• Алексей Пиманов в программе "Бла-бландинки"

    13:00 Окт. 7, 2017

    В гостях

    Алексей Пиманов

    Режиссёр фильма "Крым"

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Это программа «Бла-бландинки». Мы начинаем. Ольга Данилевич…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Катерина Звягинцева.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: У нас сегодня в гостях…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А в гостях у нас… Сейчас буду долго перечислять, перечислю всю, а потом к следующей части, может быть, что-то вы решите убрать.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Подсократить.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Да. Журналист и ведущий программы «Человек и закон» на Первом канале, режиссёр, продюсер и сценарист Алексей Пиманов. Слушайте, и телеканал «Звезда», и «Красную звезду» не учла, но можно назвать ещё. Генеральный директор…

    А.ПИМАНОВ: Хватит уже.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Хватит? Достаточно.

    А.ПИМАНОВ: Хватит, конечно.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Здрасте, Алексей, в общем.

    А.ПИМАНОВ: Здравствуйте.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Twitter, SMS, Telegram, Катечка.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Друзья, +7 925 88-88-948 — номер для ваших SMS-сообщений. Telegram: govoritmskbot. Twitter: govoritmsk. Наш Instagram: bla_blandinki, туда тоже можно писать. Ну что? Тут уже начинают, начинают…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Давайте начинать сначала, начинать с премьеры, конечно.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Уже спрашивают про «Крым».

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Давайте чуть подождём с вопросами. Всё обязательно прочтём, но чуть позже. Немножко наши пока вопросы, ладно?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Но вы пишите.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Поскольку неделю как раз назад примерно состоялась премьера фильма «Крым» в Кремлёвском дворце, скажите, почему именно это место было выбрано?

    А.ПИМАНОВ: Потому что у нас заявок было 25 тысяч на премьеру только, и мы поняли, что в концертный зал «Октябрь» (а там 1,5 тысячи) мы всех просто не воткнём.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А кто был на премьере из важных людей?

    А.ПИМАНОВ: Я бы не стал говорить… Там было очень много важных людей. Но я считаю, что это кино народное, поэтому я считаю, что посмотрели — и посмотрели.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Но отзывы вы слышали от разных людей? Я имею в виду — и от высшего руководства, скажем так. Слышали вы отзыв, например, от Сергея Кужугетовича Шойгу?

    А.ПИМАНОВ: Слышал.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Расскажите.

    А.ПИМАНОВ: Полгода назад он посмотрел кино и сказал: «Вперёд!».

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Полгода назад ещё?

    А.ПИМАНОВ: Конечно.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Самый первый зритель был?

    А.ПИМАНОВ: Конечно.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А Владимир Владимирович?

    А.ПИМАНОВ: Не знаю.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вам не передавали или вы не знаете?

    А.ПИМАНОВ: Не знаю. Я даже не старался пока показывать.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А хочется?

    А.ПИМАНОВ: Нет.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Почему?

    А.ПИМАНОВ: Потому что я считаю, что это кино народное. Я его делал для людей, а не для высшего руководства.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Но президент же тоже… люди.

    А.ПИМАНОВ: Ну, посмотрит — и замечательно, прекрасно, я буду счастлив.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вам важна на самом деле оценка? Или это было какое-то слово, которое нельзя было не сказать?

    А.ПИМАНОВ: Нет, я, слава богу, дожил уже до таких как бы лет и позиций, что я могу себе позволить делать то, что я хочу. Я хочу это делать, я хотел это делать. Это болело у меня три года. Я в это вложил, извините за пафос, сердце и душу. И поэтому мне в этом смысле, что там скажет начальство, мне совершенно…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Нет-нет, я не про начальство, я про тот же народ. Вы говорите «фильм народный». Вот вам важно, как отзывается народ?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Вы же смотрели наверняка на реакцию зрителей, которые выходили из кинотеатра.

    А.ПИМАНОВ: Слушайте. Ну, дело в том, что… Ну как? Во-первых, если вы говорите про премьеру, то люди встали. И когда у тебя 5 тысяч встаёт и начинает аплодировать, встаёт именно и плачет — конечно, это очень трогательно. И меня, если честно, скажу, что немножко пробило, потому что я знал, что и в Севастополе, и в Симферополе было то же самое.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вы рассчитывали на это? Или это для вас было абсолютно неожиданно?

    А.ПИМАНОВ: Ну, я знал, чем кино закончится. Я прекрасно понимал, какой будет финал. И я прекрасно понимал ту эмоциональную составляющую, которая в кино вкладывается. И прекрасно понимал, что люди… ну, основная масса, нормальные люди так среагируют. Это было понятно. Те, у кого это болит, среагируют так. Те, кто, скажем так, считает, что была ошибка, когда присоединили Крым, то их не пробьёшь особо. Ну, я и не собирался.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Я буду тоже сейчас очень откровенной, потому что до эфира вы сами признались, что «выпускаешь фильм, а потом сидишь и каждые полчаса в телефоне обновление страницы нажимаешь».

    А.ПИМАНОВ: Да.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Потому что там отображается, какие сборы. И когда вы говорите и признаётесь с некоторым пафосом, что у вас болело… Но вы каждый час же смотрите не на то, какие отзывы там, какие комментарии люди оставили, а вы смотрите на то, сколько денег картина собрала.

    А.ПИМАНОВ: Нет, вы поймите, что у меня существует… у нас существует критерий некий успеха в прокате: если в прокате ты меньше 100 миллионов собрал, то это не очень хорошо, а вот если выше и дальше уже в бесконечность, то ты уже что-то сделал такое, что уже работает, что называется, в прокате.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Какие цифры сейчас показывает ваше приложение?

    А.ПИМАНОВ: Ну, смотрите. Я могу сразу сказать, что люди, которые не очень это кино хотели принимать, они по рынку распускали слухи, что у нас будет всего за все три уикенда, в которые мы будем работать, у нас будет 120 миллионов. И они внушали всем эту мысль. Мы только за первый уикенд собрали 160. Это был прекрасный старт, потому что, ещё раз говорю, очень многие хотели, чтобы этого не было. Сейчас у нас уже, перед началом второго уикенда, 226 миллионов. Я думаю, что где-то в конце… Я не буду сейчас гадать, не хочу. Ну, думаю, что цифра примерно… если удвоится, то будет хорошо.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Сколько вы потратили?

    А.ПИМАНОВ: Потратили мы… всё вместе с рекламной кампанией — 350.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Очень большая и серьёзная такая рекламная кампания, потому что плакаты с «Крымом» (фильм «Крым» я имею в виду), они, мне кажется, вообще везде встречались. И уж точно…

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Ты подлетаешь к аэропорту «Шереметьево»…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Да.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: И тебя встречает первое что? Плакат!

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Ты заходишь на сайт любого киноцентра, например, и первое, что у тебя там появляется — вылезает реклама фильма «Крым». Почему?

    А.ПИМАНОВ: Я могу только поклониться своей команде, которая продвигала кино, потому что… Знаете, чем я как продюсер и режиссёр отличались? Тем, что я считаю каждую копейку. Я сам эти деньги… Кстати, в это кино вложены и мои деньги личные, чтобы было понятно. И у государства я взял всего лишь 30 миллионов невозвратных денег и 40 миллионов возвратных. Эти 40 миллионов я уже вернул. Всё, закрыли тему. Соответственно, это не те 300, 400, 500 миллионов, которые многие берут у государства, а потом их не возвращают. Тут вообще тему закрыли, не об этом разговор.

    А у меня просто команда великолепная. И плюс к этому я всегда сам продюсер и сам режиссёр своего кино, ну, как правило. Мы сейчас не говорим про сериалы большие, которые мы выпускаем на Первом канале — там немножко другая история. И поэтому я умею — первое — очень технологично снимать кино. Я просто, в отличие от многих режиссёров, считаю, что надо подготовиться правильно за пять-шесть месяцев или три-четыре (у каждого по-разному). Когда ты готовишься, надо так продумать кино, чтобы потом деньги не терять на площадке и чтобы я как режиссёр знал, что я снимаю. Это первое.

    Второе — это то, что я контролирую все финансовые потоки как продюсер и как режиссёр, я знаю каждую копейку. Мы, как правило, снимаем намного дешевле то, что другие снимают часто дороже.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: На чём вы экономите?

    А.ПИМАНОВ: На технологичности.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А на актёрах не экономите?

    А.ПИМАНОВ: Нет, не экономим. У нас есть технологии… Если вы кинопроцесс понимаете, то вы знаете.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Ну, очень приблизительно, как вы понимаете.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Но у нас много было режиссёров, и они нам растолковывали какие-то моменты.

    А.ПИМАНОВ: Вот смотрите. Вы КПП подготовили и знаете, что в такой-то…

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Бизнес-план?

    А.ПИМАНОВ: Нет, КПП — календарно-постановочный план. И вы знаете, что в такой-то день вы приедете на такой-то объект. На этом объекте вы заплатите за него условные 100 тысяч рублей аренды. Потом вы туда вызовите актёров из Москвы с других съёмок. Они прилетят на самолётах — вы заплатите за это билеты, деньги и так далее. У вас группа, которая в этот день получит определённую зарплату. Вы вызовите, допустим, катера или самолёты, или ещё что-то. Вы всё это соберёте на площадке в 10 часов утра. Но потом произойдёт так, что камера не приехала, потому что, видите ли, неправильно её рассчитали, водитель запил и не подвёз эту камеру. И ещё, ещё, ещё, ещё…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Риски. У вас такого не было, в общем?

    А.ПИМАНОВ: У нас такое очень редко бывает. И поэтому мы очень жёстко всё контролируем.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Водители непьющие.

    А.ПИМАНОВ: И вы знаете, что самое страшное в этот день? Или отменить съёмку и потерять в районе… 50 умножаем на 6… 300 тысяч рублей можно потерять в один день… 3 миллиона рублей, извиняюсь.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Ну да. Учитывая, что у вас ещё такие съёмки были — пригнать танки, которые там как раз идут по Крыму.

    А.ПИМАНОВ: Конечно.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Пригнать военный корабль.

    А.ПИМАНОВ: Правильно.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А можно вопрос?

    А.ПИМАНОВ: Да.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А сколько стоит… Ну, это называется «арендовать корабль»?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Танк.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Или как это?

    А.ПИМАНОВ: У нас, вы знаете, учитывая то, что мне помогало Министерство обороны…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Ну, это просто помощь? То есть вы не платили за это деньги?

    А.ПИМАНОВ: Ну, там по-разному. Я сейчас не хочу в технологию вдаваться. По-разному.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Так интересно вообще.

    А.ПИМАНОВ: Я не хотел бы в это вдаваться, потому что там по-разному всё. Поверьте, там каждый раз всё было по-разному: где-то бензин, где-то это, где-то то, где-то работа оплачивается консультантов, где-то за день мы платили гонорар людям, которые работали в кадре. Это всё по-разному было.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Так вы сэкономили на том, что у вас хорошие отношения с Шойгу.

    А.ПИМАНОВ: Нет.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Ладно, нет. Вопросы.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Но Министерство обороны помогало. Ну, как уж нет? Ну лукавите!

    А.ПИМАНОВ: Было бы странно, если бы оно не помогало, снимая фильм про Крым. Ну, что вы, честное слово?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Ну да, денег не пришлось платить. Это же тоже уже какая-то экономия.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Ну что, начинаем читать вопросы? Вот смотрите…

    А.ПИМАНОВ: Так это тоже умение продюсера договориться.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Не помощь, значит? Ну ладно.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Умение договориться. Так и запишем. Светлана пишет: «Не считаете ли вы, что фильм несколько запоздал с выходом и выглядит как некая напоминалка того, что Крым наш?» Или это уже стало забываться?

    А.ПИМАНОВ: Ой, давайте сразу — про что кино. Я не знаю, смотрела ли…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Светлана.

    А.ПИМАНОВ: Да, Светлана, смотрела ли она кино. Там нет никакой напоминалки. Дело в том, что это кино про то, что нельзя разрывать людей, которые друг друга любят. Это кино — история любви. Я это всё время говорю. Да, там есть, конечно, экшн-сцены, там боевик даже есть, но там в основе всего история Ромео и Джульетты — история севастопольца и украинки, киевлянки. И мы только так хотели это кино снимать, потому что всё другое — это пусть потом будут снимать другие. Как это было, что это было, какие были там митинги, были они, не были — это вообще вопрос другой. Я не хотел вообще с этим кино в политику заходить. Я хотел…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Ну, не получится же снимать кино про Крым без политики. И у вас не получилось так, чтобы совсем без политики. Ну, честно! Там есть автобус с Антимайданом. Там есть какой-то…

    А.ПИМАНОВ: А вы смотрели фильм?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Да, я посмотрела кино. Там есть противоборство между Майданом и Антимайданом. Как оно может быть без политики? Там есть момент…

    А.ПИМАНОВ: Подождите, подождите. Там нет противоборства между Майданом и Антимайданом. Там есть… Вот вы не путайте опять. Там есть… Я ещё раз скажу. Даже когда я эпизод на Майдане снимал, я сказал всем своим: «Ни одного плохого украинского лица. Ни одного!» Для меня враги только те, кто под Корсунем убивал людей и сжигал автобусы и в Одессе после этого сжёг людей живьём в Доме профсоюзов. Это для меня враги. Давайте называть откровенно.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Поэтому они у вас в масках.

    А.ПИМАНОВ: Да. А они так и были. Это же реальная история. Они так и были.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Да. Но это же не значит, что нет политики.

    А.ПИМАНОВ: Нет, подождите. А на Майдане история была очень простая. Я сказал своим: «Я не хочу…» Да, у меня конфликт наших героев начинается там. Да, он приезжает к ней, потому что он хочет её оттуда… ну не то что вытащить, а просто понимает, что надо переезжать. Да, он не очень воспринимает то, что там происходит. Но при этом они общаются, при этом они говорят, они встречаются и так далее. А вот когда там происходит… снайперы когда начинают работать и убивают её друга, и там начинаются её эмоции: «Они нас убивают, а мы что должны?» — а он кричит: «Что вы творите? Что вы делаете?» — это же начало войны, да? Если вы говорите, что это политика… Ну, наверное.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Ну да. А разве нет?

    А.ПИМАНОВ: Ну и что? Ну и дальше что?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Нет, ничего. Просто вы говорите, что без политики, что это фильм про любовь. Но не совсем.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Многие зрители благодарили вас за то, что там мало крови. Вы намеренно это делали?

    А.ПИМАНОВ: Да, я делал про то, как не дали разгореться войне. Потому что самое главное, что нужно понять… Если мы сейчас уходим в политический разговор, давайте уйдём туда. Самое главное, что должны все понять, те, кто против, скажем так, присоединения Крыма… А таких людей очень много, к сожалению. Особенно даже во время выхода этого фильма в прокат просто повылезало такое количество людей, от которых я даже не ожидал, что у них мозги так устроены. Ну, это их право. Ещё раз говорю: я никогда ничего никому не навязываю. Это их право. И самое главное, что… Я точно знаю, потому что я и в марте там был. Знаете, что самое интересное? Вот вы были в Крыму хоть раз за три года?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Безусловно.

    А.ПИМАНОВ: Были, да?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: За три года?

    А.ПИМАНОВ: Да, за эти три.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А, нет.

    А.ПИМАНОВ: Не были, да?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Я была только в украинском Крыму.

    А.ПИМАНОВ: С людьми не разговаривали никогда, да?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Нет, ну я была просто на территории Украины только.

    А.ПИМАНОВ: А с людьми вы не разговаривали в Крыму? Не ездили?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: В Крыму? Нет.

    А.ПИМАНОВ: Ну понятно. Просто тот, кто в марте 2014 года был в Крыму и пережил эту эмоцию, тот знает, что это очень похоже на то (как я теперь понимаю), что люди переживали, когда Гагарин полетел или 9 мая 45-го года. Это невозможно словами рассказать. Вы знаете, как бы ты ни рассказывал, ты это не расскажешь никогда. Это такая эмоция, когда, вы знаете, комок к горлу подкатывает — и всё. Именно от людей, не от меня. Именно она от людей шла, оттуда. И самое страшное, что почему-то очень многие забыли и не понимают… И я это знаю как человек, который допущен до определённых документов и который знает и читает по своей должности определённые закрытые записки, аналитику и так далее. Там должна была быть война. Люди, которые там живут сейчас, вы с ними поговорите — и они вам все… ну, почти все скажут: «Мы ждали войны».

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Подождите. Но у них же не было доступа к этим закрытым документам.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Ну, по ощущениям.

    А.ПИМАНОВ: Как это? Подождите. Когда тебе сообщают, что из Киева пошёл спецназ, уже полетели, когда тебе сообщают, что пошёл…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вы имеете в виду военных, живущих на территории Крыма военных?

    А.ПИМАНОВ: Почему военных? Людей.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Жителей, жителей.

    А.ПИМАНОВ: Вот у меня главный герой… вернее, отец главного героя…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Он военный как раз.

    А.ПИМАНОВ: Нет-нет-нет. Актёр крымский.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А, вы имеете в виду…

    А.ПИМАНОВ: Он был в этом ополчении сам. И он рассказывал: «Мы ходили, мы ставили какие-то блокпосты. Мы знали, что сюда придут, потому что здесь будет война. Я заходил в подъезд, и ощущение — куда девать своих? Потому что ты понимаешь, что приходит война». Вот у всех было это ощущение. Понимаете? И все знали, что сомнут. Начали ставить блокпосты, начали что-то… Он говорит: «Мы ходили, мы автоматом всё это делали».

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Слушайте, можно я сейчас… Простите, что я вас перебила. Когда во время съёмок как раз те самые танки нагоняли для съёмок, какие были ощущения у местных жителей? Им было как-то, не знаю, некомфортно и страшновато? Потому что, в общем, они всего этого избежали, а тут вот на съёмках опять танки едут.

    А.ПИМАНОВ: Так танки-то едут, которые защищать приехали.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Да-да, но всё равно…

    А.ПИМАНОВ: Нет-нет. Просто ту эмоцию…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Никто там не пугался?

    А.ПИМАНОВ: Нет-нет-нет. Просто дело в том, что там очень многие живут и до сих пор помнят это. Почему очень многие звонят, говорят, приезжают, подходят, плачут, говорят: «Ты заставил нас пережить заново вот то и напомнил нам всем. Может быть, всему миру теперь расскажешь, — если это кино пробьётся, конечно, — ты расскажешь этим людям, что мы пережили? Потому что они же все придумывают какую-то политику, они придумывают какую-то…» Сегодня не о политике надо, а о кино говорить.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Давайте о кино. Всё, я вас возвращаю в кино. Возвращаясь к кино, объясните, почему в Интернете отзывы нехорошие? Почему так много критики? Почему рейтинги низкие?

    А.ПИМАНОВ: Так, стоп! Значит, по поводу…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Интернет, именно Интернет.

    А.ПИМАНОВ: По поводу Интернета. В Интернете всегда очень много пишут и по-разному.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: По-разному.

    А.ПИМАНОВ: Вы прекрасно знаете. Там пишут очень хорошо и очень плохо. Это нормально.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Да. Но если брать в процентном соотношении, то критики больше.

    А.ПИМАНОВ: Нет, неправда, неправда, неправда! У меня сидит аналитическая группа, которая всё анализирует. Поверьте, 60% плюсов и 40% минусов. Ну, неправда. Ну, поверьте мне, вот не придумывайте! Теперь вопрос по поводу всяких… Я не буду сейчас называть всякие сайты. Понятно, что… Давайте говорить откровенно. Мы чётко понимали ещё за три месяца до выхода этого кино в прокат, что против нас начали работать определённые люди и определённые структуры. Украинцы.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: То есть целая кампания началась против вас?

    А.ПИМАНОВ: Конечно, да. Там есть целая группа людей, которые работают против этого фильма. Мы даже поймали несколько прямо скриншотов (они у меня есть, просто я могу их предъявить кому угодно), где люди потом пишут: «Ура! Мы опустили их рейтинг, мы обрушили рейтинг на таком-то сайте. Поздравляю всех! Три месяца работы увенчались успехом». То есть то, что они делали… Они технологичные очень ребята, они очень умеют работать. Они работают везде, где появляется слово «Крым». Они работают на всех площадках.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Вас взломали хакеры?

    А.ПИМАНОВ: Не нас.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Не вас…

    А.ПИМАНОВ: Дело в том, что там… Понимаете, я не хочу… Дело в том, что в это всё не лезли, потому что нам это неинтересно. У нас вся рекламная кампания была направлена на людей простых. И то, что у нас сейчас наши прокатчики говорят, что это первый фильм, который объединил младших и старших… Удивительно! Это первое кино, которое… А особенно в регионах. Регионы — ну, скажем так, там народ патриотичнее (назовём это так), и поэтому в регионах кино выходит очень хорошо, очень хорошая реакция, понимаете, очень хорошая. Москва, Питер? Ну, Москва и Питер — всегда была такая немножко фрондирующая публика. Ну и бог бы с ней, пусть фрондирует, мне не жалко. У меня огромное количество либералов-друзей, с которыми мы общаемся, садимся, обсуждаем Болотную. Не орём, не кричим, не бросаем друг в друга кирпичи. Понимаете? И кино как раз про это: «Давайте поговорим. Давайте поговорим с украинцами». Вы помните кино? Оно же заканчивается чем? Телефонными разговорами русских и украинцев, правильно?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Да.

    А.ПИМАНОВ: И зал начинает плакать. Потому что я понимаю только, что если я маме звоню своей и говорю: «Мамочка моя родная и дорогая, я тебе отправил лекарство. Как у тебя ножки?» — «Ножки у меня болят. Я просто ходила… А ты когда приедешь?» — «Не могу, мама, не пускают. Но лекарство я тебе отправил».

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Слушайте, про эти рейтинги и про отзывы, про комментарии в интернетах…

    А.ПИМАНОВ: Так вот, по поводу определённых… Я знаю, что там один очень красивый сайт. Они молодцы. Я, честно, особо не интересовался, что там происходят, но когда мне сказали, что там произошла какая-то история и они отпиарились на этом очень красиво… Они молодцы! Они не только с нами это проделали. Они проделали это с несколькими проектами большими, но потом они это всё выправляли. У нас другая история. Они молодцы. Они сделали великолепный пиар себе, потому что про них все пишут, что-то говорят, что-то там обсуждают и так далее, и так далее. А что там? И мы точно знаем, что украинцы применили потрясающую технологию — они накачали вначале рейтинг какими-то ботами, а потом, видимо, я не знаю, договорились, не договорились, увидели их, не увидели, специально они засветились…

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: И обрушили.

    А.ПИМАНОВ: И обрушили.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вы знаете, кто эти люди?

    А.ПИМАНОВ: Украинцы?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Кто устроил провокацию? Кто именно это делает?

    А.ПИМАНОВ: Я думаю, что они оттуда это сделали.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Ну, потому что даже наши слушатели пишут, что заявили о взломе профилей для накрутки рейтинга, и профили десятков тысячей пользователей были взломаны.

    А.ПИМАНОВ: Вот смотрите, ещё раз. Мы этого не делали, а это делал кто-то. Это я считаю, что такая красивая… Они молодцы. Они работали против кино. И они очень грамотно… Потому что мы думали: где мы пропустим удар? Ну, мы знали, что они будут заходить на какие-то порталы, где мы появимся. Они будут там писать, потому что… Мы даже знаем группу украинцев (у меня даже фотография есть), которая сидит в штаб-квартире Facebook в Дублине. Они работают, по этой теме работают. Поймите одно…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: В смысле? Стойте! Остановимся на секундочку. Ребята из Facebook?

    А.ПИМАНОВ: Украинцы.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Украинцы. Но из Facebook? Работающие на Facebook?

    А.ПИМАНОВ: Конечно.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Это они занижают ваш рейтинг?

    А.ПИМАНОВ: Нет, не они, нет. Я не знаю, ещё раз говорю. Вот мы сейчас пытаетесь… Я вам ещё раз говорю, что…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Поэтому я вас и спрашиваю: вы знаете, кто эти люди?

    А.ПИМАНОВ: Я говорю не про рейтинг. Я сейчас говорю про то… Я сейчас говорю не про рейтинг одного сайта. Кстати, обратите внимание — одного портала. На остальных всё хорошо. Я сейчас не про это говорю. Например, на портале другом из 10 у нас 9,7. Понимаете? Вот и всё. Вы сейчас как бы… Мы сейчас вообще не туда пошли. Я сейчас не хочу в этом всём копаться. Я хочу копаться в том, как кино…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: В фильме.

    А.ПИМАНОВ: Конечно.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: И ещё одна попытка вернуться к фильму. Давайте про актёрскую работу поговорим.

    А.ПИМАНОВ: Давайте.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вы говорили о том, что… Я не зря у вас спросила: не экономили ли вы на актёрах? Я же могу тут честно тоже своё мнение говорить? Мне абсолютно не нравится главная героиня. Мне кажется, что она очень плохо играет. И у меня вопрос: почему вы не взяли кого-нибудь, кто играет хорошо?

    А.ПИМАНОВ: Потому что я считаю, что Евгения Лапова играет потрясающе. Она делает ровно то, чего я хотел от неё добиться. И это признано всеми — и тем, с кем я говорил и кому я показывал.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: С кем вы говорили и кому вы показывали?

    А.ПИМАНОВ: Со многими, со многими. Слушайте…

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Кто это говорил? Ну, кто авторитеты? Назовите.

    А.ПИМАНОВ: Для меня?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Да, для вас кто авторитеты?

    А.ПИМАНОВ: У меня очень много. А зачем? Очень много людей. Я сейчас не буду… Мы фокус-группы проводили очень долго, на протяжении полугода.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Почему именно её? Как вы выбирали?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Как вы её нашли?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: И кто был ещё?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: И почему её?

    А.ПИМАНОВ: Потому что я… Знаете, у меня очень сильно в голове сидело, как потом я понял, у меня очень сильно сидели в голове глаза вот этой Дмитрук — девушки, которая прочла знаменитое стихотворение «Никогда мы не будем братьями». И знаете, эти холодные глаза, но при этом искренние они, они такие настоящие. Я же понимал, что она искренне и по-настоящему это делает, эти стихи написала. И у меня где-то на уровне подсознания сидело именно это. Я хотел найти именно такие глаза. И я у Жени эти глаза нашёл.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А вы сами отбирали актёров?

    А.ПИМАНОВ: А кто?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Ну не знаю. Может, вам кто-то советовал.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Группа?

    А.ПИМАНОВ: Нет, сам.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Кастинг был? Или это было просто: «Девушка, вы похожи на человека, который может сыграть эту роль»?

    А.ПИМАНОВ: Слушайте, вы сейчас извините, конечно, но вы сейчас какую-то глупость говорите, потому что…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Может быть. Мы далеки от кинопроцесса, поэтому у вас спрашиваем.

    А.ПИМАНОВ: Да. Когда вы в кинопроцесс зайдёте один раз…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А я вас спрашиваю, потому что вы из кинопроцесса.

    А.ПИМАНОВ: Ещё раз. Как вы можете такие вещи вообще говорить?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Какие?

    А.ПИМАНОВ: А вот так и так. У нас есть, конечно, пробы, есть репетиции, есть…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Много человек пробовались на эту роль?

    А.ПИМАНОВ: Да много, конечно.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Ну, можете сказать примерно, сколько человек вы пробовали.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: И из известных кто-нибудь был? Я не знаю, Пересильд какая-нибудь…

    А.ПИМАНОВ: Она по возрасту не подходит.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Ну ладно! Она хорошая актриса и может сыграть и молодуху, и старуху.

    А.ПИМАНОВ: Конечно, всё может сыграть, конечно. Конечно, у нас были огромные… Почти год мы искали актёров.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вы искали везде? И на территории Крыма и в России?

    А.ПИМАНОВ: Везде.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Везде. А ещё у меня вопрос по комментарию газеты Guardian, которая назвала ваш фильм «высокобюджетным блокбастером, который мир никогда не увидит». Ну, во-первых, увидело уже несколько, я так понимаю, стран, да?

    А.ПИМАНОВ: Да. И увидит ещё Китай.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вот! Расскажите, какие ещё страны планируются и когда?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Международный прокат.

    А.ПИМАНОВ: Нет, пока мы только с Китаем вели переговоры. Мы сейчас хотим прокататься нормально здесь, в России. И слава богу, что всё идёт хорошо. А потом уже будем думать. Китай — да. С Китаем уже договорились.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А почему Китай?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Потому что наши друзья.

    А.ПИМАНОВ: Потому что рынок большой — раз. Во-вторых, они — независимая страна, они не боятся показывать такую точку зрения. Потому что у нас же все же… «Крым» — это вообще слово для всех такое, знаете…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Страны Европы вас в этом смысле интересуют?

    А.ПИМАНОВ: Я не знаю пока. Я ещё раз говорю, что захотят — мы дадим.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Нет, а вы хотите сами?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: В Германию отправить этот фильм.

    А.ПИМАНОВ: Слушайте, это кино… Ну, посмотрят — и слава богу. Это кино… больше всего для меня очень важно, чтобы его в Интернете увидели на Украине, и чтобы увидели наши россияне, наши люди. Потому что очень важно, ещё раз говорю, расставить сейчас, спустя три года… рассказать, какая эмоция и почему это произошло. Потому что очень же много идиотских совершенно легенд, что кто-то сидел в определённом месте правительственном и решил, что у нас земли мало, надо ещё земли взять. Это бред! Когда я всем рассказываю, что там должно произойти, вначале все на меня смотрят и хлопают глазами, потому что все думают, что просто захотелось и сделали. Я вам рассказываю, что там должно было произойти. И я это знаю из первых рук.

    Первое. Там должна была быть… Вот сейчас пытаются поставить базу в Очакове, как известно, всё равно продолжают это делать, всё равно хотят это сделать. Вся комбинация, которая была затеяна… А спецслужбы и разведки давно об этом докладывали, что американцы должны поставить в Севастополе свою базу. Попытка в 2000-х годах туда зайти с флотом и так далее вызвала истерику у местных людей. Как известно, они встали и не дали подойти ни кораблям, никому. Все прекрасно понимали, что никакой базы в Севастополе, пока там такое население и так настроено, не будет никогда. Поэтому что должно было произойти?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Давайте то, что должно было произойти, мы уже после новостей…

    А.ПИМАНОВ: Хорошо, давайте.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: К этому обязательно вернёмся.

     

    НОВОСТИ

     

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: 13:35. Мы продолжаем. Ольга Данилевич…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Катерина Звягинцева.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: У нас в гостях…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: В гостях у нас журналист, режиссёр, продюсер, сценарист Алексей Пиманов. Давайте так.

    А.ПИМАНОВ: Давайте так.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Друзья, вы очень много пишете, мы обязательно зачитаем все ваши вопросы. +7 925 88-88-948 — номер для ваших SMS-сообщений. Telegram: govoritmskbot. Twitter: govoritmsk. Такой вопрос от Алексея Врача: «Этот фильм можно расценивать как пилот к дальнейшему сериалу на телевидении? Будет ли телеверсия?»

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Да. И вообще есть несколько вопросов: будет ли какое-то продолжение?

    А.ПИМАНОВ: Нет. Дело в том, что я так… меня так выжег этот фильм, я так его искренне делал и с таким сердцем, что ли, что я сейчас так от этого устал! Потому что до этого у меня было две комедии — «Мужчина в моей голове» и «Овечка Долли была злая и рано умерла». Я собирался снимать третью. И когда попал туда, и когда вот так это меня просто резануло всё… Да, я парень рисковый. Я решил рискнуть и сделать, потому что надо было сейчас говорить об этом, обязательно высказываться. Нельзя прятать голову в песок и молчать. Понимаете, так нельзя. А следующая… У меня потрясающая есть история, связанная с авантюрной абсолютно… Я даже не знаю, как это называть: экшн-комедия, экшн-драма, экшн-экшн… Связанная с княжной Таракановой. Ну, княжна Тараканова, я хочу сделать про неё.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Экшн и княжна Тараканова? Мне нравится сочетание.

    А.ПИМАНОВ: Да, там экшн будет.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А где вы будете снимать?

    А.ПИМАНОВ: Мы будем снимать в Италии обязательно, потому что… Мы договорились уже с большой американской компанией о том, что они нам… Мы вместе будем это делать. Сейчас не хочу об этом говорить, это следующее. Мне сейчас надо из этого всего ещё выйти, немножко отдохнуть, потому что я вымотанный абсолютно.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Ну, это будет точно что-то такое полегче? Я имею в виду — психологически полегче.

    А.ПИМАНОВ: Там никакой политики. Нет, я просто оторвусь как режиссёр.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Александр Фельдман спрашивает: «А про Донбасс не хотели снять?»

    А.ПИМАНОВ: Нет.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: И вообще интересует ли вас документальное кино в связи с этими опять же переживаниями? И нужен ли фильм ещё про Крым документальный, снятый Алексеем Пимановым?

    А.ПИМАНОВ: Вы знаете, я все три года, считайте, снимаю про Крым документальное кино в программе «Человек и закон». Мы на эту тему говорим.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Ну, это программа всё-таки, ограниченная определёнными рамками.

    А.ПИМАНОВ: Нет. Вы знаете, я считаю, что я всё, что хотел, на эту тему я высказал в этом фильме. Ещё раз говорю, это кино… Я всегда говорю эту фразу. Если после просмотра этого фильма многие люди скажут: «Да пошла эта политика вот туда-то! Я позвонил своим. Я позвоню своему однокашнику в Харьков и скажу: “Слушай, пошли они туда! Я тебя люблю, потому что мы с тобой одно училище закончили, один институт. Не хочу, ничего не хочу, ничего слышать не хочу. Я хочу тебя просто любить, я хочу тебе звонить. И давай закончим всю эту вакханалию, в которой нас загнали за эти три года”».

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А сейчас с ним общаетесь?

    А.ПИМАНОВ: С кем?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: С вот этим однокашником.

    А.ПИМАНОВ: Нет-те-нет, я говорю…

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А, это условный, выдуманный?

    А.ПИМАНОВ: Я говорю — условный. Я говорю, что если хотя бы… Ещё раз говорю, и я говорю всегда это: если хотя бы сто человек это сделают, тысяча человек это сделают — значит, я это кино снимал не зря. Сейчас пена немножко спадёт. Я прекрасно понимал, когда мы это кино делали, ну, когда мы называли «Крым»… Потому что называлось вначале «Княжество Феодоро». А когда мы называли «Крым», я прекрасно знал, какую я вызову у определённой части истерику. Это было понятно с самого начала. Было понятно, что в Интернете они постараются дать нам бой. Ну, дадут они. Ну, дали они нам какую-то часть боя, назовём это так. Мы спокойно к этому были готовы, потому что это слишком больная тема, чтобы сделать кисельное кино про кисельную историю, и чтобы эту историю люди, выпив кисель, восприняли все одинаково. Так не бывает.

    Тем более наше общество, к сожалению, всё время пытаются расколоть, расколоть, расколоть, расколоть…. У нас есть люди, которые… Я ещё раз говорю: я с огромным удовольствием общаюсь со многими своими друзьями, которые занимают прямо противоположную точку зрения на всё — на власть, на то, что сейчас происходит в стране, и так далее. Но мы разговариваем. Мы смеёмся иногда. Мы иногда заходим в такой тупик в разговоре, но выходим из него через смех. Понимаете?

    И я очень хотел бы, чтобы этим фильмом… люди, когда его посмотрят, чтобы они над чем-то задумались, что нельзя воевать. Самое страшное — это война. Ещё раз говорю: в Крыму должна была быть война. Я это знаю на сто пятьдесят процентов. В этой войне должно было быть 40–50 тысяч трупов, а потом было бы примерно миллион беженцев через Керчь, ушедших в Россию. И решался национальный вопрос Крыма. И решался вопрос базы в Севастополе. Потому что агрессора не надо искать бы было. Нам сказали бы: «Вот он, агрессор, он уже тут 200 лет стоит, а последние 23 года — незаконно». И всё.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Скажите… Вы в первой части программы несколько раз говорили, что…

    А.ПИМАНОВ: Опять в политику ушли. Что ж такое-то?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Ну, без этого никак. Вы же сами говорили.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: …что это кино снималось для того, чтобы был диалог и люди понимали, что, в общем, они люди, а кто-то сверху что-то и не так думает, но главное, что общение какое-то оставалось.

    А.ПИМАНОВ: Да.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: У вас есть друзья на Украине, украинцы, которые проживают там, близкие друзья?

    А.ПИМАНОВ: Конечно. Я вам могу сказать больше. Вы знаете, почему эта тема для меня ещё очень больная?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Почему?

    А.ПИМАНОВ: Потому что мой сын женат на уроженке Луганска. И у нас там оставались её родители, в Луганске. Они купили новый дом. И когда началась эта жуткая, страшная, подлая война… А она подлая, потому что любая гражданская война — это подлость. Понимаете?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Они переехали?

    А.ПИМАНОВ: Мы их оттуда вытащили. Они не хотели уезжать, потому что… Там уже снаряды рвались, а они говорят: «Ну, как же мы бросим? Мы же тут…»

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: «Тут же дом».

    А.ПИМАНОВ: Да. А Оксана приехала сюда, она работает в программе «Человек и закон» шеф-редактором, она уже 20 лет тут. В общем, она московская, скажем так, девушка.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Остаётся вопрос. Там живущие друзья, на территории Украины, есть?

    А.ПИМАНОВ: Есть, конечно.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: И вы с ними общаетесь?

    А.ПИМАНОВ: С кем-то общаюсь, с кем-то — нет.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А вы туда не можете поехать?

    А.ПИМАНОВ: Нет конечно. С марта 2014 года.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А вы в «чёрном списке»?

    А.ПИМАНОВ: На Украине? Да.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Нет, я имею в виду, что так-то вообще, в принципе, на самом деле это можно сделать по приглашению, и мужчинам в том числе. Но учитывая, что вы…

    А.ПИМАНОВ: Я честно скажу — я даже не интересуюсь этим. Я знаю, что там какие-то…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вы же хотите общения. Вы же сами говорите.

    А.ПИМАНОВ: Ну, я понимаю. Ну, они сюда приезжают — мы общаемся.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А, они сюда приезжают, эти люди?

    А.ПИМАНОВ: Конечно.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Всё, вопрос закрыт.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: И ещё такой вопрос от Александра Фельдмана, опять возвращаясь к фильму и к сборам: «Говорят, что вы сильно уступаете “Притяжению” и “Защитникам”. Не обидно ли?» И второй вопрос: «Как вы относитесь к разнарядкам на просмотр вашего фильма? Говорят, что в Уфе загоняли студентов в кинотеатр».

    А.ПИМАНОВ: Глупости всё это. Никто никуда никого не загонял. Я за местную власть, конечно, ответить не могу, совсем за всех, но это такая глупость. Это опять же такая нормальная информационная работа против нас в Интернете. Это всё глупости. Никто и никогда не собирался. Я ещё раз говорю, что я сделал всё, чтобы это кино было абсолютно народным. Я пошёл, что называется, «вчистую» к людям и сказал: «Смотрите или не смотрите».

    А теперь вопрос по поводу сравнения с кем-то, что-то, как-то и почему-то. Есть законы бизнеса. Если ты, например, заходишь в новогодние праздники… Почему туда все рвутся? Да, у тебя 13 дней выходных, когда людям делать нечего, и поэтому ты даже со средним кино соберёшь столько-то, потому что 10 дней выходных, причём грязно, холодно, пить надоело, поэтому люди ходят в кино. Почему все туда идут и все пытаются попасть. Мы сейчас идём по графику «Ёлок-5», которые, как известно, выходили в новогодние праздники. У них были совершенно другие стартовые позиции, потому что это Новый год. У Фёдора, уважаемого мною человека… Он тоже очень грамотный и умный продюсер. Он выходил ровно в то время, когда у студентов каникулы. Он это кино делал на эту аудиторию. И поэтому у него, соответственно, такой-то был сбор и так-то они шли.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А вы к чему-нибудь привязывались?

    А.ПИМАНОВ: Нет, мы привязывались только к одному — мы постарались как-то более или менее найти хорошее место для того, чтобы спокойно выйти в прокат, зная, что… Ну, там своя история. Мы нормально вышли. Ещё раз говорю, что наши недруги планировали, что мы всего соберём 100–120 миллионов.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: То есть у вас не было никакой вообще даты, которая…

    А.ПИМАНОВ: Нет.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Ну, я бы хотела…

    А.ПИМАНОВ: В марте, да?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Да, в марте.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вот тогда бы это была чистая политика. Не хочу. Поэтому, понимаете, мы пошли вот так, как мы пошли. И то, что мы сейчас выходим примерно на цифру в 400, ну, дай бог — это, я считаю, в этой ситуации с двумя всего лишь уикендами чистыми… Третий и четвёртый будут, но уже другая совсем роспись будет, это понятно. Да ещё и «Бегущий по лезвию» сейчас пошёл. Мы с ним, естественно, никогда конкурировать бы не смогли, потому что это «Бегущий по лезвию». Ну, что тут? Всё ясно. И поэтому… Но «Kingsman» зато на втором уикенде мы обошли. Мы были неделю лидерами проката.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Радовались, когда обошли «Kingsman»?

    А.ПИМАНОВ: Нет. Я просто ещё разговорю…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Такая тусовочка…

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: С шампанским!

    А.ПИМАНОВ: Да. «Ура! Ура!» Вы знаете — нет. Знаете, я чем отличаюсь, извиняюсь, от многих коллег даже? Не хочу никого в чём-то обвинять. Потому что я всегда радуюсь успехам других. Потому что я считаю, что мы все сидим в одной лодке. И чем больше российское кино будет собирать, чем больше будет успешных проектов, чем больше будет вообще прокат лучше работать, тем нам всем лучше, потому что ещё впереди проекты, проекты и проекты.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вы пойдёте на кино своего коллеги Алексея Учителя «Матильда»?

    А.ПИМАНОВ: Я уже сходил.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Эти киношники всё посмотрят до нас!

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: За полгода.

    А.ПИМАНОВ: Я уже посмотрел.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Ну и?

    А.ПИМАНОВ: Ну, я к нему подошёл, обнял его и сказал: «Держись».

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Что, классный фильм?

    А.ПИМАНОВ: Вот не имеет права режиссёр оценивать кино режиссёра. Не имеет права. Если кто-то будет оценивать моё кино — я считаю, что это неправильно.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Ну ладно! Скажу так: зря Поклонская набросилась на режиссёра Алексея Учителя?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Нет. Мне кажется, судя по тому, что обнял и «держись», то вообще не зря.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Не зря?

    А.ПИМАНОВ: Нет, вы знаете, я…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вы не могли бы потом Учителю, если что, свои связи в Минобороны подкинуть, потому что они, вероятно, могут понадобиться?

    А.ПИМАНОВ: Нет, знаете, я к нему… Ещё раз говорю. Я его поздравил, подошёл, его обнял и сказал… вернее, пожал руку и сказал: «В общем, держитесь».

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Как вы относитесь вообще к тому, что за последнее происходило в российском кино? Видите ли какие-то изменения? И хорошие ли они, если есть, или не очень?

    А.ПИМАНОВ: Вы знаете, проблема нашего российского кино только в одном…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: В чём?

    А.ПИМАНОВ: В том, что когда сюда приходят американцы со своим прокатом… У меня опять же даже и прокатчики, и «Двадцатый век Фокс», там Вадим Смирнов, мы с ним «Овечку» катали. Я к ним прекрасно ко всем тоже отношусь. Но есть огромное у них преимущество всегда, потому что они там у себя в 35 тысячах залов и по всему миру уже прокатали кино, они уже окупились, и они сюда приходят, что называется, катать уже… Там только в рекламу вложился — и всё, и по большому счету ты больше ничего не теряешь денег. Всё, что ты заработал, забрал обратно и пошёл с этим…

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Вы имеете в виду, что нам Голливуд предоставляет какие-то остатки?

    А.ПИМАНОВ: Нет, не остатки. Вы не понимаете, что когда ты собираешь по миру, куда нас не пустят никогда, ну, пока… Это бизнес, то нормально. Они правильно очень сделали. Они задавили нас, задавили французов, задавили немцев, задавили европейское кино, итальянцев и так далее. Они гениальные. Голливуд в своей как бы, скажем так, бизнес-структуре, с бизнес-системе…

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: И мы очень отстаём от Голливуда?

    А.ПИМАНОВ: А мы не можем, вы поймите… Вот смотрите. Когда ты делаешь кино здесь, первое — ты здесь его произвёл, ты потратил деньги — раз. Второе — ты вышел в прокат, и у тебя 50% забрали кинотеатры. Да? Два. После этого ещё процент прокатчика твоего. И у тебя остаётся примерно 37%. Ну, примерно. Вы понимаете, сколько бы ты ни собирал, ты всё равно… Если ты хочешь снимать кино за большие деньги, за 20 миллионов… В долларах. Извините, не люблю считать. Ну, 20. Понимаете, мы не можем… Просто реально мы эти деньги не вернём никогда здесь, потому что мы… И бизнес не работает. Кровеносная система не работает в нашем кино. Почему все стоят за деньгами Минкульта или Фонда кино? Потому что все продюсеры понимают: чтобы ты более или менее, скажем так, вернул те деньги, которые ты реально потратишь, свои, что называется, нужно 70% найти невозвратных денег. Ну, это так построен бизнес этот. Он такой. И ничего с этим не поделаешь.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Так там не ищут разве деньги?

    А.ПИМАНОВ: Где?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Ну, в Голливуде.

    А.ПИМАНОВ: Там площадка проката намного больше. У нас залов всего 3,5 тысячи на всех — на Голливуд, на нас.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Ну, это не проблема залов ведь только.

    А.ПИМАНОВ: Почему?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Проблема, может быть, в том, что мы не умеем делать кино. Давайте это признаем.

    А.ПИМАНОВ: Ещё раз смотрите, услышьте меня, пожалуйста…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Ну, давайте… Мы умеем делать кино?

    А.ПИМАНОВ: По-разному. У нас по-разному всё. Слушайте, послушайте…

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Мы отстаём на 20 лет, нет?

    А.ПИМАНОВ: Подождите. Сколько в Голливуде фильмов выходит в год?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Очень много.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вы задаёте нам вопрос, который…

    А.ПИМАНОВ: Ну, как вы думаете?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Нет, не знаем.

    А.ПИМАНОВ: Ну, сколько?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Сотни?

    А.ПИМАНОВ: Ну, вы же профессионалы, вы же про кино сейчас говорите.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Профессионалы кино? Нет.

    А.ПИМАНОВ: Нет? Тогда сколько?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Давайте… 300.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Ты просто так сказала.

    А.ПИМАНОВ: Нет, больше, больше. По-моему, под 500–600. Но из них смотреть можно максимум… ну, давайте я совсем прямо скажу — 100, которые реально хорошее блестящее кино. Где-то комикс, где-то «Король говорит!», где-то «Форрест Гамп», где-то это… Всё понятно. А остальное-то что? Вы этого никогда не видите, потому что… Вы знаете, говорят: «В советское время такие были классные песни, так писали классные песни!» Конечно, их 30 штук осталось, самые лучшие, хиты, поэтому их крутят всё время — и ощущение, что в то время только хорошие песни писали. А там столько было шлака! То же самое и здесь. Здесь из 600, из 500, условно говоря, вы видите 100. А вы даже 100 не видите. Вы видите 20–30 максимум. Сколько вы в кино ходите? Или сколько вы на каких-то цифровых носителях смотрите кино? И у вас ощущение, что… А там фильмов класса «Б», шлака знаете сколько? Я когда это иногда вижу, я смотрю и думаю: это же кто-то писал сценарий, в это продюсеры голливудские…

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Ну, они пробуют, они ошибаются. Ну и ладно.

    А.ПИМАНОВ: У нас то же самое. Просто у нас рынок намного меньше. У нас просто намного меньше производится. Понимаете? Вот и всё. Ещё раз говорю, что мы… Плюс к этому у нас такой провал, который у нас был в 90-е годы, когда у нас… Слава богу, что у нас сериальное производство спасло актёров, режиссёров, технологии и так далее, и так далее. Слава богу, что каналы в это вложились.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А вы можете назвать пять фильмов Алексея Пиманова, российских фильмов, которые нужно всем посмотреть? Я имею в виду не советских, а российских фильмов, ну, за последние… давайте 20 лет.

    А.ПИМАНОВ: Которые я принимаю или вообще?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: В смысле — принимаете? Нет, которые нужно посмотреть, потому что вы считаете, что это хорошее кино.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: По вашей версии.

    А.ПИМАНОВ: Вопросик… «9 роту». Сейчас… Опять же это вопрос… Ну, например, я считаю, что «Возвращение» Звягинцева надо смотреть. Я считаю, что «12», потому что сделать кино… Тогда Никита Сергеевич показал, в какой он всё-таки блестящей форме находится, если…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Только «12» обвиняли, что это ремейк, вот это всё.

    А.ПИМАНОВ: Да. Ну, ремейк не ремейк, но снято это блестяще.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Ещё два.

    А.ПИМАНОВ: Сейчас. Сейчас я подумаю… Сейчас я подумаю… Просто надо всё вспоминать. Очень много хороших.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: «Страна ОЗ»? Нет?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Не подсказывай!

    А.ПИМАНОВ: Нет-нет-нет. Сейчас… А, знаете, ещё есть такой фильм «Чужие родители»? Его мало кто знает, но он потрясающий.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А кто там?

    А.ПИМАНОВ: Это с Серебряковым и с Бабенко. Фантастическое кино! Я вам очень советую посмотреть.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А режиссёр кто?

    А.ПИМАНОВ: Режиссёр? Не помню.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Сейчас очень хвалят «Холодное танго».

    А.ПИМАНОВ: Ну, наверное. И ещё могу вам посоветовать «Овечка Долли была злая и рано умерла».

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Нет, ну давайте без своих фильмов!

    А.ПИМАНОВ: Хорошо. «Мужчина в моей голове».

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Ну правда, без своих.

    А.ПИМАНОВ: Ну, не знаю.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: «Брат», «Остров», «Поп» — подсказывают вам.

    А.ПИМАНОВ: А, «Брат 2», конечно.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: «Брат 2».

    А.ПИМАНОВ: «Брат 2», конечно. Это кино, которое попало в своё время в фантастические просто. Ну, таких много фильмов. Я не знаю, я сейчас просто…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Я вас спросила про пять фильмов — и нас тут же, конечно же, люди начали спрашивать: «А давайте ещё топ режиссёров». Не буду спрашивать у вас топ режиссёров.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Потому что сегодня ещё у нас важный день — 7 октября.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: День рождения Владимира Владимировича Путина.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Нет, сегодня сборная России играет со сборной Южной Кореи.

    А.ПИМАНОВ: Да, это фантастическая будет игра.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Важный день. Вы ходите вообще на стадионы?

    А.ПИМАНОВ: Конечно, хожу.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А сегодня пойдёте?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А за кого болеете-то?

    А.ПИМАНОВ: Я же всё-таки профессиональный футболист бывший.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: До 20 лет вы играли в футбол, да?

    А.ПИМАНОВ: Да.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Нет, а болеете за кого?

    А.ПИМАНОВ: За «Спартак».

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Сейчас на вас набросятся болельщики ЦСКА.

    А.ПИМАНОВ: Представляете — у меня нервотрёпка с выходом в прокат, да ещё «Спартак» нервы треплет.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Ужас какой!

    А.ПИМАНОВ: Ужас. И как вот жить?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А «Спартак» чего треплет нервы?

    А.ПИМАНОВ: А вы не знаете?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Нет.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Оля не следит за этим.

    А.ПИМАНОВ: Он стал чемпионом в прошлом году, а в этом идёт на седьмом месте.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Нет, а вам-то чего он треплет нервы?

    А.ПИМАНОВ: Я же болельщик.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: В смысле? Это настолько волнительно, что вы не можете снимать кино?

    А.ПИМАНОВ: Нет, я могу снимать кино.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Не можете переживать рейтинги?

    А.ПИМАНОВ: Но параллельно я переживаю за «Спартак».

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Божечки!

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А ваше семейство очень сильно страдает, когда «Спартак» проигрывает?

    А.ПИМАНОВ: Нет. Вообще. Моему семейству абсолютно всё равно.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Нет, когда глава семьи грустный, семейству не может быть всё равно.

    А.ПИМАНОВ: Нет, я не грустный. Нет, я настолько к этому привык уже, что я… Нет-нет, ну что вы? Нет, просто… Ну, расстраивают они меня. Вы же про футбол меня спросили.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Да. Я хочу спросить вообще про сборную на самом деле. Сегодня с Южной Кореей. Мы можем, кстати, выиграть, потому что южнокорейцы… тренер очень сетовал на то, что… «Погода у вас, — говорит, — ужасная».

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Если честно, я вообще себе слабо представляю… Я далека от футбола.

    А.ПИМАНОВ: Играет ли Южная Корея в футбол?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Играет и будет на Чемпионате мира. Представляешь?

    А.ПИМАНОВ: Играет. Ну, я думаю, что наши сегодня выиграют. Есть у меня ощущение.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Есть? Да уверенность должна быть у нас у всех! Я вообще не понимаю, почему какие-то сомнения.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Знаете что? Я недавно тут наткнулась на новость, что один тренер одной команды в 2006 году мотивировал своих игроков винтовкой. Ну, он так в шуточку, конечно, но доставал винтовку в раздевалке — и все вроде как играли и выигрывали.

    А.ПИМАНОВ: Я не знал.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Да, есть такое.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Кто-то переигрывает — чик! — достаёшь. Всё.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Какая мотивация нужна для сборной России? Вот что я хочу спросить.

    А.ПИМАНОВ: Какая мотивация? Вы знаете, дело в том, что они должны с детства научиться играть на максимуме возможностей. Вот в чём проблема. Нет, у них проблема только в одном. Во всём мире играют два дня на третий и привыкли к этому графику с детства. Если ты играешь два раза в неделю, у тебя совсем другая функционалка через 10 лет, условно, к 25 годам. Если ты даже попытаешься это накачать, если ты играешь раз в неделю, как наши, а потом отдыхаешь, ты всё равно так не наберёшь. И поэтому когда они попадают на чемпионаты Европы или мира и играют на третий день, они просто встают.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Ну слушайте, мы не можем вот так разбрасываться. Чемпионат мира уже в следующем году. Нам нужно сейчас что-то придумать.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Винтовка!

    А.ПИМАНОВ: Ну, придумывают сейчас. Черчесов придумает. Я его очень хорошо знаю, мы с ним в футбол играем вместе.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Ещё вы играете в футбол с Лавровым.

    А.ПИМАНОВ: Да.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А ещё кто в вашей команде? Лавров, Черчесов…

    А.ПИМАНОВ: Черчесов, Аленичев… Ну, когда свободный, может приехать Гурам Аджоев, знаменитый тоже игрок такой.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Слушайте, давайте до княжны Таракановой про футбол снимем.

    А.ПИМАНОВ: Про футбол?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Да.

    А.ПИМАНОВ: А ко мне сейчас очень многие обращаются, говорят: «Давайте снимем».

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Видите, даже я обратилась.

    А.ПИМАНОВ: Я-то с удовольствием.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Но?

    А.ПИМАНОВ: Но деньги не найдём, я думаю.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Да ладно! Мы для футбола не найдём деньги?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Сейчас все скинемся. Народные!

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Мы только для футбола в стране и находим.

    А.ПИМАНОВ: Готовы, да?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Конечно!

    А.ПИМАНОВ: Давайте сегодня объявим сбор средств.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Зарплаты идут на футбол.

    А.ПИМАНОВ: Я готов снять кино. Вы знаете, на самом деле у меня была идея снять про одного нашего великого футболиста, который попал в катастрофу и потерял половину лица. Я сейчас отдаю идею моим друзьям и коллегам.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Не отдавайте.

    А.ПИМАНОВ: Да ладно! У нас был такой Валерий Воронин — величайший футболист, который играл за Сборную мира, который был плейбой. Он был такой, знаете, Ален Делон. Он мог себе позволить в Сочи уехать на сборах и два дня пробыть там, потому что он был величайший игрок. И он распространял слухи по Москве, что Софи Лорен его очень любит, у них роман и так далее. Он такой был парень, красавец невероятный.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Весельчак.

    А.ПИМАНОВ: И фантастический футболист фантастического уровня, мирового уровня. И попал в катастрофу — ему пол-лица, извините за выражение, снесло. И он после этого просто впал в депрессию, быстро закончил с футболом. Он потом спился. И его лет десять назад зарезали возле стадиона «Труд», в кустах его нашли. Он бомжевал уже почти, он пил. Ну, история такая, знаете, она и трагичная, и в то же время она по-своему очень…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Есть у меня ощущение, что про российский футбол тоже будет довольно печальная картина, но всё-таки можно же снять про современный.

    А.ПИМАНОВ: Там же финал нужно сделать положительный. А как его сделаешь?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А какой сделаешь? Они должны выйти из группы хотя бы…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Это всё, на что ты рассчитываешь?

    А.ПИМАНОВ: Я очень дружу с Вячеславом Фетисовым. Это мой друг, брат, я не знаю…

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: И вы играете с ним в хоккей?

    А.ПИМАНОВ: Я и граю с ним в хоккей, да. И он…

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: И ещё играете с Сергеем Шойгу. Я всё знаю!

    А.ПИМАНОВ: Да, вы всё знаете.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вы не могли бы как-то…

    А.ПИМАНОВ: И Фетисов знаете что всегда говорит? Вот почему они в хоккее всегда великие, почему они выиграют всё? Потому что они второе место считают неудачей. А наши всегда говорят… «Вы зачем едете на Чемпионат мира по футболу?» — «Выйти из группы». Это же бред! Выйти из группы — это стать одной из 16 команд или одной из 24. Ну, это же… Понимаете, да? Для спортсмена — или ты победитель, или ты никто. Второе и третье место не присутствуют, не должно… Потому что я знаю Фетисова. Понимаете, он проиграть не может даже на тренировке. Он убивать начинает, если они проигрывают на тренировке. Обычная тренировка, мы тренируемся — ин просто реально начинает убивать! Он, Касатонов, Каменский и так далее — они начинают просто… Знаете, я смотрю — взрослые люди вроде бы.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вы сбегали хоть раз, скажите, со льда?

    А.ПИМАНОВ: Что?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Ну, когда вы это видите, что начинается.

    А.ПИМАНОВ: Нет-нет, не сбегал. Я тоже парень такой непростой, поэтому…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: И что, ни разу не было страшно?

    А.ПИМАНОВ: С Фетисовым страшно. Когда на него иногда едешь, эти 110 килограмм…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Едет Фетисов — и за бортик!

    А.ПИМАНОВ: Нет, эти 110 килограмм любви когда тебя встречают — понимаете, это страшно иногда бывает.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: У нас он был очень добреньким.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Да.

    А.ПИМАНОВ: А он вообще человек очень добрый, но на площадке он зверь.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Он рассказывал нам, как он тренирует президента.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Да, кстати, сегодня Владимиру Владимировичу — 65.

    А.ПИМАНОВ: Давайте его поздравим.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Мне кажется, что вы фильм на самом деле выпустили, конечно…

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Ко дню рождения.

    А.ПИМАНОВ: Это теория заговора, да-да-да.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: И вы просто это скрываете.

    А.ПИМАНОВ: Да-да-да.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Давайте начистоту сейчас скажем. Вы не хотели в марте выпускать, а как раз чтобы выпустить ко дню рождения президента.

    А.ПИМАНОВ: Вы знаете, вокруг этого кино на самом деле придумали столько дурацких легенд уже сейчас. И столько, правда, вот каких-то теорий странных. Я ещё раз говорю. Я имею право… Как я всегда говорю? Я в этой стране… в своей стране, извините, в нашей стране я родился, пригодился и её очень люблю. Я никуда отсюда не уеду никогда. Понимаете, это то, что у меня болит. Я всё время спрашиваю: «Объясните мне, пожалуйста…» Вот тех, кто не хотел выхода этого фильма в прокат, вообще появления этого фильма. Я говорю: «Объясните мне, пожалуйста, а почему? Я искренний, потому что это сердце моё. Почему я на своей собственной территории, в своей собственной стране не могу высказаться, — извините за пафос, — как художник, высказаться на ту тему, которая меня очень сильно волнует?»

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А я сейчас вам очень легко отвечу на этот вопрос. Потому что люди, которые говорят вам, что это плохо, они говорят: «Вы же на это деньги государственные потратили, бюджетные, мои!» — говорят они.

    А.ПИМАНОВ: Вот послушайте ещё раз. Я эти все деньги, кроме несчастных…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Это не важно, что вы вернули. Главное, что вы потратили.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Друзья, у нас рубрика, рубрика уже!

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Пять вопросов и пять быстрых ответов, по возможности. Всем гостям одинаковые вопросы. Первый вопрос. Что вы когда-то скрыли от мамы?

    А.ПИМАНОВ: Я от мамы скрыл, что это я сломал лыжу, новую лыжу, когда я катился с горки. Я пришёл и соврал, что это сосед. После чего мама пошла разбираться…

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Соседу влетело.

    А.ПИМАНОВ: Самые страшные полчаса в моей жизни.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Соседу наваляли?

    А.ПИМАНОВ: Мне наваляли.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Соседи?

    А.ПИМАНОВ: Нет, мама, потому что она в первый и последний раз в жизни подняла на меня руку.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: С какой бы блондинкой вы бы могли изменить жене?

    А.ПИМАНОВ: Ни с какой.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Скучная жизнь! Самая большая ошибка в жизни?

    А.ПИМАНОВ: Большая ошибка в жизни?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Может, что-то не сделали?

    А.ПИМАНОВ: Наверное… Ошибка? Не позвонил одному своему другу, не зная, что он уйдёт из этой жизни.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Не будете называть имён?

    А.ПИМАНОВ: А?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Не будете называть?

    А.ПИМАНОВ: Нет, не буду. К сожалению огромному, не знал, что он болен.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: У кого бы вы попросили прощения?

    А.ПИМАНОВ: У него же.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Кто ваш лучший друг? Это последний вопрос.

    А.ПИМАНОВ: Фетисов.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Серьёзно?

    А.ПИМАНОВ: Серьёзно.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Он сейчас должен быть рад.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Катерина Звягинцева…

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Ольга Данилевич.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Алексей Пиманов был у нас в гостях.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Спасибо, что нашли время.

    А.ПИМАНОВ: Спасибо.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Удачи вам в прокате.

    А.ПИМАНОВ: Всего доброго!

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Через неделю услышимся. Пока!

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Пока!

    Версия для печати

Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus