• Тина Канделаки, "Подъём" с Сергеем Доренко

    10:30 Июль 14, 2017

    В гостях

    Тина Канделаки

    Генеральный продюсер «Матч ТВ»

    С.ДОРЕНКО: Тина Канделаки, как я и обещал, с нами. Мы продолжаем с Дарьей. Тина, привет, здравствуйте.

    Д. КНОРРЕ: Здравствуйте.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Здравствуйте, Дарья. Здравствуйте, Сергей.

    С. ДОРЕНКО: Мы, мы. Ты к нам ходишь как посланец здорового образа жизни, спорта. Че клевого? Как тебе сказать, мы антиспортивного…

    Т. КАНДЕЛАКИ: Во-первых, не надо, ты в инстаграме всем обещал похудеть, ты рассказываешь, как похудеть. Живот стал меньше. Объективно меньше.

    Д. КНОРРЕ: Мы следим, я вам каждый день говорю.

    С. ДОРЕНКО: Да. Но я похудею. Я похудею. И сделаюсь спортивным, рахитичным дедом.

    Т. КАНДЕЛАКИ: При твоих параметрических данных это невозможно сделать. Высокий, статный, в сажень мужчина никогда не будет рахитичным.

    С. ДОРЕНКО: Что с конфедерацией вообще? Слушай, ну я, у меня вопрос.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Ты вообще что-то смотрел? Ты кстати показательно хоть какой-то футбол посмотрел?

    С. ДОРЕНКО: Я смотрел, я смотрел ютуб, к сожалению, я смотрю только в ютубе, я смотрел какие-то кусочки в ютубе и в основном болельщитские черлидерши ужасно нравятся, потому что они испаноговорящие и наши, безусловно, наши люди.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Я за них так болела, ты не представляешь.

    С. ДОРЕНКО: Да.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Ужасный был финал конечно.

    С. ДОРЕНКО: Жалко было.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Ты знаешь, их как немецкая машина переехала катком.

    С. ДОРЕНКО: Да.

    Т. КАНДЕЛАКИ: А при этом они нам с тобой ближе, эмоциональные, живые.

    С. ДОРЕНКО: Да, да . Слушай у меня вопрос, значит, я смотрю цифры там: 4-7%. Все. Цифры хорошие с точки зрения современного телевидения, но ведь ты, насколько я понимаю, ты приходила к нам, ожидала большего

    Т. КАНДЕЛАКИ: Ты знаешь, если конкретно по Кубку конфедераций, здесь грех жаловаться, Серёжа. Потому что вот если сравнивать с предыдущими Кубками конфедераций, то, безусловно, наличие этого турнира у нас в стране, конечно, тут же повышает зрительские интересы. Это вообще такая, как тебе сказать, данность. Если любой чемпионат проводится у нас в стране, зрительский интерес гораздо выше, что логично, нежели если это не у нас в стране. У нас такая же параллель была.

    С. ДОРЕНКО: А вот когда мы выбыли, у нас разочарование было серьезное?

    Т. КАНДЕЛАКИ: Конечно. Ты знаешь, зрительское настроение упало, а потом ближе к финалу оно опять поднялось. Но из интересного, наверно, аудитория 18-24, молодые мужчины, которых стало все больше и больше, стало очевидно, что им стал интересен спорт и они активно смотрят спорт, и интерес этих мужчин к спорту только растёт.

    С. ДОРЕНКО: На смартфонах, как они смотрят?

    Т. КАНДЕЛАКИ: Вот ты знаешь, слава богу, в этом смысле ты мне близкий человек. Серёжа, мы хотим посчитать и все хотят посчитать.

    С. ДОРЕНКО: Не получается?

    Т. КАНДЕЛАКИ: Нет, даже не в этом. Понимаешь, когда все говорят что победит, телевидение или интернет?

    С. ДОРЕНКО: Это одно и тоже.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Абсолютно.

    С. ДОРЕНКО: Это одно и тоже.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Постановка вопроса глупая. Раз телевизор у меня в руках, я с айпадом. Два телевизор у меня в руках, там три, четыре. У вас телевизор в руках. Просто принцип потребления контента изменился. Тапочки, диван не нужны.

    С. ДОРЕНКО: Доставка другая.

    Т. КАНДЕЛАКИ: И система, которая считает рейтинг, она все-таки пока ещё основана на том, что вы пришли домой, сели…

    С. ДОРЕНКО: А, вообще. Телевидение не надо убирать. Телевидение идёт теперь многими путями.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Абсолютно. Телевидение будет более дорогостоящим контентом, где и реклама будет естественно стоить дороже. А канал на ютубе будет более дешевым контентом, как бы условно говоря, где реклама будет стоить…

    С. ДОРЕНКО: Что значит дешевле?

    Т. КАНДЕЛАКИ: Примитивно, конечно.

    С. ДОРЕНКО: Ты полтора года была в должности. Слушай, я думал, ну, по-настоящему, как сказать, я думал, что ты разовьёшь все, включая спорт и станешь каналом номер один. Нет, ну по твоей энергии, по твоей любви к работе, способности по 20 часов торчать на работе. Всех заводить. И я думал, что будет больше. Почему спорт вообще не сто? Путин за тебя. Что вам надо? Канделаки и Путин. Слышишь? Эта пара должна была что-то сделать. А, нет?

    Т. КАНДЕЛАКИ: Сереж, скажем так, в целом тенденция очень позитивная, потому что в современной жизни просто нет выбора. Вот ты как многодетный отец наверняка хорошо понимаешь, что те вызовы, которые стоят перед нашими в современной жизни, чтоб добиться успеха, они гораздо больше, нежели которые стояли перед нами – детьми плановой экономики. Как следствие - спорт как необходимость выжить.

    С. ДОРЕНКО: Да.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Морально, психологически. Для того, чтобы уметь конкурировать в обществе, которые в любом случае должны работать.

    С. ДОРЕНКО: Да, да, да. Нет. Ты знаешь ещё то, чтоб уметь соблюдать правила. Вот я все время говорю о спортивном поведении, меня никто не понимает, потому что спортивное поведение – это корректурное поведение

    Т. КАНДЕЛАКИ: А ты спортсмен. Ты мне говоришь, спортсмен – это состояние души

    С. ДОРЕНКО: Мне главное победить, победить по правилам. По правилам.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Про спорт, Серёж. Постепенно как бы начинает развиваться интерес к внутреннему смотрению. Главная проблема знаешь в чем? Вот противостоянии. Мы против них смотрели, смотрят и будут смотреть, и Кубок конфедераций это показал и доказал. А вот пример, как только мы приходим, возвращаемся во внутренний спорт, как человек знающий хорошо тенденции англо-саксонский, латиноамериканский мир... Там внутренние чемпионаты.

    С. ДОРЕНКО: Главное.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Конечно. Абсолютно. У нас из внутренних чемпионатов могу ответить только КХЛ, РФПЛ и безусловно разного рода интересны бокс и бои. Ну биатлон - это международные соревнования. Ну вот вроде бы и все. Ну ещё из таких как бы регулярных – Формула-1, но это тоже международное командное, где каждый за себя.

    С. ДОРЕНКО: Да, да.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Поэтому что я тебе могу сказать, Сереж, это целая культура. Вот сейчас появилась инфраструктура в связи с Чемпионатами мира по футболу и, соответственно, с прошедшим Кубком конфедераций. Это кластеры роста, ну куда деваться-то? Все. Построили там 35-45 там тысяч зрителей, надо же заполнять, надо же что-то делать

    С. ДОРЕНКО: Да. Кстати, люди говорят, в Сочи ездят.

    Д. КНОРРЕ: Да я Вам рассказывала, что у меня много знакомых ездит кататься в Сочи.  Пока еще не конкурируют с европейскими, но по крайней мере они дешевле и доступнее.

    С. ДОРЕНКО: Да..

    Т. КАНДЕЛАКИ: Просто, знаете, в чем дело.. Еще раз говорю – с появлением инфраструктуры люди в любом случае будут вокруг этой структуры как-то локализовываться. Я вот рассказывала тебе за эфиром про стадион в Краснодаре – ну это космос. Вот опять-таки, была в Питере, когда Чили с Германией играла – тоже космос. Реально, я такие стадионы в нашей стране не помню, их никогда не было.

    Д. КНОРРЕ: Ну а вот эти критические все-таки замечания, к той же Зенит-Арене, тот же Краснодар..

    С. ДОРЕНКО: Ну, Зенит-Арена – вообще слезы.

    Д. КНОРРЕ: Ну да, где хотели в Краснодаре на 45000 зрителей, сделали на 35 в итоге. То есть там по каждому стадиону какие-то идут вот компромиссы, если так их можно назвать. Все-таки..

    Т. КАНДЕЛАКИ: Даш, так как я не строитель, мне очень сложно как бы за строителей сказать, а почему как бы, собственно говоря, строилось не так, а этак. Когда что-то делается в короткие сроки, вы знаете, это так называемые проблемы быстрого роста. Не бывает резкий рост, скажем так, гладко проходящий по дорожной карте, в которой все продумано. Поэтому здесь что можно сказать, понимаете, есть минусы, есть плюсы. Минусы – это очень резкий рост. Ну, потому что он вызывает огромное количество, там, по ходу несостыковок, проблем и так далее, про которые все говорят. Тут еще тенденция и, скажем так..

    С. ДОРЕНКО: Совершенно дурацкий вопрос: а почему у тебя Первый, второй канал отнимают матчи? Вот если бы я договаривался с кем бы то ни было, я говорю о себе, меня бы послали, сказали: «Серег, ты уходишь, так сказать, с генерального чего-то, идешь на узко-специальное. Узко-специальное. Вот будешь…». Я б сказал: «А это будет первой степени или так, для мусора?». То есть, почему. Если они покупают, то надо какую-то сделать фигню, чтобы Первый канал одновременно с тобой транслировал. Понимаешь? То есть…

    Т. КАНДЕЛАКИ: Такое было, да.

    С. ДОРЕНКО: У тебя должно быть право «да или да», а у них – «да, когда им интересно». Понимаешь, да? То есть не может быть, что они отняли у тебя, а у тебя нет уже. Тогда зачем вообще создавать… Ты же создана как некий луч лазера, некий суммирующий все лучшее канал? С фига ли тогда забирают, не понимаю? Честно, не понимаю. Тогда… Нет, я щас говорю не… Ты пойми, может быть, ты не можешь против них выступать. Может быть, не имеешь права, может быть, так сказать, у вас там какая-то чиновная, еще какая-то логика, корпоративная… Я спрашиваю это как человек, если бы мне предлагали, я б сказал: «Давайте так: я иду, но у меня самый цимес – да или да». А у них – да или нет. Вот только так. Должно быть так или нет?

    Т. КАНДЕЛАКИ: Ну, что я тебе могу, Сережа, на это ответить. Ну, наверное, если, условно говоря, есть канал, который больше всех вкладывает в развитие спорта, я имею в виду с точки зрения приобретения прав, с точки зрения создания вот всей этой, скажем так, всего этого околоспортивного контента, который упаковывает спортивный контент, трансляционный контент, делает его более привлекательным и интересным для аудитории, конечно, логично, это как бы первое, о чем думаешь…

    С. ДОРЕНКО: Почему?

    Т. КАНДЕЛАКИ: Ну, так исторически сложилось…

    С. ДОРЕНКО: Это такое место, где есть все, вот просто место, где есть все. По спорту. То есть это как бы энциклопедия. Некая Википедия спорта. Я туда захожу, и там абсолютно есть все. Точка. Понятно, да? А в других местах у них же там, так сказать, Вокруг Смеха, и вокруг еще чего-то, и вокруг еще чего-то… И, в частности, и спорт. То есть, они могут себе позволить взять изюминку, выковырять, а ты должна собрать все.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Если бы ты мне делал сейчас предложение, мне бы сложно было, Сережа, от него отказаться.

    С. ДОРЕНКО: ну хорошо, ну вот разрулить это…

    Т. КАНДЕЛАКИ: ну… Сереж, что я могу тебе сказать. Вот смотри: на Кубке Конфедераций мы показали совокупно 44 трансляции, включая повторы, и, например, вот совокупная аудитория у нас составила 24 миллиона зрителей.

    С. ДОРЕНКО: 24? Это очень хорошо.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Да, я считаю, это очень приличный результат. Ну, чем больше мы показываем высокорейтингового спорта, тем больше смотрят спорт на телеканале МатчТВ. И, если говорить, сейчас чтобы не грузить вас совсем цифрами, та аудитория, которая была – ну, скажем так, мужчины среднего возраста, которые смотрят спорт и которые смотрели спорт на России-2, они уверенно перешли к нам. Мы сейчас постепенно начинаем расширять и наращивать эту аудиторию, и, безусловно, ты прав – чем больше у нас будет интересных трансляций, высокорейтинговых трансляций, чем больше у нас будет матчей сборной на канале, тем больше наш канал будут смотреть. Если ты спрашиваешь, так ли это – да.

    С. ДОРЕНКО: Да.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Почему это не так – ну, пока это не так.

    С. ДОРЕНКО: Ну, слушай, подожди, хорошо. А, значит, у нас есть такой тест – я его сам придумал – это «Кто самые влиятельные элиты в России?». Можно рассказать? Это очень простая вещь. Это, значит, я читаю: это, ну, во-первых, Путин, естественно, да? Ну, он даже не, в этом конкретном случае не человек, а функция, некая точка, где все сходятся прямые. Точка, в которой пересекаются все прямые. Да? А, наряду с ним… или не наряду с ним… Это люди, просто люди, которые могут с сегодня на сегодня прийти к Путину. С сегодня на сегодня. Вот, есть такие люди в стране. Они есть. Которые с утра говорят «Ой, это надо рассказать президенту». И они ему звонят. А, как мы знаем, ему позвонить невозможно, а, значит, звонят адъютанту, Путин перезванивает, спрашивает: «Чего?». «Тин, че?». А ты говоришь: «Сегодня надо заехать». И он говорит: «Ну, после четырех тогда попробуй». И ты заскакиваешь. Вот с сегодня на сегодня таких, наверное, думаю, человек 10-15.

     Т. КАНДЕЛАКИ: Плюс, я добавлю, они скорей всего слушают тебя.

    С. ДОРЕНКО: Нет. Думаешь?

    Т. КАНДЕЛАКИ: Уверена.

    С. ДОРЕНКО: Ну я думаю, что их 10-15.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Уверена, что слушают.

    С. ДОРЕНКО: Которые могут с сегодня на сегодня. Из них 5 пользуется, а 10 не пользуется, но могут.

    Т. КАНДЕЛАКИ: То есть тем пятерым, которые пользуются, ты..

    С. ДОРЕНКО: Да, просто тупой вопрос, тупой вопрос. Через сколько ты можешь поговорить с Путиным?

    Т. КАНДЕЛАКИ: Ну, конечно нет, я точно не вхожу ни в эту десятку, ни в эту пятерку.

    С. ДОРЕНКО: Год, два, десять, сколько? Десять лет?

    Т. КАНДЕЛАКИ: Сереж, ты знаешь, судя по последним приключениям, которые мы все внимательно изучаем с Трампом, ты понимаешь, да, что благодаря тому, что мир стал информационным, то есть там принцип этот трех или двенадцати рукопожатий сокращается. Конечно, в это можно верить, что в какой-то там, условно, 125-й итерации, наверное, и моя мысль дойдет, но, в целом, безусловно, Сережа, я даже не буду лукавить.

     С. ДОРЕНКО: Это ты внутри там сейчас сидела на заднем, там в машине…

    Т. КАНДЕЛАКИ: Нет, Сережа, это точно не я.

    С. ДОРЕНКО: Слушай, скажи мне, пожалуйста…

    Т. КАНДЕЛАКИ: Поэтому, ты знаешь, но в любом случае, еще раз тебе скажу вот из, во всяком случае из тех публичных выступлений президента, которые, как бы, каждый из нас смотрит, я всегда обращаю внимание на то, что он в курсе всех самых актуальных и последних новостей. Это очевидно. Пять ли людей ему доносит, десять или двадцать пять – не важно. Факт остается фактом, что он в курсе.

    С. ДОРЕНКО: Мы готовы к Чемпионату следующего года или нет?

    Т. КАНДЕЛАКИ: Ну, в смысле? Телевизионно – да.

    С. ДОРЕНКО: Телевизионно – да. Ну, а вот все остальное? Вам же показывать надо то, что будет.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Сереж, смотри, вот вокруг Кубка Конфедераций было много разговоров, но тем не менее, права приобрели, и я хочу тебе сказать, даже немножко похвалиться, мы очень успешно реализовали, даже в последний момент купив права проект со спонсорами. Это было очень хорошо. То есть мы сделали проект с одним большим банком – Альфа-Банком. То есть у нас студия была забрендирована, и соответственно до и после футбола мы ходили с контентом «Все на Матч!». Опять-таки, как только будут приобретены права, мы уже начнем контент, скажем так, упаковывать под тех спонсоров, которые к нам приходят. Ну а если ты спрашиваешь, есть ли жанры, есть ли контент, есть ли амбассадоры, т.е., как бы, послы – да, безусловно.

    С. ДОРЕНКО: Все есть.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Большой проект планируем с Валерой Карпиным. К нам присоединился Александр Кержаков. То есть, у нас есть уже герои, есть, особенно, что касается футбола, очень много разных жанров, начиная от программы «Все на Матч!», заканчивая аналитикой с Валерием Карпиным. Твоим, в этом смысле, кстати, товарищем по испанскому языку. То есть, начиная с этого, заканчивая футбольным реалити «Кто хочет стать легионером?», второй сезон которого мы тоже планируем делать под, соответственно, чемпионат мира по футболу. Контента очень много, Сережа, и если ты хотел мне задать вопрос «Надо ли, чтобы весь самый лучший контент был на МатчТВ, с точки зрения контента и трансляций?», ответь сам на этот вопрос, чтобы тебя все услышали.

    С. ДОРЕНКО: Я знаю, как должно быть. Я тебе расскажу, как должно быть.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Не только мне, всем.

    С. ДОРЕНКО: У меня по каждому делу – кулинарному искусству, спорту, не знаю, там… по каждому делу, техническому, компьютерному, должен быть где-то как лазерный пучок, сжатый, место, где есть точно вообще исчерпывающе все. Вот это… Понятно, да? Значит, я рассказываю тебе как пользователь. У меня так должно быть. Потому что я знаю: по этому вопросу я иду туда. В булочную за булкой, к Тине за футболом, это понятно должно быть, да? Вот, в булочную за булкой. Почему я иду в булочную? Ведь, бывает, булка продается и на вокзале. Но я иду в булочную. Потому что я знаю: там есть точно.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Там сертифицированная булка, там хорошая булка, там обслуживание хорошее.

    С. ДОРЕНКО: Должно быть так: что у тебя есть вообще все. Вообще все. И это, как Википедия некая спорта. Точка. А у других есть и то, и это, и танцы, и… и борьба, еще что-то. Всякая история. Слушай, можно пустить людей… Нет-нет, это очевидно. Но это кто-то должен однажды понять. Это кто-то должен однажды понять. Что тебя надо душить в юмористических передачах, если ты начнешь юмористические, тебя надо душить в большом кино или в сериалах, если ты вдруг Game of Thrones захватишь право трансляции, тебя надо душить. Но в спорте надо просто относить тебе честно, потому что это то самое место, где должен… Это как Википедия. Надо относить и отдавать тебе честно. Потому что это правильное место, где есть все. Вот и все. Это очень просто. Слушай, скажи пожалуйста: что ты сказала Денису Лебедеву перед боем? Спрашивает Слава Пик. Задавайте вопросы, ребята! Govoritmsk-бот в Телеграме, и +79258888948, смс и govoritmsk в Твиттере. Задавайте вопросы! Что, ты сказала что-то Денису Лебедеву? 

    Т. КАНДЕЛАКИ: Ты знаешь, это просто, видимо, твой слушатель видел фотографии у меня в Инстаграме, когда я до боя была в комнате, где был Денис Лебедев. Вы знаете, очень интересно, кстати, наблюдать за боксерами перед поединком. Ну, и Лебедев, и Поветкин – это правда два наших великих боксера, за которых болеет вся страна. Очень спокойный, вот он сидит, я в первый раз в жизни увидела, как боксер за 20, там, за 30 минут до поединка, что он делает – он сидел просто, слушал музыку, разговаривал, был абсолютно спокоен. И, очень интересно, просто даже, знаешь, молчать и наблюдать за человеком, который, условно, через 30 минут выйдет на ринг.

     С. ДОРЕНКО: Если он за 30 минут начнет колотиться, сгорит.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Как лев в прыжке. Вот, знаешь, когда смотришь на боксера, он тебе все время… мне, во всяком случае, он напоминает льва, который готовится к прыжку.

    С. ДОРЕНКО: Ужасно. Ужасно. Но охотится у львов всегда львица. Ну, правда. Лев никогда не охотится.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Я знаю.

    С. ДОРЕНКО: Убивает львица. А половой акт львов знаешь, сколько продолжается?

    Т. КАНДЕЛАКИ: Ну, у тебя любимый половой акт бенабе был раньше. Теперь львы?

    С. ДОРЕНКО: Бонобо.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Бонобо.

    С. ДОРЕНКО: Нет, а львы у меня наоборот презрение… Знаешь, сколько они трахаются? 5 секунд.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Тебя это расстраивает, я смотрю.

    С. ДОРЕНКО: Ну что это, пять секунд? Мать, пять секунд!

    Т. КАНДЕЛАКИ: Ты, знаешь, вопрос качества.

    С. ДОРЕНКО: Там, правда, множество подходов. Пять секунд, контрольный впрыск, еще контрольный… Пять секунд.

    Д.КНОРРЕ: Сергей разочарован.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Напомни всем про бонобо, у них все дольше.

    С. ДОРЕНКО: Хорошо. Будет ли… Нет, серьезно. Спрашиваю про Василия Уткина, я хотел… Он меня позвал пообщаться, у него есть тут школа недалеко на Таганке.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Знаю. И как?

    С. ДОРЕНКО:… С пацанами. Он дико обаятельный.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Ты имеешь в виду Василия?

    С. ДОРЕНКО: Уткин, Уткин.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Слушай, ну наверное, поэтому…

    С. ДОРЕНКО: Ну, он дико обаятельный чувак.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Мы, наверное, поэтому и, как ты помнишь, в начале запустили с ним с первым «Рио ждет» - такой большой проект, где он был рассказчиком. Он очень хороший, кстати, рассказчик, Сереж. Не могу это не отметить. Ну, я всегда на вопросы регулярные о Василии…

    С. ДОРЕНКО: Подкупающе обаятельный.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Я всегда на вопросы об Уткине отвечаю. Это, Сережа, образование. Ты понимаешь, к сожалению, в современной российской журналистике вот тот фундамент…

    С. ДОРЕНКО: Мало встречающиеся.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Да. Он есть у Василия, тут, как бы, и спорить не о чем. Будет проект, будет и Василий. Давайте так.

    С. ДОРЕНКО: Василий Уткин – это, конечно, шарм, и остроумие, и все-все-все. 

    Т. КАНДЕЛАКИ: Ну, слушай, даже ты – человек, который не особо интересуется спортом и комментаторами, ты знаешь Василия Уткина. Василий Уткин популярней многих комментаторов, это правда.

    С. ДОРЕНКО: Ну, ты понимаешь, он тоже готовится к встрече, он узнал, например, что где-то вдруг, в соцсетях я написал, что я перехожу на текилу, и он… Я тебе абсолютно серьезно! Он…

    Т. КАНДЕЛАКИ: Пришел с текилой?

    С. ДОРЕНКО: Он мне преподнес тотчас текилы, причем Reserva, какая-то там очень правильная, все-все.. Нет, я уже перестал пить текилу. Ну вот, а он читает все эти вещи. Я серьезно сейчас.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Еще раз, Сереж, если ты меня спрашиваешь о Василии, я тебе отвечаю: наверное, если бы всего этого не было, он не был бы первым, с кем сняли цикл «Рио ждет»…

    С. ДОРЕНКО: Когда появятся трансляция в 1080, разрешение повысите, четкость?

    Т. КАНДЕЛАКИ: Вот до захода к тебе на эфир мне предлагали еще одну форму трансляции с использованием VR-технологий. Мы постоянно работаем над совершенствованием трансляций, и будем продолжать это делать.

    С. ДОРЕНКО: Primera Liga, это первая лига Испании, когда будет хотя бы на платных? И вообще, что будет на платных?

    Т. КАНДЕЛАКИ: Много раз отвечала на этот вопрос, еще раз отвечу. Мы продолжаем переговоры.

    С. ДОРЕНКО: Читаете ли вы sports.ru?

    Т. КАНДЕЛАКИ: Вы знаете, я читаю все спортивные сайты. Было бы странно в моем положении не читать спортивные сайты. Я подписана на все, Сереж.

    С. ДОРЕНКО: Кикуджиро Кикуджиро спрашивает: у вас так клево на Матче получилось, сделайте Первый канал! Ну, подсиживать Эрнста нельзя, это богопротивно, ну что вы, зачем. А?

    Т. КАНДЕЛАКИ: Ну, вы знаете, с таким же успехом вы можете этот вопрос адресовать Сереже. Вот он, в отличие от меня, гораздо дольше работал на Первом канале. А ты, кстати, не скучаешь? Вот я тебя помню…

    С. ДОРЕНКО: Я думаю вот о чем. На телевидении сегодняшнем, как мне представляется, ну вот если серьезно, значит… Оно было другое в 90-е. И больше того, объяснить людям сегодня, что такое было телевидение в 90-е, невозможно. Вообще, они просто не понимают. Как бы это другой язык. Ну, невозможно понять людям, что в 98 году, простите, в 92 году я лично проводил летучки как ведущий программы «Время» - я вел программу «Время» - я проводил летучку в 10:15, и я говорил это Крутову, депутат Крутов, я говорил: «Я этот материал не беру». Я этот материал не беру». Говорю: «А вот сюда пошлите корреспондента». Я, ведущий программы «Время».

    Т. КАНДЕЛАКИ: Ну, ты никогда не был просто ведущим, не лукавь. Ты всегда был редактором любого контента, который ты производил.

    С. ДОРЕНКО: Ну ты просто пойми. А сейчас они же читают то, что им пишут.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Ты просто сейчас сравниваешь с говорящими головами.

    С. ДОРЕНКО: Да.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Сережа, разные бывают журналисты, не мне тебе… У нас разные коллеги.

    С. ДОРЕНКО: Телевидение другое уже.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Нет, есть говорящие головы, и были всегда, а есть журналисты, это две большие разницы. Ты же прекрасно это знаешь. Поэтому, я просто тебе о чем говорю, я за тобой, ты знаешь, много наблюдаю, ухаживаю, и всегда тебе говорю, что… И всегда посылаю тебе проклятье «Ты вернешься на телевидение!», что я делаю регулярно.

    С. ДОРЕНКО: Но на сегодняшнее телевидение я не представляю себе в каком ключе можно вернуться.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Ты просто уже, как человек абсолютно современный, я всегда, ты знаешь, говорю, что это не вопрос возраста – к какому веку принадлежит, к 20-му или к 21-му. Ты человек 21-го века. Ты со мной разговариваешь и спиннер из рук не выпускаешь, понимаешь?

    С. ДОРЕНКО: Хороший, кстати.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Конечно, модный, очень дорогой…

    С. ДОРЕНКО: Можно я покажу?

    Т. КАНДЕЛАКИ: Спиннер для олигархов, Сереж, где ты это взял?

    С. ДОРЕНКО: Сказать? На EBay. Сказать, сколько стоит?

    Т. КАНДЕЛАКИ: Сколько?

    С. ДОРЕНКО: 800 рублей.

    Т. КАНДЕЛАКИ: 800 рублей?

    С. ДОРЕНКО: на EBay. Восемьсот. Восемьсот.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Роскошный.

    С. ДОРЕНКО: В России стоит 5-6 тысяч.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Ты просто уже прошел этап, когда ты сидел и говорил, глядя в камеру. А теперь ты хочешь двигаться, ты хочешь разговаривать, ты хочешь интерактива, ты хочешь коммуникации со зрителями.

    С. ДОРЕНКО: Конечно.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Потому что та программа…

    С. ДОРЕНКО: А на телевидении не получится.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Та программа 98-го года от программ 2017-го года отличается тем, что там не надо было контактировать, а сегодня люди рвутся в эфир.

    С. ДОРЕНКО: Да!

    Т. КАНДЕЛАКИ: Не просто вопрос. А они хотят видеть отдачу, что они тебе что-то послали…

    С. ДОРЕНКО: Ты учитываешь это на своем канале?

    Т. КАНДЕЛАКИ: Слушай, мы в этом смысле счастливые люди, мы спортивное телевидение, конечно, у нас есть разная форма коммуникаций с разными корреспондентами, стрингерами, и такая, достаточно большая свобода в формировании контента, и в реагировании, т.к. мы холдинг 360, на любое, как бы, зрительское движение, там, аудиторное движение. Но, конечно, тоже не так быстро. То есть не таких пока, как бы сказать, таких ведущих, если честно, Сереж, которые готовы работать вдолгую в лайфе, и контактировать со всеми, меняя по ходу канву программы, чтобы это не было ошибкой ведущего, а это было общим коллегиальным решением.

    С. ДОРЕНКО: Слушай, знаешь, мне недавно… Я раскрою секрет, но не скажу, с какого канала. Недавно мне позвонили с одного из федеральных, позвонили просто узнать, как я делаю интерактив. Сейчас серьезно, абсолютно серьезные люди. Спросили, какие редакторы и как отцеживают звонки…

    Т. КАНДЕЛАКИ: Это когда вы с Дашей задаете вопрос, как сейчас, про стабильность и про перемены.

    С. ДОРЕНКО: Да, абсолютно верно. Значит, какие редакторы и как работают, как это поставить и как это все сделать.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Группа, группа!

    С. ДОРЕНКО: Честно рассказал следующее: я честно сказал, что у меня, да, софт есть, у меня есть софт, по которому я вижу, сколько человек пытался раз дозвониться, сколько дозвонился, сколько пытался сегодня…

    Т. КАНДЕЛАКИ: То есть, это твои аналитические исследования.

    С. ДОРЕНКО: Вся история звонка этого человека.

    Т. КАНДЕЛАКИ: а сколько у тебя людей в пике вообще слушает тебя? В день?

    С. ДОРЕНКО: Думаю, что AQH где-то 110-120 тысяч, AQH.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Ну, это чистая аудитория?

    С. ДОРЕНКО: Нет, это каждые 15 минут заходят новых 110 тысяч. А слушают 35-40 на 10 минут. Ну, например, если они слушают три четверти часа, то это 300 одновременно.

     Т. КАНДЕЛАКИ: Сереж, в современно мире, если тебя кто-то слушает 20 минут, это уже победа. Наши люди неспособны уже слушать так долго.

    С. ДОРЕНКО: Единовременно слушает 300 тысяч. Единовременно. А вот за передачу чуть больше, конечно. 450, может быть.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Ну, ты им рассказал, как ты все это делаешь?

    С. ДОРЕНКО: Я им говорю: «Ребят, дело в том, что это страшная нервная система. Страшная нервная система, потому что я стою вот на этой ручке, и у меня при слове х, при букве х, я уже убрал. А потому уже у не прошла. Понимаете, говорю, это на ручке я вишу». У меня бешеная реакция, ты понимаешь.

    Т. КАНДЕЛАКИ: А ты принципиально пульт держишь в руках, и на выборе сам. То есть диджеишь, да?

    С. ДОРЕНКО: Да, я сам. Нет, на звонках.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Да, я понимаю, но обычно ты же знаешь, что на радио это может сидеть редактор.

    С. ДОРЕНКО: Они ж говорят, дикие нервы. Я говорю: дикие нервы.

    Т. КАНДЕЛАКИ: А это другой адреналин.

    С. ДОРЕНКО: Дикие нервы, да.

    Т. КАНДЕЛАКИ: А это другая… это поэтому… ну, это легко объяснить, это другая энергетика, соответственно, в студии. Может быть человек, который напротив тебя, но тогда ты управляем им.

    С. ДОРЕНКО: Знаешь, такой тест у пилотов. Ты должен вовремя нажать кнопку, когда… Сейчас, секундочку, да… Да не надо транспорт… Значит, есть такой тест у пилотов, когда тебе появляется светящаяся точка, а ты должен отреагировать. Как быстро реагирует нервная система.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Ага.

    С. ДОРЕНКО: И я, когда я проходил, когда я был пилотом, в Мячкове еще учился, ну, в смысле, я проходил эти тесты, я примерно вдвое быстрее среднего по профессии рублю эту точку. То есть я реагирую быстрее в два раза, чем homo sapiens. Может, я не homo sapiens. Ну, вот. И поэтому я… И телевизионщики такие: «Да, надо думать». То есть телевизионщики звонят не просто праздно, они ж хотят это внедрить на телевидение.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Сережа, это все личности. Это личности.

    С. ДОРЕНКО: Это время.

    Т. КАНДЕЛАКИ: Нет, это просто, это нужен такой ведущий, вы как последний из могикан, понимаешь, там, любите вы друг друга все, не любите, дружите, не дружите, там, есть Познер, который готовится к программе днями, есть Венедиктов, который готовится к программе днями, есть ты, кто готовишься к программе днями, Володя Соловьев, нравится это кому-то или нет, готовится к программе днями – это старая школа. Old school.  А сегодня – открыл телефон, прошелся по Твиттеру, зашел в Инстаграм – готовый журналист.

    С. ДОРЕНКО: Спасибо, Тина Канделаки, МатчТВ…

    Т. КАНДЕЛАКИ: Клянись, что ты будешь смотреть Чемпионат мира по футболу, прямо сейчас.

    С. ДОРЕНКО: Клянусь! Мы пойдем и проживем ее! Эту пятницу, 14 июля. 

    Версия для печати

Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus