• «ПОДЪЁМ» С СЕРГЕЕМ ДОРЕНКО ОТ 05.05.2017

    08:30 Май 5, 2017

    В гостях

    С.ДОРЕНКО: 8 часов 38 минут. Пятница. 5 мая. Здравствуй, великий город! Здравствуйте, все. Это радио «Говорит Москва»! Говорит Москва! Анастасия Оношко, ведущая этой программы.

    А.ОНОШКО: Доброе утро. И Сергей Доренко.

    С.ДОРЕНКО: Я слушал твой обзор печати и мечтательно вдруг подумал, что нам надо снести все ветхое жилье на планете Земля.

    А.ОНОШКО: Да.

    С.ДОРЕНКО: Зачем ограничивать себя Россией? Зачем ограничивать себя Москвой? Зачем ограничивать себя Кунцевым?

    А.ОНОШКО: Новая миссия, Сергей. Вчера говорили об отсутствии подвига, а теперь…

    С.ДОРЕНКО: Русские идут. Мы снесем какой-нибудь город, какие-нибудь пригороды Йоханнесбурга и поставим ему новые.

    А.ОНОШКО: Индия очень перспективная в этом смысле.

    С.ДОРЕНКО: Где-то человек живет в Аргентине, может быть…

    А.ОНОШКО: Барьяс Бахус мы превратим в элитные кварталы.

    С.ДОРЕНКО: Конечно. Мы пойдем в Картахена, Коломбия, куда-нибудь, и сделаем там превосходные… Там пляж рядом, вот оно.

    А.ОНОШКО: Бизнес-класс по цене «комфорт».

    С.ДОРЕНКО: Абсолютно. Я видел довольно мрачные кварталы в Майами до сих пор. Это удручает. Надо снести.

    А.ОНОШКО: Только, конечно, все жители должны проголосовать.

    С.ДОРЕНКО: Знаешь, в чем дело, дорогая? Ведь молчуны считаются проголосовавшими «за».

    А.ОНОШКО: Очень правильно. Я целый день над этим думала и решила, что это верно.

    С.ДОРЕНКО: Если Буэнос-Айрес не голосовал «против», значит, он «за». Я бы сносил к чертовой матери. А что? Ведь это лучше будет им. Они же неразумные, не понимают. Занзибар. Какие прекрасные открываются перспективы. Шри-Ланка, Бомбей прекрасный, Мумбаи. Мы все снесем. Карачи, Пакистан. К чертовой матери.

    А.ОНОШКО: И построим им прекрасное, новое, с плиткой вокруг.

    С.ДОРЕНКО: Абсолютно верно. Дойдем до Багдада и Дамаска и их снесем.

    А.ОНОШКО: И не дадим потом американцам все бомбить.

    С.ДОРЕНКО: Это уже будет наше жилье.

    А.ОНОШКО: Конечно.

    С.ДОРЕНКО: Вот здесь очень правильный ход, ребят. Очень правильный. Что нам помешает? Ничего не помешает.

    А.ОНОШКО: Потому что 10 этажей сверху будут продавать застройщики. Помешать этой модели ничто не может.

    С.ДОРЕНКО: Су-155 или какой-нибудь ПИК, и так далее, и так далее. Правильно же? Здравствуйте. Гурген, вас увлекла эта поэтика, поэтика разрушения и созидания одновременно? Подобно Шиве мы станем разрушать и созидать.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Точно. Во-первых, мы с вами возьмемся за Майами. Я здесь двумя руками и двумя ногами. …авеню мы сделаем кольцевой, это будет вечная пробка. Уинкл… мы с вами продлим столько, сколько она идет, и поставим специальный киоск «торговля сумками DM», скончавшейся авиакомпании. Но я считаю, что начать надо с Гуанчжоу, конечно.

    С.ДОРЕНКО: Вынести Гуанчжоу.

    А.ОНОШКО: Вы там давно не были, мне кажется, они не нуждаются.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Согласитесь, больше новизны, чем Гуанчжоу, представить себе невозможно.

    С.ДОРЕНКО: Поэтому их надо снести.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Обязательно, причем каждую неделю, и строить новую.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Гурген прелестен. Отлично. А это же экономически оправдано. И это даст русскую идею какую-то.

    А.ОНОШКО: Да.

    С.ДОРЕНКО: Это даст ощущение, что в 21 веке, по крайней мере, русская цивилизация заявит о себе, как реновационная.

    А.ОНОШКО: А как же заявления ученых, Сергей, о том, что человек не должен жить выше крон деревьев. Вы думали об этом?

    С.ДОРЕНКО: Ученые… Я тебе объясню. Я один раз только собирался квартиру. Я собирался купить квартиру и отсматривал ее. Я был один раз на 67-м этаже. Это была 57-я улица на Манхэттене. 67-й этаж. Между 5-й и 6-й, там, где Russian tea кафе, «Русский чай». Russian tea house. Которое почему-то называлось «здание ЛУКОЙЛа». Я не знаю, почему ЛУКОЙЛа. Там, говорят, много людей из ЛУКОЙЛа. Не знаю, почему. Там хорошо и красиво. Единственное, что когда ураганные ветры и дом начинает качать, не очень хорошо.

    А.ОНОШКО: А вы прям это почувствовали?

    С.ДОРЕНКО: Я не почувствовал, но мне рассказывали.

    А.ОНОШКО: А что там, люстры дребезжат? Что значит, дом качается?

    С.ДОРЕНКО: Вот его качает. Ты чувствуешь, он скрипит, он ползет куда-то, все это неприятно.

    А.ОНОШКО: Это ужасно.

    С.ДОРЕНКО: Тебе тревожно. Хочется шагнуть из окна с парашютом.

    А.ОНОШКО: Нет, как белка литяга. Я пропагандирую этот способ лететь.

    С.ДОРЕНКО: Хорошо. Прекрасная идея, товарищи, мы должны разрушить и построить весь мир. Мир.

    Я заблудился в Брюсселе, заехал не туда. Какие там ужасные Черемушки.

    А.ОНОШКО: Типа хрущевок, такие кубики, квадратненькие, с маленькими окошечками.

    С.ДОРЕНКО: Да хуже. Четырехэтажные какие-то домики. А если ты возьмешь и поедешь в Руаси на метро в Париже, ты вдруг обнаружишь в пригородах Парижа, вот на север когда выходишь, на Руаси, на Шарль де Голль, ты увидишь какие-то удручающие здания, удручающие люди, пронизанные каким-то дискомфортом и ощущением, что их ждет реновация.

    А.ОНОШКО: Нет, они купили квартиру в надежде, что снесут и дадут новую побольше.

    С.ДОРЕНКО: Где еще я видел хрущобы?

    А.ОНОШКО: Везде есть.

    С.ДОРЕНКО: Есть районы на юге Мадрида. Если пойти от Ретиро туда, на юг, на юг, и потом ты видишь абсолютно ужасные кварталы, населенные людьми, которые ждут пришествия русских, которые снесут все это нафиг. Там шприцы, там несчастной судьбы какие-то девочки в коротких платьицах, которые растут известно для чего. Там совершенно кошмар. Все это снести, бульдозеры пустить и поставить, наконец, какой-то красивый урбанистический проект.

    А.ОНОШКО: И сухой фонтан. У нас делают во дворе сухой фонтан.

    С.ДОРЕНКО: Это как?

    А.ОНОШКО: Вы знаете, что это? Я даже полезла в интернет смотреть.

    С.ДОРЕНКО: Расскажи.

    А.ОНОШКО: Это такой фонтан, когда нет чаши, которая бы наполнялась водой, а вода уходит просто в землю.

    С.ДОРЕНКО: Ой, как это хорошо. Навсегда.

    А.ОНОШКО: Нет, вода там циркулирует.

    С.ДОРЕНКО: Когда она циркулирует? Как ты ее видишь?

    А.ОНОШКО: Есть соплы, из которых вырывается струя наверх.

    С.ДОРЕНКО: Я знаю, это же есть в парке «Музеон».

    А.ОНОШКО: Да. Это сухой фонтан называется.

    С.ДОРЕНКО: Сухой фонтан.

    А.ОНОШКО: У нас во дворе, там битвы. Жители просят сделать парковку одного из домов, а другой дом просит сделать сухой фонтан. И вот они бьются. Мне так интересно, чем это кончится.

    С.ДОРЕНКО: Можно совместить. Оставить парковку и одновременно сухой фонтан.

    А.ОНОШКО: И станет мойка вместо этого.

    С.ДОРЕНКО: Мойка днища.

    А.ОНОШКО: Да. И картера защита. Дело в том, что сухой фонтан предложили власти, муниципалитет, не жители, никто не знает, что это такое.

    С.ДОРЕНКО: Хочется выпендриться урбанистически.

    А.ОНОШКО: Мне нравится, все нравится. Я думаю, что сухие фонтаны…

    С.ДОРЕНКО: Это будущее.

    А.ОНОШКО: Мне кажется, человечеству надо познакомиться с этим понятием и, может быть, за этим будущее.

    С.ДОРЕНКО: Хорошо. Погнали дальше.

    Дарья Кнорре рассказала новость, которую мне хотелось обсудить обязательно. Эта новость перекликается с новостью, которую рассказала Настя Оношко в обзоре печати. Ты рассказывала о том, что нужно все время заглядывать к себе в анус, чтобы найти рак. Напомни нам, пожалуйста. Там что, зеркальцем? Можно iPhone посмотреть?

    А.ОНОШКО: Там разные стадии. Есть коварнейшая вещь. Оказывается, опухоли, есть такая теория, что они там первое время выбрасывают анестетик, ты не чувствуешь ничего.

    С.ДОРЕНКО: Можно насадку на iPhone сделать, чтобы сразу…

    А.ОНОШКО: Уже есть такие насадки.

    С.ДОРЕНКО: Можно уже, да?

    А.ОНОШКО: Да. Только это у врачей пока, на «Алиэкспрессе» пока не появилось. Я серьезно говорю.

    С.ДОРЕНКО: Это будет рассматриваться русскими спецслужбами как секретное оборудование, шпионское. Если ты сможешь залезть себе в задницу и сфотографировать, это будет, безусловно, шпионское оборудование. Каверны в кишке.

    А.ОНОШКО: Кровь в кале, наличие скрытой крови, уже серьезный симптом. А если кал в крови, это…

    С.ДОРЕНКО: Нормально. Это нормально. Главное не перепутать.

    А.ОНОШКО: А что сказала Кнорре?

    С.ДОРЕНКО: Что сказала Кнорре? Заболевшая раком от использования присыпки «Джонсон и Джонсон» получит 110 миллионов долларов.

    А.ОНОШКО: Как она это доказала?

    С.ДОРЕНКО: 110. В США суд…

    А.ОНОШКО: А рак чего?

    С.ДОРЕНКО: Рак всего у нее. У нее рак печени. Она летальная, она терминальная.

    А.ОНОШКО: Ой.

    С.ДОРЕНКО: В США суд обязал компанию «Джонсон и Джонсон» выплатить компенсацию женщине, которой посчастливилось заболеть раком, пользуясь продукцией с содержанием талька. В суде пострадавшая рассказала, что использовала присыпку производства «Джонсон и Джонсон» ежедневно на протяжении 40 лет. А как это доказать? Вот как доказать?

    А.ОНОШКО: Чеки собирать. Они там все, знаете, того немножко. Но то, что именно он спровоцировал рак…

    С.ДОРЕНКО: В 2012 году у нее диагностировали рак яичников. Неужели она аж туда засыпала? Это нелегко.

    А.ОНОШКО: Туда нельзя, тальк сушит.

    С.ДОРЕНКО: Может быть. Который затем распространился на печень, уже после яичников. В настоящее время женщина проходит курс химиотерапии, передает «Рейтер». Руководство компании выразило сочувствие. Мы тоже выражаем сочувствие этой глубоко несчастной женщине. И тем не менее, Настя, вот вопрос, 110 миллионов долларов. Она сделала счастливыми своих близких.

    А.ОНОШКО: Ну, ладно, не завидуйте.

    С.ДОРЕНКО: Что значит, не завидуйте?

    А.ОНОШКО: Сейчас вы посчитаете, вам немножко не хватит.

    С.ДОРЕНКО: Ха-ха!

    А.ОНОШКО: 110.

    С.ДОРЕНКО: 110. Если отдашь родине 13 процентов, сама подумай…

    А.ОНОШКО: Останется примерно 100.

    С.ДОРЕНКО: Примерно 100 останется.

    А.ОНОШКО: 97. Нет, еще больше. Черт.

    С.ДОРЕНКО: 96 останется. Так у тебя 96 миллионов долларов, можешь себе представить, которые ни с фига, а у тебя рак, который мог быть просто так. Ты отдаешь детям 96 миллионов. Например, у тебя двое детей, каждому по 48.

    А.ОНОШКО: Нет. Как это, я им отдаю?

    С.ДОРЕНКО: По 48. Детки, хотите 48 миллионов, кстати, я пошла, до свидания, не поминайте лихом. Это круто.

    А.ОНОШКО: Почему все так хотят детям все оставить? Я не понимаю. Каждый раз… Вот вчера женщина звонила, «хочу квартиру получше, но не себе, а детям».

    С.ДОРЕНКО: Все детям.

    А.ОНОШКО: Все детям. А что это за логика? Непонятно.

    С.ДОРЕНКО: Вообще вся, не только русская, цивилизация, я думаю, что все цивилизации на планете Земля преисполнены мысли о приготовлении к жизни.

    А.ОНОШКО: Но это же портит детей. Очевидно совершенно.

    С.ДОРЕНКО: Я сейчас объясню. Мы хотели голосовать или нет?

    А.ОНОШКО: Оставлять ли детям миллионы или завещать их компании «Проктэр энд Гэмбл» обратно?

    С.ДОРЕНКО: «Джонсон и Джонсон». Нет, вы хотели бы заболеть смертельно и умереть за 110 миллионов долларов? Вот голосование. Или это антигуманное голосование?

    А.ОНОШКО: Не знаю.

    С.ДОРЕНКО: Не проводить его, да?

    А.ОНОШКО: Потому что вы сейчас проголосуете, окажется, что не от рака.

    С.ДОРЕНКО: Хотели ли вы заболеть смертельно и умереть, если вам дадут за это 110 миллионов? Нет, у Насти трое детей. «Не забывайте про гонорар успеха». «Все мы умрем бесплатно, а она за 110 миллионов, вот в чем дело».

    Я тебе расскажу цивилизационную одну историю. Все цивилизации, я думаю, что все, я начинаю анализировать и понимаю, что, наверное, все цивилизации на планете Земля готовятся к жизни. Люди не живут.

    А.ОНОШКО: Ну, да, это есть.

    С.ДОРЕНКО: Люди не живут. Люди на планете Земля не живут. Никто не живет.

    А.ОНОШКО: Они начинают собирать палочки, чтобы однажды из них на даче все окончательно сделать.

    С.ДОРЕНКО: Вообще, жизнь – это приготовление к жизни.

    А.ОНОШКО: Ну, в этом же драйв. Ехать в магазин и что-то покупать, чтобы что-то куда-то привесить и так далее, до бесконечности.

    С.ДОРЕНКО: В сущности, смотри, ребенок рождается и готовится к жизни. Он никогда не живет, мы понимаем, что он готовится к жизни, он играет в жизнь, он играет в то, когда он повзрослеет и станет жить. Затем он учится в школе, и там тоже, в сущности, проигрываются варианты, как он станет жить, когда он повзрослеет, сейчас мы готовимся к жизни. Потом в 20 лет он готовится тоже к жизни. Он готовится к тому, что однажды он купит квартиру либо бабушка умрет, наконец-то, и отдаст ему квартиру. Но бабушка не хочет умирать, нахальная и так далее. Потом, в 30 лет он готовится к жизни, потому что у него уже появились малыши и надо для них купить дачу, для детишек. Потому что детишки, а у них же потом внучата народятся, и как хорошо здесь по лужаечке вокруг яблоньки, которую посадил дедушка, дедушка Вася, они будут водить хороводы, детишки, хороводы. Таким образом, сущностно человек вообще никогда не живет здесь и сейчас. Никогда. Он готовится к жизни. Готовится к жизни сначала своей, а потом чужой. Если же он верующий и он относится к христианской традиции авраамических религий, то он приготавливается к жизни вечной. Потому что жизнь на том свете, жизни здесь нет, здесь есть, в сущности, испытания, ниспосланные богом, а там жизнь. Жизнь там. Нельзя же предвечное сравнить с вечным. Предвечное, оно прах есть и во прах возвращается.

    А.ОНОШКО: Совершенно гениальная формула, Сергей, потому что это дает драйв для жизни сейчас, поскольку вы готовитесь постоянно, это дает вам энергию по сути.

    С.ДОРЕНКО: А другие люди, которые не принадлежат к христианскому ответвлению авраамических религий, они готовятся к жизни через детей. То есть мы будем жить детьми. Мы детьми повеселимся. Мы детьми погуляем в хороводы. Мы детьми насладимся путешествиями. Наши дети купят яхту. Может даже мы еще купим яхту, она нам не нужна, но детям понадобится. То есть в сущности мы никогда не живем. Человек на смертном одре, если он зажмурится однажды, как советовал Сартр и Камю, он зажмурится и попробует вспомнить цветовые пятна ощущений, цветовые пятна впечатлений, экзистенциальные воспоминания о своей собственной жизни, он обратит внимание сокрушенно на то, что жизни не было ни одной минуты, он никогда не жил. Человек никогда не жил. Понимаешь?

    А.ОНОШКО: Да.

    С.ДОРЕНКО: Он готовился к жизни. И теперь он, наверное, уже готов, только, правда сказать, что он умирает. Здесь маленькая неприятность. Неприятность.

    А.ОНОШКО: Но ребенок, который получает 48 миллионов долларов, он как бы уже все-таки готов и встает перед следующей огромной, ужасной проблемой отпадания необходимости готовиться к чему-то.

    С.ДОРЕНКО: Не права. 48 миллионов долларов нужно защитить. Их нужно защитить от целого ряда факторов. Первое - от угасания. Потому что через 10 лет, через 15 лет уж точно их покупательная способность снизится в два раза по ряду предметов, кроме электроники. Условно говоря, квартира в Москве в 94-м году стоила 35 тысяч долларов, она теперь снова столько стоит, но потом она стоила 200. Сначала 35, потом 200. В семь раз повысилась цена. В Лондоне в 90-м году можно было абсолютно сокрушительно пошиковать на 400 тысяч фунтов, а сегодня, наверное, можно купить сарайчик для велосипеда за эти деньги и так далее. Вот я тебе про это рассказываю. Поэтому надо защитить от угасания эти деньги. Их нужно защитить от недобрых людей, потому что недобрые люди тянут свои ручки. Их надо защитить от родины, родина тоже тянет, но не ручки, а могучую длань. И так далее. То есть тебе надо произвести защитные действия и таким образом опять готовиться к жизни. Сколько бы у тебя не было жизней и сколько бы у тебя не было денег, ты всегда готовишься к жизни, но никогда не живешь. Люди не живут.

    А.ОНОШКО: Именно поэтому я скоро поеду в отпуск.

    С.ДОРЕНКО: Куда ты поедешь, расскажи два слова.

    А.ОНОШКО: Я когда визу получу, я скажу.

    С.ДОРЕНКО: Это как что?

    А.ОНОШКО: Это Европа.

    С.ДОРЕНКО: Это Италия?

    А.ОНОШКО: Похоже.

    С.ДОРЕНКО: Это Греция?

    А.ОНОШКО: А вдруг визу не дадут?

    С.ДОРЕНКО: Похоже на Италию, это Греция?

    А.ОНОШКО: Нет, это и есть Италия.

    С.ДОРЕНКО: А…. Палево, палево, мы ее попалили. Это Калабрия? Ты хочешь сэкономить?

    А.ОНОШКО: Венеция, бьеннале. Туда. Там бьеннале и всякие разные бесконечные церкви, в которые можно заходить, и все такое.

    С.ДОРЕНКО: Потом ты нам расскажешь.

    А.ОНОШКО: Да, там очень много ветхого жилья.

    С.ДОРЕНКО: Она впервые в жизни появится в Италии.

    В движении

    Новости

    С.ДОРЕНКО: 9 часов 6 минут. Лубянский проезд горит. В 8:26 поступило сообщение о загорании в выселенном здании на Лубянском проезде 19. Выселенных зданий станет все больше и все они могут захотеть гореть. Это прекрасно. Вы наблюдаете дым? Расскажите нам об этом. 73-73-948. Позвоните нам, кто наблюдает дым, кто рядом с Лубянским проездом. Я сейчас попробую «Поезд в огне»… «Поезд в огне» не надо. У меня есть прекрасный… Вот. У меня есть тетенька, которая рассказывает о пожаре, вы помните этот мем прекрасный. Я насколько понимаю, жертв нет, поэтому можем маленечко посмеяться.

    (The Building is On Fire)

    С.ДОРЕНКО: Отлично. Это был Enjoyker со знаменитой негритянкой, которая рассказывает, как соседка рассказала ей, что горит ее имение, ее дом. Есть другая песня тоже про это, но она с нескромной лексикой, как вы помните.

    Расскажите, пожалуйста, это выселенное здание в Лубянском проезде. Ты можешь найти на карте?

    А.ОНОШКО: Все выселенные здания Лубянского проезда.

    С.ДОРЕНКО: Нет, все выселенные здания Лубянского тебе не удастся. Подожди, сейчас я пойду на Лубянскую площадь, Кузнецкий Мост, Лубянская сквер, Мясницкая стрит и дальше идет Большая Лубянская стрит, Лубянский, Фуркасовский переулок и все. Ходишь там постоянно на работу, на Лубянку, и никогда не выучишь названия переулочков всех этих. Надо сказать, что Большая Лубянка полностью стоит. Кто сейчас на Большой Лубянке, расскажите нам, пожалуйста, что вы видите? Вы в центре, горит здание в Лубянском проезде. «Это реновация началась», - возвещает Вячеслав. «Есть еще песенка «Все хорошо, прекрасная маркиза», - напоминает нам Игорь Беспрозванный. «Это реновация огнем». Вы знаете, ведь Москва проходила такие реновации довольно часто, выгорало по полгорода.

    А.ОНОШКО: Ну, да, и не только Москва. Дерево же все-таки горит.

    С.ДОРЕНКО: «Только что Лубянку проехала. Там адок, но дыма не видела», - говорит Марианна. «Павленский вернулся», - спрашивает Михаил. Может быть, вернулся Павленский и заливает бензином двери и поджигает, мало ли что. 73-73-948. «Воронья слободка опять же». В «Яндексе» пишут, что Политех горит. Нет, не Политех все-таки. МЧС сообщает, что горит здание в Лубянском проезде. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, Настя, здрасьте. Только что проехал мимо, это часть Лубянского проезда от Солянки к Маросейке. Там какой-то не то «Гудман», не то еще какой-то «Стейк Хауз», караоке какой-то, вот за ним здание, куча пожарных, движение очень дозированное. На Большой Лубянке это, кстати, не сказывается, там своя пробка из-за ремонта.

    С.ДОРЕНКО: Я вижу Лубянский проезд, поднимаемся от Солянки вверх к Маросейке…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Где-то посередине. Улица, где синагога, односторонняя. Между Лубянским проездом и синагогой, где-то там.

    С.ДОРЕНКО: Хоральная синагога. Где-то я видел звезду Давида на карте. Нашел. Федерация еврейских общин, Московская хоральная синагога. Вот здесь горит. Я почитаю, что пишут в «Яндексе». «Как в старом добром 2009 году», кто-то пишет. Что имеется в виду, непонятно. «Похоже, горит синагога». Нет, горит не синагога. Горит выселенное здание, об этом уже сообщил МЧС. Еще прочитаю. «Пожар», - спрашивает человек. Интересно, если дым идет. Что горит, друг у друга все спрашивают. Что горит? Что горит? Слушайте «Говорит Москва», там все, что горит, все говорит. Выселенное здание. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, при выезде на Моховую три пожарных машины сейчас промчались.

    С.ДОРЕНКО: Промчались туда. Значит, пожарных машин пока не хватает. Интересно. У меня вопрос, есть ли опасность возгорания других зданий. Мне кажется, что не должно быть. Я себя успокаиваю.

    А.ОНОШКО: Мы же не знаем. Если они стоят вплотную, то может такая быть опасность.

    С.ДОРЕНКО: «2009 год – это когда горело Подмосковье». Нет, вы ошибаетесь, Степан, горело Подмосковье в 2010 году. 73-73-948. Есть ли опасность перехода огня на другие здания? Может быть, вы видите этот пожар, может быть, вы знаете это здание, которое горит. На самом деле это выселенное здание, вероятно, в связи с необходимостью его сноса или какого-то переустройства. Если оно горит, может быть, это не так на самом деле трагично. А вот есть ли опасность перехода пожара? Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Олег. Мне кажется, есть опасность, если попали под реновацию пятиэтажки какие-нибудь рядом.

    С.ДОРЕНКО: Да нет, это шутка, сейчас была шутка. Правда же? «Я не удивлюсь, если это историческое здание», - Степанида. «Там все здания стоят вплотную», - говорит Никитец. «Там, небось, вейперы тусят и больше ничего», - говорит 74-й. Я думаю, что нет. «Там напротив синагоги есть стройка», - говорит Ник. Вячеслав говорит: «Ну, конечно, пошутил». «Давайте поговорим о Венесуэле». Самое то говорить о Венесуэле. «Для успокоения: что сгорит, то не сгниет». «А пламя синее или желтое?» - интересуется 35-й. В связи с чем, 35-й? Может быть, вы поясните? Кто рядом с пожаром, кто знает эти здания, кто, может быть, сейчас, например, гасит этот пожар, вы тушите, вы работаете сейчас на этом пожаре, делать вам не хрена, вы левой рукой подмышкой держите шланг пожарный, размотали и держите левой рукой, а правой нам звоните. Это же очень правильно. Мне кажется, сейчас мы увидим, как весь пожарный расчет начнет доставать правой рукой телефон и звонить, а в левой будет шланг. Почему я провокатор? Они будут уныло, струя пойдет не туда совершенно и так далее, сейчас все это застопорится пока. «Есть ли опасность для соседей», - спрашивает Мотокен. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Хочу вас поправить, не шланг, а брандспойт.

    С.ДОРЕНКО: Брандспойт.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ребята обидятся.

    С.ДОРЕНКО: Брандспойт.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я не нахожусь на месте, но я могу сказать, что при любом пожаре есть вероятность перехода огня на соседние здания. Но основная задача пожарных расчетов – не дать этого сделать. Самое главное – локализовать. Так как там очень много, судя по сообщениям и тому, что пишется в интернете, очень много расчетов пожарных, я думаю, что ничего страшного и каких-то еще более негативных последствий ожидать не стоит.

    С.ДОРЕНКО: Спасоглинищевский переулок горит. Там горит. «Поставьте саундтрек Шнура». Там же наверняка будет мат. «Пожарным некогда звонить в эфир, они селфи делают». Правда. Действительно мы отвлекаем их от самого важного дела. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я проехал только что мимо пожара, там стоят пожарные машины, едут спасатели, кругом затруднено движение. Стоят люди, фотографируют, вдалеке видно очень сильное пламя.

    С.ДОРЕНКО: А вы прежде видели это здание? Вы можете сказать об этом здании? Оно ветхое, оно высокое, низкое, само здание?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я думаю, что старинное здание какое-то, как бы в глубине двора его видел, потому что мимо проезжаю. Оно в глубине двора. Я думаю, оно этажа три и с большими очень окнами.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. «Вообще не брандспойт, а рукав. Надо говорить, рукав». То есть я сказал «шланг», «шланг» надо заменить словом на «брандспойт», и как только произнесете слово «брандспойт», его следует заменить на слово «рукав». «Главное, чтобы без жертв со стороны пожарных, а то частенько стало», - говорит Нильс. Да, это верно. Пожарные до сих пор, насколько я припоминаю, погибали, спасая людей. В последнем случае ведь они спасали людей. Если они точно понимают, что там нет людей, они могут действовать чуть более осторожно, как мне представляется, может быть, я ошибаюсь. Но когда ты идешь спасать человека, ты идешь на риск, а когда ты не идешь спасать человека, это можно делать чуть более осмотрительно. 73-73-948. Здравствуйте. У нас горит в Староглинищевском переулке трехэтажное, вероятно, здание.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Антон. Только что проезжал. На Ильинке стоит насос, прокладывается магистральная линия. Можно сказать, что там дым от высокой температуры. Соответственно, наверное… старой постройки, оно горит по всей площади. Потому что когда здание старой постройки, там есть проблема перехода огня из пустот в различные части. То есть может гореть в одной части, и огонь может перейти по пустотам в совершенно другую.

    С.ДОРЕНКО: Есть еще перекрытия деревянные в этих зданиях.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Естественно, потому что здание старой постройки, там обрешетка, там пустоты. Может загореться в правой части здания, перейти влево либо наверх, куда угодно может пойти.

    С.ДОРЕНКО: МЧС прямо сейчас говорит: 500 квадратных метров горит, Лубянский проезд, дом 19.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, это приличная площадь.

    С.ДОРЕНКО: Приличная. А мы видим сейчас этот дом 19 на карте, там, правда, строение 1. Есть 19, строение 1, которое примыкает к 17 дому, строение 2, строение 3.

    А.ОНОШКО: Давайте в картинках поищем.

    С.ДОРЕНКО: Лубянский проезд, дом 19. Она упрямая, Настя, упрямая и гордая, она будет смотреть на «Яндексе», несмотря на то, что можно посмотреть в Google тоже самое.

    А.ОНОШКО: Он плохо ищет наши картинки. Вы будете удивлены.

    С.ДОРЕНКО: Я буду удивлен.

    А.ОНОШКО: Лубянский проезд, дом 19. Вот он.

    С.ДОРЕНКО: Что же мы видим?

    А.ОНОШКО: Мы видим трехэтажный, но он ни в какой не в глубине, он, во-первых, примыкает к двум другим зданиям.

    С.ДОРЕНКО: Но горит в глубине, говорят люди, значит, идет речь о здании, которое, может быть, строение 2, которое внутри.

    А.ОНОШКО: Мы смотрим на карту, а там двор.

    С.ДОРЕНКО: Жилой дом жилищного кооператива «Военный строитель», это 17-й дом, который напрямую примыкает к 19-му. Между ними прохода я не вижу. Может быть, там арочка есть.

    А.ОНОШКО: Там арка есть.

    С.ДОРЕНКО: 17-й – это жилой дом жилищного кооператива «Военный строитель», а 19 горит, но мы не знаем, какое строение, потому что 19 дом из трех строений состоит. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Сергей, немного не по теме. Обратите внимание, в центре города Москвы, в старых дворах, постройках, именно в самом центре, зайдите в подъезды, в парадные, внутрь, там же антисанитария кругом, мусор. Там постоянно это. Я удивляюсь, что только сейчас это все началось.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Я не знаю, я заходил и видел коляски, но так, чтобы прямо мусор навален, нет, не видел. Коляски видел, велосипеды, прикованные к поручням, видел, привязанные велосипеды, но мусора не видал, честное слово. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. В центре такая ерунда происходит. Там берут под реконструкцию и очень долго ничего не делают, сдают за недорого.

    С.ДОРЕНКО: Берут здание под реконструкцию, за рубль, с отягощением как-то…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Совершенно верно.

    С.ДОРЕНКО: И потом его не делают, а просто сдают.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, годами, десятилетиями.

    С.ДОРЕНКО: Я понял. «Дом 100 квадратных метров, а горит 500. Что бы это значило», - говорит Георгий. Георгий, это значит, что строение 2 или 3 горит, а не тот дом, который вы видите.

    А.ОНОШКО: Может быть, несколько этажей.

    С.ДОРЕНКО: Я не знаю, что говорит Георгий в этом смысле, но там три строения у 19 дома.

    Скажите, пожалуйста, а мы защищены от пожара? Мы защищены от пожара, ваше здание? Вот ты живешь.

    А.ОНОШКО: Нет. Более того, у нас пожарный выход закрыт на замок после того, как велосипеды украли, мой в том числе, у нас охрана приняла решение закрыть на ключ. По лестнице если ты побежишь вдруг, то ты там окажешься в мешке черном, там нет ни окон, ничего, ты будешь дергаться и не сможешь выйти.

    С.ДОРЕНКО: Но дергаться будешь недолго, Насть.

    А.ОНОШКО: Ну, да, если добежишь еще.

    С.ДОРЕНКО: Продукты горения отравляют, и ты довольно быстро перестаешь дергаться.

    А.ОНОШКО: Но мы же знаем, что надо делать. Надо зайти в ванну, набрать воду, ложиться и ждать прибытия пожарных.

    С.ДОРЕНКО: О чем ты говоришь?

    А.ОНОШКО: Да. Нос надо держать над водой, дым стелется. Дышать надо тихонько, стараться не паниковать, не разговаривать.

    С.ДОРЕНКО: Не втягивая в ноздри. То есть дым не касается воды.

    А.ОНОШКО: Да.

    С.ДОРЕНКО: Он как бы чуть-чуть отторгается. Представляешь, вбегают пожарные, а ты там с уточкой играешь.

    А.ОНОШКО: Нет, ты там лежишь и смотришь на них, моргая, без полотенца. Ты говоришь: подайте мне полотенце, я так не могу.

    С.ДОРЕНКО: Подайте полотенце, мне стыдно. А ты ложись прямо в одежде. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. У нас в доме такой случай был. Сработала пожарная сигнализация, и с 18 этажа, надо было выходить из дома, мы весело пошли вниз по лестнице и когда вышли, там несколько выходов, для того, чтобы выйти, нужно было приложить электронный ключ, которого, естественно, у нас не было, и мы бодро пошли обратно на 18 этаж за электронным ключом. Так что не дай бог, что-то было серьезное, было бы нехорошо, мягко скажем.

    С.ДОРЕНКО: Мы не готовы к пожару. 73-73-948. Никак не готовы. Вы не готовы, я не готов, никто не готов.

    А.ОНОШКО: Если бы мы с вами были страховыми агентами, Сергей, мы тут бы и подскочили ко всем с предложением застраховать свое имущество.

    С.ДОРЕНКО: Я тебе скажу, страховые агенты – это полностью бесполезно. Полностью бесполезно.

    А.ОНОШКО: Страховка от пожара?

    С.ДОРЕНКО: Страховка от пожара. На моем опыте, у меня была страховка от пожара в организации «Ингосстрах», я застраховал здание 250 квадратных метров деревянное, из бруса, 15 сантиметров брус был, я тебе расскажу. Я истратил на это здание, думаю, что это было в начале 2000-х, я истратил на него 100 тысяч долларов, наверное, может быть, с фундаментом, и мне «Ингосстрах» предложил сумму, которая была просто смешная. Совсем смешная. Он застрахован был полностью, все чин-чинарем, печати поставлены, руки пожаты, все было сделано в стиле, как будто это американский фильм, такой американский фильм про страховку…

    А.ОНОШКО: Рекламный ролик.

    С.ДОРЕНКО: Да, American Family такой, американская семья, такой папа жмет тебе руку. Сейчас не помню, они мне предложили сумму, которую не хватило бы даже на разборку пожара. То есть это полностью бессмысленная организация. Полностью бессмысленный контракт, вообще все бессмысленное. Здесь мы в России. Мы должны просто отдавать себе отчет, что мы в России. Здесь нет страховки ни от чего. Все, что с тобой случилось, случилось прямо по твоей вине, конкретно по твоей вине. Отвечаешь один ты, никто тебя никогда не защитит, не поможет, никто тебе никогда не протянет руку, это абсолютно запрещено, даже думать об этом. Виновата? Пошла к чертовой матери. И весь разговор. Все.

    А.ОНОШКО: Кругом виновата.

    С.ДОРЕНКО: Да, кругом виновата, развернулась, пошла отсюда, пошла вон отсюда. Вот и все. Весь разговор. Забудь. Ты не в Америке ни в какой. «А суд», - спрашивает адвокат. Ну… не знаю. «Ванну надо с пенкой сделать, чтобы наготу спрятать», - пишет Андрей из Германии. Да, ванну надо с шампунем каким-нибудь. Понимаете, можно задохнуться парами шампуня. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, добрый день. У нас пару лет назад был пожар. Если честно, мы слава богу все сделали, все осталось позади, но нам не выплатили ни копейки. Просили столько бумаг, организация, которая выдает эти бумаги, идешь туда, они на тебя смотрят, как на дебила, они первый раз пишут такую бумагу.

    С.ДОРЕНКО: Я сейчас не помню, я истратил 100 тысяч долларов, мне предложили за это здание типа 400 или 350 тысяч рублей. В это время был по 30, по 27 доллар. То есть это было 2700. Условно говоря, я истратил 2,5 миллиона.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, в итоге, они когда озвучили…

    С.ДОРЕНКО: Назвали.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: …они будут платить 60 тысяч рублей, я просто перестал даже этим заниматься.

    С.ДОРЕНКО: Я тоже сказал, идите к чертовой матери, разговор с вами окончен навсегда.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вот именно.

    С.ДОРЕНКО: Навсегда. Нет, я больше с ними не страхую. Я страхую машины с «Ингосстрахом».

    А.ОНОШКО: Получали когда-нибудь?

    С.ДОРЕНКО: Нет, все нормально, потому что я получаю ремонт за повреждение. То есть я отгоняю на ремонт в фирменный сервис, или стекло поменять, или что-то. У нас на Новой Риге ремонты долго шли, очень много было камней от грузовиков, сейчас стало поменьше. И это нужно было. А все, что касается страхования недвижимости, имущества, домов – это все просто обман, изначально обман, просто даже говорить не о чем.

    А.ОНОШКО: С машиной тоже был, в общем-то, обман, когда у меня был страховой случай. Мне дважды приходилось идти и писать им, доплатить еще, вот у меня экспертное заключение, и два раза они мне доплачивали, но надо было просить.

    С.ДОРЕНКО: Новости.

    Новости

    Обзор прессы

    С.ДОРЕНКО: Здание горит, как вы знаете, и все такое. Это все прекрасно, в смысле, прекрасно, что там тушат, гасят его, какие-то происходят правильные действия правильных людей и так далее. Мы уже давали вам песни всевозможные, соответствующие. Я не знаю, Гребенщиков не относится к этому с его песней насчет огня?

    А.ОНОШКО: Я не знаю, что за песня.

    С.ДОРЕНКО: Я тебе дам послушать.

    («Поезд в огне»)

    С.ДОРЕНКО: Это не про пожар.

    А.ОНОШКО: Зато очень по-гребенщековски.

    («Поезд в огне»)

    С.ДОРЕНКО: Сейчас не скажешь, что церкви смешались с золотой. Церкви, наоборот, сейчас поднялись. Я помню, что-то было про огонь в этой песне дивной. Оказывается, поезд был в огне. Ну и черт с ним. Он слезал.

    А.ОНОШКО: Вдохновился.

    С.ДОРЕНКО: Слизал. Может, и слизал. А что? Почему? Мы же жили отдельно от Запада и можно было воровать, они у нас, мы у них, в смысле, чаще всего мы у них, конечно, воровали, потому что их мир существенно больше. Их мир существенно больше, их мир продуцировал больше и, соответственно, можно было воровать все подряд. Я не понимаю, вы хотите Knockin' On Heaven's Door.

    (Knockin' On Heaven's Door)

    С.ДОРЕНКО: Правда. Привет, Гребенщиков. Этот поезд в огне! И нам некуда больше бежать! Эта земля был нашей! И твою мать… Что-то такое должно быть для русского фольклора, мне кажется, для экзотики добавить.

    А.ОНОШКО: Вы волнуетесь, что что-то там проскочит, сами добавляете.

    С.ДОРЕНКО: Что-то должно а-ля русо.

    А.ОНОШКО: Достаточно, что они с Гребенщикова музыку слизали.

    С.ДОРЕНКО: А! Украли? Правда, они это сделали задолго до Гребенщикова.

    А.ОНОШКО: Мы, кстати, не знаем, кого кто опередил.

    С.ДОРЕНКО: Я тебе хотел рассказать про мотопарад. Москва – город для мотоциклистов. Завтра мы будем терроризировать город.

    А.ОНОШКО: Скажите, откуда куда поедете.

    С.ДОРЕНКО: Давай расскажу. «Во время Великой Отечественной войны мотоцикл в нашей стране был для человека верным другом и помощником. Он был рядом на службе и в мирное время, и в работе, и в отдыхе. Во всех сферах мотоцикл твердо занял свое место (на самом деле ничтожное). А потом и вовсе стал центром новой культуры, для которой Москва стала первым и главным домом. Наш гордо уже немыслим без мотоцикла». Это завтра будет колонна. «Он помощник в работе ГИБДД, он помощник, чудесным образом раскрывает силы людей, дает им жизненные силы. Мотоспорт дарит нам поводы гордиться своей страной».

    А.ОНОШКО: Что вы сейчас читаете?

    С.ДОРЕНКО: Я читаю пресс-релиз завтрашнего парада. Завтра же парад. Завтра парад мотоциклистов. Настенька, ты можешь приехать, если у тебя есть что-то такое.

    А.ОНОШКО: Велик.

    С.ДОРЕНКО: Нет, велик не годится, Настенька. Нужен ДВС, двигатель внутреннего сгорания.

    А.ОНОШКО: Я могу сделать приятное всем и взять напрокат.

    С.ДОРЕНКО: Ты можешь взять мотоцикл напрокат, если хочешь. Пожалуйста. Смотрите, мы собираем колонну завтра. На проспекте Академика Сахарова собирается колонна и там же будет концертная программа. То есть в момент, когда колонна собирается, уже кто-то поет и приплясывает. В 11 часов мотопарад стартует с Сахарова, он выходит на Садовое кольцо и в 12 он идет по кругу, от Сахарова, вероятно, вправо он пойдет, по часовой стрелке, я так думаю, и он прибывает к «Рабочему и Колхознице» в 12:00. То есть он час будет ехать тихонечко, я думаю, тихонечко, 30-40 километров в час, аккуратненько, на третьей передаче.

    А.ОНОШКО: А потом поворачивает на проспект Мира.

    С.ДОРЕНКО: Да. В 12 часов колонна прибывает к «Рабочему и Колхознице». Начинается выставка в 12:30 «Моторокеры. Живая сталь и золотой век».

    А.ОНОШКО: Ой, как грандиозно.

    С.ДОРЕНКО: В 12:30. В 13:00 торжественное открытие городского праздника «Москва – город для мотоциклистов»…

    А.ОНОШКО: Думала, «для москвичей» вы сейчас скажете, и я упаду со стула.

    С.ДОРЕНКО: Нет. В 13:00 торжественное открытие городского праздника «Москва – город для мотоциклистов», на котором выступят выдающиеся мотоциклисты современности, включая… Кого?

    А.ОНОШКО: Вас, наверное, как обычно.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Безусловно, это так. Я выступлю. Я собирался слинять. Я собирался доехать до проспекта Мира парадом и тотчас развернуться и куда-нибудь слинять, но мне предоставлена эта честь, я не знаю, если будет тепло, то я выступлю. В 13:10… Торжественное открытие продлится 10 минут, что меня очень устраивает. В 13:00 торжественное открытие, а в 13:10 уже шоу команды Legend Stunt Team. Ты знаешь, что такое Stunt? Я просто расскажу тебе. Это вили стопе и весь остальной Stunt.

    А.ОНОШКО: Это фокусы всякие будут показывать.

    С.ДОРЕНКО: Это они будут долго стоять на одном месте на мотоцикле, удерживая передний тормоз и газуя задним, издавая гигантский дым. Потом можешь посмотреть, обнажённая девушка, полуобнаженная, в купальнике очень минималистическом, едет просто стоя на мотоцикле ногами. На YouTube можешь посмотреть. Потом еще вили, это когда ты спускаешь заднее колесо до одной атмосферы примерно, можно даже пол-атмосферы, грузишь очень сильно кофры чугунными гирями, поднимаешь свой мотоцикл, поскольку у него пятно контакта очень большое, получается, что ты спустила заднее колесо, ты на спущенном заднем колесе едешь долго и всем улыбаешься счастливо, со счастливым лицом.

    А.ОНОШКО: А все такие думают, как это у него получается.

    С.ДОРЕНКО: Потом ты делаешь Stunt, стопе, ты делаешь стопе, тормозишь так, чтобы подняться на переднем колесо, это даже труднее. И все такое. Это будет команда Legend Stunt Team, которая в 13:10 выступит. В 13:30 там же, у «Рабочего и Колхозницы» фристайл-шоу команды Алексея Колесникова FMX. Она тоже будет продолжаться недолго, 20 минут. Затем будет шоу пилотажной группы «Каскад» УГИБДД, это полицейские. Они великолепны. Я видел фотографии, я видел видео, как ездят полицейские. Просто улет. Они прекрасно делают. Они на своих БМВ исполняют чудесно. Я просто это видел, знаю. Затем в 14:10 Stunt-шоу команды Legend Stunt Team снова. Какие-то еще трюки. Фристайл-шоу команды Алексея Колесникова снова в 14:30. В 15 часов у «Рабочего и Колхозницы» начало концерта. В программе: Александр Иванов… Кто это? Хороший человек. Не Настю надо спрашивать, Настя никого не знает.

    А.ОНОШКО: Известный в мотоциклетных кругах.

    С.ДОРЕНКО: Александр Иванов, выдающийся певец современности.

    А.ОНОШКО: Это певец?

    С.ДОРЕНКО: Может, да, может, нет. Мы не знаем. И группа «Рондо», выдающаяся группа современности. «Манго-манго», блистательнейшие, лучшие. «Андервуд». Это же к выходу пятого сезона «Карточного домика». Вдвоем, я думаю, с супругой. Команда «Бак», Сергей Галанин и группа «СерьГа».

    А.ОНОШКО: Это я в детстве слышала.

    С.ДОРЕНКО: Гарик Сукачев и группа «Бригада С». Это все в 15 часов, начало концерта. Я насколько вижу количество исполнителей, мне кажется, этот концерт продлится уж точно больше часа. Каждый споет по 3-4 песни, вот тебе и на, это будет больше часа.

    А.ОНОШКО: Что у нас с погодой завтра?

    С.ДОРЕНКО: Погода! Мы – возлюбленные сыновья богов удачи. Можно, я тебе по часам расскажу. По часам. Давали с 12 часов дождь, а до 12 давали 9 градусов. Сейчас поменялся прогноз, потому что мы – возлюбленные сыновья богов удачи. Собираемся в 9 утра завтра. В 9 утра будет 11 градусов, вероятность осадков ноль.

    А.ОНОШКО: А температура?

    С.ДОРЕНКО: 11 градусов. Ты думала, что я сказал? Я сказал температуру. В 10 часов – 12 градусов, в 11 часов – 13 градусов, в 12, когда мы приезжаем к «Рабочему и Колхознице», 13 градусов. Вероятность осадков – ноль. В 13:10, в 14 часов, когда начинаются все шоу, 15 градусов. Разве этого мало?

    А.ОНОШКО: Нет.

    С.ДОРЕНКО: 15 градусов. И затем в 17 часов, когда уже все закончат, 14 градусов, 13, потом 12, 12. В 21 час только, вероятно, будет небольшой дождь. Единственная помеха, которая на нашем пути, это ветер западный, 25 километров в час. Ерунда. Прекрасная погода. Единственное, что изменилось, было солнечно, а сейчас показывает облачно. Будет облачно, но без дождя – и это прекрасно. Приезжай, Настя. Приезжай. Возьми какой-нибудь мопедишко, возьми что-нибудь жалкое, такое, чтобы быть как это самое…

    А.ОНОШКО: С коляской можно? А туда я посажу детей.

    С.ДОРЕНКО: Всех троих.

    А.ОНОШКО: Да. Кого-то себе на шею, это будет как раз элементом трюка.

    С.ДОРЕНКО: Прекрасно. Насть, завтра праздник. Я тебе расскажу про правила прохождения колонны. Товарищи, вы примете участие в празднике, я надеюсь. Я возвещаю, потому что там вы увидите «СерьГу», группу «СерьГа»… Там будет действительно интересно. Основные правила мотоколонны. Сейчас угорай, потому что я их не знаю ни одного. Транспортное средство должно быть исправно. Это понятно. Достаточно топлива. Это понятно. Кстати говоря, можно про топливо Ликсутову сообщить? В центре почти не осталось заправок. В центре практически нет заправок. Вот этот ЛУКОЙЛ, который на Валовой, и все, ребят. Раньше мы в центре могли каким-то образом заправиться, но мы теперь не можем. Дальше. Мотоциклист не занимает предыдущее место, продолжает движение в хвосте колонны в свободном ряду, в точке финиша. Надо знать ПДД. Надо уметь ездить параллельно на одной скорости, соблюдать дистанцию и скоростной режим, не растягивать мотоколонну, следить за действиями ДПС и маршалов, экипированных в яркие жилеты. Следовать их указаниям. То есть маршал приказывает, ты должен делать. Не занимать полосы перемещения, их. Знать, при необходимости передавать проходные сигналы по мотоколонне. Я не знаю, что это значит. Подавать собственные сигналы внятно и своевременно. Опять не знаю. Совершать маневры без подачи соответствующих сигналов. Нужно обладать суммой знаний. Я думаю, что там для тупаков какие-то есть места, для тупарей вроде меня, где я, может быть, справлюсь.

    А.ОНОШКО: На сцене, Сергей, на сцене.

    С.ДОРЕНКО: Я пристроюсь в хвосте колонны, чтобы не мешать этому шествию прекрасных людей. Мне кажется, что будет прекрасно, что «волки» разъехались. «Волки» же поехали кто в Грузию, кто в Германию, кто в Польшу и так далее. И получится без «волков» и хоругвей впервые, может быть, в истории мотоциклетного движения в России, удастся выехать на дорогу, не прихватив с собой «волков» с хоругвями. Это же будет прекрасно. Да? Я думаю, у нас все равно какая-то группа «волков» с хоругвями обязательно объявится, они обязательно должны приехать. Ладно. Завтра посмотрим.

    Пилоты. Пилоты, которых лишают лицензий. Дальше. Водитель БМВ, подрезавший автобус с детьми в Нижнем Новгороде… Экономика. Росстат рассказал, как россияне начали этот год. СМИ узнали об использовании боевиками в Сирии оружия с электроникой из России и так далее. Давай возьмем тему, которая поменьше, потому что сейчас 9:51, у нас, может быть, минут семь. Я расскажу про электронику из России.

    Военные специалисты в Сирии, исследуя оружие уничтоженных террористов… То есть каких-то снайперов снимают наши… Речь идет о снайперах. Установили, что снайперы «Исламского государства» и «Джебхат ан-Нусры», террористических организаций, запрещенных на территории России, используют прицелы ночного видения с электроникой, произведенной на российских предприятиях. Об этом пишет сегодня «Коммерсантъ». Мы знаем, что снайперы уже ранили и убили четверых российских военных. Смертельное ранение последнее, вот подполковник Алексей Бучельников, последний, кого хоронили, он в темноте обучал сирийских солдат вести минометный огонь. Его подстрелил снайпер, единственным выстрелом притом. Как он определил российского инструктора в темноте? Это случайно, вероятно, потому что он просто видел силуэт человека, он на удачу выстрелил и убил русского специалиста.

    Прицелы ночного видения, по словам экспертов, делятся на поколения от первого до третьего. Сейчас есть третье поколение. Первое поколение – четверть Луны на небосводе. Чуть-чуть нужно чтобы Луны было. Второе поколение - достаточно звезд.

    А.ОНОШКО: При звездах видно.

    С.ДОРЕНКО: При звездах видно. Но если звезд даже нет, то не видно. Наконец, третье поколение – при полностью закрытом небе, в полной темноте, ненастной ночью, с расстояния 400 метров виден человек. Виден человек. Что там, инфракрасная какая-то система, это очень сложно. Вот эти третьи поколения изготавливаются только в Америке и России, больше нигде. В Штатах запрещен вывоз этих прицелов ночного видения, приборов ночного видения третьего поколения за пределы страны. Только союзникам по НАТО по специальным вопросам и только под страшным секретом, миллион разрешений, американцы разрешают свои приборы вывезти в единичных нумерованных экземплярах, судьба которых отслеживается американцами. У нас есть тоже законодательство, которое запрещает все это. При этом террористы в Сирии расстреливают, в том числе наших военных, с нашими приборами третьего поколения. Как это происходит? Как, вы думаете, это может произойти? 73-73-948. Я прошу вашей экспертной оценки. Как это происходит? Как это утекает? Мне казалось, что там какой-то невероятный контроль. Я бы не смог купить такую вещь. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я все-таки как охотник хочу пояснить. Здесь разговор идет, наверное, не о прицелах, а о тепловизорах.

    С.ДОРЕНКО: Тепловизоры, да. Приборы ночного видения.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Тепловизоры, там силуэт человека. Как охотник, у меня есть два тепловизора. На самом дела за 1300, за 1000 метров…

    С.ДОРЕНКО: Они загрубленные. Вот те, которые вы используете как охотник, они загрубленные, у армии другие.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: За 1300 метров я силуэт кабана даже за кустами вижу. Может, разговор об этом идет.

    С.ДОРЕНКО: Я хочу вам сообщить, что есть, конечно, и в США тоже продаются загрубленные, такие, которые военные не используют.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Обождите, Сергей, у меня на ружье ставится, он у меня как прицел даже идет.

    С.ДОРЕНКО: Я это понимаю.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И стоит, кстати, недорого.

    С.ДОРЕНКО: А есть военные, которые существенно лучше.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А мы не знаем, о чем идет разговор.

    С.ДОРЕНКО: О третьем поколении. Я вам поясняю, есть охотничьи, и в Соединенных Штатах они тоже продаются, они существенно хуже, они загрубленные. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, Настя, здравствуйте. Владимир из Дубая. Казахстан, Азербайджан, Белоруссия. Легко.

    С.ДОРЕНКО: Казахстан, Азербайджан, Белоруссия.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Все, что хотите.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Очень интересно. То есть наши прицелы можно купить через Казахстан, Азербайджан, Белоруссию очень легко, говорит Владимир. Очень легко. Они армейские, они в высшей степени…

    А.ОНОШКО: Там их как легко купить? Туда они как попадают?

    С.ДОРЕНКО: Они попадают туда легально в рамках сотрудничества, если я правильно информирован. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, я не по теме. Санек, Москва. Проезжал сейчас по Звенигородке в сторону области. Что-то на Силикатном горит.

    С.ДОРЕНКО: Тоже горит. Знаете, в центре горит, на Лубянке. Лубянский проезд. Вы, наверное, видите просто, что горит, но вы неправильно точку поставили. Точка – это на Лубянском проезде, дом 19. 73-73-948. Как попадают наши прицелы к террористам. Они исключительного качества, военные схемы, военные тепловизоры. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Где-то лет 5 назад принимал участие в отгрузке подобных приборов сирийской армии. Также я знаю, что они в Ирак поставлялись. Соответственно, могли быть захвачены там боевиками и использоваться.

    С.ДОРЕНКО: Без всякого Казахстана, без всякого Азербайджана, без всякой Белоруссии.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Без всякого Казахстана, Азербайджана и Белоруссии.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Просто захвачено боевиками либо куплено боевиками. Мы зря и зачастую не понимаем, как широко развито сотрудничество там, на Ближнем Востоке. Ближний Восток, как говорила мне одна женщина восточного происходила, отличие Ближнего Востока, по крайней мере, Ближнего Востока от всей остальной части мира заключается в том, что там всегда можно договориться вообще обо всем.

    А.ОНОШКО: Примаков то же самое рассказывал.

    С.ДОРЕНКО: Вообще обо всем договориться.

    А.ОНОШКО: Все можно купить.

    С.ДОРЕНКО: Все можно купить.

    А.ОНОШКО: Только надо торговаться правильно и все.

    С.ДОРЕНКО: Ну, да, как-то позиционировать себя.

    А.ОНОШКО: Торговля.

    С.ДОРЕНКО: Торговля. Абсолютно верно. Я помню, что мы с удивлением говорили о том, что от «Исламского государства», от их скважин, которые контролировались «Исламским государством», террористической организацией, запрещенной на территории Российской Федерации, снабжалась сирийская армия и Сирия вообще. Они покупали у них нефть, бензин. Они говорят: а как же вы террористам платите. Они говорят: «В каком смысле? Нам бензин-то нужен? Чего мы, без бензина будем ездить что ли?» А те говорят: «Но это же вы даете деньги террористам». Они говорят: «Ну и… хорошо. В смысле, мы бензин получаем, тогда нормально все». В этом смысле понимание сотрудничества и возможности договориться очень разное у нас здесь, в наших краях, и там, на Ближнем Востоке. Они просто договариваются. Договариваются и все. Но это опасно. Погнали дальше. В движении.

    Новости

    С.ДОРЕНКО: 10 часов 5 минут. «Доброе утро, Сергей, Настя. Из окна кухни по-прежнему виден белый дым». Белый дым, Лубянка 19 горит. Мне кажется, когда он белый, это уже может быть в смеси с паром.

    А.ОНОШКО: От воды, которая тушит.

    С.ДОРЕНКО: Пар от брандспойтов, рукавов, вот этой всякой шняги, которую специально тычут в этот огонь, ему от этого неприятно делается.

    Настя, ваша взяла. 58,65 доллар.

    А.ОНОШКО: Сегодня в «Российской газете», я вам даже слать не стала, мне стыдно, говорят, что и 63 будет. Сейчас майские, после майских такой период проседания рубля, потому что там опять объяснения, все закрывают долги, а потом, может быть, опять вернется все на круги своя.

    С.ДОРЕНКО: В июне, может, вернется. Я тебе расскажу, почему в июне может вернуться. Потому что в конце мая будет, как ты хорошо знаешь, решение по нефти очередное, ОПЕК засядет в конце мая, 25 или 26 мая. Если будет решение жесткое ОПЕК продлить сокращение или может быть даже какие-то дополнительные меры будут принято, то тогда мы вправе рассчитывать на то, что нефть уйдет… Сейчас она 47. Мы с тобой постоянно говорили о нефти, мы постоянно говорили, вот нефть упала, 51,65 была, 51 и так далее, мы говорили, вот она упала. Сейчас она 47. Прикинь чего. 47. Поэтому, конечно. Если ОПЕК подтвердит и все на свете, и все будет хорошо, то совсем в конце мая, начале июня мы получим опять сильный рубль, может быть. 1,0983. Обратите внимание, как хорошо и энергично идет евро. Евро перешел за сутки на фигуру вверх. Он был вчера 1,0888. А мы еще с тобой вспоминали, когда он был 1,0913, а вчера он был 1,0888. И мы с тобой сказали, что вот, пожалуйста, доллар, несмотря на нулевое решение ФРС последнее, в среду, тем не менее доллар укрепляется, вчера на 1,0888. И сейчас мы видим на 1,0982. О чем это говорит? Это говорит о том, что доллар все-таки не решается укрепляться. 1,0982, почти 1,10. 1,10 мы уже, честно говоря, давненько не видели. Хорошо. Посмотрим. Итак, я снова говорю вам курс доллара – 58,63 сейчас на бирже. Это значит, что рубль падает, как все и хотели. Конечно, при нефти за 47, чего нам еще ожидать. Конечно.

    «Во сколько мотопробег? Прослушал я», - Харьковчанин. Сбор участников мотопробега с 9 до 11. Говорят, поскольку там будут рамки и шмон, лучше приезжать пораньше. Начало движения будет в 11. Представьте себе, что в момент начала движения, в 11 и, наверное, даже прежде этого, будет полностью перекрыто Садовое кольцо. Полностью. Я так думаю. Потому что представьте себе всю эту лавину мотоциклистов, которые пойдут по Садовому кольцу. Ты понимаешь, да?

    А.ОНОШКО: Да.

    С.ДОРЕНКО: Харьковчанин, вероятно, поскольку его род деятельности связан с движением на автомобиле, он, наверное, интересуется именно потому, что будет перекрыта Садовое. Да, Харьковчанин, именно так. В 11 начало движение, в 12 прибытие к «Рабочему и Колхознице». Если это так, то и проспект Мира будет перекрыт тоже. «Я хочу на вас посмотреть», - говорит Харьковчанин. Харьковчанин, я буду представлять собой абсолютно унылое зрелище. На мне будет шлем «Шой» японский и на мне будет курточка, я вчера купил в «Триумфе», огроменную куртку, похожую на чехол для танка, кожаную, триумфовскую, поскольку в «Кловере» вроде неправильно по стилю ездить, не кошерно.

    А.ОНОШКО: «Кловер» это что такое?

    С.ДОРЕНКО: У меня туристическая куртка «Кловер», для туриста. Я тем не менее надену триумфовскую куртку, под которую я надену подстежку от «Кловера». То есть подстежку от «Кловера» и я ее закамуфлирую триумфовской куртку. Потому что триумфовская куртка вся в перфорации. Если я в ней поеду, то я околею от холода, вот и все. «А вот вы идите в область и там устраивайте парады». Нет-нет, мы же должны моральный террор устроить. Как вы не понимаете? Суть в том, что мы устроим вам моральный террор. Таким образом, чтобы показать, что это наш город, а вы, типа, отдыхаете торжественно. Завтра поймете. «В «Триумфе» на Курской?» Нет, я купил в «Триумфе» в Крылатском, улица Крылатская, дом 14, в «Гран мото».

    А.ОНОШКО: В Китае начались первые летные испытания собственного пассажирского лайнера.

    С.ДОРЕНКО: S-919. В Китае же проводятся и наши испытания. Кстати говоря, некоторые наши системы испытываются в Китае, потому что у них дешевле, лучше и есть такие возможности. «А как будет рабочий с колхозницей по-английски», - спрашивает Михаил. Рабочый энд Колхознэца. …

    А.ОНОШКО: Нет, это не колхозница, жена фермера скорее.

    С.ДОРЕНКО: Как ты переведешь рабочий и колхозница на английский?

    А.ОНОШКО: Колхозница – это, по сути, крестьянка. Если мы слово «крестьянин» можем перевести адекватно.

    С.ДОРЕНКО: Переведи крестьянина. Agricultural Worker

    А.ОНОШКО: Я не знаю…

    С.ДОРЕНКО: She Agricultural Worker.

    А.ОНОШКО: Там столько сюрпризов, в этом английском языке, что…

    С.ДОРЕНКО: Нет, рюкзак я не надену. Свой модный желтый рюкзак я не надену, нет. Redneck. … это тогда адюльтер, потому что она жена фермера с рабочим, непонятно, не до конца раскрыта тема, мы не очень понимаем.

    «Kolhoz Woman». «Летит вертолет с ковшом тушить…»

    А.ОНОШКО: Country Woman.

    С.ДОРЕНКО: Country Woman.

    А.ОНОШКО: Peasant Woman.

    С.ДОРЕНКО: Самка колхозника, короче.

    А.ОНОШКО: Ну, вот, вы издеваетесь.

    С.ДОРЕНКО: Но это так. Ну, это так. Ты сейчас читаешь Country Woman.

    А.ОНОШКО: Хорошо. А рабочий тогда «самец рабочий», если там самка колхозника, то самец рабочего.

    С.ДОРЕНКО: Country Woman.

    А.ОНОШКО: Ну, вот.

    С.ДОРЕНКО: Country Girl… Peasant Woman… Peasant. Ну, хорошо, крестьянка и крестьянка. Мы необязательно завтра будем переводить ее на английский. Уж позвольте ей остаться в русской стилистике. «А муха-цокотуха как будет?» - Виталий Бондаренко. Прекратите. Движемся дальше. Можно, я расскажу про вас, билингвы (это же билингвы). Билингвы оказались точнее монолингвов в определении времени. Я рассказываю вам научное изыскание. Вас это потрясет. Я вчера это прочитал на «Н+1», но приберег для вас, потому что я понимал, что вы заинтересуетесь этой темы, а вчера просто руки не дошли.

    Оказывается, билингвы… Во-первых, языковые культуры несут в себе столь значимые вещи, как ощущение времени. Ты понимаешь?

    А.ОНОШКО: Смутно.

    С.ДОРЕНКО: Это надо понять.

    А.ОНОШКО: У меня есть только одно ощущение времени.

    С.ДОРЕНКО: Это в первую голову надо, конечно, понять, потому что понять это нелегко. На «Н+1.ru» посмотрите. Оказывается, что люди, говорящие на разных языках, по-разному воспринимают параметры времени. Не в смысле они опаздывают, хотя и это бывает, но они вообще, когда вы можете их спросить, например, что они помнят, что они чувствуют, они будут по-разному описывать прошлое, потому что они по-разному его чувствуют. Вы не одинаково чувствуете. Разные языковые культуры дают вам разные подходы, в том числе в оценке происшедшего. Произошло что-то. В разных языковых культурах это по-разному воспринимаются. Оказывается, билингвы могут переключаться с одного паттерна на другой, вот что интересно. Например, ты билингв. Предположим, немецко-итальянский.

    А.ОНОШКО: Русско-немецкий. Зачем итальянский?

    С.ДОРЕНКО: Русско-немецкий не годится, потому что русский дает такую мучительную достоевщину, она мне здесь не годится для примера. Мне для примера нужно, чтобы ты была немецкой итальянкой.

    А.ОНОШКО: Я не могу сказать, как чувствуют итальянцы…

    С.ДОРЕНКО: Да можешь ты жить в Тичино и говорить по-немецки и это прекрасно.

    А.ОНОШКО: Я не знаю. Так и что же?

    С.ДОРЕНКО: Если ты билингв, то ты можешь произвольно переключать паттерны восприятия полностью, вообще.

    А.ОНОШКО: Это психолингвистика.

    С.ДОРЕНКО: Психолингвистика, верно. То есть ты можешь жить две разные жизни. Притом ту, которая тебе выгодна. Быстро. Для своего эксперимента исследователи выбрали шведский и испанский. Немецкий и итальянский забыли. Шведский и испанский. Это два языка, в которых категории времени описываются по разным моделям. В шведском временные промежутки описываются как расстояния, то есть время как расстояние - длинный, короткий, а в испанском как объем - большой, маленький. Понятно?

    А.ОНОШКО: Понятно.

    С.ДОРЕНКО: К участию в эксперименте ученые пригласили 40 взрослых носителей испанского и 40 взрослых носителей шведского и 72 носителя испанского и шведского одновременно, билингвы. Чтобы выявить, существуют ли различия восприятия, ученые проверили, одинаково ли успешно носители разных языков могут игнорировать пространственную информацию при оценке продолжительности временного периода. То есть, могут ли они отречься от пространственных параметров. В ходе первого блока монолингвам поочередно показывали несколько экранов. Показывалась и удлинялась линия, слева направо либо снизу вверх заполнялся сосуд. Как только видео заканчивалось, оно исчезало с экранов, и добровольцев просили назвать длину или объем либо время, которое продолжалось действие. Оценив точность определения времени каждым из добровольцев, ученые увидели, что испанцы менее точно оценивают время, с меньшей точностью. Они старались, внимание, старались, но тем не менее оценивали время менее точно. Прости. Испанцы менее точно оценивали время, за которое заполняются контейнеры, когда видели объемы. А шведы менее точно определяли время, за которое росла линия. Исследователи считают, что это связано с тем, что поскольку в испанском языке время концептуализируется как объем, испанцев сбивала необходимость оценивать и объем, и время одновременно. А шведов, наоборот, сбивала необходимость одновременно следить и за временем, и за длиной. Понятно, поскольку у них время оценивается как длина. Во втором экспериментальном блоке… Я не слишком затруднил твой интеллект?

    А.ОНОШКО: Я, как русский человек, полностью сдалась уже. Но я продолжаю слушать.

    С.ДОРЕНКО: Во втором экспериментальном блоке лингвисты повторили процедуру со шведо-испанскими билингвами. Выяснилось, что билингвы совершают меньше ошибок, чем монолигвы. Точность их ответов не зависит от типа видео на экране. Потому что они удобно переключают мозг.

    А.ОНОШКО: Это в пользу скрещивания, Сергей. У нас боятся мигрантов многие, а мне кажется, что надо наоборот.

    С.ДОРЕНКО: Исследователи утверждают, что это связано с тем, что билингвы владеют двумя моделями концептуализации времени и могут бессознательно переключать модели концептуализации. Понятно?

    А.ОНОШКО: Да. Значит, выгоднее быть ребенком перекрестной культуры.

    С.ДОРЕНКО: Выгоднее быть ребенком перекрестка, чем ребенком какого-то монохрома. Выгоднее быть ребенком смешанной концептуализации, разной концептуализации, человеком, который может смотреть на вещи очень по-разному.

    А.ОНОШКО: Но нам это уже не переделать.

    С.ДОРЕНКО: Но нам это чуждо и глубоко внутренне противно. Мы должны спросить какого-нибудь билингва? Не знаю.

    А.ОНОШКО: Не знаю. О чем мы будем спрашивать? Если бы мы могли какой-нибудь эксперимент с ним быстро поставить, это было бы интереснее. А так будут хвастаться нам, звонить.

    С.ДОРЕНКО: На самом деле я здесь поспорил бы с людьми. Поскольку я, например, знаю измерение в испанском языке, измерение времени через расстояние, так же как в шведском. (по-испански). Знаешь?

    А.ОНОШКО: Нет, не знаю.

    С.ДОРЕНКО: От сказанного к сделанному большая дистанция. Это имеется в виду время. Таким образом, временной промежуток рассматривается как дистанционный промежуток. Так что здесь на самом деле не все так очевидно. Хотя быть билингвом или мультилингвом, от этого, безусловно, выигрываешь. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Александр. Я преподаватель английского, я билингв.

    С.ДОРЕНКО: Скажите, пожалуйста, а вы билингвизма достигли уже в зрелом возрасте?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Можно сказать, что в зрелом, потому что я уехал в Штаты, когда мне 23 года. Дело в том, что ваше исследование достаточно старое. Еще 2-3 года назад британскими учеными было проведено следующее исследование. Они брали группы людей, которые владеют несколькими иностранными языками, причем на очень хорошем уровне, на уровне флюинд. Они проводили определенные тесты. Они тесты были написаны на языках, в которых эти люди разбирались очень хорошо, которыми они владели. То есть люди, умеющие говорить на двух-трех языках. Вывод английского исследования был следующий. Когда человек использует другой язык очень хорошо, он ведет себя на психологическом уровне, то есть он принимает решения, логика и даже эмоции этого человека такие же, как у представителя нации. Если вы знаете хорошо испанский, например, и вы начинаете использовать испанский в речи сейчас или английский, вы ведете себя абсолютно так же, как испанец или англичанин. То есть вам присущи эмоциональные, психологические и логические заряды вот этих народов, которые говорят на этом языке.

    С.ДОРЕНКО: Способ принятия решений. Верно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: То есть вы принимаете решение точно так же, как люди из этих стран. Из этого следует эрго, как говорили в Древнем Риме, они просто говорили эрго, надо учить языки. Потому что чем больше вы знаете языков, тем больше вариаций того, как вы будете принимать решения. То есть в тот или иной момент вы можете принимать решение по крайней мере несколькими путями, как испанец, например, американец.

    С.ДОРЕНКО: Но не означает ли это расслоение личности в сущности, потерю идентичности? Вам сейчас возразят. Таким образом, вы теряете идентичность. Тот анекдот про еврея, который говорил, что после одной рюмочки он становится другим человеком, почему бы ему не налить одну рюмочку. Вы можете точно так же избавляться от ответственности, сообщая собственной супруге, что именно этот поступок вы совершили, будучи испанцем.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Почему нет? Но я хочу сказать, что это присуще не только людям, владеющим несколькими языками. Это присуще людям вообще как таковым.

    С.ДОРЕНКО: Весь я в чем-то норвежском, весь я в чем-то испанском. Ведь это может говорить о расслоении личности, это может говорить об изменении личности.

    А.ОНОШКО: Если изменение личности, это в большую психиатрию.

    С.ДОРЕНКО: Это понятно. Сейчас ты сказала с осуждением. Тем не менее мы должны говорить о явлении. Явление, которое может быть массовым, в конечном итоге. Это явление, при котором ты мыслишь как не ты или как иной ты. То есть это, в сущности, две личности. Понимаешь?

    А.ОНОШКО: С натяжкой. Есть какие-то общие человеческие ценности, всякие вещи общие. Насколько это различие глубоко пролегает.

    С.ДОРЕНКО: Я позволю себе развить мысль, которую высказал наш слушатель. Эта мысль мне кажется очень плодотворной. Есть целый ряд обычных выходов из ситуации, которые закреплены поговорками. В русском языке есть миллионы выходов из ситуации, которые закреплены поговорками, и они общие для огромного массива людей. Этот массив исчисляется десятками миллионов в любом случае. «Душа меру знает». Назови мне русские пословицы. «Трудом праведным не наживешь палат каменных», еще что-то. В то же время есть массив огромный, например, испанских выходов из ситуации. Да?

    А.ОНОШКО: Да.

    С.ДОРЕНКО: (по-испански). Они иные.

    А.ОНОШКО: А я вот заметила, когда мы в Корее учились, нам дали задание, японцы были в группе у меня, мы учили корейский. Русские, кто-то еще, из Дании. Мы учили корейские поговорки. Нам дали задание перевести на корейский какую-нибудь свою поговорку. Мы их проанализировали, есть ли аналог в твоем языке, и оказалось, что почти у всех поговорок есть аналог для корейских на самом деле. Когда объясняют, японец сидит, объясняет на корейском свою японскую поговорку, я вдруг понимаю, что у нас тоже что-то похожее есть, вот с этим же смыслом, про то, что под лежачий камень вода не течет, без труда не вытащишь рыбки из пруда. Это общечеловеческие вещи, они не отличаются от языка к языку.

    С.ДОРЕНКО: Я все-таки обращу твое внимание, что есть детали и различия – первое. Второе – есть принципиально более желательные выходы из ситуации. Это важно. Потому что если мы весь массив пословиц… Если мы весь массив пословиц, поговорок и таких фраз, которые решают ситуацию, сопоставим, то мы обнаружим, что действительно весь массив совпадает: у корейцев, у русских и, предположим, у мексиканцев. Он совпадает. Но если ты обратишь внимание на частотность употребления, я тебе абсолютно серьезно, ты обнаружишь, что корейцы чаще прибегают к таким моделям концептуализации, русские к таким, чаще прибегают, а мексиканцы чаще прибегают к таким. То есть у каждого народа есть, если сравнить весь массив, конечно, у всех есть. Так же как прилагательные, характеризирующие цвета. Но частотность употребления покажет тебе, что эти народы живут разной жизнью. Если ты переходишь мыслительно в иную модель и начинаешь мыслить как американец, например, что не совсем тоже самое, что англичанин, это разные вещи, лающий жесткий английский вдруг с протяжными гласными посреди этого лая англичанина, или рокочущий американец и так далее, причем американцы тоже разные. Ты будешь по-разному мыслить, по-разному искать выход из ситуации и разных ситуаций, принимать иные решения. И не означает ли это расслоение личности, вот мой вопрос конечный. Не означает ли это, что ты становишься иным?

    А.ОНОШКО: А вы сами становитесь иными?

    С.ДОРЕНКО: Думаю, что да. Теперь, когда наш прекрасный слушатель подсказал мне эту мысль, я начинаю анализировать себя и я точно понимаю, что это верно. Это правда. Потому что у меня тоже есть миллион всяких «бичос», которые я подслушал у латинов и которые, я бы сказал, они даже очень опасны. Новости.

    Новости

    Обзор прессы

    С.ДОРЕНКО: Мы с Настей долгие 5 минут были разлучены с вами. Настя спрашивала меня, подари хоть что-нибудь испанское такое. Я перебирал в голове десятки всевозможных словечек и оценок ситуации, которые я почерпнул от своих латиноамериканских друзей, потому что мое детство прошло с 16 лет, я в 16 поступил в университет, оно прошло в латиноамериканской среде, с 16 до 22 я дружил все время с латинами и проводил все время с ними, путешествовал по стране с ними и так далее, а с 22 до 24 я проводил время с африканцами. Таким образом, с 16 до 24 я русских видел изредка. Поэтому все мое сознание исковеркано латиноамериканцами и африканцами и отстроено ими же. Я ничего не вспомнил приличного, к сожалению. Все паттерны, все выходы из ситуации, все «бичос», высказывания в латиноамериканской среде, все, конечно, безусловно, сексуальные и они все, в отличие от русского языка, в котором фразы в сексуальной коннотации обычно оскорбительные и направлены на унижение достоинства. В русском языке фразы в сексуальной коннотации, как правило, направлены унижение. То есть унижение через секс, сексуальная агрессия. В латиноамериканском варианте они скорее подчеркивают молодцеватость. То есть бравада молодцеватости.

    А.ОНОШКО: А что касается тетенек? У них в таком случае тетеньки тоже молодцы или тетенькам не следует бравировать такими вещами?

    С.ДОРЕНКО: Нет, тетеньки тоже молодцы. Тетеньки тоже, не их, а они тоже… Они тоже очень активны, в активном залоге. Поэтому я ни одной прекрасной фразы вам представить не могу. Я просто говорю о подходе к жизни. Там это молодцеватая бравада: мы можем, можем, можем, еще, еще и снова, снова можем, а потом опять можем. Это такое счастье бравады. А в русском языке, к сожалению, это: мы уничтожим, мы уничтожим, мы уничтожим, мы затюкаем, забьем, мы уничтожим твое человеческое достоинство через секс и так далее, и так далее.

    А.ОНОШКО: Это называется не поговорки, а ругательства.

    С.ДОРЕНКО: Это способы выхода из ситуации, через унижение и уничтожение. Вот культуры различаются, как я вижу. Все-таки они различаются. Хорошо. Двигаемся дальше.

    У меня есть случай… «Мы встретимся с тобой в раю». Альфонс прокурор, но он не прокурор на самом деле, насколько я понимаю, хотя он представлялся прокурором. Есть целая история сейчас, и «ВКонтакте» его ищут, и везде, в WhatsApp группа создана женщин, которых обманул этот джентльмен. Я расскажу эту историю. Очень смешная. Ему 35 лет. Он прибыл к нам из Средней Азии, из Узбекистана. Его зовут… какое-то сложное имя, я не запомнил. Я найду. Ренат. Потом как-то очень сложное отчество и очень сложная фамилия. Он Ренат из Узбекистана. Он Губайдуллин. Он 10 женщин, причем 21 года и так далее, разводил на деньги. Здесь представляется мне интересным сама готовность женщин собирать деньги, жертвовать, помогать, ключи от квартиры. Женщины настолько щедры, как выясняется, даже не очень достаточные финансово.

    А.ОНОШКО: Мужчины щедрее.

    С.ДОРЕНКО: Мужчины щедрее, ты считаешь?

    А.ОНОШКО: Не знаю, это шутка была. На самом деле это понятно. Известна жертвенность женщины. Она когда думает, что все, они вместе, она готова на многое.

    С.ДОРЕНКО: Мужчина может быть щедрее, но мужчины и состоятельнее часто. А эти женщины выбивались из последнего, они последнее клали. Вот это гигантская разница. На самом деле гигантская разница. Вот послушай.

    - …И Роман спустя какое-то время недолгое познакомил меня со своим другом Александром. Точнее, он представился Александром на тот момент. У нас с Александром начались отношения, мы с ним общались на протяжении полугода до января месяца.

    - Это в прошлом году было, правильно?

    - Да, это было до января этого года. Соответственно, получилось так, что где-то через полтора-два месяца, это был сентябрь, этот Александр сообщил мне, что болен раком, что у него рак, вокруг сердца какая-то опухоль, ему срочно нужна операция. Он собирает деньги, прямо она ему жизненно необходима, операция, в Израиле ему нужно сделать эту операцию. Соответственно, я на протяжении всего этого времени, до 26 декабря, отдавала ему деньги с заработной платы частями. В общей сумме… Сумма составила 485 тысяч рублей. На что как бы, естественно, это все… Там были какие-то моральные давления, «пожалуйста, мне очень надо»…

    - Давил на жалость.

    - Да. «Я уже собрал деньги со всех в этом городе, больше не с кого спросить, мне уже больше никто не может помочь, у меня вся надежда на тебя». Всякие фразы «если я умру, мы встретимся с тобой в раю».

    С.ДОРЕНКО: Хорошие фразы: «если я умру, мы встретимся с тобой в раю».

    - «Вот я вылечусь, все будет хорошо». И так далее. То есть обычная лапша на уши.

    С.ДОРЕНКО: Это одна из девушек, которая отдавала его сообщнику. У него был второй Александр, то есть он сам, Ренат, он представлялся Романом и он говорил, что он прокурор, он работает прокурором. Он, Роман, фамилия… А есть еще Александр, который тоже его коллега, партнер и все на свете. И у них раковая опухоль вокруг сердца. Мне кажется, такая циркулярная опухоль.

    А.ОНОШКО: От любви.

    - Что с вами произошло? Кто вас обманул?

    - В данный момент обманул Роман Колганов. Ранее он мне представлялся… На данный момент этого человека зовут Ренат, как я узнала.

    С.ДОРЕНКО: Роман Колганов. Он представлялся, что он прокурор, господин Колганов.

    - Получилось так, что на сайте знакомств «Мамба»…

    С.ДОРЕНКО: На «Мамбе»! Парень брал их на «Мамбе». Я торчу.

    А.ОНОШКО: А что такого-то?

    - …января он спросил: что делаешь в новогодние праздники, в Старый Новый год, как будешь отмечать? Я говорю: ничего. Пригласил в гости. И когда он стал приглашать, он говорит: ты знаешь, подъезжай по адресу… Данная квартира принадлежала не ему…

    С.ДОРЕНКО: Ты понимаешь?

    А.ОНОШКО: Что именно, Сергей? Ему, как говорил Жириновский, на танцах знакомиться? Нынешняя ситуация такова, что на «Мамбу» надо идти, если у тебя нет друга.

    С.ДОРЕНКО: Мне казалось, что на «Мамбе» обслуживаются иные потребности, не долгосрочного брака, нет.

    А.ОНОШКО: А женщины долгосрочные ищут.

    - …А до этого, когда ехала, этот Александр сказал, что, мол, знаешь, вот мой друг, он такой хороший, обеспеченный человек, ему нужна семья, то есть ему как бы серьезные отношения нужны. Знаешь, как бы с твоей стороны это некрасиво, как бы приедешь ты, а там будет другой человек. Ты не переживай, я туда подъеду. И вот как раз на данный момент открыл дверь вот этот Роман, он представился. И мне прислал на телефон контакт, что это прокурор Колганов.

    С.ДОРЕНКО: Он прислал на телефон, то есть они обменялись телефонами. Он прислал ей телефон, расшарил свой телефон, и там было написано «прокурор Колганов». Понятно, да? И это окончательно покорило эту прекрасную деву. Здесь просто 10 москвичек, начиная с 21 года возраст, которые на «Мамбе» подхватили прокурора. Дорогая, это серьезно. Это характеризует общество. А вот и сам прокурор.

    - Представьтесь, как вас зовут.

    - Меня зовут Ренат.

    - Полностью фамилия, имя, отчество.

    - Губайдуллин Ренат…

    - Сколько вам лет?

    - 35.

    - За что задержаны сотрудниками полиции?

    - По подозрению в краже.

    - Что у кого украли?

    - Ни у кого ничего не украл.

    - То есть вы считаете, что вас задержали случайно и оклеветали?

    - Совершенно верно.

    С.ДОРЕНКО: Он забирал у них компьютеры и еще телефоны. Они так говорят. Но он-то считает, что это клевета. Забирал компьютеры, телефоны, деньги и так далее. Они работали на него, 10 человек. 10 девок работали, запахивали. Прикинь?

    - …Жалуются на вас, что вы мошенник, под различными предлогами у них деньги отбирали, вещи крали.

    - Я думаю, что это надо будет доказать.

    С.ДОРЕНКО: Это надо будет доказать. Лариса нам звонит. Лариса прекрасна, сейчас она расшифрует. Лариса, расшифруйте нам, пожалуйста.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Сергей. Традиционное вообще расколотое сознание женщины, которое на самом деле в анамнезе звучит так: обмануть меня несложно, я сам обманываться рад.

    С.ДОРЕНКО: Сама обманываться рада.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Когда ты начинаешь с ними разговаривать, ты спрашиваешь, например, я спрашиваю: ты хотела помочь человеку выздороветь? Ну, да, я хотела помочь ему выздороветь. О’кей, ты помогла. Ну, нет, я не для этого в конечном итоге хотела. А зачем? Потом ты выходишь на страх, что он тебя бросит, если ты не дашь ему денег. Этот страх абсолютно не осознан. Женщины его не осознают. Они покупают внимание. Это типично расколотое сознание. С одной стороны, я вроде бы должна сама получать деньги, я же женщина, с другой стороны, я боюсь, что меня бросят, если я буду настаивать на своем и выводить его на правду.

    С.ДОРЕНКО: Лариса, крошечная вставка, которая тоже обратила мое внимание. Они ищут мужчину для создания семьи и считают его плюсом состоятельность. Там одна из этих дам говорит: мне его представили как человека состоятельного, ищущего для создания семьи. Таким образом, состоятельность считается плюсом. Но как только они знакомятся, этот состоятельный господин начинает с нее получать деньги. Вот здесь нет ли противоречия?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, там нет противоречия, потому что если мы все делаем деньги, то деньги являются критерием общих движений. Это общая оценка. Если я ищу любви, то деньги вообще не в моем поле как бы сознания, они вообще не существуют. Это если вернуться к предыдущему разговору, это субличности. Одна часть меня все идентифицирует деньгами, и тогда мы имеем дело с деньгами. Если я идентифицирую себя с отношениями, то какие деньги? Я никогда не дам денег. Зачем? Почему ты давала ему деньги? Ну, я хотела… И дальше, повторюсь, выходим на страх: если я не дам, он просто уйдет. И сказать себе честно это, я даю ему деньги для того, чтобы он не ушел, вот здесь уже констелляция субличности, оп, все сливается воедино, а нужен ли мне такой мужчина, но тогда его не будет. Понимаете?

    С.ДОРЕНКО: Не будет никакого.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А лучше жить в мифе. Да, не будет никакого. И дальше мы уже выходим на низкую самооценку.

    С.ДОРЕНКО: Если позволите, вкрапление маленькое. Вчера смотрел Facebook, ленту и прочее, вдруг увидел фотографию молодой женщины, ей менее 30 лет, а, может быть, 30, кошка рядом с ней лежит на подушке, и она пишет: «Какое колдовство совершить, какую молитву прочитать, чтобы эта кошка обратилась мужчиной».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нужно просто выйти на улицу и иметь дело с мужчинами. Колдовство простое. Просто выходишь и имеешь дело с мужчинами, а не с кошками. Вот и все. Вот там страх. Нет такого мужчины, который удовлетворил бы меня, который полюбил бы меня так, как я хочу. Вот это глубинная недооценка себя, идущая из семьи опять же, из рода, нежелание и неумение выстроить свою жизнь, в конечном итоге, эффективно. Все это вместе позволяет таким мужчинам… Они это давно знают и этим манипулируют. Это а-ля жалость. Никакой там жалости нет. Тебя интересует его излечение от рака? Нет, никого это не интересует, правда. Если ты идешь лечить человека от рака, то тебя устроит любой результат, обманул, не обманул, какая разница, я лечила его от рака, я удовлетворена собой, я за это билась.

    С.ДОРЕНКО: Серега из Надыма пишет: «Я с женой на сайте познакомился. Живем пять лет. Счастливы. Заработная карта у нее и все гуд». То есть он отдал свою заработную карту ей, Серега из Надыма. Это очень хорошо.

    Я говорю про то, что женщина настолько невероятно дорожит парой, возможностью быть с парой, что она начинает откупаться от этого страха его потерять. Вновь верну тебя к этой фотографии с котом, где женщина 30-летняя пишет: «Какое колдовство совершить, какую молитву прочитать, чтобы эта кошка обратилась мужчиной». Она мечтает не о сексе, она мечтает о близости какой-то, чтобы рядом был человек. Я теперь понимаю, что если на месте этого кота вдруг образуется прокурор, прокурор Колганов, он совершенно спокойно может ей в задушевной беседе рассказать, что у него вокруг сердца опухоль раковая, которая поглощает это сердце, это сердце умрет, то, что она должна дать, добыть срочно 60 тысяч, например, потом еще 60 тысяч и так 485 одна отдала. 485 тысяч. Вот и все. Елена из Кунцева. Елена, прошу вас, выскажитесь.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Мы же, как пишут, именно пишут, если бы мы с вами пошли в духовное училище, то нас бы заставили некоторые прочесть письма. Например, письма игумена Никона. А Воробьев говорит, что «женщины, я уже общаюсь с женщинами, постоянно… это же ребро, которое изъяли от Адама и которое постоянно хочет встать на место, обратно, с единым целым». В психике женской, он так пишет… И потом же… Адамова это сказывается, потому что там четко сказано: будешь иметь влечение к нему.

    С.ДОРЕНКО: Елена, можно вопрос? На вас косыночка?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, на мне не косыночка. Я ее забыла. Я на даче и я страдаю без нее.

    С.ДОРЕНКО: Наденьте косыночку, я вас очень прошу. 73-73-948. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я хочу вспомнить свою бурную молодость. Я могу сказать, что пять девчонок, ну, уже дам, они содержали своих парней. Они заработали и содержали их, а те сидели, курили, пили. Ничего удивительного здесь на самом деле.

    С.ДОРЕНКО: Пять женщин работали проститутками, чтобы содержать своих мужчин.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. Они их любили, они приходили после работы. У них вроде бы семья была, муж, у них свои семейные разборки, ревность, все это, но они работали и содержали их.

    С.ДОРЕНКО: А в момент работы ревности не было.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Деньги нужны были. А он дома сидит, козел… не козел, не дай господь козлом его обозвать.

    С.ДОРЕНКО: Баран. Он дома сидит, баран.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нельзя бараном называть.

    С.ДОРЕНКО: А кем же можно? Верблюдом.

    А.ОНОШКО: Котом можно называть.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Он – любимый человек. Он любимый для нее.

    С.ДОРЕНКО: Возлюбленный. Желанный. Суженный.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Желанный.

    С.ДОРЕНКО: Суженный. И все. Спасибо. Сердце женщины поразительно устроено. Она готова жертвовать последним.

    А.ОНОШКО: А мужчина разве не готов?

    С.ДОРЕНКО: Как тебе сказать? Мужчина… совсем уже последним?

    А.ОНОШКО: Мужчина склонен к импульсивным, бессмысленным поступкам типа миллиона роз, пачку ассигнаций в камин.

    С.ДОРЕНКО: Зачем в камин?

    А.ОНОШКО: Куда бросал купец деньги?

    С.ДОРЕНКО: Да, да, да.

    А.ОНОШКО: В печку он их бросал. А женщина всегда очень деловито подходит к этим расходам. Но тут-то вопрос стоял не то, что… вылечить человека, он же умрет, там смысл, чтобы не умер.

    С.ДОРЕНКО: Мы задали сами вопрос, давайте не соскакивать с него. А мужчина, каков мужчина? Каков мужчина? Ты сказала: а мужчина разве не таков?

    А.ОНОШКО: Таков же.

    С.ДОРЕНКО: Я думаю, что нет.

    А.ОНОШКО: Представьте, вы познакомились и думаете, что вы вместе. И она вам через пару месяцев говорит: ой, а у меня болезнь. Что вы, лечить не станете?

    С.ДОРЕНКО: Нет-нет, подожди. Лечить? Не знаю.

    А.ОНОШКО: Конечно, будете. Скажете: больная, ну, иди отсюда, вылечишься, приходи.

    С.ДОРЕНКО: Я не уверен. Если нет детей, если нет каких-то совсем жестких связывающих…

    А.ОНОШКО: Кто бы вас осудил… Осуждают такие ситуации, когда мужчина бросает больную женщину.

    С.ДОРЕНКО: Абсолютно верно. И мужчине будет жалко ее, безусловно, жалко, даже стыдно, может быть, недели две подряд, может быть, недели две даже будет стыдно. Потом забудется как-то и все на свете. Мужчина готов заботиться о женщине, когда он уже позаботился о себе, после этого. Я вспоминаю преподанный мне Минкиным пример прекрасный из «Вишневого сада» чеховского, где Раневской… В сущности, купец, который покупает сад, если ты помнишь, и Минкин на это смотрит именно так, он это делает ради Раневской, он ее любит просто. Он любит Раневскую. Он, в сущности, покупая сад, он ее спасает. У нее долги, ей нужны деньги срочно в Париж уехать. Она хочет в Париж уехать с любовником. И на то, чтобы она поехала с любовником в Париж, во Францию и все это разметала, все эти деньги, разметала, потратила, он покупает у них сад. Ровно для нее. Ровно для того, чтобы его возлюбленная, тайная возлюбленная, недостижимая возлюбленная, промотала его деньги. Он покупает, он платит больше чем надо за сад. Мужчина обеспеченный всегда. Мужчина, которому ты скажешь «паши» для того, чтобы ей отдавать деньги, паши и потом 80 процентов зарплаты отдай ей, он будет озадачен. Он не готов. И даже маме. Нет. 80 процентов? Нет. Это слишком. Мальчик к этому не готов. Мальчика к этому и не воспитывали. Мальчика к этому никто не готовил. Мальчик должен быть счастлив, он должен быть сильным, должен быть победителем, а там уже в качестве победителя он может смахнуть крохи со стола, но не запахивать, как окаянный, забыв про себя, вдруг на женщину. Нет, такого не может быть. А женщина работает на него. В этом глобальное, огромное отличие.

    «Я вывел формулу счастья. Ее квартира плюс моя зарплата, и плюс ипотека», - говорит Серега из Надыма. То есть ее квартира с ипотекой плюс ваша зарплата – вот формула счастья. Но она не лишена эротизма какого-то скрытого, я бы сказал. Интересно, Серега. «Отец, пока жил со своими родителями, всю зарплату отдавал им, родителям, в 60-е годы».

    А.ОНОШКО: А чего, живешь… Это правильно.

    С.ДОРЕНКО: Насколько я понимаю, женатый отец с собственными детьми отдавал деньги родителям, пока жил с ними. Очень интересно. Совсем все. А они ему давали на чай, на обед. Так? Или как?

    А.ОНОШКО: Я думаю, обед заворачивали с собой.

    С.ДОРЕНКО: Ну, хорошо. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я своих женщин начинал сначала лечить. Причем они даже этого не просили.

    С.ДОРЕНКО: Лечить? А вы были врачом?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я и есть врач.

    С.ДОРЕНКО: Вы врач.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Причем я делал это искренне, потому что я знаю, что здоровье - это самое дорогое, что у нас есть, а все остальное - ерунда. И практически со всеми из них, даже когда мы расставались, я поддерживаю нормальные дружеские отношения.

    С.ДОРЕНКО: А они продолжают хворать или выздоровели?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, конечно, многие уже замужем и счастливы.

    С.ДОРЕНКО: Вы спутали мои карты. Спасибо вам большое. Счастливо. Я бы, если бы я был на его месте, я бы поддерживал их в полубольном состоянии.

    А.ОНОШКО: Да, есть такая тоже психологическая игра.

    С.ДОРЕНКО: На всякий случай. Только у меня есть эти таблетки и все. Я бы поддерживал их в полудохлом таком состоянии, к этому моменту давал бы им таблеточку раз в неделю, потом говорил, «дорогу запомни, как ты идешь, таблеточки запомни». Инстинкт. Инстинкт!

    Москва прекрасна, товарищи. Завтра мотопарад. Народ будет сосредотачиваться с 9 до 11 на Сахарова, потом в 11 двинется вся эта колонна, каким-то образом наводя ужас на автомобилистов, которым перекроют Садовое кольцо, по часовой стрелке, мне кажется, а, может, не по часовой, как велят, так мы и поедем. Там будут в желтых специальных жилетах маршалы и маршалы, поскольку вся эта мотокультура идет из Америки, как вы понимаете, маршалы будут нами руководить и бить по башке, если что не так. Мы двинемся по Садовому кольцу, затем на проспект Мира, если мы не замерзнем все еще, то мы приедем к «Рабочему и Колхознице», откуда мы выступим. И все будет прекрасно. Если замерзнем, слиняем быстро домой.

    Мы провели этот выпуск. Мы пойдем и проживем ее, эту пятницу, 5 мая.

    Версия для печати

Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus