• Глава Департамента транспорта Москвы в "Подъёме" с Сергеем Доренко

    10:00 Июнь 28, 2017

    В гостях

    Максим Ликсутов

    Глава департамента транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры Москвы

    С.ДОРЕНКО: 10 часов 6 минут. С нами гость, как мы и предупреждали, спасибо, Максим Ликсутов, заместитель мэра города Москвы.

    М.ЛИКСУТОВ: Доброе утро.

    С.ДОРЕНКО: Здравствуйте. Прямо сходу, господин Ликсутов, пожалуй, единственный вопрос, говорит Никитец: «Когда освободят Москву от стройки?» Это не ваше ведомство, но вы же знаете.

    М.ЛИКСУТОВ: Знаю, конечно. Потому что мы работаем вместе и сообща, и дружно. Поэтому знаю, что поставлена задача — до конца августа месяца все реконструкционные работы по программе «Моя улица» должны быть закончены.

    С.ДОРЕНКО: До конца августа.

    М.ЛИКСУТОВ: До конца августа. Даже до 25, до 20 августа. Поэтому уже часть дорог открыта для прохода и движения, и коллеги мои стараются как можно быстрее все закончить и быстрее освободить пешеходную и проезжую часть.

    С.ДОРЕНКО: Если позволите, у меня есть сведения, тоже из мэрии, что это последний год. На следующий год такого не планируется масштабного.

    М.ЛИКСУТОВ: Основные улицы уже будут все приведены в порядок, благоустроены. Программа будет продолжаться, но она будет касаться только небольших участков улиц, дорог, которые, уверен, не отразятся на дорожном движении в таких масштабах, как это сейчас.

    С.ДОРЕНКО: В подтверждение того, что не воруют… Могли бы украсть, но нет, не воруют. Я вам покажу вот этот бордюр. Это глупость несусветная — вдоль бордюра кладут бордюр, но это подтверждение, что честные люди. Ну, честные. Могли бы свиснуть его.

    М.ЛИКСУТОВ: Я думаю, что бордюр, который вы показали, вот этот забор переедет сюда, а эту старую уберут.

    С.ДОРЕНКО: Думаете, уберут.

    М.ЛИКСУТОВ: Я думаю, да.

    С.ДОРЕНКО: Потому что вдоль бордюра кладут бордюр, люди присылают эти чудесные фотографии. Но это свидетельство того, что действительно правильно кладется, никуда никто не ворует, на свои дачи не увозит и все такое прелестное.

    Э.ХАСАНШИНА: Можно, я вторгнусь в «Мою улицу». Жалуются на нее.

    С.ДОРЕНКО: Она живет где-то на востоке Москвы.

    Э.ХАСАНШИНА: СМИ еще пишут, говорят, что из-за дефицита парковок после реконструкции сократились торговые площади: закрываются рестораны, закрываются магазины.

    С.ДОРЕНКО: Нет возможности притормозить.

    М.ЛИКСУТОВ: Программа «Моя улица», если поподробнее на эту, влияние ее на торговлю и бизнес, малый и средний бизнес в основном, я понимаю, сейчас про это вопрос. Так как программа идет у нас в большом объеме с 2014 года. Когда она только начиналась на улице Дмитровка, где, вы помните, большое количество различных магазинов – и дорогих, и не очень, кафе, ресторанов… Когда мы только начали эту программу реализовывать, обратился ряд магазинов, ресторанов, которые продавали и одежду, и обувь, и галантерею, массу всяких вещей, обратились к мэру Москвы с тем, что, по их мнению, программа «Моя улица» приведет к тому, что людей не будет, у них упадет пешеходный поток, поток людей, который заходит к ним, и бизнес, соответственно, прекратится. Мы им неоднократно показывали, разъясняли, что по нашим расчетам людей, то есть посетителей, только увеличится. Мы давали прогноз, увеличится, наверное, на 20-30 процентов. В итоге после того, как мы закончили эту программу на Дмитровке, действительно там было сокращено количество мест, но, как оказалось, когда нам говорили, мест… убирайте… По-моему, из 19 мест осталось девять. 10 мест сократили, почти 50 процентов.

    С.ДОРЕНКО: Я помню, там в два ряда становились.

    М.ЛИКСУТОВ: Да. Но оказалось следующим образом, что эти места все, в общем-то, которые были, занимают их в первую очередь кто? Те, кто работают в этих ресторанах и магазинах, так как они приезжают первыми, то есть все места заняты, а для посетителей, в общем-то, мест как не было, так и нет. Это один вопрос. Второй вопрос, что как только программа эта закончилась, и мы увидели, что количество людей, посетителей и кафе, и ресторанов, и магазинов увеличилось не на 20 процентов, как мы думали, а увеличилось в 3-4 раза.

    С.ДОРЕНКО: За счет?

    М.ЛИКСУТОВ: За счет того, что комфортнее стало ходить, комфортнее стало гулять. И количество даже людей, которые заходили в дорогие магазины, которые тоже выступали очень активно против этой программы, они все, в общем-то, к нам вернулись и сказали о том, что, да, действительно, они не учли такой фактор, что расширение, приведение в порядок пешеходной инфраструктуры, организация нормального движения на Дмитровке приведет к тому, что людей станет так много. И все вопросы к нам ушли. Если вы помните, Патриаршие пруды, сейчас уже такая притча, что мешает людям, потому что уж очень много людей там начинает гулять. То есть организация качественного пешеходного пространства и организация нормального движения автомобилей все-таки приводит к тому, что людей становится больше. Иногда меняется специализация, так называемый синдром первых этажей называется. Он в мировой науке транспортной тоже описан, это когда меняется специализация. То есть был ювелирный магазин, например, вместо ювелирного магазина открылось кафе или ресторан, либо магазин другого качества. Вот это происходит, такой обмен, изменение качества торговых площадей, но количество площадей увеличивается, количество посетителей тоже растет, причем в разы.

    С.ДОРЕНКО: Но страдает один сегмент. Я сейчас объясню. Существуют люди, которые ездят на машине, тебя плевать, в общем, куда уехал твой водитель, если с водителем. С водителем, с охранником я некоторое время ездил, несколько лет. Я просто говорил: вот здесь высадите, а потом я вам позвоню. А где они в это время, черт их знает, куда их черти носят, не знаю. Где-то они болтаются. Они, может, даже нарезают круги просто. И есть пешеходы. Они пришли чинно, благородно из своего Бирюлева мочиться в лифтах на Патриарших, на «Патриках». Это беднота, да? Про них писали же в Facebook уничижительно. А серединочка? Где серединочка, где я вышел с женой в красивом платье, valet parking подскочил какой-то, взял у меня машину и погнал. Этого нет.

    М.ЛИКСУТОВ: Нет, Сергей, это есть. На ряде улиц и ресторанов это есть. Самый известный на Тверском бульваре «Кафе Пушкинъ».

    С.ДОРЕНКО: У них есть дворик, куда загнать.

    М.ЛИКСУТОВ: У них есть люди, которые это организовывают. Есть еще ряд ресторанов, не буду их называть, чтобы не засорять вам рекламное пространство. Но то, что мне в память приходит, около 20-30 мест, где это организовано уже. И мы всячески поощряем такой вопрос и организацию этого. Если у города есть какие-то территории, которые мы можем отдать под организацию такой организованной парковки, то мы это с удовольствием делаем. Здесь мы максимально лояльны к подобным вещам.

    С.ДОРЕНКО: Извините за рассуждения, это политически важный сегмент. Потому что богатые начальники все равно за вас. Они за вас, потому что они – есть вы. Бедные, они все равно подчиняются Первому каналу, и с ними не надо договариваться. Им по Первому каналу, что скажут, то они сделают.

    Э.ХАСАНШИНА: Да бедные пешком пойдут.

    С.ДОРЕНКО: А вот серединочка, эсквайр, который сам, на своей тачке, он дико гордый и он хочет уже нагло, чтобы с ним разговаривали.

    М.ЛИКСУТОВ: По крайней мере, транспортный комплекс города Москвы разговаривает максимально открыто, много. Может быть, я здесь не такой профессиональный человек, конечно, не такой в части СМИ…

    С.ДОРЕНКО: О чем вы говорите?

    М.ЛИКСУТОВ: Части средств массовой информации. Но могу сказать, что, на мой взгляд, мы несколько переоцениваем сейчас уже телевидение, как такой фактор влияния или донесение информации. Все-таки, на мой взгляд, радио, интернет намного больше, намного качественнее и намного более целевая аудитория, с которой можно и нужно общаться.

    С.ДОРЕНКО: Денис Лукашин, кстати говоря, представитель клуба Ducati и ведущий группы Ducati в Facebook: «Спросите, пожалуйста, у Ликсутова, они серьезно собираются заужать полосы, приводя их к стандарту малых городов, чтобы мотоциклисты не могли проехать. Это, во-первых, увеличит количество аварий. Во-вторых, уменьшит привлекательность двухколесного транспорта, увеличит нагрузку на дорожную сеть». У Дениса есть машина тоже. То есть он говорит, что он тогда сядет на машину и вам даст больше нагрузки.

    М.ЛИКСУТОВ: Во-первых, у нас есть правила, которые описывают и стандарт дорог, и ширину проезжей части. Она у нас, могу сказать, что даже минимальный стандарт больше, чем в Европе.

    С.ДОРЕНКО: Больше, да? На Тверской сегодня он больше.

    М.ЛИКСУТОВ: Вообще больше, как сам стандарт минимальный. Взять количество людей, которые пользуются двухколесным транспортом у нас и в той же Европе, даже нас в солнечные дни, как летом, и летом где-нибудь во Франции, в Германии, там людей, пользующихся двухколесным транспортом в разы больше пока еще.

    С.ДОРЕНКО: Это верно.

    М.ЛИКСУТОВ: Значит, фактор ширины проезжей части все-таки не очень фактор, влияющий на количество мотоциклистов. Это первый вопрос.

    Второй вопрос. Мы, конечно, смотрим на то, чтобы мотоциклистам комфортно жилось в Москве. Мы с вами тоже мотоциклисты, были участниками парадов.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо, что пригласили. Это было очень интересно.

    М.ЛИКСУТОВ: Вам спасибо, что вы приехали с супругой, в общем, прошло все хорошо. Могу сказать, что мы стараемся вместе с рядом мотоклубов, с которыми постоянно в контакте находимся, сделать так, чтобы в городе была сделана инфраструктура, где мотоциклистам было бы ездить проще и легче. Это касается и отдельных светофоров более низких, более маленьких, дублирующих, для того, чтобы было видно, не надо голову задирать высоко и создавать проблему для других участников дорожного движения. Ну и, конечно, у нас еще культура, честно говоря, в общем, она хорошая, с точки зрения мотоциклетного сообщества, но зачастую вы, проезжая на мотоцикле или на велосипеде, или на машине, видите проносящихся мотоциклистов со скоростью 150-200 километров. Это такая вещь нехорошая и симптомы нехорошие.

    С.ДОРЕНКО: Конечно.

    М.ЛИКСУТОВ: Мало того, аварийность у нас еще среди мотоциклистов достаточно высокая. Она хоть и снижается, у нас в прошлом году больше количество аварий было, ну, возможно, погода, но все равно мое личное мнение, что у нас с движением на дорогах мотоциклистов еще есть проблемы.

    С.ДОРЕНКО: Есть. И со стороны мотоциклистов, и со стороны автомобилистов. Можно скажу по опыту. Автомобилисты стали намного чутче и вежливее. Намного.

    М.ЛИКСУТОВ: Это правда. И это очень хорошо.

    С.ДОРЕНКО: Знаете, почему? Они не хотят видеть распятый на капоте труп. Когда я превращаюсь в ипостаси автомобилиста, я думаю: моя машина, чистенькая, беленькая, ну, зачем мне этот кровавый труп. Честное слово.

    М.ЛИКСУТОВ: Еще мы делали для себя такой анализ. Сергей, у нас так как количество мотоциклистов растет, то, по статистике, в Москве у 90 процентов мотоциклистов старше 20 лет есть автомобиль. Либо он, если его нет, пользуется автомобилем родителей или еще каким-то. Поэтому, если человек едет за рулем и пользуется мотоциклом, то мы накладываем на себя, когда встает вопрос, пропустить мотоциклиста или не пропустить, мы вспоминаем, что мы тоже мотоциклисты, и все-таки стараемся им дать возможность проехать.

    С.ДОРЕНКО: По двум причинам: с одной стороны — из вежливости, а с другой стороны — мы не хотим, чтобы этот идиот своей ручкой рубанул мне по зеркалу.

    М.ЛИКСУТОВ: Возможно, и этот фактор.

    С.ДОРЕНКО: Это правда. Я шарахаюсь тоже поэтому.

    М.ЛИКСУТОВ: На вопрос человека, кто обратился из мотоклуба: уменьшение ширины полос никаким образом не отразится на безопасности движения для мотоциклистов.

    С.ДОРЕНКО: Совсем мелкие вопросы. Насколько вы заинтересованы… Я серьезно говорю, потому что не знаю. Например: когда будет трамвай на Школьной улице? Вы знаете такие вещи?

    М.ЛИКСУТОВ: Знаю, конечно.

    С.ДОРЕНКО: Да ладно!

    М.ЛИКСУТОВ: Конечно, знаю, целая история была со Школьной улицей. В следующем году мы планируем восстановить. Там был трамвай раньше, и трамвай на Школьной улице восстановят. Книжку, которую я вам принес…

    С.ДОРЕНКО: «Москва в старых фотографиях».

    М.ЛИКСУТОВ: Там как раз есть, по-моему, фотография Школьной улицы, она называлась по-другому (не помню, как называлась), там есть фотография, где по ней ездит трамвай.

    С.ДОРЕНКО: На Полянке сделали бесплатную парковку у детской травматологии Рошаля. И мы видим, как одни и те же машины стоят там по несколько дней. То есть их вообще не забирают. Используется как стоянка долго, неделю. А машины с детьми паркуются во втором ряду. Как за этим проследить?

    М.ЛИКСУТОВ: Сергей, отвечу вам на этот вопрос следующим образом. На нас, ко мне лично было огромное количество обращений, связанных с тем, что с социальных объектов, в первую очередь поликлиник и больниц, надо убрать платную парковку. Мы старались вместе с главврачами как-то этот вопрос посмотреть, что нужно, не нужно, какое их мнение, как они к этому относятся. Поэтому фактически по каждой поликлинике, по каждой больнице мы принимали отдельное решение, что все-таки медицинская администрация или администрация поликлиники или больницы в этом какое-то активное участие принимала. Мало того, зачастую мы получаем просьбы от них уменьшить количество парковочных мест. Почему? Потому что не всегда может заехать скорая помощь там, где есть, соответственно, скорая помощь. 70 процентов всех обращений было: отмените платную парковку около больниц и поликлиник. Мы там, где это было поддержано администрацией поликлиник и больниц, это сделали. Фактора другого, каким образом контролировать, когда человек стоит в месте, разрешенном для парковки, а другой хочет подъехать человек, неважно, он привез ребенка либо кого-то и ему надо поставить машину, эту дилемму не решить. Методов, как это сделать, или, если у вас есть в голове, предложите, мы с удовольствием ими воспользуемся. Просто других способов законных это делать нет.

    Э.ХАСАНШИНА: Проблема действительно не решена. И слушатели нам пишут и жалуются. Конкретно я вам скажу про жену Этуша, она заявила, что не смогла припарковаться, вынуждена была куда-то… И сейчас она говорит: я на широком тротуаре буду парковаться, на газоне, у черта лысого, но у входа в больницу. То есть проблема на самом деле острая.

    М.ЛИКСУТОВ: Предложите решение, давайте мы его вместе обсудим. Может быть, у ваших слушателей есть предложения, как этот вопрос решить.

    С.ДОРЕНКО: Может быть, дать два часа?

    М.ЛИКСУТОВ: Сергей, еще раз, давайте как предложение или голосование сделаем у вас и, так скажем, примем некое общее решение, как быть в таких ситуациях. Мы готовы к диалогу, понимаем, что этот вопрос действительно острый и проблемный, но давайте вместе примем решение, чтобы это не было решение со стороны правительства Москвы или департамента транспорта. Давайте вместе договоримся, как это сделать.

    С.ДОРЕНКО: Максимум. Вы привезли родственника, помыкаетесь там-сям 20 минут, 30 минут, но его примут. Я думаю, вот так максимум, по моей практике, ну, 40 минут обычно, но все хочется с напуском, вдруг сказали: ну-ка быстро в аптеку слетай и принеси. Максимум полтора часа. Это за глаза. Тогда дать полтора часа на то, чтобы тебе обкрутиться с родственником, ну, а дальше плати, дорогой. Дальше плати.

    М.ЛИКСУТОВ: Сергей, предложение какое? По итогам программы сделать у вас голосование.

    С.ДОРЕНКО: Давайте.

    М.ЛИКСУТОВ: Будет результат. Укажем, может быть, один, два, три места, которые являются важными.

    С.ДОРЕНКО: Давайте. Очень простой. Три варианта. Товарищи, три телефона. У больниц оставить платную парковку, потому что плата невелика и ничего с вами не случится из-за 60 рублей – 134-2135. Сделать временно бесплатную парковку.

    М.ЛИКСУТОВ: До двух часов, например.

    С.ДОРЕНКО: До двух часов. 134-2136. Сделать постоянно бесплатную парковку – 134-2137. Оставить платную парковку. 60 рублей, не переломитесь, очень хорошо заплатите, ничего с вами не случится. Платится это с телефона мобильного, ровно занимает около четырех секунд, никакого труда не составляет. Платную парковку — 134-2135, временно бесплатную парковку, до двух часов — 134-2136, постоянно бесплатную парковку — 134-2137. Но тогда занимают местные жители, и тогда стоит эта машина неделю, товарищи. Неделю стоит. Она неделю там стоит. Какой толк вам-то от этого? Вы приезжаете с родственником, там ставят местные, Петр Петрович, Пафнутьич, еще кто-то и так далее. Они там всю жизнь стоят. Вот вам голосование. Оно идет 30 секунд.

    Давайте примем вопрос нашего Кирилла, врача, который ведет у нас… Наденьте наушники, пожалуйста. Кирилл человек из профессии и он наверняка даст нам что-то очень важное. Кирилл, здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, Максим, доброе утро. Максим, проблема заключается не столько в том, что негде поставить машину, а в том, что невозможно подъехать на машине с пациентом к дверям больницы или поликлиники, чтобы его высадить. Невозможно оставить машину на несколько минут, чтобы довезти пожилого человека или больного человека, завести его внутрь и передать сотрудникам лечебного учреждения.

    С.ДОРЕНКО: Но там же заборы. Извините, Кирилл, можно вопрос? Все больницы, в которые я заезжаю, там заборы просто тупо. Надо договариваться с охранником. Я с охранником договариваюсь.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это первое. Но кто-то может вас пустить, кто-то может не пустить.

    С.ДОРЕНКО: Абсолютно верно. И тогда 100 рублей спасают.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И 100 рублей вас не спасут, могут и за деньги не пустить.

    Э.ХАСАНШИНА: Может просто не быть свободного места у входа.

    М.ЛИКСУТОВ: Можно предложение? Совершенно верно, проблема понятна. Действительно она есть, факт, даже нет смысла об этом дискутировать. Две вещи есть. Первая. Когда мы размечаем парковочные места около въезда в лечебное заведение, администрация больницы говорит: ребят, здесь минус два места оставьте нам на повороте, потому что оставите здесь парковочное место, кто-то поставит машину неправильно, скорая помощь не заедет, поэтому одно-два места уберите. То есть у нас диалог в плане медицинских учреждений есть. Предложение ваше? Как вы бы поступили?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Как бы я поступил? Во-первых, я бы организовал заезд к дверям приемного покоя или к дверям поликлиники. Дело в том, что многие подъезды ко многим поликлиникам, к больницам, к дверям, вы просто не подъедете, он перекрыт, закрыт забором. Соответственно, если вы привезли человека с ограниченными возможностями или человека больного, вы не можете бросить машину, не перекрыв что-то, и отвезти его туда. Это первая проблема. Нет просто элементарно дороги, которая бы привела.

    С.ДОРЕНКО: Это территория больницы, не ваша.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, я понимаю. Но это нужно объяснять. Это нужно объяснять с городом, с департаментом здравоохранения. Это первая проблема. Вы просто не можете физически подъехать ни на такси, ни на машине к дверям приемного покоя, к дверям лечебного учреждения, чтобы просто высадить пациента и передать его все-таки работникам и уехать. Это первая проблема.

    С.ДОРЕНКО: Вторая.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Извините. Вторая проблема в том, я говорил об этом с администрацией, с главными врачами больниц, они могут распоряжаться территорией больниц, потому что это территория города.

    М.ЛИКСУТОВ: Нет-нет, Кирилл, это совершенно не так. Это территория больницы. Мало того, с учетом того, что это зона особого статуса, въезд и вопросы и безопасности, и защищенности – это регулирует только администрация больницы, никто другой. Соответственно, они вправе устанавливать пропускной режим, организовывать внутри своей территории отдельно парковочные места - либо их оставить, либо запретить. Это все территория, которая находится у лечебного учреждения либо в аренде, либо еще на каком-то праве использования. Но это только так. Как во двор к жителям, мы никогда туда не идем, только слушаем жителей, что они говорят с точки зрения организации своей дворовой территории. Тоже самое касается лечебных и учебных заведений. Мы туда не заходим. Мало того, главврач больницы за этот периметр несет личную, персональную, в части даже уголовную ответственность, если не дай бог что-то там произойдет. Поэтому, Кирилл, здесь вы немножко действительно неправы в этой части либо у вас просто всей информации нет по этому поводу.

    С.ДОРЕНКО: Я хотел подвести итоги нашего голосования. 25 процентов — сделать у больниц всегда платную территорию и платить; 62 процента — до двух часов бесплатную, а потом все-таки платить; 13 процентов — всегда бесплатную. Обратите внимание, что разумное решение поддерживают 62, два часа, а два крайних решения, всегда бесплатное — всего 13, а всегда платное — 25. Я так понимаю, что 25, почти в два раза больше, чем 13.

    М.ЛИКСУТОВ: То есть вопрос бесплатности, получается, фактически вообще отпадает.

    Э.ХАСАНШИНА: Люди готовы платить, лишь бы было место на самом деле.

    С.ДОРЕНКО: Мы хотим места, и 60 рублей у нас есть. У нас чертовски много 60 рублей.

    М.ЛИКСУТОВ: Мы этот вопрос, обещаю, проработать к следующей нашей встрече, приду к вам, расскажу, что по этому поводу сделано, что организовано и где можно будет, соответственно, увидеть новую схему.

    С.ДОРЕНКО: Мы продолжаем. У нас в гостях заместитель мэра города Москвы Максим Ликсутов. И сейчас во время рекламы мы беседовали, и Максим рассказывал… господин Ликсутов, простите, я так уж…

    М.ЛИКСУТОВ: С вами мы постоянно…

    С.ДОРЕНКО: Господин Ликсутов рассказывал о Дне транспорта, который вот-вот и, надеюсь, будет тепло. Расскажите нам, пожалуйста, что это за День транспорта?

    М.ЛИКСУТОВ: В 2017 году, то бишь в этом году, у нас первый раз проходит такой большой городской праздник — День московского транспорта. Он объединит в себя и праздник такси, и наземного транспорта, и метрополитена. Это каждый год будет, вторая суббота июля. В этом году это будет 8 июля. Соответственно, у нас большая программа, можно ознакомиться с ней на сайте нашем transportmos.ru. Что предполагается: будет выставка новых и ретро-моделей наземного транспорта, будут на Фрунзенской набережной установлены троллейбусы, автобусы, электробусы, машины такси. В парках Горького, Сокольники, ВДНХ это будут большие тематические площадки, где будут всякие активности и для детей, и для взрослых, и вопросы безопасности дорожного движения, и выступать артисты, ретро-техника там будет также находиться. Закончится День московского транспорта на Фрунзенской набережной, где будет фейервек-шоу и будет дан старт Третьему городскому ночному велопараду. Поэтому приглашаем всех москвичей, обязательно приходите семьями. Надеюсь, будет хорошая погода.

    С.ДОРЕНКО: Не провалитесь в министерство обороны. Вы знаете, что Шойгу прорыл под Москвой-рекой центр командования, под Парк Горького туда. Как бы туда не провалиться.

    М.ЛИКСУТОВ: Об этом я не знаю.

    С.ДОРЕНКО: Я хотел спросить, про электротранспорт вы сказали. И мне давала BMW сейчас электроскутер, я на нем ездил. И на любом… «Фольксваген» перед этим давал мне Golf, зимой. Заряжаешь всю ночь, показывает 130 километров, доезжаешь до охраны, проезжаешь 500 метров, только что было 130 — уже 116. То есть 500 метров — это уже 116. Доезжаешь до разворота на Новую Ригу — уже 108… Все это так. Получается, что если ты не живешь в городе, а заряжаешь у себя в гараже, то едва-едва хватает дотянуть до дома. А если ты живешь в городе, то черт его знает, где заряжать вообще. Вот интересно?

    М.ЛИКСУТОВ: Сей        час есть в мире несколько технологий. Я не буду говорить про личный транспорт. Про городской транспорт. Технология одна — когда большое количество батарей ставится на крышу и они плюс-минус 150 километров все-таки едут. Это примерно 4 тонны батареи сверху на автобусе находятся, на электробусе. Вторая технология, которая мне кажется… да, точнее, три технологии, извините. Вторая технология, которая мне кажется на сегодняшней день из-за отсутствия достаточной емкости батарей более перспективной, это технология, когда батарей почти в десять раз меньше, но около остановок, примерно каждые 10-15 километров стоит такая как тарелка, и на электробусе установлен пантограф, который при подъезде к этой остановке выезжает, маленький пантограф, как у трамвая, магнитоуловитель его улавливает и за полторы-две-три минуты подзаряжается батарея и этот элеткробус едет дальше. И соответственно, эти 10-15 километров проезжает.

    С.ДОРЕНКО: Вампир.

    М.ЛИКСУТОВ: Да. Эта технология считается наиболее, на мой взгляд, на сегодняшний день продвинутый. Но еще раз, это вопрос емкости батарей. И третья есть технология, это когда еще стоит дополнительно маленький дизельный двигатель, цель которого подзаряжать батарею с целью обогрева либо кондиционирования. Мы на сегодняшний день, мэр Москвы подписал меморандум, с большим количеством производителей российских и институтом НАМИ, наш ведущий вуз, научное учреждение, которое занимается вопросами автомобилестроения, где мы как правительство Москвы обязались в этом году объявить конкурс на приобретение ежегодное около 300 электробусов…

    С.ДОРЕНКО: Третьим путем пойдете, да, наверное?

    М.ЛИКСУТОВ: Пока у нас сделано так, что есть батарея и есть двигатель, это базовое техническое задание. Между прочим, мы его в июле месяце выложим у нас на сайте. И все специалисты, энтузиасты, желающие принять в этом участие, смогут вместе с нами его обсудить, вместо с автомобилестроителями российскими, с тем чтобы сделать его…

    С.ДОРЕНКО: Из-за холодного сезона вам понадобится что-то.

    М.ЛИКСУТОВ: Это для страховки. Я думаю, может быть, даже на первом этапе будет нужно. И эксплуатация такая более жесткая покажет все результаты. Но мы тестировали разные виды, и камазовские электробусы, и газовские, и из Финляндии пришел к нам электробус, и из Китая. То есть мы тестируем совершенно разные технологии. Важно одно: первое — что электробус должен быть сделан на территории Российской Федерации, это закон, мы обязаны его выполнять. Второе, мы ищем самое правильное решение, чтобы на три-четыре года сделать задел по электробусам. У меня есть поручение мэра, чтобы электробусы в Москве появились уже в следующем году.

    С.ДОРЕНКО: Интересно. Я просто хотел сказать, что из-за климата вам придется пойти на вариант с двигателем. Потому что когда я ездил на Golf, я последние километров 20 ехал без печки и без фар. То есть я выключал печку и фары. Ну, чтобы «дотянем до леса». Потому что тепло побочный эффект в ДВС. А когда ты на электричестве, производить тепло слишком роскошь высокая, получается пробег ниже.

    Скажите, у вас есть какие-то возможности подытожить ваш «Дорожный патруль». Это, что, какие-то двое из ларца, безобразные с лица или как там, одинаковые с лица, как было?

    М.ЛИКСУТОВ: Действительно, мы с мая месяца этого года запустили пока пять машин. «Дорожный патруль» — это зеленые машины, Центр организации дорожного движения, они раскрашены зеленым цветом, снизу такой фартук из желтых с черными полосами. Цель этих машин какая: первое, это помощь на дороге. В случае какого-то ДТП мы направляем туда наш патруль с тем, чтобы быстрее оказать помощь водителю. Совершенно бесплатно, причем, я скажу. Это помощь: может быть, дать бланк и помочь заполнить европротокол, чтобы не ждать сотрудников полиции. Второе, чтобы в случае какой-то поломки и когда мы видим, что эта авария или вот эта остановка транспортного средства сильно вредит дорожному движению, нам и дешевле с точки зрения города помочь этому человеку быстрее убрать машину, завести ее, отбуксировать, не знаю, передвинуть, лишь бы быстрее освободить движение, и этих проблем с заторами, чтобы их стало в городе меньше.

    С.ДОРЕНКО: Можно вопрос? Ведь у вас какая-то отдельная система, которой нет у ГАИ? Как вы узнаете, что это произошло?

    М.ЛИКСУТОВ: Во-первых, у нас вся информация по дорогам есть в ситуационном центре Центра организации дорожного движения.

    С.ДОРЕНКО: А у ДПС?

    М.ЛИКСУТОВ: ДПС они то же самое подключены. Но у ДПС есть еще ряд полицейских функций, которых, слава богу, у нас нет. Поэтому коллеги занимаются правоохраной и какими-то срочными задачами и мероприятиями. Мы ориентированы только на помощь на дорогах. Поэтому это узкоспециализированная вещь. Такая служба есть во многих городах мира, это не уникальная какая-то идея наша. Поэтому мы пока оцениваем работу этих пяти экипажей. Люди, которые у нас работают, это кто-то бывшие сотрудники МЧС, кто-то бывшие сотрудники скорой помощи. То есть эти люди еще с навыками и с разрешением оказать какую-то помощь, они профессионально к этому готовы.

    С.ДОРЕНКО: А если у меня вздорная причина? Вот я еду по Новой площади, мимо Старой площади, вот этот спуск, останавливаюсь и стою. Приезжают ваши, я говорю: вы знаете, хотел бы пиццу «Маргариту». Они могут меня оштрафовать?

    М.ЛИКСУТОВ: Сергей, не могут. Но обязательно сфотографируют вашу машину. У них есть средства контроля. И обязательно штраф вам придет. Если это просто такое наглое совершенно отношение к другим автомобилистам, я не оцениваю отношение к ЦОДД, это к другим автомобилистам на дороге — вы там стоите и мешаете всем проехать. То я думаю, что большинство автомобилистов меня в этом поддержит, если это такая ситуация.

    С.ДОРЕНКО: У меня есть ряд ситуаций, которые я традиционно нарушаю, я уже говорил об этом перед вашим приходом. Традиционно нарушаю, потому что все мотоциклисты так делают, мы идем «шашечками» и все такое. И я думаю все время, что сзади меня могут снять на камеру и отправить вам это как нарушение. Это уже работает или только к стоящим?

    М.ЛИКСУТОВ: Около 300 камер…

    С.ДОРЕНКО: К движущимся объектам тоже?

    М.ЛИКСУТОВ: К любым. К движущимся в первую очередь. Около 300 камер у нас стоит в Москве, которые читают задний номер машины и мотоциклиста тоже. Поэтому таких количество штрафов несколько тысяч в день уже выписывается. Еще раз, рисковать не нужно, это все в итоге…

    С.ДОРЕНКО: А активисты вот эти, которые вступили в общество?

    М.ЛИКСУТОВ: Это называется «Помощник Москвы», наше мобильное приложение. Скачали это приложение 140 тысяч жителей. И около 300 тысяч штрафов уже фактически выписано.

    С.ДОРЕНКО: Это как раз вопрос. Они за стоянку на газоне выписывают или в движении тоже?

    М.ЛИКСУТОВ: Нет, в движении они не выписывают. Это только стоянка на газоне, правила стоянки и остановки в улично-дорожной сети, оплата – неоплата парковки, этот функционал там есть.

    С.ДОРЕНКО: То есть когда я выкаблучиваюсь, как муха по стеклу, перед машинами на мотоцикле, и они видят мой задний номер, они меня записывают, то оштрафовать они меня, тем не менее…

    М.ЛИКСУТОВ: Нет, оштрафовать они вас не могут. Сама система не предназначена для этих вещей. Но у нас есть стационарные камеры на дороге, с достаточно высокой четкостью и дальностью распознавания, которые вас точно увидят, и штраф вам пришлют, не сомневайтесь.

    Э.ХАСАНШИНА: Лимузин предлагает ради эксперимента сделать мотополосу шириной в один метр в левой полосе.

    М.ЛИКСУТОВ: Если бы у нас была возможность и достаточно улично-дорожной сети, мы сделали и слева, и справа, и для мотоциклистов, и для велосипедистов, и всех других. К сожалению, в Москве, вынужден в этом признаться и неоднократно уже говорил об этом… вот вчера был мэр Сеул, приведу тогда пример. Сеул — город, по-моему, 10 тысяч километров, 609 кв. километров площадь города. Москва в старых границах около тысячи километров. В принципе, похоже. Там население чуть больше 10 миллионов, у нас население где-то 13-15 миллионов.

    С.ДОРЕНКО: 1 метр 80 – 1 метр 90…

    М.ЛИКСУТОВ: Машин-то у нас корейских тоже много, Сергей. Так вот, у них плотность автомобильных дорог почти в полтора раза больше, чем у нас.

    С.ДОРЕНКО: А на Манхэттене, вы говорили, в пять раз больше.

    М.ЛИКСУТОВ: На Манхэттене почти в пять раз больше. И когда мы говорим: а сделайте еще… Да мы готовы делать, что угодно. Но у нас огромная проблема — площадь дорог у нас не предназначена для того количества машин, которые уже у нас есть. По некоторым оценкам, Генплан Москвы, по которому город построен, по крайней мере, центральная часть, был приспособлен и закладывался на количество машин 80-90 на тысячу человек. Сейчас в Москве по факту 340-360 автомобилей на тысячу человек. То есть мы превысили максимально все параметры. Поэтому на вопрос еще, когда спрашивают, я, например, общаюсь с экспертами, знакомыми, со средствами массовой информации, меня спрашивают: отлично, надо строить дороги. Я говорю: хорошо, вот вы где живете? Не знаю, допустим, на Тверском бульваре, утрирую. Хорошо, давайте там сделаем еще одну полосу для движения. Вы же за строительство? Для этого надо тротуар, который около вашего дома, сделать, например, на 40 сантиметров уже. Вы говорите: категорически нет. Я, в общем, согласен, но делайте не у меня, а где-то в другом месте. Поэтому проблема следующая: увеличить кратно площадь автомобильных дорог в Москве невозможно, жители это категорически не поддержат. Например, Ленинский проспект, вы помните, там надо было немножко сузить тротуар. Жители категорически сказали нет, мэр города принял решение отказаться от этого проекта и к нему больше не возвращаться. В общем, москвичи и мы все вместе согласны с тем, что дороги надо строить, но когда касается вопрос, что дорога здесь, около меня, мы не хотим.

    С.ДОРЕНКО: А вот этот «Дорожный патруль» вы будете расширять или нет?

    М.ЛИКСУТОВ: Планы у нас такие есть. Мы еще несколько месяцев посмотрим.

    С.ДОРЕНКО: Сейчас сколько машин?

    М.ЛИКСУТОВ: Пять машин. Для того чтобы покрыть весь город, надо около 30 машин. Я имею в виду, покрыть город — не значит, что на каждой дороге и улице он будет стоять.

    С.ДОРЕНКО: И когда будет 30?

    М.ЛИКСУТОВ: Сергей, мы сначала посмотрим, как все работает, насколько эффективно, какой эффект это дает. Потому что это все бюджетные затраты. Мы рачительно относимся к увеличению расходов, поэтому посмотрим, какой эффект, спросим москвичей, что скажут автомобилистов, кому оказали помощь, кому не оказали, довольны – не довольны, есть ли эффект. После этого примем решение.

    Э.ХАСАНШИНА: Харьковчанин жалует очень сильно, просто криком…

    С.ДОРЕНКО: С Осташкой, да.

    Э.ХАСАНШИНА: Говорит, жизни нет.

    С.ДОРЕНКО: Он работает таксистом, Харьковчанин родился в Харькове. Говорит, нет с Осташкой жизни.

    М.ЛИКСУТОВ: Хорошо. Он таксист. Мы все понимаем, что такое Осташковское шоссе. Все здесь присутствующие. Что можно сделать на нем?

    С.ДОРЕНКО: Закрыть его на фиг.

    М.ЛИКСУТОВ: Между прочим, мэр Сеула, который был вчера в одном информационном агентстве, где встречался с представителями средств массовой информации, сказал, что они тоже уже поняли, что город и транспортная инфраструктура никогда не выиграют гонку, связанную с количеством автомобилей. Поэтому они пошли по приоритету, который и мы выбрали для себя еще в 2011 году. Это приоритет один — это развитие городского общественного транспорта и предпочтение в первую очередь движению пешеходов. Потому что все автомобилисты в конечном итоге пешеходы. Поэтому надо создать хотя бы здесь достаточный объем инфраструктуры, качество работы городского транспорта, и это основной приоритет, который есть не только в Москве, но и во всех крупных мегаполисах.

    С.ДОРЕНКО: Ведущие сборные мира по футболу отказываются проживать и тренироваться в Москве во время чемпионата мира 2018 года из-за движения, из-за пробок. Как прокомментируете это?

    М.ЛИКСУТОВ: Это точно неправда. Потому что я участник всех наших транспортных вопросов и с ФИФА, и со всеми органами, которые у нас занимаются организацией этого спортивного мероприятия. Могу сказать, что коллегам обеспечено максимально быстрое перемещение по городу.

    С.ДОРЕНКО: А как вы их будете возить? Конвой?

    М.ЛИКСУТОВ: У нас есть выделенные полосы. И эти автобусы, Минтранс России разрешил езду по этим выделенным полосам для организованных групп, именно участников чемпионата мира. Поэтому никаких проблем нет. И болельщиков, и представителей оргкомитета, ФИФА, футболистов, команды мы все перевозим, специальные автобусы, специально размечены, по выделенным полосам едут. Организовали отдельную полосу на Волоколамке в этих целях. Поэтому здесь никаких проблем. Ни одной жалобы ни от организаторов, ни от команд, ни от болельщиков, ни от кого мы не получили за все это время, вот Кубка конфедерации.

    С.ДОРЕНКО: По-прежнему вижу много машин с заклеенными номерами или закрытыми. У меня такое шаловливое все время пожелание. Господи, не был бы я в своем возрасте и положении, ходил бы и срывал потихонечку. Ну что за…?

    М.ЛИКСУТОВ: Есть еще случаи, когда вообще номеров нет. Это не вопрос даже такого шаловливого подхода и усмешки, насмешки. Это вопрос очень серьезный. Вопрос антитеррористической безопасности жителей города. К этому вопросу мы вместе с правоохранительными органами относимся крайне серьезно. Еще раз всем скажу, что есть решение антитеррористической комиссии города о том, чтобы эти машины все подлежали специальной проверки органами правопорядка.

    С.ДОРЕНКО: А может, их взрывать? Специальный робот подъезжает на четырех ногах и взрывает к чертовой матери.

    М.ЛИКСУТОВ: Во Франции несколько случаев таких было. Когда был подозрительный предмет, робот с водяной пушкой, несколько машин расстреляли.

    С.ДОРЕНКО: Кстати, что происходит с машиной после расстрела роботом?

    М.ЛИКСУТОВ: Ничего. Она списывает в утиль и на свалку.

    С.ДОРЕНКО: И никакой компенсации, конечно?

    М.ЛИКСУТОВ: Дальше есть возможность судебных органов…

    С.ДОРЕНКО: Купите пару роботов. Дайте мне пульт, я буду сам…

    М.ЛИКСУТОВ: Сергей, для этого, я думаю, вам придется уволиться с радио и устроиться на работу в полицию в антитеррористическое подразделение. Уверен, вы там разойдетесь.

    С.ДОРЕНКО: Я бы с таким кайфом… Я бы пол-Москвы перестрелял, честное слово, в хорошем смысле. Так что, вы их увозите?

    М.ЛИКСУТОВ: Почти полторы тысячи автомобилей уже было перемещено на спецстоянки.

    С.ДОРЕНКО: Полторы тысячи за какой срок?

    М.ЛИКСУТОВ: За, по-моему, три месяца. И мы будем продолжать это делать. Относимся к этому, еще раз повторю, крайне серьезно. Машина перевозится на специальное место, огороженное по всем требованиям безопасности, на спецстоянку.

    С.ДОРЕНКО: А не проще бумажку убрать?

    М.ЛИКСУТОВ: Сергей, если номера нет.

    С.ДОРЕНКО: А, вовсе нет.

    М.ЛИКСУТОВ: Вообще нет либо он нечитаемый номер, просто не видно. Или есть подозрение, что номер подложный. То, соответственно, правоохранительные органы проводят проверку. Перемещается машина бесплатно. Когда, если так случилось, что вы…

    С.ДОРЕНКО: У террористов привилегия — бесплатно.

    М.ЛИКСУТОВ: Но вы приезжаете на спецстоянку, заполняете специальные формуляры. Либо подаете заявление в полицию, что у вас номера украли, и соответственно, полицейские проводят необходимый набор соответствующих мероприятий. Либо после проверки эту машину вам возвращают. Вот и все.

    С.ДОРЕНКО: Когда будет завершена реконструкция Щелковского шоссе?

    М.ЛИКСУТОВ: Щелковское шоссе в этом году мы должны сдать. И я думаю, что это произойдет уже совсем в недалеком будущем.

    С.ДОРЕНКО: «Если они с бомбами, вы же знаете, что бомб нет, как же вы грузите? — пишет Егор G-Studio. — Но если вы думаете, что они террористы, то вы не может их грузить, вы же взорветесь?»

    М.ЛИКСУТОВ: Давайте из зла выбирать меньшее. Не дай бог. А так как у нас зоны контроля это зоны притяжения пешеходов, людей и прочее, то, на мой взгляд, здесь вопрос лучше отдать на откуп правоохранительным органам. Они в итоге принимают эти решения и дают установки, как себя вести в той или иной ситуации.

    С.ДОРЕНКО: «Калужское шоссе. Пожалуйста. Пробки из фур. Фуры стоят всюду на обочине в огромном количестве». Кстати, хочу отметить еще, на какое-то время замер этот бизнес, а теперь еще и кучки, я бы сказал, стайки ветрениц. Ветреницы, фуры… появились. Честное слово, какое-то время их не было. А сейчас, может быть, из-за кризиса на Украине, не знаю. Фуры и ветреницы всюду.

    М.ЛИКСУТОВ: Ну, про фуры понял, обязательно на контроль возьму. Все, что в нашей зоне ответственности. Калужское шоссе — наша зона ответственности. Обязательно посмотрю и с коллегами из полиции поговорю.

    С.ДОРЕНКО: «А вы лично платите за парковку?»

    М.ЛИКСУТОВ: Конечно. У нас никаких льгот ни у одного члена правительства Москвы или других сотрудников правительства Москвы нет. Платим все.

    С.ДОРЕНКО: Можно я попалю, что вы на автобусе ездите? На автобусе, как Гельмут Коль, кстати говоря.

    М.ЛИКСУТОВ: Нет, я езжу на разных машинах. У меня есть машина служебная, есть машина моя личная. Иногда езжу на своей, личной.

    С.ДОРЕНКО: Я знаю трех человек, один из них Гельмут Коль. Потом еще главред «Московского комсомольца» Павел Гусев, он ездит на американском микроавтобусе, вэне, и вы ездите на минивэне. Это для того чтобы работать?

    М.ЛИКСУТОВ: В том числе, и работать. Но я езжу еще на служебной машине тоже.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо большое. С нами был заместитель мэра города Москвы Максим Ликсутов. Надеюсь продолжить.

    М.ЛИКСУТОВ: Спасибо. Хорошего дня.

    С.ДОРЕНКО: А мы пойдем и проживем ее, эту среду, 28 июня.

    Версия для печати

Видеоблог Сергея Доренко

Сообщение отправлено
Система Orphus