она мне показывает статью: сын Дмитрия Рогозина назначен генеральным директором ОАО «Ил».

    А.ОНОШКО: Да, при этом сохранил предыдущую свою должность.

    С.ДОРЕНКО: Расскажи мне, какой вывод делаешь ты для себя и своих сыновей. Я тебе скажу, надо принадлежать к старым семьям.

    А.ОНОШКО: Уж коль ты к ним не принадлежишь…

    С.ДОРЕНКО: Ты не принадлежишь, и я не принадлежу.

    А.ОНОШКО: А что надо делать?

    С.ДОРЕНКО: Я знаком с некоторыми москвичами, которые закончили школы… на Чистых прудах.

    А.ОНОШКО: Просто за счет школьных товарищей.

    С.ДОРЕНКО: У них полправительства либо одноклассники, либо советники в правительстве все одноклассники.

    А.ОНОШКО: Либо соседи по даче.

    С.ДОРЕНКО: Конечно. Я был знаком с женщиной, у которой тётю посадили по кремлевскому заговору. Был кремлевский заговор…

    А.ОНОШКО: А был ли?

    С.ДОРЕНКО: Может был, а может не был. У нее то ли тётя дяди, то ли дядя тёти, работала машинисткой в правительстве Ленина еще, а потом по кремлевскому заговору уже в 30-е годы загремела. Все равно это для нас недостижимо, понимаешь, в чем дело.

    А.ОНОШКО: Так это и не нужно. Эти машинистки ленинские уже всё…

    С.ДОРЕНКО: У Рогозина большая биография, у Дмитрия Рогозина большой род: его отец был чего-то министром и так далее. Он сам журналист. Внимание, это очень важный аспект! Ввиду того, что он журналист, но его отец работал в оборонке, в этой связи он возглавил оборонку.

    А.ОНОШКО: Я уже это поняла. Многие с удивлением наблюдали.

    С.ДОРЕНКО: В этой связи. Почему? Потому что какой-то есть зов крови, такие вещи важные. Я хочу сказать, что нам это не грозит. Ты перекати-поле, твоих предков Столыпин сослал с Украины на Дальний Восток, под Владивосток, к чертям свинячьим. Правильно?

    А.ОНОШКО: Да, это с одной стороны. А, с другой стороны, я тут выяснила, из Ярославской области…

    С.ДОРЕНКО: У тебя тоже корни.

    А.ОНОШКО: Да, это по отцу. Лепщики Дылева, знаменитый особняк Дылева, это они, ремесленники.

    С.ДОРЕНКО: Не катит. Все равно на тебя смотрят жалобно.

    А.ОНОШКО: Я и сама на себя смотрю жалобно.

    С.ДОРЕНКО: Я учился в Университете дружбы народов, в то время ультрагэбушная организация, запредельно гэбушная и партийко-гэбушная.

    А.ОНОШКО: Понятно, МГИМО-2, оттуда заграницу можно было уехать наверняка.

    С.ДОРЕНКО: Совершенно верно. В то время это была ультрагэбушная организация. 2,5 тысячи всего советских студентов, остальные все иностранцы. Там небольшое количество советских было, отсей оттуда всяких узбекских и так далее, и ты получишь русских две тысячи, а может полторы. При этом там учились люди, которые на меня смотрели с жалостью, как на побирушку, нищего, потому что я сын генерала всего-навсего, у меня отец генерал.

    А.ОНОШКО: А там были принцы разные.

    С.ДОРЕНКО: А там были полковники Генштаба, полковники ФСБ, один сын был генерал-лейтенанта ФСБ. Как говорили: у нее отец полковник, но это имя очень хорошо известно в КГБ СССР. И так далее. Учились дети ЦК КПСС, а я был простой генеральный сын. На меня смотрели с жалостью: что-то ходит такое тощее в свитерочке, какое-то несчастное. — Где, вы говорите, учились, в Комсомольске-на-Амуре? Очень интересно. На меня смотрели с жалостью.

    Я к тому клоню, что когда ты думаешь, почему сын Дмитрия Рогозина назначен генеральным директором «Ил». Представляешь, самолеты Ил будет делать. Почему? Потому что он — не ты. Ты шантрапа без роду, без племени, а у нас общество аристократический носит характер.

    А.ОНОШКО: Они, так же как и Чайка и остальные, очень друг на друга похожи, они же дети. Это просто визуальный такой эффект. Я специально хотела два портрета: какие-то мысли начинаются о биологии, иерархии; кажется, что какие-то гены одни и те же занимают одни и те же кресла. В этом есть…

    С.ДОРЕНКО: В этом, дорогая, есть Африка.

    А.ОНОШКО: И задаюсь я в то же время вопросом, не могла бы я действительно место руководителя «Ил».

    С.ДОРЕНКО: В этом есть природа человека. У меня был один дружок из Буэнос-Айреса Николас Воропонов, он русский. Он ездил в Голливуд добывать лицензии на фильмы, на особых условиях, можно же на разных условиях добыть. И он мне говорил: Серёжа, знаешь, что такое Голливуд? Голливуд — это 15 семей, имеет в виду все права на фильмы. 15 семей, 15 мафиози, они держат всё это. Если ты ввинтишься в доверие хотя бы к двум из них (одного мало), ты будешь второй слой около Голливуда. Есть первый слой — 15 семей, а это второй слой — их например 100 семей.

    А.ОНОШКО: Мякоть.

    С.ДОРЕНКО: Пошла мякушка — 100 семей. И в этом природа человека, понимаешь. Поэтому Дмитрий Рогозин посадил сына управлять «Илом», потому что природа человека такова.

    А.ОНОШКО: Я понимаю.

    С.ДОРЕНКО: Он ему доверяет.

    А.ОНОШКО: А мы доверяем ему?

    С.ДОРЕНКО: Конечно. Не наше это свинячье дело вообще. А он ему доверяет. А ему доверяет, страшно сказать кто.

    А.ОНОШКО: Мысли к революции 1917 года подбираются.

    С.ДОРЕНКО: Никуда не подбираются. А почему произошел 17- год?

    А.ОНОШКО: Там другие были причины.

    С.ДОРЕНКО: Я тебе объясню, почему был 17-й год, потому что долго не решались и накапливались проблемы, то есть накапливались такие проблемы неразрешимые, которые нужно… Как ручеек, сделать ручеек. Весной, когда ты ребенком была, ты делала, ножичком или палочкой расковыривала, чтобы ручейки бежали?

    А.ОНОШКО: Да, особенно на море.

    С.ДОРЕНКО: И я тоже. А царь этого не делал. Царь накапливал ручейки и подтапливал Россию. Царь — святой, равноапостольный наш, угодник наш мироточивый. Он подтапливал Россию, чтобы ее убить, у него ума как раз хватало на это. А если ликвидировать такие запоры, засоры, то все будет хорошо. Никакого 17-го года не будет, успокойтесь.

    А.ОНОШКО: А как мы ликвидируем?

    С.ДОРЕНКО: Не нашего ума дела опять! Всяк сверчок знай свой шесток! Сидишь ты у себя на Косыгина, пробилась, сняла квартиру, молодец! В съемной квартире сидишь на Косыгина, радуешься. Как сделать, чтобы твои дети поднялись?

    А.ОНОШКО: Никак!

    С.ДОРЕНКО: Ответ — никак! Но, может быть, будет какая-то движуха, как революция, когда ничтожные придут к власти и тогда их внуки и правнуки… вот это будет интересно. А сейчас никак, забыли эту тему. Так устроен Голливуд, так устроена Москва, там устроен Бантустан.

    А.ОНОШКО: Вообще, это простая зависть человеческая.

    С.ДОРЕНКО: Это простая природа человека. Мы доверяем дела тем, кому доверяем. А кому мы можем доверить лучше, чем сыну собственному?

    А.ОНОШКО: Не знаю. Может быть, не стоило некоторые вещи доверять.

    С.ДОРЕНКО: Извините, я посмотрю сообщения: «Вы властолюб, Сергей». Я властолюб! Я во всех смыслах властолюб! Сам свою власть не люблю, ну, у меня маленькая власть, над тремя собаками. Но властолюб, я люблю власть, это правда. Я люблю трон, престол. «Наше дело радоваться и подпевать во время движения маршем», — говорит Покет Элефант. Верно! Алексей Фрей говорит: «У меня все друзья беднее меня. Что же мне делать? Где искать богатых друзей?» Алексей, не пренебрегайте, старайтесь где-то место у мангала заслужить. Где-то же что-то делается.

    А.ОНОШКО: В бильярдный клуб сходить можно.

    С.ДОРЕНКО: Алексей, а вы раз — мелким бесом и материализоваться где-то у мангала.

    А.ОНОШКО: Закуриться, закрутиться, закрутиться и каждые выходные в новом месте появляться, расписать на год вперед все выходные.

    С.ДОРЕНКО: Но нельзя слишком много для того, чтобы процвести. Надо иметь три-четыре мангала, около которых материализовываться.

    А.ОНОШКО: Это же самое сложно, как к мангалу-то подойти?

    С.ДОРЕНКО: В принципе, русская социальная иерархия в высшей степени восточная по существу. Русские люди добрые и очень хорошие, но они усваивают от разных народов разные привычки. В частности, вероятно, от контактов с восточными народами усвоили очень полезные привычки клиентелы. Это может быть и европейская привычка, но в Европе она была в средние века, сейчас может быть в меньшей степени, я не знаю.

    Русский человек самодостаточный превращается в существо вполне себе барственное. Аристократичность его начинает проявляться в сытой отрыжке и движении кадыком: как бы подбородок внутрь и… У меня сейчас не получилось. Я когда наберу отрыжку, сейчас я наглотаюсь воздуха...

    А.ОНОШКО: Сергей, а вы умеете рыгать на заказ?

    С.ДОРЕНКО: Я хотел бы попробовать. Мне кажется, я даровитый человек, во мне откроется это. Нет, не получилось. Кто умеет рыгать, рыгните, пожалуйста. Я пытаюсь проиллюстрировать, каков русский барин: в нем появляется сытое рыгание, очень деликатное, и при нем обязательно есть одна-две семьи, это семьи обязательно, женщина помогает на кухне и мужчина около мангала где-то.

    А.ОНОШКО: Нет, барская женщина не помогает на кухне. Барская женщина ходит и томится — ах, скучно сегодня.

    С.ДОРЕНКО: При ней есть клиентела — семья (он и она). Они почти товарищи, они может быть даже в университете вместе учились. Но эти заслужили чего-то, а эти не заслужили, поэтому он у мангала, а она где-то на кухне. Она говорит «вы сидите, я сейчас принесу; я знаю, куда я поставила салат», и она бежит куда-то. Обязательно такие есть полурабы, приживалки. У барыни есть приживалка, а у барина есть расторопный казачок, этот казачок обычно его же возраста.

    А.ОНОШКО: Безотказный совершенно.

    С.ДОРЕНКО: Он не шофер никакой, он может даже кандидат наук, но он обязательно на «шестёрочке» — да, да, да. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: (Рыгает)

    С.ДОРЕНКО: Вот хорошо, но нужно посытнее.

    А.ОНОШКО: Жиденько получилось.

    С.ДОРЕНКО: Это получилось как будто уже пятая отрыжечка, добавочная. Нужно сытненько. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Сергей, Москва. Я в прошлом году был в Греции, там новый курорт открылся, одновременно с запуском космодрома Восточный. Один из владельцев — господин Рогозин. Все греки об этом знают. Три владельца. 300 миллионов евро, новый отель шикарный.

    А.ОНОШКО: Надо же ему постоянный пассивный источник дохода иметь.

    С.ДОРЕНКО: Нет, мы этого не знаем.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это мне греки сказали, греки знают.

    А.ОНОШКО: Откуда они знают, эти греки.

    С.ДОРЕНКО: Вы знаете, что греки врунишки. Вспомните Одиссея, который непрерывно лгал. Всю свою историю Одиссей чем занимался? Лгал.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это однофамилец наверно.

    С.ДОРЕНКО: Может быть, кстати говоря.

    А.ОНОШКО: Рогозиных как собак нерезаных.

    С.ДОРЕНКО: Продолжайте.

    А.ОНОШКО: Я хочу сказать к вопросу о социальных лифтах и протестных настроениях. Только что у нас на сайте появилось: во Владимире школьникам грозят изъятием из семей за участие в митингах оппозиции. Если бы я была школьницей сейчас, которая хоть чуть-чуть собиралась на какой-то митинг оппозиции, ничего слаще изъятия из семьи, представляете, какой аттракцион.

    С.ДОРЕНКО: Из меня беззвучно вышел воздух, который я наглотался.

    А.ОНОШКО: Вы через нос его выпустили.

    С.ДОРЕНКО: Я как-то пропустил беззвучно, у меня какая-то отрыжка беззвучная.

    А.ОНОШКО: Можно через уши попытаться.

    С.ДОРЕНКО: Может быть, это высшая элегантная отрыжка — отрыжка беззвучная.

    А.ОНОШКО: Ухо, горло, нос — единая система.

    С.ДОРЕНКО: Я что, через уши, что ли, по-твоему? Спасибо тебе большое.

    А.ОНОШКО: Представьте себе, что вы были бы школьником, вам бы пригрозили, что вас изымут из семьи, вы бы что сделали? Я бы исключительно делала всё, чтобы так и случилось.

    С.ДОРЕНКО: Всё, чтобы меня изъяли из семьи.

    А.ОНОШКО: Как можно раньше.

    С.ДОРЕНКО: Я хочу сказать про устройство человеческой жизни, человеческого племени: оно таково и оно везде таково. 73-73-948. Здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. …нужно просто состоять в масонском обществе. Помните, еще … в XIX веке сказал: ты никогда не прорвешься во власть, пока не будешь с масонами.

    С.ДОРЕНКО: Это был Олег.

    А.ОНОШКО: Я готова прямо сейчас пойти к масонам и сдаться во имя власти, но я не знаю, куда.

    С.ДОРЕНКО: Мы о масонах, Олег, знаем гораздо меньше вас. Вы все-таки человек очень осведомленный. Мы о масонах знаем исключительно из Толстого. Мы знаем, что Пьер Безухов собирался вступить, даже вступал в масонство, когда мастерки надо раздавать друг другу и куда-то идти в темное помещение. Я очень хорошо помню у Льва Толстого об этом. Больше я не сталкивался с этой темой, хотя книги, на корешках которых было написано про масонство, я видел, но сказать, что мне интересно их было читать, я не могу.

    Я подытожу. Настя, чтобы твоему роду подняться, нужно два пути. Первый революционный, мы его исключаем, когда поднимать муть…

    А.ОНОШКО: Не хочется, она же может придавить.

    С.ДОРЕНКО: Муть поднимается со дна во время революции, и твой род может подняться случайно в виде мути, но там трудно. А есть простой способ — это попробовать материализоваться у мангала.

    А.ОНОШКО: Самое сложное — как туда попасть?

    С.ДОРЕНКО: Расторопно. Прослыть изысканейшей мастерицей.

    А.ОНОШКО: Видеоблогером стать?

    С.ДОРЕНКО: Ты должна попасть в какое-то общество, где подходить к людям… Я сейчас тебя научу: подходишь сзади и говоришь «у вас так загружена спина» и начинаешь массировать.

    А.ОНОШКО: Это корейцы так всё время делают.

    С.ДОРЕНКО: А что же ты, дорогая, пропускаешь такую фигню! Говоришь: боже, вы так тяжело работаете, у вас так загружена спина.

    А.ОНОШКО: А он сразу: приходи ко мне на мангал.

    С.ДОРЕНКО: Нет, нет. Говорит: в следующий раз надо позвать Оношек, Настя такая любезная. Опять ты приходишь, уже говоришь: у меня особый салат есть, бабушка научила, и опять мнешь плечи. А муж твой при мангале. Настён, лиха беда начало, попробуй начать. Настенька, пойдешь в гору, честное слово тебе говорю, но не ты, только твои внуки. Надо потихонечку, постепеньненько.

    В ДВИЖЕНИИ

    НОВОСТИ

    С.ДОРЕНКО: 9 часов 6 минут. Настенька, вчера лёг сайт мэрский, где голосование по программе реновации. Опубликован список домов для голосования по программе реновации. 40 районов в него не попали. Почему сейчас плачут люди?

    А.ОНОШКО: Некоторые торжествуют. Я смею предположить, что Гагаринский район просто не включили для того, чтобы поменьше было протестного настроения.

    С.ДОРЕНКО: Вы в программе реновации или нет: да — 134-21-35; вы нет — 134-21-36. Мне интересно понять, как это соотносится с аудиторией. 134-21-35 — вы оказались в программе реновации, то есть ваш дом будут носить; нет — 134-21-36.

    Наш нет, я посмотрел.

    А.ОНОШКО: И наш нет.

    С.ДОРЕНКО: А у тебя пятиэтажка?

    А.ОНОШКО: Да.

    С.ДОРЕНКО: Бетонная?

    А.ОНОШКО: Да. На Беляева кооперативный дом, это у родственников, не у меня.

    С.ДОРЕНКО: Ты же сама на Косыгина.

    А.ОНОШКО: Мы же арендуем, мы вообще безродные.

    С.ДОРЕНКО: И мы нет, у нас на Щуке дом оказался на Расплетина.

    А.ОНОШКО: Это же первая операция. Сейчас месяц дают на голосование. Это первые переселенцы. Помните, что нам говорил Хуснуллин: сначала переселяем первых, на их месте снос, новый дом и туда переселяют вторую очередь. Очевидно же, что это не конец, это же очевидно совершенно.

    С.ДОРЕНКО: Вы попали в снос, вы попали в реновацию, да — 134-21-35; нет — 134-21-36. Я останавливаю это голосование. Спасибо большое. 58% наших слушателей, таким образом, очень много.

    «Живу в Гагаринском в пятиэтажке. Жутко недоволен непопаданием». То есть люди, которые хотели попасть, но не попали. 73-73-948. Здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Никита. Я, наоборот, очень расстроен. Я сам делаю ремонты, я знаю, что сейчас дают по качеству, это вообще нет слов никаких.

    С.ДОРЕНКО: Все-таки поясните, что дают по качеству?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Если брать серию П-44 знаменитую, она была разработана в середине 70-х.

    А.ОНОШКО: Сейчас самая популярная.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. То там только зависит от качества сборки самими строителями, то есть это не материалы. Но сейчас очень плохие материалы. Сейчас на Facebook я смотрел, что-то чудовищное просто, это за гранью добра и зла.

    С.ДОРЕНКО: В этой студии Марат Хуснуллин говорил, что это будут монолитно-кирпичные.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет. Я вам даже для примера. Я еще почему расстраиваюсь, потому что я живу у самого метро «Ботанический сад» и тут еще МЦК, и вроде как мою хрущевку пушировали, подняли. Я точно знаю, что здесь в квартале не дадут, квартал — это пересечение двух улиц вообще-то или четырех.

    С.ДОРЕНКО: У вас небольшой райончик, но очень уютный.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. И здесь Ботанический сад, большой «Вавилон» строят на много домов. Это коммерческое жилье, в два раза выше, чем по Москве метр стоит. Я зашел к ним на сайт, и там люди, которые заранее покупают квартиры, пишут: что за дела, уже три раза был пожар. Это коммерческое жилье, а что мы хотим от узбеков, простите, которые будут строить. По технологии восемь сварных узлов, они делают шесть.

    С.ДОРЕНКО: Позвольте, я вам прочитаю сообщение Ильича: «Я уже переселился три года назад». Вероятно, по сносу ветхих, помните, такая была программа. «Качество отличное, с пятиэтажкой не сравнить. Я знаю, о чем пишу, — и далее Ильич продолжает, — это монолитные дома, теплые и просторные». Ильич хвалит.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ильич-то пишет не про сегодня, а про ту программу. Правильно всё.

    С.ДОРЕНКО: Про ту программу, абсолютно верно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Дело в том, что у меня из друзей-знакомых человек пять попали под эту программу и довольны, но им давали два-три варианта обязательно.

    С.ДОРЕНКО: Скажите, а для москвичей важно место? Кроме качества отделки, еще чего-то, абсолютно принципиально место? Условно говоря, я в семи минутах от метро и если мне дадут в восьми минутах от метро пешком, то это еще как-то сносно, а если в пятнадцати минутах пешком от метро, то я в гробу видал. Это качественно сразу перебрасывает меня на другой, плохой уровень.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Само собой.

    С.ДОРЕНКО: Это действительно важно. Я иду семь минут… У меня отец получил квартиру в свое время в Митине, у него метро видно: ладошкой козырёчек сделаешь и смотришь на метро прямо. Он выходил на кухню и смотрел: вот здесь у него машина стоит «Камри», а здесь метро. И всё видно, и «Камришку» и метро, всё рядом, и магазин. Я понимаю, Митино, но для пенсионера, когда он видит собственную машину и собственное метро, и собственные «Перекресток», это удобно. Ему по фиг, что Митино, какая разница, он же не едет на работу. А он в двух минутах от метро, тогда я понимаю, что если ему дать в десяти минутах, он скажет: ребята, вы что делаете? Это совершенно другая жизнь полностью. 73-73-948. Здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро, Сергей. Я хочу не согласиться, поспорить с предыдущим оратором. Я сам строительством занимаюсь, пусть он не рассказывает сказки о Facebook и прочем. Жилье сейчас эконом-класса достаточно сносное. А по поводу того, что нам узбеки настроят, знаете, можете сколько угодно смеяться, я с узбеками работаю, их квалификация растет год от года.

    А.ОНОШКО: Кстати, ожидаемая вещь.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Если он так рассуждает, пусть он нам дешевое доступное жилье построит русскими, а мы будем радоваться. 

    С.ДОРЕНКО: Сравните, пожалуйста, современное жилье, которое вы строите, с этими пятиэтажками, плюсы и минусы.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Эти хрущёвки настолько убогие на самом деле. Всё кривое, косое, кургузое и убогое, просто невозможно в них ремонт делать.

    С.ДОРЕНКО: А с точки зрения надежности?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Всякое бывает, сейчас разные застройщики, но в эконом-классе достаточно прилично строится.

    С.ДОРЕНКО: Ильич рассказывает про его переселение. Ильич переселен на Левобережном (район). Левобережный были в старое время Химки, я так понимаю. «Всех переселили в хорошие новые дома, все довольны, не слушайте паникёров», — говорит Ильич. «У нас в Косине чуть ли не всю улицу сносят, улица Оренбургская», — говорит 54-й. Мне казалось, что Косино построено не так давно.

    А.ОНОШКО: Что вы! Там есть 70-х годов.

    С.ДОРЕНКО: У меня Косино почему-то ассоциируется с крематорием и со стройкой.

    А.ОНОШКО: Моя ровесница там росла.

    С.ДОРЕНКО: Росла в Косине?

    А.ОНОШКО: Да.

    С.ДОРЕНКО: У крематория?

    А.ОНОШКО: Да. Там еще сумасшедший дом рядом. Всё рядом: МКАД, крематорий, сумасшедший дом.

    С.ДОРЕНКО: Нельзя стирать пыль со шкафа, потому что это прах погибших.

    А.ОНОШКО: Можно, они уже не обидятся. 

    С.ДОРЕНКО: Прах и потом в унитаз, это ужасно, это все-таки глумливо. «Нас переселили в то же самое место, в 300 метрах от снесенного дома», — рассказывает Ильич. Вы так плодовиты, Ильич, что я начинаю подозревать вас. Ильич, вы так плодовиты и так оптимистичны, я думаю, что вы постите прямо, сидя на рабочем месте где-то в мэрии. Нет? «Вся эта реновация напоминает ящик Пандоры»; «У меня бабушка тоже попала в программу сноса ветхих домов, получила квартиру в монолитке. Однокомнатная квартира с большой кухней и комнатой в Зеленограде», — говорит Никитец Лосев. То есть она довольна местом, она довольна всем, при этом еще и большая кухня в монолитке. Прекрасно!

    «Достали вы уже всю страну со своими пятиэтажками», — говорит Олег Петрович. Олег Петрович, представьте себе, что главное содержание жизни большинства москвичей (я полагаю, вы не москвич) и главное, на чем зиждется их чувство собственного достоинства — это их москвичёвскость и, конечно, площадь. Строго говоря, раньше была прописка и квартира. Вся эта осанка, вся эта повадка…

    А.ОНОШКО: Ощущение целостности жизни.

    С.ДОРЕНКО: Прищуристое достоинство москвича всегда стояло на прописке, на зыбкой такой, но в советское время незыблемой по-настоящему, и на квартире. Сейчас прописка не имеет такого довлеющего значения.

    А.ОНОШКО: Никакого она не имеет значения, выписал всех и всё.

    С.ДОРЕНКО: Нет, прописка меньше имеет значения. Виртуальная имеет для москвича по-прежнему.

    А.ОНОШКО: Что этим гордится, если это девальвировалось.

    С.ДОРЕНКО: Приезжим плевать на прописку, а москвичам всё еще нет, они лелеют эту реликвию у себя в сердце.

    А.ОНОШКО: Они это ассоциируют с правом собственности, что большая ошибка.

    С.ДОРЕНКО: Они это ассоциируют с правом презирать остальных.

    А.ОНОШКО: Прятать легкую улыбку, посещая рязанский музей. 

    С.ДОРЕНКО: С правом презирать остальных. А квартира имеет главное значение. Поэтому понятно, почему это важно. «Живу в трехэтажке и как же не хочется ломать этот дом. Ну зачем?» — говорит Палыч. Палыч, эта трехэтажка пленными немцами построенная? Так там же дранка и деревянные перекрытия. Нет, Палыч, или какие у вас перекрытия? «Людям улучшают условия жизни, они сами не сделали этого, а они еще и нос воротят», — 81-й. Они не нос воротят…   

    А.ОНОШКО: Может, кто-то не хочет ничего менять.

    С.ДОРЕНКО: Дело не в том, что не хочет менять.

    А.ОНОШКО: А в чем?

    С.ДОРЕНКО: Просто я готов на любые переговоры с мэрией по поводу своей квартиры, но мне хотелось бы, чтобы мной занимались индивидуально. Еще раз, Настя, если мне скажут, что полгорода вскочит и побежит… Знаешь такие детские игры — кто займет стулья: бегают, бегают, бегают, потом садятся, а кто-то как дурак стоит.

    А.ОНОШКО: Ждешь следующего розыгрыша.

    С.ДОРЕНКО: Так вот, если со мной конкретно говорили: Серёжа, здравствуйте, мы вашу квартиру заберем и сломаем ее, но вы получите компенсацию. Я им говорю: мне гемор перевозить кухню, мебель, я сам делал здесь ремонт, вот посмотрите, как я сделал, я выравнивал стены, это всё баблос. Они говорят: старик, ты получишь бонус такой — квартира будет в полтора раза больше. Я говорю: хорошо, по рукам. А когда мне говорят, что весь город вскочит и побежит по кругу, а потом надо быстро сесть на правильные стулья…

    А.ОНОШКО: На какую-нибудь станцию метро.

    С.ДОРЕНКО: Я так не хочу. Потому что я понимаю, что будет большой шухер, и в этом большом шухере уж как-нибудь да я буду последним почему-то. Почему я должен быть первым интересно? Понятно, что первым будет сын Рогозина, а не я. Соответственно, я боюсь сразу, мне страшно. Потому что любая движуха означает, что мне страшно, вот и всё.

    «На окраинах целые районы стоят нераспроданные. Может, власти таким образом, расселением пятиэтажек, хотят распродать друзьям». Ну, Зеленоградец, там большие деньги будут, в том числе и это. «Парковочных мест для пенсов в новых домах стало больше, чем было в пятиэтажках. Там элементарно больше дворы», — говорит Ильич. «Я их Митина езжу на работу и ничего, нормально», — говорит Тимур. Никто не говорит, что не нормально, нормально, могли бы и в Париж ездить из Митина на работу. Есть люди, которые так делают.

    «Скажите, пожалуйста, почему в программу реновации не попали коммунальщики. Мы живем в пятиэтажке кирпичной в коммунальной квартире уже 30 лет. В очереди уже 25 лет». 

    А.ОНОШКО: Вот и стойте, ваша скоро подойдет очередь.

    С.ДОРЕНКО: Еще 50 лет и вы будете первый в очереди. «В пятиэтажке сосед чихал — с трех соседних квартир ему кричали “будь здоров”». (Смеется)

    А.ОНОШКО: Что вы смеетесь? В Петербурге я жила в доме, где точно так же мы чихали и кашляли, и слышали, как сосед внизу и сверху.

    С.ДОРЕНКО: В каком доме?

    А.ОНОШКО: Панельные дома, «корабли» известная серия. Было очень хорошо слышно и лифты, и даже как они ругались.

    С.ДОРЕНКО: Еще одна вещь заботит людей — что город сломают, а значит, тысячи «КамАЗов» по городу.

    А.ОНОШКО: Вы думаете, это беспокоит?

    С.ДОРЕНКО: Меня беспокоит, например. Я тебе расскажу: я сейчас выхожу во двор, у нас какой-то резиной покрыли детскую площадку.

    А.ОНОШКО: Нефтешлаком таким.

    С.ДОРЕНКО: Оно само по себе красивое, хочется на нём костер разложить или что-то сделать запоминающееся. Там старые клёны, стал липы.

    А.ОНОШКО: Будут новые.

    С.ДОРЕНКО: Не будут новые, конечно. Этим липам, этим кленам по 50-60 лет, прекрасные зрелые деревья. Скамеечки всюду, мусорки всюду. Есть некое ощущение уюта. Примерно 50 метрах от нас один магазин маленький, там грузины какие-то держат, а побольше «Перекресток» в 150 метрах, и семь минут до метро. То есть, есть понимание, что происходит.

    Теперь внимание! Мы понимаем, что вне зависимости от того, сломают мой конкретно дом или нет, улицы всего города запрудят десятки тысяч «КамАЗов», которые будут везти сломанные дома, починенные дома. Настенька, десятки тысяч «КамАЗов»! Улицы города будут запружены сотнями тысяч узбеков, которые всё это будут делать. А кто это будет делать? Десятки тысяч «КамАЗов», сотни тысяч узбеков. Будут мегатонны пыли, которые будут подниматься отовсюду.

    А.ОНОШКО: Это всё временные сложности.

    С.ДОРЕНКО: Не временные, неправда. Настя, сколько тебе лет?

    А.ОНОШКО: 38.

    С.ДОРЕНКО: Значит, эта временная сложность когда закончится, тебе будет 45. Насть, просто подумай об этом.

    А.ОНОШКО: Это меня меньше беспокоит, чем другой вопрос.

    С.ДОРЕНКО: А зря.

    А.ОНОШКО: Знаете, какой? Как быстро эти новые дома, которые нам предлагают построить, превратятся в гетто. Я помню, это прямо чудо, фокус, когда всё, что у нас сделано новое, чистое, хорошее, ведь и хрущёвки когда-то были свеженькие, классные, здоровские, а сейчас ты заходишь в них и везде свой запах ужасный, этот коммунальный ад, в который всё погружается. Он накрывает абсолютно всё. На моих глазах в Петербурге строились кварталы в 80-е годы новых домов. Они были прекрасные, чистые, в них хотелось жить и ходить в гости. И сейчас я приезжаю, еду там на машине, захожу в гости и вижу: там всё серое и покрытое пылью.

    С.ДОРЕНКО: Так что же?

    А.ОНОШКО: Мы поменялись? Мы готовы к тому, чтобы поддерживать новые кварталы, которые нам точно построят, в этом сомнений нет, хотим мы или не хотим, в том виде, чтобы их не надо было сносить через 25 лет?

    С.ДОРЕНКО: Это интересный вопрос. Позвольте мне все-таки добить мою тему. Моя тема заключается в следующем. Когда ты переезжаешь куда бы то ни было, в район стройки, ты точно пронимаешь, что следующие пять лет здесь будут носиться «КамАЗы».

    А.ОНОШКО: Надо съехать на это время.

    С.ДОРЕНКО: Никуда не съехать, потому что жить больше негде. Следующие пять лет будут носиться «КамАЗы» и ходить сотни тысяч узбеков, таджиков и так далее. Это первое. Второе, туда заедут добрые люди, такие же как ты, которые начнут строить антресоли, сносить стены и так далее. Настя, значит, следующие три года ты будешь ежечасно, ежеминутно жить под звуки перфоратора — драда-да-да-да.

    А.ОНОШКО: Кто-то будет делать теплый пол, кто-то — сносить стену между кухней и комнатой.

    С.ДОРЕНКО: Следующие три года будет ежечасный звук перфоратора, а кто-то умный — или денег пока нет, или он переждет звуки перфоратора, он въедет через три года (перекантуется где-то) и только тогда «откроет войну».

    А.ОНОШКО: В тишине.

    С.ДОРЕНКО: Сначала будет ежечасно со всех сторон перфоратор, а потом два-три останутся на весь дом, но они будут добить уже не по-детски, уже совсем правильно.

    А.ОНОШКО: Это же приятные хлопоты. (Смеется)

    С.ДОРЕНКО: Да, очень приятные! Я жил в одном месте, где сосед, он сам строитель по образованию и по профессии, он добился разрешения построить погреб. Я был на втором этаже, а он на первом. Он разрушил вентиляцию, а затем он строил погреб внутрь, вниз. 

    А.ОНОШКО: Бункер.

    С.ДОРЕНКО: И он построил. Но это было сопряжено со звуками. Потом подъехал товарищ, который наверху, над моим залом, строил сауну. У него была не первая квартира, а это была специальная квартира, где он должен был развлекаться душевно с ветреницами. Потом в это здание въехали его дети, которые сауну переделали в гигантский бассейн, не бассейн, а аквариум гигантский, три на три метра. Гигантский аквариум с большими рыбами, очень красивыми, который протекал раз в полгода и заливал меня капитально так, что доходило до строителя внизу, то есть сквозь меня проливалось на один этаж вниз. Ко мне прибегал строитель, он очень темпераментный человек из Абхазии, он очень темпераментно кричал. Мы вместе шли на третий этаж ругаться, там никто не открывал никогда. 

    А.ОНОШКО: Рыбы не могли подойти.

    С.ДОРЕНКО: Переезд в новый дом — это следующие 10 лет веселухи.

    А.ОНОШКО: Я согласна на всё, как человек арендующий жилье. Я шучу, я понимаю.

    С.ДОРЕНКО: Город превращается в арену борьбы, войны.

    А.ОНОШКО: А что делать?

    С.ДОРЕНКО: Я не знаю.

    А.ОНОШКО: Они просядут и разрушатся сами, эти дома.

    С.ДОРЕНКО: Пятиэтажки? Надо более индивидуально все-таки подходить. Не какой-то программой реновации, а надо было бы сделать так, чтобы это было мягко, аккуратно.

    А.ОНОШКО: Обойти все дома по очереди.

    С.ДОРЕНКО: Взять один дом делать, потом другой дом делать и так далее. «Сам переезд — это малая катастрофа», — говорит Алекс Викинг. «Вот если бы там жил Гундяев…» Причем тут Гундяев? «Меня волнует, что невысокие районы, уютные, застроят башнями по 20-40 этажей, вырубят все деревья и понавтыкают палки взамен. Никакой реновации, только бизнес. Посмотрите, как строит “ПИК”, после него выжженное поле», — говорит Масеэк. «2,5 года перфораторов — минус. Шумят, в смысле, во время часов тишины. Трубку возьмите», — говорит Алесей, 207-й. Алексей, 207-й, а с какого номера вы звоните? Дайте мне догадаться, с какого-нибудь 207-го? 73-73-948. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Сергей. Я предлагаю на побережье в Испанию поехать и отдохнуть.

    С.ДОРЕНКО: И там остаться жить.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: У меня родственники попали в эту программу на Вернадского. Конечно лучше, но все равно качество желает лучшего. Материал они используют пеноблоки, а монолит делают только сам «скелет».

    С.ДОРЕНКО: А вы знаете, что если мокрые пеноблоки положить, то потом плесень будет несколько лет. Пять-шесть лет придется дышать плесенью, а она ничем не выводится. Это очень забавно тоже.

    НОВОСТИ

    С.ДОРЕНКО: Мы продолжаем. Я думаю, что надо дать возможность высказаться большему числу людей. Очень много людей хотели позвонить по реновации, поговорить с нами, что да как. И еще интереснее пишет Алексей К.: «Толщина облегченных перекрытий в современном социальном жилье 160 мм. Это высота iPhone 6 не Plus». Не толщина, а именно высота. «То есть положить кафель прямо на перекрытие и просыпать на него горох, снизу будет звучать как оползень», — Алексей К. Мне кажется, надо положить пемзу. У тебя есть такой материал?

    А.ОНОШКО: Да, пяточки ею когда-то чистила.

    С.ДОРЕНКО: А потом фанеру, на нее пробочное перекрытие, а уже на пробку положить доску и тогда будет, мне кажется, лучше. 73-73-948. Здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, доброе утро. Леонид, Москва. Мне кажется, что ваша соведущая верно заметила насчет гетто. Мне кажется, что вся тема заключается в том, что Москва, как и многие европейские города и американские большие, поделится на районы для богатых и на районы для бедных.

    С.ДОРЕНКО: Это же происходит и сейчас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Только сейчас это происходит медленно, рыночными методами. Допустим, я живу на Филях, в нашем доме квартиры стоят в среднем по полтора, а рядом через дорогу стоят пятиэтажки, где те люди, о которых вы говорили. Соответственно, это не очень удобно. Я думаю, что всё идет к тому, что будут районы приличные и районы, где живут все остальные, как бы не грустно это звучало.

    С.ДОРЕНКО: И они будут ходить к вам работать. Но, скорее всего, нет, потому что это же москвичи, они работать не будут, они будут просто сидеть. Придется всё равно нанимать молдаванку, которой даже непонятно где жить. Она может жить у вас в кладовке.

    А.ОНОШКО: Мы очень далеки, мне кажется, от такого кластерного распределения. Мы все знаем, что эти дворцы с миллионными квартирами, которые стоят по 2 млн долларов, оно стоит посреди пятиэтажек как раз очень часто. То есть огороженная территория, стоит этот дворец и рядом остальные дома. Это наследие точечной застройки, оно еще не сформировалось, кроме Центрального округа, где все равно есть мелкие дома с относительно дешевыми квартирами.

    С.ДОРЕНКО: Точечная застройка и в советское время велась. В переулках Арбата ты найдешь дома ЦКовские так называемые. Они кирпичные, причем унылого архитектурно вида, абсолютно ужасного вида, но они исключительно красивы внутри. Они есть и на Алексея Толстого, и вокруг Арбата, и на Патриарших есть, и на Малой Бронной ты едешь, справа вдруг этот дом ЦКовский. Они роскошные внутри. 

    А.ОНОШКО: Они все были уравнены когда-то этой советской действительностью.

    С.ДОРЕНКО: Причем, на Алексея Толстого один этаж для Брежнева был сделан, для Леонида Ильича. Ну, правда. Там всюду были потолки 3 метра, а этот был, может быть 4,5.

    А.ОНОШКО: Сообразно величию фигуры.

    С.ДОРЕНКО: Отдельный этаж был для Брежнева Леонида Ильича. Несмотря на то, что табличка висит, что она проживал на Кутузе, дом 26.

    А.ОНОШКО: Говорят, ее сбили.

    С.ДОРЕНКО: Не помню, дом 26 или 28. А на самом деле ему на Алексея Толстого строили. Прекрасные дома! Это точечная застройка так называемая, ЦКовские дома. 

    А.ОНОШКО: Они же в наших глазах уже уравнялись.

    С.ДОРЕНКО: «Большая Бронная, 19 — там Суслов жил», — говорит Рамси Болтон. Спасибо большое, Рамси.

    А.ОНОШКО: Сейчас уже это кажется тоже неадекватным, когда старые дома ценятся как новые, которые недалеко от центра построены, с огороженной территорией. Все равно возникают вопросы по содержанию территории, подъезда. Вот приходите со своими миллионами, заработали, а там масляная краска.

    С.ДОРЕНКО: Ты должна учитывать содержание территории и так далее, тоже надо привыкать к западному пониманию. Ты должна понимать не только, сколько стоит квартира, но и каковы community fees. И в некоторых местах, извини, по 300 долларов бывает в месяц, 20 тысяч рублей в месяц за содержание территории бывает, бывает меньше и так далее. Очень по-разному. Здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, Настя, здравствуйте. Полковник. Настя, с выходом, давно вас не слышал. Сергей, я как юрист данный вопрос рассматриваю, и вот что меня беспокоит. У нас есть Жилищный кодекс, у нас есть Гражданский кодекс, у нас есть Земельный кодекс, будете смеяться, у нас есть даже Конституция, я сам ее видел и даже читал.

    С.ДОРЕНКО: А я стараюсь дальше преамбулы не ходить, преамбулу читаю и все, «мы, народ Российской Федерации…»

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мне положено было по работе. Я имею в виду то, что у нас вопросы собственности (земельной, квартирной) четко урегулированы. То есть у нас нет какой-то лагуны, которую надо заполнять законодательством. И когда я читаю пояснительную записку к проекту закона о реновации, я читаю, что в рамках действующего законодательства реализовать эту программу невозможно. Переводим на русский, значит, эта программа незаконная.

    С.ДОРЕНКО: Можно, Полковник, возразить вам казуистически. То, что не входит в поле закона, может быть не антизаконным, а экстразаконным.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, нет. Понимаете, «не входит», это если не урегулировано законом, а у нас все эти отношения уже урегулированы. Уже есть определенные правила, как нужно изымать землю, изымать квартиры и так далее. Короче говоря, всё четко урегулировано. Эти изменения не просто меняют уже действующий закон в интересах, давайте говорить откровенно, в интересах строительного комплекса. И они не просто меняют в интересах строительного комплекса, но они и ухудшают положение граждан, не сильно, здесь уже неважно абсолютно.

    С.ДОРЕНКО: А «строительный комплекс» это тоже люди, в том числе москвичи.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Но москвичи, которые работают в строительном комплексе и зарабатывают деньги, и москвичи, которые получают от этого преференции. Эти москвичи, как правило, имеют продукцию строительного комплекса в Лондоне или в других местах.

    С.ДОРЕНКО: Я вам такую вещь напомню, как Ресин, который курировал строительный комплекс, выводил по 200-300 тысяч человек на Васильевский спуск. Вы помните это или нет?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, конечно.

    С.ДОРЕНКО: Таким образом можно сказать, что строительный комплекс — это база политической поддержки.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну, может быть, не более того.

    С.ДОРЕНКО: Это очень важно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, может быть. Для кого?

    С.ДОРЕНКО: Для Лужкова.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну да, для Лужкова, для действующих руководителей. Это опять тот же самый вопрос — а народ? А народ-то здесь причем, я у народа ничего не брал, я ему ничего не должен. 

    С.ДОРЕНКО: А что такое народ?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это мы сейчас очень глубоко залезем.

    С.ДОРЕНКО: Я думаю, что в вашем понимании это антизаконно, а в понимании сторонников этих акций это либо законно, либо экстразаконно. Есть вещи, которые не увязываются с законом. Это может быть связано с тем, что это правовое поле пока новое и это не описано законом. Полковник говорит: впрочем, описано. Но мы тогда отвечаем, это антизаконно или это экстразаконно.

    А.ОНОШКО: Если мы сейчас припомним «ночь длинных ковшей», то получится, что те, кто ее будут вспоминать и называть антизаконной, те будут, по сути, выступать против нынешней власти, называя ее преступной. То есть они должны идти в суд и судиться.

    С.ДОРЕНКО: «Но там же основания для получения этих бумажек, — справедливо говорил Сергей Семенович, — часто противоречивые».

    А.ОНОШКО: Это значит, что весь закон наш противоречивый.

    С.ДОРЕНКО: Подожди. Сказано: всё законно, всё правильно, и бумажки все правильные, оформлены через госорганы, но стоит над метро неглубокого залегания. Понятно, что невозможно было дать такое разрешение, но оно было получено. Я говорю про «ночь длинных ковшей». В этой связи метро-то никуда не перенесешь, значит, придется снести ларек.

    А.ОНОШКО: А некоторые элитные особняки в водоохранной зоне как стояли, так и стоят. Один снесли в «Речнике», а все остальные остались.

    С.ДОРЕНКО: Самое дорогое имущество, стоящее в водоохранной зоне, — это Московский Кремль. Он стоит в водоохранной зоне, нагло попирая закон. Кремль, 50 метров от реки нет, водоохранная зона не соблюдена. Кремль надо снести, по крайней мере, ту часть, которая примыкает к реке, с твоей точки зрения.

    А.ОНОШКО: Там еще метро рядом, которое никуда не перенесешь.

    С.ДОРЕНКО: Я открыла Конституцию Российской Федерации, как просил Полковник, и прочитал: «Мы, многонациональный народ Российской Федерации, соединенные общей судьбой на своей земле, утверждая права и свободы человека…» Дальше я никогда не дочитывал. Дальше кладезь премудростей, но я никогда, честное слово, всякий раз берусь, всякий раз надеюсь, что смогу преодолеть себя, но нет, дальше не читается. 73-73-948. Здравствуйте, слушаю вас. 

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Я всегда относился к праву собственности на квартиру, в многоквартирном доме висящему на каком-то этаже, как к имитации права собственности. Я не понимал, как тебе может принадлежать полполовины бетонной стены, а половина уже соседу.

    С.ДОРЕНКО: Безусловно, это абсурдно, согласен.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сейчас я еще раз убеждаюсь, что я был абсолютно прав. Всё, что не привязано к земле, всё, что на земле не стоит, которая тебе принадлежит на 80 метров в глубину, глубже 80 метров начинаются недра Российской Федерации, всё это имитация права собственности.

    С.ДОРЕНКО: А сейчас некоторые, например, Катя Винокурова… Вы знаете эту фурию борьбы?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не имею такого счастья.

    С.ДОРЕНКО: Она каждую минуту пишет что-то в Facebook, зайдите — Екатерина Винокурова.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я, к сожалению, не пользуюсь Facebook, люблю «ЖЖ».

    С.ДОРЕНКО: Если позволите, сожаление ваше оправдано, потому что Катя большой человек в борьбе с реновацией. Посмотрите.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Теперь просто вынужден буду изучить.

    С.ДОРЕНКО: Она говорит, что они умные там у себя в Измайлове, и они оформили право на землю тоже. Это можно сделать.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я об этом слышал. Это, конечно, был адский труд, эти люди достойны всяческого уважения. Они несут достаточно серьезные затраты, потому что кадастровая стоимость земли, в соответствии с которой они выплачивают налоги, это серьезная нагрузка. Но я скажу так, они поступили совершенно правильно, теперь они могут диктовать свою волю.

    С.ДОРЕНКО: И они теперь договариваются с другими дворами таким образом, чтобы те тоже «захватили» землю, оформили, и тогда они будут иметь некую зону, которую нельзя будет отчуждать.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я бы к ним не относился как к каким-то изощренным хитрецам. Я думаю, что это люди достойные уважения. Вы попробуйте это сделать, вы попробуйте платить каждый месяц налог на землю. Это непросто. Мне принадлежит пара шлагбаумов в центре Москвы, так я вам скажу, это был адский труд, хотя всё было основано на решении местной управы.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Я попробую набрать Катю Винокурову, которая у себя в Измайлове готовит революцию за революцией непрерывно. Мы читаем об этом. Но мы знаем также, что она имеет обыкновение спать до двенадцати, поэтому, может быть, революция ее начнется чуть позже. Хотя, когда мы ей звонили прежде, мне один человек сказал, что через какое-то короткое время он с ней переписывался. Может быть, она просто не берет трубку, имея в виду, что это несовременно. Несовременно звонить по телефону, надо ей писать просто в Telegram, и тогда бы она отвечала.

    «Налог за землю под МКАД не берут», — говорит Экско. Извините, а двор, как налоги за землю платятся, скажите, пожалуйста? И Полковника поправляет Елена из Кунцева: «Полковник неправ. Верховный суд, например, разъяснил, что не может быть инвестиционного договора при долевом строительстве, это просто подряд». «В начале 2000-х выселяли из пятиэтажки в Измайлове. В квартиры, из которых уже выселили, управа заселяла таджиков. Творился беспредел, ОМОН периодически приезжал, вышибали двери, в том числе в квартирах легальных жильцов», — рассказывает Паша Дисциплина. 73-73-948. Ваши мысли о реновации? Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. По-моему, Михаил Веллер, если отбросить все эмоции, по сути своей выделил всё главное. 

    С.ДОРЕНКО: Передайте нам, пожалуйста. Вы знаете, что Веллер будет в три часа у нас сегодня.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Самое главное, что мы получаем — мы получаем, прежде всего, увеличение плотности населения раз в три для жителей. Соответственно, получаем большие миллиарды для тех, кто это делает. Как ни крути, очень многие этого всё равно не поймут, и за улучшение, лишний метр им прибавили, они поведутся на это с большим удовольствием.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Джек Воробей пишет: «27 лет сносить будут. Переживать надо не за расселение, а за то, что ремонт в них делать не будут на протяжении этого времени». То есть вся эта программа растянется, и в этих пятиэтажках унылых, которые будут сносить очень медленно, не будет делаться ремонт, говорит Джек Воробей. Ильич, которого мы подозреваем в работе на реновацию, тем не менее, очень просвещенный человек. Я буду читать вам сообщения Ильича, несмотря на то, что они кажутся партийными, это потому что Ильич очень осведомленный человек. «Не первый раз слышу про увеличение плотности населения. Откуда они это берут? — пишет Ильич. — Одни и те же жители переселяются в одни и те же места. Где же увеличение?»

    А.ОНОШКО: Там же увеличивается этажность, за счет этого увеличивается население.

    С.ДОРЕНКО: Предположим, что на месте этого дома пятиэтажного ставится десятиэтажный (для арифметики). Он с лифтами, красивый, с подземной стоянкой. Пять этажей занимают те, кто жил на этой территории раньше, а еще пять этажей предлагается, как мне представляется, на рынке. Разве нет?

    А.ОНОШКО: Именно так.

    С.ДОРЕНКО: Мы с вами, Ильич, живем в одном доме, нас переселяют, мы заехали в дом, а еще же пять этажей пустые. Они предлагаются на рынке, их покупает Семен Васильевич Штырьков из Тюмени, который долго работал, буря землю, какой-нибудь Василий Васильевич Снегокатов из Сыктывкара, который в Сыктывкаре работал в ФСИН, охранял тюрьму, он тоже заработал. Это новые люди. Эти новые люди прибывают все, как один, на Land Cruiser 200.

    А.ОНОШКО: Еще дети приезжают учиться, и им покупают квартиры, есть еще такая категория.

    С.ДОРЕНКО: Конечно. «Если много денег, можно покупать квартиру на верхнем этаже, строить аквариум и всех заливать. А если денег мало, то можно жить на нижнем и терпеть», — говорит Денис Лукашин. «Один дом в 25 этажей решает вопрос переселения трех-четырех пятиэтажек. В домах для переселения сейчас не продаются квартиры, только для переселенцев. Не знаю, как будет при новой программе», — говорит Ильич.

    А.ОНОШКО: Как это не продаются?

    С.ДОРЕНКО: Дом для переселения — это дом для переселения. Но освобождается довольно много места и можно два таких дома поставить. «Сносят два квартала: один застраивают соцжильем, другой коммерческим — вот как делается», — говорит Денис, который разбирается в теме, во всяком случае демонстрирует, что он разбирается. 73-73-948. Здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Мне кажется, что людям улучшение конечно. У меня жена в Одинцове получила квартиру, дом хороший. Но изначально, в большой идее получился обман получился. Слово «народ» — это род, он может быть на земле, а не в бетонных клетках.

    С.ДОРЕНКО: Вы вообще возражаете против жизни наверху?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Против жизни в городе в такой скученности.

    С.ДОРЕНКО: Понимаете, это мировая тенденция. Мы можем возражать сколько угодно, но это так.

    А.ОНОШКО: Биологически обусловленное развитие.

    С.ДОРЕНКО: Мы можем горевать по этому поводу, но, поймите, наши предки так же и жили, безусловно, скученно, в пещерах. В пещерах, посередь дизентерии и буйволовых шкур. Так что, всё нормально. 73-73-948. Здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Мне кажется, реновации — это предвыборная программа Путина. Вспомните предыдущие проекты, например, к 1980 году коммунизм, а к 2000 году Горбачев обещал всем жилье дать.

    С.ДОРЕНКО: Можно я напомню вам Горбачева: каждая советская семья к 2000 году получит отдельную квартиру, и к 2000 году мы будем законодателями автомобильных мод в мире.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, я помню такое. Мне все-таки кажется, что это растянется лет на 25, потому что к 2010 году которые должны были снести пятиэтажки, еще 73 или 83 дома осталось. Мне кажется, это предвыборная программа.

    С.ДОРЕНКО: Я понял. Может быть, это всё «так сказать». 73-73-948. Здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Денис, Москва. Мне вся история с переселением напоминает Даниэля Дефо «Робинзон Крузо», помните, когда он выдолбил лодку из дерева, чтобы уплыть.

    С.ДОРЕНКО: Да, было.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А когда он ее выдолбил, он понял, что она такая большая и тяжелая, что он не может дотащить ее до воды. Эта мысль пришла потом. Это как Виктор Степанович Черномырдин говорил: «Никогда такого не было, и вот опять». Вся эта история, как мне кажется, совершенно непродуманна была на этапе ее внедрения в жизнь.

    С.ДОРЕНКО: Вы не девелопер случаем? 

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, абсолютно в другой области.

    С.ДОРЕНКО: Я жил в привилегированном поселке Барвиха и рядом со мной дом купил или снимал девелопер. Он был вечно пьян, счастлив, богат и еще он имел обыкновение брать палку, ходить стучать мне по забору, по воротам стукнуть палкой и потом, когда собачья морда покажется под забором, бить их палкой.  То есть он бил по забору, а потом бил палкой собак.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Видимо, это такой признак к расширению.

    С.ДОРЕНКО: А я на него в милицию писал, еще чего-то. И вот когда начался кризис, по счастью, он съехал, обеднел, сделался несчастным, съежился, скукожился и на его место заехал господин со 178 номерами из Петербурга. 178 «Мерседесы» шестисотые два, у него и у жены.

    А.ОНОШКО: И что, они тихими голосами разговаривали?

    С.ДОРЕНКО: Они тихими голосами, спокойные такие. Я так радовался кризису в строительной отрасли. Честное слово, я желал им всем погибели. Я радовался, что девелоперы пойдут по миру с протянутой ладошкой, паскуды, и больше не будут бить мне по воротам палкой. А сейчас, кажется, они опять огребут бабла много, напьются и станут ходить с палкой пьяные и бить мне по воротам. Это очень плохо.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: У строительного бизнеса много имен, вы же знаете.

    С.ДОРЕНКО: Да. Они удивительно безнравственные люди. Я хочу держать их в нищете. С моей точки зрения, лучше, если строительный бизнес в нищете, тогда они прекращают пить, делаются скромными, сутулыми мужчинами. Когда они выпьют и у них много денег, они бьют по воротам палкой, а потом по собачьим мордам.

    А.ОНОШКО: Главное, что не котов, котов жальче.

    С.ДОРЕНКО: Если бы били котов, это было бы непростительно.

    В ДВИЖЕНИИ

    НОВОСТИ

    С.ДОРЕНКО: 10 часов 5 минут. Кассандра ехидно пишет: «Россия так ничему и не научилась, выводы не сделала». Почему выводы не сделала? Сделала выводы. «Живет от парада до парада». Нет, вы неправы, Россия как раз живет, реагируя на развитие мира. Другое дело, что мы ведь ставим вопрос только о том, насколько Россия генерирует мир будущего или реагирует на мир нынешнего. Очень многие в этой студии сходятся во мнении, что Россия, скорее, реагирует, чем генерирует; реагирует больше, чем генерирует. Во всяком случае, то, что касается основных паттернов развития, Россия, к сожалению, реагирует. Мы бы хотели, чтобы она генерировала.

    «У него сегодня день рождения, — пишет Ризо Рус, — и он во Вьетнаме отмечает». «Для того чтобы кормить жирных котов — девелоперов, вместо того чтобы дать всем нуждающимся медпомощь, операции и так далее».

    Скажи, пожалуйста, что ты про куриц читала?

    А.ОНОШКО: Оказывается, они были агрессивные, эти курицы, до одомашнивания и как-то с религией связано их одомашнивание.

    С.ДОРЕНКО: Дай я прочитаю! Домашние куры.., прежде чем я расскажу вам о долларе, я томлю вас специально. Домашние куры эволюционировали из-за религиозных убеждений населения, обнаружили ученые. Значительные изменения в геноме птиц совпадают с распространением христианства и определенных ограничений, которые религия накладывает на питание. История домашних кур берет свое начало в 8–6 тысячелетии до н.э. Одомашниванием джунглевых кур занимались жители Китая и Юго-Восточной Азии. Куры оттуда, с юга Китая, и свиньи, кстати, с юга Китая, и крысы, кстати, с юга Китая. Ты знаешь, да. За прошедшие века куры приобрели характеристики, выгодные для человека, в частности, стали более плодовиты и менее агрессивны. Однако до сих пор не было известно, с чем именно это связано. Международная команда ученых… и так далее, опубликовано в Molecular Biology and Evolution.

    «Древняя ДНК позволяет нам узнать, как гены менялись в прошлом. Но проблема в том, что сложно охватить достаточно большой временной промежуток и соотнести генетическую эволюцию с потенциальными ее причинами…» — говорит Лииса Луг. К удивлению ученых, выяснилось, что рассматриваемые черты нынешних кур возникли примерно в 1000 году н.э. Всего тысячу лет назад. Их появление совпало с ростом урбанизации и формированием некоторых христианских традиций, в частности отказа от потребления мяса четвероногих животных и соблюдения постов. С помощью нового метода мы смогли определить, что период появления изучаемых характеристик совпадает с увеличением куриных костей в Северной Европе.

    А.ОНОШКО: То есть их есть стали больше.

    С.ДОРЕНКО: Кости?

    А.ОНОШКО: Кости оставались после еды.

    С.ДОРЕНКО: Я думаю, какие же сытые у них были собаки. Потому что если бы они были голодные, они бы съедали эти кости. Интересно, что также он совпадает и с некоторыми социокультурными… Две копии гена… Значительный рост количества кур и яиц признан практикой христианского поста, возникшей впервые у монахов-бенедиктинцев. До этого никакого поста не было ни фига. Это IX-XII, возникает христианский пост как таковой, который связан с гастрономическими моделями. Оказывается, монахи-бенедиктинцы, впервые когда появляется пост, запрещают четвероногих животных сначала, а яйца птиц и мясо птиц разрешены. И тогда, тысячу лет назад, появляется невероятное количество кур. Европейские куры, азиатские, варианты кода и так далее. Это мило, но глупо. Мы не понимаем.

    А.ОНОШКО: Но интересно, что они были более агрессивны.

    С.ДОРЕНКО: Задирались петушки, все попали в суп.

    Давай говорить про доллар. 57,14. Ты довольна?

    А.ОНОШКО: Я уже махнула на всё рукой.

    С.ДОРЕНКО: Зачем же ты махнула? Ведь вчера мы с тобой 57,01 видели, мы же потом видела 56,90, 56,96. Сейчас 57,13. Даже вчера было 56,88, я видел.

    А.ОНОШКО: Это движение не меняет критично положение некоторых людей.

    С.ДОРЕНКО: 62,34 по евро. Доллар взял 57, доллар взял эту позицию. Это прекрасно наверно для тех, кто сидит в долларе и ждет, когда он их продаст. И 50,73 нефть. Мы видели ее выше 51 вчера. 50,73 — нефть упала. Но пара доллар/евро осталась на прежнем месте. Вчера мы ее видели на 1,0913; сейчас она на 1,0915. Очень хорошо, на том же месте в тот же час. Я надеюсь, что к середине дня рубль возьмет свое и пробьет 57 на какие-нибудь 56,95.

    Вышел первый трейлер нового «Карточного домика». Большое событие на самом деле. Ты знаешь, что мы все ждем и готовимся, вся страна, вся Россия ждет «Твин Пикс» третий сезон.

    А.ОНОШКО: Да, конечно.

    С.ДОРЕНКО: Мы все готовимся к «Твин Пиксу».

    А.ОНОШКО: Как вы готовитесь, морально?

    С.ДОРЕНКО: Для того чтобы принять третий сезон «Твин Пикса», мы посмотрели первый и второй. Мы также посмотрели двадцать вторую серию «Теории Большого взрыва» десятого сезона. Но мы готовимся к «Твин Пиксу». Мы также ждем «Карточного домика», и пятый сезон «Карточного домика» придет 30 мая. Теперь можно рисовать дембельский календарь и зачеркивать дни.

    А.ОНОШКО: А мы вчера смотрели «Грузовичок Лёва». Не знаете такой сериал?

    С.ДОРЕНКО: Нет.

    А.ОНОШКО: (Поет) По полям, по полям синий трактор едет к нам, у него кто-то песенку поет «му-му, му-му, му-му».

    С.ДОРЕНКО: Там где ты сказала «кто-то», это был мат?

    А.ОНОШКО: Я просто не могу запомнить.

    С.ДОРЕНКО: Я думал, матерный слова.

    А.ОНОШКО: Что вы!

    С.ДОРЕНКО: И там было грубое слово «у него засранец Лёва».

    А.ОНОШКО: Нет! У него в кузове кто-то песенку поет, там в рифму, а я не вспомнила.

    С.ДОРЕНКО: Cтриминговый сервис Netflix выпустил трейлер пятого сезона сериала «Карточный домик». Ролик начинается со слов Фрэнка Андервуда: «Американский народ не знает, что для него лучше. Я знаю». Он также намекает на то, как долго хотел бы оставаться у власти: «Андервуд 2016. 2020. 2024. 2028. 2032. 2036». Вот что говорит Фрэнк Андревуд. Я считаю, что это великое событие, которого мы ждем. И мы посмотрели «Родину». Многие для нас кончено, я бы сказал. Я хочу вам дать этот трейлер. Секундочку, я найду его в звуке, потому что у меня в PDF было.

    А куда я пошел? Hot human the look. Какие-то выдумки от Насти Оношко. Настя, какие-то выдумки от тебя идут.

    А.ОНОШКО: Что?!

    С.ДОРЕНКО: Выдумки какие-то от тебя, что японцы бурят землю. Расскажи мне про это сначала.

    А.ОНОШКО: Это старое уже.

    С.ДОРЕНКО: Почему старое?

    А.ОНОШКО: Это не новость.

    С.ДОРЕНКО: Земля старая? Ей 4 миллиарда?

    А.ОНОШКО: «Интерфакс» сообщал 12 апреля, меньше месяца назад.

    С.ДОРЕНКО: Тем не менее, расскажи.

    А.ОНОШКО: Японцы задались вопросом о том, чтобы дойти до мантии.

    С.ДОРЕНКО: Всё, можешь не рассказывать.

    А.ОНОШКО: Спасибо.

    С.ДОРЕНКО: Я Фрэнка Андервуда дам. Я хочу звук, у меня нет звука. Куда он делся, я не понимаю.

    (ЗАПИСЬ трейлера сериала «Карточный домик»)

    С.ДОРЕНКО: Понятно? Это трейлер пятого сезона «Карточного домика». Как много людей, которые гордятся, то есть не хотят двигаться вперед.

    А.ОНОШКО: На своих 12 аршинах сидят.

    С.ДОРЕНКО: Нам позвонил исключительно умный человек-слушатель сегодня, который сказал, что он пользуется только «ЖЖ».

    Нет, я не заработал никакой годовой подписки. Кстати говоря, я был подписан на Netflix и платил им 10 долларов в месяц по-честному, но потом отписался и подписался на Amediateka. Теперь думаю, что надо перейти на  HDrezka и уже не платить Amediateka тоже. HDrezka всё то же самое делает бесплатно. Единственная проблема с HDrezka, что ты не знаешь, какой будет перевод. Иногда переводы матерные, и я это не смотрю, и очень неприятно бываю удивлен.

    Не зашел у меня «Лучше звоните Солу», хотя посмотрю. «Сейчас три серии вышло “Рассказ служанки” — шикарная антиутопия, рекомендую», «“Викинг”, Сергей, когда начнете?» «Викинг» обязательно начну, он у меня в резерве, также как «Острые козырьки». «Острые козырьки» и «Викинг» я держу до того времени, когда совсем всё кончится, и тогда я начну смотреть «Викинг» и «Острые козырьки». Договорились? «Слили “Оранжевый — хит сезона” в Сеть». Я слышал про это. «Soap4.me — всё бесплатно. Заходите туда», — говорит Константин. Спасибо, надо запомнить.

    «Начался “Фарго”». «Фарго» две серии прошло, шикарный абсолютно. Ты смотришь третий «Фарго»?

    А.ОНОШКО: Я как «синий трактор» заканчиваю смотреть, я сразу иду спать.

    С.ДОРЕНКО: Во-первых, действительно сильный, по-настоящему сильный «Фарго», третий сезон вышел, опять с хорошей музыкой, всё прекрасно. Мы поговорили про доллар, мы поговорили про это. «Вы не смотрели “Острые козырьки”?» — говорит Ризориус. Ну, да, я не смотрел. «Миллиарды держу там же, где “Острые козырьки”». Я не смотрел даже про мафию, знаменитейший, великолепнейший сериал про мафию итальянскую. Что-то не пошло, слишком много отношений в начале. «Больницу» смотрели, всё в порядке. Да, мы не смотрели «Клан Сопрано». «“Американские боги” ждем». «Американские боги» только начинается, всё хорошо. Ребята, я понимаю, никому не хочется ни о чем говорить, кроме как о сериалах.

    А.ОНОШКО: Сейчас хорошая погода, все на улице гуляют. Какие сериалы?

    С.ДОРЕНКО: Сериалы можно смотреть и на улице. Вы несовременная женщина.

    А.ОНОШКО: Да, но это тяжело.

    С.ДОРЕНКО: Это вам тяжело.

    А.ОНОШКО: Вы в это время, например, едете на велосипеде к детской площадке, потом некоторое время сидите спокойно у детской площадки (есть такой момент), глядя в телефон, минут семь. Потом еще 15 минут получается тишины, когда ты никому не нужен, но это длится недолго.

    С.ДОРЕНКО: Накорми посытнее своих детей один раз.

    А.ОНОШКО: А, заткнуть рот можно, раздав ватрушки. Точно! Это еще один способ получить тишину. Но они едят быстро.

    С.ДОРЕНКО: Больше того, накорми их совсем сытно — так, чтобы они заснули. Дети дуреют от жрачки, у них глаза делаются соловые, они начинают, шатаясь, идти в сторону дивана. Последняя фраза, которую они произносят перед тем как отринуться в сон, «я ни за что спать не хочу и не буду спать», после чего они спят спокойно полтора часа.

    А.ОНОШКО: А ты тоже с ними сидишь под кроватью и спишь точно так же, не посыпаясь полтора часа.

    С.ДОРЕНКО: А ты-то зачем спишь?!

    А.ОНОШКО: Когда очень устаешь.

    С.ДОРЕНКО: Ты старая, тебе шесть часов хватит. 

    А.ОНОШКО: Надо утром, пока все спят, это замечательное время. Вставать пораньше, в четыре.

    С.ДОРЕНКО: Вместо утреннего секса смотреть сериалы. Предложи мужу!

    А.ОНОШКО: Можно совмещать.

    С.ДОРЕНКО: Есть потрясающая статья в ТАССе (ТАСС — информационное агентство России). Алексей Кудрин дал им интервью, где Алексей Кудрин, человек очень страстный, сказал о необходимости нового человека в России. Во-первых, его главный тезис я вам предлагаю для обсуждения — если мы не перестроимся в ближайшие шесть лет, то мы окажемся у разбитого корыта.

    А.ОНОШКО: А вы умеете перестраиваться усилием воли, Сергей?

    С.ДОРЕНКО: Секундочку. Нет, у меня нет дома проектора, я смотрю на огромном iPad, который 12,9 дюйма. Несмотря на все мониторы «Макинтош», которые маковские мониторы, я все-таки смотрю на обычном iPad, 12,9.

    Вопрос про Кудрина. Он говорит: если мы не перестроимся в ближайшие шесть лет, Россия не перестроится, мы будем у разбитого корыта цивилизационно. Скажите, пожалуйста, у нас есть шанс перестроиться в ближайшие шесть лет или мы уже у разбитого корыта? Мы всё еще можем перестроиться и сделаться современной страной, да — 134-21-35; нет, мы уже у разбитого корыта — 134-21-36.

    А.ОНОШКО: Теперь расскажите…

    С.ДОРЕНКО: Я сейчас расскажу, но у людей есть своя точка зрения. Кудрин говорит, что мы должны и можем перестроиться. Он пытается из оборонного бюджета забрать деньги, из военного бюджета забрать деньги, из силового бюджета забрать деньги на образование, медицину и так далее. Он это предложит в плане, который будет апробировать президент. Или апробирует, или нет, мы не знаем, но он предложит его президенту. И он начинает сейчас разминать как бы массы. Он говорит, что у нас есть еще шанс перестроиться, иначе мы будем у разбитого корыта. 134-21-35 — да, у нас есть шанс перестроиться, иначе мы будем у разбитого корыта; мы уже у разбитого корыта — 134-21-36. Я думаю, что мы уже, но мы еще.

    А.ОНОШКО: После развала Советского Союза российская экономика избежала глубокого падения, держится на уровне. Но мы привыкли это всё дело ругать, а на самом деле она живет, даже был небольшой рост. Сейчас предрекается стагнация. Это очень даже неплохо для положения нашей экономики.

    С.ДОРЕНКО: У меня проценты не меняются, поэтому я остановлю голосование. Спасибо огромное всем, кто принял участие. 12% на 88%; последняя цифра — 11% на 89%. Позвонило около 400 человек. Я думаю, для праздничных дней это немало, причем всё это произошло за полторы минуты.

    А.ОНОШКО: Ну, что лично я могу сделать, как перестроиться?

    С.ДОРЕНКО: Что лично ты можешь сделать, можно я сообщу тебе! Тщательно выписать чёртов результат и послать его мне!

    А.ОНОШКО: Уже отправлено.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Иногда ты забываешь. 11% — мы можем перестроиться по плану Кудрина; мы уже у разбитого корыта — 89%.

    Если позволите, я быстро расскажу вам, что он собирается сделать. «Наши университеты должны быть оснащены самыми передовыми техническими средствами. Новейшие достижения в робототехнике, биотехнологиях, генетике должны стать обычной практикой для студентов и преподавателей». То есть самое острое и актуальное должно быть обычным в России. По крайней мере, «150 университетов страны должны обладать всеми ключевыми компетенциями в самых современных отраслях», первое. Еще должны быть какие-то институты для инженеров ЖКХ, но это плевать, какие они могут быть несовременные. Дальше, мы должны повысить качество школьного образования, которое у нас исключительно низкое. Мы всё привыкли советским образованием гордиться, его нет, товарищи. Функциональная безграмотность. «Борясь за большую численность населения, — говорит Кудрин, — мы имеем очень низкий образовательный потенциал. Четверть школьников не могут выполнить задание в рамках базовых навыков, которые дает школа». Есть какие-то международные тесты. Эта проблема есть во всех странах, но в развитых странах — от 5% до 8% школьников не в состоянии подтвердить базовые навыки, в России — 25%. Мы потеряли потенциал в сфере образования. Задания у них усложняются, но немного другому учат. Что происходит, спрашивает корреспондент ТАСС, почему это так, почему мы потеряли школьное образование? — Задания у них усложняются, но там (за рубежом) немного другому учат, там другие методы образования. И далее, внимание! Запоминайте каждое слово и прямо вырезайте у себя лазером, лобзиком в мозгах. Там стараются развивать критическое мышление. У русских нет его. Социальные практики, горизонтальное взаимодействие и проектный подход. Три вещи, которых нет в России, поэтому наше образование уже сейчас отстало и не представляется конкурентным.

    А.ОНОШКО: Значит, это вопрос к новому министру.

    С.ДОРЕНКО: Нужно развивать критическое мышление. В смысле, препаду говорить: а почему вы это сказали? А что вы сейчас ляпнули? А как вы пришли к этому выводу?

    А.ОНОШКО: А как можно развить критическое мышление, ведь долгое время образование зиждется на авторитетах. Разве нет? Критическое мышление как лучше развивать именно в школе, в системе?

    С.ДОРЕНКО: Критическое мышление развивал мой дед Филипп своей фразой «так-то оно так, да трошечки ж не так» про любую вещь.

    А.ОНОШКО: Повесить над доской.

    С.ДОРЕНКО: Повесить над доской — дед Филипп Доренко: «Так-то оно так, да трошечки ж не так». На всё абсолютно. Сейчас день. Дед бы сказал «так-то оно так, да трошечки ж не так». Это если посмотреть на планету с другой стороны, то оно и не так. Понимаешь? То есть дед всегда понимал, почему это брехня.

    А.ОНОШКО: Даже без образования или у него было образование?

    С.ДОРЕНКО: Он хохол. Они же язвительные люди, хохлы, всё них не так.

    А.ОНОШКО: Это семья должна критическое мышление прививать.

    С.ДОРЕНКО: И школа тоже! Я приглашаю вас поговорить. 73-73-948. У меня одна минута до новостей. Я вам обещаю следующее, поскольку очень много людей звонят, после новостей мы возобновим разговор. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, Сергей. Это всё ложь и провокация — всё, что он говорит. Десять тысяч раз говорили, что если мы что-то не сделаем, то мы умрем. Можно как художник художнику по пунктам ему отвечать. Что касается школьного образования, лучше в мире в Финляндии и Сингапуре. Кто-нибудь знает финских и сингапурских ученых? Образование в школе там самое лучшее.  

    А.ОНОШКО: Мы не специалисты.

    С.ДОРЕНКО: Мы просто не специалисты, мы не знаем. Мы знаем, что все приличные ученые в конечном итоге оказываются в Беркли (Калифорния).

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Понятно. А лучшее школьное образование по всем рейтингам там и там. Сергей, а еще постановление 1948 года по поводу вузов. 3200 рублей получал доцент в 1948 году и в 1988-м — 320 рублей. Вот весь секрет образования.

    НОВОСТИ

    С.ДОРЕНКО: 10:35 минут, мы продолжаем. Мы возвращаемся к Кудрину, который готовит доклад, стратегию. Стратегию, насколько я понимаю, с которой Путин выступит перед обществом может быть, потому что решает Путин, безусловно. Кудрин ему готовит, получил задание. Путин будет решать, может быть он частично возьмет эту стратегию, может быть какую-то часть вымарает, может быть допишет и так далее. Тем не менее, эта стратегия не оборонной жизни, не воинственной жизни. Стратегия, которую готовит Кудрин и которую, вероятно, частично по крайне мере, представит нам Путин, — это упор на образование, на здравоохранение, на такие вещи.

    В частности, Кудрин говорит об этом в интервью ТАСС: нужно создать 150 университетов, которые будут абсолютно на острие науки, для которых обычной, обыденной практикой станет оперирование самыми последними изобретениями человечества, последними технологиями и так далее. Кроме того, у нас трагически плохо в школьном образовании. 25% наших школьников по тестам не могут подтвердить базовые знания. Значит, они просто интеллектуально слабы, интеллектуально подготовлены очень плохо.

    А.ОНОШКО: Да.

    С.ДОРЕНКО: Это в три-пять раз уже, чем в развитых странах Европы и не только Европы. Там 5% выпускников школ не могут подтвердить базовые данные, а у нас 25%. Это означает, что мы очень низкие по школьному образованию. Нужно развивать в школьниках следующие качества, говорит Кудрин, критическое мышление (т.е. возможность всё оспаривать); социальные практики (умение взаимодействовать социально горизонтально) и проектный подход.

    А.ОНОШКО: Это интегрировано, когда ты одновременно и биологию, и географию…

    С.ДОРЕНКО: Студент или школьник должен сам сделать несколько проектов, самостоятельно продумать каждый проект, обеспечить его всеми необходимыми компонентами. Он должен стать полностью самостоятельным в своей проектной работе. Востребованы сейчас те, кто самостоятельно готов решать поставленные задачи. Нужно менять менталитет граждан, делать их более самостоятельным, креативным, критичными. Я начинаю смеяться.

    А.ОНОШКО: Почему?

    С.ДОРЕНКО: Потому что это невозможно. Это, наконец, вредно, это социально вредно. Россия такова, а Кудрин хочет ее перевернуть. Что это за революционер такой? Что за революция? Зачем это нужно? Что он пытается сделать, раскачать лодку? Здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Сергей. Перестройка — это такая старая мантра. Потому что перестроить можно только из того, что есть. Я сейчас на даче, у меня грабли. Если я захочу их перестроить, я должен снять их с одного конца и насобачить на другой — вот вся перестройка.

    С.ДОРЕНКО: Ну да.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мы уже построить ничего не можем. «Надо», «нужно». Кому надо? Кто будет делать? И как в гражданах развивать свободу? Может, им просто не мешать.

    С.ДОРЕНКО: Есть у вас минута?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, конечно.

    С.ДОРЕНКО: Я помню, в западной прессе изумленные западные журналисты говорили об ультра-предприимчивости русских. Эта статья зиждилась на том, что когда Павлов отменил сторублёвки. Была такая тема — Павлов отменил сторублёвки. Об этом сказали в программе «Вермя». А московский Главпочтамт, который на Тверской, закрывался в десять. И гигантские очереди создались из русских мужчин и женщин (москвичей), которые сами себе отправляли сторублёвые переводы сторублёвками. В программе «Время» в девять вечера ляпнули, что с завтрашнего дня (в ноль часов) сторублёвки отменяются, точка. Толпы народа ринулись в почтамт отправлять себе сторублёвки, которые назавтра переводы они получали уже другими купюрами. Скажите, говорили мне западные журналисты потом, когда я приводил этот пример, но это же ультрапредприимчивый бизнес-народ. Ну, это так.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, если у меня только грабли и лопата, я очень предприимчивый, потому что мне надо еще это сделать и это. Тут без вариантов.

    А.ОНОШКО: Это все от бедности происходит.

    С.ДОРЕНКО: Русские ультрапредприимчивые.

    А.ОНОШКО: Если бы они были ультрапредприимчивыми, жили бы все кучеряво, как некоторые говорят, богато. А никакого предпринимательства тут нет.

    С.ДОРЕНКО: Или это те русские, которые впоследствии уехали и проживают сейчас в Нью-Йорке, Калифорнии и в других прекрасных местах.

    А.ОНОШКО: Скупая пентхаусы.

    С.ДОРЕНКО: Может быть, это как раз те русские, которые уехали? Может быть, оставшиеся не имеют предприимчивости, не имеют самостоятельности, критичного мышления, умения проектно мыслить, навыков социальных практик и так далее. Здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Али. Я думаю, у Путина и общества, больше у Путина конечно, есть некий запрос на новую экономическую модель. Особенно в преддверии его будущего президентства. Все понимают, что он будет президентом. Путин не может себе позволить уйти… И к кому обращаться, как не к человеку, которому Путин обязан той стабильностью, которая сейчас есть у нас. Всё, что мы сейчас имеем, это благодаря Кудрину.

    С.ДОРЕНКО: До какой-то степени.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Как говорил ваш дед «всё так, да не так», потому что когда всё хорошо и приходит какой-то дяденька и говорит «ты живешь не так», ваша реакция будет неадекватная. Поэтому я думаю, система не примет Кудрина и не даст Путину принять его план, хотя идея хорошая.

    С.ДОРЕНКО: Система отторгнет. Я бы сказал, здоровое тело России окружит эту занозу гноем и потом исторгнет ее вместе с гноем.

    А.ОНОШКО: Какую?

    С.ДОРЕНКО: Занозу кудринской мысли. Кудринская мысль занозою войдет в кожу здорового тела России, будет заботливо окружена гноем, затем этот гной прорвется, и заноза куда-то смоется.

    А.ОНОШКО: Вместе со всеми своими проектами.

    С.ДОРЕНКО: Конечно! Здравствуйте, прошу вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Когда Кудрин начал говорить про руководящий состав, он сказал, что своей работой занимаются 39% чиновников. Значит, он просит, чтобы я был предприимчивым, так мне надо понимать его слова?

    С.ДОРЕНКО: Все должны постоянно учиться.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А как я могу сказать этим чиновникам, остальным процентам, если 39% из них только занимается работой?

    С.ДОРЕНКО: Абсолютно вы правы. Еще кроме этого Кудрин пишет в интервью ТАСС, что двое из пяти взрослых должны постоянно проходить переобучение. Настенька, нас здесь двое, значит, ты проходишь переобучение. Кем ты становишься в этот момент?

    А.ОНОШКО: Матерью!

    С.ДОРЕНКО: Матерью ты уже прошла обучение.

    А.ОНОШКО: Продолжаю проходить.

    С.ДОРЕНКО: Мать проходит такое обучение, я тебе расскажу. Первое время она кипятит соску, специальный стерилизатор покупает.

    А.ОНОШКО: Да. Philips.

    С.ДОРЕНКО: На третьем ребенке она сама облизывает соску и сует ребенку. На этом заканчиваются все кипячения. Правильно?!

    А.ОНОШКО: Да.

    С.ДОРЕНКО: Вот это обучение матери. На первом ребенке ее трясет, если ребенок потянулся за какой-то крошечкой, упавшей со стола.

    А.ОНОШКО: Побыстрее обтряхнуть и вернуть быстро назад, чтобы не начался крик.

    С.ДОРЕНКО: На третьем ребенке… А ребенок говорит: а есть-то можно? — Конечно можно, жри. (Смеется)

    А.ОНОШКО: Британские ученые доказали, что быстро поднятое не считается упавшим.

    С.ДОРЕНКО: Алексей Гришин прислал: «Первый ребенок — всё стирают, гладят, кипятят. Второе ребенок — стирают, иногда гладят, смотрят, чтобы не ел из миски кота. Третий ребенок — если ребенок поел из миски кота, то это проблемы кота».

    «Эту программу писал не Кудрин, а сотрудники его малокомпетентной команды, списывающие рекомендации с западных лекал», — пишет нам Алекс. Давайте вернемся к Кудрину и его переустройству страны. 150 великолепных университетов, лучших в мире; двое из пяти взрослых русских постоянно проходят обучение; школы учат критичности, проектности, креативности и социальным практикам. Такая вот химера или такой project. Здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Сергей. Дозвонился вам чисто правды ради, потому что сам жил в Германии, правда, в эру Ельцина, лет восемь. До сих пор знаком с немцами и родня там. Пусть Кудрин не лжет сам себе, это мировая проблема на самом деле. Как мне немцы-журналисты говорят, когда звали немцев на митинги против американской военной базы во Франкфурте, 95% глупо отговаривались «они не могут» и так далее. Все боялись за свои элементарные права постоять, чтобы Германию снова суверенной сделать. Если вам интересно, могу ссылочку дать в интернете, посмотрите подлинные проблемы, о которых эти Кудрины замалчивают. Есть такой клип «Черное море. Когда оно станет мертвым?», Борис Татищев рассказывает, писатель-культуролог, и «Крымское землетрясение 1927 года».

    С.ДОРЕНКО: Оно описано Ильфом и Петровым. А Черное море, мы знаем, что там сера на 400 метрах.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Там чуть «Ласточкино гнездо» в море не упало. 

    С.ДОРЕНКО: Черное море никогда не вызывало у меня симпатии, вы же знаете, я отношусь к нему с отвращением. Я сам керчанин, я родился на Черном море. Первое, что я сделал, родившись, — пошел с отвращением купаться. Черное море — это же мое родное, что в нем хорошего? На 800 метрах сероводород или на 400. Ты знаешь, почему оно мертвое? Там же сероводород. Ты знаешь об этом или нет?

    А.ОНОШКО: Я слышала про это, конечно.

    С.ДОРЕНКО: Там небольшой слой воды, а под ним лежит мертвый абсолютно сероводород в огромных количествах, пердючий.

    А.ОНОШКО: Надо придумать, как его продать кому-нибудь, будучи ультрапредприимчивыми.

    С.ДОРЕНКО: Из страны будущего, Владимир из Дубая звонит. Владимир, здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, Настя, здравствуйте. Владимир из Дубая. Несколько примеров. По диплому я военно-космическая академия, а по образованию я Мосфизтех. На физтехе всегда в сессию математика и физика (основные профильные предметы) сдавались и письменно, и устно: сначала пишешь, потом защищаешь. На письменные экзамены и по тому и по другому предмету разрешается приходить с любой литературой, хоть с двадцатью учебниками. Никто не боится, что ты спишешь. Учат по-другому: учат найти там, где нужно — то, что тебе нужно найти. Это первое. Второе, критическое мышление. Приведу примет реальный, он физиологический, я думаю, что приличный. Наш коллега-студент заходит и говорит: мужики, почему, когда писаешь, струя закручивается и к тому же против часовой стрелки?

    С.ДОРЕНКО: А она закручивается? Я почему-то не обращал внимания.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Все говорят: правда закручивается? — Да. — Ёлки-палки, ну закручивается и ладно, пропади она, своих дел навалом. Он сидел две недели с уравнениями, разбираясь, почему она закручивается. Он вывел эти уравнения…

    С.ДОРЕНКО: Владимир, можно задать вопрос, а южнее экватора будет в другую сторону закручиваться?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это мы не проверяли пока.

    А.ОНОШКО: Говорят, это связано с движением земного шара.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Собрались все, он рассказал, показал, все поняли, почему «да». Вот оно ему надо было сто лет?

    С.ДОРЕНКО: Его фамилия Шелдон Купер.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это критическое мышление. У меня дочь учится во Франции, она закончила колледж, теперь поступила в Сорбонну. Она учится пока на первом курсе. Я смотрю, абсолютно по-другому устроено, абсолютно другому учится и работу себе на будущую жизнь ищет уже сейчас: присматривается, чем заниматься и критически готовится к тому, что делать.

    С.ДОРЕНКО: Она готовится работать в Саратове где-нибудь?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я подозреваю, что вряд ли. То, что говорит Кудрин, можно создать университеты, но лаг времени… Вы были в Монино в музее авиации?

    С.ДОРЕНКО: Был.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Там стоит бомбардировщик М-50 стратегический дальний. Всем известно, что это машина, которая несла ядерные бомбы и должна была лететь только в одну сторону, то есть у него топлива не хватало обратно. Экипаж знал, что он долетает, сбрасывает, а дальше как получится. Вот Россия — это классический пример такого бомбардировщика. Мы можем, напрягшись, сделать так, что все ахнут, но ценой собственной жизни, собственной судьбы. Лаг времени уже пройден. Даже если мы сейчас создадим 150 университетов и через шесть лет выпустятся первые студенты, есть такая притча «Ахилл никогда не догонит черепаху». Почему? Потому что когда он делает гигантский прыжок в один шаг, черепаха делает все равно один маленьких шажочек, и расстояние между ними никогда не сократится до нуля.

    С.ДОРЕНКО: До нуля нет.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мы будем жить лучше, чем сейчас, но не так как Запад, к сожалению. 

    С.ДОРЕНКО: Нам бы хоть чуть-чуть лучше. На моей жизни я видел прогресс и большой прогресс: появились средства мобильной связи.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Они появились здесь оттуда.

    С.ДОРЕНКО: Так у нас всё появилось оттуда — порох, ружья… У нас ничего своего и не было никогда.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И если вдруг там захотят нам перекрыть кислород по-настоящему, мы окажемся не то что у разбитого корыта…

    С.ДОРЕНКО: А зачем?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А чтобы было.

    С.ДОРЕНКО: Подождите, что значит «появилось оттуда», какая нам разница откуда? Оттуда и оттуда, не важно. Мы ходим в европейской одежде!

    А.ОНОШКО: Мы будем подражать, как Белоруссия живет…

    С.ДОРЕНКО: И белорусы подражают Европе. Мы ходим в европейской одежде, мы пользуемся унитазами, всё появилось оттуда. У нас есть душ, у нас мобильный телефон есть, машины, вообще всё появилось оттуда!

    А.ОНОШКО: Кстати, конструкция умывальника железного с пимпочкой, говорят, это уникальная российская, нигде в мире больше такого нет.

    С.ДОРЕНКО: С пимпочкой?

    А.ОНОШКО: Да. Что это очень экономное и гениальное изобретение. За малым количеством воды вы можете умываться. Обычный железный, который на улице висит.

    С.ДОРЕНКО: Скажите, а кто экономил воду в России когда-нибудь?

    А.ОНОШКО: Все! Так, таскать самому приходится на ведрах в коромысле. Конечно, надо экономить. Поэкономишь — реже сходишь.

    С.ДОРЕНКО: Экономили воду наверняка степняки какие-нибудь, наверняка тюрки.

    А.ОНОШКО: Я уже наносилась это воды, до сих пор вспоминаю.

    С.ДОРЕНКО: Я думаю, что это изобретение, конечно, россиян, но только тюрков наверняка, у которых была маза экономить воду, а русские могли до реки дойти и умыться. Река рядом была всегда, можно было дойти до реки и умыться. На фиг ее таскать-то, дорогая моя? Рек здесь было, как грязи, у нас воды достаточно.

    А.ОНОШКО: Что значит «было»?

    С.ДОРЕНКО: И есть! Реки худеют, истончаются, они меньше становятся.

    Давайте поменяем тему. Чтобы ты знала, как мы развиваемся и правильно делаем, Роскомнадзор внес в реестр запрещенных сайтов адреса мессенджеров BlackBerry Messenger, Imo и Line, а также аудиовизуальный чат Vchat. Об этом сообщил пресс-секретарь ведомства Вадим Ампелонский: «Мы совместно с органами, осуществляющими оперативно-разыскную деятельность, планомерно наполняем реестр организаторов распространения информации. Те, кто не реагирует, оказываются под блокировкой — в полном соответствии с законом». В России разработали законопроект, запрещающий использовать на территории страны программы, которые позволяют обходить блокировку запрещенных ресурсов. Они блокируют какие-то способы распространения информации, но есть способы обойти блокировки.

    А.ОНОШКО: Пока есть.

    С.ДОРЕНКО: Но сейчас готовится законопроект, запрещающий использовать программы, а позволяющий обойти блокировку. Мне кажется, нужно рубить правую руку, а если воспользовался программой — левую руку тоже рубить. Первый раз рубить правую руку, а второй раз рубить левую руку.

    А.ОНОШКО: А дальше?

    С.ДОРЕНКО: Дальше уже ничего не рубить, он не может ничего.

    А.ОНОШКО: Это какой-то путь, фрактал, который…

    С.ДОРЕНКО: Он начнет через Siri вербально заходить. Резать язык! Отрезать язык и выкалывать глазки, не зеленкой, а шилом прямо.

    А.ОНОШКО: И не будет вам никаких мессенджеров.

    С.ДОРЕНКО: И всё будет хорошо, наконец-то. Я считаю, что это действительно правильно, это конечно развивает страну и движет страну в правильно направлении. Правильно же?

    А.ОНОШКО: Да.

    С.ДОРЕНКО: Еще смешно, что при этом развивается 5G. В 2020 году, через три года, начнет работать мобильная связь пятого поколения. Об этом сообщают газеты и интернет-ресурсы. Согласно документу, в 2020 году технология пятого поколения будет работать уже в 8 городах; к 2025-му — в 15 городах. Трудно себе представить, что будет к 2030-му. А что будет к 2050 году, товарищи, невозможно себе представить. Дело в том, что 4G была введена в 2011 или 2010 году.

    А.ОНОШКО: Такие ожидания на нее возлагались.

    С.ДОРЕНКО: А 5G будет введена только к 2050 году. Я не понимаю, зачем это нужно? К тому времени уже будет 6G, 7G, 8G.

    Такие сети позволяют обмениваться информацией на скоростях свыше 10 гигабит в секунду, в 30 раз больше чем сейчас в 4G. За несколько секунд можно будет скачать фильм. Зачем нам скачивать фильм, когда ресурсы будут запрещены? Объясните, пожалуйста, зачем нам скачивать фильм, когда всё будет запрещено к чертовой матери?! Зачем нам 5G-то, чтобы делать что? Очень странно, я не понимаю. И здесь, мне кажется, есть некоторое противоречие, согласись.

    В Совфеде предложили запретить самозанятым гражданам выезд за рубеж. Это «Российская газета».

    А.ОНОШКО: Пусть сидят, работают дальше.

    С.ДОРЕНКО: Конечно. Оказывается, Минтруд насчитывает в России примерно 12 миллионов, а Росстат утверждает, что до 25 миллионов самозанятых людей, которые работают на себя. Подонки, я так и знал.

    А.ОНОШКО: Нет, чтобы пойти устроиться куда-нибудь.

    С.ДОРЕНКО: И не платят налоги! Но они НДС платят зато, они каждый раз зайдя в магазин, платят НДС. Как рассказал председатель комитета Совета Федерации по социальной политике Валерий Рязанский, сегодня законы предписывают (ах какие законы), что за детей, студентов, инвалидов, пенсионеров деньги в фонд ОМС (обязательного медицинского страхования) перечисляют региональные бюджеты. Они не хотят этого делать. Но помимо них в законодательстве написаны иные категории граждан. То есть бюджеты регионов должны в ОМС перечислять за трудоспособных людей, которые официально не работают, кормятся так. И все очень недовольны абсолютно. То есть, как же так? Если люди, получая доход, его не легализуют, а экстренную медскорую могут позвать, то это же неправильно. Пусть они не смогут выехать за границу! Пусть они валяются здесь по кюветам и дохнут, струпья расчесывая когтями, как в Бомбее, должны сидеть прокаженные. Мимо должен ехать чиновник, например сенатор Рязанский и из окна хорошей машины кричать: подлые прокаженные, не поедете в Ниццу, нет! На 1 мая вы не поедете в Ниццу, подонки! Ни на Капри, ни на Корсику, никуда не поедете!

    А.ОНОШКО: И давать уроки по Skype из Тая зимой.

    С.ДОРЕНКО: Опять наказанием становится Россия. То есть наказывают Россией, понятно, их наказывают Россией. Им говорят: вы подонки, вы стервятники, Дерьмо ваша фамилия, мы вас накажем Российской Федерацией! Здесь будете жить — вот вам наказание!

    А.ОНОШКО: И ездить на скорой помощи.

    С.ДОРЕНКО: Ясно?! Они такие «хорошо» и умирают от несчастья, что нельзя выехать из России. Прекрасно! Мы пойдем и проживем ее, эту среду, 3 мая.   

    Версия для печати
сегодня 15:00
Глава Департамента строительства города Москвы

Видеоблог Сергея Доренко

Сообщение отправлено
Вопрос отправлен

Вопрос гостю

Для публикации сообщения решите пример с картинки

captcha

Здесь вы можете написать вопрос гостю(-ям) к предстоящей программе

Система Orphus