• Виталий Милонов в программе "Умные парни" от 18 октября 2017 года

    15:00 Окт. 18, 2017

    В гостях

    Виталий Милонов

    Депутат Госдумы

    В. КАРПОВ: 15 часов 5 минут, у микрофона Владимир Карпов, в эфире "Умные парни". С нами сегодня член комитета Госдумы по международным делам, член фракции "Единая Россия" Виталий Милонов – здравствуйте, Виталий Валентинович.

    В. МИЛОНОВ: Здравствуйте. Наконец-то пригласили на передачу, которая соответствует моей сути, собственно говоря.

    В. КАРПОВ: Вы еще слова не успели сказать, а вам уже написали: "Господин Милонов, фильм "Матильда" выйдет – слава богу, ваша подруга проиграла", – пишет 413-й. Представляете?

    В. МИЛОНОВ: Он еще трусы бы женские надел и написал это – я думаю, он тогда полностью был бы в образе.

    В. КАРПОВ: Такое пишется только в мужских трусах, Виталий Валентинович, поэтому давайте начнем, как раз прекратим эту вакханалию с Натальей Владимировной, с Алексеем Учителем…

    В. МИЛОНОВ: Никто ее и не начинал по сути.

    В. КАРПОВ: Наталья Владимировна ее и начала.

    В. МИЛОНОВ: Нет, либероиды же там возбудились все.

    В. КАРПОВ: Нет, православная общественность возбудилась, Виталий Валентинович.

    В. МИЛОНОВ: Начинается… Еще скажите, что вот эта вот группа сумасшедших провокаторов, которые "государство" сделали, имеют отношение к православным.

    В. КАРПОВ: Вообще никакого, про это я даже не говорю.

    В. МИЛОНОВ: Вообще ни разу.

    В. КАРПОВ: Я считаю, это все какие-то провокаторы "под ключ", для того чтобы вас еще больше дискредитировать. Но еще раз подчеркну: вы это начинали, Виталий Валентинович.

    В. МИЛОНОВ: Вот. Ну понятно, сейчас можно все что угодно говорить. А когда ты начинаешь говорить: "Извините, пожалуйста, не кажется ли вам, что этот фильм немножко неправильный?", все орут: "Мракобес! Душитель свободы!" Как только ты предлагаешь какой-то фильм – правдивый: "Хватит кормить нас кремлевской пропагандой!" – говорят те же самые голубые, так сказать, с тех же самых позиций.

    Так что давайте так: я имею свою точку зрения, я считаю, что в принципе, уж коли вляпались мы в эту "Матильду", значит, вляпались – сами все и виноваты. И надо выдохнуть и идти дальше, сделать вывод соответствующий. Поэтому я сказал: разогнать весь этот совет, прекратить временно финансировать все эти сомнительные киношки, деньги пустить на народную культуру, поддерживать детские театры в школах, в селах, в деревнях; всех этих, так сказать, celebrities на голодный паек, пускай ищут деньги в банках и отдают им. А если они не отдадут, потому что они многие не умеют снимать хорошие фильмы, к ним придут коллекторы из этих банков – вот тогда пускай они и прыгают со своими коллекторами.

    В. КАРПОВ: Вот верите, Виталий Валентинович, я прямо двумя руками за. Есть одна тонкость: ваша коллега Наталья Поклонская продолжает обращаться к генеральному прокурору Российской Федерации Юрию Чайке с требованием отозвать прокатное удостоверение у фильма…

    В. МИЛОНОВ: Но это ее позиция. Это ее позиция, она никого не сжигает.

    В. КАРПОВ: Слушайте, вы законом как жупелом уже машите, ну что же это такое?

    В. МИЛОНОВ: Секунду, прошу прощения. Я не адвокат Натальи Владимировны, он ей не нужен, в отличие от Учителя.

    В. КАРПОВ: Вы ее соратник фактически.

    В. МИЛОНОВ: Я такой же депутат, как и она, причем она в другом положении, она руководитель группы комитета, а я рядовой депутат.

    В. КАРПОВ: Вы за духовность, вы в одной фракции.

    В. МИЛОНОВ: Секунду, секунду. Мы в одной фракции, безусловно, в одной фракции и с Натальей Владимировной, с Ириной Родниной, с господином Говорухиным и прочими людьми, потому что у нас демократическая фракция – мы же не все стрижены у одного, так сказать, гей-парикмахера, понимаете? Мы разные люди…

    В. КАРПОВ: Вы у разных геев-парикмахеров стрижетесь?

    В. МИЛОНОВ: Я вообще стригусь у нормальных мужиков, меня стрижет мужик-десантник, у него четверо детей, он из области. Он стрижет так, что аж слезы из глаз: как вырвет клок из бороды – мама не горюй, нормально. Зато не этот мокроногий, жидкорукий – нормальные люди стригутся. Всем геям запретить работать парикмахерами, потому что они же спидозные, они же занесут вам СПИД – аккуратно: заходите в парикмахерскую, проверяйте, включайте…

    В. КАРПОВ: О СПИДе чуть позже поговорим.

    В. МИЛОНОВ: Знаете, Жириновский сегодня говорит, что ходит в кулинарию и там проверяет, все тыкает своим нитратомером.

    В. КАРПОВ: Это правда! У него помощник ходит и тыкает нитратомером, это правда.

    В. МИЛОНОВ: Ни разу не видел Жириновского в кулинарии, но верю. Значит, проверяйте…

    В. КАРПОВ: Рассказываю как есть: когда в последний раз Владимир Вольфович к нам приходил, его помощники бегали вниз (у нас внизу здесь есть заведение, назовем это общепитом) и проверяли, а можно ли туда после эфира спуститься и поесть. Помощники ему запретили там питаться, потому что нитратомер показал повышенные данные какие-то. Вы предлагаете то же самое, но только…

    В. МИЛОНОВ: Я говорю о том, что не надо ходить в парикмахерскую, где работают мужчины нетрадиционной ориентации – это опасно для вас, не надо туда ходить. Ходите к нормальным мужикам или к женщинам, женщины чаще всего нормальные работают, к тому же это естественно.

    В. КАРПОВ: У нас нет прибора, который бы показывал ориентацию человека, Виталий Валентинович, это раз.

    В. МИЛОНОВ: Есть, есть! А я вам знаете какой прибор? Я изобрел, у меня патент.

    В. КАРПОВ: Ну-ка.

    В. МИЛОНОВ: Показываешь картинку Навального – если он "за", значит, он и этот. Если нормальный мужик, всегда против – говорит: "Убери отсюда этого". Поэтому Навальный является лакмусовой бумажкой для определения нетрадиционной политической и сексуальной ориентации.

    В. КАРПОВ: Давайте определимся, политической или сексуальной.

    В. МИЛОНОВ: А это одно и то же, на самом деле, все очень сильно завязано. Хотя, конечно, бывают и исключения. Не надо мне говорит слово "Борис Моисеев", не надо произносить это имя, он талантливый человек.

    В. КАРПОВ: Так что, как мы вакханалию-то прекращаем?

    В. МИЛОНОВ: Вакханалию никто не начинал.

    В. КАРПОВ: Я просто поясню, Виталий Валентинович, я уточню. Значит, смотрите, для того чтобы не возникало подобных скандалов в Российской Федерации, был разработан, создан закон о защите чувство верующих. Когда направили в русло закона возможность доказывать, оскорбляет тебя то или иное художественное произведение или антихудожественное произведение или не оскорбляет – все, казалось бы, можно ставить точку. Но нет: когда прокуратура проверяет и говорит, что никаких оскорблений не обнаружено, мы не успокаиваемся, мы продолжаем настаивать, продолжаем кричать и требовать, требовать, требовать. Ну как? Что еще-то нужно?

    В. МИЛОНОВ: Айн момент. Я вам не скажу за всю Одессу – могу сказать лишь то, что есть много других прецедентов, когда суд (региональный суд Кировской области, потом Верховный суд) подтверждает приговор "виновен", и при этом тысячи людей с либерализмом головного мозга постят и требуют чуть ли не кровавой расправы над гонителями своего духовного учителя.

    В. КАРПОВ: Видите красную звезду у меня на плече? Я похож на либероту?

    В. МИЛОНОВ: Да нет, вы, конечно, не либерот.

    В. КАРПОВ: Ну?

    В. МИЛОНОВ: Я просто говорю о том, что у нас в приговоре, который утвержден уже, сомневается куча людей. Я не участвую ни в одном, ни в другом движении – я просто считаю, что человек имеет право высказывать свою позицию. Если сам человек высказывает ее неагрессивно, то она имеет право это делать. Давайте поймем, что демократия не только для демократов…

    В. КАРПОВ: Супер. Но только она депутат Государственной Думы, она еще и обращается все время в Генеральную прокуратуру, требует проверить здесь, там, финансирование, с этой стороны зайдет, с другой стороны – это уже не по-человечески, не по-христиански, Виталий Валентинович

    В. МИЛОНОВ: Слушайте, когда у нас… У нас же разные депутаты постоянно куда-то обращаются. Почему вы привязались к Наталье Владимировне?

    В. КАРПОВ: Это она привязалась.

    В. МИЛОНОВ: Ну делает она. Вот вам она кушать не мешает, аппетит не портит. В данном случае она делает то, что считает нужным, и ее мандат дан ей ее избирателями. Если ее избиратели посчитают, что она занимается не делом, вопросов нет, они ее не изберут. Но давайте мы уже в конце концов начнем уважать, что какими бы противными для нас ни были люди избранные – в Петербурге, в Москве есть много мелких депутатов, которых я вообще не понимаю, как земля носит, но ладно, их избрали люди и они дадут им оценку, нужны они им или не нужны. Давайте доверять так называемой демократии, уж коли она у нас в стране утверждена.

    В. КАРПОВ: Ну тогда можно уже и на Наталью Поклонскую подавать в суд, правильно?

    В. МИЛОНОВ: А почему мы должны кого-то затыкать?

    В. КАРПОВ: Так она пытается заткнуть конкретного режиссера.

    В. МИЛОНОВ: Смотрите: Навальный, Люси Штейн без трусов…

    В. КАРПОВ: Она без лифчика, Виталий Валентинович.

    В. МИЛОНОВ: Да какая… Слушайте, мне без разницы, она страшная крокодилица, ей нужно шубу надевать, чтобы ее не видно было, в костюм эскимоса одеваться, чтобы не пугать людей на Тверской. Но это неважно. Понимаете, у нас же есть разные люди.

    В. КАРПОВ: Да.

    В. МИЛОНОВ: Ну почему одни имеют право гадить, поливать грязью нашу страну, наших родителей, нашу веру, наши традиции и называют это своей демократией (детишки Троцкого, не добитые ледорубом, понимаете?), а другие слово поперек не могут сказать – это не нравится, тут же мы обличаем этого человека, называем его мракобесом, еще черт его знает какими словами. Опять же, я за справедливость. Посмотрите на Наталью Владимировну – она тоненькая, маленькая, хрупкая девушка. Если ты мужик и ты боишься тоненькой хрупкой девушки, значит, ты не мужик, ты гамадрил.

    В. КАРПОВ: Мужики не боятся тоненькой, хрупкой девушки. Мужики боятся действий, которые совершает эта тонкая, хрупкая девушка, обладая полномочиями депутата Государственной Думы Российской Федерации, если хотите, Федерального Собрания Российской Федерации. Вот и все.

    В. МИЛОНОВ: В одной из церквей, где я нахожусь и служу, постоянно пишут донос яблочники – депутаты местные, понятно, не бог весть какие…

    В. КАРПОВ: И вы их доносами называете.

    В. МИЛОНОВ: Они пишут доносы, кляузы: "Требуем закрыть, ненавидим православие, мы русофобы, ненавидим все русское"…

    В. КАРПОВ: Они так не пишут, но неважно.

    В. МИЛОНОВ: Они пишут: "Мы дети, духовные наследники предателей родины…" – примерно так и пишут, да. Но они же избраны депутатами?

    В. КАРПОВ: Да.

    В. МИЛОНОВ: Избраны. Поэтому… В конце концов мы-то знаем, что они закончат свой путь так же, как его закончил их духовный пращур – знаете, "осина старая была, и веревка была весьма и весьма дряхлая, упал, и чрево его разверзлось". Так что я спокойно смотрю на эту ситуацию, и я уверен, что тот человек, который посеял подобную бурю – а это, к сожалению, стал далеко не бесталанный человек Алексей Учитель… Я не являюсь его поклонником, считаю, что ни одного для меня – для меня – интересного кина он не снял; снять кино про Цоя в 1989 году ума много, извините меня, не надо было. Если бы он раньше снял, я бы его назвал смелым, а так он просто конъюнктурщик был в тот момент. Сейчас он снимает кино; мне не нравится, кому-то нравится – бога ради. Вот мне не нравится… Давайте сравниваем – "Левиафан" тот же фильм.

    В. КАРПОВ: Да, хороший фильм.

    В. МИЛОНОВ: Звягинцева.

    В. КАРПОВ: Ну?

    В. МИЛОНОВ: Нравится он мне? Мне лично нет. Но я считаю, что Звягинцев талантливый человек. Знаете почему? Я говорю об этом официально, как я считаю: он снимает фильм о том, чего мы все боимся – мы все боимся этого Левиафана, мы боимся нашу страну увидеть именно в таком гротескном виде, потому что есть риск. Потому что если мы доверимся вот этой бездумной серой массе, которая безмозглая, которая всегда бежит за любым знаменем, которое актуально, которая перекрашивается, переобувается в прыжке…

    Знаете, я ехал сюда и вспоминал некоторых лидеров оппозиции современной – не лидеров, а каких-то таких полулидеров. Ведь они до этого работали в государственных холдингах, в том числе в медиахолдингах. Вот вчера у одного обыск был. Наша трагедия, что вроде смотришь – а искренних-то бойцов практически нет, потому что они все… Вроде, так сказать, один за Путина, другой против Путина, а потом они все вечерочком в баре винишко пьют вместе, обнимаются, целуются, извините меня, совокупляются даже кто-то с кем-то. И получается, что они все фейковые, понимаете? У нас очень мало искренних, честных людей, чьи убеждения именно такие, грубо говоря…

    В. КАРПОВ: Искренние и честные – это те, которые идут до конца, бьют морды, ненавидят? А те, кто проявляют христианскую любовь – они, значит, для вас ненастоящие?

    В. МИЛОНОВ: Христианская любовь – это не нажраться с оппозиционершей винца и пойти, так сказать…

    В. КАРПОВ: Возлюби ближнего своего, Виталий Валентинович.

    В. МИЛОНОВ: Возлюби, знаете… Так, как они любят эту оппозиционершу – это не возлюби ближнего, а это называется грех свальный после передачи венерических заболеваний. Я говорю о другом, что действительно искренности в политике, в живой политике нет: либо у нас мертвая политика серого пиджака, который что-то вам говорит и просто вешаться хочется, либо это лицемерия. Очень много лицемерия, Владимир Владимирович. Вот я вижу, вижу Кремль из этого окна, и конечно, я понимаю, как тяжело. Потому что среди множества лиц окружающих честных и искренних – единицы, все остальные – приспособленцы. И непонятно, от кого ждать удара в спину.

    В. КАРПОВ: То есть Наталья Владимировна у нас человек искренний, ее нужно холить и лелеять, пестовать.

    В. МИЛОНОВ: Нет, Наталью Владимировну не надо холить и лелеять – она сама симпатичный, умный человек. Я уважаю выбор ее избирателей, и я думаю, что ее избиратели в Крыму, понимаете, не в Москве, не в "Жан-Жаке", дадут оценку ее деятельности. Так что у нее есть мандат, и давайте мы перестанем заниматься знаете чем? – большевизмом, когда кто не за нас, тот против, того уничтожить.

    В. КАРПОВ: Категорически за.

    В. МИЛОНОВ: Уничтожать надо Троцкого, понимаете.

    В. КАРПОВ: Как вот это безобразие прекратить, что кто не с нами, тот против нас?

    В. МИЛОНОВ: Так этот большевизм, который…

    В. КАРПОВ: Вы же призываете как раз искренностью…

    В. МИЛОНОВ: У нас царит… Нет, большевизм и искренность – это разные вещи. Искренность – это убеждения человека, большевизм – это ненависть, ненависть, которая у этих людей осталась. Они были в компартии, коммуняками все были, они ненавидели все западное, хотя жрали западное все; их папаши ходили в компартии тузами, ездили на черных "Волгах" здесь по Москве или у них в деревне. Проблема в том, что, конечно, больше активистов – это понаехавшие в Москву, которые…

    В. КАРПОВ: Как Виталий Милонов, да.

    В. МИЛОНОВ: Слушайте, я… Петербуржец – это единственный, кто не является понаехавшим, потому что для нас это вообще, честно говоря, дауншифтинг, я вам честно могу сказать. Я до сих пор живу в Петербурге, я не могу переехать в Москву жить.

    В. КАРПОВ: Давайте, перечисляйте: поребрик, шаверма, парадная, да-да.

    В. МИЛОНОВ: Не завидуйте, не завидуйте. Так вот… Я же к вам, чай, не в водолазке пришел.

    В. КАРПОВ: В бадлоне?

    В. МИЛОНОВ: В бадлоне, да.

    Проблема действительно в том, что большевизм, который находится во всех этих "Эхо Москвы", я не буду перечислять названия, имена собственные – это уже слишком назад, наверное – всяких разных либеральных изданий, либеральных лидеров. Они на самом деле не либералы и не демократы ни разу. Они люто ненавидят, они готовы глаза тебе выцарапать, и их духовные братишки и сестрички на Майдане это прекрасно показали, когда они стали грабить дома, сжигать квартиры депутатов, которые не согласны были. Но хочу сказать, было и исключение: коммунисты Украины драпали, аж пятки сверкали. И когда я там на одной передаче про Ленина встретил этого Симоненко (его, по-моему, так зовут)…

    В. КАРПОВ: Да, Петр Симоненко.

    В. МИЛОНОВ: Да, Симоненко мне что-то стал говорить: "Не смей трогать Ленина!" Я говорю: "Слушай, а ты-то что? Ты предал Ленина. Ты Ленина предал, предал Украинскую ССР".

    В. КАРПОВ: Это все лирические отступления. Нечего не делаем, все нормально развивается в русле демократических процессов?

    В. МИЛОНОВ: Я считаю, что мы должны дальше преодолеть этот кризис, в который нас загнали советчики, советники Учителя и прочих людей, которые нас захотели опять друг с другом переругать, перессорить. Именно это было целью и задачей этого фильма, я потом докажу, поймаем пару-тройку шпионов американских, они расколются на Лубянке в подвальчике…

    В. КАРПОВ: Там давно не пытают, вы просто отстали.

    В. МИЛОНОВ: Найдем, не волнуйтесь, возобновим хорошую старую добрую традицию Малюты Скуратова. Так вот мы узнаем, что это была действительно провокация, но мы должны быть умнее, не должны поддаваться на провокации. Наше общество не должно раскалываться. И мы сейчас, признав эту проблему существующей, не будем допускать ее в будущем, но хватит уже друг другу выцарапывать глаза за "Матильду", против "Матильды". Да пусть она пропадом идет, эта "Матильда": хочешь – смотри, бога ради. У нас в стране гораздо хуже фильмы снимаются – в ленинградских, петербургских киностудиях порно с участием первокурсниц и второкурсник. Вот это действительно проблема. А "Матильда" – ну так себе.

    В. КАРПОВ: Это потому что Питер – это культурная столица.

    В. МИЛОНОВ: Да, правильно. Поэтому они там пытаются вести себя культурно. Каждый раз порно-актер подходит и говорит: "Извините".

    В. КАРПОВ: Я предлагаю все-таки двигаться дальше, поэтому давайте сейчас о политике чуть-чуть поговорим.

    Появились разговоры о том, что в России необходимо ограничить вещание иностранных СМИ, если, правда, это решение будет принято в Соединенных Штатах. Там ополчились против RT, здесь ополчились уже по старинке против "Голоса Америки", против радио "Свобода", которое сейчас в настоящее время, против CNN почему-то. Ваша версия?

    В. МИЛОНОВ: Это зеркальная мера. Дело в том, что вряд ли CNN наносит большой идеологический удар нам. Я помню, когда только стал депутатом Госдумы, нас временно держали в гостинице, и у меня телевизор не работал, у меня работал там только канал CNN на английском языке. Я так был благодарен, потому что я CNN обычно не слушаю, мне он не нравится объективно, но тут я вынужден был смотреть CNN. Это был период избирательной кампании Клинтон. И как они топили за эту свою старую ведьму, как они поливали этого Трампа! Я, честно говоря, никогда в жизни не говорил, что Трамп как бы офигенный чувак. Но он интересный, но он абсолютно не наш, и не должно быть никаких иллюзий, поэтому я, честно говоря, недопонимал, когда некоторые люди говорили: "Поздравляем с победой Трампа!" Ешкин кот, да вы посмотрите, кто он, а потом уже поздравляйте. Безусловно, Трамп более разумный, чем ведьма, потому что он хотя бы не проклятый, как Клинтон, но тем не менее.

    В. КАРПОВ: И все это вы благодаря CNN узнали?

    В. МИЛОНОВ: Я поскольку выяснил, что Хиллари Клинтон – проклятая ведьма, то, естественно, вот это вот духовное знание было распространено и на территории Соединенных Штатов, и, собственно говоря, люди сказали: "А действительно, а что это мы будем за нее голосовать?" Они послушали моих советов и решили выбрать другого человека. Надо подумать, это, видимо, тоже был неправильный выбор.

    Что касается зеркальности ответа, то я не вижу проблем, каким образом RT наносит удар по американской политической системе. Я честно не вижу. Я бы хотел, честно могу сказать… Я хорошо отношусь... Мы хоть и сидим в здании "Россия сегодня", я бы очень хотел, чтобы деятельность холдинга, уважаемая Симонян, была бы еще более опасной для наших партнеров. RT – это мягкая сила, совсем мягонькая, я бы сказал, плюшевая такая, мимимишная. Поэтому уровень пропаганды, которая льется из того же самого "Радио Свобода", которые сидят в Чехии, пьют тухлое чешское пиво…

    В. КАРПОВ: Хорошее пиво в Чехии, не надо.

    В. МИЛОНОВ: Они пьют плохое пиво. Хорошее пиво пили бы, они бы по-другому говорили. А это меньшинства, они, наверное, даже пива не пьют, вот в чем дело, это продажные люди. Так вот, в Чехии они сидят, набрали всяких огрызков общества, всякую шваль из России свезли (я знаю, кто там работает), и вот они там сидят, воют, сопли свои по столу размазывают. Но это действительно ненависть, и я бы абсолютно точно не сравнивал RT и "Радио Свобода". "Голос Америки" уже, по-моему, сдох давно, сдох зяблик, а "Радио Свобода" – это действительно такая… Я считаю, что опять же для большинства людей… Они просто не поймут, о чем говорят на "Радио Свобода", потому что это язык какой-то либеральной шпаны. Но вместе с тем те определенные лже-вбросы, которые они себя позволяют, выходят за рамки и нормы приличия, как нужно вести себя в гостях. "Радио Свобода" должны помнить, что они гости в нашей стране; они имеют право на свою точку зрения, как это имеет право, предположим, BBC и "Deutsche Welle".

    В. КАРПОВ: Я просто напомню, что на "Радио Свобода" работают граждане Российской Федерации, мнение которых может быть созвучно с тем, что вещают на "Радио Свобода", все.

    В. МИЛОНОВ: На "Радио Свобода" набрали всякий скам, понимаете? Я могу сказать, что там в мужской туалет никто не ходит, все в женский ходят – и мужики, и женщины, там одни голубые работают. Я еще не то могу сказать про них.

    В. КАРПОВ: Пожалуйста, вы можете говорить, просто я, по-моему, года полтора в начале 2000-х гг. сотрудничал с "Радио Свобода". Что можете добавить?

    В. МИЛОНОВ: Слушайте, вы сотрудничали за деньги, я надеюсь, все-таки с "Радио Свобода".

    В. КАРПОВ: За деньги, да.

    В. МИЛОНОВ: Я считаю, что нужно послать такой космический невидимый радиоимпульс в их передатчик главный и забанить его навсегда, чтобы у них все сожглось, вся проводка.

    В. КАРПОВ: Кто сейчас через радио… Слушайте, они вещают на коротких волнах, кто их настраивает…

    В. МИЛОНОВ: Самое главное, что они вещают… Даже, знаете, я честно могу сказать, никто их не слушает.

    В. КАРПОВ: В Интернете работают.

    В. МИЛОНОВ: Я читаю Telegram-канал "Свобода", честно подписан на "телегу" свободовскую. Очень, очень интересно, потому что вижу, что "Радио Свобода", положа руку на сердце (да простят меня в "Единой России"), опять же, не особо опасно для нас, потому что для любого здравомыслящего человека видно, что это оголтелая, тупая пропаганда уровня Матвея Ганапольского, даже хуже. Но опять же для молодежи, которая у нас не очень сильно, может быть, ориентируется в каких-то вещах, это может являться такой информацией, похожей на правду. Поэтому надо сделать так, чтобы иностранные СМИ в нашей стране просто вели себя прилично.

    А что касается свободы слова и демократии, так вы меня извините, на "Дожде" или на радио "Эхо Москвы", да и на многих других радиостанциях, да и на вашей радиостанции позволительно говорить то, что думает человек. Я говорю одну точку зрения, у меня правильная точка зрения, позиция большинства россиян, многие ваши гости говорят другую точку зрения, их никто не затыкает, на микрофоне горит красная кнопочка, она не прекращает гореть. Ты можешь доложить, ты можешь рассказать о своих ценностях. Поэтому, собственно, и с демократией у нас все окей. Вот в Америку если я приеду и буду говорить: "Осторожно, не ходите в парикмахерскую с гомосеками", – что сделается с красной кнопочкой? Она сразу выключится, потому что мне скажут: "Нельзя, not tolerant, no tolerance, you know, нужно забанить", сразу в тюрьму отправят.

    В. КАРПОВ: Слушайте, я единственное что понять не могу: если мы лучше, чем они, если мы более демократичные, чем они, так какого лешего мы будем следовать в фарватере их политики, то есть зеркалить то, что они будут делать по отношению к нашим средствам массовой информации? Давайте будем выше этого, давайте будем лучше их.

    В. МИЛОНОВ: Еще раз хочу сказать, что те меры, которые мы предпринимаем, являются ну просто уже элементами международного приличия. Есть правила зеркальных ответов в международной политике. То, что делаем мы, как правило, в разы менее резонансно чем то, что делают, к сожалению, наши партнеры за рубежом. Вспомните с высылкой дипломатов: мы же не стали высылать дипломатов американских в ответ на высылку наших? Тогда нет.

    В. КАРПОВ: Мы надеялись, что придут другие люди и у нас восстановятся отношения.

    В. МИЛОНОВ: Мы надеялись, что дипломатов не будут трогать, понимаете. Дипломатов трогать нельзя, это как переговорщики. Вот есть правила… Вот я сижу где-нибудь там в Горловке в окопе, идет переговорщик какой-нибудь – его нельзя трогать, потому что этот человек обладает иммунитетом, нельзя никогда стрелять в переговорщика, понимаете. А стрелять, высылать дипломата – это слабость. Ну дипломат, да, со своими детьми, который ничего не ответит, он один человек, куда он против армии и полиции.

    В. КАРПОВ: То есть подведем черту: не хотелось бы, но придется – так, получается?

    В. МИЛОНОВ: Вынужденно минимально мы регулируем, как большой, знаете, медведь отмахивается от мухи.

    В. КАРПОВ: С нами член комитета Госдумы по международным делам, член фракции "Единая Россия" Виталий Милонов. Сейчас новости, а после них продолжим.

    НОВОСТИ

    В. КАРПОВ: 15 часов 35 минут, в эфире "Умные парни", у микрофона Владимир Карпов. С нами сегодня член комитета Госдумы по международным делам, член фракции "Единая Россия" Виталий Милонов. Обсуждаем действительно актуальные проблемы. Сейчас можно про вашу землячку?

    В. МИЛОНОВ: А…

    В. КАРПОВ: Ксения Анатольевна, говорят, сегодня объявит о том, что…

    В. МИЛОНОВ: А, я испугался – мне послышалось про Розалию-землячку.

    В. КАРПОВ: Нет, она не ваша землячка.

    В. МИЛОНОВ: Не моя, не моя.

    В. КАРПОВ: Ксения Анатольевна, говорят, сегодня объявит о том, что она намерена баллотироваться в президенты Российской Федерации. Пока это предположение, все это должно произойти несколько позже, но уверенность такая есть. Поэтому вы, Виталий Валентинович, как петербуржец петербурженке что скажете ей?

    В. МИЛОНОВ: Завидую ли я Ксении Анатольевне?

    В. КАРПОВ: Нет, боже упаси, не о зависти речь идет. Поддержите ее.

    В. МИЛОНОВ: Поддержать Ксению Анатольевну? Нет, я поддерживаю, что в нашей стране Ксения Анатольевна Собчак может баллотироваться в президенты страны. Я поддерживаю стремления людей, которые ей неравнодушны и хотят высказывать свою точку зрения доступным им мирным способом. Поэтому Ксения Анатольевна, извините меня за подробность, не полная дура, поэтому, собственно говоря…

    В. КАРПОВ: Из ваших уст это звучит как комплимент.

    В. МИЛОНОВ: Безусловно, я хотел это сказать (Ксения Анатольевна, не благодарите). Нет, мы просто с Ксенией Анатольевной в одной школе учились, неудобно ее обзывать. Поэтому Ксюша интересный человек, у нее есть своя точка зрения, поэтому почему бы и нет? Пускай. Я не буду за нее голосовать, честно могу сказать, не мой политик. Но это показывает, что, в общем, если был бы у нас какой-то сложный, кровавый режим, кровавая гэбня пытала бы кого-то в Лубянке или еще что-то, она не смогла бы баллотироваться – все, пожалуйста, давай, вперед.

    В. КАРПОВ: То есть можно сейчас мы заголовок напишем: "Виталий Милонов приветствует выдвижение Ксении Собчак в качестве кандидата в президенты Российской Федерации"?

    В. МИЛОНОВ: Виталий Милонов приветствует, что в нашей стране человек, который хочет нормально баллотироваться в президенты, не пытаясь при этом закрутить гражданскую войну, может это сделать. И Ксения Анатольевна, я хочу сказать, как раз новый политик, который интересен, интересен мне в качестве… Мне интересно послушать, что она предложит. Потому что, честно говоря, слушать одни и те же программы передач господина Зюганова и Жириновского мне неинтересно, потому что я не вижу смысла… Я считаю, что они должны не баллотироваться в этот раз; я считаю, что если бы они не были настолько лично амбициозны, они бы дали возможность баллотироваться кому-то из их партии другому, потому что они уже много раз пытались, у них ничего не получилось. Не получилось не в плане победить – это тяжело, наверное, все-таки это партии далеко не большинства людей – но показать какие-то интересные результаты. Я считаю, что можно было бы посмотреть кого-то другого из КПРФ, и это действительно придало бы новый импульс избирательной кампании.

    В. КАРПОВ: То есть для Ксения Анатольевна – это либеральный политик конструктивного толка? Так можно охарактеризовать?

    В. МИЛОНОВ: Я не могу назвать Ксению Анатольевну политиком, хотя она очень много этим занимается, поэтому для меня да, безусловно, это такой интересный, но, в общем, не зашкварный либерал, который тоже должен присутствовать в политическом небосклоне. И он полезен, эти люди полезны для общества, они полезны, прошу прощения, и для Путина, и для "Единой России", для всех, потому что общество конкурентное, конкурентное путем нормального соревнования идей, а не каких-то личных амбиций, предохраняется от какого-то, так сказать, застоя. И если молодая шпана будет пытаться стереть нас с лица земли цивилизованным демократическим путем, это значит, что мы должны не расслабляться. Потому что, конечно, это большая беда российской власти… Вы же знаете, что талантливых людей раз-два и обчелся: ну Путин, там в правительстве много талантливых людей…

    В. КАРПОВ: Милонов еще.

    В. МИЛОНОВ: Ну я есть, да, еще Володин, Неверов, еще несколько человек – нормальные абсолютно люди, да. Но очень много невзрачных чуваков, которые, я говорю, мимикрируют: они непонятные, бело-сине-красные какие-то, серо-буро-малиновые.  

    В. КАРПОВ: Как флаг России, да.

    В. МИЛОНОВ: Нет, не как флаг России, еще хуже: то ли звездные, то ли полосатые, то ли еще какие-то там другие звезды – неважно. Почему вот мне всегда говорят: "Вот, что бы делала Старовойтова, если была бы жива?" Знаете, во-первых, некорректно говорить, что делал бы человек, потому что его убили… И убили благодаря партии "Яблоко": если бы партия "Яблоко" не предала и не сыграла бы Иудину роль в 1996 году, то папа Ксении Анатольевны не проиграл бы эти выборы. Я петербуржец, я сам был в этой теме, я видел все. Бандиты тогда объединились, общак бандитский, скинулись и поддержали другого кандидата. Папа Ксении Анатольевны проиграл минимальным перевесом из-за того, что "Яблоко", демократы-яблочники поддержали ставленника тамбовской преступной группировки в Петербурге, за это получили несколько постов. Ну да ладно, бог им судья.

    О чем бишь я? О том, что нормальная конкуренция в нашей стране – это хорошо, это правильно; это будет заставлять всех нас (меня, моих коллег и, безусловно, более серьезных людей, которые находятся на каких-то серьезных постах) чувствовать конкурентное дыхание в затылок.

    В. КАРПОВ: То есть Навальный плохо, потому что либерал, а Собчак хорошо, потому что либерал.

    В. МИЛОНОВ: Да нет, ну давайте так. Почему Навальный плохо? Навальный ничто. Навальный – уже все, проехали.

    В. КАРПОВ: Да вы только что гей-детектор изобрели на основе…

    В. МИЛОНОВ: Леха уже из кожи лезет вон, ему скоро нужно объявить себя в душе чернокожим инвалидом-транссексуалом, для того чтобы хоть как-то привлечь к себе внимание. Объективно говоря, все: Леша – это было. Его сейчас главная аудитория в перерывах между Свинкой Пеппой в YouTube говорить: "Здравствуйте, это Навальный". У меня дети, знаете, писаться начинают, когда эта морда выскакивает непонятная. Кто пустил его на YouTube, подонки? Убью, закопаю; мои дети видят эту гадость.

    В. КАРПОВ: Google, Google.

    В. МИЛОНОВ: Ну понятно, подонки. Хотя подонки – это не мое слово, я не использую слово "подонки" – паразиты.

    В. КАРПОВ: Зато многих других используете, да.

    В. МИЛОНОВ: Я богат, я русский человек, собственно говоря – вся эта тонкая филигрань русского языка для нас. Поэтому все.

    Я думаю, что Ксения Анатольевна, какие-то другие люди окончательно перевернут вот эту уже надоевшую, затертую до дыр страницу с политиками версии 1.0 оппозиционными, и мы пойдем дальше. Потому что действительно общество – и это правда – соскучилось по набору альтернативных, конкурентных идей, конструктивных идей. Общество… В конце концов хватит уже этого гиббоньего воя, эти орангутангжьи ревы: "Мы здесь власть", – никого уже не интересует, поверьте. Интересуют социальные лифты для молодежи. И вот эти политики должны нас пинать руками, ногами – в политическом плане я имею в виду – чтобы мы думали о том, каким образом выпускник никому не нужного 555-го московского международного университета права, экологии, международных отношений и бальных танцев с юридического факультета, никому не нужного, будет работать. Вот наша задача – развивать молодежь, которая сейчас выходит из школ, из ВУЗов, чем она будет заниматься. Не всем же сидеть в этих банках поганых, все равно еще закроет Набиуллина всех.

    В. КАРПОВ: Не опасаетесь того, что поддержав выдвижение Ксении Анатольевны, вы как будто бы сыграете против нее – скажут: "Ах, теперь все понятно – она выгодна Милонову, выгодна "Единой России".

    В. МИЛОНОВ: Секунду. Я являюсь единомышленником ни в какой степени Ксении Анатольевны Собчак – вообще. Она мой идеологический оппонент. Она ну не мой оппонент…

    В. КАРПОВ: Враг?

    В. МИЛОНОВ: …она не баллотируется у меня по округу, она умно делает, не хочет проигрывать, но, так сказать, она мой политический оппонент. Мы с ней абсолютно разные люди. Я поддерживаю, что люди, которые готовы говорить человеческим языком и спорить как политики, идут в политику – вот этого большой дефицит. Потому что, честно говоря, фейк-оппозиция действительно вызывает у меня некое уныние. Я думаю, что российскую политику ждет обновление – все, устали уже, одни и те же люди, понимаете: Владимир Вольфович, ну все, он уже устал; Геннадий Андреевич, Сергей Михайлович Миронов – уважаемые люди, с ними даже спорить уже неприлично, понимаете? Их нужно уважать же уже…

    В. КАРПОВ: А вы знаете, что вас называют "православным Владимиром Вольфовичем"?

    В. МИЛОНОВ: Слушайте, меня нельзя сравнить с Владимиром Вольфовичем, потому что я лучше, вот в чем дело. И это проблема.

    В. КАРПОВ: Была еще тема с крестовым походом против падения нравов (опять же, ваша тема): что вы…

    В. МИЛОНОВ: Духовная реконкиста, да, конечно.

    В. КАРПОВ: Да-да, но я боюсь, что мы просто не уложимся во времени, потому что времени остается буквально минут 10, и вот эти 10 минут хотелось бы уделить как раз вопросам нашей аудитории. Я напомню, как можно с нами взаимодействовать. На всякий случай напомню, что с нами Виталий Милонов. Телефон прямого эфира: 8 495 73-73-94-8, SMS +7 925 88-88-94-8, работает наш Telegram @govoritmskbot.

    Юрий пишет: "Как гость прокомментирует новость о том, что лидер английских неонацистов признался, что он еврей по матери и выходит из Британского национального фронта, потому что еще и гей?" Я не уверен, что вы хотите это услышать – я имею в виду комментарий Виталия Милонова.

    В. МИЛОНОВ: Я читал эту новость. Этот националист сломался, несите нового. В общем, британские националисты – это достаточно смешная такая структура; я не понимаю, кто они. Британский националист – это я, потому что я наследник викингов…

    В. КАРПОВ: Вы и русский националист, и британский националист…

    В. МИЛОНОВ: Секунду, русский и британский националист имеет один и тот же скандинавский паспорт – викинг. Мы наследники доблестных конунгов, мы наследники ярлов, понимаете, воспетые скальдами.

    В. КАРПОВ: Германских племен, да.

    В. МИЛОНОВ: Поэтому британский националист – это нормальный викинг. Другие нации Британии потерпели поражение от викингов: у них либо пикты уничтожены, либо переселенцы, опять же, с другой части Скандинавии (англы или саксы – это тоже германские и скандинавские племена). Поэтому фейковая английская система не подразумевает наличие здорового, нормального, английского правого движения, я бы сказал, потому что они много бухают. Проблема Англии – это нация алкоголиков, это спивающаяся нация.

    В. КАРПОВ: Наушники наденьте, Виталий Валентинович. 73-73-94-8 – телефон прямого эфира. Сейчас слушаем вас внимательно – да, здравствуйте.

    СЛУШАТЕЛЬ: Алло.

    В. КАРПОВ: Да, вы в эфире, но вас плохо слышно. Нет, вы знаете, это плохо, давайте еще попробуем. 73-73-94-8 – алло, здравствуйте.

    СЛУШАТЕЛЬ: Алло, добрый день, Ростислав. Я хочу спросить по профилю Думского комитета международного, хотя это немножко не совсем епархия Милонова, про отношения с Минском. Скажите, вот то, что Беларусь открыла себе визу для Европы – это согласовано с Москвой? Например, для встреч операторов Нарышкина с агентурой из Европы – может быть, Слуцкий что-нибудь говорил про это? Потому что то бывает, то ее ругают за это, то не ругают. Спасибо.

    В. МИЛОНОВ: Спасибо за вопрос. Действительно не совсем епархия Милонова, потому что я член комитета по международным отношениям, а Минск, Белоруссия – это ведомство все-таки нашего другого комитета по делам Содружества независимых государств. Мы не визируем, никоим образом не рассматриваем те инициативы, которые касаются наших союзных с нами республик. Моя личная точка зрения, наверное, здесь не является интересной, поскольку слушатель не спрашивал мою точку зрения личную. Я считаю, что, конечно, Александр Григорьевич пытается быть хитрым, но в результате… Мы же все прекрасно понимаем, что какие бы улыбки ни строили западные партнеры для Александра Григорьевича, их главная задач – его грохнуть, как минимум политически его убить, устранить и насадить вот этих вот, так сказать, белорусских бандеровцев посадить в Минске. Я думаю, что белорусы этого сами не хотят, хотя ситуация в Белоруссии действительно у меня лично вызывает большое опасение – это ситуация, связанная с экономикой и с алкоголизмом.

    В. КАРПОВ: Александр Фельдман интересуется: "Виталий Валентинович, требовать физического уничтожения исполнителей рэпа – например, Оксимирона, который отстоял честь России в Лос-Анджелесе – это христианство или большевизм?"

    В. МИЛОНОВ: Все смешалось в доме Облонских.

    В. КАРПОВ: Итак, давайте начнем по порядку. Во-первых, физическое уничтожение рэперов – это ваша идея или нет?

    В. МИЛОНОВ: Начинаем с Фельдмана. Нет, если говорить серьезно, то, во-первых, давайте так: никакой Оксимирон никакую честь нашей страны не отстаивал. Россия все-таки страна немножко повыше культурного уровня, чем Оксимирон, который говорит о том, что он своим там детородным органом кому-то будет наносить раны на лице – это не Россия.

    В. КАРПОВ: А вы батл смотрели, что ли?

    В. МИЛОНОВ: Я смотрел. Знаете, как говорят: "Ты же не смотрел, а делаешь суждения". Я посмотрел батл.

    В. КАРПОВ: Ну?

    В. МИЛОНОВ: Это низость. У меня действительно кровь из ушей шла, я смотрел. Дешевый понторез на какой-то съемной тачке подъехал – в общем, все понятно. Это, знаете, понты на уровне очаровать одноклассник в 8-м классе – машина крутая, еще шавермой угостит, не в Макдональдс сводит бесплатно. Поэтому, безусловно, это не русское искусство, это не русский представитель, не российский представитель. Поэтому ни о какой чести нашей страны говорить не надо. Если нужно отстоять честь страны, можно моего коллегу Николая Валуева – он так в бубен даст, понимаете, что там все окочурятся.

    В. КАРПОВ: Дальше.

    В. МИЛОНОВ: Что касается музыки и поэзии, безусловно, Оксимирон тоже не лучший здесь. Что касается физического устранения….

    В. КАРПОВ: Eminem лучше, я согласен.

    В. МИЛОНОВ: Что касается… Мне нравится Птаха, мы с ним подружились, серьезно. Не подружились, но мы с ним нормальный нашли язык. Я был у Вована с Лексусом на шоу, и мы с Птахой сначала ругались, он матерился как сапожник, а я потом говорю: "Братишка, ты чего орешь-то? Мы нормальные чуваки с тобой".

    В. КАРПОВ: То есть рэп вы признали культурой?

    В. МИЛОНОВ: "Мы против гомосятины вместе с тобой, против наркомании – все нормально". Нет, мне не нравится музыка рэп, мне стиль не нравится, потому что я русский человек, я не могу позволить, чтобы мои дети слушали рэп. Рэп – это музыка американских помоек и тех, кто стоит в очереди за social security, за food stamps. Но, опять же, что касается физического устранения – а как еще ваше, дурачки либеральные, привлечь внимание к кризису, к культурному кризису, к западной культурной экспансии в нашей стране. Сказать вам какое-нибудь слово, вы как дурачки сразу же клювы поднимите вверх, а я говорю: "Чуваки, это фигура речи, это моя экспрессия как художника".

    В. КАРПОВ: Виталий Валентинович, позвольте я сразу уточню. То, что вы сейчас воспроизвели, этот прием называется троллингом. Можно ли вас, Виталия Милонова назвать троллем?

    В. МИЛОНОВ: Знаете, в нашей мифологии, безусловно, присутствуют тролли и эльфы.

    В. КАРПОВ: Мы говорим о современной мифологии, даже о современной терминологии.

    В. МИЛОНОВ: Знаете, я не современный тролль, я все-таки, так сказать, беру корни в Асгарде у древа Иггдрасиль где-то. Поэтому наш троллинг, извините меня – мы еще Америку оккупировали в свое время, присоединили к Дании Швецию и Норвегию, так что наш троллинг всем Европам троллинг.

    В. КАРПОВ: Так вы не ответили на вопрос – вы тролль или нет?

    В. МИЛОНОВ: Нет, конечно. Что вы? Я чистый ручеек подлинной Руси, так сказать, Гардарики, струящийся, омывающий Россию, смывающий с нее налет либерализма и конформизма.

    В. КАРПОВ: Ну хорошо. 73-73-94-8, слушаем вас. Алло, здравствуйте. Да, вы в эфире.

    СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте.

    В. КАРПОВ: Пожалуйста.

    СЛУШАТЕЛЬ: Виталий Валентинович, добрый день, меня зовут Сергей. Оставим ваше политическое кредо – не будем, так сказать, о грустном – я хотел про другое вас спросить. Вот вы называете себя православным, священником и все прочее. Но что же вы тогда нарушаете заповеди? – не произноси имя Господа всуе. Я уже устал пальцы загибать, сколько раз вы всуе произнесли имя Господа.

    В. КАРПОВ: Спасибо, принимается. Богохульствуете, говорят.

    В. МИЛОНОВ: Богохульствие – это совсем не то. Имя Господа всуе… Я не буду спорить с человеком, здесь совершенно неправильное у него понимание этой ситуации. Имя Господа всуе – это совсем все о другом. Я не являюсь священником, это опять же неправда. Но когда человек пытается иметь перед собой неоспоримый нравственный ориентир, кем бы он ни был – политиком левым, правым, коммунистом даже… Вон, Сережа Шаргунов – коммунист, абсолютно нормальный чувак. Он левый, да, у нас с ним разные точки зрения, но я его уважаю, потому что то, что он верующий, сразу меняет его. Или вот, предположим, есть такой очень старый коммунист, очень известный – Харитонов Николай. Знаете, я с ним познакомился – он говорит: "Привет, мой друг". Он рассказал, что у него дедушка священником был. И когда мы начинаем говорить о чем-то нас объединяющем, мы сразу перестаем ругаться. Знаете, мне так неудобно, я не могу с ним ругаться вообще, потому что он действительно очень милый человек, хотя наши взгляды совершенно разные – на экономику, на финансовую систему.

    Поэтому я могу сказать, что вот если вы такой пример привели, то если вы являетесь человеком верующим, то мы с вами не враги, не враги. Мы можем иметь разные точки зрения, но мы никогда в жизни не будем друг другу желать зла. И самое главное, мы будем объединены главным – каждый по-своему, но мы будем желать добра нашей стране. И я искренне уважаю тех пускай оппозиционеров, тех молодых людей на улице, которые не знают просто, но их обманул этот мошенник, этот Мавроди политический (микроблогер Навальный). Они же хотят добра, поэтому они не враги априори, просто нужно уметь с ними разговаривать. Я думаю, что мы с ними спокойно поговорим, и все, они пойдут к нам, все будет нормально, с нами будут ходить.

    В. КАРПОВ: А все, Виталий Валентинович. С нами был Виталий Милонов…

    В. МИЛОНОВ: Finita la commedia.

    В. КАРПОВ: …член комитета Госдумы по международным делам, член фракции "Единая Россия". Спасибо, Виталий Валентинович.

    В. МИЛОНОВ: Можно не вставать. До свидания.

    В. КАРПОВ: Приходите еще.

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus