• Максим Шевченко в программе "Умные парни"

    15:00 Сен. 13, 2017

    В гостях

    Максим Шевченко

    Телеведущий, журналист

    В. КАРПОВ: 15 часов 5 минут, в эфире программа «Умные парни». У микрофона Владимир Карпов, и с нами сегодня журналист Максим Шевченко. Здравствуйте, Максим.

    М. ШЕВЧЕНКО: Здравствуйте.

    В. КАРПОВ: Давайте начнём с «Матильды», фильма, нашумевшего ещё до того, как он появился на экранах. Ещё никто не видел, но все уже обсуждают. И сегодня продолжение этой истории: министр культуры России Владимир Мединский попросил правоохранительные органы пресечь давление на государство и кинобизнес. Вопрос к Максиму Шевченко: вы за кого - за белых или за красных?

    М. ШЕВЧЕНКО: Я, конечно же, за красных. В русской истории это была единственная сила, которая думала о развитии всей страны и всего народа, а не только о благосостоянии узкой кучки так называемой аристократии и элит. Именно в «красную» эпоху страна сделала огромный скачок вперёд, прежде всего, благодаря тому, что наши с вами предки… я не знаю, может быть, вы из голубых кровей, там князей. Мои предки были простые крестьяне и казаки забайкальские, так вот они стали учёными, профессорами, интеллигенцией. И поэтому я, конечно, теоретически за красных, а практически я против…

    В. КАРПОВ: … за «Матильду»?

    М. ШЕВЧЕНКО: Нет, я не за «Матильду». Я считаю, что «Матильда» это по-любому какой-то промоушн, как написал кто-то в Facebook, знаете, «хруста французской булки», «России, которую мы потеряли». Мне кажется, это пошлятина просто чудовищная, потому что мы ничего такого не потеряли. История меняется, люди меняются, страны меняются. Развиваются производительные силы, социальные силы, культура развивается.

    В. КАРПОВ: Нет, я понял, что вы за Павку Корчагина. Интересует другое…

    М. ШЕВЧЕНКО: За Павку Корчагина, за народ, за его возможность быть субъектом истории, а не мусором или там гумусом под ногами правящей элиты. Поэтому я считаю, что фильмы надо показывать, фильмы надо смотреть. Я против цензуры, я за свободу слова. Я полностью поддерживаю Мединского в этом вопросе.

    В. КАРПОВ: Ну а теперь вопрос, есть ли вообще возможность провернуть фарш назад. Есть ощущение, что долгое время прощали или закрывали глаза на мелкие шалости Натальи Поклонской с её заявлениями…

    М. ШЕВЧЕНКО: Это не шалости, это безумие, которое очень хитрыми и циничными людьми просто-напросто конвертировано в политику. Наталья Поклонская – это очень опасный человек. Сама по себе она, наверно, такая… блаженная, хотя я не верю, что в Украине были блаженные прокуроры. Если генеральный прокурор Украины золотые батоны лепил, то, наверно, маленькая прокурорша Крыма, которая, между прочим, заводила уголовные дела против русских активистов в украинское время, наверно, лепила у себя какие-нибудь пирожки и булочки из золота. Я неплохо знал Украину, и я не верю в бескорыстность украинских прокуроров. Это была такая криминально-свободная страна до войны, до Майдана, в которой было своё очарование.

    В. КАРПОВ: Вольница казацкая.

    М. ШЕВЧЕНКО: Не казацкая, а такая буржуазно-криминальная вольница. Золото, все эти «Луи Витоны» дорогие, машины и всё такое прочее. И Наталья Поклонская вполне была частью этой системы, и именно эту пошлятину она и те, кто за нею стоят, она попыталась упаковать в большую Россию. Они выбрали вот этот монархизм, потому что за два года до крымской весны, в 2012 году в Крым приезжала великая княгиня, как её зовут я уж не помню, это не имеет значения, якобы Романова. Хотя по всем нормам она никакая не Романова. Она путешествовала, они даже фильм сняли четырёхчасовой, как она осматривает Ливадию, якобы свои бывшие земли и поместья. Часть украинско-крымской элиты помешалась на этом, на монархизме, на православии.

    В. КАРПОВ: Сейчас делать-то что? Произошло то, что произошло.

    М. ШЕВЧЕНКО: Конечно, в России есть силы, которые хотят - в это трудно поверить, это кажется безумием и бредом - хотят реставрации монархии.

    В. КАРПОВ: Они есть, да. Они ходят с хоругвями

    М. ШЕВЧЕНКО: С этим надо бороться.

    В. КАРПОВ: Почему бороться? Почему не разговаривать?

    М. ШЕВЧЕНКО: Эти силы - зло. Монархия - это зло.

    В. КАРПОВ: Они вас считают злом. Дальше что?

    М. ШЕВЧЕНКО: Ну ничего страшного, значит дальше сам господь распорядится, кто из нас будет прав.

    В. КАРПОВ: Встретимся на Куликовом поле? Где?

    М. ШЕВЧЕНКО: Почему на Куликовом поле? Встретимся в другом месте каком-нибудь, в Ипатьевском подвале.

    В. КАРПОВ: Это угроза или как?

    М. ШЕВЧЕНКО: Это угроза. Я считаю, что реставрация монархии - это отбрасывание моей страны назад, это ликвидация завоеваний XX века, всего того, что в нём было. Это просто перечёркивание ХХ века, жизни и подвигов миллионов людей. Это попытка узаконивания кучкой правящей элиты награбленного ими у народа имущества. Вот что такое реставрация монархии.

    В. КАРПОВ: Вы предлагаете людей за их убеждения преследовать в Российской Федерации, в светском государстве, где действует Конституция.

    М. ШЕВЧЕНКО: Нет, я не предлагаю. Пока они устраивают террористический шабаш на почве своего монархизма. Пока они создали «Чёрную сотню». Пока они создали непонятные, бандитские какие-то казачьи формирования.

    В. КАРПОВ: В ответ на это что нужно делать?

    М. ШЕВЧЕНКО: В ответ на это нужно укреплять Конституцию, демократию и стоять на стороне закона. Я не человек левых взглядов. Я против революции, как ни странно. Это они за революцию, за монархическую чёрную революцию. Я за соблюдение Конституции, за нормальное современное общество, в котором каждый человек может по-своему сходить с ума. Хочешь быть монархистом - будь монархистом. Хочешь быть анархистом - будь анархистом. Но должно быть понимание исторического пути моей страны. Потому что это не игры. Они хотят приватизировать, и на всю жизнь, на поколения моих потомков захапать большую часть богатства, которое принадлежит народу.

    В. КАРПОВ: Как вы себе представляете себе решение этой проблемы здесь, в Москве, в 2017 году?

    М. ШЕВЧЕНКО: Да никак. Просто надо показывать фильмы и никого не бояться.

    В. КАРПОВ: Вы встанете там, в пикет, чтобы охранять?

    М. ШЕВЧЕНКО: Я никуда вставать не буду. Пусть полиция встаёт. У нас наплодили… Росгвардия, там миллионы ходят, полиция ходит… Почему мы должны вставать в пикеты? Почему мы должны защищать закон от террористов?

    В. КАРПОВ: Потому что мы хотим жить в демократическом обществе, например.

    М. ШЕВЧЕНКО: Вот в демократическом обществе те люди, которые носят форму, и имеют оружие, и имеют полномочия, должны защитить общество от террора. В любом виде - от исламского террора, православного террора, от левого террора, от правого террора, от какого угодно террора, от безумия. Это их работа. Если они будут потакать этому безумию, тогда уже, конечно, мы будем разбираться по-своему.

    В. КАРПОВ: Кинотеатры в оцеплении Росгвардии, полиции, кого угодно - это безумие или нет?

    М. ШЕВЧЕНКО: Ну почему оцепление? Иногда можно сделать внушение. Я вообще против того, чтобы людей бросать в тюрьмы, всегда. Это моя позиция. Исключение для меня - только для насильников и педофилов. Ведь человеку можно разъяснить. Ведь там же известно, кто активисты, кто заводилы. Я не верю, что они не знают, кто является организатором этого акта в Екатеринбурге, этих взрывов, этих закидываний бутылками с горючей смесью и так далее. Значит, надо найти, провести оперативно-следственные мероприятия и завести уголовные дела.

    В. КАРПОВ: Наталья Поклонская заслуживает отдельного уголовного дела?

    М. ШЕВЧЕНКО: Она ничего плохого не сделала. Она всего-навсего говорит. Это её право иметь такие убеждения. Я против того, чтобы в России людей преследовали за убеждения.

    В. КАРПОВ: Опасна она для нашего общества или нет?

    М. ШЕВЧЕНКО: Я считаю, что идея монархизма крайне опасна для нашего общества. Она вводит нас всех в глубокое заблуждение. Она является прикрытием, ещё раз подчеркну, для попытки части правящих элит навсегда закрепить за собой имущественное преимущество ко всему остальному народу. Нам всем, нашим детям будет позволено быть потребителями, тупым стадом. А вот у них будет настоящая реальная жизнь, как это происходило в монархии, когда 80% населения Российской империи было неграмотным, не умело ни читать, ни писать, а у них, конечно, была французская булка, тёмные аллеи и всё такое прочее. Но народ в 2017 году показал, как он видит мир. Он видит его по-другому. Большевизм был решительным воплощением сути и национальной идеи русского народа. Большевизм и есть наша национальная идея. Справедливость, солидарность, равенство и развитие.

    В. КАРПОВ: Диалог между «красным» Максимом Шевченко и кем-нибудь из монархистов возможен?

    М. ШЕВЧЕНКО: Да, у меня есть друзья-монархисты, мы нормально беседуем, спорим. Я считаю, что в цивилизованном обществе всякая идея может обсуждаться и каким-то образом дискутироваться. Но, в целом, я полагаю, что столкнуть Россию и её народ с исторического пути развития и сделать народ просто приложением к правящей элите, к правящей бюрократии, это, конечно же, преступление против нашей страны.

    В. КАРПОВ: Я напомню, сегодня в «Умных парнях» Максим Шевченко, журналист. Обсуждаем главные текущие события. Я обратил внимание, что вы, Максим Леонардович, следите за темой рохинджа и тем, что происходит в Мьянме.

    М. ШЕВЧЕНКО: Это важное событие.

    В. КАРПОВ: Причём следите на уровне эксперта. В этой теме, насколько я понял, вы разбираетесь. Ваша оценка - что там происходит?

    М. ШЕВЧЕНКО: В этой теме лучше меня разбирается Мурад Мусаев, если честно. Это прекрасный московский адвокат, который был там, и был не просто в Мьянме, а в провинции Аракан и встречался с лидерами этих рохинджа. Поэтому, чтобы узнать детально, что там происходит из первых уст, вам лучше поговорить с Мурадом, позвать его в эфир. Он доступный, он говорит на эту тему легко и открыто достаточно. Я ориентируюсь на его доклад, который он опубликовал после поездки туда, и одновременно я исследую труды сотрудников востоковедения РАН, которые занимаются Мьянмой и вообще юго-восточной Азией. Там есть разные подходы. Естественно, Мурад, как мусульманин, поддерживает рохинджа. Есть люди, которые считают, что там ситуация более сложная. Но это на человеческом уровне. Для меня тут, безусловно, одно: если даже половина того, что нам рассказывают о действиях в отношении этой этнической религиозной группы, правда, то это безусловное нарушение прав человека. И уводя в сторону террористические эксцессы, которые там существуют, потому что терроризм возникает во всяких таких спорных моментах, Российская Федерация и правительство должны оказать давление на правительство Мьянмы с целью мирного урегулирования этого конфликта. Это на человеческом и гуманитарном уровне. Там есть и геополитическое измерение, очень важное. Это кратчайший путь, по которому Китай строит транзитный коридор в Индийский океан. Сейчас корабли идут, если вы посмотрите на карту, обходя Малаккский пролив, таким достаточно длительным путём, и там очень много контролирует разных стран. Мьянма граничит с Китаем, и этот прямой коридор - через горы, через джунгли, но всё равно выводящий прямо туда - он, конечно, резко меняет экономическую геополитику. Китай, получает выход в Бенгальский залив, доступ на Ближний Восток, сразу сокращает плечо транспортное на тысячу километров… я не знаю точно, специалисты скажут. Видимо, в этой провинции Аракан есть серьёзные залежи нефти и газа. Поэтому там активно присутствуют саудовцы. Саудовская Аравия инвестирует в этих рохинджа, она 400 тысяч, по некоторым оценкам, перевезла на свою территорию, где они живут слугами, такой низшей кастой, которая обслуживает саудовскую жизнь. И не исключено, что саудовцы, как мы это наблюдали в разных регионах мира, поддерживают и террористическое движение, как это было в Сирии, в Афганистане, на Северном Кавказе, между прочим. Это, мне кажется, очень серьёзный фактор борьбы, поэтому я призвал бы всех поддерживать и защищать права людей на веру, на свободу совести и на жизнь, поэтому гуманитарные аспекты ситуации с рохинджи мы не можем упускать из вида. Прочитайте все доклад Мурада Мусаева, найдите его в интернете, он лежит в открытом доступе.

    В. КАРПОВ: Но вы сами тут же в нём усомнились?

    М. ШЕВЧЕНКО: Я не усомнился, нет. Просто нельзя такую ситуацию изучать только по одному источнику. Как раз в Мураде я не усомнился, но он всё-таки один. У него была там группа экспертов, но это один какой-то взгляд. У каждого эксперта, даже самого подкованного, есть какие-то шоры - образование, происхождение, мировоззрение и так далее. Я думаю, что на Мьянму хорошо бы оказать гуманитарное давление и послать туда российскую делегацию разобраться в этой ситуации. Пусть в этой делегации будут мусульмане России, из Казани, из Грозного, пусть войдут эксперты светские. Мьянма нам не враждебное государство, это государство-партнёр.

    В. КАРПОВ: Оно и не дружественное, и не враждебное - никакое.

    М. ШЕВЧЕНКО: Там бывал Медведев неоднократно, мы продаём Мьянме оружие достаточно в больших количествах. Поэтому это наше партнёрское государство. Если мы хотим помочь Мьянме, чтобы ситуация там не стала подобной сирийской, необратимой, в которой погибнут сотни тысяч людей, лучше на раннем этапе попытаться воздействовать на правительство и на оппозицию, организовать между ними какие-то контакты - политические, гуманитарные. Я не специалист в этом регионе, я сужу по внешним источникам, я там не был никогда. Если в Сирии я бывал много раз, на Ближнем Востоке много раз бывал - в Мьянме я не бывал. Я, может, зимой туда попытаюсь поехать, если мне позволит правительство Мьянмы. Но на данный момент у меня такая позиция, что надо содействовать переговорному процессу, иначе туда будут вбрасываться деньги специально для поддержки террористического движения, для поддержки разжигания ненависти между мусульманами и не-мусульманами, чтобы лилась кровь, чтоб шла война. Мировые и не-мировые хозяева так управляют человечеством. Они используют конфликты - социальные, этнорелигиозные - для того, чтобы управлять тем или иным регионом, создавать там очаги нестабильности контролируемые.

    В. КАРПОВ: Такая активная поначалу позиция Рамзана Кадырова - она приветствовалась вами или нет?

    М. ШЕВЧЕНКО: То, что он высказывался в поддержку мусульман Мьянмы, это, безусловно, правильно.

    В. КАРПОВ: Собирал митинги?

    М. ШЕВЧЕНКО: Это его право. Я не сторонник митингов. Я считаю, что митинги ничего не решают в данном вопросе.

    В. КАРПОВ: Желание послать туда войска?

    М. ШЕВЧЕНКО: Надо понять, почему Кадыров это делал. К нам в Россию едет король Саудовской Аравии в сентябре. А Рамзан Ахматович имеет большие инвестиции в Арабских Эмиратах, которые являются ближайшим партнёром Саудовской Аравии. У Саудовской Аравии есть озвученная внятная позиция по Мьянме и мусульманам-рохинджа. Там идёт конкурентная борьба между Саудовской Аравией и Турцией. Они сегодня совсем не союзники. Более того, они были на грани войны. Когда саудовцы угрожали Катару военным вторжением, летом это было, то именно Эрдоган перебросил в Катар дополнительный контингент турецких войск, доведя их численность до 14 тысяч, по-моему. Это остановило вторжение саудовцев и союзных саудовцам войск Объединённых Арабских Эмиратов. Поэтому идёт такая конкуренция: турки заботятся о мусульманах, саудовцы заботятся о мусульманах…

    В. КАРПОВ: … и Рамзан Ахматович заботится о мусульманах.

    М. ШЕВЧЕНКО: Рамзан Ахматович заботится о мусульманах, занимая серединную позицию. Ещё раз подчеркну, что у него есть теснейшие экономические связи с Арабскими Эмиратами, что, безусловно, хорошо. Это совсем неплохо, в Дубай вкладывают со всего мира. Но у Эрдогана есть другой подход, геополитический. Он, естественно, хочет тоже там занять определённые позиции, в этой самой Мьянме. Это стратегическая такая страна. Посмотрим, как всё будет складываться на этом этапе. Пока конкуренция между саудовцами и турками на территории Сирии привела к развязыванию кровопролитной гражданской войны, когда Эрдоган испугался, что саудовцы свергнут Асада и будут доминировать в Сирии, поэтому активизировалось турецко-катарское влияние в 2011 году в Сирии. Это привело к тому, что они конкурировали, подпитывая боевые отряды на территории Сирии - Саудовская Аравия, Турция и Катар, а это привело к тому, что было убито около миллиона человек с начала гражданской войны. Не хотелось бы, чтобы Мьянму ожидала такая же судьба, и она стала бы зоной такой же бескомпромиссной конкуренции на чужой крови между ведущими исламскими государствами.

    В. КАРПОВ: Следующий вопрос. Обратил внимание: у вас в Facebook была опубликована на вашей же стене ссылка, гиперссылка на «Левый фронт», на то, что с 25 октября, по-моему, он воскресает. Он возобновляет свою работу, и там идёт счётчик, обратный отсчёт. Чего вы ждёте от Удальцова и его «Фронта», не очень понятно.

    М. ШЕВЧЕНКО: «Левый фронт» - это не только Удальцов. Удальцов только один из ярких людей, представителей «Левого фронта». «Левый фронт» создавался в начале двухтысячных, и Удальцова не было на том заседании, а я вот его помню. Там был Борис Кагарлицкий, Гейдар Джемаль, Илья Пономарёв. Это было в Московском Университете, в зале рядом с гостиницей.

    В. КАРПОВ: Гейдар Джемаль умер, Илья Пономарёв на Украине…

    М. ШЕВЧЕНКО: Всё меняется. «Левый фронт» Удальцова - это был совсем другой этап совсем. Но сейчас Сергей, выйдя из тюрьмы, мне кажется, сильно изменился, понял многие свои ошибки. В частности, что нельзя верить так называемым либералам-западникам, они обманут и кинут, как они его кинули и предали. Что надо быть последовательным левым не на митингах и не на улице, а интеллектуально левым. Левым в России не хватает именно марксистского анализа, не хватает интеллектуального понимания происходящих событий.

    В. КАРПОВ: Для этого Борис Кагарлицкий есть.

    М. ШЕВЧЕНКО: Кагарлицкий, безусловно, единственный на данный момент серьёзный марксистский учёный на территории России. Посмотрим, во что это выльется. Я считаю, что серьёзная левая сила, современная, которая живёт и работает в повестке мировых левых сил, таких как Бернес Андерс, Джереми Корбан в Лондоне или, допустим, левые в Германии, или Меланшон во Франции, или «Сириза» греческая. КПРФ, при всём уважении ко многим людям, которые составляют основу фракции КПРФ, она всё-таки не попадает в глобальную левую повестку.

    В. КАРПОВ: Как интересно получается: в глобальную российскую повестку она попадает нормально, не выпадает из неё…

    М. ШЕВЧЕНКО: Конечно! Спектакль, который был создан в 90-е годы и продолжается, тут КПРФ великолепно себя чувствует.

    В. КАРПОВ: Вы прямо рассчитываете на «Левый фронт»? Вы считаете, что это та сила, которая может занять левый фронт?

    М. ШЕВЧЕНКО: Я надеюсь на их конструктивный диалог с КПРФ, например. Но я считаю, безусловно, что молодое такое левое движение, может быть, более интеллектуальное, чем КПРФ, России просто необходимо. Если мы хотим строить, условно говоря, европейское общество, то в Европе левые сегодня играют роль не марионеток правящих элит, а играют роль самостоятельной социальной силы, которая выражает интересы значительного числа народа.

    В. КАРПОВ: Но при этом, если что, сдаёт позиции. Сандерс, например…

    М. ШЕВЧЕНКО: Сандерс - это Америка. А, допустим, Меланшон - это огромный успех на президентских выборах, он вошёл в тройку. Когда коммунисты во Франции входили в тройку со времён Миттерана и 70-х годов?

    В. КАРПОВ: Ну, Олланда тоже считали левым.

    М. ШЕВЧЕНКО: Так или иначе, левые всегда будут и всегда есть. Всегда есть те, кто будет формулировать и пытаться понять политические события через анализ системы производственных отношений, экономики, прибавочной стоимости, интересов правящих элит, интересов капитала, конфликтов капитала. Конфликтов капитала и человека, например. Я считаю, что этот подход даёт понимание достаточно серьёзное и глубокое происходящих событий. Ведь надо понимать, что такое быть левым. Говорят, левые - революционеры и так далее. Левые не настроены на революцию как таковую. Но это та сила, каковой были большевики, которые в случае революции (которые практически всегда происходят по вине правящих элит, как следствие их конфликта) практически единственные имеют методологию, объясняющую происходящее, как это было в России. Поэтому левые - это важная и конструктивная часть общества, современного, демократического, гораздо больше, на мой взгляд, нужная России, чем монархисты и монархическая эта бредятина.

    В. КАРПОВ: Конструктивные-то они конструктивные, но та же болезнь у них наблюдается, как, например, у либерального крыла, где многие со многими соглашаются, но никогда не могут слиться в единый фронт.

    М. ШЕВЧЕНКО: Отличие левых от либералов в том, что левые - предполагается, как это происходит с Борисом Юльевичем Кагарлицким - должны обладать научным мировоззрением, научным пониманием истории, чем не обладают либералы. Либералы обладают желанием служить капиталу и захватывать власть.

    В. КАРПОВ: У них свои иконы есть - Адам Смит, например.

    М. ШЕВЧЕНКО: Адам Смит не либеральная икона. Как мы знаем, Адам Смит был одной из составляющих марксизма.

    В. КАРПОВ: Я про «Левый фронт» и его движение еще уточню. Полагаете, он может прийти на смену КПРФ в России?

    М. ШЕВЧЕНКО: Нет.

    В. КАРПОВ: Почему?

    М. ШЕВЧЕНКО: Я думаю, это будут параллельные силы. Я думаю, что у «Левого фронта» нет такой задачи. Я думаю, что у них есть задача организации современного интеллектуального марксистского пространства.

    В. КАРПОВ: Где амбиции, я понять не могу! Если мы создаём политическую силу, цель её какова?

    М. ШЕВЧЕНКО: КПРФ, к сожалению, партия, отошедшая от марксистского анализа в существующей реальности. При всем уважении, там есть марксист Иван Иванович Мельников. Там Дмитрий Носик… В общем, там есть достойные люди и в человеческом смысле, и в порядочном, но у КПРФ не хватает анализа и понимания существующего положения вещей. Парламентская партия достаточно большая. У вас нет ни медиа серьезных в интернете, ничего такого, чтобы позволяло транслировать вашу правильную идеологию.

    В. КАРПОВ: Вы описываете левое движение в России как кружок по интересам.

    М. ШЕВЧЕНКО: Когда в прошлом году были выборы в Хасавюрте, где половина населения, как минимум чеченцы, они развесили плакаты с портретами Сталина. На какой электорат они рассчитывали, развешивая среди чеченского населения, понятно, как относящегося к Сталину…

    В. КАРПОВ: Накануне 23 февраля еще.

    М. ШЕВЧЕНКО: То есть они мыслят прошлым и постоянно тащат нас в прошлое. А левая мысль, марксистская мысль – это мысль о будущем. Её задача – сделать так, чтобы большая часть человечества – люди, народ, мы с вами – не были выкинуты на обочину истории. Чтобы история принадлежала нам, через наш контроль, экономику производительных сил, финансовых сил и так далее. Чтобы правящие элиты, которые имеют сегодня невероятное могущество, потому что контролируют медиа, финансы, силовые структуры, чтобы они имели оппонента, который бы отстаивал интересы народа. И левые – это единственная партия, которая выступала всегда против фашизма и всегда отстаивала интересы народа не популистски, а именно конкретно и с опорой на понимание политэкономии. Поэтому я считаю, что «Левый фронт» должен, прежде всего, занять позицию политического интеллектуального марксистского центра в России. Это важнейшая задача, которая существует для нашей страны.

    В. КАРПОВ: Но без амбиций.

    М. ШЕВЧЕНКО: У марксистов не должно быть амбиций власти. Просто марксисты должны понимать, что ход истории неизбежно приведет к конфликту правящих элит, и в этот момент они должны быть готовы, чтобы взять на себя ответственность за историю, как это они сделали 100 лет назад в 1917 году.

    В. КАРПОВ: Саакашвили на Украине – это ещё одна тема. Что там происходит? Ваша оценка.

    М. ШЕВЧЕНКО: Это борьба местных группировок, и, конечно же, это страшная пощечина Порошенко, после которой, в принципе, надо уходить в отставку. Какой ты президент, если ты не контролируешь погрансилы. Если человек, которого ты не хочешь пускать, всё равно приезжает в Украину и подобно Бонапарту гуляет по Львовской области.

    В. КАРПОВ: Он не сам пришёл, там были ещё силы, которые его поддержали: Тимошенко, Мустафа Наем.

    М. ШЕВЧЕНКО: Всё это серьёзный конфликт украинских правящих элит, чему я очень рад. Дай Бог им конфликтовать как можно более жёстко, непримиримо. Дай бог им перегрызть друг другу глотки. Может быть, тогда народ Украины вдохнёт спокойно и наконец-то освободиться от этой мерзости, которая привела Украину к гражданской войне.

    В. КАРПОВ: Так выглядит политическая борьба уже на протяжении не одного десятка лет.

    М. ШЕВЧЕНКО: Такого просто ещё не было, чтобы на фоне вооружённого противостояния на Донбассе, когда гибнут люди, и снайперы друг друга с обеих сторон убивают, с украинской стороны снайперы ещё хвастаются этим, и депутаты Государственной Думы ещё поддерживают Алену Белозерскую – журналистку, которая убивала граждан Украины. Между прочим, очевидно, судя по видео, донецких ополченцев, но людей не профессиональных военных. Там люди вылезали из окопов, подставляясь под снайперские прицелы. И хвасталась... Это такая специфическая в Украине ситуация, которая сочетает в себе элементы насилия, до зубов вооруженности, конфликта правящих олигархических группировок, там полуразгромленной Донецкой, Днепропетровской, Киевской, Закарпатской, она на венгров ориентируется. И которая является территорией конфликта больших держав: США, России, Евросоюза. В чем-то они сходятся, в чем-то конфликтуют. В общем, это несчастная страна с несчастным народом. Мне очень жалко, потому что украинский народ нам не чужой, мне он точно не чужой. Хоть я коренной москвич, у меня украинские корни, безусловно, и, если какой-то подонок и проходимец, которого проклинает грузинский народ, против которого в Грузии заведены уголовные дела, а его пособники сидят в тюрьмах по обвинению в пытках и преступлениях иных, и имеют в Украине сторонников до того уровня, что он может прорвать границу Украины, что я могу сказать? Несчастная Украина!

    В. КАРПОВ: В чем выгода для вас, для Российской Федерации?

    М. ШЕВЧЕНКО: Чем быстрее эта псевдообразование, которое превратилось после марта 2014 года, рухнет, тем быстрее украинский нард обретёт свободу и почву под ногами. Какая-то его часть восстановит исторические связи с Россией.

    В. КАРПОВ: Иными словами – потеряют страну.

    М. ШЕВЧЕНКО: Нет, они обретут страну. Просто эта страна должна принадлежать народу, а не этой озверевшей банде, которая эту страну превращает в территорию собственного карьерного и финансового роста.

    В. КАРПОВ: Телефон прямого эфира - +7-495-7373-948. Sms +7-925-8888-948. Работает наш Telegram @govoritmskbot. С Telegram и начнём. Харьковчанин пишет: «Один президент уйдет, другой такой же придёт, если не хуже».

    М. ШЕВЧЕНКО: Вы просто мозги включите свои и поймите, что вас просто гнали на убийство своих братьев на Донбассе. И Харьков просто должен сам определять свою судьбу. Не под Кернеса, не под Добкина, не под Порошенко, а под Харьков, под интересы русских, украинцев, евреев, армян… я не знаю кто там в Харькове живёт, там разные национальности живут. Вот и всё. Просто будьте свободным народом.

    В. КАРПОВ: Прекрасно. Кто-то должен быть выразителем этих интересов.

    М. ШЕВЧЕНКО: Харьковчане такие же умные, пусть они сами все и решают. Если надо, мы приедем и поможем.

    В. КАРПОВ: Как раз Александр про это и спрашивает. Два вопроса – ваша позиция по миротворческой инициативе Путина. И второе – когда мы увидим вас на передовой в Донецке.

    М. ШЕВЧЕНКО: Я был на передовой в Донецке многократно. Я был в аэропорту донецком в разгар боёв. Я был под Дебальцево, поэтому этот идиотский вопрос обращайте сами к себе. Я был в 2014 году, в 2015 году. Видел, к сожалению, мне очень жалко их было, мёртвых украинских солдат в большом количестве. Видел сдающихся в плен, я участвовал в обмене пленных, помогал гуманизации этого конфликта. Поэтому себя спрашивайте, когда вы будете на передовой. Для меня передовая в ДНР – это место хорошо знакомое. Я никогда не стрелял в украинцев, честно скажу, и не хочу этого делать, но если придётся воевать, то, как говорится, война - это такое дело. Но мне хочется, чтобы Украина была свободной, народной, чтобы Украина была украинской, а не приложением к Польше, к Америке, Израилю, к Евросоюзу и кому-либо ещё.

    В. КАРПОВ: К России?

    М. ШЕВЧЕНКО: И не приложением к России тоже, между прочим. Чтобы Украина была Украиной. Она заслужила это право быть Украиной.

    В. КАРПОВ: 73-73-948. Слушаем вас. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Максим, я много раз слышу, что вы поддерживаете и являетесь сторонником дискуссий многопрофильных. А результат какой будет? Я понимаю, что вы погружены в дискуссии, ими и живёте, а страна чем будет жить в той борьбе на букву «п», не буду дальше продолжать. Какой будет результат дискуссии?

    М. ШЕВЧЕНКО: А вы хотите, чтобы пришёл фельдфебель, дал вам приказ и Вы счастливо замаршировали с левой ноги, 20 сантиметров тяни носок? Нет, такая страна нам тоже не нужна. Мы люди свободные, поэтому дискуссии и право на дискуссии – это вообще особенность свободных людей. Если вы хотите хозяина, то вы и получите хозяина в той или иной форме. А мы, свободные люди, между собой будем договариваться, обсуждать какие-то конфликты, разрешать их.

    В. КАРПОВ: Что может стать результатом этих дискуссий?

    М. ШЕВЧЕНКО: На данный момент результатом этих дискуссий является воплощение российской Конституции, в которой есть прекрасные слова о том, что Россия – это социальное государство, а источником власти является её многонациональный народ.

    В. КАРПОВ: Александр уточняет что-то по поводу миротворцев.

    М. ШЕВЧЕНКО: Я считаю, что любая сила, которая сейчас позволит развести стороны воюющие и не убивать друг друга, была бы позитивной. Я против войск НАТО, там я считаю, что это могут быть на самом деле, «голубые каски», африканские страны, страны Полинезии, как это в других регионах мира принято, нейтральные государства, безусловно. Но не те государства, которые втянуты в конфликты в Сирии или в других частях света.

    В. КАРПОВ: Они могут быть по-настоящему нейтральной стороной?

    М. ШЕВЧЕНКО: Есть отработанная технология ООН разведения боевых сил. Они, конечно же, следят за соблюдением режима прекращения огня, следят за разными другими вещами, и то, что голубые каски создают зону, которую они контролируют, это, конечно, то, что приводит к развитию мирного процесса.

    В. КАРПОВ: 73-73-948. Слушаем вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А может быть ажиотаж вокруг «Матильды» призван специально отвлечь опус внимания всего общества? Ведь еще Ален Даллес говорил, что есть люди, которые с крохотной народной детали могут разглядеть следы тщательно подготовленной маскировки. Ведь никто не замечает, что Алексей Учитель совершенно случайно оказался на «прямой линии» президента, ведь это подготовлено управлением внутренней политики администрации.

    В. КАРПОВ: Сознательно вброшенный конфликт.

    М. ШЕВЧЕНКО: Я не думаю, что это подготовлено управлением внутренней политики, я там анархистов особо так не знаю, но я думаю, что часть силовой элиты, безусловно, лелеет монархические мечты и фантазии. Недаром террористические акты, которые производятся от имени православного государства, не расследуются, мы не видим ни одного арестованного, задержанного, по большому счету, и никто не начинает никакие процессы, хотя это чистой воды терроризм.

    В. КАРПОВ: 785-ый интересуется, в конфликте Урганта и Соловьева за кого?

    М. ШЕВЧЕНКО: Я за Первый канал по любому, потому что Первый канал – это другая эстетика. Я за Урганта, безусловно.

    В. КАРПОВ: Это два канала, которые тесно связаны с государством. Разница существенная?

    М. ШЕВЧЕНКО: Во-первых, я много лет проработал на Первом канале, и для меня это родной канал, и я всегда за своих стою. А во-вторых, у меня с Соловьёвым у самого есть достаточно серьезные и эстетические и этические разногласия, которые я просто не буду выносить в публичное пространство. Я просто считаю, что Ургант не до конца корректно высказался. Но не Соловьеву, как говорится, судить Урганта.

    В. КАРПОВ: Слушаем вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Максим, почему Украину нельзя соединить с Россией?  Когда будет русский народ управлять, тогда и будет нормально.

    М. ШЕВЧЕНКО: А у вас Путин не русский что ли? Патрушев не русский? Посмотрите на правительство России, на власть, там одни русские люди в основном. Все эти мифы про то, что русские не управляют Россией – это всё чушь. Есть регионы, где нормальные губернаторы как в Белгородской области – Евгений Степанович Савченко.

    В. КАРПОВ: …который сейчас был переизбран.

    М. ШЕВЧЕНКО: Да, я хочу его поздравить, потому что это регион, где позитивная рождаемость русского нарда, где большие зарплаты – 40-50 тысяч на селе получают - где экология, современная экономика и так далее. Поэтому не надо заниматься демагогией, а русские там хорошо живут, где они по-современному и правильно развивают русские регионы. Есть коренные русские регионы, и лучше нам заняться их развитием. А то, что у нас власть русская, я в этом и не сомневаюсь. Что касается Украины, то, пожалуйста, не считайте украинский народ каким-то приложением к русскому народу. Это неправильно. Это тяжелая и серьезная ошибка. На Украине есть большое количество русских людей. Думаю, 30% населения Украины – это русские. Но там есть большое компактное проживание евреев, потому что это во многом родина евреев. Я не знаю, родина ли евреев Израиль, но то, что Днепропетровская область – родина евреев – это очевидно.

    В. КАРПОВ: Любавич.

    М. ШЕВЧЕНКО: Там есть венгерское население, Закарпатье. Там есть русинское, гуцульское населения. Но основная масса Украины – это украинцы, это другой народ с другим языком, с другой историей, ментальностью, отличающейся от русских. Нас с ними объединяет только православная вера. Так греки тоже православные. Вы что греков тоже в русские запишите что ли? Почему сербам позволяете быть сербами, а украинцам не позволяете?

    В. КАРПОВ: У нас более тесная история с украинцами, чем с сербами.

    М. ШЕВЧЕНКО: Если вы читали Сергея Платонова… возьмем официального монархического историка, а не Костомарова, оппозиционера-социалиста, который тоже на мой взгляд прекрасный историк, но возьмите Платонова. Он говорит о двух центрах русских земель, один центр - Москва, другой - Литва. Украина имела отношение к Литве. Украинский язык происходит не от русского языка, а от среднелитовского языка. Достаточно в Википедию дать себе труд посмотреть. Он среднелитовский не потому, что к литовцам имеет отношение, а потому, что культурным языком Великого княжества Литовского был славянский язык. От старославянского произошёл и украинский язык как смешение польского, московского. Влияние шло из Москвы, из центральной России. Дмитрий Ростовский и так далее… 16-17 век – это время, когда формировались эти языки. Формирование русского языка находится под сильным влиянием 18 века, господстве в российском культурном пространстве немцев, французов, шотландцев, и это не секрет. И эту полемику между Карамзиным и Шишковым знает каждый культурный человек, который даёт себе труд об этом рассуждать. Наш язык – это язык, которые придумали Карамзин, Василий Львович Пушкин, Александр Сергеевич Пушкин, а Шишков, который как раз пытался опираться на славянские корни русского языка, на церковные книги, на труды Дмитрия Ростовского, он проиграл в этом споре. Правящая элита говорила на французском и на немецком языке, и иногда давала себе труд поэкспериментировать на русском языке. Поэтому русский язык имеет вообще другое происхождение, другой генезис. В нем даже некоторые формы образования прилагательных французские, а не славянские.

    В. КАРПОВ: Сейчас у нас завяжется филологическая дискуссия.

    М. ШЕВЧЕНКО: А украинский язык гораздо более близок к польскому языку, словацкому, чешскому. Это народ с другим языком. Но это народ, который был с нами в общей исторической судьбе, поэтому надо уметь с ним находить общий язык, а не пытаться его сломать и растоптать. Это ошибка, которая потакает украинскому нацизму, абсолютно враждебному России. Каждый раз, когда вы говорите, что украинцев не существует, что они неправильные русские, вы толкаете их в объятия поляков. А Польша католическая – это враг России, который претендует на власть над Украиной. Украина с Польшей – это 100 миллионов человек, это сравнимо с населением страны. Такая Речь Посполитая выставит армию больше миллиона, вооруженную натовскими стандартами. Это реально угроза войны. Поэтому если вы не хотите воевать потом с союзом украинских и польских нацистов, которые будут к нам идти войной, то лучше нам с украинцами разговаривать как с людьми, а не оскорбляя их каждую секунду. Это моя претензия к Соловьеву достаточно серьёзная, потому что Соловьев постоянно с 2014 года разжигал ненависть к украинцам в своих передачах, и поэтому он мой политический и идейный противник.

    В. КАРПОВ: С нами был Максим Шевченко, журналист. Спасибо, Максим Леонардович. Приходите ещё.

    М. ШЕВЧЕНКО: Спасибо. До свидания.

     

    Версия для печати

Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus