• Виталий Милонов в программе "Умные парни"

    15:00 Авг. 22, 2017

    В гостях

    Виталий Милонов

    Депутат Госдумы

    Ю. БУДКИН: Радиостанция «Говорит Москва». Вторник, 22 августа. Меня зовут Юрий Будкин. Это программа «Умные парни». Наш гость - Виталий Милонов – член комитета Государственной Думы по международным делам, член фракции «Единая Россия». Виталий Валентинович, здравствуйте.

    В. МИЛОНОВ: Здравствуйте. С Днем флага, кстати! Я сегодня еще никого не поздравлял, хотел поздравить с Днем флага.

    Ю. БУДКИН: И вас также! Кстати, сегодня я видел несколько фотографий. Люди пишут, что в День флага мало народа вышло, то есть это немножко не праздник. Для вас это праздник? Когда вы поздравляете, для вас это серьёзный праздник?

    В. МИЛОНОВ: Это некая памятная дата. Сложно говорить, что это День флага, хотя этот флаг появился у нас гораздо раньше. Его временно не было, поэтому это день возвращения флага всё-таки. Если вспоминать, то это Алексей Михайлович ввёл, а Пётр Алексеевич установил, и Александр III восстановил наш флаг, поэтому в данном случае нет такого эпохального события. Знаете, как День независимости России. От кого мы стали независимы 12 июня 1990 года? Я так и не понял. Наверно, сами от себя.

    Ю. БУДКИН: Может быть, от Советского Союза.

    В. МИЛОНОВ: От Советского Союза, который базировался на основе России. То есть Москва как Россия стала независима от Москвы как столицы СССР. Это понятно, это символ безумия 1991 года, когда коллеги товарища Зюганова окончательно спускали в помойку нашу страну. Времена товарища Зюганова и его комсомольской братии прошли, поэтому у нас все получится…

    Ю. БУДКИН: Раз уж мы про российский флаг заговорили, у нас люди делятся, например, еще и по отношению к флагу. Для вас какой флаг российский?

    В. МИЛОНОВ: Для меня есть понятие российского флага. Государственный флаг не обсуждаем. Есть исторические флаги. Я всё время предлагал законом сохранить, закрепить, вернее, исторический статус всех знамён России. Как минимум, это чёрно-жёлто-белый флаг. Это флаг, который был учреждён Александром II, и просуществовал несколько десятков лет. Но тогда заблокировал мою идею скрытый либерал, заместитель Пиотровского Вилинбахов, главный герольдмейстер России. Он настолько либерал, что отрицал очевидное. Он говорил, что это флаг не был государственным.

    Ю. БУДКИН: А если отрицает очевидное человек, то он скрытый либерал.

    В. МИЛОНОВ: Нет. Скрытый либерал - это когда человек ради ненависти к имперскому флагу начинает обманывать. А это ложь. Это был именно государственный флаг Российской империи. Я ничего не вижу плохого в том, чтобы флаг, под которым были одержаны замечательные победы нашего государства, флаг, который не был ничем осквернён, почему-то у нас считается каким-то неприличным. Одно время наших футбольных дорогих фанатов задерживали полицейские, милиция тогда, за то, что был этот имперский флаг. И его какие-то ушлёпки себе взяли, на каких-то маршах несогласных… это флаг Российской империи. К нему надо относиться с уважением, поскольку это бывший государственный флаг. Точно также, кстати, как и не очень любимый мной, но советский красный флаг. Но это флаг нашей страны, который волей-неволей, так или иначе, просуществовал 70 лет. Тоже множество великих событий было совершено под этим флагом: и сражались в Великую Отечественную войну, строили, восстанавливали. Поэтому какой бы властью флаг не был учреждён, нужно относиться с уважением. Тот, кто берёт флаг, тот пытается его у нас украсть, а мы не должны никому давать воровать наш флаг. Это наш государственный исторический символ.

    Ю. БУДКИН: Но они же тоже мы.

    В. МИЛОНОВ: Я считаю, что те люди, которые пытаются от флага откреститься, это люди, которые болеют синдромом западноевропейской демократии. У них же флаги какие были… либо нормальные, либо фашистские. Поэтому они имеют такую фобию к флагам. А у нас не было фашистского режима, нам нечего стесняться. Да, были ошибки как у любой страны, но у нас не было позорного периода в нашей истории. Вся эта навязанная нам западноевропейская неприязнь к какому-то историческому периоду нашей страны - это излишне. Хотя хочу сказать, что я не коммунист ни разу, совсем не люблю коммунистов, и уж тем более не люблю тех коммунистов, которые были у истоков 1917 года, потому что это враги народа, христопродавцы троцкие.

    Ю. БУДКИН: Но в результате получилось то, чем можно гордиться.

    В. МИЛОНОВ: Великий народ переборол эту богоборческую ересь и даже человек, который замарал множеством смертей, Сталин, будем так говорить, надеюсь, мысленно хотел прийти к какому-то, возможно, и покаянию. Он вернул патриаршеству…

    Ю. БУДКИН: Но вы только надеетесь, это только мысленно может быть. По факту нет.

    В. МИЛОНОВ: По факту он совершил возвращение патриарха в Россию. Он вернул церковь, хотя перед этим омочил свои руки не по локоть, а полностью себя омыл в крови русского и не только народа. Вместе с тем такая судьба у него тяжёлая, как и у всей России. Судьба Ивана Грозного - каяться, грешить, грешить и каяться. Хотя подчеркнуть, что я не сторонник того, чтобы в нашей стране ставили памятники Ивану Васильевичу Грозному.

    Ю. БУДКИН: Как вы относитесь к историческим спорам? Теперь в Государственной Думе, правда, через Instagram и Twitter идет спор. Вы же знаете? Между Поклонской и Родниной… twitter-баттл, хотя с использованием Instagram. Поклонская пишет «зверски убил главу российского государства со своей святой семьей». Другая, Роднина – «хотелось бы посоветовать новому гражданину не путать уважение к традициям и истории с иступлённым фанатизмом к личности, признанной самой церковью мучеником, а не святым». Вы на чьей-то стороне? Как вы на это смотрите?

    В. МИЛОНОВ: Я бы хотел быть на стороне объективности. Мне абсолютно неудобно за коллегу Роднину. Это подчёркнуто снобистское… «новый гражданин России». Знаете, когда разрушалась наша общая страна, где жила и Поклонская и Роднина, Роднина уехала в США, между прочим. Хочу напомнить, когда были самые сложные времена, когда мы здесь голодали, она жила в США. Я не осуждаю никого. Но не вина Натальи Поклонской, что по сговору трёх алкоголиков страна была разделена на три государства: Украина, Белоруссия и Россия. Она сделала все для того, чтобы принять участие в воссоединении народа. Что касается новых граждан России, это подчёркнутая интеллигенция, номенклатура из спецраспределителя нам стала мораль читать. А что касается про историю, это просто неграмотное выражение, к сожалению, моей уважаемой, уважаемого спортсмена Ирины Родниной.

    Ю. БУДКИН: Мученик, а не святой - это не правда?

    В. МИЛОНОВ: А что у нас мученик разве не святой? Не очень грамотно выразилась. Это простительно. Я тоже могу перепутать тройной тулуп с батутом каким-то. Тем не менее, я могу сказать, что он святой в лике страстотерпца. Обсуждений здесь не может быть никаких. Он святой, и в данном случае, говоря о личности императоре Николае II, не применительно к 1905 году, а к современности, на сегодняшний день мы его чтим как святого, потому что все святые проходили через разные пути в своей жизни. Это только в писаниях Дмитрия Ростовского сказано, что с детства удалялся от юношеских игр, не брал молоко материнское по средам и пятницам, мы понимаем, что это такое предание. Разные были. И Александр Невский у нас в истории был. И Константин равноапостольный тоже был. Тоже люди, которые с детства святостью то не обладали, но святыми стали, когда закончили свою жизнь.

    Ю. БУДКИН: Но то, что было вовремя, когда они еще не закончили свою жизнь, они не стали святыми, об этом не стоит говорить больше?

    В. МИЛОНОВ: Стоит говорить.

    Ю. БУДКИН: Когда Роднина говорит про того же Николая, что он предавал российскую империю и народ.

    В. МИЛОНОВ: Это просто неграмотная позиция человека, который закончил советскую школу. Я искренне так считаю, опять же без всяких оскорблений. Просто человек не обладает полнотой исторических фактов. Хочется напомнить, раз мы уж об этом заговорили, что Николай II не предавал империю, а ради сохранения империи, как его вот эти шакалы, иуды уговорили на станции «Дно» еще не понятно, сам он это писал или нет, он отрёкся сам лично от титула, царствования в пользу брата. Он не отрёкся от империи, от народа, а передал свою имперскую корону брату, потому что ему сказали «уйди сам, Николай, ты раздражаешь и тогда империя сохранится». И вот тогда он совершил это самопожертвование. Я уверен, что большинство, не все участники этой дискуссии в Instagram, готовы были бы сделать так - отдать свою корону ради того, чтобы сохранить отечество.

    Ю. БУДКИН: В этой истории уже без Родниной, но с Поклонской… вокруг фильма «Матильда». Он скоро выходит.

    В. МИЛОНОВ: Опять отложили.

    Ю. БУДКИН: Нет, подождите, отложили первый показ. Прокат будет, что называется, в назначенные сроки. Это вас радует или огорчает?

    В. МИЛОНОВ: Вы знаете, мне всё равно. Я прекрасно понимаю, что остановить показ фильма невозможно. Это равносильно чистосердечному признанию многих чиновников Минкульта, потому что они выделили громадные государственные деньги, никого не спросив, на эту спорную ленту. Я искренне считаю, это моя личная точка зрения, что этот фильм инспирирован, и его появление - это результат колоссально гениальной операции наших зарубежных партнёров. Лучшего способа вбить клин в национальное единение, в некий национальный консенсус, который у нас, слава Богу, пока еще сохраняется, придумать нельзя.

    Ю. БУДКИН: Мы до этого говорили про Роднину… а вы говорите, что консенсус сохраняется.

    В. МИЛОНОВ: Появление этого фильма ставит нас в положение цугцванг наше правительство. Либо мы должны сделать шаг в пользу православных патриотов и мусульман, то есть людей с нормальной точкой зрения, либо мы должны обидеть лидеров общественного мнения, которые не так многочисленны, но уж больно вонючие сторонники либерального отношения к истории страны. Там же вранье. Вот Учитель, как я считаю, врун и лжец. Он клеветник. Это моя точка зрения. Многие факты, которые он описывал, не находят должного исторического подтверждения по оценкам многих экспертов.

    Ю. БУДКИН: Но вы не предполагаете, что Учитель сам мог до этого додуматься. Вы предполагаете, что его кто-то инспирировал.

    В. МИЛОНОВ: Использовал. Вязли тщеславного режиссёра, который очень хотел снискать лавры Звягинцева. Он очень переживал, что он не такой как Звягинцев по социальному резонансу. К нему тут же какой-то прильнул на ухо.

    Ю. БУДКИН: Продюсер.

    В. МИЛОНОВ: Иуда какая-то в плохом смысле этого слова. В оценочном. Прильнула гадинка и нашептала «а давай как сделаем так».

    Ю. БУДКИН: Возвращаясь к этому шуму вокруг «Матильды», а что бы было, если бы сейчас выпускали фильм «Агония». Просто если вы говорите, что «Матильда» - это впервые в нашем обществе, ведь был фильм «Агония».

    В. МИЛОНОВ: Наша страна знала многие фильмы, мягко говоря, с перекосами. Я говорю про ситуацию сейчас.

    Ю. БУДКИН: Но этот фильм был снят в этом обществе.

    В. МИЛОНОВ: Фильм «Матильда» появился именно тогда, когда сейчас страна готовится к президентским выборам, и либеральные силы, и наши западные партнёры понимают, что очень тяжело будет добиться поставленного результата, поэтому надо действовать по всем фронтам. Я готов доказать, как я могу кому угодно, что это прекрасная гениальная операция спецслужб. Это прекрасный талантливейший пиар-ход. Самое умное, что можно было бы сделать с этим фильмом - это не выпускать его до 2018 года. Потом он бы появился и прошёл незаметно. А сейчас именно он появился перед 2018 годом, чтобы повредить Путину.

    Ю. БУДКИН: «Браво, Милонов», - вам пишет 597-ой. «Это талантливейший пиар-ход Поклонской», - пишет Юрий 771-ый. Но 692-ой опять возвращается к тому, что мол если бы не эти разговоры, не эти протесты, он бы, может, и не пошёл бы на этот фильм. «А теперь пойду смотреть. Сам Милонов рекламу делает».

    В. МИЛОНОВ: Это типичная либеральная позиция. Если вам что-то не нравится, уважаемые господа…

    Ю. БУДКИН: 692-ой, по-моему, сейчас обиделся. Он не любит, когда его называют либералом.

    В. МИЛОНОВ: Я не знаю кто он там по номеру, но это такая типично либеральная позиция. Может, вы сами и не либерал. Я либо принимаю свою точку зрения, но вы не имеете право возражать. Мы живём в демократическом обществе. Это наша точка зрения. Мы возражаем против этого, потому что этот фильм напрямую лжёт, как нам кажется. Он напрямую коверкает факты, потому что люди… кто этот Учитель, все режиссёры, которые его нахваливают… кукушка хвалит петуха за то, что хвалит он кукушку и других петухов типа Серебрянникова. Это же все детишки Берлиоза и Боцмана Жоржа, которые привыкли варится в своём котелке и ради корпоративной солидарности перегрызть горло любому. Они друг друга, конечно, ненавидят глубоко, когда выпивают на своих кухнях, проклятья желают, но вместе с тем у нас такая вещь, что невозможно возразить деятелям искусства, потому что с советских времён они становятся какими-то небожителями.

    Ю. БУДКИН: Возразит - это одно, а другое - попытаться не допустить показа, пожаловаться в прокуратуру. Может быть, об этом говорят?

    В. МИЛОНОВ: Я могу сказать, что сторонники либеральной, то есть демократической идеи на меня лично в прокуратуру жалуются каждый день, и в Следственный комитет тоже. Я читаю их доносы, и думаю, что вот потом, когда поведут вас куда надо, я вам эти доносы потом припомню.

    Ю. БУДКИН: Почему их поведут куда надо?

    В. МИЛОНОВ: Настанет, когда мы освободимся от этой грязи. Я читаю доносы, и мне смешно. А люди, которые называются демократами, говорят «я ненавижу его за его точку зрения». Я демократ. Его нужно убить, посадить в тюрьму, потому что его точка зрения мне неприятна. Это они за собой оставляют это право. Но если ты не дай Бог, говорят они, если ты не дай Бог пискнешь что-то против наших идолов, наших голых пятых точек на сцене и причинных мест в виде большой афиши, то тогда мы тебя уничтожим. А мы имеем право делать всё, что угодно.

    Ю. БУДКИН: «От либерала слышу», - пишет 692-ой вам в ответ. Тут всё-таки возвращают к тому, что такое художественный фильм. Вы наверняка готовы отвечать, но я процитирую 705-го: «Великий Дюма тоже лжец». Потом тут вспоминают «Последнее искушение Христа». Потом я хотел бы, чтобы вы прокомментировали совсем другой поворот. «У нас был фильм «Иван Васильевич меняет профессию». Там тоже неправда про Ивана».

    В. МИЛОНОВ: Там комедия. И никого там не оскорбляли уж точно. Я просто еще раз говорю, появись этот фильм в 1999 году, он даже дырку от бублика не получил бы. Фестиваль «Сольвычегодская лента», может быть, взял бы себе в прокат. Но он появился именно в 2017 году в канун величайшей трагедии нашей страны, когда особо обострены эти чувства, эти противоречия в стране относительно личности Николая II, который был как император, как правитель страны, был человеком противоречивым. И у разных людей есть разные точки зрения в отношении его правления. И я как православный человек абсолютно признаю это право иметь отношение к нему разное.

    Ю. БУДКИН: Переносим «Матильду» на год. Что-то меняется?

    В. МИЛОНОВ: Когда вы бросаете щепотку соды в раковину, она чистит, а когда в лимонную кислоту, происходит реакция. Просто в нужное время в нужном месте появилась эта штука, катализатор некоторых событий. Мы же видим, что с появлением фильма «Матильда» сразу же свора пиарщиков толковых, умных, а некоторые дурочки пиарные, как некоторые, они тут же активизировались, тут же стали использовать этот фильм, чтобы вбить клин в российское общество. До недавнего момента, будем так говорить, условно творческая интеллигенция, любители хорошо покушать, поспать, 8 жен и 8 любовниц иметь одновременно, они тоже были как бы «за». Они понимали, что объективно процесс в стране идет хороший, здравый. И Крым вернули, в общем, были «за». А тут надавили на их мозоль, и тут сыграло внутреннее, появилось другое - «мы против того, чтобы относились к Николаю II так». Это, безусловно, имело резонанс и среди патриотической общественности, и много кто тоже наговорил много чего лишнего, в результате чего мы имеем большую ссору. Вместо плохого мира мы имеем хорошую войну.

    Ю. БУДКИН: К плохому миру мы можем как-то вернуться.

    В. МИЛОНОВ: Можем. Понимаете, если мы представим в страшном сне, какой-нибудь режиссёр, нормальный, не Учитель, а Мел Гибсон…

    Ю. БУДКИН: Почему вы решили, что Мел Гибсон нормальный режиссёр?

    В. МИЛОНОВ: Он наш парень абсолютно. Это я уверен. Он снял бы очередной фильм. Кстати, когда он снял «Страсти Христовы», я помню, какие были визги и писки. Ну это Бог с ним! Если бы он снял фильм такой же, но с патриотическим содержанием, что бы мы услышали со стороны комментаторов из Европарламента, от США? Что мракобесие шагает по этой стране, гомофобия, слезинка гея, вынуждены уехать чеченские геи и так далее, тайные тюрьмы КГБ. Но любая попытка рассказать правду с точки зрения правды встречает критику со стороны лидеров общественного мнения.

    Ю. БУДКИН: Ладно, уже не про фильмы. Уже требуют - исторически они были знакомы Кшесинская и Николай?

    В. МИЛОНОВ: Никто ж не отрицает, что были знакомы.

    Ю. БУДКИН: У них были отношения?

    В. МИЛОНОВ: Я просто уберу фамилию Учитель и скажу фамилию Доктор. Режиссёр Доктор, его мама и папа имели интимные отношения? Да, безусловно. Режиссёр Доктор то появился! А я еще я скажу страшную вещь, 18 плюс даже не надо ставить - мама и папа ходили в туалет, по-разному ходили в туалет. И это значит что, мы должны это показать?

    Ю. БУДКИН: И принцессы так делают.

    В. МИЛОНОВ: И короли какают. Страшная вещь то! Давайте мы и это будем показывать! Это же постмодерн настоящий, анархизм, социализм, постанархизм. Показывать и эту сторону нашей жизни. То, что называется культура - это то, что скрыто от господина Учителя, скрыто понятие культура. И от Мединского, возможно, кстати.

    Ю. БУДКИН: Тогда дальше. Вы же слышали, наверно, про Константина Добрынина? Это адвокат.

    В. МИЛОНОВ: Это бывший сенатор, а сейчас вроде как адвокат. Пиарщик.

    Ю. БУДКИН: А, вы полагаете, что это он как пиарщик говорит о том, что Поклонскую могут лишить даже депутатской неприкосновенности.

    В. МИЛОНОВ: Это его эротические фантазии.

    Ю. БУДКИН: Он говорит, что она сбила с толку госорганы, апеллируя к экспертному заключению, хотя это не совсем экспертное заключение.

    В. МИЛОНОВ: То, что он наваял со своими дружбанами в Петербурге, тоже не является экспертным заключением, потому что ни один эксперт, как он говорит, экспертиза Санкт-Петербургского государственного университета, не является специалистом в области религии… ни один там не является.

    Ю. БУДКИН: Как договориться так…

    В. МИЛОНОВ: А Добрынина просто слушать не надо. Это враг народа.

    Ю. БУДКИН: А почему вас тогда надо слушать?

    В. МИЛОНОВ: Да не надо меня слушать. Слушайте закон.

    Ю. БУДКИН: А есть такой закон, по которому можно собрать такое экспертное заключение, таких экспертов, которым бы все доверяли.

    В. МИЛОНОВ: Вы поймите, если бы было такое желание, это было бы сделано. И Минкульт бы на это пошёл бы. И тогда бы был бы приговор очередному чиновнику Минкульта. Почему выделили деньги на исторический фейк?

    Ю. БУДКИН: А вдруг бы было другое решение? Это невозможно?

    В. МИЛОНОВ: Значит я был бы неправ с точки зрения закона, хотя мои убеждения остались бы прежними и убеждения миллионов россиян, русских, которые считают, что это оскорбительный фильм.

    Ю. БУДКИН: Когда Юрий говорит, мол, прокуратура заказывала же экспертизу, они там ничего не нашли.

    В. МИЛОНОВ: Давайте так. Экспертизы нормальной проведено не было. Было несколько проведено достаточно субъективных исследований. Бог с ним, с экспертизой. Я говорю, что этот фильм сейчас по факту имеет резко негативное воздействие. Я вам хочу привести в сравнение такой пример. Например, вы любите свиные котлетки? Наверно, да, если вам позволяет вера, национальность. Я с уважением отношусь. У меня много друзей-мусульман, евреев, которые не едят свиные котлеты. Я люблю свиные отбивные, но я никогда не пойду со свининой в синагогу или мечеть, потому что это оскорбит людей, хотят свинина - законный продукт.

    Ю. БУДКИН: Фильм Учителя не будут показывать в синагогах или церквях.

    В. МИЛОНОВ: Филь Учителя - это как свинина, это провокативная вещь. Сама по себе она является свободой творчества, Учитель же туда порно актёра взял, имеет право.

    Ю. БУДКИН: Несколько вопросов от наших слушателей. Если можно, коротко ответьте на них, и мы перейдём к следующей теме. Василий Леин спрашивает: «Если вы говорите, что фильм «Матильда» - это исторический фейк, а что вы скажите про «Викинг» про князя Владимира? Он разве исторически верен?».

    В. МИЛОНОВ: Я считаю, что фильм «Викинг» мне не нравится. Лично мне он не нравится. Мне не нравится, как там играют люди. Я не понимаю, почему в последнее время стало модным брать непонятных актрис, никого не хочу обидеть, которые плохо играют, и это не только в этом фильме, но и во многих других фильмах. Они отвратительно играют. Я как искусствовед говорю - не верю. Я как духовный наследник Немировича Данченко, может быть, и Станиславского - не верю.

    Ю. БУДКИН: Это шутка то, что вы сейчас говорите?

    В. МИЛОНОВ: Я искусствовед. У меня первое образование - я гид-переводчик по Эрмитажу и Санкт-Петербургскому русскому музею. Не важно. Я просто говорю, что игра отвратительная. Но пёс с ним. В фильме «Викинг» мы видим некую сказку, некую историческую трактовку событий, которых мы не знаем, и никто толком… сколько людей, столько мнений. Даже Санкт-Петербургский государственный университет и Московский госуниверситет имеют диаметрально противоположную точку в отношении происхождения князя Владимира.

    Ю. БУДКИН: Так и с 1915 года никого в живых не осталось. Есть дневники той же Матильды.

    В. МИЛОНОВ: Я же не утверждаю, что неженатый наследник мог иметь отношения, но они не такие, конечно, мы не видели нигде этому подтверждения. Опять же, ведь блаженные миротворцы. А те, кто сеют войну, к сожалению, волей-неволей, я не обвиняю Учителя, что он сознательно сделал, но он посеял войну в обществе. Именно его фильм вызвал такие бурные дискуссии и Бог с ним, его защитников и этого адвоката несчастного. В Библии пишется, в основном, о хороших людях. Те, кто были против Христа, о них мало что написано. Пишется о хороших, кто были «за». Надо обсуждать тех, кто за мирное существование. Если бы мы использовали ту же самую логику, что и защитники фильма «Матильда», у нас бы никогда бы в жизни страна не закончила бы гражданскую войну внутри себя. Мы бы воевали с братьями из Чечни, из других субъектов федерации, потому что мы бы постоянно ради пиара, бабла и славы напоминали бы о каких-то болезненных моментах наших взаимоотношений или болезненных моментах в истории. Мы же люди. Мы считаем, что да, иногда братья прощают друг друга. Не то, что перестают существовать их грехи, но они не вспоминаются. О грехах друг друга вспоминать не надо, если ты простил человека. Ради народного консенсуса и примирения не надо поднимать эти темы. Это видно, это вредно. Это не в жалобу в Следственный комитет. Это просто моя точка зрения ради мира.

    Ю. БУДКИН: Про точки зрения, меняем тему. Марк Захаров про задержание Кирилла Серебренникова. Это с его точки зрения прискорбно и неприятно. С вашей точки зрения, чему учит история Серебрянникова?

    В. МИЛОНОВ: Хотя господин Серебренников как представитель либеральной интеллигенции, да еще и представитель той группы, которая мне совсем не нравится, не приятен мне лично, я терпеть не могу его творчество, я скорблю о любом задержанном, потому что он стал узником, он понес уже в какой-то степени своё наказание, и мне радоваться о человеке, который находится за решёткой, нельзя, что он находится за решёткой. Он уже все, о нем нужно скорбеть. И каждый православный человек каждое утро, если он читает молитвослов в полном формате, он вспоминает всех заключенных. Он заключенный, и я желаю, чтобы правосудие было правосудным. Я желаю, чтобы не было предвзятой точки зрения в отношении к нему. Я знаю, что такое большое количество людей за него заступалось, что уж поверьте, ни один следователь не стал бы на себя брать такую ответственность, что после слов известных президента Российской Федерации пошёл бы на какую-то самовольную акцию. Нет конечно! Только тогда, когда были досконально изучены все обстоятельства этого дела, они пошли на этот вынужденный шаг, ожидая такой бурной реакции со стороны немногочисленной, но известной группы влияния. В данном случае я искренне желаю Кириллу Серебренникову, хотя я терпеть не могу и ненавижу то, что он делает, я желаю, чтобы было справедливое к нему отношение, и ни в коем случае не применялись не допустимые методы воздействия на заключенных. Я категорически против. Я вообще считаю, что нужно поменять всю систему ФСИН в нашей стране, нужно поменять точно, потому что у нас ФСИН – это продолжение какой-то карательной машины. ФСИН – это исправительная машина, а не карательная, господа мои хорошие. И ФСИН нужно относиться к заключенным по-христиански, как подобает, а не как к скотам, потому что менее незащищенного человека, чем заключенный, нет никого. Ты можешь его бить, пытать, пинать, и он будет безмолвный. Он заключённый, он за решёткой, он не имеет даже права голоса, поэтому недозволительные методы обращения с заключенными - это свинство и подлость. Я считаю, что пока они есть, а они есть эти факты, это позор нашей системе, и их нужно искоренять. Я не за то, что всех убить, уволить и так далее, но это нужно искоренять. Мне больно, когда зеков мучают. Мы их будем мучить, хорошо, а потом они пойдут и еще раз убьют, потому что они выйдут обозлёнными на это общество.

    Ю. БУДКИН: Вы сказали, что даже после того, как Путин говорил про Серебренникова, после того, как вообще много людей заступались, а всё равно его взяли, значит там железобетонные доказательства. Но ведь с этими людьми, которые у нас сейчас в системе исправления-наказания, ведь с ними же поступают, и это давно известно, вот так болезненно, потому что они плохие, говорят нам, а по-другому нельзя.

    В. МИЛОНОВ: Я считаю, что наказание человека за его преступление, доказанное судом, оно есть, и без этого общество не может жить.

    Ю. БУДКИН: Так тем, кто там содержит, тоже неоднократно говорили - не надо так заключенных содержать.

    В. МИЛОНОВ: Я лично как христианин… я как член партии «Единая Россия» говорю, что недопустимо издевательское отношение к заключенным. Это те же граждане нашей страны. Если они совершили ошибку в своё время… а, кстати, вы не допускаете, что многие, может быть, и не совершали этих ошибок? А какой-нибудь очередной следователь, который сидит, или недобросовестный оборотень в погонах, который тоже осуждён, может он ему накатал эту статью! Может, он не брал, не воровал, а просто его заставили взять на себя вину. Так вот, я считаю, что этот человек уже свой грех искупляет своим тюремным сроком, и дополнительно его убивать, уничтожать нельзя. Я могу сказать, что Бог самый близкий где? В окопах и тюрьме. Как в тюрьме нигде не моются.

    Ю. БУДКИН: «Тюрьма – это не наказание, а издевательство», - пишет Алексей-врач.

    В. МИЛОНОВ: Тюрьма не должна быть издевательством. Тюрьма должна быть вынужденной мерой, которая человека…. У нас исправительная система называется, а не до конца убивательная. Она должна стать исправительной.

    Ю. БУДКИН: 728-ой… я не понимаю, как это написано, спрашивает, а может ли народный избранник Милонов гулять по Питеру без охраны?

    В. МИЛОНОВ: А у меня вообще нет охраны… у меня есть охранник очень серьёзный, не дай Бог с ним связаться. Сразу голову снесёт. Это Архангел Михаил. Честно говорю, не связывайтесь! Ни один человек, который против него пошёл, не выстоял. У меня нет охранника, к сожалению, или, к счастью.

    Ю. БУДКИН: Следующее – из новостей только что появилось. Губернатор Кемеровской области сегодня появился на публике. Аман Тулеев планирует через месяц встать на ноги и начать ходить. Он сейчас на инвалидной коляске. «Через месяц я должен расходиться, встать, двигаться самому». Губернатор отметил, что коляска нужна, пока он укрепляет мышцы, но на его работе это никак не скажется.

    В. МИЛОНОВ: Я не житель Кемеровской области. Моя личная точка зрения – если сразил тебя недуг, столько лет ты в почёте и уважении, может быть, задуматься о том, что ты славно был губернатором, тебя любит народ, и, может быть, в почёте и уважении без каких-то вздохов сказать «спасибо вам большое», и стать почётным гражданином, членом Совета Федерации. Опять же это субъективная точка зрения. Губернатор – это тот человек, который должен работать 24 часа в сутки. Это человек, который не имеет права болеть. Если ты болеешь, ну извини.

    Ю. БУДКИН: Это касается состояния здоровья или в принципе какого-то срока определенного?

    В. МИЛОНОВ: Я считаю, что длительное губернаторство неправильное, потому что, когда человек два десятка лет губернатор, тут тоже есть определенные опасности. Уходит конкурентность. Посмотрите все последние тенденции. Всех слабых губернаторов президент снимает и говорит «давайте меняемся». Слабый – уходи. Губернатор – это как космонавт. То, что тебя не возьмут в космонавты - не есть ущемление твоих прав как человека. Как человек ты остаёшься полностью этими правами. Но космонавт должен быть сверхчеловеком, губернатор должен быть сверхчеловеком.

    Ю. БУДКИН: Это касается также президентов? Это касается также депутатов?

    В. МИЛОНОВ: Безусловно. Я уважаю то, что наш президент заботится о своём здоровье. Его физическое состояние, я уверен, уж лучше, чем моё и многих других, потому что он обязан, должен быть сверхчеловеком. От него требуются нечеловеческие нагрузки. Это должность. Положение обязывает. И депутаты тоже самое. Если ты депутат, который, к сожалению, не можешь выполнять свои обязанности, ты подумай.

    Ю. БУДКИН: А сколько лет можно быть президентом? Депутатом?

    В. МИЛОНОВ: Что касается президента, я как монархист, считаю, что президентом надо быть, как Бог даст. Я считаю, что у нас такая конституционная форма, в хорошем смысле, монархии, я в это вкладываю только положительное отношение.

    Ю. БУДКИН: Но это распространяется только на первое лицо.

    В. МИЛОНОВ: Да. Россия никогда в жизни не жила при хорошем парламенте. У нас никогда в жизни не было блага благодаря парламенту. У нас всегда было благо благодаря лидеру, царю, государю, правителю. А парламент может быть благом для страны, если он действует симфонично, не подпевая, не будучи обслуживающим аппаратом, а именно созидательно без внутренних распрей и работая на благо страны. Тогда будет все замечательно. В парламент, в котором мне посчастливилось оказаться, мне кажется, именно такой. Меня выбрал народ, я не занимаю никаких должностей почётных или не почётных в парламенте Российской Федерации. Я обычный член парламента и комитета по бюджетным связям, я считаю, что Володин абсолютно талантливый человек, хотя ему приходится менять многое от наследия, которое возникло не в связи с тем, что другие спикеры были плохие, просто парламент он развивается, он же молодой еще, у нас же нет английского парламента с многовековой историей.

    Ю. БУДКИН: Всё-таки в этом парламенте надо, чтобы люди чаще сменялись.

    В. МИЛОНОВ: В этом парламенте поменялось много людей. Есть, конечно, старейшины.

    Ю. БУДКИН: Есть те, кто больше 10 лет?

    В. МИЛОНОВ: Есть те, кто находится там с начала парламента. Тот же Геннадий Андреевич Зюганов! Объективно говоря… я к нему душевно отношусь. Он уже мастодонт. К нему нельзя относится плохо, надо по-родственному. Мы уже с ним сроднились, потому что он так долго в политике, что без него уже чего-то не хватает. Но объективно, у него там много молодых коммунистов, не только барыг каких-то, дельцов всяких разных, коммерсантов, а есть нормальные идейные коммунисты, надо дать им дорогу. Много достойных преемников. У Жириновского тяжелее. Я вижу Владимира Вольфовича, он, конечно, гениальный политик, ничего не могу сказать. Он талантливый человек, незаурядный уж точно, и у него нет смены. Его проблема. Ребята там активные, позитивные, но сравнимого с ним по уровню харизмы даже рядом никого нет. И здесь партия находится в зависимости от состояния здоровья Владимира Вольфовича. Многих лет жизни ему желаю. Владимир Вольфович, мы с вами не согласны по многим вопросам, по отношению к секс-меньшинствам не согласны. Но я желаю вам и Геннадию Андреевичу долгих лет жизни, потому что вы, безусловно, одни из строителей российского парламентаризма.

    Ю. БУДКИН: Всё-таки для губернаторов можно определять количество лет?

    В. МИЛОНОВ: По закону у нас это и не ограничено. Хотя я считаю, что честным отношением к избирателям, в случае физической невозможности выполнять свои обязанности, не занимать место. Депутат, по большому счету, это не человек…

    Ю. БУДКИН: Только по здоровью.

    В. МИЛОНОВ: Есть еще другие… бизнесмены.

    Ю. БУДКИН: Это понятно.

    В. МИЛОНОВ: Но, если ты по здоровью не можешь... болеешь и болеешь. Есть возраст, который напрямую коррелирует уже здоровье. Есть необратимые возрастные процессы и изменения, которые делают невозможным исполнение обязанностей депутата. Если человеку 95 лет, скорее всего, он не может работать, сидеть по 12 часов в зале заседаний. Нельзя ему работать, это его убьёт.

    Ю. БУДКИН: Ещё одна тема. Что вы скажете по поводу того, что произошло в Сургуте? Почему об этом мало говорят?

    В. МИЛОНОВ: Мало говорят понятно почему – потому что куча идиотов пытается это событие перевести из вопроса террористического и политического в вопрос межнациональный, потому что и чувак там не приехавший, мифическим образом приобрётший российское гражданство. Кстати, мне до сих пор никто не ответил, какая там была проверка, почему не выдавали российские паспорта всяким негодяям. Сейчас приостановить выдачу российских паспортов для нерусских. Не надо жаловаться, потерпите, посмотрим.

    Ю. БУДКИН: А как вы будете определять русский он или нет?

    В. МИЛОНОВ: Очень просто. Мама русская… в свидетельстве о рождении есть графа национальность.

    Ю. БУДКИН: Не всегда она была.

    В. МИЛОНОВ: Она всегда была в советское время.

    Ю. БУДКИН: Но потом то перестала.

    В. МИЛОНОВ: Ну потом, значит, не выдавать. В Сургуте, мне кажется, произошла террористическая выходка, и последние видео, которые я вижу, если они не фейковые, конечно, подтверждают. Я думаю, что здесь очень важно, чтобы аналитики диванно-телеграмного типа сейчас немного дали возможность специалистам ФСБ разобраться что там было. Но для того, чтобы не было лишних и неправильных слухов и домыслов, здесь мы уже от уважаемых наших ЧК ждем достаточно быстрого ответа.

    Ю. БУДКИН: Мы ведь говорим о том, что происходит в Турку, мы довольно много говорим о том, что происходит в Барселоне.

    В. МИЛОНОВ: Потому что там был откровенный случай.

    Ю. БУДКИН: Когда мы, говоря об этом, не говорим о том, что происходит в Сургуте, потому что ждем, когда аналитики разберутся.

    В. МИЛОНОВ: Мы говорили о Сургуте, и ни одно СМИ не умолчало о том, что там произошло. Вопрос то в том, что произошло – этот парень дагестанец, по-моему, со смутной биографией, со смутными родителями, подозреваемых в связях с терроризмом, он то совершил как террорист или как сумасшедший – вот в чём вопрос. Помните няню-гастарбайтершу, которую зачем-то взяли работать? Она же совершила этот акт не как террористка. Она отрезала несчастному ребенку голову! Она с ума сошла. Она помутилась рассудком. И было бы неправильным, ради справедливости, говорить, что она террористка.

    Ю. БУДКИН: Даже помутившись рассудком, она вела сообразно тому, как она, видимо, в ее рассудке описывается поведение террористки.

    В. МИЛОНОВ: Есть заключение экспертизы, которому мы не можем не доверять. Специалисты сказали – она сумасшедшая. И этого человека вынуждены были застрелить, это было очень опасным, но проведется потом заочная экспертиза, и сделают вывод – это сумасшедший человек или террорист.

    Ю. БУДКИН: Николай спрашивает – а религиозный фанатизм не похоже на расстройство некое психическое?

    В. МИЛОНОВ: С точки зрения внучка Троцкого, наверно, похоже. Внучки Троцкого, которые расстреливали священников и митрополитов гноили, они так и называли – религиозный психоз. И все эти уполномоченные, которые появились при Хрущеве-подлеце, по связям с религиозными организациями, они тоже это называли религиозное сумасшествие.

    Ю. БУДКИН: Очень много у нас разнохарактерных оценок того, что вы говорите. Вы на стороне Милонов по большинство вопросов – 134-21-35. Вы с ним не согласны – 134-21-36. Буквально минута на голосование. 73-73-948 – телефон прямого эфира. SMS-портал +7-495-888-948. Слушаем, здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: К последней теме. Сейчас все войны ведутся… одна религия внутри себя сейчас что-то выясняет, эта же религия идёт войной на другую. Может быть, и не нужна такая религия?

    В. МИЛОНОВ: Я хочу вам напомнить, что большинство войн, которые развязаны в современном мире, развязаны политиками. Религия не имеет к этому ни малейшего отношения. Религию лишь неправильно используют. Я вам хочу напомнить, что Иран в 1960-ых годах был отличным государством с девушками практически в мини-юбках ходили, и в Кабуле девочки в мини-юбках ходили, пластинки покупали твист и рок-н-ролла. А там был ислам при этом. Но кому-то показалось, что это правительство неправильное, поэтому привели фанатиков сумасшедших. Вообще то мы обязаны существованию Америки, Европы и России тоже тем людям, которые несли в своём сердце веру и это не скрывали, потому что я среди авторов современной Европы не знаю ни одного атеиста. Так вот получилось.

    Ю. БУДКИН: И совсем коротко. 692-ой спрашивает: «А если бы вам работать губернатором, вы бы смогли?».

    В. МИЛОНОВ: Это мегапочётно, но не везде можно работать губернатором. Это мегаответственно.

    Ю. БУДКИН: Виталий Милонов – член комитета Государственной Думы по международным делам, член фракции «Единая Россия». Останавливаем голосование. 44% по большинству вопросов согласны, 56% не согласны. Виталий Милонов, я благодарю вас. Спасибо.

    В. МИЛОНОВ: Спасибо. 

    Версия для печати

Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus