• «Подъём» с Сергеем Доренко от 28 июля 2017 года

    08:30 Июль 28, 2017

    В гостях

    С.ДОРЕНКО: 8 часов 39 минут. Пятница, 28 июля. Здравствуй, великий город! Здравствуйте, все! Это радио «Говорит Москва»! Говорит Москва! Юлия Доренко, ведущая этой программы. Здравствуйте, Юлия.

    Ю.ДОРЕНКО: Вау, вау.

    С.ДОРЕНКО: А, привет. Мы же на «вы» не должны, уже чересчур.

    Ю.ДОРЕНКО: Ну-ка, сделайте радио погромче. Послушаем эту, как ее там…

    С.ДОРЕНКО: На самом деле, на «ты», да?

    Ю.ДОРЕНКО: Конечно.

    С.ДОРЕНКО: Без придури. Интересно, говорят, что идет дождь. Но мы не верим в этот дождь.

    Ю.ДОРЕНКО: Я вижу фотографии в Twitter у нас, наши слушатели шлют фото надвигающейся со стороны Одинцова грозы.

    С.ДОРЕНКО: Мы будем научными. То, что вы видите в окно, товарищи, это глубоко антинаучно. Давайте смотреть по науке. Дождь сегодня будет в 23 часа. То, что вы видите сейчас, не верьте, пожалуйста, своим глазам, это полная ерунда. Москва, Россия, смотрю по часам. Солнце, солнце, солнце, дождь в 21 час. Все, до сих, до 21 часа это антинаучно, мы всецело доверяемся науке. На Новой Риге тучи, в Подольске идет дождь, в Серпухове ливень. Держитесь там. В Ясеневе небо затянуло. В Бутове край тучи накрывает. Вот дождь фактический, мы видим капли уже на стеклах и все. Товарищи, это все наваждение, мара. Этого не может быть. Дождь начнется в 21 час. Все в порядке. Новая Рязанка в сторону Москвы, все в тучах. Не верьте, не будет дождя. А у нас, кстати, тоже. Ужас какой. Черное вон всё небо.

    Хотите, я вас рассмешу? Сегодня махались киргизы, и киргиза выкинули в парке Горького с моста в реку. Его сейчас поймала полиция, МЧС. Он говорит, что дрались мы на мосту, там Александровский мост, они дрались и кидали друг друга в речку. Скажи на милость, это обрусение среднеазиатов потихонечку.

    Ю.ДОРЕНКО: Ты думаешь, киргизы не умеют драться?

    С.ДОРЕНКО: Нет, я думаю, что они такие оленята Бэмби, это мой давний мем. Но мне кажется, что мы их научили, мы их споили наконец.

    Ю.ДОРЕНКО: Мне кажется, что это к таджикам относится. А киргизы, они такие…

    С.ДОРЕНКО: Я уже видел их пьяных, я уже видел их ругающихся, лица такие, как будто ругаются, правда, не по-русски. Я уже теперь жду все. Они наконец станут русскими и станут, в сущности, нами.

    Ю.ДОРЕНКО: Это неизбежно, на самом деле.

    С.ДОРЕНКО: Да. Вот Мара Багдасарян на нашей почве стала русской, пожалуйста, нет проблем. Мару Багдасарян поймали снова.

    Ю.ДОРЕНКО: Что за выпад на пустом месте?

    С.ДОРЕНКО: Антиармянский? Нет-нет, армяне наши люди. Полиция поймала за рулем автомобиля Мару Багдасарян, которую суд пожизненно лишил прав. На нее составили три протокола об административных правонарушениях и потом отпустили. В три часа ночи на территории Западного округа, не было документов на машину, мы знаем, что ее лишили водительских прав, у нее отозвали права…

    Ю.ДОРЕНКО: Зачем ей вообще машина сейчас?

    С.ДОРЕНКО: Хочется.

    Ю.ДОРЕНКО: Ну, авантюристка.

    С.ДОРЕНКО: Душа поет.

    Ю.ДОРЕНКО: А зачем? Знаешь, что еще родственники и адвокат говорят? Они говорят, что сосед ее потребовал переставить ее Мерседес, она села и не успела завести двигатель, как подбежали сотрудники ДПС и ее задержали.

    С.ДОРЕНКО: За ней стоят, дежурят.

    Ю.ДОРЕНКО: Ей вызвали скорую даже, ей стало плохо. Я не знаю, зачем…

    С.ДОРЕНКО: Та удивительная ситуация, когда я испытываю колоссальную симпатию и к ней, и к полиции. Я объясню. Здесь для меня полиция молодцы, потому что они не дают спуску. И я бы на месте полиции ровно так бы действовал. Но я также понимаю Мару.

    Ю.ДОРЕНКО: Нет, не понимаю.

    С.ДОРЕНКО: А я понимаю. Смотри, у тебя есть ощущения какие-то… ты однажды испытала ощущения…

    Ю.ДОРЕНКО: Скорость, ты имеешь в виду?

    С.ДОРЕНКО: Например, на качелях, когда качаешься. У моей бабули в Керчи была подружка, которая дежурила на аттракционе качели-«лодочки». Поэтому мне давали качелей столько, сколько бабуля с ней болтала. Скажем, два часа и одна «лодочка» моя. Я в ней гонял, и я помню это ощущение сбегающего холода вниз живота, когда летишь на качелях. Я должен сказать: мне его не хватает и сегодня. Я говорю об ощущениях. Еще. Я знаю, что такое погружаться на дайвинге, когда мы ушли под воду, и где-то на полутора-двух метрах друг друга увидели в этой молотьбе, мы друг другу показали, что нормально, и показываем «пошли, погружаемся». И я с полутора метров, например, падают на 40. Ну, как падаю, в воде не падаешь, а медленно-медленно, как листик такой осенний какой-то или как пакетик целлофановый в American Beauty, так постепенно, спокойно паря, спускаешься на минус 40. Вот это ощущение такое, как если мне ГАИ запретит испытывать, я все равно тайком буду испытывать.

    Ю.ДОРЕНКО: Даже еще сильнее. Желательно, когда запрещают.

    С.ДОРЕНКО: Заряжаться, да. То есть я без этих ощущений жить не могу. Я хочу снова падать с минус полтора на минус 40, я хочу падать на минус 40. Я хочу лежать и греть пузо, лежать на спине, я хочу снять ласты на минус 15, где-то на лужаечке. Такие бывают солнечные лужайки на минус 15, хочу там снять ласты, сесть по-турецки и просто сидеть. Я хочу. Я понимаю Мару, она тоже не может жить больше без этого, ее колбасит.  

    Ю.ДОРЕНКО: Она просто не понимает вообще, что такое значит закон, что такое правила. Может быть, ей нравится внимание. Она его так тщательно избегает… тем не менее нуждается в этом, я думаю.

    С.ДОРЕНКО: Не знаю. Кто сочувствует Маре Багдасарян? Ребят, вы понимаете Мару Багдасарян? 7373-94-8. Я ее понимаю, она без этого жить не может. Это ощущение ее жизни, это значит, что она жива. Когда она так делает, она жива. А когда она так не делает, она мертва.

    Ю.ДОРЕНКО: Значит, вся эта ситуация для нее не проблема. Это такой фан.

    С.ДОРЕНКО: Это не фан, это способ быть. Как фан? Тебе нравится дышать утром в лесу, вот этот запах невероятный…

    Ю.ДОРЕНКО: Это безопасно. А она представляет опасность для общества.

    С.ДОРЕНКО: Что значит опасность? Где же опасность? Что, она комета Галлея какая-то? Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я ее реально понимаю, как человек. И то, что многие говорят, что она специально, рисуется. Да не специально. В моей жизни был такой период, не было у меня водительского удостоверения. Я принципиально не дал взятку. По бетонке ехал, за обгон по встречной. Включил козла, скажем так. И три месяца ходил без водительского удостоверения. И я не ходил, на самом деле, я ездил. И не из-за того, что я такая сволочь, представляю опасность или еще что. Я по Новой Риге от Сычова влупливал на своем… ну, у меня хорошая машина, и под 200 и 230-240 клал…

    С.ДОРЕНКО: Но на пустой дороге. Вы же не ездите 230 сквозь переходящих школьников, правильно?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, я же не идиот, мы нормальные люди.

    Ю.ДОРЕНКО: Угу, нормальные.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: У меня не было водительского удостоверения. И мне тупо надо было ребенка в зоопарк вести. И я сел и поехал в зоопарк.

    Ю.ДОРЕНКО: Такси вызвать нельзя? Обязательно надо без прав ехать, с ребенком?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ах, какие мы все честные!

    Ю.ДОРЕНКО: Да. Есть такие еще люди. Я бы продала машину и ходила бы пешком, на такси ездила.

    С.ДОРЕНКО: Я все-таки качают тему не детей. Вы знаете, почему вы ступили на неправильный путь? Как вас зовут?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Александр.

    С.ДОРЕНКО: Александр, вы ступили на ошибочную тропу. Надо говорить не о том, что детей, детей действительно можно на такси отвезти. А о том, что вы не можете жить без этого ощущения. Это ощущение для вас и значит, что вы живы, понимаете?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Господа, это не только то, что я жив. Мне надо на встречу, я не поеду на метро на встречу. Я беру своего «кукурузя» и еду на встречу. И мне плевать, есть у меня водительское удостоверение или нет, на три месяца меня его лишили. Я потеряю 200 тысяч или я заплачу пятак этому гаишнику, который меня остановит без прав.

    С.ДОРЕНКО: Хорошо. Понимаешь, в чем дело. Я все-таки поэтизирую нарушение прав. А Александр его не поэтизирует. Александр его низводит просто на землю. Я поэтизирую способ быть, способ дышать, способ вдыхать скошенную траву.  

    Ю.ДОРЕНКО: Мужчины все время ищут каких-то приключений. А женщины должны быть поспокойнее, наверное.

    С.ДОРЕНКО: Я пытаюсь поэтизировать, я ищу запахи, ищу ощущения внизу живота какие-то, вот эти качели, вот эти все вещи. Как это объяснить? Мара бы меня поняла. Вы меня не понимаете. 7373-94-8. Хотя гайцы молодцы, что ее душат. На месте гайцев я ровно это бы и делал. Но я ее понимаю. Здрасьте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здрасьте. Меня Евгений зовут. Момент такой: я очень понимаю Мару, действительно, согласен с вами, что она живет. В данной ситуации у нее пожизненное лишение прав. Мара, если ты меня слышишь, я тебе дам один совет: иди на курсы пилотов.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Правильно. Вот это и «бочки» крутить в зоне, выходишь в зону…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вот это адреналин.

    С.ДОРЕНКО: А где сейчас можно полетать в Москве? Мячково же закрыт.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: В интернете надо смотреть. Есть курсы пилотов в Подмосковье, я недавно ездил… Сергей, вам по поводу «бочки», то же самое. Есть самолеты, которые вниз летают, полетать попробуйте, очень круто, в невесомости. Это ощущение круче, чем у вас было в детстве.

    С.ДОРЕНКО: Я в Мячкове летал. Леонид Леонидович, как мой пилот-инструктор, Созинов, он прямо…  он меня никогда не предупреждал, он любил сюрпризы. Мы идем по кругу: «Дымок, Дымок (Мячково запрашивает), разрешите во вторую зону попилотировать». Те такие: давай. Он туда пошел, во вторую зону, и пошел «бочки» крутить. Я такой сижу — ага, и делаю такое лицо, как будто мне плевать. А на самом деле…

    «Над Севастопольским перед трешкой дождь. Почему Данилевич с вами на «ты»?— спрашивает меня 67-й. Обнаглела, чего. Ха-ха-ха. Нет, здесь работает сегодня Юля Доренко, ведущая. Она со мной на «ты».

    7373-94-8. Поехали. Так что, нарушитель прав и ГИБДД право. Что делать в такой ситуации?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Дело в том, что, конечно, это обнаглевшее поведение по отношению вообще к гражданам России. Это прямое нарушение прав и так далее, большой перечень административных нарушений. Это же хамство, обнаглевшая…

    С.ДОРЕНКО: Вы же Ильдар?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ильгам.

    С.ДОРЕНКО: Извините, пожалуйста, Ильгам. Позвольте сказать, что в старые времена всегда были отчаянные люди, которым трудно было выполнять закон. Но у человечества всегда есть какой-то отряд, который должен идти в прорыв. Предположим, в каком-нибудь 17 веке, не знаю, в 16-м, есть люди, выполняющие закон, а есть люди, которые на передовой. Они идут на врага, они идут в разведку ночью, с ножом. И эти люди, мы от них не ждем, что они будут выполнять закон. Маре надо найти такую работу, где она всю свою лихость, всю свою отчаянную, невероятную силу характера, способность ходить по краю крыши, способность ходить по острию ножа, проявит в ваших, Ильгам, интересах.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, я вообще думаю, что некоторые граждане…

    Ю.ДОРЕНКО: Если она правила не соблюдает, где она может?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: … говорят, в судах сфабрикованные дела, их вообще не показывают, которые пытаются в суде свою правоту защищать, их не показывают, о них не рассказывают. Я считаю, что ее имя нигде больше бы не звучало, ни на радио, ни на телевидение. Есть нарушения… потому что чем больше такой показательный, это все возбуждает у нее интерес, хуже будет, публичность

    С.ДОРЕНКО: Хорошо, ладно. Все, к черту. Я остаюсь на ее стороне. День PR-специалиста в России. О, 52 минут, у меня много звонков. Давай Юрия Николаевича восхитительного. Здравствуйте, Юрий Николаевич, восхитительный.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Все зависит от закона. Я давно предлагал: предупреждения на 10 баллов. 11 балл — расстрел. И никаких больше не будет.

    С.ДОРЕНКО: Расстрел. Или в Сирию на передовую, Пальмиру брать. Кому бы ни принадлежала Пальмира, ее нужно взять.

    Ю.ДОРЕНКО: Если она не соблюдает… она будет нарушать все время приказ.  

    С.ДОРЕНКО: Нет. Давай подумаем. Есть люди подвига, которые не соблюдают вообще ничего. Вот послушай. У тебя такой есть человек и, например, война, я просто ставлю экстремальные ситуации. Ты просто ему ставишь задачу, этому человеку говоришь: Мара (это Мара, ее зовут Мара Багдасарян), ты говоришь: майор Багдасарян… или кто она? Лейтенант Багдасарян, пожалуйста, в штаб. Она приходит к тебе, ты говоришь: слушай, Мара, дело такое — вот эти ребята, мы не понимаем, какая деятельность у нас на левом фланге происходит. Мы думаем, что нас окружают, мы думаем, что нас задушат. Мара, берешь двух таких, как ты, сорванцов, оглоедов, сорвиголов, берете, что вам надо, не утежеляйтесь, аккуратно, на брюхе пошли. Посмотреть, привести «языка», и по возможности нанести урон противнику. Если «языка» берешь, а с ним, допустим, пять человек в компании, что с ними надо сделать — зарезать. Всех зарезать, одного забрать. Втроем пошли, с богом. Они пошли. И там дальше они out low, они должны делать все наоборот, никаких правил, ничего. Проволоку перекусить, проползти, прорыть, привести, приволочь. И так было в войну. Эта Мара со своими двумя орлами начинает пить, как у меня первый муж моей бабушки, начинает пить в привокзальном ресторане, расстреливая люстры (так делали вот эти пилоты первые), расстреливая люстры из пистолета. К ним приходит обычный патруль, кирза, вот эта вонючая кирза с портянками: скажите, пожалуйста, товарищ герой, вы что сейчас делаете? — Да черт знаешь, что я делаю. Веселюсь. То есть такие оглоеды должны быть. Если вы их уничтожите, ваша цивилизация станет скучной и непонятной.

    Ю.ДОРЕНКО: Описано все очень красочно, красиво, надо книгу написать.

    С.ДОРЕНКО: Красочно. Ну, правда. А кого ты пошлешь? Ты пошлешь отличника-скрипача?

    Ю.ДОРЕНКО: Должен быть предсказуемый человек.

    С.ДОРЕНКО: Нет. Предсказуемо отчаянный. Как ты этого не понимаешь? Слушайте, ребят. Я в штабе сижу, у меня на левом фланге происходит непонятная деятельность противника, ночью, в полтретьего ночи. Я с вами что должен? Давайте будем серьезными. Я должен послать своего лазутчика какого-то, который проползет там на брюхе. Это что, непонятно? И я пошлю самого отчаянного, самого безумного, который на острие ножа, аккуратно на острие ножа пройдет. И если он потом вернется и станет стрелять по люстрам из пистолета в кабаке, то я постараюсь его от гауптвахты избавить. Потому что мне нужна непосредственность, мне нужен герой. Мне нужна Мара Багдасарян, она мне нужна.

    7373-94-8. Здравствуйте. «Я как военный разведчик подтверждаю вашу теорию», — говорит 08-й. Спасибо большое. Да, слушаю.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мне кажется…

    С.ДОРЕНКО: Залипает звук, к сожалению. Хочу с вами поговорить, но не получается. 7373-94-8. Здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. У меня был дядя Паша, царствие небесное, Кононов. Он ходил… раньше не праздновали День Победы, ходили в пиджачках.

    С.ДОРЕНКО: До 1965 года действительно праздника не было.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. Он не пил, не курил, мужики смеялись над ним. Когда стали День Победы праздновать, у него вся грудь в орденах была. Он был разведчиком в войну. И не надо Мару сажать, этих патрициев новых, которые плюют на нас… безнаказанность на дороге…

    С.ДОРЕНКО: Подождите. Вы считаете, что настоящий герой, в том числе герой, который действует вне всяких правил, он скромный человек, в сущности?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Он должен быть скромным, он должен быть там на острие действовать, а здесь среди своих. Он свой народ что должен делать? Давить на машинах? Издеваться над ними? Пускай он врагов убивает, а не своих. Вот в чем дело.

    С.ДОРЕНКО: Вы против лихости.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Она не там ее проявляет. Пускай детей нарожает и работать идет.

    С.ДОРЕНКО: А я верю в лихость такую, какую можно применить.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я не согласен. Лихость не везде нужна, извините.

    С.ДОРЕНКО: Не знаю. Я вам скажу про первого мужа моей бабушки.

    Ю.ДОРЕНКО: Если кто еще не понял…

    С.ДОРЕНКО: Кто еще не понял: она была замужем за одним из чкаловских летчиков. И он лютовал так… чкаловский сокол, эти сталинские соколы, отряд. Он лютовал так, что она, бабка моя, Олена Димитровна, с балкона на балкон перепрыгивала от нее, чтобы он ее не избил. С балкона на балкон, к Полине Осипенко. Полина Осипенко жила рядом. И Полина помогала бабке перелезть с балкона на балкон, потому тот давал прикурить, первый муж. А там они били патрули. Патрули пехотные, которые их ловили в городе. Они их били. Дрались с патрулями, стреляли по люстрам, вытворяли, чего хотели. Почему? Они герои и так далее. Понимаете. Ну, вот, такие люди есть. И их почему-то любили. Давайте признаем, что так бывает.

     

    В ДВИЖЕНИИ

    НОВОСТИ

     

    С.ДОРЕНКО: 9 часов 5 минут. Я хотел ответить 43-му. Потому что мне понравился ваш вопрос. «Вы оправдываете Багдасарян? Что, ее папаша сделал вам перевод?» 43-й, я устроил свою жизнь таким образом, что… Во-первых, нет. Во-вторых, не ваше дело. А в-третьих, я устроил свою жизнь таким образом, что несмотря на все, даже космические гонорары, говорю всегда то, что мне нравится. Я так построил свою жизнь, что платят много, а говорю все, что нравится. Ха-ха-ха, в смысле, понятно, да? Вот ровно то, что мне нравится.

    В Роскомнадзоре дело закончилось. Как оказалось, они просто хайпанули. Они просто должны были поправить у нас какую-то запятую и вызвали меня лично срочной телеграммой. Это, конечно…

    Ю.ДОРЕНКО: Это, конечно, была ошибка. 

    С.ДОРЕНКО: Их ошибка.

    Ю.ДОРЕНКО: Конечно, хайпанул ты все-таки.

    С.ДОРЕНКО: Хайпанул в результате я. Так получилось. День PR-специалистов, раз уж мы говорим о Роскомнадзоре. Они, конечно, тоже. Сегодня день PR-специалиста, и я решил его отметить, вот почему. Что такое PR-специалист? Что такое вообще пиар? Давайте попробуем определить. Я вам скажу, что такое пиар с моей точки зрения. Пиар с моей точки зрения — это способ представить события в выгодном свете. Ну, это так. Представить события так, как выгодно человек. Условно говоря, побудить… вот что такое пиар? С помощью пиара я должен побудить некие действия у тех, кому я адресуюсь…

    Ю.ДОРЕНКО: Необязательно действия. Это может касаться отношения. Поменять отношение.  

    С.ДОРЕНКО: Либо бездействия. Абсолютно верно.

    Ю.ДОРЕНКО: Давай тогда вспомним и про научную роту Росгвардии. Они же нанимают как раз айтишников, чтобы в частности заниматься PR-кампанией.

    С.ДОРЕНКО: Но что такое пиар как таковой? Давай все-таки добьемся дефиниции. Пиар — это действия, с помощью которых мы добиваемся выгодного для нас действия, отношения или бездействия, выгодного для нас бездействия. Выгодного действия или бездействия и отношения у адресата. Так? Так. Для того чтобы достичь выгодного для нас действия у адресата, мы представляем для него события, персонажи, черты личности и так далее таким образом, каким он, возможно, не видит, в выгодном для нас свете. Кто лучший пиарщик России в этой связи? Можно я скажу, у меня есть ответ.

    Ю.ДОРЕНКО: Лавров?

    С.ДОРЕНКО: Великий пиарщик. В России. Все-таки не из ныне живущих. Например, Владимир Ильич Ленин.

    Ю.ДОРЕНКО: Да, безусловно. Символ.

    С.ДОРЕНКО: Давайте сегодня праздновать день сотрудника PR имени Владимира Ильича Ленина. Ну а кто более великий? Кто лучше засирал… в смысле… Ну кто лучше? Мартин Борман. Нет, серьезно. Пушкин, Геббельс, Сталин, Троцкий. Из успешных пиарщиков… Назовите мне самого успешного пиарщика. Гитлер? Гитлер не успешный пиарщик. Пушкин. А где же он пиарил-то, чего? В форме головы Руслана… как там, или просто головы. Что он пиарил, вспомните? Кроме Ленина назовите мне великих пиарщиков России.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здрасьте, Сергей. У нас самые лучшие пиарщики сейчас это наше правительство.

    С.ДОРЕНКО: Давайте фамилии.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Давайте начнем с Медведева.

    С.ДОРЕНКО: А почему он лучший пиарщик? Разве все хватают и несут его на руках? Разве в каждом доме жена, придя с работы, шепчет мужу про Медведева? Нет.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Конечно.

    Ю.ДОРЕНКО: Я вспомнила песню «Ляписа Трубецкого». «В правой руке «Сникерс», в левой руке «Марс», мой пиар-менеджер Карл Маркс».

    С.ДОРЕНКО: Вот тоже. В левой руке «Сникерс», в правой руке «Марс». Товарищи, я вам назвал лучшего пиарщика, с моей точки зрения, это Ленин.

    Ю.ДОРЕНКО: Я не знаю, я не видела клипов, я боюсь, вдруг там какая-то лексика будет.

    С.ДОРЕНКО: Здесь запись звука какая-то ужасная. «Ляпис Трубецкой».

    Ю.ДОРЕНКО: Не надо. Достаточно того, что я сказала.  

    С.ДОРЕНКО: Да. «В левой руке «Сникерс», в правой руке «Марс», мой пиар-менеджер Карл Маркс». Вот и все. Назовите мне лучшего пиарщика России. Кто лучший пиарщик России, необязательно ныне живущий. Пусть это будет уже ушедший от нас пиар-менеджер. Я называю Ленина, я считаю, что Ленин лучший. По успеху. Его успех колоссальный. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я думаю, что самый лучший пиарщик у нас это Владимир Владимирович Путин. Чтобы быть отъявленным либералом, 700 … и 17 лет втирать народу, что он патриот, может только гениальный пиарщик.

    С.ДОРЕНКО: Подождите, а либерал-патриота вы не признаете как сущность?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Либерал не может быть патриотом по определению. Либерал тот, кто встает на Западе.

    С.ДОРЕНКО: Конечно, нет. Подождите, что такое либерализм? Вы откройте Википедию, почитайте. У вас сложная какая-то звуковая ситуация… давайте я вам расскажу, вы можете не отключаться, ладно? Либерал — это человек, который, принято по определению, воспевает права личности. Как бы это каноническое определение, с моей точки зрения. Либерал в экономике считает и воспевает механизмы саморегуляции бизнеса и максимальной свободы для бизнеса со стороны государства. Чего Путин, кстати говоря, не делает. И что еще либерал? Он необязательно западник, вы очень ошибаетесь. Почему он обязательно должен быть западником? Давайте подумаем. Я готов здесь защитить Путина от нападок, в том числе концептуально. Я абсолютно убежден в том, что он либерал-незападник. Он либерал как образованный человек, он либерал как человек с историей дружбы с Собчаком.

    Ю.ДОРЕНКО: Может быть, сейчас убеждения немножко изменились.

    С.ДОРЕНКО: Сейчас у него есть личная обида на обман Запада с 2003 года. Давайте посмотрим на Путина в развитии. До 2003 года это человек не просто дружит с Западом, а просто отчаянно дружит с Западом. До 2003 года. И в 2003 году, я вам напоминаю гроздь его личных решений…

    Ю.ДОРЕНКО: Потому что было все без толку.

    С.ДОРЕНКО: Да. Приглашение Запада к Штокману, приглашение Запада к Сахалину, серьезнейшее расширение торговли газом и нефтью в ответ на нападение Америки на Ирак, то есть Путин помогает сгладить колебания на рынке. Открытие «Газпрома» для иностранцев, акционирование «Газпрома» для иностранцев. То есть 2003 год просто гроздь решений. Они его обманывают, они его обижают. Обижают, потому что говорят в лицо одно, а делают другое. И он как человек, как личность обижается. Поэтому в вашей речи в этой я не вижу анализа событий. Он остается либералом, который, тем не менее, требует, чтобы с Россией разговаривали на равных. И чего тут плохого? Странно. Хорошо. 7373-94-8. Да, при супруге я немножко ливербально зажатый, говорит 85-й. Я меньше ругаюсь.

    Ю.ДОРЕНКО: И правильно. У меня просто кровь из ушей течет, честно говоря, когда слушаешь.

    С.ДОРЕНКО: Да. Она меня ругает, если я ругаюсь. Они пишет мне в Telegram во время эфира. А здесь она смотрит на меня сверлящим взглядом.

    Ю.ДОРЕНКО: Я перечисляю слова, которые ты уже употребил за последние полчаса.

    С.ДОРЕНКО: Но сегодня я очень хорошо себя веду. При супруге я не ругаюсь и все. Потому что иначе она потом мне выест мозг просто. Тихонечко, чайной ложечкой.

    Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Во-первых, я очень рада слышать опять в эфире ведущую Юлю. Это такая радость. Она раньше была такая хорошая, независимая, такая умница.

    С.ДОРЕНКО: Да-да. Сибирячка. Вечно у нее все поперек, абсолютно не так, спорит повсюду.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Замечательно. Я очень рада.

    С.ДОРЕНКО: А что же касается пиар-менеджеров?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Путин это конечно. А вы, кстати, тоже будь здоров пиар-менеджер.

    С.ДОРЕНКО: С Лениным мы не сравнимся.

     

    С.ДОРЕНКО: Уж сколько раз мы похоронили Первый канал, уж сколько раз мы похоронили телевидение. И мы были счастливы их похоронить, потому что нам кажется, что телевидение, оно отсталое, телевидение это удел пенсов, это удел…

    Ю.ДОРЕНКО: Вот видишь, никогда нельзя ориентироваться только на себя. Всегда есть люди, которые живут в совершенно другой, какой-то параллельной жизнью.

    С.ДОРЕНКО: Вот когда общаешься, кстати говоря, вот спасибо нашему слушателю, который напомнил про либералов, когда общаешься с либерами-западниками, живешь абсолютно полной, насыщенной и самодостаточной жизнью. Там есть, допустим, в Москве 200 человек, которые дают тебе ощущение абсолютно полной планеты, когда ты среди них. Вот ты на планете Земля и тебе кажется, что вся планета Земля населена такими, как ты, и тебе противостоит какая-то несчастная маргинализированная лоховская кучка маргиналов. Потом, когда ты уходишь из этой группы, ты обнаруживаешь, что огромный мир иначе выглядит. И это происходит с телевидением. Есть какая-то группа людей, которая не смотрит телевидение. Все на смартах, в смысле, на смартфонах, все на IPad, все так, все на бегу. Никакого телевидения, конечно, сроду не видят. Дети иногда смотрят мультики и все. Да и то, скорее всего, на iPad. И мы делаем выводы. Ребят, можно я вас заземлю и можно я вас познакомлю с Россией? Просто добро пожаловать в Россию. Внимание. «Левада-центр»: 54 процента жителей России от 18 до 24 лет предпочитают смотреть новости на Первом канале. Еще раз, ладно? Я знаю, вы сейчас пьете валокордин. 54 процента жителей России от 18 до 24 лет получают новости с Первого канала. «Левада-центр», телеканал «Дождь». Не смотрят новости по телевизору 26 процентов детей вот этих, которые от 18 до 24, молодых людей. Первый канал — основной источник новостей для всех россиян. 72 процента опрошенных получают вообще…

    Ю.ДОРЕНКО: Это ужас!

    С.ДОРЕНКО: Это все.

    Ю.ДОРЕНКО: Мы знали, конечно, что влияние телевидения очень сильно, в регионах особенно, в провинции. Но чтобы так! И чтобы особенно молодые люди смотрели новости…

    С.ДОРЕНКО: Новости. 72 процента — Первый канал. «Россия 1» — 46 процентов. НТВ — 40 процентов. Остальное радио «Свобода», все это ничтожно. Из чисто новостных каналов держит «Россия 24» первенство. Понятно? Мы живем в стране, которую не понимаем.

    Ю.ДОРЕНКО: Ты не понимаешь.

    С.ДОРЕНКО: И скорее всего, не хотим понимать. Я с удивлением понимаю, что мы живем в стране какой-то придуманной, своей. Вы не хотите спуститься на землю,  товарищи? 7373-94-8. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. А можно контрдовод вам сразу? Смотреть и получать новости это не одно и то же. Я, например, смотрю тоже очень много новостей по телевидению, но, естественно, я включаю фильтр соответствующий. Это очень интересно…

    С.ДОРЕНКО: Скажите, пожалуйста, вы человек… простите, я не хочу вас перебивать, но после я скажу… Продолжайте, прошу вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Как же ты засса…

    С.ДОРЕНКО: Я нет, не было этого. С Собяниным? Было ощущение с Собяниным, что я поддаюсь, играю в поддавки? У меня не было такого ощущения. 7373-94-8. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, Москва. Что касается средств массовой информации, я, например, тоже смотрю регулярно и Первый телеканал, и прочие новости. Но также слушаю еще и «Говорит Москва», и прочее. Суть в том, что надо понимать объем вранья. Всегда нужны, так скажем, официальные источники информации и альтернативные источники информации.

    Ю.ДОРЕНКО: Если вы сразу предвзято относитесь к, например, Первому каналу, зачем вы вообще смотрите там новости?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я не отношусь предвзято. Я не сказал, что вранье там. Но всегда нужны официальные позиции и всегда нужны альтернативные позиции, надо с чем-то сравнивать. Если они совпадают, что это сигнальчик как минимум. Если они не совпадают, то это сигналище.

    С.ДОРЕНКО: А где вы находите… Давайте так. Вы назвали Первый канал, «Говорит Москва», «Эхо Москвы». Где вы ищете истину? О, у нас дождь пошел, ребята. Где вы ищете: ближе к «Эху», ближе к «Говорит Москва», ближе к Первому каналу?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Истина где-то посередине находится. Нельзя сказать, что истина там…  

    С.ДОРЕНКО: В центре треугольника. А что скрывает «Говорит Москва»? Ведь на самом деле, если честно, ни одно из этих изданий, которые вы называете, как правило, не лжет. Я вам прямо говорю. Но каждый о чем-то молчит.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, конечно.

    С.ДОРЕНКО: Каждый о чем-то молчит. Но ведь и вы молчите. Вы ухаживаете за девушкой… Сколько вам лет?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мне 37.

    С.ДОРЕНКО: Вы, например, где-то в отпуске, почувствовав себя свободным, ухаживаете за молодой…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я женат, мне нельзя…

    С.ДОРЕНКО: Ну, хорошо. Вы начинаете легко флиртовать с женщиной. А перед этим, как зайти в кабинет, вы чувствуете, что вас немножко пучит, и в коридоре газ выпускаете, ну, аккуратненько, без звука. Войдя в кабинет к этой женщине, с которой вы флиртуете, вы же не говорите: Настенька или как, знаете, я сейчас пернул в коридоре. Вы же так не говорите? Значит, тоже скрываете часть информации.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Наверное, эта информация просто лишняя для Настеньки, никакой добавочной стоимости для нее не несет.

    С.ДОРЕНКО: А можно еще добавить тогда по-честному, сказать: Настенька, если бы мне с вами пришлось разуться, то я сомневался бы, сейчас уже четыре часа дня, чистые ли, хорошо ли пахнут носки. Вы же этого не говорите? Вы тоже умалчиваете. А почему же Первый канал не должен умалчивать. Он тоже умалчивает.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Все-таки последствия, как мне кажется, разные.

    С.ДОРЕНКО: Разные, да. Ну, как… мы только что говорили о пиаре. Каждый молчит о чем-то своем.

    Ю.ДОРЕНКО: Я вообще не понимаю. Я смотрю все в Twitter. У меня подборка новостных агентств. Я смотрю все новости в Twitter. Я не понимаю, зачем мне нужно смотреть телевидение.

    С.ДОРЕНКО: Тебе нравится картинка, если тебе надо посмотреть, как он посмотрел.

    Ю.ДОРЕНКО: Как он посмотрел… публикуются какие-то интересные моменты, конечно, несколько секунд видео.

    С.ДОРЕНКО: Нам нужен визуальный ряд какой-то. То есть они есть, в Twitter тоже.

    Ю.ДОРЕНКО: Я не понимаю, как можно в 21 веке просто сидеть и смотреть целый репортажище про то, как Путин, например, встретился с президентом Финляндии.

    С.ДОРЕНКО: Так мы живем в разных временных слотах. Здрасьте. Сергей Зеленов.

    Ю.ДОРЕНКО: Здрасьте, Сергей.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

    С.ДОРЕНКО: Мы говорим про Первый канал как главный источник истины для россиян, в том числе для молодых.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Все люди, на мой взгляд, они в любых новостях, будь то интернет-новости или канальные новости, они ищут какую-то правду. А как указал Виктор Олегович Пелевин, окончательную правду русскому человеку сообщают матом. А мат запретили. Поэтому, наверное, правды не найти…

    С.ДОРЕНКО: Хорошо. Ну а вы там, цирковые, как общаетесь? Другой раз бывает, да?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну, нормально мы общаемся. Кстати, Сергей Леонидович…

    С.ДОРЕНКО: Я. Сергей просто.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: О лихости я вам хотел, просто тогда не дозвонился. Максим Максимович, который Печорин и Грушницкий. Вот когда Грушницкий шел в атаку, он махал над собой шашкой, как Максим Максимович замечал, а глаза у него были закрыты. И Максим Максимович добавлял, что это какая-то нерусская лихость.

    С.ДОРЕНКО: А до этого, я вам напомню, нерусскую лихость Андрия, у Гоголя.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, безусловно. Но как бы русская лихость другая. И русскую лихость очень хорошо описывал белорусский писатель Василь Быков в таких повестях как «Восхождение», Лариса Шепитько сняла фильм в 70-е, или Сотников, у него потрясающие романы, военная проза. Там про настоящую русскую лихость. А то, что демонстрируют джигиты на дорогих машинах со 120 подушками безопасности, в этом есть какая-то неправда. Например, позавчера у нас в цирке, вообще в мировом цирке, случилась трагедия, несчастный случай. Мальвина Абакарова, великая русская гимнастка, в цирке сорвалась. Это великий номер, она великая актриса. Посмотрите, найдите в YouTube. Удачи, Сергей.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Сергей Зеленов звонит нам из Китая, из города, который он все время называет и который я не могу запомнить. Джихай, по-моему. Это город, где работает Сергей Зеленов, куда он возит русский цирк, состоящий из русских и украинских артистов, и белорусских артистов. Джихай, по-моему, он говорит. Это юг, это где-то рядом с Гонконгом.

    Я хочу ответить нашему слушателю, который пишет, что грязные носки… 19-й: «Свежесть носков и распятые мальчики в Донбассе — вещи немного разные, не находите?», пишет 19-й. 19-й, понимаете, в чем дело. Во-первых, разные. Но вы поверьте мне… я хочу, чтобы люди поняли, откуда берутся распятые мальчики. Они берутся из личного ощущения кошмара корреспондента. Корреспондент тоже человек. Я напомню, ребят, себя, мой кошмар. В 1999 году, я очень хорошо это помню, был мост с украинским телевидением, телемост. И я отвечал на вопросы большой группы журналистов в Киеве. И они меня спросили тогда, в 1999 году: скажите, а если война с Украиной у России? Я рассмеялся, во-первых, во-вторых, я сказал, что любой человек, который думает, что это возможно, просто больной на голову. И еще я сказал, что если вдруг русские и украинцы когда бы то ни было были поставлены в условия, что им необходимо сражаться, они стали бы спиной друг к другу, защищая друг друга, и расстреляли бы всех, кто их на это провоцирует. То есть русские и украинцы, прижавшись спинами, бились бы с теми, кто провоцирует войну между ними. Так вот, появляются мальчики, когда человек, корреспондент, появляются в ситуации в невозможной, где невозможное возможно. И вот этот сюр начинает… понимаете, да? То есть это тяжелая эмоциональная ситуация. Простите вы их уже и успокойтесь, ладно? Погнали. Новости.

     

    НОВОСТИ

     

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Я читаю с огромным удовольствием ваши сообщения, вы пишите на govoritmsk.bot в Telegram, также вы пишете на +7-925-8888-94-8 в смс, и я также читаю вас на govoritmsk в Twitter. Васька пишет: «Twitter авишки почему-то не хочет публиковать». Ну, не хочет авишки, MP4 посадите. Чего-нибудь да хочет.

    Хорошо. Дождь у нас прошел. Какой-то был неубедительный такой, жиденький. «На смс кто-то пишет?» Да, знаете, пишут. У нас аудитория очень разная.

    Вчера пришла ко мне в гости пресс-секретарь посольства Соединенный Штатов. Ой, как хорошо! Пришли втроем.

    Ю.ДОРЕНКО: А кто еще?

    С.ДОРЕНКО: Была переводчица, которая училась у Алины Серафимовны Волковой в РУДН, оказывается, у моей, которая мне тогда шею намылила, когда я на французский хотел перевестись. Алина Серафимовна. Она говорит: я училась у Алины Серафимовны. Английский и испанский. Пресс-сек посольства США и так далее. И я описывал аудиторию, почему я сейчас об этом заговорил. Я описывал ей свою аудиторию. Она говорит: а вот кто ваша аудитория? Пресс-сек посольства США. Я говорю: в основном, мужчины. Мужчины за рулем, мужчины 25-55 где-то так. Они куда-то едут, они любят историю, вообще науку историю, они любят историю про историю всякую. Они любят историю в анекдотах, они любят историю в персонажах, в поступках персонажей. Они любят детерменизм, совершенно ошибочно полагая, что детерменизмом… то есть все неслучайно. Детерменизмом пронизана вся история, вообще все. Все события…

    Ю.ДОРЕНКО: Думаешь, они склонны к анализу или все-таки им нужны эмоции?

    С.ДОРЕНКО: Они склонны к имитации анализа, который дарит им эмоции. Они имитируют анализ как способ эпистемологический свой. То есть они идут к познанию через анализ. Но это имитационный анализ, потому что они знают ответ с конца учебника. Они знают ответы в конце учебника, и дальше они имитируют…

    Ю.ДОРЕНКО: Об этом прокричать, да?

    С.ДОРЕНКО: Абсолютно верно. Но для того чтобы их услышали, они имитируют анализ. Они якобы строят цепочку.

    Ю.ДОРЕНКО: Это же не обидно, нет?

    С.ДОРЕНКО: Нет, не обидно. Они говорят: вот растет тополь, а курица несет яйца, поэтому Сталин молодец. То есть им надо обязательно… они просто прокричать, проорать «Сталин молодец» не могут. Им надо какую-то создать цепочку ложную. Абсолютно ложную. Они говорят: вот трамвай, а это тополь, а курица несет яйца, поэтому Сталин молодец. И тогда они убеждены, а все остальные кивают и говорят: ну, это и понятно, знамо дело, тут очевидно, логично, чего. Как говорится, доказал Серега. Серега, ты доказал, чистяк получилось.

    Ю.ДОРЕНКО: Главное, человек высказался. Групповая психотерапия.

    С.ДОРЕНКО: Вот это я рассказывал секретарю про аудиторию. Это мужчина, любящий анализ, детерменизм, историю, криминальную историю, что-то вот такое они любят. Просто она хочет подгонять нам гостей-американцев.

    Ю.ДОРЕНКО: У нас хорошие слушатели. Очень хорошие, интересные.

    С.ДОРЕНКО: И поэтому часть из них пишет на смс. Они бы и факсы отправляли. Потому что это отсталые люди. Вот, пожалуйста, пишет 34-й. «Я слушаю каждый день. Мне 63. Я, кажется, еще женщина и вовсе не за рулем». Вот про таких отсталых я и говорил. 34-я, лапушкая, моя хорошая, милая, любимая. Я говорил, что часть пишет смс, потому что установить Telegram, это слишком высокая наука. Правильно я говорю? Конечно. Спасибо вам огромное.

    «Давайте будем бить меркосов». Такие, я вот про вас тоже, Джей-Джей, рассказал. Я сказал: вы самые преданные будете проамериканцы. Я вам скажу, что первые слова на американском континенте Леонида Ильича Брежнева, когда он прилетел туда, были такие: «Советский и американский народы, народы-пионеры, похожи…» и дальше во всем, почти по всем. И действительно так. Вот вы как индеец, Джей-Джей, будете американцем у нас. «Кроме вас в Telergam ни шагу», — говорит Майк. Русска демократична бабушка пасется на другом радио, как правило, все-таки.

    Ладно, поехали дальше. Я хотел поговорить с вами про Америку и очень коротко о том, как мы причиним им боль. Мы с вами говорили уже о санкциях. Итак, сенат принял санкции. Причем консенсус абсолютно убивает.

    Ю.ДОРЕНКО: 98 против 2.

    С.ДОРЕНКО: Да. Вы понимаете, палата представителей дает, конгресс дает 400 с чем-то против 3. Сенат — 98 против 2. То есть весь политический класс, все партийные, вся Америка политическая против России. И Трамп имеет основания наложить вето на законопроект только в одном случае — если он потребует ужесточить санкции. Если Трамп захочет жестко ответить, еще жестче, он скажет: что вы сказали? Руку? Да нет, еще и ногу отрубить. Вот только в этом случае он может наложить вето. Никакого больше у него нет маневра.

    Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро, Сергей. Вы не правы. Там есть другой нюанс. Первое, очень важный момент. Очень сильно смещается власть, дуализм власти нарушается, смещается власть в сторону законодательной. У Трампа есть возможность обратиться в Верховный суд. Потому что это реально беспрецедентный закон с точки зрения ущемления прав президента.  

    С.ДОРЕНКО: Не сможет.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Он имеет такое право, и у него даже там есть шанс.

    С.ДОРЕНКО: Нет. На фоне России не может.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Имеет право и там действительно чисто юридическая вещь.

    С.ДОРЕНКО: Представьте себе, что у вас есть права в семье. И ваша теща необоснованно вас критикует. Но если вы перед этим неделю в объятиях чужой женщины были пьяный и потеряли рабочее место, то ваша теща будет вас критиковать, а вы право будете иметь, но будете молчать в тряпочку. Потому что нашкодил. Трамп нашкодил. Он не скажет ни слова.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Возможно, не буду спорить. Но еще хочу сказать. Поймите, все, кто сейчас сидит в конгрессе и в сенате, они все помнят те 20 с чем-то лет, как вела себя Россия. И для них нынешнее поведение в силу их небольшой тупости, оно очень странно. Поэтому такое единодушие.  Они думали: была ручная Россия, сейчас чего-то стала… давайте ей…

    С.ДОРЕНКО: Россия не ручная с 2007 года…

    Ю.ДОРЕНКО: Здесь все-таки внутриполитическая борьба в США.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не с 2007-го, с 2011-го, скажем так.

    С.ДОРЕНКО: С 2007-го, мюнхенская речь Путина.

    Ю.ДОРЕНКО: Я говорю, что дело скорее не в России, а это внутриполитические какие-то разборки.

    С.ДОРЕНКО: Да, большая, огромная роль внутренней политики, конечно. Хорошо. Давайте я суммирую эту вещь. Трамп не может выступить против конгресса и сената. С моей точки зрения. Я говорю то, что я думаю. Не может выступить. Потому что у тебя есть права, и у всех есть права, и у каждого, и у Трампа есть права, у президента Соединенных Штатов есть права. И ни хрена он не может. Если я пьянствовал неделю с чужой бабой и сжег дачу и за это время успел потерять рабочее место, то у меня права все те же самые, что неделю назад, все до единого. Ни одного права у меня никто не отнял. Но репутация подмочена. И каждое слово моей тещи будет оставаться без ответа. Неделю назад я бы сказал: тещьица, а что это вы? То сегодня я уже просто буду смотреть в землю, как полный засранец, и молчать и всхлипывать. Так же у Трампа. Права у него есть, но у него нет возможности ими воспользоваться, давайте будем серьезными людьми.

    Теперь другой вопрос. Давайте уже не за Трампа болеть, фигли нам за Трампа. Дайте мне, пожалуйста, наш ответ. Мы как можем ответить? Мы можем ответить или нет? 7373-94-8. Я хочу проголосовать. Скажите, мы можем сколько-нибудь серьезно в ответ на санкции причинить боль Америке? Да — 134-21-35. Нет — 134-21-36. Проголосуйте, пожалуйста. Сейчас посмотрим, что вы думаете.

    Ю.ДОРЕНКО: Ближний Восток, первое, что приходит в голову, да? Только там…

    С.ДОРЕНКО: Знаешь, чем ответят? Дачами в Серебряном Бору. Просто чтоб ты понимала, серьезно. Дачами в Серебряном Бору и разорением тушинской школы, куда ходят дети африканцев, да-да, точно. Вот увидишь, ответ будет примерно такой.

    Мы можем сколько-нибудь серьезно причинить боль Америке в ответ на санкции. Напиши вопрос мой в Telegram.

    Ю.ДОРЕНКО: Да, сейчас.

    С.ДОРЕНКО: «Мы разбомбим Воронеж», — говорит Александр. Ну, да, как обычно. Воронеж, готовься. Я останавливаю это голосование. Вот вам ответ. Да, мы можем сколько-нибудь серьезно причинить боль Америке в ответ на санкции: да — 17 процентов, нет — 83 процента.

    Еще одно голосование. Секунду, ребята, сейчас будем говорить по телефону. Еще одно голосование. Скажите, пожалуйста, лично вы и ваша семья будете больше задеты санкциями Америки или контрсанкциями России? Если контрсанкции последуют, вы и ваша семья будете больше затронуты, больший урон вам нанесут санкции США — 134-21-35, контрсанкции России — 134-21-36. Они какие-то могут быть и они нанесут вам урон. Если мы дадим ответ Америке…

    Ю.ДОРЕНКО: Мы же еще не знаем…

    С.ДОРЕНКО: Мы знаем примерно. Пушков призывает закрыть Макдональдс.

    Ю.ДОРЕНКО: Нет, это ерунда все. Мы не знаем, какое будет усиление, в какой сфере. Я думаю, что в этой же сфере будут и контрсанкции.

    С.ДОРЕНКО: Не знаю. Пушков сказал закрыть Макдональдс.

    Ю.ДОРЕНКО: Это ерунда уже…

    С.ДОРЕНКО: Ты сейчас говоришь… минуточку, ты сказала про Пушкова ерунда, а он целый сенатор.

    Ю.ДОРЕНКО: Он очень много говорит всего.

    С.ДОРЕНКО: Он сенатор, это серьезный чувак.

    Ю.ДОРЕНКО: Хорошо.

    С.ДОРЕНКО: Его принимают в серьезных кабинетах, у него хороший костюм.

    Ю.ДОРЕНКО: Но в Госдуме уже не поддержали.

    С.ДОРЕНКО: Уже не поддержали, так поддержат, если надо будет. Пушков-то откуда-то это сказал.

    Ю.ДОРЕНКО: Вот тогда точно люди выйдут на улицу, если Макдональдс закроют.

    С.ДОРЕНКО: Хорошо. Вы больше боитесь санкций Америки… Каких санкций вы боитесь больше: санкций Америки — 134-21-35. Вы больше боитесь контрсанкций России — 134-21-36. Проголосуйте, пожалуйста. Я хочу представительное голосование. С какого фига у меня всего 215 человек? Я понимаю, что вы все в отпуске. Но можно из отпуска звонить, в чем дело? Вот 250 уже. Вы больше боитесь санкций Америки — 134-21-35. Вы больше боитесь контрсанкций России — 134-21-36. У меня пока, чтоб вы знали для смеха, 26 на 74. Голосование продолжается. Здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Мне просто обидно, что они против нас санкции и санкции, а мы им не можем толком ничем ответить.

    С.ДОРЕНКО: Ну, Воронеж бомбить можем.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Еще вопрос такой: детей с кем оставили?

    Ю.ДОРЕНКО: Под присмотром, все в порядке.

    С.ДОРЕНКО: 7373-94-8. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ:Здравствуйте. Александр. Вы знаете, конечно, эти санкции все-таки нам навредят хорошо, американцам, наверное, не очень. И вообще, смотрят они ток-шоу по телевизору эти разные, что мы шапками всех закидаем. Надо, мне кажется, молча работать, как китайцы. Вот эти молодцы, они на противовесе спокойно свою ведут политику, торговлю и все остальное. А мы кричим.

    С.ДОРЕНКО: Давайте с вами представим, что мы с вами идем за каким-то хлопцем, которому 23 года, он олимпийский чемпион в спортивной ходьбе. Вот вы и я, и мы за ним идем. Как вас зовут?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Александр.

    С.ДОРЕНКО: Александр, и мы с вами думаем, как его обойти или догнать. Китайцы решили сжать зубы и идти посильнее. И они пошли. И они его догоняют. А я думаю, я в данном случае буду как Россия, я думаю: где-то есть поворот, может, я кубарем скачусь с горы и окажусь впереди вас обоих. То есть, есть две концепции — догоняющего и опережающего развития. Вот вы ратуете, Александр, за догоняющее развитие, то есть догонять, ну, работать. А если концепция на крутом вираже где-то объехать, понимаете.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Так надо молча это делать и делать, а не кричать на всех шоу, что мы закидаем всех шапками и все остальное сделаем.

    С.ДОРЕНКО: Я понимаю. На самом деле, две концепции. Одна из них догонять, просто трудиться. Не закидывать никого шапками, просто трудиться. А вторая — это обойти на вираже. Александр считает, что даже обходя на вираже, надо делать это молча. Без куража, так сказать.

    Ю.ДОРЕНКО: Всех тогда пиарщиков надо уволить.

    С.ДОРЕНКО: 7373-94-8. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Касаемо Пушкова, он, видимо, недооценил, сколько молодых людей уйдут к тому же Алексею Анатольевичу, когда их попросят на выход из Макдональдса. А что касается концепции опережающей, опережать можно, но для этого нужно иметь какое-то свое ноу-хау. У нас есть такое ноу-хау?

    С.ДОРЕНКО: Оно же может возникнуть внезапно, как озарение под деревом Бодхи.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Предполагаете тогда ждать чуда? 

    С.ДОРЕНКО: А как? Подождите, а щука разве не была чудом? А разве не были три старца, которые посетили Илью Муромца, помните.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. И двое из ларца, одинаковых с лица, которые все за нас будут делать. Уж извините, надо работать.

    С.ДОРЕНКО: Нет, работать не по-нашему. Мы же люди подвига.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А, да. Подвига или чуда, или щуки, которая по щучьему велению все за нас сделает. Вот мы так и будем сидеть 33 года на печи.

    С.ДОРЕНКО: Можно, я сейчас похвалю. Про русских. русские, безусловно, люди подвига и русские, безусловно, дети, ждущие чуда, в хорошем смысле. Я вчера говорил с таджиком, с представителем Таджикистана, я уважительно так, и он вчера рассказывал мне о русских, что он думает о русских. И я был потрясен тем, что у нас совпали мысли. Я когда-то говорил, что русские — это справедливость. Абсолютно сейчас серьезную вещь говорю. Он мне говорит: мой брат, дальше произносит  быстро имя непонятное, работал у кавказцев, не буду национальность называть, географические кавказцы. Он говорит: обобрали, избили и каждый день издевались. Я говорю: а зачем? Он говорит: такие люди, им нравится издеваться. Я говорю: а сейчас где брат? А брат сейчас в Сибири работает у русских. Я говорю: ну, хоть нормально у него, слава богу? Я не спрашиваю про национальности. Он говорит: русские так — не нарушаешь, не придерутся. Русские любят справедливость. Это он мне сказал, я ему в уста не вкладывал. Русские — удивительные люди. Удивительные люди тем, что они сами дети, ждущие чуда, но они очень незлые. Если только нарушишь, тогда он, говорит, сам даже обидится, и тогда накажет. Но ты не нарушишь — никогда русский не придерется.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не понимаю. А чем хуже, например, немецкая справедливость? Я думаю, что ничем не хуже.

    С.ДОРЕНКО: Я не знаю. Просто когда мы критикуем людей русских… я вот вчера от таджика услышал такие слова, честно говоря, понял, что он прав, это для него правда, на грани смерти, ведь могут убить. Ведь они же бесправные люди.

    Ю.ДОРЕНКО: Нам самим приятно думать о себе, как о справедливой нации.

    С.ДОРЕНКО: А мы очень справедливые, это правда. Я вчера когда слушал это от таджика… братцы, серьезно говорю. Таджик — бесправный человек, его убьют, закопают и все, никто искать не будет, упаси господи. То есть он здесь живет как будто на Луне. И он здесь без прав без всяких. И он мне говорит сам, я его не просил, он говорит: так обижали, так обижали, им нравится обижать. А сейчас с русскими. Я говорю: и что? Только справедливость, говорит, русские. Русские сильно обидятся, если ты врешь. Русские обидятся, если сильно что-то против делаешь, неправильно, русский обидится. Но если, говорит, что сказал, выполняешь, даже не получается, русский никогда не будет обижать тебя. Это удивительная фигня, я правду говорю.

    Ю.ДОРЕНКО: У нас голосование было.

    С.ДОРЕНКО: Да, голосование, которое надо остановить. Видите, я немножко всплакнул. Это прямо тост, сегодня пятничный тост за русских. Я как Иосиф Виссарионович хочу за русских поднять, русский народ, который… и так далее. Это правда. Есть за что критиковать, но есть за что любить. Так, 23 на 77. Это что у меня? Вы больше боитесь американских санкций — 23 процента, вы больше боитесь русских контрсанкций — 77 процентов. Интересно, правда же? Чем мы можем ответить, дайте мне ответ. Михаил, давайте какой-то зловещий ответ дадим.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Я извиняюсь, может, скажу что-то не то, но я почему-то был уверен, что Доренко — это ваша дочь.

    Ю.ДОРЕНКО: Так оригинально. Правда смешно.

    С.ДОРЕНКО: Если позволите, тогда я сделаю отступление и скажу вам, что Юля Доренко — это Юля Силявина, моя напарница, с которой в интернете полно, мы вели, работали с 2008 года по 2010-й, соответственно, полтора года мы вели с ней «Подъем» на «Русской службе новостей». Это моя проверенная напарница. Вот и все.

    Ю.ДОРЕНКО: Как плохо с кадрами на радио «Говорит Москва», первого попавшегося под руку просто сажают в эфир, говорят: давай работать, больше некому.

    С.ДОРЕНКО: Это моя напарница, которая пришла вместе с Оношко, вот тогда. Первые самые ведущие были Оношко, Юля была Силявина, потом какое-то время немножко вела Родина…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Так вы Силявина?

    С.ДОРЕНКО: Для того чтобы подтвердить, она может спеть вам «бежит река, в тумане тает».

    Ю.ДОРЕНКО: Сегодня не могу, у меня голос осип.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Хорошо. Поздравляю вас. Сергей, дорогой. Ваше упоминание детерминизма, я бы прибавил сюда еще важнейшее научное явление как антропность. Оно низводит в прах все попытки пришить к политическому мышлению какие-то абсолютные истины. Информационная истина никакого отношения не имеет к истине вообще. А люди воспринимают это как истину.

    С.ДОРЕНКО: Мы всех запутали, Михаил. Подождите. Смартми пишет: «Я-то думал, это ваша жена. Оказывается, дочь».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вот оно что. Есть только одна осязаемая санкция, которую можно пощупать и которая очень сильно раздражает политический класс. Это персональные санкции. Причем я тут беседовал с очень компетентными людьми, швейцарскими банкирами, и получил от них заверения очень серьезные, они очень лояльно относятся. Они говорят, что эти санкции персональные фактически навсегда. Вот эта точка соприкосновения ужасающих эмоций, которые нашему человечеству, нашему народу непонятны. Они думают о каких-то санкциях экономических. Дело в том, что если взять за сто процентов ущерб, мы уже об этом говорили, который приносится России на протяжении уже двух тысяч лет, и сегодня, в новейшей истории, то эти санкции не имеют в этом процентном содержании никакого качества. Мы сами все, что у нас происходит, все наши беды, абсолютно все, имитируются нами самими, как нашей психологией. Так что персональные санкции, это вот эта сублимация кобзоновского горя, когда он не может попасть 25 лет в Америку, все происходит там. Это очень серьезно. Все наши страдания могут отсюда произойти.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо вам огромное.

    Ю.ДОРЕНКО: Нет, пожалуйста, ради бога, не надо!

    С.ДОРЕНКО: Я же пою.

    ПОЮТ СЕРГЕЙ И ЮЛИЯ ДОРЕНКО

     

    Ю.ДОРЕНКО: Ну, все, хватит!

    С.ДОРЕНКО: Это мы поем с Силявиной, между прочим. В эфире на РСН.

    Ю.ДОРЕНКО: Вот это позорище!

     

    НОВОСТИ

     

    С.ДОРЕНКО: 10 часов 5 минут. «У вас прямой выход на истеблишмент мерикосов, так что сделайте им революцию мозга». Нет, они огромная нация. Я вчера сказал это фразу по-английски ей, но вот думаю, правильно ли это по-английски. Я сказал: America is very saturated by self — Америка очень насыщена собой. Это правда. В Европе нет такой насыщенности собой, ее просто нет. Европейцы так или иначе в силу истории, культуры и так далее постоянно взаимодействуют, даже если это взаимодействие негативное, то ты все равно живешь от этого. И американцы не таковы. Они абсолютно спокойно насыщенны собой. Туда нож не войдет, там абсолютно плотно все.

    Давайте посмотрим доллар. 10 утра. 59,52 доллар и 69,71 евро. И 51,44 — очень высокая нефть. Мы стонали все эти недели перед этим, 47, 48, 46 видали даже сколько-то недель назад, две, наверное. Сейчас уже 51,44. И 1,1711. Если я сказал что-то, я не хочу этого, я тихо сижу у берега реки, и я жду труп. Я сказал: я жду 1,18. И я сказал: паритета не будет. Два раза трогали 1,05. И два раза мы слышали крики: паритет, паритет. И я сказал: паритета не будет. И было 1,05 и опять на 1,08. И опять 1,05 — и опять на 1,08. 1,1710, товарищи.  Мы молодцы. Я не шаман. Ребята, я скромный пацан керченский. Я потираю нефриты цвета бараньего сала. У меня здесь драконы цвета бараньего сала, цвета ржавчины и цвета плевка. У меня трехцветный нефрит. Вот это цвет плевка, вот это цвет бараньего сала… нет, вот это цвет плевка. Цвет плевка — очень дорогой цвет.

    Ю.ДОРЕНКО: Китайцы, наверное, очень долго думали, чтобы придумать что-нибудь такое мерзкое для определения цветов.

    С.ДОРЕНКО: Одного из самых дорогих цветов. Цвет плевка — один из самых дорогих цветов. И у меня здесь три цвета: плевка, бараньего сала…

    Ю.ДОРЕНКО: Это нездоровый плевок, честно.

    С.ДОРЕНКО: Плевок туберкулезный. Туберкулезная мокрота.

    Ю.ДОРЕНКО: Зеленоватая.

    С.ДОРЕНКО: Есть и зеленоватая мокрота, а есть и свежая мокрота.

    Ю.ДОРЕНКО: Сразу захотелось покашлять.

    С.ДОРЕНКО: «Есть три «котлеты» зелени, продавать?» — спрашивает 13-й. Нет. Три «котлеты» не сделают вас ни богаче, ни беднее. У меня есть друг один, Ростик Ардовский. Ему принадлежит прекрасная фраза, он мне всегда говорит: «котлета» не сделает тебя ни беднее, ни богаче. А, и Боря то же самое говорил. Ростик по-другому говорит: «котлета» это не то, что тебя разорит. А Боря говорил: «котлета» не сделает тебя ни беднее, ни богаче. Три «котлеты» тоже не сделают тебя ни беднее, ни богаче, уж поверьте мне. Это не субстенциальная сумма, как сейчас говорит пресс-секретарь Песков, когда он выступает. Он говорит, что это не субстенциальная сумма, три «котлеты». Ну, он не про три «котлеты» говорит, а про что-то другое.

     

    С.ДОРЕНКО: «Ждем разворот нефти?» Какой разворот? Коррекция. Вы хотите разворот? Куда? На 28 разворот ждете, Михаил? Я не знаю, я жду коррекцию на 50-49. Пауки тоже у меня, пауки обязательно. Александр Фельдман, пауков я не утруждают непрерывно. Паук знает место и время. Паук мне нужен, когда мне нужно рассчитать, когда, и тогда я глажу пауков. А пока у меня нет решительных каких-то действий, пауки отдыхают некоторое время. Паук знает место и время, с точки зрения китайцев.

    Слушайте. В Пакистане 16-летнюю девушки изнасиловали по приказу старейшины. Я вам просто хочу проиллюстрировать, на какой планете вы живете. Чтоб вы понимали… Просто послушайте меня. Вы живете на планете, которая такова: полиция пакистанской провинции Пенджаб расследует изнасилование несовершеннолетней девушки. Это было сделано по приговору старейшин. Там собрались мудрейшие, аксакалы, лучшие из людей, и что же случилось? Дело в том, я сейчас расскажу первую историю. Там истории две, на самом деле. Есть история преступления и есть история возмездия страшного. Первая история преступления. Это 16-летний господин местный, пакистанский, пенджабец, косит сено, а мимо него идет 12-летняя девочка. Он думает, что раз уж так случилось, ее надо изнасиловать, и насилует ее. Ловит и насилует. Косил траву в поле. Она сообщает об изнасиловании. Что, кстати, нетипично.

    Ю.ДОРЕНКО: Если потом выяснится, когда она выйдет замуж или еще что, то тогда ее возьмут и сожгут заживо, как это случается.

    С.ДОРЕНКО: Да, как это у них в Пакистане делается.

    Ю.ДОРЕНКО: Поэтому это единственный выход.

    С.ДОРЕНКО: Она бежит жаловаться, что ее изнасиловали. Брат потерпевшей говорит: я хочу обратиться к старейшинам. Они собираются все и, потирая бородки, вот так в кулачок берут бородки и раз-раз, как будто они Бронислав Виногродский… что? Он старейшина, Виногродский старейшина у себя в этом самом…

    Ю.ДОРЕНКО: Не надо приплетать.

    С.ДОРЕНКО: Не надо приплетать хорошего Броничку?

    Ю.ДОРЕНКО: Тема не очень смешная, что ты смеешься все?

    С.ДОРЕНКО: Я смеюсь, я объясню, почему. Потому что мы живем в лучшем из мест. Мы живем в России, я счастлив. Товарищи, будьте счастливы, вы живете в России. Послушайте меня. Брат потерпевшей пошел к старейшинам, они себя вот так и — тибидох, тибидох, забор на себя дергают. И говорит: вот какая проблема, нашу девочку 12-летнюю изнасиловали. Они говорят: нет проблем. Собирают все село, всех лучших людей, ну, алкоголиков и тунеядцев не берут, а только берут хороших. Хорошие собираются и говорят: что же, как наказать эту семью? Надо изнасиловать у них женщину какую-то, девственницу. Находят в той семье, в другой, где косцы вот эти…

    Ю.ДОРЕНКО: В семье насильника нашли сестру, которой 16 лет…

    С.ДОРЕНКО: И она тоже девственница, то есть позор будет то же самый. И ее в присутствии товарищей старейшин — тут отличие, понимаете, в чем дело — матери 16-летней, отца 16-летней, родственники все собрались вокруг, и этот 16-летний ее насиловал. 

    Ю.ДОРЕНКО: Жуткая история.

    С.ДОРЕНКО: Я не знаю. Я так думаю, если бы был на его месте, я бы не смог. Такая толпа народу, на тебя все кричат, хлопают в ладоши или, наоборот, плачут, или еще что-то. Какой ужас! Теперь пришли медицинские эксперты в ту деревню и убедились, что да, обе изнасилованы, всех арестовали к чертовой матери. Подозреваемых по делу 25 человек. Глава панчаята — подозреваемый. Но насильник 12-летней остается пока не свободе, он в бегах. И так далее так далее. Это просто чтобы было понятно, что даже власть в Пакистане представляет собой некий 21 век в сравнении с народом Пакистана, то есть отличие. Они их арестовали сейчас. И главное, что эти старейшины сами, они не понимают, за что их арестовали. Они не понимают, они считают, что ну, а как, род совершил… у них же один род совершил преступление. Другой род должен получить компенсацию, возмездие. И тогда род насильника потерпел такой же damage. Ну, хорошо. И они не понимают, почему их полиция арестовывает.

    Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Ну, а что? Справедливое возмездие.

    С.ДОРЕНКО: Справедливое с точки зрения пещерных людей. И с вашей точки зрения тоже?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, я просто с точки зрения их говорю.

    С.ДОРЕНКО: Правильно. С точки зрения пещерных людей совершенно справедливо. Они считают, что отвечает род. Тому роду нанесен ущерб, тогда надо другому роду тоже нанести ущерб, вот и все. Они говорят: давайте мы вашему роду нанесем ущерб.

    Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я работал какое-то время с одной женщиной из Пакистана в Бразилии на проекте. Она говорит, что там абсолютная дичь просто, страшное место. Она пакистанка, у нее муж тоже пакистанец, они оттуда уехали в Бразилию и считали, что это лучшее место на земле, безопасное, понимаете, Бразилия, Рио-де-Жанейро — безопасное, лучшее место на земле по сравнению с Пакистаном.

    С.ДОРЕНКО: Мы-то с вами знаем, что в Рио-де-Жанейро стремновато.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Стремновато не то слово. Там 36 смертей от огнестрельного оружия на тысячу человек, в несколько раз больше, чем у нас. 

    С.ДОРЕНКО: А в момент карнавала там по десять за ночь трупов.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. У меня у одного знакомого на пляже Копакабана ограбили… у него с ножом два человека отобрали карточку от отеля. Это уже для них был серьезный бонус.

    С.ДОРЕНКО: Да. А они пойдут и вскроют сейф. И чего? По капельке, по копеечке, а все в семью. Спасибо. 7373-94-8. Видите, дикие люди, которые живут по диким представлениям, и они не понимают, чего хочет полиция от них.

    Ю.ДОРЕНКО: Интересно, это когда-нибудь изменится или нет?

    С.ДОРЕНКО: Нет. Гурген, это когда-нибудь изменится?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Изменится в том случае, если местное население примет иудаизм и будет расценивать заповедь «око за око, зуб за зуб» не так буквально, как они это сделали. Они это сделали, Тору надо понимать просто, но ни в коем случае не примитивно. Потому что есть, например, заповедь «заплатить за вено отцу изнасилованной» — вот что должны были сделать.

    С.ДОРЕНКО: А что значит «за вено»?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это половина калыма.

    С.ДОРЕНКО: Условно, женщина стоит 10 тысяч долларов. Значит, дать пять тысяч отцу изнасилованной.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Совершенно верно.

    С.ДОРЕНКО: А почему 5, а не 15, интересное дело?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А вот это должен решить совет старейшин или санхендрин или синедрион, как мы знаем.

    Ю.ДОРЕНКО: У них же все просто — она испорчена, она грязная и так далее.

    С.ДОРЕНКО: Она испорчена, правильно. Я калым пропускаю на ней десятку. Но плюс я ее буду кормить всю жизнь, ку-ку, это же серьезно. Она прожирает, скажем, доллар в день, 365 долларов в год, и я хочу умножить на ее жизнь оставшуюся, 50 лет, и тоже пусть заплатят. А что?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, вы иллюстрировали иудейский подход. 

    С.ДОРЕНКО: А я вам скажу, что хохлы… мы же с вами одно и то же практически. Как говорил мой один знакомый Аркадий Михайлович Шварцер, пока казаки были в походах, говорил он, с кем спали хохлушки?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мы ваши ученики, Сергей.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Шварцер говорит: вы ж, казаки, все время воевали. Вы же все время где-то на коне трясли своими штучками, об коня, все время где-то шашками махали. Можно спросить, говорит Аркадий Михайлович, а хохлушки, они же такие все бойкие, все время в мини скачут?

    Ю.ДОРЕНКО: Хохлам не хватает структурности, которая есть у евреев.

    С.ДОРЕНКО: Структурности сознания.  

    Ю.ДОРЕНКО: Сознания, всего, жизни, быта.

    С.ДОРЕНКО: Хохлы порывистые.

    Ю.ДОРЕНКО: Слишком эмоциональные.

    С.ДОРЕНКО: Слишком славяне. Пошел антиславянский расизм, на самом деле, в хорошем смысле. «Сами вы москали», — говорит Харьковчанин. Харьковчанин, пока казаки были на походе, пока казаки были на войне, Харьковчанин, с кем миловались бойкие телом хохлушки? Харьковчанин? Просто ответьте и все. Не мне, это я не спрашиваю. Это спрашивает Аркадий Михайлович Шварцер. «Чем ваши бабы отличаются от наших?» — спрашивает Харьковчанин. Всем. Харьковчанин, я женился, вот у меня русская жена рядом сидит, сибирячка. Я никогда бы не женился на хохлушке. Хохлушки и еврейки слишком… у них артикуляционный аппарат слишком развит. И инициативный аппарат и так далее. И еще, они очень телесные, слишком телесные. Ты чувствуешь, что она это делает с тобой, а не ты с ней. Вот это разница, понимаете.

    7373-94-8. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. А я вас сейчас расскажу, как это у нас цивилизованно делается. Я беру кредит на ипотеку, помираю. Из моей семьи выколачивают деньги, из моих детей.

    С.ДОРЕНКО: Делается так, то есть по закону?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, у нас так по закону. Не по шариату, не по их дикому, а по-нашему, по-светски.

    С.ДОРЕНКО: А как бы вы хотели? Умереть безнаказанно? Дерзко?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А еще пример. Если чиновник наворовал и свалил, ничего с него не хотят забрать?

    С.ДОРЕНКО: Не хотят. Спасибо. Погнали дальше.

     

    С.ДОРЕНКО: Не могу не рассказать о России. Мы все время говорим про Пакистан. Россия, Таганрог. Это же Чехов, все такое. Водопроводная улица, это же одна из лучших улиц. Произошла ссора. Мужчины. Один 55-летний гражданин ударил своего соседа и сверстника ножом в живот. Тот ответил обидчику, взялся за вилы и пытался проткнуть ноги. Видишь, из гуманных соображений не бил в живот… а у него у самого торчит в животе нож. Он скачет с ножом и порет того вилами. Встревоженные шумом соседи вызвали полицию. В данный момент оба участника драки доставлены в медицинское учреждение, рассказывает… Первый серьезно ранен в живот, второй легкую травму ног получил. Этот порол его вилами, но аккуратно, чтобы не насмерть.

    Ю.ДОРЕНКО: Обычная новость из региона летом.

    С.ДОРЕНКО: Обычная новость. А вот еще обычная новость. В Орле мужчина, сбежавший из областной психиатрической больницы, взял в заложники сотрудницу полиции, несколько раз стрелял из ее табельного оружия, просто для красоты, для понта…

    Ю.ДОРЕНКО: Он, по-моему, ее в парк тащил, да? И стрелял в воздух. Кошмар.

    С.ДОРЕНКО: Мужчина покинул стационар, для начала. Он был в стационаре. Прибежал домой, в переулок свой, и стал ломиться в квартиру. В свою квартиру. Слово «ломиться», мне кажется, здесь некорректно. То есть он хотел войти в свою квартиру. Туда же направился отряда полиции из мужчины и молодой женщины.

    Ю.ДОРЕНКО: Родственники, видимо, кое-что про него знали, поэтому вызвали наряд.

    С.ДОРЕНКО: А может быть, стационар отправил по следу. Они поехали по его адресу. Мужчина и молодая женщина — это полицейские. Беглец сделал следующее, когда приехали они, полицейские, поднялись на этаж к нему, он сначала засадил нож в ногу мужчине-полицейскому, забрал у женщины-полицейской оружие, взял ее за руку и увел ее в центральный парк. Я просто полицию представляю, заиньки какие-то. Чего они заиньки такие? Почему так? Почему американская полиция, которую мы видим в фильмах, она все время какая-то грозная…

    Ю.ДОРЕНКО: Слушай, тут в Испании… где вот это в Марокко этот город называется?

    С.ДОРЕНКО: Да-да. Сеута и Мелилья.

    Ю.ДОРЕНКО: Да нет, не в Марокко, а в Испании. На «т».

    С.ДОРЕНКО: Тарифа.

    Ю.ДОРЕНКО: Да. Вот там пограничники, какой-то был марокканец с ножом, они его окружили, вот так подходят и полицейский берет ограждение с водой и просто бьет его по голове. Вот и все. Они его не застрелили, не прострелили ногу. Просто что было под рукой, тем и заехали. Все, обезвредили.

    С.ДОРЕНКО: Да. Но здесь ровно наоборот. Здесь полиция все время сдается. Мужчину-полицейского режут в ногу и он садится где-то там на ступенечке и дальше уже вызывает скорую помощь, и он никуда не идет. Я ожидал, чтобы он полз за ними как-то, лязгая зубами. У девушки он просто забирает табельное оружие, говорит «дай-ка сюда, мне нужнее», этот псих, берет ее за руку и уводит к центральному парку, где они гуляют по центральному парку, и мужчина этот, псих ля-ля, стреляет из пистолета девушки, показывая ей, как пользоваться пистолетом. Стреляет по деревьям, по воронам и так далее. Все это с утра продолжается. И только в 18 часов его задерживают сотрудники ГИБДД почему-то. При задержании он кричал, что ему тяжело, что он больной человек и что он требует над ним не издеваться. Перед этим городской парк был перекрыт, люди эвакуированы. А в 17:30 он еще стрелял, но всего семь выстрелов он расстрелял. В прохожих, кажется, он не стрелял, только в воздух, ну, по воронам и так далее.

    О чем это говорит? Это говорит не о героизме их, они какие-то негеройские. Они какие-то нелепые. Эта полиция нелепая, товарищи. Ну, что, нет? Мы слышим что-то от нелепых людей.

    Здравствуйте. Откуда вы звоните?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Из Орла звоню.

    С.ДОРЕНКО: Скажите, что это за удивительная история?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мне кажется, он в парке хотел просто с девушкой погулять…

    С.ДОРЕНКО: На самом деле, насколько я понимаю, это говорит о неподготовленности.

    Ю.ДОРЕНКО: Конечно. Поэтому они целый день его не могли задержать.

    С.ДОРЕНКО: Потому что вся жизнь их, она какая-то бытовая. Они подходят… мне кажется, что существуют, как мне представляется, какие-то методы, как бы ты должен понимать, что перед тобой не просто Вася Пупочкин, а перед тобой человек, может быть, спецназовец, может быть, десантник, абсолютно серьезно подготовленный бывший полицейский, не знаю. Может быть, внутренние войска какие-то. Серьезный чел. Значит, ты должен предпринимать какие-то… руки за голову, не знаю, какие-то вещи.

    Ю.ДОРЕНКО: Протокол.

    С.ДОРЕНКО: Товарищ. Ну что товарищ? Пройдемте, товарищ. Это все как-то смешно. 7373-94-8. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. К сожалению, в этом видится система. Не локально какие-то ребята оказались неподготовленными. Давайте с самого начала посмотрим. Когда ГИБДД, например, останавливает нарушителя, и тут начинается, вместо того чтобы заинькой, боясь что-то сделать, он быстро доставал документы и сидел тихо-тихо, начинается: а на каком основании, какая статья? Это изначально вот так поставлена полиция. В принципе, они же не обязаны отчитываться. Если он чем-то недоволен, он может потом это в суде опротестовывать. И нам взгляд, это просто весь глобальный подход такой.

    С.ДОРЕНКО: Мне кажется, что проблема с двух сторон. Извините. Так же я был однажды… я никогда, если бы ни разу в жизни не попал в ситуацию коррумпированной полиции, я бы не позволял себе ничего. Но я сидел реально в машине, и мне реально офицер полиции говорил, знаете, где, от Мячкова, он мне говорил, показывая пальцем на стопку сторублевок, тогда 2001 год, и говорит: нарушение-то у вас, Сергей, совсем небольшое, и показывает пальцем. Я, говорит, считаю, что нарушение ваше, и показывает пальцем, оно совсем маленькое, вы не должны расстраиваться, и показывает пальцем. Понимаете? После этого полицейского я уже про них кое-чего знаю.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, совершенно верно. И это тоже с двух сторон, опять же с той стороны. Из них такие бизнесмены вместо того, чтобы служители закона.

    С.ДОРЕНКО: Поэтому когда я качаю права, я примерно понимаю, с кем я разговариваю. Мы в данный момент представители бизнеса. Он по бизнесу и я по бизнесу. Он хочет больше получить, я хочу меньше заплатить. То есть мы, в сущности, торгуемся по цене. Поэтому какое у меня может быть уважение? Мне чувак показывал и вот так говорил: нарушение-то ваше совсем маленькое, и показывает на стопку сторублевок, в 2001 году. Ну что я после этого буду о них думать, а?

     

    С.ДОРЕНКО: Я читаю Соловья, и думаю. В Росгвардии осень появится первая научная рота Росгвардии. Росгвардия занимается внутренними делами, понятно, что не выборами в Америке. Они будут заниматься IT, математическими обеспечением, мультимедийными технологиями, интернет-исследованиями и так далее. Я понимаю, что Росгвардия займется, как это сказать, чем-то антирежимным в интернете.

    Ю.ДОРЕНКО: Будет изучать.

    С.ДОРЕНКО: Будет изучать и, наверное, противодействовать тоже. Может быть, противодействовать. При наборе в научную роту Росгвардии предпочтение будет отдаваться победителям олимпиад, конкурсов, государственным стипендиатам, авторам научных работ, которые имеют особое прикладное значение для войск национальной гвардии. В департаменте Росгвардии сказали, что в научной роте сформируют группу, которая будет заниматься изучением пиар-технологий, повышением имиджа ведомства и так далее. Короче, они заниматься будут интернетом главным образом и пиаром.

    Ю.ДОРЕНКО: Где они пока очень слабые, это не их территория. Они хотят контролировать.

    С.ДОРЕНКО: Верно. А что контролировать? Мне кажется, они пойдут в атаку. Ведь это будет сначала занять рубежи…

    Ю.ДОРЕНКО: Это и есть контроль — понимать, что происходит.

    С.ДОРЕНКО: Занять рубежи, а потом расширить рубежи, вот что они будут делать.

    Ю.ДОРЕНКО: В будущем возможно.

    С.ДОРЕНКО: Политолог Валерий Соловей в «МК». Видные западные футурологи предсказали раскол всемирной сети. По их прогнозам, уже через два года интернет будет разделен на две части. Вообще, весь интернет на планете Земля будет разделен на две части. В одной из них будут Россия, Китай и Индия. Ну, понятно, что еще кто-то. Россия, Китай и Индия, будет воздвигнута стена между всем миром и Россией, Китаем и Индией. Посмотрите, пожалуйста, в «МК». Валерий Соловей отвечает на вопросы «МК». Да, он утверждает, что это так. И действительно, Россия и Китай встанут на путь открытого противодействия существующим принципам жизнедеятельности сети. Они станут блокировать развитие стандартов в технических комиссиях, они публично отклонят разработанный советом инженерным советом интернета новый сетевой протокол, который обеспечивает более устойчивый к сбоям и атакам, большую скорость передачи данных и так далее.

    Секундочку. Отозвана лицензия у банка «Югра». С сегодняшнего дня отозвала лицензия у банка «Югра». Центральный банк Российской Федерации. Вы знаете, что Центральный банк с банком «Югра» сражается с Генпрокуратурой, которая бьется за то, чтобы нейтрализовать Центральный банк. Это впервые в русской истории, и нам следует за этим внимательно следить. Генпрокуратура и Центральный банк сошлись в бою под «Югрою».

    Дальше слушайте. Поскольку предложения не получат поддержки остальной части мирового интернет-сообщества, Китай и Россия должны будут отгородиться. То есть новые протоколы, которые трудно контролировать, Китай и Россия заблокируют, летом 2018 года. Это прогноз от Валерия Соловья. Летом 2018 года президент России заявит, что Россия намерена в сотрудничестве с Китаем закрыть технологические бреши и будет опираться при этом на собственные стандарты инфраструктуры. Россия объявит о выходе из правительства консультативного совета корпораций по управлению доменными именами и IP-адресами, iCAN вот это, главного на сегодняшний день органа в структуре управления всемирной сети. Дальше будет создана Евразия.net, евразийская сеть. К такой развязке, как полагают, идет нынешний ход событий.

    Итак, Китай и Россия сначала, а затем постепенно и Индия создадут отдельный интернет, который будет… 

    Ю.ДОРЕНКО: Индия тоже?

    С.ДОРЕНКО: Тоже примкнет Индия, считают.

    Ю.ДОРЕНКО: Интересно.

    С.ДОРЕНКО: Вот такая вот перспектива. Я не знаю, насколько это верно. Но я знаю, что это в любом случае соответствует интересам русских силовиков. Я убежден, что это соответствует.

    Ю.ДОРЕНКО: Мы все за свободу, да? За свободу слова и так далее. Сейчас, буквально за последние две недели я читаю о каком-то жестком очень буллинге и хейтинге по отношению известных людей, я думаю, в адрес рядовых тоже пользователей очень много агрессии идет ежедневно. Все с этим сталкиваются. Я уже читаю статьи, как рассказать об этом детям, о существовании хейтеров. И вот я все время думаю: свобода — это супер, мы все за свободу. Как противостоять этому? Я могу привести конкретные примеры даже по поводу лидера Linkin Park, за два дня до его смерти была создана страница в соцсетях, RIP Честер Беннингтон, которая набрала миллион лайков.

    С.ДОРЕНКО: За два дня до его смерти стали «покойся с миром»… как бы заставлять его умереть, да.

    Ю.ДОРЕНКО: И потом, когда он через два дня все-таки покончил с собой, они вскрыли страницу его жены, где обвинили… ну, это не они, я имею в виду, какие-то другие хакеры, которые обвинили ее в том, что она виновата. Плюс еще какая-то история с Адамом Шираном, британским певцом, который снялся в первом эпизоде «Игры престолов». Его так начали жестко критиковать в Twitter.

    С.ДОРЕНКО: В седьмом сезоне. Он у костра сидит, рыжий.

    Ю.ДОРЕНКО: Да, поет песню. У него буквально одна фраза. Но на него такой поток ненависти обрушился, что ему пришлось уйти из Twitter. Хотя у него было очень много…

    С.ДОРЕНКО: Он закрыл аккаунт.

    Ю.ДОРЕНКО: Он не закрыл аккаунт, он перестал его читать. Там просто официальные какие-то сообщения, но он личные сообщения перестал писать и перестал читать свой аккаунт. Эта агрессия, которая идет, мне кажется, она все больше усиливается и усиливается.

    С.ДОРЕНКО: Во-первых, честно тебе скажу, она ослабевает.

    Ю.ДОРЕНКО: Ослабевает? Или мы просто перестаем ее воспринимать серьезно? Мы обесцениваем это.

    С.ДОРЕНКО: Нет. Я сейчас подумаю, почему ты это воспринимаешь или то, что ты называешь «мы». Я столкнулся впервые с хейтерами в интернете в 1998 году на сайте Dorenko.net, у меня был форум. Сначала форум был открытый. Одним из идеологов форума был Дёма Кудрявцев, и он мне тогда говорил: Сереж, сделайте вот так, сделайте открытый. Потому что чем больше свободы, тем лучше, никого не баньте, никого не редактируйте. Это мы Дёма тогда объяснял. А они же были компании целый — Дёма, Егор Шупа, это вот Citylink, Захаров Емеля, вся эта компания. А я не мог. Я говорю: послушайте, я баню, я чищу. Потом я попросил архитектора моего сайта, я сказал: Вадик, допиши мне, пожалуйста, так, чтобы они регились…

    Ю.ДОРЕНКО: Вот, уже начинается контроль. Иметь власть над ними.

    С.ДОРЕНКО: Я сказал: любой человек может региться под любым ником, но он проходит систему авторизации. До этого они просто заходили и писали. Любую ахинею просто. 1998 год, любую ахинею любой человек. Потом я сказал: нет, все-таки региться. И регились они через «мыло». Я просил Link через «мыло». Это первый мой шаг к ненависти и несвободе. Мой шаг. Потому что до этого была их ненависть, которая мной никак не контролировалась. Но получалось, что у меня было на первом сайте, сразу собралось 120 человек в форуме. Они постоянно там сидели, прям с утра до вечера, 1998 год, можешь себе представить? Тогда это в новинку, люди заменяли этим жизнь сразу. Не так, как сейчас, а радикально. То есть радикально просто жили в форуме. Тогда это было экзотично, это было необычно.

    Ю.ДОРЕНКО: Это были скорее единицы.

    С.ДОРЕНКО: Да-да. И вот собираются 120 человек, девочки какие-то, из Таллина, которая сейчас в Техасе, Лиза из Таллина и прочее. Доктор Лектор. И появился какой-то один идиот, который постоянно всем портил нервы. Я хочу его забанить, потому что там хорошо без него. Хорошо. Я его баню. Он под другом «мыло», тотчас открывает новое «мыло» и тотчас вылетает под другим «мылом», опять начинается то же самое. Потом появились люди, которые просто постили по сто тысяч ответов, написали программу, которая постила, программа меня глушила. Условно, ты ставишь пост, она ставит сто комментов матерных каких-то, такую лесенку, сама себе пишет комменты. С этим стали бороться. Вот моя борьба со свободой. Она имеет историю с 1998 года. И тем не менее я за свободу.

    Ю.ДОРЕНКО: Я тоже. Но эта такая дилемма, о которой я много думаю, не знаю, как с этим быть. Я тоже все-таки за этот способ всех подстригать, банить.

    С.ДОРЕНКО: Не знаю. Я баню очень много. И сейчас в Twitter я захожу, я баню человек восемь за каждый заход. Вообще, если хотите, кстати, маленький совет: если хотите читать меня в Twitter, лучше не оставляйте никаких комментов, вообще никаких. Потому что за каждый коммент я баню. Он может быть либо фамильярным, либо невежливым, либо лихим, либо безответственным, либо зазнаистым, либо еще каким-то. В общем, скорее всего, я вас забаню. Потому что еще в Instagram я могу делитнуть ваш коммент, не забанив вас, в половине случаев, а в Twitter это невозможно, поэтому я обычно сразу баню, вот и все. Это не борьба, это чистка и гигиена.

    «Сергей, любая проблема имеет множество решений. Власть всегда выбирает против людей». Власть… я вам скажу, чем занята власть. Власть занимается контролем. Представьте себе, Михаил, что мы с вами завоевываем территорию. Мне нужен этот пример по завоеванию территории для того, чтобы дать вам понять, чем занимается власть. Представьте себе, что перед нами плацдарм, Михаил, а мы с вами мыслим смыслами контроля над плацдармом. Там мирный труд людей, фу-фу фа-фа, я вам не буду пропаганду в уши лить, что-то такое. Мы с вами определяем высотки, где высотки, с которых простреливается чертова местность. Понимаете? Эти высотки, Михаил, берем мы с вами. Или их возьмет кто сильный, другой сильный, чужой сильный, плохой сильный. Понимаете? Михаил, представьте себе, что мы власть в этой долине. Мы с вами понимаем, где проходы в долину, мы с вами понимаем, где поставить ворота, и мы с вами понимаем, где поставить пушки на высотках. И мы с вами понимаем, где поставить шпионов и где накрыть врага, если он просочится и пожертвовать, может быть, людьми, накрыть целую деревню артиллерийским огнем в случае, когда там плохой. Один плохой, а десять хороших. Но мы для того, чтобы вырезать язву, накроем артиллерийским огнем. Это мы с вами понимаем. Верно? Ну а чего? Здесь артиллерийским огнем Чабанмахи Карамахи, деревню в Дагестане же накрывали? Все это нормально, власть так делает. Почему мы с вами захватываем все высотки? От жадности? Это неправда. Когда вы думаете, что люди власти захватывают все от жадности, вы серьезно ошибаетесь. Они захватывают ровно потому, что никто другой не должен сметь действовать.

    Ю.ДОРЕНКО: Конечно.

    С.ДОРЕНКО: Условно говоря, зачем бы я захватил соседнюю комнату? Если бы оттуда просовывали железный прут и тыркали бы в меня железным прутом в дырочку, я бы сказал: послать бойцов, захватить соседнюю комнату. Потому что если я не захвачу, я не контролирую вот эти действия. Поэтому власть не контролирует деньги, она контролирует деньги как высотки. Она не контролирует корпорации, она контролирует корпорации как высотки. Она не контролирует нефте- и газодобычу, она контролирует нефте- и газодобычу как высотки контрольные. Вот чем занимается власть. Она их контролирует для того, чтобы кто-то другой антивластный не стал их контролировать. Логика очень простая, она абсолютно военная и она не удивительная. Ничего удивительного нет.

     

    С.ДОРЕНКО: Расходы на программа благоустройства «Моя улица» в 2017 году достигли рекордных 42 млрд рублей, подсчитал РБК. Тендеры еще на 11 млрд рублей объявлены на благоустройство территорий, не входящих в «Мою улицу». Итак, расходы на «Моя улица» 42 млрд рублей. На реновацию под 2 трлн рублей и так далее. Гранит — 9,6 млрд рублей. Озеленение — 2,8 млрд рублей. Ремонт дождевой канализации — 822 млн рублей. И так далее. Скажите, это слишком большие деньги? Как бы вы распорядились этими деньгами?

    «Путаешь цели и средства», — говорит Великий Немой. Не путаю. Цель — контроль, средства — любые. Цели денег нет, есть цель — контроль. А деньги — это высотки, и вы должны их занять. Вот и все.

    7373-94-8.

    Ю.ДОРЕНКО: Мне кажется, спрашивать, большие ли это деньги, нет смысла. Потому что, естественно, все скажут — огромные деньги.

    С.ДОРЕНКО: Ну и что? Здравствуйте. А как их можно потратить?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я хочу сказать, сейчас назовите, сколько у нас контролирующих организаций: Счетная палата  — раз, Роспотребнадзор — два, народный контроль — три.

    С.ДОРЕНКО: И еще всех, кто на земле — префектуры, муниципалитеты…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: ОНФ — четыре. Представляете, кто контролирует эти деньги, вот скажите так, по-честному? Кто?

    С.ДОРЕНКО: Так все.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Кто все конкретно? Все и никто, правильно?

    С.ДОРЕНКО: Разрешите доложить: никто.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вот то, о чем мы говорим. А столько контролирующих организаций. На гранит столько, на это столько, на это… дорогие мои, сколько мы денег туда ни вбухаем, это все равно будет мало. Нет у нас контроля как такового.

    С.ДОРЕНКО: А вы полагаете, что он возможен?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А почему он невозможен? Подождите. Почему при Брежневе был возможен партийный контроль, ревизионная комиссия, а сейчас нет? Ну, как? 

    Ю.ДОРЕНКО: Вертикаль?

    С.ДОРЕНКО: Не знаю. Общество было меньше. Страна была меньше с точки зрения людей, принимающих решение. Сейчас больше информации, потребность в большем количестве людей. Раз стало больше информации, больше потребителей, больше ее эмиттеров, испускателей, само общество становится больше за счет функциональных связей. Понимаете?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я все понимаю. Общество пусть растет. Но контроль… Вы в семье добытчик, грубо говоря. Но какой-то контроль ведет супруга или как-то, я не знаю. И мы говорим о самом простом.

    С.ДОРЕНКО: Не знаю. Ты ведешь контроль? Я пытаюсь вам объяснить, вернее, я пытаюсь вместе с вами, с огромным уважением, найти ответ. Я думаю, что существует огромный мозг… на самом деле, что такое… я предлагаю функциональный подход, что такое мозг? Мозг — это взаимоотношения нейронов. Так же общество — это взаимоотношения единиц взаимоотношений. Причем она единица может создавать более одной связи и быть более чем одной единицей, одна единица, если она активна. Мы говорим по функции. Мы должны с вами сделаться окончательными кибернетиками и рассматривать общество как единицу взаимоотношений, а не людей. Потому что, например, у кого-то много таких единиц взаимоотношений, потому что кто-то активен, а у кого-то мало, и он представляет собой спящую такую единицу. Теперь смотрите. Когда вы говорите «в советское время», в советское время на весь мозг, например, работало пять нейронов. Можно их контролировать? Легче. Сейчас за счет огромного числа взаимоотношений, функциональных отношений, сама система стала больше, и она нарастает в геометрической прогрессии. Система становится существенно больше, ее невозможно контролировать теми методами, которые вы предлагаете. Я пытаюсь это объяснить. Невозможно отсечь часть взаимоотношений. Они хотят поставить всюду дядю с автоматом, с палкой, немца с автоматом? Как вы это хотите сделать?

    7373-94-8. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Занимаюсь гранитом уже 12 лет. Вчера первый раз был в городе, случайно навигатор отправил через центр. И увидел то, что делают с набережными. Так вот, могу сказать, что в принципе, для того чтобы ходили люди, гранита достаточно в тройке. А пятерка, толщина в миллиметрах, хватит для того, чтобы по нему ездили машину. А туда закладывают восьмерку, она танки выдержит. Мне просто интересно, зачем для людей, чтобы по улице ходили люди, гуляли, кладут восьмерку?

    С.ДОРЕНКО: Разрешите вопрос. Всюду вижу я, что там и сям через эти тротуары для того, чтобы разгрузить, заезжают корейские грузовички вот эти.  

    Ю.ДОРЕНКО: Это правда. Магазины, которые на первом этаже расположены, этим машинам негде просто встать.

    С.ДОРЕНКО: Везде, где заезжают грузовички на эту восьмерку, везде она ходуном разбалтывается и камни выворачивает наружу. Это значит что? Что и восьмерки мало? Или что?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет-нет. На самом деле, вчера на Кремлевской набережной я лично видел маленькие экскаваторы, Тойоты, мизерные-мизерные. Они с резиновыми гусеницами. И видимо, где эти машины заезжают, его кладут неграмотно. Занимаемся укладкой гранита на кладбищах, мы кладем таким образом, чтобы после не переделывать. Мне лично в этот сезон совершенно неинтересно дергать бригаду и отправлять ее на переделки того, что было сделано неправильно в прошлом сезоне. А здесь, видимо, несоблюдение технологий. А на самом деле, восьмерка выдержит любой грузовик, он даже не треснет.

    С.ДОРЕНКО: Если ее правильно класть. Значит, они кладут неправильно. У нас к магазину заезжают маленькие корейские грузовички. Все камни выворачивает под 90 градусов. Значит, кладут неправильно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мне попадал заказ, маленькая толика вот этого мансуровского гранита, который весь Урал, гонит гранит для Москвы уже в течение двух лет, для кладбища невозможно урвать и блока одного, очень трудно. И мне попадал заказ, очень маленький. И мы с братом долго обсуждали, мы насчитали, что маленькая толика, чтобы люди просто понимали, маленькая толика — 46 вагонов. Это был маленький тендер, который мне предложили.

    С.ДОРЕНКО: Ничего себе. Это маленький, прикинь, чего. Это я пытался полтора метра купить. А можно вопрос? Вот этот гранит, который в Москве кладут, люди говорят, что он искусственный?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это мансуровский гранит, уральский. В основном, из него, 90 процентов, все и делают. Это нормальный камень, настоящий.

    С.ДОРЕНКО: Это не прессованное ничего? Настоящий камень?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет-нет. Я почему знаю, потому что обращаюсь к поставщикам, допустим, блоков, они мне говорят: ничего не дадим, потому что работаем на Москву. 

    С.ДОРЕНКО: Вы как разбираетесь, дайте мне еще справку. В основном раньше, я скажу, а вы покритикуйте, шел гранит из Карелии, Житомира (с Украины) и с Урала. Вот три места. Карельский куда сейчас идет? И где житомирский?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Житомирских, после последних событий на Украине … это основной поставщик житомирского камня. Это целый город-индустрия, работает с житомирским камнем. Он прорывается, но очень мало. Мы его получаем оттуда, все равно, все это идет, грубо говоря, в серую схему. А карельский гранит идет очень много. Получают из Китая, Индии, Норвегии.

    С.ДОРЕНКО: Сантехник пишет: «Украинский есть, но дороговато стало».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Потому что в долларах. Потому что Украина цена в долларах, и когда курс был 30, то любой импортный гранит, лучшие граниты Индия, Китай и Норвегия, и доллар 30, они уменьшались с карельским. Потом карельский остался в рублях, доллар выскочил, все стало дорого.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо вам большое за справку. Исчерпывающая справка. А главное, вы услышали, что человек специалист вам говорит, что это уральский гранит, не прессовый, ничего. 

    В ДВИЖЕНИИ

    С.ДОРЕНКО: Мы провели этот выпуск с Юлией Доренко. Спасибо, классно. Мы пойдем и проживем ее, эту пятницу, 28 июля.

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus