• «ПОДЪЁМ» С СЕРГЕЕМ ДОРЕНКО от 29.05.2017

    08:30 Май 29, 2017

    В гостях

    Илья Скавронски

    отец задержанного за декламацию «Гамлета» мальчика

    С. ДОРЕНКО: 8 часов 38 минут. Понедельник, 29 мая. Здравствуй, великий город! Здравствуйте, все! Это радио «Говорит Москва». И Анастасия Оношко — ведущая этой программы.

    А. ОНОШКО: И Сергей Доренко! Доброе утро, всем!

    С. ДОРЕНКО: Насчитал 25 тысяч велосипедистов — это про вчерашний велопарад. «Чего орать так», - говорит Валентин. Я сам удивляюсь, Валентин. Я сам удивляюсь. Мне тут шило начинают вставлять в этот момент, понимаете почему я начинаю орать. Эта боль… Боже милостивый, у меня валится стул ещё вдобавок.

    Слушай, ты была на велопараде? Ты вообще велосипедистка, ты кто? Ты передовая девушка.

    А. ОНОШКО: Я велосипедистка, да.

    С. ДОРЕНКО: Я однажды был на гироскутере, однажды в жизни.

    А. ОНОШКО: И как вам, понравилось?

    С. ДОРЕНКО: Я тебе скажу когда это было. Это может быть было в 2005 году или 4-м.

    А. ОНОШКО: На заре, так давно.

    С. ДОРЕНКО: Тогда были большие такие, за 7 тысяч долларов.

    А. ОНОШКО: Сигвеи.

    С. ДОРЕНКО: Сигвеи. И мне дали такой сигвей в одном из поместий близ Лондона, ближе туда, к западу. И мне дали такой сигвей, чтобы я гулял по поместьям, типа туда-сюда. И что-то не пошло у меня. Страшновато стало, я пошёл пешком. Думаю: «Ну их нафиг, этот сигвей». С тех пор я удивляюсь, у нас в посёлке, девочки делают следующее, сейчас объясню: просто стоят на них.

    А. ОНОШКО: Да, они стоят, а эти едут.

    С. ДОРЕНКО: Да нет же. Они не едут и никуда ничего не делают. Они просто стоят на месте.

    А. ОНОШКО: И беседуют.

    С. ДОРЕНКО: На месте. Подъезжают друг к другу на этих штучках, на гироскутерах и стоят стоя и никуда не едут, а просто стоят.

    А. ОНОШКО: Да, там же ты едешь, когда наклоняешься.

    С. ДОРЕНКО: И ничего не происходит с ними.

    А. ОНОШКО: Не падают.

    С. ДОРЕНКО: Не падают, ничего. Я думаю, «Мама, вот это вот...».

    А. ОНОШКО: Нет, я не такая передовая, я боюсь.

    С. ДОРЕНКО: Я думаю, что они гении. Всех этих девочек надо показывать на олимпиадах каких-то мировых, может быть. И мальчик Оскар, который читает «Гамлета», мог бы с ними тоже …

    А. ОНОШКО: Стоя на гироскутере.

    С. ДОРЕНКО: Одна, я видел, девочка, села на свой гироскутер….

    А. ОНОШКО: … и упала.

    С. ДОРЕНКО: И сидела, не касаясь земли ни чем. Просто сидела и дуру валяла. И он никуда не ехал и она никуда не падала. Это меня так потрясло, ты не представляешь. Мать, а в чём наука там, почему?

    А. ОНОШКО: Честно, я не знаю.

    С. ДОРЕНКО: Я думаю, что за этим будущее. За этим будущее, не за велосипедами.

    А. ОНОШКО: А вы знаете, что у гироскутера теперь ещё внутри колонки?! Через bluetooth пускаешь звук с телефона и тебе музыка играет прямо в ступни.

    С. ДОРЕНКО: И всей улице?

    А. ОНОШКО: Всей улице. Это как  на магнитофоне ехать.

    С. ДОРЕНКО: Как это мило.

    А. ОНОШКО: Да.

    С. ДОРЕНКО: Если бы я был чёрный, я бы очень это оценил.

    А. ОНОШКО: Представляете, ещё и диоды.

    С. ДОРЕНКО: Слушай, правда. Кто-то разбирается в гироскутерах и хочет нам пояснить. 73-73-94-8. Алло, здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло, Сергей Леонидович?

    С. ДОРЕНКО: Сергей, просто. Да, прошу вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро! На самом деле, гироскутер — это конечно, как вы сказали, это вещица опасная.

    С. ДОРЕНКО: Это волшебство. Это чистое волшебство.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, но у него есть как и у любого транспортного средства, ограничения.

    С. ДОРЕНКО: Да, какие?

    А. ОНОШКО: Какое?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вот оно снимается и начинает ехать как чумовой. Друг у меня очень хорошо на нём побился. Так что, оно приносит как удовольствие, так и увечья.

    С. ДОРЕНКО: Давайте скажем, что это волшебство в чистом виде, вот и всё. А всё остальное — не волшебство. Всё остальное мы видели, плавали, знаем, на всё наплевать на самом деле.

    А. ОНОШКО: Даже на новый самолёт нам плевать.

    С. ДОРЕНКО: 73-73-94-8. Алло, здравствуйте. Новый самолёт МС-21 — это всё было, ерунда это всё. Алло, здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. На самом деле чуда никакого нет. Просто гироскопический эффект известен в механике с момента возникновения этой отрасли знаний. Гироскопические датчики, махины тяжеленные, быстро вращающиеся…

    С. ДОРЕНКО: Зачем вы говорите «гироскопические»? Вы ведь делаете ошибку.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Потому, что …

    С. ДОРЕНКО: Нет, вы делаете ошибку, потому что скопус - это смотреть, гироскоп — это вращающееся смотрение. Гироэффект, а не гироскопический эффект.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, это всё на самом деле одного поля ягода. В этих мелких, маленьких, дешёвых гироскутерах, там даже может не быть гироскопа. Там эмуляция гироскопических датчиков и соответственно, тонкое управление положения платформы, которая, в зависимости от микродвижений корпуса, стоящего на ней человека, просто, грубо говоря, подруливает. В итоге, эта площадка находится в устойчивом положении.

    С. ДОРЕНКО: И хорошо.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А вот первые, дорогущие огромные, там как раз был классический гироскоп и эта самая хрень, в хорошем смысле этого слова, как вы говорите, она как раз держалась в устойчивом положении.

    С. ДОРЕНКО: Ладно, спасибо. Товарищи, я вас призываю сейчас помимо всего обратить внимание на слова, которые вы изрыгаете. Гироскопус — это значит вращающийся смотреть.

    А. ОНОШКО: Да.

    С. ДОРЕНКО: Поэтому там не может быть установлен гироскоп, потому что он никуда не смотрит и вы туда не смотрим.

    А. ОНОШКО: То, что мы туда не смотрим, это не значит, что он туда не смотрит.

    С. ДОРЕНКО: Там ставят гироприбор, который основан на гироэффекте, а скопус — это смотреть, смотрите в гироскоп. Понятно, да? Это также, как сказать, что у него началась онкология, а логос — это изучать. У него началось изучение. Чего изучение у него началось? Не изучение, а болезнь. Понятно, да? Короче, соря словами… Посаривая, я бы сказал, как было в этом прекрасном детском сочинении «Трактор нёсся по полю...»

    А. ОНОШКО: … попахивая.

    С. ДОРЕНКО: Попахивая. Посаривая словами. Помните, что вы говорите слова со значениями. Гироскопус — это вращающийся смотреть. Не надо смотреть никуда. Смотреть не надо, отвернитесь. Будет просто гироприбор с гироэффектом. И когда вы говорите, что у него началась онкология — это значит, что он начал изучать онкозаболевание. Он не начал их изучать, хотя может быть попутно.

    А. ОНОШКО: Начал. И он, и родственники, все начали изучать.

    С. ДОРЕНКО: Попутно изучая, лечит их глиной с керосином. Гиромобинит, конечно, «Вы не правы». Я прав.

    А. ОНОШКО: Это вы не правы.

    С. ДОРЕНКО: Это вы не правы. Там не может быть скопус. Откуда скопус? Вы не смотрите туда. Ку-ку, подумайте головой, что вы говорите? Слова значат, чёрт бы вас задрал, слова значат. Вы это понимаете или нет?

    «Слова значат», - из «Карточного домика» фраза. Мне кажется, я говорил эту фразу раньше, существенно раньше. Слова значат, я говорил до «Карточного домика». Хорошо. «Появился 100-й бензин», - мне пишут. Да, я сегодня видел. Я сегодня видел сотый бензин и подумал, может мне надо.

    А. ОНОШКО: А вы на чём сегодня ездили?

    С. ДОРЕНКО: Я на мотоцикле.

    А. ОНОШКО: А на чём ездит мотоцикл?

    С. ДОРЕНКО: Мотоцикл едет на бензине. Дизельный мотоцикл, я что-то слышал, но это наверное какой-то единичный экземпляр. У меня вопрос по сотому бензину. Я его искал когда-то, с ног сбивался. Было очень тяжело, потому что у меня был Evolution 6, такой полу не пойми чего, но он вообще-то для ралли рейдов и ему нужен сотый бензин. Я думал то ли в авиации где-то красть, то ли где? Я заправлял Evolution 98-м и в результате всё равно у меня взорвало двигатель однажды, потому что я там превысил 11 тысяч оборотов или 10 тысяч оборотов. В общем, я его взорвал и у меня какие-то ошмётки масла летели по стеклу ветровому, снесло эту крышку двигателя — ужас. А нужно было всего-лишь сотый бензин, а его не было, нигде нельзя было купить - 90-е годы, бедность, понимаешь. Один 98-й всюду был в 90-е годы кощунственные, ужасные. А сейчас есть сотый, сейчас ехал, видел, но он не нужен. Он есть, но он не нужен.

    А. ОНОШКО: Почему он не нужен?

    С. ДОРЕНКО: А куда я его залью, ку-ку?

    А. ОНОШКО: А, вам не нужен?

    С. ДОРЕНКО: Мне не нужен.

    А. ОНОШКО: А что стало с тем Evolution?

    С. ДОРЕНКО: Кроме того, ты знаешь правила бензинов? Бензины более богатые греются сильнее. Условно говоря, бензины делятся… Сейчас сойдётся, голова быстро починится, полечится. Смотри, бензины делятся на более детонирующие и более тёплые. Богатый бензин, 98-й, он теплее и меньше детонирует. Детонирует меньше, но температура горения выше. А 92-й детонирует сильнее, а температура горения ниже. Поняла?

    А. ОНОШКО: Да.

    С. ДОРЕНКО: Смекнула? Глаза такие, как если бы не поняла. Глаза такие, как если бы ничего не поняла.

    А. ОНОШКО: Будем считать, что поняла, особенно про детонацию.

    С. ДОРЕНКО: Ты заливаешь сотый бензин, что ты получаешь? Детонацию меньше, а температуру горения выше.

    А. ОНОШКО: Это значит, что надо больше антифриза?

    С. ДОРЕНКО: Следовательно, стоя в пробках, ты будешь постоянно слышать, как у тебя вентилятор гудит, потому что двигатель имеет тенденцию перегреться совсем.

    А. ОНОШКО: Я теперь дам своему Citroen.

    С. ДОРЕНКО: Оно тебе надо, перегревать двигатель? Нет.

    А. ОНОШКО: Нет.

    С. ДОРЕНКО: Значит более богатые бензины предпочтительнее использовать в холодный период, зимой, но поскольку я зимой не езжу на мотоцикле, то он мне вообще не нужен, потому что у меня дизельная машина. Понятно?

    А. ОНОШКО: Да.

    С. ДОРЕНКО: Мы будем говорить про Бжезинского или нет?

    А. ОНОШКО: Бжезинского?

    С. ДОРЕНКО: Давай про Бжезинского. Всем интересно про бензин, всем интересно и про гироскоп, про гироскутер, про что хочешь.  ДУ 146-й бензин.

    А. ОНОШКО: А у нас выбор какой? Про Бжезинского или про семёрку, как они там без нас плохо справляются?

    С. ДОРЕНКО: Нет, давай про Бжезинского, потому что старик Бжезинский придавал смысл жизни всему интеллектуальному классу России. Киссинжер и Бжезинский.

    А. ОНОШКО: Оба.

    С. ДОРЕНКО: Оба.

    А. ОНОШКО: Там сбоку Фукуямы присоседился.

    С. ДОРЕНКО: Старенький уже Киссинжер.

    А. ОНОШКО: 89 лет.

    С. ДОРЕНКО: Нет, кому? Я умоляю.

    А. ОНОШКО: Я говорю про Бжезинского.

    С. ДОРЕНКО: Не путай этих двух персонажей. Один из них поляк, а другой — Киссинжер. Это разные вещи. Она пытается перепутать. «Вы читали его «Великую шахматную доску?», - спрашивает меня Бонифаций. Безусловно, да, Бонифаций, да. «Можно ли коммунисту радоваться смерти Бжезинского», - спрашивает разрешения Руфус. Руфус, вы празднуйте. Вы же коммунист, празднуйте.

    А. ОНОШКО: Киссинжеру 94 сейчас.

    С. ДОРЕНКО: Киссинжеру 94, он пережил Бжезинского. Послушай меня. Бжезинский давал смысл к существованию огромного сословия Think-tanks, вот эти сословия политологов. Вся политологическая наука России была создана для того, чтобы обслуживать Бжезинского. Больше ничего, потому что вот эти люди, которые ковыряя во рту, в дёснах у себя, осетрины выковыривая. Они потом подносят палец к форточке и начинают что-то такое изрыгать на специальном языке, который они вычитали у самого Бжезинского, на самом деле и ещё у Фукуямы, ещё у кого-то. Ты понимаешь? На специальном языке таком, птичьем. От чего им дают по-настоящему по 40 тысяч долларов за страницу этого говёного текста, который они пишут. Что ты думала? Хорошо, 3 страницы — 40 тысяч долларов. Это всё делается из почтения к Бжезинскому, это всё тени. Это маленькие, башки, которые стоят у алтаря великого бога Бжезинского.

    А. ОНОШКО: Он актуален и сейчас или его эпоха прошла и …?

    С. ДОРЕНКО: Он помер и всё.

    А. ОНОШКО: Понятно, что он помер, но его подход, его школа…?

    С. ДОРЕНКО: Теперь они будут, как если бы «Что бы я ответил Бжезинскому, если бы я был человеком, а не животным», - буду писать русские политологи.

    А. ОНОШКО: А, вот так вот?!

    С. ДОРЕНКО: Конечно. Фраза будет начинаться с того: «Если бы старина Збиг мог меня слышать», - будет писать ему Сергей Марков, Иосиф Дискин и так далее. «Если бы старина Збиг мог мне ответить, я думаю», - и дальше буду воображаемые диалоги какие-то великие и так далее. Старина Збиг ненавидел Советский Союз, старина Збиг придумывал как его уничтожить, старина Збиг первый сказал, что нужно сделать из Афганистана Вьетнам, символ национального позора. Нужно для этого Советский Союз как можно глубже втянуть в Афганистан и после этого из Афганистана  сделать символ национального позора, который приведёт к поражению и так далее. Это всё придумал старина Збиг. И какие-то такие простые вещи…

    А. ОНОШКО: Интересные идеи.

    С. ДОРЕНКО: Вот такие простые интересные вещи, которые он придумывал, они воплощались в жизнь уже политическим классом Америки, который к нему тщательно прислушивался. Он был против Российской Империи, он против имперского, он был против территориального голода, как он называл. Он говорил, что у русских территориальный голод. Ты знаешь, что он в этом году давал интервью очень интересное?

    А. ОНОШКО: Да?

    С. ДОРЕНКО: Да.

    А. ОНОШКО: Вы читали?

    С. ДОРЕНКО: Я, да. Ты, нет? Я тебя спрашиваю. Пытаешься меня проэкзаменовать.

    А. ОНОШКО: Нет.

    С. ДОРЕНКО: После того, как здесь была министр образования, я всё время вздрагиваю.

    А. ОНОШКО: Я слышала.

    С. ДОРЕНКО: «А вы читали такой-то текст? Сядь, двойка». Я побаиваюсь, что ты меня экзаменуешь, дорогая.

    А. ОНОШКО: Нет, я хотела спросить, есть ли там новые мысли в последней статье?

    С. ДОРЕНКО: В последней статье, да. Он говорит 2 вещи в последней статье, они существенные. Он говорит об опасности территориального голода у русских, потому что русские испытывают чувство территориального голода, с его точки зрения, а значит пойдут на захват каких-то территорий — это первое. И второе — он говорит, что если Соединённые Штаты найдут возможность поладить с Китаем и создать прочный союз Американо-китайский, то Россия вынуждена к нем у присоединиться без всяких вопросов. То есть пока Россия может искать, метаться.

    А. ОНОШКО: Придумывать что-то своё.

    С. ДОРЕНКО: Между Соединёнными Штатами и Китаем разыгрывать какую-то тему, но если Китай и Соединённые Штаты срастутся в так называемую Кимерику, Симерику, Саймерику, Китай-Америку, то Россия вынуждена к ним присоединиться, как и весь остальной мир. «Вынуждена присоединиться с удовольствием или без удовольствия  и в конечном итоге Россия от этого выиграет», - говорит Бжезинский, очень интересно. Он даёт это интервью, ты будешь смеяться, «Газете.ру».

    А. ОНОШКО: Вот так.

    С. ДОРЕНКО: Понятно, да?

    А. ОНОШКО: Да.

    С. ДОРЕНКО: «Бжезинский говорил о Путине и России в одном из последних интервью», - пишет Александр Братерский и Рустем Фаляхов, «А интервью они сделали прежде в этом году, буквально несколько месяцев назад». Я хочу спросить тебя, какой политологический анализ, прогноз, дала бы ты, например, через 20 лет? Через 20 лет вот эта мечта Бжезинского воплотится или нет? Что будет через 20 лет — Кимерика, к которой примкнёт Россия или что? 73-73-94-8. Политологи, пожалуйста, наши политологи, тряхните, побряцайте оружием или чем там вы бряцаете. Кольчугой. 73-73-94-8.

    Бжезинский говорит, что он считает крайне желательным и вероятным, и интересным прогноз, сценарий, при котором Россия примыкает к союзу Китая и Америки, неизбежному Китайско-Американскому союзу. 73-73-94-8. Алло, здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Доброе утро, Сергей и Анастасия. Наконец-то выполняется заказ старых.... Как помните, Иван Бакунин сказал про Маркса, что он стоит одной ногой в Интернационале, а …

    С. ДОРЕНКО: Знаете, Олег, не говорите мне «помните», а то я тоже вздрагиваю. Просто скажите «Бакунин сказал», прямо сразу, без экзамена. Всё время меня экзаменуют постоянно. «Вы помните? Ты помнишь? Ты читал эту книгу? Ты читал эту работу?» Да ничего я не читал. Я никогда в жизни ничего не читал. Я вчера прилетел из Альфа-Центавра, новое существо, я робот, оттуда присланный, посмотреть на вас, изучить. Когда вы «Помните?», ничего я не помню, разумеется.

    А. ОНОШКО: Серёжа у нас новенький.

    С. ДОРЕНКО: Серёжа у нас новенький. 73-73-94-8. Насколько вероятен такой союз Америки и Китая, к которому вынуждена должна будет примкнуть Россия? Насколько это вероятно и насколько ваш сценарий будущего, если у вас есть сценарий будущего, совпадает с таким сценарием Бжезинского? Бжезинский даёт такой сценарий будущего. Алло, здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, здравствуйте. В течение следующих пяти лет экономика Китая будет расти вырастет значительно больше, чем экономика США.

    С. ДОРЕНКО: Да и что же?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А одновременно в Европе будут нарастать, в Германии, в частности, такие сепаратистские настроения в отношении США, они будут пробовать вырваться.

    С. ДОРЕНКО: Да, обрести собственную платформу какую-то, стать самостоятельным центром сил.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Если мы в Совете безопасности ООН, например, поставим вопрос о том, что нужно будет ввести в Совет безопасности ООН Германию.

    С. ДОРЕНКО: Точно нас прокатят мгновенно, все прокатят нас и Германию никто не введёт.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Китай уже будет договариваться с Америкой со стороны с правой силой, у него уже будет значительно больше экономика, чем у США.

    С. ДОРЕНКО: И что?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Неизвестно будет, кто кому больше будет нужен. Одновременно у Китая будет и евро, и долларов настолько много, что он уже будет думать…

    С. ДОРЕНКО: Минуточку, а скажите, пожалуйста, хорошо, вы же понимаете, что всё равно при объёме этом … Вы видели когда-нибудь огромного быка?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, конечно.

    С. ДОРЕНКО: Он управляется крошечным мозгом. Мозг быка крошечный. Всё это огромное тело… Всё, что делается в Китае, придумано в Калифорнии. Понимаете, да? И второй момент — то, что вы собираетесь объединить Россию с Германией, тогда ещё придумала Александра Федоровна, да до неё ещё. Александра Федоровна — царица. Вы помните?! Это партия Александры Федоровны.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Наша задача — зерно сомнения закинуть в их мозг.

    С. ДОРЕНКО: Я понимаю. Объединить Россию и Германию, создав такой вот 28-й рейх какой-то, общий.

    А. ОНОШКО: Да.

    С. ДОРЕНКО: Эта идея ещё Александры Федоровны, императрицы.

    А. ОНОШКО: Да, мы поняли. Её за это очень не любили.

    С. ДОРЕНКО: Её не любили патриотически мыслящие круги.

    А. ОНОШКО: Тут же объявились народники.

    С. ДОРЕНКО: Народники ещё до этого объявились.

    А. ОНОШКО: Позже, но всё равно.

    С. ДОРЕНКО: Нет, она позже, чем народники. Александра Федоровна — я говорю о жене этого самого …

    А. ОНОШКО: Я поняла.

    С. ДОРЕНКО: Так что эти все химеры лезут к нам из 20-го века. А Бжезинский мыслил категориями будущего века. В движение.

    9 часов 6 минут. Понедельник, 29 мая. Здравствуй, великий город! Здравствуйте, все! Это радио «Говорит Москва». Говорит Москва! Стараюсь орать поменьше, потому как мне посоветовали не орать. И Анастасия Оношко — ведущая этой программы.

    А. ОНОШКО: И Сергей Доренко. Я на контрасте.

    С. ДОРЕНКО: Настя в свитере, а вы в майке в свитере. Ты говоришь «в свитере».

    А. ОНОШКО: Нет, я говорю «свитер, пионер, крем».

    С. ДОРЕНКО: Они меня напугали, мы тут говорили о русском языке.

    А. ОНОШКО: Когда? Без меня?

    С. ДОРЕНКО: Да. Дело кончилось обсуждением правильного произношения слова «минет». Но «свитер» с «минетом»…

    А. ОНОШКО: А «секс»?

    С. ДОРЕНКО: «Секс, свитер», но «минет». Понимаешь, тут мягкое, тут твёрдое, нужно чередовать. «Пионер, свитер, пионер, крем». «Нет, кричите, кричите, во мне что-то просыпается», - говорит. Отец, папа Оскара — уличного декламатора, мальчика, который читал Шекспира. Это наш гость сегодня, он придёт в 10. Не в 9 как мы анонсировали прежде, а в 10 и поговорим, пожалуйста, с вами об уличном декламаторе, о том, насколько это нужно, правильно, здорово и так далее. О том, как действует полиция, как русские люди боятся экстраординарности. Чего русские боятся больше всего?

    А. ОНОШКО: Русские боятся экстраординарности? Не боятся…

    С. ДОРЕНКО: Боятся, ненавидят.

    А. ОНОШКО: Не любят.

    С. ДОРЕНКО: Ненавидят экстраординарность.

    А. ОНОШКО: Относятся с осторожностью

    С. ДОРЕНКО: И любят ординарность таким образом? Это вопрос.

    А. ОНОШКО: Конечно. Это вообще человеческие качества. Ординарность любят все. Мы же с вами говорили про Invisible socks и вот эти ботинки New Balance. Все носят, они очень дорого стоят и начинает хотеться самому. Вот что, ты с собой не можешь сделать.

    С. ДОРЕНКО: Хорошо, в каждом регионе своя ординарность. Омичка позвонила в полицию. Омичка — это женщина из Омска. Она живёт на 4-й транспортной в Омске. Она позвонила в полицию и сообщила, что с потолка капает кровь.

    А. ОНОШКО: Да, утром.

    С. ДОРЕНКО: Капает, говорит, с потолка кровь. Говорит, сейчас люстра коротнёт уже. Ужасная тема. У нас, если бы ты позвонила и сказала, что у тебя с потолка капает кровь, никто бы даже не пошевелился. Я думаю, что полицейский, с которым бы ты говорила, глубже отвалился бы кресло и сказал бы: «Так...».

    А. ОНОШКО: Вы представляете себе спектр чувств человека, который утром проснулся и смотрит, слышит сначала, например, звук «пык, пык». Смотрит, там пятно. Ты подходишь, пальчиком сначала.

    С. ДОРЕНКО: Кровь густая, она такая «кляк», вот так вот капает.

    А. ОНОШКО: Да, ты такой, пальчиком наверное первое, растираешь. Кровь. Дальше что? Тазик ставить?

    С. ДОРЕНКО: Пальчиком определяешь или лизнёшь? Ты лизнёшь.

    А. ОНОШКО: Свою лизну, чужую не лизну.

    С. ДОРЕНКО: Чужую не лизнёшь.

    А. ОНОШКО: Когда это с потолка, ты же не знаешь что это.

    С. ДОРЕНКО: Понюхаешь, по-крайней мере и дашь лизнуть собаке. Я бы чужую кровь дашь лизнуть собаке, пусть попробует.

    А. ОНОШКО: Она вам кивнёт.

    С. ДОРЕНКО: И скажет «Кровь».

    А. ОНОШКО: Пойдём посмотрим что там, а там двое мужчин поссорились.

    С. ДОРЕНКО: А в Омске полиция поехала на вызов. Это же сюжет песни группы «Кровосток». А в России, я думаю, нигде бы не поехали, но в Омске поехали. Они приехали в 3 часа ночи и потом пошли смотреть квартиру выше. И там был убит, распорот 57-летний мужчина. Его зарезал 56-летний мужчина. То есть это мужчины, достигшие степени зрелости. Они стали друг друга пороть ножами. Тот, которому 56 лет, он всё-таки имел преимущество в возрасте, он зарезал того, кому 57 лет, вспорол его таким образом, что все литры крови, положенные 57-летнему господину и они потекли по полу, и поскольку пол дырявый…

    А. ОНОШКО: Всего-то 4 литра говорят, да, в среднем у человека?

    С. ДОРЕНКО: Да, четыре.  Нет, мог бы быть пышный господин с пятью литрами, четырьмя с половиной.

    А. ОНОШКО: Да, там же ещё и другие жидкости есть.

    С. ДОРЕНКО: Конечно.

    А. ОНОШКО: А у вас есть какая-нибудь тема для обсуждения, поговорим на которую вы могли бы взяться за нож? Как вы думаете?

    С. ДОРЕНКО: Не существует. Разве что обсудить труды Бжезинского. Мне кажется, тут бы порево… «Порево» — это другое слово. Тут бы порево пошло ножевое. Вот только Бжезинского …

    А. ОНОШКО: Да. Не русофоб …

    С. ДОРЕНКО: Давай вернёмся к международной политике.

    А. ОНОШКО: Давайте.

    С. ДОРЕНКО: Дональд Трамп вернулся из-за границы по теме России. Ты знаешь, что первое спрашивали у Трампа, когда он приземлился? Он, когда приземляется,... Я просто знаю, как это происходит. Я сам приземлялся и в этот терминал заходил, куда и Дональд Трамп, в своё время в Вашингтоне. Это отдельное такое место, в общем не красивое, как в Америке мало внимания уделяется эстетизму, прекрасным зданиям. Это просто ангар такой большой, самолёт подгоняется вплотную. В загоне ждут журналисты.  Президент к ним подходит, неминуемо к ним идёт. И вот первый вопрос был о зяте, о России, о секретном канале связи. То есть, НИСО он провёл, Арабскую НАТО создавал. Он был в Саудовской Аравии, он был в обычной Североатлантической НАТО, он был на Семёрке. Это провёл первое турне. Первые вопросы, которые ему были заданы: «Ваши связи с Россией». Сразу, мгновенное. Потому что его зятя Кушнера подозревают в том, что он с нашим послом договаривался, когда Трамп победил, но ещё не иннаугурировался, ещё не вошёл в должность. Зять Трампа беседовал с Российским послом о том, чтобы через посольские секретные связи установить секретный от американских спецслужб канал связи с Москвой, с Россией, чтобы Трамп мог общаться с Россией по секретному, от собственных спецслужб, каналу.

    А. ОНОШКО: В WhatsApp он шифруется, все говорят.

    С. ДОРЕНКО: Дело не в WhatsApp, а в том, что есть у посольства собственный канал связи.

    А. ОНОШКО: Это понятно. Я читала заголовок, только что   была в Италии. Во-первых, я посмотрела там чуть-чуть телевизор, посмотрела чуть-чуть газеты. И там лежит ларёк Publica и первый заголовок в небольшой колонке, но на первой полосе называется так: «Трамп берёт деньги у Путина». Вот просто такими словами. Мне так было смешно это. Я смотрю, то есть там написано: «Трамп берёт деньги у Путина» и я даже не стала вдаваться…

    С. ДОРЕНКО: Это до известной степень приятно. Это приятно.

    А. ОНОШКО: Вот я должна сказать, мне показалось, что это излишнее внимание.

    С. ДОРЕНКО: Какие-нибудь жалкие 20 лет назад было бы написано ровно наоборот.

    А. ОНОШКО: Я думаю, наоборот прямо сейчас происходит всё. Какой Трамп может брать … Это по-моему даже бытовой нонсенс. Как Трамп может брать деньги у Путина? Зачем? На что? У него не хватает денег? Это пишет главная газета.

    С. ДОРЕНКО: Трампа снимут или нет?

    А. ОНОШКО: Нет.

    С. ДОРЕНКО: А если я отвечаю, что да? А я тебе отвечаю, что да.

    А. ОНОШКО: Да?

    С. ДОРЕНКО: У Трампа заберут должность только из-за этого. Я тебе объясню почему. Кушнер — ближайший советник сейчас к Трампу. Иванка и Кушнер — это 2 человека, которые им манипулируют может быть, но они близки к нему, очень близки и через них удавалось менять некоторые спорные решения Трампа. Когда к нему заходила Иванка и Кушнер, он менял решения, то есть менял их на более какие-то гладкие, покладистые и так далее. То есть это ближайшие его советники — его дочь Иванка и Кушнер — муж её. Он пытался установить помимо американских спецслужб таким образом, чтобы американские спецслужбы не имели на это влияния, не могли проследить канал связи Трампа с Москвой через Российское посольство в Америке. Это абсолютно принципиальная вещь, дорогая. Современная американская пресса сейчас пишет о предательстве. Это предательство. Представь себе, что ты, Настя Оношко, каково твоё влияние? Можно я скажу, какое твоё влияние? Оно огромное. Оно огромно в том смысле, что Настя может повлиять в корпоративном чате, например. Настя, например, собирает нас собирать бумагу. У нас просто почти нет бумаги, потому что мы почти безбумажно работаем, но тем не менее Настя влияет на то, чтобы собирать и сдавать бумагу и так далее. Вот послушай, если ты при твоём влиянии пойдёшь к послу, 4-го июля будешь приглашена, скоро, в посольство США на празднование 4-го июля Дня независимости. И там, вместо того, чтобы сказать «How do you do» и пройти дальше спокойно пить Bloody Marie, вместо этого ты схватишь посла за локоть, поведёшь вбок и скажешь: «Mister ambassador, you excellence. I need to speak to your excellence, that lustrated excellence». Как сказать lustrated? В общем неважно, я не знаю, говорю excellence. И ты его потащишь куда-то в коридор и скажешь: «I need secret channel against KGB. Not KGB, not us» и всё. «I need           speak to Washington directly», - ты ему говоришь. Ты поняла, что я говорю? «Ambassador, I need special channel».

    А. ОНОШКО: Кто бы меня схватил, интересно, в этот момент?

    С. ДОРЕНКО: Никто бы не схватил, но он бы был удивлён. Он бы сказал: «Who are you?». Ты бы сказала «Оношко».

    А. ОНОШКО: Don’t you know me?

    С. ДОРЕНКО: А этот парень делал так с русским послом от имени победившего президента. Ты, Оношко, потом даже пяти метров не прошла.  И ты выходишь из Spaco House или из посольства …

    А. ОНОШКО: А у меня весь телефон в сообщениях, я знаю, секретных.

    С. ДОРЕНКО: Пяти метров бы не прошла, тебя бы повязали.

    А. ОНОШКО: Секретный чат.

    С. ДОРЕНКО: Ты бы только там разулыбалась с каким-нибудь Никасом Сафроновым, как ты мгновенно попала бы в лапы КГБ. Понимаешь?

    А. ОНОШКО: Всё-таки не убедительный пример, Сергей.

    С. ДОРЕНКО: Очень убедительный.

    А. ОНОШКО: Я не понимаю, а зачем им …

    С. ДОРЕНКО: Speak white, говори по-английски.

    А. ОНОШКО: Будем продолжать программу на английском, давайте.

    С. ДОРЕНКО: Язык вещания радиостанции у нас русский по лицензии.

    А. ОНОШКО: И мы в итоге выйдем на международный уровень. Программу начнут слушать везде, включая Америку с Вашингтоном.

    С. ДОРЕНКО: Настя, я хочу, чтобы ты серьёзно к этому отнеслась.

    А. ОНОШКО: У меня вопрос серьёзный: «Зачем им этот канал нужен?».

    С. ДОРЕНКО: И вторая фенька, абсолютно принципиальная. Это первая — это предательство. Знал ли Трамп о том, что его зять предал Америку, как полагает часть прессы? Это первая часть прессы так полагает. И вторая фишка — это вмешательство в выборы. Они считают, как бы мы не говорили, что бы мы не говорили, что Россия вмешалась в выборы. То есть выборный процесс в Америке был нарушен иностранным вмешательством извне.

    А. ОНОШКО: А могут быть какие-то призраки прошлого? Бжезинский умер, а призраки те же сами.

    С. ДОРЕНКО: Неважно. Они считают, что мы ворвались, мы влияли на выборы. Иностранная держава, иностранные государственные органы влияли на выборы. Следовательно, эти выборы надо отменять.

    А. ОНОШКО: В следующий раз другие хакеры помешают, из Индии, например.

    С. ДОРЕНКО: Не помешают. Теперь они будут пуганные.

    А. ОНОШКО: Кто, хакеры?

    С. ДОРЕНКО: Нет, американская политическая элита. Я тебе расскажу о серьёзности этого дела. Трамп сейчас собирается в сущности, подобной предвыборному «Вояж по Америке», то есть он собирается сейчас объезжать Штаты, проводя новую как-бы электоральную кампанию, как если бы электоральная кампания, пытаясь мобилизовать свой электорат против политических элит. Трамп сейчас задумал и собирается в поездку по Америке, в которой он будет всюду проводить собрания, встречи с избирателями и давать непрерывные интервью, общаться с людми, где он будет пытаться мобилизовать собственный электорат против политического класса Америки, который его высмеивает, против прессы, которая в  массе настроена против него. Если он начинает сейчас в сущности электоральную предвыборную кампанию после победы, то значит дело пахнет керосином. Что, нет? Да, это так. Он начинает новую как-бы предвыборную кампанию — это говорит о предвкушении трагическом каком-то у него. Алло, здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Я бы хотел на эту тему вам подметить такой момент.  Есть такая Мария Захарова — официальный представитель наш и вот я кусочек смотрел, как она у Соловьёва выступала. Она сказала такую фразу: «Я после избрания Трампа поехала в Америку» и говорит: «Если ты хочешь узнать, что происходит в Америке, спроси у евреев». Соловьёв стал улыбаться. Она и говорит: «Я спросила у нужных людей, мне сказали, что они захотели, чтобы победил Трамп». Тут возникает второй вопроС. ДОРЕНКО: «Как так складывается очень интересно, что правящие верхушки начинают конфликтовать, хотя с обеих сторон могут присутствовать представители вот этой крови и фашисты финансовых кругов?»

    А. ОНОШКО: Действительно, какая-то странность.

    С. ДОРЕНКО: Вы ушли уже? Он ушёл. Мне кажется, надо было Пинскеру звонить. Пинскер смотрит и смеётся. У меня через стекло сидит Дима Пинскер.

    А. ОНОШКО: Надо спросить у него.

    С. ДОРЕНКО: Не Дима, простите, Илья — сын Димы Пинскера, Илья Пинскер. Сын Димы Пинскера — известного журналиста. Он сидит и хохочет, бедный. Пополам его корчит, бедного Пинскера. Пинскер, он Пинскер.

    А. ОНОШКО: «Хватит вам ссориться», - так и передай свои наверх.

    С. ДОРЕНКО: 73-73-94-8. Алло, здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Я бы хотел заметить один момент, что они не просто не считают, что Россия вмешалась, поэтому надо предложить новые выборы. Они умышленно нагнетают, раскручивают вот этот маховик дезинформации, то есть они просто троллят. Это умышленные действия, они заранее знают, что это просто ложь, выдумка, но больше ничего людоедка Клинтонша не может предложить миру, кроме того, как придумать вот эту сказку.

    С. ДОРЕНКО: Вы зря ей приписываете, ведь там довольно большой фронт образовался, не только она.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, я согласен, но мне, почему-то так кажется, что самая главная фигура там — именно людоедка Клинтонша. Это её стиль. Вот сейчас весь мир в истерике, даже Черногория туда же подалась — это её…

    С. ДОРЕНКО: Черногория собиралась в НАТО вступать задолго до победы Трампа.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А мы тоже там уже сегодня или вчера, заявил премьер, что мы тоже вмешались в их действия. То есть, вот эта истерия, где Россия вмешалась везде во вселенной и на Альфа-Центавре тоже мы — это выдумка.

    С. ДОРЕНКО: Нет, там вас нет. На Альфа-Центавра вас нет.

    А. ОНОШКО: Там только одни евреи.

    С. ДОРЕНКО: Почти все материалы, почти интервью, почти все высказывания, например на CNN, против Трампа, критикуют Трампа.

    А. ОНОШКО: А мне кажется, они не смогут его опорочить.

    С. ДОРЕНКО: Что происходит в Америке в сущности? В Америке происходит следующее: элита не приняла этого президента.

    А. ОНОШКО: Да, элита не приняла.

    С. ДОРЕНКО: Его база поддержки, которую он мобилизовал перед выборами, сегодня представляется менее существенной, чем в момент выборов. От него дистанцируются его однопартийцы, от него дистанцируются массово люди, пытаясь показать, что они к нему не имеют отношения. И последнее разрушительное ужасное обвинение, связанное с Россией, они наверное все связаны с Россией, но последнее абсолютно разрушительное заключается в том, что его зятя обвинили в том, что он встречался с послом Российской Федерации для того, чтобы установить секретный от американских спецслужб канал связи между Трампом и Москвой.

    А. ОНОШКО: Интересно, что говорит нам посол. Надо будет у него об этом спросить.

    С. ДОРЕНКО: А он не говорит. В таких случаях послы молчат. Это у них такая работа. Алло, здравствуйте. Слушаем.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Когда были выборы в США, Клинтон-Трамп, я честно говоря боялся, что победил Клинтон из-за неадекватности какой-то может быть старческой, начнётся просто война.

    С. ДОРЕНКО: Простите, а кто старик в этой ситуации?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: В этой ситуации, Клинтон, потому что Трамп всё-таки добился многого, то есть он тот старик, который много умеет.

    С. ДОРЕНКО: Но разве Трамп не старше? Вы здесь абстрагируетесь от цифр. Трамп старше Клинтон.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я больше за достижения. Он многого достиг, контролировал эту ситуацию.

    С. ДОРЕНКО: То есть она — старуха, а он — молодец, молодой парень.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И в текущей ситуации, бог с этой Америкой, снимут  его или не снимут. То есть чем нам грозит вот эта нестабильность? То есть тогда было понятно, я лично опасался Клинтон, как менее адекватного человека, а вот как сейчас, непонятно.

    С. ДОРЕНКО: Скажите, у меня вопроС. ДОРЕНКО: «Снимут Трампа или нет?».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вот я говорю, мне без разницы.

    С. ДОРЕНКО: Хорошо, снимут Трампа или нет? Очень простой вопрос. Алло, здравствуйте. Трампа снимут или нет.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Мы с вами по-моему даже спорили.

    С. ДОРЕНКО: Снимут или нет?

    А. ОНОШКО: Давайте поспорим.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да.

    С. ДОРЕНКО: Давайте проголосуем. Секундочку, нельзя создать новое голосование, потому что не удается получить доступ к сайту - как интересно. Да, говорите, пожалуйста.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Чем шокированы элиты американские? Элиты и самое главное, это начинают понимать уже даже его электорат, он не управляет страной, он занимается президентством.

    С : Секунду, я скажу. Трампа снимут -134-21-35, нет — 134-21-36, он продолжит править. Трампа снимут — 134-21-35. Да, прошу вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Начала идёт туда, когда ещё не было инаугурации, когда ему стали по закону предоставлять отчёты ежедневные ЦРУ и разведслужб, он отказался их читать. Он сказал: «Мне это ненужно, я итак умный парень». Это очень показательная вещь. Сейчас, на данный момент, до сих пор не сделаны ключевые назначения в администрации или по стране. 93 прокурора по Америке до сих пор не назначены, он не представляет кандидатуры. У Тиверсона — министра иностранных дел, по-сути госсекретаря, половина аппарата не заполнена и половина решений принимается так, что он об этом не узнаёт, прилетая на какие-то встречи международные, переговоры, он из самолёта выходя уже знает, что помимо него решили и он не в курсе вообще. И это самое главное, что человек продолжает заниматься тем, чем он занимался всегда — пиаром, собственным пиаром. Для него главное — сколько человек его прочитали в Twitter и как он выглядит по телевизору, всё остальное неважно. Он представил новый бюджет, там ликвидировано 60 социальных программ поддержки малоимущих.

    С. ДОРЕНКО: И что? А вы что, малоимущий?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, я нет. Мне птичку жалко.

    С. ДОРЕНКО: Это знаете, Орлуша всё жалел беременных учительниц Нового Уренгоя. Вот, мне кажется, что это сродни, наши чувства с вами. Беременные учительницы Нового Уренгоя, особенно вызывали слезу у Орлуши в своё время. Он мне всё время говорил в слезал: «Вот беременные учительные», - одинокие при том. 73-73-94-8. Алло, здравствуйте. Снимут Трампа или нет, Михаил?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вот смотрите, мой лучший друг моей жизни, 40 лет назад почти уехал, в 79-м году, жил в Австралии, последние годы живет в Америке, выдающийся интеллектуал, еврей, человек абсолютной ценности. Он ликовал так перед выборами, что Соловьёву надо было закрывать программу и делать там нечего ему рядом было с Гришей. Сейчас Гриша пишет в НИФИ, человек очень разумный по понятиям. То, что  я читаю, у меня волосы дыбом. Он говорит: «Негодяй, мерзавец этот Трамп». Человек пишет, очень тонко подходит. То, что Владимир сейчас сказал — тоже самое. Не обращает внимание на важнейший элемент американского внутреннего правления. Это программы для малоимущих, страховки и так далее. То есть, «Мы здесь так разочарованы», - пишет Гриша, который ликовал.

    А. ОНОШКО: Слушайте, все так горой за малоимущих…

    С. ДОРЕНКО: А я вам скажу, какое у нас голосование. Трампа снимут — 39%, Трам останется и будет править — 61%.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это неважно.

    С. ДОРЕНКО: Новости. Очень плохие новости для байкерши, вот, пожалуйста. Внутренний МКАД, в районе Рублёвки ДТП — 3 машины и байкерша. Судя по внешнему виду байкерши, ей не очень весело. Я можно скажу про байкеров?

    А. ОНОШКО: Скажите, пожалуйста.

    С. ДОРЕНКО: Я прямо скажу, что я не смелый, я трусоватый байкер, но ехать прямо за машинами, как машина — это глуповато тоже. А для чего у тебя мотоцикл?

    А. ОНОШКО: Там правила.

    С. ДОРЕНКО: Есть правила, совершенно верно. Слово «правило», можно я остановлюсь на твоей платформе? Ты сказала «правило». Я продолжу, можно?

    А. ОНОШКО: Да.

    С. ДОРЕНКО: Во-первых, правило есть, что если мы помещаемся по габаритам с интервалом в одном ряду, то мы можем двигаться в одном ряду. Далее, второе правило и оно тоже правило, что одна из машин в этом ряду может опережать другую. Например, два мотоцикла, если идут в одном ряду, может один двигаться со скоростью больше, чем другая машина?

    А. ОНОШКО: Наверное, да, может.

    С. ДОРЕНКО: Может, это ведь не парад какой-то. Мы не обязаны сохранять единую скорость. Вот в одном ряду 2 мотоцикла и один из них может двигаться быстрее, то есть в сущности опережать может, то есть обгонять. Может? Может. А если это машина и мотоцикл, то одно из этих транспортных средств может двигаться быстрее? Может.

    А. ОНОШКО: Да, может, только это опасно.

    С. ДОРЕНКО: Может.

    А. ОНОШКО: Для мотоцикла проще всего.

    С. ДОРЕНКО: Во-первых, может. Теперь дальше двигаемся. Предположим, что нет такого движения в одном ряду двух транспортных средств параллельно, что его нет. Всё равно образуются пустые места. Можно перестроиться в другой ряд, если эти пустые места …?

    А. ОНОШКО: Можно.

    С. ДОРЕНКО: Можно перестроиться с опережением. Не обязательно же перестраиваться с торможением.

    А. ОНОШКО: Обязательно.

    С. ДОРЕНКО: Можно с набором скорости, что и делает чёртов мотоцикл постоянно. Ты идёшь вот этой лесенкой, ты идёшь в самом левом ряду, перед тобой тошнит пердун какой-то. Вот я тебе объясню, Новая Рига — 110 разрешено. В самом левом ряду идёт человек на скорости 100 км в час. Ты подъезжаешь к нему и ты понимаешь, что это значит, что тебе можно слезть с мотоцикла, сесть на обочину и всё это всё равно будет 100 км в час. Слезть на обочину, расшнуроваться, посидеть, покемарить, чайку попить и это всё будет 100 км в час, а он всё будет ехать мимо тебя, потому что это скорость улитки. Он едет на скорости улитки и эта улитка мимо тебя ползёт. Ты повисаешь у него на бампере. Не такой конечно дурак, у него на бампере, вдруг он затормозит, а сбоку бампера чуть-чуть, причём правее, как-бы в междурядье повисаешь и смотришь, вот что этот козёл делает? Этот козёл испытывает нервы всего города. Ты ждешь, дырочки, какого-то просвета и в него уходишь, с набором газа, с любой передачи, с 5-ой, 6-ой, с 4-ой. У тебя всё-равно силы, дури, как грязи. Вот, что ты делаешь на мотоцикле. Ты уходишь, а если этот дурак никуда не двигается, …

    А. ОНОШКО: Можно ещё на заднем колесе.

    С. ДОРЕНКО: Можно, но не нужно. Если этот дурак ещё никуда не двигается, то это хорошо. Если этот дурак почему-то вместе с тобой начинает перестраиваться — это ужасно, но ты всё-равно успеваешь раньше, потому что у тебя преимущество в динамике огромное. Понимаешь?

    А. ОНОШКО: Да.

    С. ДОРЕНКО: Вот что такое мотоцикл. Просто, чтобы ты понимала, что он не может ехать 100 км в час за пердуном дедушкой, за стариком пропердыкиным и за Машей Фартучкиной, которая одновременно красит ногти и разговаривает по трём телефонам, которая в левом ряду. Знаешь почему? Потому что ей страшно ехать по-серёдке. Она едет слева, у неё левый бок защищён отбойником и ей кажется, что это очень надёжно. Она едет на зелёном Porsche. На зелёном Porsche едет Маша Фартучкина — дура набитая, курица.

    А. ОНОШКО: Не такая уж она и дура.

    С. ДОРЕНКО: Там же старик пропердыкин. Что ты, дорогая, у неё могут быть какие-то изгибы в теле какие-то правильные и ещё что-то, понимаешь?

    А. ОНОШКО: Да, переходящие в Porsche.

    С. ДОРЕНКО: Переходящие постепенно в изгибы Porsche, ударение всё-таки по-немецки ставим. Я тебе к чему? Нельзя на мотоцикле так ездить. Единственное, что нужно знать грань какую-то. Если ты — мотоциклист, нужно знать грань, сколько можно, сколько нельзя. Чуть-чуть можно, но не сильно.

    А. ОНОШКО: Узнаёшь в больнице потом, что был немножко перегиб.

    С. ДОРЕНКО: Перегиб.

    А. ОНОШКО: Это в лучшем случае.

    С. ДОРЕНКО: На мотоцикле всё время эти перегибы. Ты заходишь в поворот, чуть-чуть неправильно выбрал скорость, ты не вписался в поворот, а тормозить в повороте нельзя на мотоцикле. Ты знаешь, да?

    А. ОНОШКО: Я догадываюсь.

    С. ДОРЕНКО: Как бы тебе сказать получше? Тормозить в повороте на мотоцикле можно двумя способами, но или повезёт или нет. То есть, может и повезёт, а может и не повезёт, тогда улетишь к чёртовой матери. Вот поэтому. Неправильно выбрал скорость — улетел, притормозил в повороте неаккуратно — полетел, не туда взгляд в повороте поставил, а мотоцикл идёт за взглядом — улетел и так далее. То есть, даже взгляд неправильно поставил — ты улетаешь.

    А. ОНОШКО: Ужасы какие.

    С. ДОРЕНКО: Вот поэтому жалко мотоциклистов  и обидно, что автомобилисты не понимают, что мотоциклист — это высшее существо и его надо обслуживать на дороге. «По Риге езжу 200 в субботу утром, а 130 — только перед камерами», - говорит 504-й. А зачем вы ездите перед камерами 130? Почему вы не можете перед камерами ехать 200? Это же вы про мотоцикл имеете ввиду или вы на машине идёте 200 в субботу утром, а 130 — перед камерами? Если вы на машине, тогда ещё понятно. Особенно жалко девочек. «Нечего всем чайникам офисным садиться на мотоциклы», - говорит JJ. “В Гонконге мотоциклы едут гуськом — удивительное зрелище», - говорит Егор. И в Америке, кстати говоря, во многих Штатах запрещено ездить в междурядье. Ездят в междурядье только вот эти вот Outlaw и «Ангелы Ада» и всевозможные другие товарищи, которым плевать. Если вы ездите гуськом с автомобилями и со стариком пропердыкиным, а зачем тогда вы купили мотоцикл вообще? Зачем тогда мотоцикл? Какой в нём смысл? 73-73-94-8. Да, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, доброе утро. Николай, Новая Рига. Я вообще на мотоцикле не езжу, но если я его вижу в зеркало, я всегда пропускаю.

    С. ДОРЕНКО: Спасибо вам огромное. А если вы видите парня, который вам кланяется за это — это я, потому что я всегда таким людям кланяюсь.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вот смотрите, едет передо мной Honda Accord, брат вбивайся в Honda Accord, а не в меня, мне с этим жить не хочется. Поэтому вы вот говорили и так, в принципе, нормально.

    С. ДОРЕНКО: И всё. Я вам кланяюсь всё время. Я кланяюсь всё время как петрушка, потому что меня всё время пропускают, а я кланяюсь.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Просто не надо попёрдывать.

    С. ДОРЕНКО: Надеюсь. Нет, мы так не делаем. Особенно ночью, мы спим, ничего не делаем, не гоняем никогда, у нас джентельменский мотоцикл, без всякого прямотока. Всё делаем красиво. Ребята, поехали дальше.

    Прокуратура и власти Челябинска не стали запрещать Фестиваль красок, вызывающий негодование местное епархии РПЦ, которая уже несколько лет пытается закрыть этот фестиваль. На Фестивале красок в Челябинске школьники с криками: «Мусора прессуют». На самом деле я смотрел это видео, но у меня почему-то открылось без звука. Я смотрел на Youtube. Полицейским досталось на Фестивале красок в Челябинске. Я хочу сказать, что я хотел отслушать это видео на предмет мата, есть ли там и поостеречься, если вдруг он там есть, но у меня на iPad он открылся без звука и всё, что там было. Действительно, они забрасывали полицейские машины красками и так далее, замазывали.

    А. ОНОШКО: А полицейские их хватали.

    С. ДОРЕНКО: Девочки подходили совсем малые. Там дети — школьники, действительно, 14 лет можно визуально сказать, может быть 13 кому-то. Они ладошками раскрашивали полицейскую машину. Надо сказать, что полицейские не расстреливали детей, оставляли жизнь. Это было удивительно, потому что я то думал, что их расстреляют. Нет, в том то и дело. Послушайте фразу: «Мусора прессуют». То есть, это они, мусора, кого-то прессуют. Понимаете?  Вот в чём эта фраза, я так и не понял, но к сожалению, я не нашёл с хорошим звуком без мата никаких вариантов. В Челябинске во время Фестиваля красок в Холи — это фестиваль красок. Ты знаешь, что такое Холи?

    А. ОНОШКО: Да, конечно.

    С. ДОРЕНКО: Ты не знаешь.

    А. ОНОШКО: Почему?

    С. ДОРЕНКО: Знаешь?

    А. ОНОШКО: Я только знаю формальную часть, сути я не знаю праздника. Я знаю форму, что все собираются и начинают кидаться красками и порошочком, и получаются, что все такие пёстрые, раскрашенные. Всё, больше я ничего сказать не могу.

    С. ДОРЕНКО: В Челябинске во время Фестиваля красок в Холи, школьники атаковали один из автомобилей полиции. На самом деле я видел атаку на 2 автомобиля — один из них Patriot, другая — легковушка обычная. Инцидент снимали на видео, выложили в интернет. В полиции после проверки заявили об отсутствии нарушений. Фестиваль красок прошёл в Челябинске накануне. Праздник должен был пройти на парковке у ТРК «Горки», однако организаторы перенесли его на улицу Артиллерийскую, так или иначе. Для обеспечения безопасности туда прибыли полицейские патрули. На месте бездействия был полицейский патруль. На самом деле, ещё раз, я видел 2 разные машины. Дальше, подростки измазали красками другу друга, затем направились к полицейскому автомобилю. С криком: «Мусора прессуют», - они атаковали машину. Ребята под улюлюканье и свист, закидали её красками, а самые дерзкие пинали автомобиль ногами и выкрикивали угрозы и нецензурные оскорбления в адрес сотрудников МВД. «Факты попадания на ведомственный автомобиль краски действительно имели место, но беспорядков допущено не было». Всё. То есть, собираются школьники, которые: а -  забрасывают автомобиль полиции красками, б — пинают его и матерно характеризуют сотрудников МВД, дают матерные характеристики уничижительного свойства.

    А. ОНОШКО: Когда это говорите вы, мне становится тревожно.

    С. ДОРЕНКО: Я спрашиваю: «Их не расстреляли — это что, гуманизация какая-то?»

    А. ОНОШКО: А вы бы сидя в этом автомобиле …?

    С. ДОРЕНКО: Да, нет, …

    А. ОНОШКО: Вы бы ничего не стали делать?

    С. ДОРЕНКО: Не знаю. 73-73-94-8. Алло, здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Хороший праздник, в принципе. На подобие в Таиланде я наблюдал, там полицейских вообще обмазывали тальком и все радостные были. Я думаю, что может быть даже полицейские услугу ввели, чтобы покрасить их машину.

    С. ДОРЕНКО: Нет, это не так. Нет, это Холи — это индуистский праздник весны, фестиваль весны. Что такое индуистский вестиваль весны? Там несколько разных традиций, несколько, вернее мифов, на которые опираются индуистские фестивали весны. Это один из мифов о том, как Шива сжёг своим взглядом Каму. Кроме этого считается, что Кришна играл с Гопи, чтобы это не значило. И ещё, Вишну сжёг демоницу Холики. А поскольку демоницу Холики сжигают также на празднике Холи, её чучело, на праздничном костре, то есть такая точка зрения, что это связано всё-таки с демоницей Холики.

    А. ОНОШКО: И что это наша Масленица.

    С. ДОРЕНКО: Это как Масленица. Я хотел напомнить окружающим нам людям, по-крайней мере, что они на 80% славяне, а славяне — это индоевропейская семья народов и у них безусловно схожи древние праздники с индусами. Фестиваль приходится на начало весны, длится 2-3 дня, в конце февраля-начала марта, там в Индии. То есть, это чистая Масленица, такая индуистская. В Индуистском календаре Холи как правило выпадает на полнолуние и в первый день фестиваля ближе к ночи разводится костёр для сожжения огромного чучела или украшенного дерева, символизирующее сожжение Холики — злодейской демоницы, а также проводится прогон скота через огонь — это уже наш Иван Купала, хождение по углям, затем шествие до наступления сумерек. Далее осыпают друг друга цветным порошком, поливая покрашенной водой и цветной грязью с порошком. Обрядность праздника содержит оргиастические элементы. Другой раз, что и оргия бывает, что потом в кустах что-то слышится. Они друг друга обсыпают краской и другой раз слышно что-то из кустов, типа «Надай», «Надай брат, Раджепш». Всё, региональные различия и так далее. В России и на Украине Холи тоже проводится и вызывает неоднозначные оценки у Русской православной церкви. Так, например, с участием священнослужителей в Пензе проходил праздник, они раздавали листовки, которые говорили, что здесь есть религиозная подоплёка, а это языческий обряд разноцветного порошка, который чужд православному сознанию. Говорит один из деятелей РПЦ: «Чужд православному сознанию». Дело в том, что это индоевропейская традиция, а вы здесь пропагандируете семито-хамитские традиции и можно ожидать, что они будут время от времени сосуществовать. Что тут плохого? Пусть бы сосуществовали. Пусть будет и так, и так, и так. Что, нормально, нет?

    А. ОНОШКО: Да.

    С. ДОРЕНКО: У меня вопрос. Скажите, пожалуйста, то, что полиция не применила никаких средств воздействия и более того, попыталась уклониться от столкновения и затем даже вербально уклониться от столкновения — это челябинское что-то или это примета времени, что полиция старается не плодить, не множить конфликты с детьми, с молодёжью? Что происходит? 73-73-94-8. Алло, здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро, Сергей. Я вчера нашёл это видео в «Одноклассниках» со звуком, всё прекрасно слышно. Я думаю, дело в том, что они выкрикивали три буквы, слово из трёх букв: А, У, Е. И в комментариях написано, что это означает смерть ментам и свободу ворам или что-то такое. Они все говорили три буквы и выкрикивали. Поэтому и звук наверное у вас…

    С. ДОРЕНКО: А, У, Е. Нет, у меня как раз звук совсем стёрт.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А, У, Е, совершенно верно.

    С. ДОРЕНКО: А что это значит, А, У, Е?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: В комментариях написано, что это смерть ментам и свобода ворам. Что-то типа этого.

    С. ДОРЕНКО: «Арестантский уклад», - вот мне говорят. Арестантский уклад един. Это тюремный лозунг и тюремная, по-моему даже и татуировка, которая означает некий символ братства людей в тюрьме против административных органов и представителей администрации. Представители администрации считаются в этих братствах, характеризуются в целом негативно. Хорошо. «Что же вы там мало знаете про скрепы вашего народ», - говорит карманный слон. «Это молодая гопота», - говорит Шагаев. «Арестантско-уркаганское единство», - ещё так тоже переводится. Это арестантский уклад един. 73-73-94-8. Вот как гоняли полицейских в Челябинске. И, собственного говоря, там гоняли просто. И надо сказать…

    А. ОНОШКО: А может они разделяют убеждения, может они согласны.

    С. ДОРЕНКО: 73-73-94-8. Алло, здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я сейчас проезжал около Рублёвки эту аварию — в общем, байка там под Газелью, под кузовом Газели. Он очень сильно разбит. Кто на нём ехал — не видно, скорая стоит, наверное в скорой.

    С. ДОРЕНКО: Говорят, девчонка была на байке и говорят, что она жива, но вид у неё был никудышный и что она пострадала.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Значит ей очень повезло. Под кузовом вообще байк весь.

    С. ДОРЕНКО: Я понял, спасибо. Жалко, страшно и горестно, и всё на свете. Итак, арестантский уклад един. «АУЕ», - скандировали школьники, дети в Челябинске, характеризую и лисетной лексикой матерно отзываясь об МВД. Алло, здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро, Сергей. Это Гурген. Знаете, я вспоминаю восьмой блок, это пестроцветие, это изумительное настроение. Холи  - это было чудесно, там был некий Чодри.

    С. ДОРЕНКО: А почему вы сказали «Восьмой блок»? Вы жили в восьмом блоке или что?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я жил в восьмом блоке в 316-й комнате, может быть помните, была замечательная такая.

    С. ДОРЕНКО: А я жил в 112-й комнате в восьмом блоке.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это немножко другое крыло.

    С. ДОРЕНКО: Почему? Вы в 316-й, я в 112-й, под вами же.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Конечно, конечно, подомной, безусловно.

    С. ДОРЕНКО: Мы смотрели из окна на девятый блок, женский.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Точно. Я не отрывал глаз.

    С. ДОРЕНКО: Я тоже.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И видите ли, эта восхитительная атмосфера Холи, которая была, она была эстетична до предела, потому что если кукурузный крахмал, подкрашенный кари, куркумой и если надо было один зелёный штрих, нас уже не могли обмазать жёлтым штрихом.

    С. ДОРЕНКО: Скажите пожалуйста, у меня один вопрос. Почему полиция так себя вела, мирно, пытаясь не заметить оскорблений, пытаясь не заметить  как бьют машину, пытаясь не заметить, что их подвергли уничижительной абстракционистской критике?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Видите ли, у меня странное ощущение, что они были в данном случае не совсем ментально на своём рабочем месте. Они просто тоже молодые люди, им тоже хотелось веселиться.

    С. ДОРЕНКО: Им тоже хотелось позорить МВД, мне кажется. Вот это предположение уже второе, Гургена и перед ним кто-то уже сказал, что может быть они были душою вместе с арестантами, с арестантским единством.

    Поехали дальше. В движении. 5 баллов, город более-менее свободен, ничего страшного, кроме Центра. Центр — плохой, Новый Арбат — плохо едет, Знаменка — плохо едет. Вот здесь и Якиманка, и Кремлёвская набережная и Софийская набережная — вот в этих краях очень плохо. Бульвары и в особенности в районе Таганки, Садовое кольцо, всё что вокруг Таганки, ужасно выглядит.

    10 часов 6 минут. Понедельник, 29 мая. Здравствуй, великий город! Здравствуйте, все! Это радио «Говорит Москва». Говорит Москва! Анастасия Оношко — ведущая этой программы.

    А. ОНОШКО: И Сергей Доренко.

    С. ДОРЕНКО: У нас гость, обещанный гость. Мы очень благодарны. Илья Александрович Скавронски. Я благодарен вам, что вы пришли. Я хотел поговорить о случае, который мне кажется гораздо шире и глубже, чем то, что представляется на первый взгляд, о вашем сыне, об Оскаре, который на Арбате читает.

    И. СКАВРОНСКИ: Не совсем на Арбате.

    С. ДОРЕНКО: Не совсем. Это ближе к Праге?

    И. СКАВРОНСКИ: В частном случае, это было на улице Воздвиженской.

    С. ДОРЕНКО: Стакан для воды. Спасибо большое. Смотрите, я вижу ситуацию так. Если позволите, мы просто её изложим, как мы её видим, вы поправите и добавите. Ваш сын — человек, который тренируется, чтобы чувствовать сцену, чтобы быть на сцене, чтобы быть перед залом, пытается преодолеть обычную человеческую робость. У меня до сих пор, поэтому я на телевидении до сих пор сглатывал как дурак, мы стыдно было, страшно и позорно казалось. Для того, чтобы получить этот навык публичного выступления, читают монологи лямбд из Шекспира. Да?

    И. СКАВРОНСКИ: В том числе.

    С. ДОРЕНКО: Напомню, 6-го мая, наш коллега Александр Минкин, он идёт по Арбату и он видит мальчика Оскара, который читает этот монолог и Минкин записывает этот монолог. При всех нюансах, при качестве соответствующем. Громко, чётко, отчётливо Оскар читает на память, не подглядывая. Видно, что он понимает текст, видно, что он понимает трагизм, драматизм текста и так далее. Я, можно перейду к выводам, потому что времени мало?

    И. СКАВРОНСКИ: Да.

    С. ДОРЕНКО: Вот мой вывод простой, всё неординарное ненавидится ординарными людьми. Я занимаю позицию, простите, я знаю, что слушатели возразят мне и скажут, что зачем ты занимаешь позицию, но я занимаю позицию, занимаю в соц сетях эта известна моя позиция и я занимаю на радио сейчас. «Всё неординарное ненавидится ординарными заурядными обычными людьми». Всё неординарное вызывает сопротивление и у министерства ординарных дел, ординарных людей. Понимаешь, да?

    А. ОНОШКО: Да, это такой способ выжить в системе.

    С. ДОРЕНКО: Выжить в системе. Хорошо, скажите, пожалуйста, а вот эта общая генерализация, а что с точки зрения закона, существуют же законы, описывающие жизнь, что он делал плохого?

    И. СКАВРОНСКИ: Я не знаю закона, который мог бы запрещать читать стихи. Даже если люди дают какую-то благодарность, это тоже никак не возбраняется законом, насколько я знаю. Я о таком законе не слышал, по-крайней мере.

    С. ДОРЕНКО: Вроде бы. Вы знаете, теперь уже пошло развитие и говорят, что надо, оказывается, регистрироваться, прежде чем начать выступать. Вот как-будто существует такой закон.

    И. СКАВРОНСКИ: Если мы говорим о работе какой-то в виде заработков, то наверное да, есть некие регламенты относительно этого, но в данном случае ребёнок делает это ради своего удовольствия, ради фана. А запретить людям как-то вознаграждать его, кто может?

    С. ДОРЕНКО: Странно, мне тоже странно. Если позволите, я прочитаю, для того, чтобы фактическая сторона дела, чиновники подтянулись и как-то что-то объясняют. Мне кажется, они каким-то образом заглаживают чувство неловкости. «Родители должны зарегистрироваться с ребёнком на одной из согласованных площадок, рассказывают нам на официальном портале мэрии. «Есть такие места», - говорит нам на радиостанции «Говорит Москва» заместитель руководителя столичного департамента культуры Владимир Филиппов. «У нас на портале указаны адреса и все, кто выступают, соблюдают время, условия, ни у кого никаких проблем. Дети не обладают в полной мере, поэтому родители до 18 лет должны с ними зарегистрироваться. Есть горячая линия и так далее. Я не очень понимаю, неужели все люди, которые выступают на улице, читают стихи… А если я начну читать стихи?

    А. ОНОШКО: К вам подойдут, абсолютно точно.

    С. ДОРЕНКО: А может быть я и не на зарегистрированном месте, а иду вдоль улицы и читаю? Может быть я скандирую слова песен каких-то? «Москва моя, ты самая любимая» и что-то такое. Что здесь? Я делаю это во время, когда шуметь можно, я делаю это в публичном месте. Это не мат никакой. Что здесь плохого?

    И. СКАВРОНСКИ: Плохого однозначно ничего.

    А. ОНОШКО: Есть вот слушатели, которые пишут, основная проблема и претензии, которые люди, разделившиеся на два лагеря выдвигают, они говорят: «Деньги не надо было собирать. Вот не было бы сумки, вот тогда да».

    И. СКАВРОНСКИ: Во-первых, сумка — это его личная сумка, которую он в своё время купил и она ему очень нравится. Билайновская какая-то промо-штука такая. Это термосумка, в которой он носит свои пищу, воду, детские какие-то свои штучки. В данном случае она не является предметом сбора каких-то средств. Я не знаю, почему так к сумке его привязались, но это его личная вещь.

    С. ДОРЕНКО: Ребята, мне здесь пишут, что вы собираете деньги с помощью него.

    И. СКАВРОНСКИ: Я собираю?

    С. ДОРЕНКО: Да, вы. Вы достаточный человек материально? Вы зарабатываете?

    И. СКАВРОНСКИ: Я достаточно обеспеченный, чтобы мой ребёнок не побирался.

    С. ДОРЕНКО: Достаточно обеспечен — это как что? У вас есть личная машина?

    И. СКАВРОНСКИ: Нет, ни в коем случае. Я не богатый человек.

    С. ДОРЕНКО: Кто вы, расскажите о себе два слова?

    И. СКАВРОНСКИ: Я — композитор.

    С. ДОРЕНКО: Что вы делаете, чтобы жить?

    И. СКАВРОНСКИ: На данный момент, в первую очередь, я — композитор.

    С. ДОРЕНКО: Композитор, вы пишете музыку.

    И. СКАВРОНСКИ: 20 лет я занимаюсь дизайном.

    А. ОНОШКО: Дизайном чего?

    И. СКАВРОНСКИ: Начинал с графического, делал промышленный дизайн, делал иногда проекты по интерьерному дизайну.

    С. ДОРЕНКО: То есть, вы человек обеспеченный в том смысле, что вы не нуждаетесь? Вы — средний класс? Вы кто? Вы как?

    И. СКАВРОНСКИ: Я просто не знаю, что такое средний класс.

    С. ДОРЕНКО: Одним словом, вы знаете о том, что сын приносит вам и говорит: «Батя, вот у меня 5000, давай купим рис, гречку, что-то для дома». Нет, это нет? То есть вы не знаете о каких-то вознаграждениях, которые он может получить? Вы об этом вообще не знаете?

    И. СКАВРОНСКИ: Обычно всё, что он зарабатывает, тут же на свои какие-то сладости тратит.

    С. ДОРЕНКО: На сладости.

    И. СКАВРОНСКИ: Если на Арбате, бывало, что сувениры какие-то покупал, купил себе пилотку «С днём победы», у него большой такой патриотизм, георгиевские ленточки.

    С. ДОРЕНКО: Георгиевские ленточки, с Днем победы и так далее.

    А. ОНОШКО: А часто он ходит вот так?

    И. СКАВРОНСКИ: Нет никакой системы. Они же просто шли с Кропоткинской, гуляли и там просто остановились в метро, Кристина сидела книгу читала.

    С. ДОРЕНКО: Кристина — ваша подруга или жена?

    И. СКАВРОНСКИ: Моя жена.

    С. ДОРЕНКО: Она жена. Она не мать ребёнка, но она жена и она была старшим, то есть она была взрослым с ребёнком.

    И. СКАВРОНСКИ: Да, именно.

    С. ДОРЕНКО: Ребёнок не был без присмотра, он был с вашей женой, то есть с супругой. «Понеслось враньё», - пишет 900-й. В чём, 900-й? Что человек женат? Вам что из ЗАГСа штемпель показать?

    А. ОНОШКО: Нет, все так говорят, что она отвечала, что она соседка. А что, вы думали, что она будет орать, что она мачеха, громко, чётко.

    С. ДОРЕНКО: Дошло до того, чтобы не было ситуации, мы штамп в паспорте покажем и всё. Да, зарегистрированный брак, чтобы вы не выдумывали. Ещё одна вещь — приставание к гражданам в общественных местах, есть статья оказывается.

    И. СКАВРОНСКИ: Я её читал.

    С. ДОРЕНКО: Я её всем прочитаю. Статья 3.8 «Приставание к гражданам в общественных местах». Такая статья есть оказывается в КоАПе. Послушайте теперь внимательно, закон, там каждое слово выверено. Приставание к гражданам в общественных местах, то есть нарушение общественного порядка, выразившееся в навязчивых действиях гражданина, осуществляемых в отношении других граждан против их воли в целях купли, продажи, обмена, приобретения вещей иным способом, также в целях гадания, попрошайничества, оказания услуг сексуального характера либо навязывания иных услуг в общественных местах. Влечёт предупреждение или наложение административного штрафа от 100 до 500 рублей. Таким образом, если бы мальчик предлагал гадать либо продать что-то, либо просто просил денег «Дайте денег», против их воли, а против их воли узнавание по заявлению. Как узнать, что вы например, сейчас начнёте мне предлагать «Купи телефон ворованный» или я вам предлагаю «Купи телефон ворованный, нормальный, пол цены. Купи, Илья Александрович, пожалуйста, телефон. Мне надо бабла, выпить надо». Как узнать, чтобы против воли? Может быть вы хотели, чтобы я приставал. Внимание! Против воли можно только одним способом узнать — по заявлению. То есть, вы пишите: «Серёжа в 10:17 приставал ко мне там то и там то, купи ворованный телефон. Я не хотел этого» и так далее. Ни одного заявления против мальчика нет, значит и не надо идиотничать.

    А. ОНОШКО: Владислав нам присылает статью 151 Уголовного Кодекса, пункт 2 «Вовлечение в занятие бродяжничество или попрошайничеством заключается в возбуждении у несовершеннолетнего желания беспрестанного перемещения, скитания из одной местности в другу, проживание без постоянного места жительства, без постоянного заработка за счёт подаяния в виде денег, вещей, продуктов питания и так далее. Несовершенный может согласиться на такой образ жизни под влиянием как уговоров, использованием своего авторитета взрослым человеком, так и угроз, обмана и шантажа». Такую нам статью привели в пример.

    И. СКАВРОНСКИ: Моя позиция такова, что мы живём в правовом государстве.

    С. ДОРЕНКО: Да.

    И. СКАВРОНСКИ: Так по-крайней мере декларируется. Мы живём в рамках правового поля. Когда люди пишут такие вещи и говорят, они должны понимать, что если это никак не доказано судом и нет  заключения суда или ещё какого-то служебного может быть там, вещи, говорить об этом нельзя, это клевета.

    С. ДОРЕНКО: Хорошо, но вы ведь не заставляли его скитаться, перемещаться и жить за счёт подаяния. Вы говорите, что он купил пилотку на 9 мая. То есть, это не скитание и не проживание за счёт подаяния.

    И. СКАВРОНСКИ: Абсолютно нет, конечно.

    С. ДОРЕНКО: Таким образом эта статья не подходит.

    И. СКАВРОНСКИ: Это вообще абсурдное заявление.

    С. ДОРЕНКО: Статья 158 не подходит, потому что мальчик не скитался и не жил подаянием.

    И. СКАВРОНСКИ: Более того, он находился со взрослым.

    С. ДОРЕНКО: Да. И второе, статья 3.8 КоАП не подходит, потому что не существует приставания помимо воли. То есть мальчик и декламирует. Какие-то люди, видя, что он стоит и декламирует, в сумку рядом с ним или рядом с сумкой бросают деньги. Он их тратит на георгиевские ленточки, в частности 9-го мая и на пилотку. Что именно вас здесь не устраивает? Что именно вам здесь не нравится? Вот вопрос. Настя. Что делает полиция и почему она это делает, мне понятно. Потому что любое неординарное существо и неординарное поведение вызывает у полиции чувство ожесточения, потому что любое ординарное существо пытается неординарное сравнять рубанком, стамеской, чем хочешь, напильником, уравнять, сделать одинаковым. Кстати говоря, я хотел вернуться к состоянию ребёнка. Когда мы вчера с вами говорили по телефону, я слышал, что он разговаривает что-то, но он подавлен. Что с ним? Как он?

    И. СКАВРОНСКИ: Сейчас объясню. Во-первых, касается полиции, это же не первый случай, когда он вышел и что-то говорил.

    С. ДОРЕНКО: Не первый.

    И. СКАВРОНСКИ: Никогда полицейские не подходили к нему грубо. Подходили, гладили по головке, «Постой немножко, потом иди домой». Это было так всегда. Это первый вопиющий случай. Я считаю, что это проблема конкретного патруля, который повёл себя аморально, бесчеловечно.

    С. ДОРЕНКО: А что ваша супруга говорит, они несколько раз накручивали круги вокруг него? Что они делали? Как они присматривались или с разгона прибежали?

    И. СКАВРОНСКИ: Быстро, да. Она сидела книжку читала и поглядывала на него. Она посмотрела, всё хорошо было и уже когда они к нему подошли, стали его забирать, он кричать начал и тогда она уже естественно подошла туда. Она даже не видела тот момент, когда массовка получилась.

    С. ДОРЕНКО: Одним словом, они не прицеливались и никакой не было толпы граждан, которые бы с возмущением собирались, какая-нибудь женщина-общественница «Милиция, милиция, скорее сюда». Ничего подобного?

    И. СКАВРОНСКИ: Нет, ничего подобного.

    С. ДОРЕНКО: Значит это решение конкретного полицейского.

    И. СКАВРОНСКИ: Там три человека было.

    С. ДОРЕНКО: Три и среди них была женщина?

    И. СКАВРОНСКИ: Среди них была женщина.

    С. ДОРЕНКО: МВД тоже?

    И. СКАВРОНСКИ: Да.

    С. ДОРЕНКО: Скажите, а они понимали, что это 9-летнего мальчика может напугать?

    И. СКАВРОНСКИ: 10-летнего.

    С. ДОРЕНКО: Ему 10 всё-таки исполнилось.

    И. СКАВРОНСКИ: Да.

    С. ДОРЕНКО: Когда день рождения, кстати?

    И. СКАВРОНСКИ: В ноябре.

    С. ДОРЕНКО: То есть 10 полных лет. 10-летнего мальчика это может чертовски напугать, когда тебя хватают, волокут, а столько историй, что крадут и потом убивают.

    И. СКАВРОНСКИ: Во-первых, момент такой, можно сейчас купить любую белого цвета машину, обклеить её как угодно, написать на ней что угодно. Форма покупается также очень легко. Полицейские не представились, когда Кристина попросила их представиться, они ей не представились. Они не дали номера своих нагрудных знаков. Как она могла знать кто это такие?

    А. ОНОШКО: А у вас есть какой-то юрист, вы будете иск подавать? Планируете?

    И. СКАВРОНСКИ: Конечно. Я не кровожадный, но я считаю, что конкретные лица, которые совершали это, они должны ответить.

    С. ДОРЕНКО: До какой степени — материально, погоны сорвать, выговор, …?

    И. СКАВРОНСКИ: Однозначно, моё мнение, такие люди не должны находиться в органах. Я поясню. У меня в семье есть люди, которые работают в органах и я знаю, что такое честь мундира. Они порочат органы и такие люди просто не должны быть в этой системе.

    С. ДОРЕНКО: Да, это ошибка, которая может стоить.

    И. СКАВРОНСКИ: К сожалению, определённое количество таких граждан, она создаёт вот это впечатление о полицейском, хотя я считаю, что большинство совершенно не такие. Может быть я ошибаюсь, я не знаю, я статистики не веду, но по опыту жизни, вот с таким скотством встречались крайне редко, а вот с таким в высшей степени, первый раз.

    С. ДОРЕНКО: Скажите нам об Оскаре, он сам пишет что-нибудь?

    И. СКАВРОНСКИ: Пока нет.

    А. ОНОШКО: А он занимается в какой-нибудь студии?

    С. ДОРЕНКО: То есть это всё-таки нелегко, выучить все эти тексты, довольно пространные, большие, чувствовать. Согласитесь, что эти тексты написаны взрослыми и там взрослые чувства. Это нужно быть каким-то глубоким, глубоко думать.

    И. СКАВРОНСКИ: Более того, он сейчас прицелился на монолог Хлопуши, что гораздо сложнее.

    С. ДОРЕНКО: Так вот он сам не пишет стихотворения?

    И. СКАВРОНСКИ: Нет.

    С. ДОРЕНКО: Никаких текстов не пишет. Вот то, что Настя спрашивает, занимается он?

    И. СКАВРОНСКИ: Да, он посещает творческие студии.

    С. ДОРЕНКО: Творческие студии. Вы видите его будущее как актера или вы …?

    И. СКАВРОНСКИ: Во-первых, я иду в этом отношении у него на поводу и смотрю, что он хочет. Его вообще самая заветная мечта — это стать изобретателем вот этих вот конструкторов Lego, инженером.

    С. ДОРЕНКО: Инженером.

    И. СКАВРОНСКИ: А это то, что они гуляли часто по улицам и он видел, ему это просто понравилось.

    С. ДОРЕНКО: То есть это такой фан просто?

    И. СКАВРОНСКИ: Фан и ничего больше — это первое. Второе — у него были логопедические проблемы, года три назад они ещё были и психологи, логопеды советовали ему как-то публично выступать.

    С. ДОРЕНКО: Да. Я уже забыл, Демокрид или Демосфен набирал полный рот камней и выступал …

    А. ОНОШКО: Диоген.

    С. ДОРЕНКО: Нет, не Диоген, дорогая. Демокрид или Демосфен.

    И. СКАВРОНСКИ: Кто-то советует идти в лес, если уж ты так хочешь. Я думаю, что если бы поймали ребёнка в лесу, было бы ещё хуже.

    С. ДОРЕНКО: Было бы ещё хуже. Его бы точно куда-нибудь в тюрьму отправили.

    И. СКАВРОНСКИ: А что касается его состояния, то изначально, вёл себя как обычно, была некая застрессованность, а вот уже два дня наблюдаем, что ребёнок как-будто вернулся года на три назад. Понимаете, ему 10 лет и у него уже появляются какие-то подростковые проявления: зажимы, допустим, не может в полный голос сказать, мимика уже стала другая, происходят такие изменения, а сейчас он как-будто под защитой какой-то. Стал бояться без света быть, когда спать укладывается, просит не выключать свет. Радуется, тут же может заплакать, расстройство. Допустим сидел в интернете: «Ой, смотри планшет за 500 рублей», я ему сказал, что наверняка что-то с ним не то и тут же он заплакал. То есть набрал он и сказал: «Смотри как классно...».

    С. ДОРЕНКО: Нестабильно.

    И. СКАВРОНСКИ: Это мы с психологами будем прорабатывать, смотреть что с его состоянием.

    С. ДОРЕНКО: А вы можете сделать, чтобы за это заплатило МВД?

    И. СКАВРОНСКИ: Я не знаю, честное слово. Вот мне 40 лет, вот я жил без всего этого и я даже не знаю, как поступают в этих случаях, как себя вести.

    А. ОНОШКО: То есть у вас нет юриста своего, который вас ведёт за руку вперёд каким-то задачам?

    И. СКАВРОНСКИ: Есть.

    С. ДОРЕНКО: А кто-нибудь выходил из руководства, может быть маленького, среднего руководства из МВД, пытаясь извиниться просто по-человечески?

    И. СКАВРОНСКИ: Извинился только начальник центрального округа, когда приехал.

    С. ДОРЕНКО: Это уже что-то.

    И. СКАВРОНСКИ: Это было уже под утро.

    С. ДОРЕНКО: В какой форме он извинился? Он просто, типа давай замнём или более официально?

    И. СКАВРОНСКИ: К чести его, ему действительно было неловко за его сотрудников.

    С. ДОРЕНКО: Видно было по-человечески, что это искренне, не чиновные извинения.

    И. СКАВРОНСКИ: Конечно.

    С. ДОРЕНКО: Знаете, если говорить вот так вот сухо и сугубо, то мне кажется, что психологическую помощь…

    И. СКАВРОНСКИ: Мне казалось, что должны извиняться те, кто учинил бесчинство. Если они такое творят, то они вряд ли способны извиняться.

    С. ДОРЕНКО: Понимаете, может быть у людей между ушами настолько всего мало, что и не надо их извинения. А зачем?

    И. СКАВРОНСКИ: А что извинения меняют? Произошла ситуация, есть психотравмирующий фактор. Мы ещё не касаемся Кристины, которую тоже таскали, женщину. Фактически это солдат, он не офицер, потому что у него нет звёздочек.

    С. ДОРЕНКО: Солдат.

    И. СКАВРОНСКИ: Представляете ситуацию, в которой солдат таскает ребёнка, кричит благим матом и женщину в центре города? Как это выглядит?

    С. ДОРЕНКО: Говорят, что прохожие вовсе не реагировали.

    И. СКАВРОНСКИ: Подошли три-четыре человека, что-то пытались.

    С. ДОРЕНКО: Уточнить.

    И. СКАВРОНСКИ: Да, в частности откуда-то волна пошла, показалась  какая-то девушка, которая запостила всё это в сеть и оттуда пошла уже вся эта волна.

    С. ДОРЕНКО: Вот это вот ощущение, что если человек в полицейской форме, может украсть ребёнка у любого из нас, это конечно несколько удручает, по-настоящему удручает. Скажите, пожалуйста, а то, что в интернете тот час против вас выстроилась какая-то линия обороны, что вы чуть ли не западный проект, «Радио свободы» и все были подготовлены, и камеры.

    И. СКАВРОНСКИ: Я вам так скажу, во-первых, я человек верующий и по вере, всякая власть от бога.

    С. ДОРЕНКО: Простите, мы с вами сможем остаться?

    И. СКАВРОНСКИ: Конечно.

    С. ДОРЕНКО: У вас есть время?

    И. СКАВРОНСКИ: Конечно.

    С. ДОРЕНКО: Давайте так: «Всякая власть от бога». Вот на этом мы прервёмся. Сейчас новости и через пять минут вернёмся к разговору с отцом мальчика-декламатора Оскара, который декламировал «Гамлета» Шекспира на Арбате, Илья Александрович Скавронски с нами и мы продолжим разговор в 35 минут. Погнали.

    Мы продолжаем с Анастасией Оношко. У нас в гостях Илья Александрович Скавронски и он удивил нас уже несколько раз. Илья Скавронски — это папа мальчика декламатора, который был схвачен полицией и увезён около Воздвиженки за декламацию Шекспира. Я удивился вот чему, 2 вещи, которые вы сказали: во-первых, у вас родственники в МВД и вы с огромным уважением относитесь к этому ведомству и второе моё удивлению, что вы глубоко верующий человек и говорили об этом перед новостям. Давайте вернёмся. Мы то вас числим среди Навальнистов, что вы за Навального и вообще, права рука Навального и так далее и позорите МВД специально.

    И. СКАВРОНСКИ: Мне крайне неприятен этот персонаж, если говорить о Навальном. То, что он пытается с чем-то бороться, возможно это и похвально, но я не вижу ничего там такого честного и чистого своими глазами и мне не нравятся методы, которыми он это делает.

    С. ДОРЕНКО: То есть вы не помощник Навального, вы не человек его?

    И. СКАВРОНСКИ: Мне, как обывателю, мне очень нравится в принципе, то в стране происходит. То есть, я не говорю, что из Украины, но я бывал на Украине, у меня был один проект, когда я там работал.

    С. ДОРЕНКО: Но у вас корни кубанские?

    И. СКАВРОНСКИ: У меня нет. Я из Владивостока.

    С. ДОРЕНКО: Владивосток 2000. Офигенски. Можно доложить, мальчик если с Переясловки. Переясловку знаете под Хабаровском?

    И. СКАВРОНСКИ: Да.

    С. ДОРЕНКО: 60 км от Хабаровска Переясловка, потом Екатеринославка и всё подряд.

    И. СКАВРОНСКИ: Так точно.

    С. ДОРЕНКО: Да, Переясловка, там гарнизон военный, поэтому я там жил.

    И. СКАВРОНСКИ: Вы знаете, сколько там гарнизонов в Хабаровске.

    С. ДОРЕНКО: Конечно, я знаю. Чугуевка у вас там была рядом с вами, лётный гарнизон. Хорошо, то есть вы из Владивостока?

    И. СКАВРОНСКИ: Да.

    С. ДОРЕНКО: Это чудесно. Наш владивосточник. Хорошо, а откуда вообще тогда пошло, что «Он из Киева», - пишет мне один из слушателей.

    И. СКАВРОНСКИ: А пошло это оттуда, что Навального сейчас Шарий мучает и какой-то человек с ником «Таблетки от ожирения». Такой ник у него. Он написал, что я из Киева, уехал после Майдана, какую-то такую ахинею.

    С. ДОРЕНКО: Целую историю.

    И. СКАВРОНСКИ: Да. И средства массовой информации понесли это.

    С. ДОРЕНКО: Понятно.

    И. СКАВРОНСКИ: Шарий молодец. Я подозревал, что он вроде как-то непредвзято ко всему относится, а по факту абсолютно … Он мочил Навального, но причём здесь я?

    С. ДОРЕНКО: Хорошо. Вы из Владивостока, у вас родственники в МВД, вы уважаете МВД. Вы как обыватель хорошо относитесь.

    И. СКАВРОНСКИ: Я уважаю людей, которые защищают других людей. То есть не то, что ведомство само уважаю. Как законопослушный гражданин я знаю, что есть это ведомство и я должен подчиняться законам той страны, в которой я живу. Это данность.

    С. ДОРЕНКО: И вдобавок верующий.

    И. СКАВРОНСКИ: Верующий православный.

    С. ДОРЕНКО: А мы два атеиста, если позволите.

    И. СКАВРОНСКИ: Ничего страшного. Это каждый для себя выбирает.

    С. ДОРЕНКО: Настя, ты атеист, скажи?

    А. ОНОШКО: Я как Гайдар — агностик.

    С. ДОРЕНКО: Как бы там ни было, я живу в этой данности. Я в своей жизни пытаюсь навести порядок уже 40 лет. Хотя бы вот так.

    А. ОНОШКО: А вас знаете почему к либералам записали? Потому что вы человек творческой профессии. Вам задали вопрос, вы говорите: «Я вот и дизайнер, и композитор», тут нам пишут, знаете какой вопрос задали среди прочего слушатели? «Спросите, когда у него последний заработок был?». То есть,  когда люди не ходят на работу другие, не работаете вы в организации какой-то?

    И. СКАВРОНСКИ: Я работаю на проектах.

    А. ОНОШКО: Вы проекты делаете.

    И. СКАВРОНСКИ: Я снял 2 авторских фильма.

    А. ОНОШКО: Но людям это кажется сомнительным.

    И. СКАВРОНСКИ: Пусть им кажется что угодно. Тут уже каждый волен…

    А. ОНОШКО: Видите, это оказывается не значит, что …

    С. ДОРЕНКО: Как с вами работает детский омбудсмен и работает детский омбудсмен? А он обязан, как нам представляется, нам как гражданам, которые живут в этой прекрасной действительности, кажется, что в России есть детский омбудсмен. Был Павел Астахов, к которому я относился очень критически, а сейчас у нас такая благовидная попадья. И Московский же тоже детский омбудсмен.

    И. СКАВРОНСКИ: Ко мне никто не обращался.

    С. ДОРЕНКО: Никто не обращался. А ведь они могут, кстати говори и это очень очевидно будет, если наша новостная служба слышит меня, это было бы очень мило со стороны новостной службы и обратиться к детскому омбудсмену Москвы и детскому омбудсмену России с вопросом: «Не согласятся ли они и это будет очень мило, если они согласятся оплатить психологическую помощь, прислать своих психологов, у них там в штате есть, к ребёнку?  То есть заняться ребёнком вплотную с точки зрения работы, которую они должны производить». Никто не обращался. А вы пытались к ним обратиться? Ребята помогали?

    И. СКАВРОНСКИ: Я говорю, я в первый раз столкнулся с такой ситуацией, я вообще не знаю как поступать. Не знаю, честное слово. Я сейчас пытаюсь как-то в себя прийти, собрать мысли в кучу. Я не хочу действовать, вот как … Вот комментарий написал, человек даже не думает о последствиях. Я не хочу быть таким человеком, то есть я не хочу делать что-то, что повлечёт какие-то плохие последствия неправильные, то есть для кого-бы то ни было. Я никому не хочу проблему.

    С. ДОРЕНКО: Нам мгновенно один из слушателей пишет: «Не призывайте Сатану, не призывайте демонов, не обращайтесь ни к каким амбутсменам, потому что они так займутся, что мало не покажется. Лучше подальше от государства держаться».

    И. СКАВРОНСКИ: Я в государстве живу и подальше от государства держаться?

    С. ДОРЕНКО: Подальше от государства. Во всяком случае, с их людьми, которые работают на государство, стараться не сталкиваться и не шуметь так, чтобы они вас не заметили. Как зайчишки, спрятаться и жить…

    И. СКАВРОНСКИ: Извините, уже столько … Я, когда увидел новость об этом инциденте на первой строчке в Яндексе, уже всё, вот оно плавает.

    С. ДОРЕНКО: А вы знаете, почему? А потому, что мы боимся все. То, что произошло с вами, страшно нам. Вот я вам откровенно скажу, что дети возвращаются в центр, дети возвращаются на улицы, сейчас природа хорошая, погода. Дети начинают какую-то жизнь свою. Вы живёте в центре где-то?

    И. СКАВРОНСКИ: Нет.

    С. ДОРЕНКО: Нет, вы приезжаете в центр погулять. Представьте себе, что там есть люди, дети например, которые учатся в школе какой-нибудь, 57-й или ещё какой-то…

    И. СКАВРОНСКИ: У меня есть вопрос, как после всего этого…

    С. ДОРЕНКО: Как их в школу водить?

    И. СКАВРОНСКИ: Со всем вот этим материалом, вот когда люди выкладывают фотографии, это вообще законно?

    А. ОНОШКО: Нет.

    С. ДОРЕНКО: Нет, не законно.

    И. СКАВРОНСКИ: Почему никто… BBC позвонила и спросила: «Можно ли выложить видео, мы заблюрим?». Вот это цивилизованно. Больше никто об этом не спросил. Выкладывают видео, пишут данные. Это что такое?

    А. ОНОШКО: Надо в полицию обращаться. Вы не планировали?

    И. СКАВРОНСКИ: Вот здесь я уже ребёнка буду своего защищать, в этом отношении, потому что ему жить ещё…

    С. ДОРЕНКО: Если честно, мне кажется, что выкладывают, потому что считают его поведение похвальным, как-бы считают, что он клёвый просто.

    А. ОНОШКО: Всё равно нельзя.

    С. ДОРЕНКО: Пишут  другое.

    А. ОНОШКО: Конечно, про родителей сразу же. Вторая волна общества разделилась. Кстати, через нашу программу, можно сказать, что общественный…

    С. ДОРЕНКО: А что бы вы сказали тем, кто однозначно сразу вас начал подозревать во всех тяжких и ругать? Что бы вы сказали? Представьте, что вы сейчас глядите в глаза людям нормальным, может быть они озлоблены, может быть у них печень болит или ещё что-то, всякое бывает.

    И. СКАВРОНСКИ: Желчь.

    С. ДОРЕНКО: Желчь, что-то проблемы какие-то, да. И вот они сразу на вас, а у вас есть некоторое время сказать, что вот: «Ребята..» и дальше, что вы скажете?

    И. СКАВРОНСКИ: Во-первых, я никому не желаю оказаться в такой ситуации. Каждый человек, который пишет, должен задуматься над тем, что он сам может оказаться в такой ситуации и будет получать дивиденды от такой ситуации плохие — это раз. Во-вторых, по всем понятиям, по любым церковным, любым человеческим каким-то, осуждать кого-то без основательно, а основания — это не просто какие-то слухи, домыслы и всё остальное, а основание — это основание, это неправильно, это некрасиво, это не по-мужски. Женщины приличные тоже себя так не ведут.

    С. ДОРЕНКО: А по-существу?

    И. СКАВРОНСКИ: По-существу, вообще это клевета всё. Понимаете, да, то что клевета?

    С. ДОРЕНКО: Да.

    И. СКАВРОНСКИ: И это, кстати, тоже преступление. Мне вот куча статей приводят, но клевета — это тоже преступление, это конкретная статья. Если кто-то хочет сказать вот так вот, оклеветать, пусть открыто это делает и будем разбираться.

    С. ДОРЕНКО: Интересно. Ребята, я вижу перед собой человека, который не кручёный как вы думали. Думали, что какой-то ультра-кручёный хаятель властей, который специально и прочее… Передо мной действительно человек, который просто один из нас. Передо мной один из нас. Вот вы один из нас для каждого слушателя. Вы не какой-то особенный, кручёный.

    И. СКАВРОНСКИ: Кручёный? Что такое кручёный?

    С. ДОРЕНКО: Я не знаю откуда я взял это.

    А. ОНОШКО: Необычный.

    С. ДОРЕНКО: Необычный, кручёный, такой вот какой-то хитрый и весь такой необычный. Вы один из нас.

    И. СКАВРОНСКИ: Знаете о чём я жалею? Что в тот день не купил мороженого жене, ребёнку и не пошёл в кино с ними.

    А. ОНОШКО: А был такой план в тот день?

    И. СКАВРОНСКИ: Нет, они пошли гулять, а я, к сожалению, работал.

    А. ОНОШКО: А теперь разгребать. Вот общественный совет, у нас есть при Департаменте образования Москвы Общественный совет и его председатель состоит в связях в том числе и с нашей радиостанцией. Она предлагает вам помощь. Если вдруг у вас возникнут …

    С. ДОРЕНКО: Расскажи.

    А. ОНОШКО: Общественный совет при Департаменте образования города Москвы.

    С. ДОРЕНКО: А ты скинешь?

    А. ОНОШКО: Да, конечно, а куда только вот вопрос?

    С. ДОРЕНКО: Договорились.  Кинь мне, а я переброшу Илье.

    А. ОНОШКО: И по поводу клеветы и по поводу всего прочего.

    С. ДОРЕНКО: Кинь мне, пожалуйста. Мы вам желаем, первое, конечно сыну вашему…

    А. ОНОШКО: Поправиться.

    С. ДОРЕНКО: ...поправиться и осадить вот этот вот стресс. Передайте ему это. Вот вы тогда сделали очень важную для меня вещь и когда я звонил, Илья на громкую связь вывел и говорит: «Вот нас слышит мой сын». Я ему сказал: «Парень, ты классный». Он классный и передайте ему, что он классный, необычный, удивительный и он трудолюбивый, и он уже интересный человек. Вот ему 10 лет, а он уже классный.

    А. ОНОШКО: У кого из нас дети в 10 лет прочли Гамлета, поднимите руки в зале? Я думаю, что никто.

    С. ДОРЕНКО: Он классный в любом случае. Взрослые дядьки, они бывают идиотничают. Ничего, ничего. Спасибо огромное, что вы с нами. Держитесь, не давайте себя в обиду, информируйте. Спасибо, что вы информируете. Информируйте нас, потому что я вам хочу сказать, что я лично понимаю, что нам надо быть вместе в такие ситуации. Ладно?

    И. СКАВРОНСКИ: Да.

    С. ДОРЕНКО: Спасибо большое, Илья. Илья Александрович Скавронски. Спасибо за участие.

    И. СКАВРОНСКИ: Спасибо вам.

    С. ДОРЕНКО: Давайте. Погнали. Хорошо, у меня здесь конечно взрываются все СМС и всё на свете. «Зачем в 10 лет «Гамлет»?» А зачем в 10 лет «Гамлет»? А зачем я в 8 лет второй раз прочитывал Льва Толстого? В 8 лет, стоят на цыпочках над кроватью, на кресле, я в 8 лет читал Льва Толстого, почему? Не знаю, трудно сказать почему. А какой-то мальчик читает «Гамлета». Что я понял? Я понял много чего. Хорошо, давайте так. «Как бы мужик не лишился из-за этого заказов, как бы его не начали травить», - говорит Степан из Вайтрана. Это тоже проблема. «В 8 лет?», - говорит JJ. Да, в 8 и у меня не было света и мне приходилось читать с фонариком либо от торшера родителей. Я ставал на цыпочки на перила кровати, у меня не было кровати в 8 лет. Можно я про себя расскажу? У меня в 8 лет кровати не было, я спал на разложенном кресле за шкафом. За шкаф было поставлено кресло, однокомнатная квартира.

    А. ОНОШКО: Очень удобно, эргономично.

    С. ДОРЕНКО: Я там, на задней стене шкафа, я давил комаров, когда меня кусали и напились моей крови и спали и я из этих комаров, что это карта мира, что здесь  вот Австралия - раздавленный комар, здесь Мельбурн, здесь Брисбен, здесь ещё что-то. У меня комары были раздавлены в соответствии с портами каким-то крупными и так далее. И когда мне надо было читать, а света не было, я становился на цыпочки, на носочки на вот эти боковушки и у кресла и залезал на шкаф как-бы до половины тела и наклонив книгу туда к кухне и к торшеру родителей, я ловил легонечко свет, у меня попадало немножко света и я читал в 8 лет «Войну и мир», обе книги. И хорошо читал, с удовольствием, по паре раз прочитывал. А что такого? Я не понимаю, я ведь читать то умел.

    А. ОНОШКО: Это здорово.

    С. ДОРЕНКО: Здорово. Вальтера Скотта меньше читал. Там перегружено очень. Хорошо. «Прям Потёмкинские деревни», - говорит Сын Чиксон. «Почему именно в центре, а не в любом парке?», -  Т спрашивает. Ребята, а вы почему задаёте вопросы? Вы не можете представить, что человек в центре гуляет? А вы знаете, что чёртов центр сделан в Москве сделан именно для гуляния? Центр именно для этого белым гранитом, светлым гранитом, выложен весь именно ровно потому, чтобы гулять. Поэтому люди устремляются в центр, поэтому на Патрики люди устремляются гулять, поэтому люди на Арбат устремляются гулять. Для вас это что, новость какая-то? 73-73-94-8. Я хочу принять некоторые звонки. Алло, здравствуйте. Да, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, здравствуйте. Жаль не успел дозвониться, когда Илья был. Я в прошлом тоже сотрудник, как раз патрульно-постовая служба. Я бы хотел за этих ребят извиниться, потому что я был командиром взвода, но не позволял этого ребятам. Это конечно неправильно, ребёнка за шею. А на месте папы, я бы взял сапёрную лопату и этому сотруднику руки бы отрубил.

    С. ДОРЕНКО: Потому, что вы такой человек, полный ярости. Он очень мирный человек на самом деле. Он сам сказал, что ему  всё нравится, что происходит в стране в общем. «Тогда он не должен роптать, потому что в общем то, что произошло с его ребёнком - это как раз характеризует страну в общем», - пишет Юрий. «А вы бы повели своих детей на Арбат?», - спрашивает Наталья.

    А. ОНОШКО: А вы что никогда не водили на Арбат гулять?

    С. ДОРЕНКО: Да. А повёл бы с удовольствием, и на Стрелку повёл бы гулять, и по набережным повёл бы гулять, и на Красную площадь водил бы гулять. Конечно, а для чего центр, как вы думаете? Наталья, закончились те времена, когда мне надо было погулять, я летал в Мадрид. Да, в 90-е годы, когда мне хотелось погулять, я знал правильный адрес. Я просто ехал в Шереметьево и лете в Мадрид и гулял в Мадриде. И иногда, когда мне при этом надо было ещё одеться, я летел в Нью-Йорк и гулял по Нью-Йорку и одевался в Нью-Йорке. Сейчас по счастью, можно гулять по Москве. Москва теперь устроилась так, что по ней можно гулять и можно поесть нормально, и так далее. Что твой Нью-Йорк, ей богу и что твой Мадрид. Так что за проблема, то? 73-73-94-8. Алло, здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро, ещё раз. Сергей, я не думал конечно, что вы такой наивный человек. У вас в гостях был профессиональный бездельник, который приучил к попрошайничеству своего сына.

    С. ДОРЕНКО: Неправда.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ответьте, пожалуйста, почему они собирали деньги?

    С. ДОРЕНКО: Они не собирали деньги.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ребёнок собирал деньги.

    С. ДОРЕНКО: Ребёнок не собирал деньги.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы наивный человек. Это профессиональный бездельник.

    С. ДОРЕНКО: Вы наивный человек.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А я считаю, что вы.

    С. ДОРЕНКО: А я вам объясню. Что значит собирал деньги? Если бы я… Вы здесь? Он ушёл с линии.

    А. ОНОШКО: Вы можете ответить всё равно.

    С. ДОРЕНКО: А я отвечу. Собираю деньги я  и домой приношу жене деньги, и говорю: «Вот это вот деньги, что купить помидоры, огурцы, сыр». Это деньги, на которые семья живёт. Вот это деньги. То, что его сын 6-го мая выступил и что-то ему накидали, он купил себе пилотку и георгиевскую ленточку — это по вашему содержать семью или содержать себя? Что вы дурите? Кто-то кидает ему копейку, кто-то 10 рублей, кто-то что-то ещё кидает. В этот момент, когда она выступает, он не просит, он не пристаёт, он просто уличный артист. Вы никогда не были уличным артистом? Вы не хотели никогда выступить как уличный артист? И он на эти деньги покупает какой-то себе сувенирчик там же на Арбате. То есть там же на Арбате он тратит эти самые же деньги на какой-то сувенирчик. Я не хочу выбивать из вас слезу тем, что он покупал пилотку. В другой  день он может быть купит мороженое, а не пилотку. В третий день он купит себе значок, ещё что-то. Что за проблемы с 10-летним ребёнком. Вы подумайте, вы посмотрите на себя в зеркало, когда вы говорите это с налитыми кровью глазами. Вы странные люди, просто странные. Я радовался, когда я … Я правда начал зарабатывать в 15 лет. Я радовался каждому рублю.

    А. ОНОШКО: А как вы зарабатывали, Сергей?

    С. ДОРЕНКО: Я зарабатывал как манекенщик.            

    А. ОНОШКО: Вы на показах…?

    С. ДОРЕНКО: Модель. Один раз я показывал на показах рубашки. А так, в основном, на меня шили модельную одежду, потому что ровно в 15 лет у меня был ровно миллиметр в миллиметр 50-й размер и ровно поэтому с изумлением с огромным дом моделей скалал мне, что на меня будут шить, поскольку живой манекен лучше. За каждую примерку мне платили рубль. Я был абсолютно счастлив. Я покупал музыку, я покупал Пола Маккартни диски, польские диски, я покупал записи с дисков Пола Маккартни. Я был абсолютно счастлив. Я представляю, что в 10 я был бы ещё более счастлив, только в 10 мне в голову не приходило, что мне могут заплатить. Если бы я знал, что мне могут заплатить, я бы с удовольствием это делал, я бы с удовольствием работал. В 15 я уже получал деньги. Что тут плохого? Вы подойдите к зеркалу, когда у вас налитые кровью глаза и подумайте о себе, подумайте, что вы сейчас сказали. Подумайте, почему это плохо, что мальчик покупает сувенир? Почему плохо, когда мальчик покупает мороженое? Почему плохо, когда мальчик покупает пилотку на 9-е мая? Что здесь ужасного? Мне кажется, что вы говорите о какой-то внутренней своей боли. Мне кажется, что вам больно жить, вы живёте с каким-то тайным предчувствием, своего какого-то горя, своего драматизма, своего трагизма внутреннего. Вам плохо, больно вам и вы придумываете про этого мальчика, и вы придумываете про этого парня из Владивостока, этого отца. Вы придумываете ему судьбу, мотивацию, предательскую какую-то страшную, против вас. А знаете почему? Потому что глубокое чувство затравленности в вас, вы затравлены. Вы затравленный зверь, прижатый к углу и всякий, кто не вы, вызывает у вас чувство, что он вас предал и что он вас сейчас забьёт, добьёт и уничтожит. И поэтому вам надо собраться в комок и драться с ним. Не деритесь с владивостокским парнем сорокалетним, у которого талантливейший потрясающий ребёнок. Не деритесь с ним, не деритесь. Плюньте лучше в зеркало, когда к нему подойдёте. Плюньте в харю, которую увидите в зеркале, вот эту настороженную, вот эту крысиную, затравленную, с чувством неправоты глубокой внутренней, неправоты и желания огрызаться, постоянно бороться со всеми. Вот эту харю плюньте, если можете, попробуйте.

    На 6 часов по циферблату трудно на внутреннем МКАДе. Вы знаете, что была очень плохая авария — сбили девушку-мотоциклистку около Рублёвки на внутреннем МКАДе. Центр тяжёлый, 5 баллов, я бы не советовал вам оказываться в районе Таганке и всё, что касается вот здесь вокруг Кремля. Мы пойдём и проживём его, это понедельник, 29 мая.

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus