• Внучка севастопольского ветерана рассказала "Говорит Москва" о выданных пенсионерам квартирах

    18:00 Июнь 7, 2017

    В гостях

    Светлана

    Внучка севастопольского ветерана

    Корреспондент: Светлана, сегодня правительство заявило, что на самом деле все довольны, и никто ничем не возмущается, и всё хорошо. Насколько я знаю, претензии всё-таки есть. Не могли бы вы рассказать, что именно вас возмущает больше всего в этих квартирах?

    Светлана: Претензии есть, просто они пока никуда не направлялись по той простой причине, что все документы бабушка получила только вчера днём.  Поэтому им официально ещё никаких бумаг не направлялось. Я просто сразу захотела показать СМИ, чтобы это туда, в первую очередь, ушло, что дали людям. Не устраивает то, что там, с одной стороны, насколько я понимаю, однокомнатные большие квартиры распилены пополам, с другой стороны, двухкомнатные квартиры, но смежные комнаты в этой квартире – сама эта «двушка» не такая уж и большая – и эту «двушку» разделили пополам. Я была, видела это, это точно по планировке. Две смежные комнаты, одна за другой идут. Полторы комнаты отдали одному ветерану под квартиру целиком, половину одной комнаты оставили другому ветерану и дали ещё санузел и кухню, которая была уже, по всей видимости, в квартире.  У нас вообще не понятно, как было, какая была планировка. По планировке такое ощущение, что квартира однокомнатная явно была, потому что крошечная наша половина, и крошечная половина соседей. Сегодня там были строители, и мы смогли туда зайти. У них тоже врезан санузел, у них маленькая кухонька, которая хоть отдельно стоит, а у нас вообще нет кухни, у нас просто общее помещение. И комната у них – крошечный вагончик с палкой посередине, несущей стеной, практически посередине комнаты. То есть, как они собираются там жить, я не знаю. У нас хотя бы этого столба нет. Но в любом раскладе в той половине квартире, которая была однокомнатной, они мне дают план, я не смогла взять план, мне никто его не предоставляет. Кадастровый номер дали на нашу эту половину квартиры, а сам общий план я не получила, чтобы пойти дальше что-то выяснять. В нашей половине нету газа, и быть не может, потому что газовый котёл находится в той половине квартиры, у другого ветерана. Мы полностью обесточены от газа, и у нас отопления нет и не будет. Нам сказали, что газ вы не проведёте, потому что запрещено по закону резать трубу газовую, они говорят: «У вас будет только всё на электричестве». Мы этого не знали при получении жилья.

    Корреспондент: Электричеством-то сильно не обогреешься зимой.

    Светлана: Так вот, вы понимаете, что отопления нет вообще, нет ни одной трубы. У нас стоит конвектор, который на электричестве. Сначала, когда мы получали, бабушке сказали: «Либо вы берёте этот вариант, либо вы не получаете никакой». Поэтому мы согласились. У нас были вопросы, и нам сразу, естественно, всё это не понравилось, но мы решили. Бабушке 81 год уже, они нам предложили подождать год, и, может быть, что-то бы изменилось.  Но я очень сомневаюсь, что что-то изменилось бы. Мы решили просто взять, что есть, а потом уже с этим прийти и разбираться по факту, потому что ни отопления, ни газа. Я уже молчу, что нет кухни и балкона. Там есть такой закуточек, который они называют кухней. Там стоит рукомойник, и всё. Туда, максимум, поставишь холодильник и электрическую плиту. Всё, кухни нет, и пространства никакого нет. Жилое пространство там – «квадратик», на него, максимум, можно поставить диванчик и напротив поставить телевизор. И балкон, который был балкон, вроде как, хотя они говорят, что балкона уже не было в этой квартире по плану, эта предбалконная территория, которую тоже как-то можно использовать. По факту они написали в документах площадь 33 квадратных метра, но жилая площадь, если это всё нормально разбить, там будет метров 25, мне кажется.

    Корреспондент: То есть фактически распиленная однокомнатная квартира.

    Светлана: Да. Я вам точно не могу сказать, однокомнатная ли она, или нет, но по виду она даже, по-моему, не была двухкомнатной. Либо она была очень маленькой двухкомнатной, либо большой однокомнатной. И планировка такая убогая была у них изначально, у этих квартир, что их распилили, и там стало невозможно в принципе как-то  что-то обживать. Я молчу про «коммуналку». Нам дали нежилое помещение со светом и водой. Да, канализация там есть, туалет хороший, а всё остальное для жизни в принципе не пригодно. Конечно, сейчас все будут говорить, что не было претензий. Не было претензий, да, мы взяли, я согласна, но в случае отказа мы бы ничего никуда не написали, нигде бы никакой информации не всплыло никогда, потому что отказались, и отказались, и до свидания, и ждите вашей очереди, и приходите через год.

    Корреспондент: Светлана, вы бы не могли назвать имя и фамилию своей бабушки, чтобы мы понимали, что это реальное лицо?

    Светлана: Легкодымова Любовь Трофимовна.

    Корреспондент: А какого года рождения она?

    Светлана: Ей будет 81 год, сейчас я уже не помню, какого она года. 80 лет ей сейчас, 81 будет. Они нам сегодня сказали: «Вы же подписали, чего вы хотите? Идите, гуляйте, товарищи! Вы же видели, что вы получаете, что вы типа  «г» получаете, вы же видели, так что вы подписали?» То есть они давят сейчас на это. А вариантов у  нас других не было, поэтому взяли, что есть, а там будем разбираться дальше. 

    Версия для печати

Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus