• Мы ведём работы на завершающем этапе от Делового центра до Петровского парка на Третьем пересадочном контуре. Хотим в этом году запустить с пассажирами.

    15:00 Ноя. 9, 2017

    В гостях

    Андрей Бочкарёв

    Глава Департамента строительства города Москвы

    Ю. БУДКИН: Это радиостанция «Говорит Москва». Сегодня четверг, 9 ноября. Меня зовут Юрий Будкин. Наш гость Андрей Бочкарёв – руководитель Департамента строительства Москвы. Андрей Юрьевич, добрый день.

    А. БОЧКАРЁВ: Добрый день, Юрий.

    Ю. БУДКИН: Прямой эфир, вы можете дозваниваться по телефону 73-73-948, код города 495. Можете писать через sms-портал +7-495-8888-948, можете через Telegram Govoritmskbot.

    Этот вопрос я вам собирался задать первым, но на него уже ответил Сергей Собянин. Участок Люблинско-Дмитровской линии метро откроют весной 2018 года. Он только что сказал, он проехал и посмотрел на строящуюся станцию «Селигерская». Ведь планировалось раньше открыть?

    А. БОЧКАРЁВ: Планировалось завершить основные работы до конца 2017 года. Так и будет сделано. Есть технические сложности с завершением работ на притоннельных сооружениях. Это очень сложные линии в техническом отношении, как сказал Сергей Семёнович прямо на этом объекте – мы прямо в начале 2018 года, весной запустим с пассажирами. Это сложный участок. Это самая сложная в техническом плане линия, которая протянулась от Марьиной Рощи до Петровско-Разумовской, участок которой мы сдали в прошлом году. Около 6 километров мы в этом году завершаем и пускаем в начале следующего, в марте месяце.

    Ю. БУДКИН: Собянин сказал тоже, что стройка непростая. Это какие-то непредусмотренные вещи? Земля в Москве оказалась какой-то недостаточно хорошей или что?

    А. БОЧКАРЁВ: Земля у нас отличная, просто на глубинах минус 80 метров с большими водопритоками, когда необходимо идти фактически горным способом… то есть это линия с точки зрения технической, с точки зрения объёмов работ является самой сложной. Безусловно, есть непредвиденные карстовые пустоты на небольших глубинах, они мешают проходке тоннелепроходческих комплексов, выполнению каких-то работ. Для того, чтобы сделать метро абсолютно безопасным, необходимо завершить большое количество вспомогательных строительных работ. Основные работы завершены, ведётся отделка. Мы сегодня Сергею Семеновичу показали. Ведётся оснащение и будет пуско-наладка, то есть интеграция нового участка с ранее построенным участком Петровско-Разумовской, Марьиной Рощей. Плюс мы вводим большое электродепо, которое интегрировано с этой линией для того, чтобы обслуживать как раз те составы, которые будут по этой линии работать.

    Ю. БУДКИН: Ещё про Калининскую расскажите. В этом году будет открытие или всё-таки нет?

    А. БОЧКАРЁВ: Это тоже большая задача. У нас там более 15 километров. Мы стремимся завершить все строительные работы также в этом году. Это огромная линия. Хочу отметить, что первый раз обещали построить эту линию более 30 лет назад людям, которые переехали в район Солнцево, Ново-Переделкино. Мы в 2013 году забили первый колышек. Это была весна, май 2013 года. Буквально на рубеже 2017-2018 годов мы хотим запустить данную линию. Она тяжёлая, сложная, строим в устоявшейся территории, работы ведутся круглосуточно. Люди, которые там проживают, видят, как мы ведём работы. Буквально в конце года мы отчитаемся уже о том объёме работ, который мы к концу года завершим.

    Ю. БУДКИН: Что касается того, что уже будет открыто до конца этого года, ведь насколько я понимаю, это Третий пересадочный контур.

    А. БОЧКАРЁВ: Да, у нас участок от Делового центра до Петровского парка. Это станция метро «Динамо» существующая, стадион «Динамо». Мы ведём работы на завершающем этапе, чуть быстрее мы закончим, хотим в этом году запуститься с пассажирами.

    Ю. БУДКИН: И это будет ветка от «Динамо» до «Сити».

    А. БОЧКАРЁВ: Да. Или наоборот.

    Ю. БУДКИН: По поводу станции метро «Ховрино» спрашивают.

    А. БОЧКАРЁВ: Буквально проводили в эту субботу совещание, прошли по всем вопросам. В декабре этого года хотим запустить с пассажирами. Главная особенность этого участка – это то, что мы строим новую станцию «Беломорская», которая сначала не была включена в планы работ, а потом по настоятельной просьбе жителей близлежащих районов и решению мэра мы включили в работу. Сейчас мы возводим остальные станции, остальные конструкции этой станции «Беломорская» для того, чтобы пропустить поезд на станцию «Ховрино». А уже оснащение самой станции «Беломорская» произведём в режиме действующего метрополитена, в следующем году её запустим уже для пассажиров.

    Ю. БУДКИН: До конца этого года вы планируете, что пассажиры поедут и до «Ховрино», без «Беломорской», и по новой линии Третьего пересадочного контура.

    А. БОЧКАРЁВ: Да.

    Ю. БУДКИН: Хорошо, тогда более серьёзные перспективы. Тут спрашивает 965-ый: «А в Зеленоград метро пойдёт? Как по нынешним планам?».

    А. БОЧКАРЁВ: У нас программа огромная, но сейчас метро не предусмотрено до 2021 года. Возможно, мы каким-то образом перепланируем. Хочу обратить внимание, что и радиальные направления железной дороги очень здорово усилились в этом направлении Зеленограда. Мы по автомобильным дорогам сделали большой прорыв, в том числе и строительство ряда развязок в Зеленограде. Пока мы занимаемся районами, которые находятся в центре Москвы. И на новых присоединённых территориях. Возможно, будут планы и в этом направлении.

    Ю. БУДКИН: Тогда возвращаемся опять на салатовую ветку. 504-ый спрашивает: «Она до Северного дойдёт?».

    А. БОЧКАРЁВ: Сегодня этот вопрос обсуждали с мэром Москвы. Сейчас мы занимаемся разработкой так называемых проектов планировки. Это первый документ, который необходим для того, чтобы сформировать будущую трассу продления линии «Селигерской» дальше на север. В планах у нас стоит строительство одной из станций практически в посёлке Северный. То есть продлеваем от «Селигерской» дальше на север, через МКАД. Такие планы уже в работе.

    Ю. БУДКИН: Там же Мытищи. Это уже другая ветка.

    А. БОЧКАРЁВ: К сожалению, Мытищи находятся на территории другого субъекта Российской Федерации. Земельные вопросы, связанные с тем, чтобы найти площадку для строительства, вопросы именно с размещением станций пока в работе. У нас в планах эта линия после 2019 года. Сказать чуть точнее пока не можем в силу этих вопросов.

    Ю. БУДКИН: «Кожуховская ветка каким образом будет запускаться?», - спрашивает Евгений.

    А. БОЧКАРЁВ: Мы первый участок, который соединяет посёлок Некрасовка с Таганско-Краснопресненской линией, это в районе метро «Жулебино», которую мы, кстати, прикрывали для того, чтобы произвести работы, связанные с проходкой тоннелей двух пересекающихся линий, будем готовы к середине следующего года уже запускать.

    Ю. БУДКИН: Но только тот участок, который за МКАД.

    А. БОЧКАРЁВ: Да, за МКАД, потому что мы его раньше начали. Участок уже как раз до Нижегородской мы сейчас ведём проходку десятиметровым щитом. Это будет тоннель, где будут вместе сразу два пути. Стартуем следующим щитом со станции «Окская». Это на пересечении улицы Окской и Рязанского проспекта. В 2018 году мы хотели бы запустить полную ветку от Некрасовки до Нижегородки. Я думаю, что в 2018 году нам будет более понятно, справляемся ли мы, потому что задача сложная. Мы в районе Окской ведём перекладку сетей для того, чтобы вторым десятиметровым щитом стартовать от станции «Окская» и пройти три километра до будущей станции «Стахановская», до станции «Нижегородская» на пересечении в том числе с МЦК, линиями РЖД для создания мощного пересадочного узла, который охватит все виды транспорта.

    Ю. БУДКИН: Раз вы заговорили о метро, которое будет выглядеть чуть иначе по сравнению с обычным, эта ветка такая, где в одном тоннеле будут ходить поезда. Новые станции будут с закрывающимися дверьми, когда приезжает поезд, или это остается в проектах?

    А. БОЧКАРЁВ: Мы тестируем системы, связанные с созданием автоматических перегородок. Есть нюансы, связанные с тем, что мы часто присоединяемся к существующим линиям. Строительство барьера на одной из станций и не возведение на другой является малоэффективной мерой. Мы тестируем разные системы, которые можно было бы установить и на существующих станциях метро. Иметь на двух станциях и не иметь их на 30 – неразумно. Прока на вводимых линиях, особенно на тех, которые присоединяются или являются продлением существующих линий, мы не устанавливаем этих автоматических перегородок, хотя такая техническая возможность есть. Есть нюанс. В связи с тем, что в прошлом воздухообмен был запроектирован таким образом, что никаких перегородок не существует. Если мы ставим перегородки, мы ещё серьёзнее ухудшаем воздухообмен, вентиляцию на станциях, а это не всегда здорово, особенно в жаркие месяцы, когда очень много пассажиров в пиковые нагрузки. Это тоже факторы, которые мы должны учитывать, решать каким-то образом вопрос с дополнительной вентиляцией.

    Ю. БУДКИН: Если новые с этой точки зрения будут появляться станции, они будут появляться на отдельных новых линиях?

    А. БОЧКАРЁВ: Да.

    Ю. БУДКИН: 73-73-948 – телефон прямого эфира. sms-портал +7-495-8888-948, можете через Telegram Govoritmskbot. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Владислав, Москва. У меня знакомый в Польше проектировал беспроводную передачу электроэнергии посредством электромагнитной индукции для общественного транспорта. У нас метро когда-нибудь уйдёт от опасного контактного рельса на более безопасный вид передачи электроэнергии? 

    А. БОЧКАРЁВ: Я думаю, что в Польше вряд ли что-то запроектировано с точки зрения действующей линии. Первые опыты по передаче электроэнергии были еще господином Теслой в 19 веке. Возможности такие есть, просто мощность и передача энергии на таких расстояниях и в таком объёме недостаточна. В будущем, когда технологии надежные передачи энергии на расстоянии будут разработаны, конечно, их очень легко будет привнести.

    Ю. БУДКИН: Все начинают сразу критиковать. Безопасная магнитная индукция. Насколько она ещё безопасна, с этим надо разбираться. Красная ветка. О ней тоже спрашивают, то, что дальше Саларьево. Насколько близки перспективы этих новых станций, о которых в последнее время так много говорят?

    А. БОЧКАРЁВ: Мы сейчас занимаемся проектированием, ведём работы по строительству самой трассы, так называемой Солнцево-Бутово-Видное. В планах у нас проектирование. Мы хотим на рубеже 2018-2019 годов сдать. Или раньше, если получится. Это будет у нас продление ветки от Саларьево на Коммунарку, на Лужское шоссе, чтобы увязать вот эти районы на новой территории Москвы. Строится будет в наземном исполнении. Это очень удобно, потому что мы будем строить метро как раз в створе проезжей части трассы, которая сейчас идёт от Киевского шоссе на Калужское шоссе. Задача стоит в 2018 году закончить строительство.

    Ю. БУДКИН: Вы объявляли конкурс на строительство тоннеля как раз под Калужским шоссе, третьего ноября всё должно было решиться. Соответственно, всё должно было решиться и со сроками. По сути, последний крупный объект на Калужке.

    А. БОЧКАРЁВ: С точки зрения реконструкции Калужского шоссе – да. С точки зрения развития вообще инфраструктуры там будут выполняться работы, строительство деловых центров, в том числе социальной инфраструктуры. Но транспортные объекты – крайние на этом отрезке Калужского шоссе.

    Ю. БУДКИН: Значит, можно говорить, что теперь от ноября надо отсчитать 10 месяцев, и Калужское шоссе с точки зрения движения будет абсолютно готово.

    А. БОЧКАРЁВ: Это немножко разные объекты. Данный тоннель – пересекающий тоннель.

    Ю. БУДКИН: Как бы там ни было, но ограничения будут.

    А. БОЧКАРЁВ: Ограничения будут, но больше ограничений, связанных с основным периодом реконструкции, который мы в 2018 году также завершаем, который уже с поселения Сосенки идёт на соединение с Центральной кольцевой дорогой, и наш главный проект на Калужском шоссе мы завершаем в 2018 году.

    Ю. БУДКИН: 221-ый просит, чтобы вы Мытищи и Королёв к Москве присоединили, а потом там построили метро.

    А. БОЧКАРЁВ: Это точно не вопрос Департамента строительства.

    Ю. БУДКИН: Зато к Департаменту вопрос, который многих шокирует – насчёт сразу нескольких проектных работ по поводу реконструкции МКАД.

    А. БОЧКАРЁВ: А что шокирует? В какой части?

    Ю. БУДКИН: Если начнётся ремонт МКАДа, то многое остановится. Что это за работы?

    А. БОЧКАРЁВ: У нас, как ни странно, на каждом нашем совещании и встрече с жителями или журналистами задают вопрос – а когда начнется реконструкция МКАД. Даже в те времена, когда мы не прикасались к этой теме, всех почему-то стало интересовать. Когда мы начали проектировать какие-то элементы, все начали переживать. Я хочу обратить внимание, что мы за последние шесть лет провели масштабную реконструкцию и расширение 14 крупнейших развязок на МКАДе. После этого стало ездить хуже или лучше? Тот, кто пользуется, однозначно в точке пересечения вылетных магистралей с МКАДом, наши развязки работают просто блестяще, превосходно. Поэтому проектирование локальных улучшений на МКАДе требует просто ситуация, сложившаяся со строительством торговых центров на территории Московской области, с появлением не очень хорошо организованных съездов и заездов на МКАД, которые влияют на скорость движения. Если под прямым углом автомобиль пытается заехать на скоростную трассу, безусловно, он вызывает затруднение. Такие участки требуют реконструкции и улучшения на локальном отрезке.

    Ю. БУДКИН: Первый локальный отрезок – это от Каширки до Варшавки. А всего их будет 10. То есть за эти 10 участков вы пройдёте весь МКАД?

    А. БОЧКАРЁВ: Какую-то часть. Не все участки берутся в работу. Только те, которые требуют безотлагательных мер в локальном улучшении движения МКАД. Ещё раз – это не какая-то глобальная реконструкция или расширение МКАД, это точечные работы по улучшению движения на определённых участках кольцевой автомобильной дороги.

    Ю. БУДКИН: 71-ый спрашивает: «Можно ли говорить уже сейчас о каких-то конкретных сроках, когда в полном объёме заработает Северо-Восточная хорда?».

    А. БОЧКАРЁВ: Требуется завершить строительство всех участков Северо-Восточной хорды. Мы по ряду участку не приступили к работам, ведётся проектирование, поэтому правильнее было бы говорить – с момента начала строительства, особенно участка между Ярославским шоссе и Дмитровским шоссе, мы могли бы сказать, когда будут закончены все работы. Пока ведётся проектирование, очень много сложных вопросов, трасса проходит по промышленным зонам, по территориям, которые требуют освобождения, переноса коммуникаций, переноса существующих промышленных строений и так далее. Сейчас говорить о сроках завершения работ просто преждевременно.

    Ю. БУДКИН: Не совсем по теме разговора – Братеевская развязка. «Как планы?», - спрашивает 805-ый.

    А. БОЧКАРЁВ: Планы грандиозные. Объект является частью нашего крупного проекта реконструкции и расширения так называемой Южной рокады. Это трасса, включающая в себя Рублёвское шоссе, Аминьевское шоссе, Лобачевского, Балаклавский проспект, сейчас мы ведём работы на пересечении Варшавки и Балаклавки с тем, чтобы соединиться с улицей Кантемировской через железную дорогу, и продление этого участка дальше туда, в район Братеево как раз является продлением вот этого Южной рокады фактически до восточных границ города. Соответственно, сейчас эта работа находится в проектировании, и туда войдут не только эта развязка, но и ряд других элементов, как существующих, так и новых, которые позволят нам этот участок Южной рокады завершить. Это будет на рубеже 2018-2019 годов.

    Ю. БУДКИН: Здесь путаница какая-то возникает. Кто-то говорит Южная рокада, кто-то говорит южный дублёр Кутузовского проспекта.

    А. БОЧКАРЁВ: Это разные объекты. Южный дублёр Кутузовского проспекта – это другой проект. Это улично-дорожная сеть, которая будет дублировать Кутузовский проспект, идя фактически параллельно ему, южнее данной трассы. Это другой проект, мы начинаем строительство в этом году, завершаем уже в 2018-2019 годах.

    Ю. БУДКИН: Зачем Кутузовскому проспекту сразу два дублёра?

    А. БОЧКАРЁВ: Суть состоит не в том, чтобы продублировать Кутузовский проспект, но обеспечить связи между районами, чтобы не перегружать МКАД, сам Кутузовский проспект, а обеспечить движение в южном районе, да и в любых других для того, чтобы понизить интенсивность и загруженность наших трасс, ускорить перемещение людей на своём автотранспорте, в том числе коммерческом между разными районами города. Особенно в тех случаях, когда территория Москвы позволяет это делать, мы как раз этим и занимаемся. Скажем, строить в районе Четвёртого транспортного кольца гораздо сложнее, потому что вся территория застроена крупными действующими и очень сложными промышленными предприятиями. И мы об этом очень много говорили, что первым этапом мы занялись реконструкцией существующих вылетных магистралей, на вторых этапах мы начнём строительство соединяющих связей, хорд. Начнётся строительство других соединяющих поперечных связей, которые будут соединять разные сегменты города и разгружать существующие основные артерии – вылетные магистрали, Третье транспортное кольцо, МКАД и так далее.

    Ю. БУДКИН: Северный дублёр Кутузовского проспекта. Было известно заранее, что это будет платная дорога.

    А. БОЧКАРЁВ: Да.

    Ю. БУДКИН: Это единственная? Или появятся ещё в ближайшее время платные дороги?

    А. БОЧКАРЁВ: Сейчас ведётся работа по завершению проектной части северного дублёра Кутузовского проспекта, который на западе соединиться с существующим, северным ободом Одинцово, очень эффективной трассой, которая позволяет людям перемещаться в скоростном режиме в западном направлении. Городские власти рассматривают и иные проекты, где возможно участие и инвесторов. Соответственно, такая дорога будет платной. Такие переговоры ведутся, конечно. Не всё зависит от правительства Москвы, но и от тех компаний, которые готовы инвестировать в такой долгий проект с долгим периодом окупаемости. По большому счёту, речь идёт о крупных стратегических инвесторах. Такие компании есть, называть их не хочу, потому что эта работа требует решения большого количества организационных, финансовых, контрактных вопросов. Когда они все будут решены, тогда и будет возможность объявить о каких-то планах конкретно.

    Ю. БУДКИН: Вы не объявляете, но в СМИ появляются сообщения, например, что один из инвесторов – это Российско-китайский инвестиционный фонд. Потом появляются сообщения, что метро на юге Москвы будут строить китайцы. Почему китайцы?

    А. БОЧКАРЁВ: Это две разные задачи, два разных информационных повода. Мы в прошлом году очень подробно объявили, что для строительства одного участка нашего Третьего пересадочного контура мы привлекли в качестве подрядчика на тоннельные сооружения и на основные конструкции крупную китайскую компанию, очень известную компанию, более 300 тысяч работающих. Она построила несколько тысяч километров сверхскоростных магистралей и сотни километров метро в Китае. Один из сильнейших игроков нам нужен в том числе для решения вопросов дефицита трудовых и инженерных ресурсов в стране, потому что мы строим темпами, которые превышают темпы строительства в Советском Союзе.

    Ю. БУДКИН: То есть когда 865-ый пишет, что у строительных российских организаций есть 20 комплексов, и подрядчик из Китая не нужен, это не то?

    А. БОЧКАРЁВ: У нас одновременно находятся 20 комплексов, но мы строим, хочу обратить внимание, по 20-30 километров в год. Это в разы превышает те темпы, которые возводил Советский Союз в предыдущие годы. Следующая проблема не только в тоннелепроходческих комплексах, а в возведении станций. И там тоннелепроходческие комплексы, к сожалению, не применяются. Применяются специалисты по строительству подземных сооружений и станций метрополитена. Это большая комплексная работа, и нам помощь, в том числе иностранных подрядчиков, будет кстати. В том числе это позволит внести дополнительный дух состязательности между российскими компаниями, китайскими компаниями, потому что конкуренция – это здорово.

    Ю. БУДКИН: 865-ый продолжает: «Правда ли, что из 20 комплексов в работе всего не больше восьми?».

    А. БОЧКАРЁВ: У нас ситуация каждый день меняется, одни щиты завершают свою работу, мы их поднимаем, занимаемся санацией, другие начинают свою работу, они у нас постоянно находятся в ротации, поэтому хватать кого-то за руку и говорить, что только восемь работает, не нужно. Это обычная стандартная работа использования оборудования в соответствующем режиме.

    Ю. БУДКИН: Еще один вопрос – это пересечение проспекта Будённого и шоссе Энтузиастов. Спрашивают, когда всё-таки все работы там закончатся?

    А. БОЧКАРЁВ: У нас там остаётся буквально один участок. Я думаю, что у нас по планам завершение в феврале следующего года, но я думаю, что мы закончим раньше. Все команды даны, закончим раньше, думаю.

    Ю. БУДКИН: А теперь следующий вопрос – программа сноса пятиэтажек. 210 площадок для программы реновации утверждены. Это из последних новостей. Программа началась?

    А. БОЧКАРЁВ: Хочу отметить, что программа как таковая, планы были сформированы, и голосование наших жителей прошло буквально летом этого года, поэтому она не может стартовать за одну секунду, но работы по началу работ уже на новых площадках полным ходом идут. У нас создан городской штаб, еженедельные серьёзные совещания, которые ведёт лично мэр Москвы, на котором рассматриваются все вопросы. Сегодня, кстати говоря, проходило. Ведутся работы по ряду объектов, которые мы начали по другим проектам, и сейчас жилые дома, которые находятся в стадии строительства, мы готовим под стандарты реновации, то есть это будут первые дома. Не хочу называть конкретные сроки, но уже в 2018 году, может, в самом начале, уже первые люди смогут переехать из тех домов этой программы реновации, которые мы включим, в те районы, где уже появятся новые дома под реновацию. А 210 площадок – это как раз новые площадки, на которых сейчас ведётся проектирование. Мы начнём строительство, наверно, уже в 2018 году, когда завершим проектирование по стандартам реновации, о которых мы заявили, которые касаются не только планировок, внутреннего убранства, но и новых стандартов благоустройства той территории, которая будет внутри дворов и прилегающих территорий, таким образом формируя новый облик нашего города.

    Ю. БУДКИН: Три миллиона квадратных метров – это только на 210 площадках и это в ближайшие три года? Или это начало в ближайшие три года?

    А. БОЧКАРЁВ: Это самые первые площадки, которые уже включены в работу. Уже официально заявлено, что сейчас на них выделены все необходимые ресурсы, и они идут по циклу прохождения всех процедур, необходимых для получения разрешения на строительство, проектирование и так далее. Всего же в работе мы имеем порядка 368 площадок, а это около 5-6 миллионов новых квадратных метров из тез двадцати, которые надо построить. Поэтому мы сейчас схватились где-то за одну треть того, что нужно построить. День и ночь работают все подразделения, префектуры, подразделения строительного комплекса, Департамента строительства для того, чтобы быстрее подготовить, чтобы начать бумажную фазу работ, чтобы выйти на строительство на рубеже 2018-2019 годов, и начать уже сдавать эти объекты.

    Ю. БУДКИН: По циклу прохождения какая-то большая определённость появилась, между моментом, когда человек выезжает из старой квартиры и моментом ввода?

    А. БОЧКАРЁВ: Это самое простое. Мы сейчас говорим не о переезде людей, потому что переезд будет организован бесшовно, беспроблемно. Мы закладываем в наши проекты, бюджеты в том числе, и помощь людям в физическом переезде. То есть будет подан автотранспорт, грузчики помогут перенести мебель, на новом месте перенести в квартиру и так далее. Это самое простое. И переезд, и сами процедуры. Пока человек, пока люди не переедут в новую квартиру, никаких процедур проводится не будет. Вот это самая простая задача. Когда построен дом, поверьте, это самая приятная для нас часть работы. Я же говорю о том, что для того, чтобы только начать строительство, нужно несколько месяцев выполнять процедурные вещи, необходимые для получения разрешения на строительство. Потом само строительство.

    Ю. БУДКИН: Но мы то возвращаемся к людям, которые в результате улучшают жилищные условия, как это объявлено. На данный момент уже ведь идут разговоры с людьми? Возникают ли проблемы?

    А. БОЧКАРЁВ: Проблем никаких не возникает. Мы прошли через очень щепетильную, тонко настроенную программу выявления пожеланий наших жителей, москвичей. Те, кто хочет переезжать, с удовольствием ждут. Есть нервозные настроения у людей, которые не относятся к жителям, которые в этих пятиэтажках проживают. А те люди, которые ждут-не дождутся, чтобы из разрушающихся домов быстрее переселили, никаких проблем с ними не видим.

    Ю. БУДКИН: Всегда же найдётся тот, кто как Баба Яга против. Владимир Потапов пишет прямо сейчас: «У меня в квартире деревянный пол и деревянные окна. Мне деревянные в новой квартире поставят?».

    А. БОЧКАРЁВ: Мы поставим вещи, которые точно не хуже, чем у человека. Мы живём в огромном городе, где проживают миллионы людей. Программа касается большинства людей, которые проголосовали за снос. Далее мы не можем оставлять людей в аварийных домах. У большинства людей это единственный шанс очень быстро получить новое жильё совершенно с другими стандартами проживания. Говорить о том, что кто-то будет против… ну да, у нас есть всегда из тысячи человек всегда находится один, которые против не потому, что он против, а потому, что ему так нравится быть выделяющимся. Будем с такими людьми работать, закон нам позволяет, будем их убеждать для того, чтобы выполнить данную программу. А большинство людей, я хочу обратить внимание, мы же до этого уже демонтировали 1700 домов, и у нас 96% людей переехали в одно движение, и говорят «спасибо» Москве и всем людям, которые занимались первой программой по переселению пятиэтажек. Я уверен, что эта программа будет ещё более качественная, поскольку появились возможности, ресурсы, желания и огромное количество людей скажет «спасибо». 

    Ю. БУДКИН: В один момент приходят два сообщения. «У Бочкарёва уверенный и позитивный голос, который вселяет в душу спокойствие, что всё будет сделано». А следующий от другого человека: «Когда вы говорите, что будем с такими людьми работать, вы угрожаете?».

    А. БОЧКАРЁВ: Я уже 7 лет возглавляю Департамент строительства Москвы, мы построили огромное количество объектов, и большинство своих обещаний, которые были сверхсложными, сверхамбициозными, мы с блеском выполнили. Я абсолютно уверен в людях, которые работают над этой программой, я уверен, что все подразделения правительства Москвы справятся с поставленной задачей, и мы заявленные все параметры достигнем. Может быть, даже раньше, чем поставили срок, потому что мы работаем не для себя, а для того, чтобы решить проблемы нашего города, столицы нашей страны.

    Ю. БУДКИН: Ещё много вопросов по поводу метро. 889-ый пишет по поводу той самой Кожуховской ветки, потому что речь идёт про метро Рязанского проспекта, жалуются на сильнейшее сужение проезжей части. Когда эти работы будут закончены?

    А. БОЧКАРЁВ: Мы как раз в районе улицы Окская возводим стартовую камеру под новый десятиметровый щит. Мы завершили работы, сейчас там ведётся перекладка коммуникаций под саму станцию «Окская». Мы надеемся в течение пяти месяцев завершить там работы и вообще уйти с проезжей части. Но хочу обратить внимание, что количество полос мы при этом не уменьшили. В связи с тем, что траектория движения поменялась, мы приносим извинение.

    Ю. БУДКИН: 5 месяцев.

    А. БОЧКАРЁВ: Давайте я не буду сейчас говорить какие-то конкретные цифры, там очень сложная перекладка коммуникаций.

    Ю. БУДКИН: Но не годы?

    А. БОЧКАРЁВ: Нет, конечно. Мы планируем в следующем году эту линию запустить целиком, поэтому день и ночь работаем, в том числе на этом участке трассы.

    Ю. БУДКИН: Ведь к этой линии будет иметь отношение небольшой фрагмент будущего пересадочного контура от Электрозаводской или Рубцовской до Авиамоторной.

    А. БОЧКАРЁВ: Для того, чтобы вот это северо-восточный участок Третьего пересадочного контура запустить в работу, мы на первых этапах соединим его с данной веткой. В будущем, когда замкнется Третий пересадочный транспортный контур, часть этой ветки будет заходить на Транспортный пересадочный контур, чтобы распределить поток пассажиров, не только в точку их перевести станции «Нижегородская», а распределить плавно. Условно, пересадка на МЦК, пересадка на общественный транспорт и оттянутое распределение на сам Транспортный пересадочный контур.

    Ю. БУДКИН: Когда вы говорите о том, что в будущем году вы надеетесь полностью открыть Кожуховскую линию метро, вы говорите, что заработает как одна линия, и вот этот фрагмент, или это будет отдельная линия?

    А. БОЧКАРЁВ: В том числе заход на Третий пересадочный контур, мы ставим в план выполнить эту задачу.

    Ю. БУДКИН: Слушаем вас, здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я еще помню в 1950-ых годах, когда был ещё маленький, на перроне ощущалось такое дуновение, прохлада даже в самый жаркий день. Работали все системы кондиционирования станций. А сейчас вам не кажется, что неправильно сделан упор на кондиционирование в вагонах, потому что воздух берётся оттуда, из вагона выводится теплый воздух в тоннель, который плохо кондиционируется.

    А. БОЧКАРЁВ: Системы никогда не кондиционировали. Были не запроектированы никакие системы кондиционирования самих станций. Проживающих в Москве было меньше. Количество станций в 1950-ых годах было гораздо меньше, думаю, раза в два, а то, может быть, даже больше. Особенно в жаркое время, соответственно, температура поддерживалась в более комфортном режиме. Мы можем поднять такую статистику, безусловно, в самые жаркие дни температура тоже была достаточно высокой. Что касается кондиционирования в вагоне и выброс тепла в тоннели, некоторые особенности такие есть. Безусловно, кондиционирующие поезда ведут теплообмен. Но по нашим расчётам система будет справляться. Какие-то дополнительные вещи будут производиться, но пока мы считаем, что этого будет достаточно. Конечно, тёплый воздух, закачивающийся через вентиляционные системы, в жаркое лето будет влиять. А кондиционирование в таких объёмах всего метро невозможно, потому что это колоссальные объёмы электроэнергии, колоссальные объёмы охлаждаемого воздуха. Какие-то технические решения продумываться будут, но компенсирующие вещи наши коллеги делают. Хочу обратить внимание, что количество пассажиров даже на один квадратный метр в вагонах в разы превышает то, что было на рубежах 1950-1960-ых годов.

    Ю. БУДКИН: Фролов просит уточнить, возвращаясь к программе реновации, как будет всё-таки организована работа, когда 8 хрущёвок, из них 6 проголосовали за реновацию, а 2 против. Эти два дома как будут жить?

    А. БОЧКАРЁВ: Они будут жить счастливо, они будут смотреть и видеть, как их соседи переезжают в новые оборудованные дома и будут продолжать пользоваться теми домами, по поводу которых они приняли решение оставаться.

    Ю. БУДКИН: Если они проголосовали против, их сносить не будут, даже если вокруг буду сносить всё.

    А. БОЧКАРЁВ: Это волеизъявление москвичей. Они приняли решение. Им так по разным причинам удобнее, комфортнее и понятнее. Никто не заставляет никого. Это инициатива правительства Москвы, но это не обязанность кого-то переселить. Это просто разумное мероприятие, связанное с тем, что капитальные затраты, связанные на ремонт этих домов, уже будут превышать стоимость нового строительства. К сожалению, дома ветшают, срок их службы приблизился критическому.

    Ю. БУДКИН: Из сообщений СМИ – в 2017 году будет завершено строительство и открыто 6 автодорожных путепроводов через железнодорожные пути. Дальше там Щербинка, Переделкино, Кокошкино, Южнопортовый проезд, ну и, наконец, Богородский путепровод на МЦК. Он давным-давно построен, но до сих пор не открыт. В чём проблема?

    А. БОЧКАРЁВ: Там есть нюанс, связанный с выполнением работ на территории Российской Федерации. По существующему законодательству, необходимо проводить дополнительные процедуры государственной экспертизы. Этим мы как раз сейчас и занимаемся. Так получилось, что во время выполнения работ необходимо было запланировать дополнительные работы, а они требуют прохождения иных процедур. Все остальные путепроводы в срок и даже с превышением срока были запущены.

    Ю. БУДКИН: По поводу Богородского когда не понятно?

    А. БОЧКАРЁВ: Я думаю, что чуть позднее, где-то к концу года будет понятно, когда мы уже запустим. Всё готово практически, остались вопросы документационного оформления.

    Ю. БУДКИН: Планы по строительство к 2020 году до 22 новых поликлиник. У вас очень грандиозные планы. Это много?

    А. БОЧКАРЁВ: Это много, но этого требует жизнь. Город развивается, живёт, и я хочу обратить внимание, что помимо грандиозных циклопических наших проектов – метро, дорог, реновации – правительство Москвы продолжает очень тщательно развивать и остальные сферы жизни города: образование, спорт, культуру, здравоохранение. Жизнь требует. В новых районах объекты распределены очень гармонично по всему городу. Строительство поликлиник, дополнительных больниц и так далее. Поэтому это плановая работа. Да, большое количество объектов, но мы их построим, и они будут служить москвичам.

    Ю. БУДКИН: «Дыбенко» – это тоже самое, что метро «Ховрино»? Пытается понять 946-ой.

    А. БОЧКАРЁВ: Это два названия одного и того же объекта. Постоянное название будет станция метро «Ховрино».

    Ю. БУДКИН: Максим из Куркино пишет: «Пожалуйста, скажите, что в Куркино не будет никогда метро?».

    А. БОЧКАРЁВ: Это просьба или это провокация?

    Ю. БУДКИН: Человек не хочет, чтобы появилось метро.

    А. БОЧКАРЁВ: Район очень хорошо обеспечен наземным транспортом, мы обеспечили строительство наземных объектов инфраструктуры, развязок и так далее, и пока планов по строительству метро в этом районе нет, но жизнь не стоит на месте. Может быть, через какое-то время такие планы появятся. В ближайшие годы огромное количество задач нужно решить и дальше двигаться в следующем направлении за пределами МКАД и границ города.

    Ю. БУДКИН: Слушаем вас, здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Виктор, Москва. В районе севера, рядом с Северной водопроводной станцией, собрались строить мусоросжигательный завод в санитарной зоне. Разве это можно? Рядом река Клязьма, Северная водопроводная станция. Скажите пожалуйста, господин Бочкарёв, возможен ли такой у нас в Москве беспредел?

    А. БОЧКАРЁВ: Виктор, к сожалению, я не владею информацией, чтобы мы строили мусоросжигательный завод, вряд ли это завод, который будет строить какой-то частный инвестор. Давайте мы разберёмся. Мне кажется, это не совсем правильная информация.

    Ю. БУДКИН: Слушаем вас, здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Софья, я живу в Москве в многострадальном районе Бирюлево Западное, и у меня к вам два вопроса. Первый – будет ли когда-то у нас построено наземное метро. И второй вопрос – построили хорду, точнее не хорду, а соединение Бирюлево Западное с Бирюлево Восточное, и получается, что теперь я из района на своём транспорте выезжаю 40-50 минут до метро Пражская. То есть это вообще какой-то беспредел. Мы как гетто. Объясните что-то можно сделать вообще нормальное для нас?

    А. БОЧКАРЁВ: Софья, добрый день. Мы за предыдущие годы провели очень большую работу по строительству дублёра и развязки в Бирюлево, чтобы грузовой транспорт, который раньше двигался через дворы и вообще вам не позволял не то, что за 40 минут, а и за 4 часа доехать до Пражской, мы его перенаправили на МКАД. Это была первая задача. Вторая задача – мы выполнили работы, чтобы в районе улицы Красного Маяка, улицы Элеваторной добавить дополнительные связи, чтобы часть потока транспортного перебросить в то направление и ускорить перемещение на улицу Пражская. Почему вдруг возникли какие-то затруднения посмотрим. Планами Москвы будет строительство не метро в этом районе, а линии скоростного трамвая. Это система транспорта, которая позволяет двигаться на скоростях или на интенсивности, близкой к метро. Это будет наземный транспорт. Мы сейчас запроектировали первый участок, это западная часть. В проектировании как раз находится в Бирюлево Восточное. Буквально на прошлой неделе на совещании у мэра Москвы согласовали начало проектирования и трассировки соединения двух элементов трамвая с тем, чтобы в 2018 году начать строительство первых элементов данной транспортной системы.

    Ю. БУДКИН: Но только начало.

    А. БОЧКАРЁВ: К сожалению, да. Это большой и мощный проект.

    Ю. БУДКИН: Спасибо. Андрей Бочкарёв – руководитель Департамента строительства Москвы. Это программа «Умные парни». Благодарю вас.

    А. БОЧКАРЁВ: Спасибо. 

    Версия для печати

Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus