• «Подъём» с Сергеем Доренко от 26 декабря 2017 года

    08:30 Дек. 26, 2017

    В гостях

    С.ДОРЕНКО: 8 часов 38 минут. Вторник, 26 декабря. Здравствуй, великий город! Здравствуйте, все! Это радио «Говорит Москва»! Говорит Москва! Эльвира Хасаншина, ведущая этой программы.

    Э.ХАСАНШИНА: И Сергей Доренко. Доброе утро.

    С.ДОРЕНКО: Так что? Я вчера не верил, что это не теракт, я думал, что это теракт. Потом все больше, больше… Я долго думал, что это теракт. Но сейчас думаю, что это пентюх. Понижение качества человеческого материала. Бутылка…

    Э.ХАСАНШИНА: У него стаж от 20 до 30 лет работы. Кто-то пишет, 20, но в этой конторе он вроде как 30 лет работает. Как вообще может быть?

    С.ДОРЕНКО: Понимаешь, бывают неряшливые люди, с неряшливым мозгом, с неряшливыми руками, с неряшливой жизнью, неряхи.

    Э.ХАСАНШИНА: Бывают. Я пыталась поставить себя на его место, я бы растерялась, конечно.

    С.ДОРЕНКО: Стаж ничего не значит.

    Э.ХАСАНШИНА: Это же профессионал. Я не верю. Столько преград было, о которые можно было затормозить. Либо это человек, который очень-очень беспокоится за себя. 

    С.ДОРЕНКО: Инфантилизм, тупость, атрофия мозга. А что ты хочешь от человека, который смотрит телевизор? Предположим, как он мог жить. Он смотрит телевизор, ест то, что продают в русских магазинах, есть русский сыр, ест русскую вареную колбасу. Что с него можно взять? Это бессмысленное существо. 

    Э.ХАСАНШИНА: Да. Но те отростки, которыми он пользуется, пусть их будет три-пять, он ими пользуется постоянно, они должны быть сильными, рабочие вот эти зоны, которые отвечают за движение.

    С.ДОРЕНКО: Нет. Я видел человека, когда мне было 20, человека, которому ударили машину. И я его спросил: слушай, ты попал в аварию, как это произошло? Он говорит: меня обгонял трактор, и он меня ударил в крыло и все. Я говорю: а как мог тебя обгонять трактор, мне просто интересно? Он говорит: ну, он раз, а я такой — раз, и трактор — шах и все. Потом этот же человек… его обгонял трактор на скорости 29 км/час, я понимаю, потом этот человек сел за руль, хороший человек, я не спорю, реально хороший человек. Он мне говорит: ты знаешь, машина в ремонте, его, он купил ее. Я: а что случилось? Он: я опрокинулся в кювет, на крышу. Я его говорю: старик, скажи, а сколько людей до тебя в этот кювет? Знаешь, может, роковой какой-то. Он говорит: никогда не слышал, чтобы кто-то там опрокидывался. Я: а ты опрокинулся, правильно? Он: правильно, верно.

    Э.ХАСАНШИНА: Он невезучий.

    С.ДОРЕНКО: Нет, он невезучий. Этот человек был везучий, умный, со степенью научной и с огромным стажем. У меня был еще один знакомый, когда я работал в Гостелерадио СССР. Он говорит: машина в ремонте, машина в ремонте. Почему в ремонте все время? — Я поставил во дворе, а он ехал, он сдал, и вот здесь раз, и он меня бам, и фонари, фара разбита, и все. Хорошо, бывает. Через месяц опять: машина в ремонте, я всего лишь отошел, а в меня впилились. И так каждую неделю, каждый месяц. Баба еще одна была. Потом она, кстати, у нас работала на РСН. В Гостелерадио. То же самое. И еще я потеряла документы. Я потеряла документы, я потеряла пропуск, меня ударили на машине… Неряшливость мозга, пойми. Я сейчас объясню. Я не считаю, что это милое качество — это не милое качество, это неряшливый мозг. Вот у него покатилась бутылка, полуторалитровая бутылка с водой, под педаль, еще что-то в этот момент, ЛиАЗ этот, все это вместе и неряшливый мозг. Вот мне кажется, не знаю. Я хочу поговорить об этом со слушателями. 

    Э.ХАСАНШИНА: Эти первые выводы компании, которая производила автобус, они говорят и эксперты говорят, что невозможно было не заметить, даже если тормоза у него не работали, там должно быть оповещение, система оповещает водителя, причем независимо от того, какая система тормозная не работает, в любом случае оповещение есть. Когда он снимает с ручника, он должен знать, видеть это. 

    С.ДОРЕНКО: И там все немецкое, и там одна из систем торможения носит фамилию Кнорр, это какая-то из систем. Все ультранадежное.

    Э.ХАСАНШИНА: Говорили, что даже если ты не можешь тормозить, ты можешь назад, все разгромишь, но…

    С.ДОРЕНКО: Можно воткнуть заднюю… он перед этим стоял на ручнике. Он сам говорит: я стоял на ручнике. У него работает ручник. Он не включал вообще ничего. Он ничего не делал.

    Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Валентина, Москва. Я полностью с вами согласна. А вот присмотрелась к этому автобусу, почему у него 750-й регион?

    С.ДОРЕНКО: Он из Одинцова. Это наше Подмосковье называется.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Потому что вот эти синенькие автобусы собянинские, это вообще просто культурно все, и вдруг другого цвета какой-то, 750-й регион. Я знаю, однажды я присутствовала при одной аварии, 750-я легковушка, и говорят: эти 750-е, они вообще без тормозов, они гоняют…

    С.ДОРЕНКО: У них медленнее мозг.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вот. Только это.

    С.ДОРЕНКО: Они должны доезжать до МКАД, пересаживаться на осликов здесь, и дальше специальная тропиночка здесь. Такая тропиночка должна быть здесь для подмосковных. Эта тропиночка и подмосковные на осликах аккуратненько должны ехать и все. На мулах, может быть. Но им нельзя доверять механические средства. Кроме трактора ничего нельзя давать подмосковным.

    7373-94-8. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Полина, Москва. Я тоже полностью согласна. Я сама живу в аналогичной ситуации. Как бы я ни пыталась лечь спать раньше 12 или часу, всегда происходит одно и то же — глядишь на часы, а уже полтретьего. Хотя не считаю себя глупым человеком. То же самое, какие-то элементарные вещи…

    С.ДОРЕНКО: Дисциплина мозга, вы имеете в виду?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, я имею в виду дисциплину мозга. Возможно, здесь разжижение и омертвление некоторых концов, как вы сказали.

    С.ДОРЕНКО: Миелиновых окончаний.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да-да. В данном случае, имеет место вот это. Более того, меня это сильно тронуло, потому что я по этому направлению движения перемещалась, ровно на этом маршруте, в течение пяти лет, поскольку проживала в Одинцове.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо вам огромное. Мне кажется, что есть у человека общая неготовность ни к чему. Ну, пентюх. Есть слово «пентюх». Открой мне значение слова «пентюх». Может быть, это и есть диагноз. Может быть, это диагноз вообще всего нашего общества. На самом деле, в нашем обществе, и я говорил об этом не раз, не хватает настоящего злодейства, злодейства нет, мы видим все время пентюхов. А что такое пентюхи? Пентюх — неуклюжий, неотесанный, грубоватый человек. Увалень. «Они, провинциалы, — пентюхи. И не знают, что значит «прикажите принять». Если к ним приедет какой-нибудь гусь, помещик, так и валит медведь прямо в гостиную» — это Гоголь. Они, провинциалы, — пентюхи, говорит Николай Васильевич Гоголь. Гуманитарное открытие. Провинциалы — они пентюхи. «Что за пентюхи, подумаешь, живут на свете», — Тургенев. Какие синонимы? Балбес, балда, балдей, баран, бестолочь, болван, болван стоеросовый, больной на всю голову, бревно, валанда, вахлак, выпентюх, глупец, дебил, деревенщина, деревня, дерево, долдон, дуб, дубина, дубина стоеросовая, дуболом, дуботол, дуботряс, дундук, дурак, дурак дураком, дурак и не лечится, дурак и уши холодные, дуралей, дурандас, дурачина, дурачок, дурень, дурила, дурилка, дурило, дуролом, дурошлеп, дурында, зюзя, идиот, истукан, козел, кретин, круглый дурак, лопух, лох, Лох Петрович, лох чилийский, медведь, медный, медный лоб, межеумок, мешок, мужик, мужлан, набитый дурак, невежа, недоумок, некумека, нескладеха, обалдуй. Это и есть пентюх. Эти все персонажи, все — тетеря, толоконный лоб, тюлень, тюха-матюха, чурбан, чурка, чмо, чмо болотное, чайник, хомяк, хамло, хам, фраер ушастый, фафан, фалалей, чурка неговорящая, чурка с ушами, чурка с глазами. Вот что такое пентюх, понимаете.

    Мне кажется, что я попал… вы знаете, что я инопланетянин, случайно забытый здесь нашей экспедицией, я попал в цивилизацию пентюхов. Вот он пентюх.

    Э.ХАСАНШИНА: А вы не думаете, что после 20-30 лет работы он просто мог в какой-то день, как тот водитель самолета в Германии, помните? Просто ты вышел на работу, стоишь и понимаешь, что ты не ненавидишь этих людей, всех.

    С.ДОРЕНКО: Да, я помню очень хорошо этого парня, который в Германии.

    Э.ХАСАНШИНА: В горы врезался.

    С.ДОРЕНКО: Да, был такой пилот. 7373-94-8. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Жора. Давайте попробуем перейти к состоянию пентюха. Смотрите. Человек, вырванный из обыденности на подмену, сел впервые… потому что я слышал и запомнил, сел впервые за эту модель, потом решил уступить… бутылка падающая и все, дальше уже как бы трагедия.

    С.ДОРЕНКО: И невозможность быстро думать.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Теперь к «быстро думать». Я говорю свою точку зрения насчет мышления, свободы мышления. Ведь поле мышления, оно не то чтобы расслаблено, воля не подчиняется тому, что должно делать, а то, что приходит на ум. То есть зло активизировалось в стечении обстоятельств и в реализации потенциала свободы этого человека.

    С.ДОРЕНКО: Конечно. Но там же можно… вот у нас с вами дернулся автобус. Значит, мы бы, первое: предпринять все возможное, вплоть до того, чтобы действительно коробку, как Элеонора предложила, коробку раскрошить передач, пытаться заднюю воткнуть. И третье: рулем… он же не рулил вообще все это время, рулем пытаться погасить его обо что-то, о другой автобус…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Должно быть свободным и воля, то, что вы говорите.

    С.ДОРЕНКО: Ее нет.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не у всех нет. А бывает, пропадает. Вот так же и Чернобыль случился.

    С.ДОРЕНКО: Да. Пентюх, вот вам еще из словарей, Лесков. Пентюх — лентяй, болван, который только ест и спит. Ты такой пентюх, что девку даже ни в какое воображение ввести не можешь, чтобы она сама за тебя просилась, — Лесков. То есть пентюх — это лентяй, болван. А, кстати говоря, намек на пузо, желудок, в слове «пентюх». То есть это пузатый пентюх типичный. Это леность, это глупость, это нежелание что-либо делать. Это телезритель типичный, питающийся вареной колбасой. Их вообще земля не должна носить. Они должны… все равно рождаются, гены, хромосомы, рождается мужчина, гены, хромосомы, сопли, корь, гайморит, еще-то что, ангина — это вот мужчина рождается. Хорошо. Пошел в школу — пытливые глаза, что-то такое изучает, пирамиду Хирена, еще какое-то, воздух легче воды, газы заполняют все предоставленное пространство, все это он изучает, изучает. Глаза у него горят, в 13, в 11 лет. В 11 — горят, в 13 лет — горят. В 15 лет горят и по сторонам косятся, еще что-то. И потом вот это существо превращается в пентюха. Когда? К какому возрасту? К 40 уже оформленный пентюх, правильно? В 35 еще выпив, он еще что-то взбрыкивает, где-то такое. Прислоненный к стеночке, датый, он еще что-то взбрыкивает, вспоминает не свое прошлое, какое-то кино. Он кино смотрел, как их выбросили с десантом где-то, как они покорили какую-то страну, он это вспоминает. Вспоминает не себя. Вспоминает не свое прошлое. Это еще в 35. А в 40 уже оформившийся, конченый пентюх. Все, он не нужен уже больше, он вообще ничего больше не делает. Вот тебе пожалуйста.

    Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Во-первых, всем родственникам погибших соболезнования.

    С.ДОРЕНКО: Конечно. Четыре человека. Сначала сказали пять, а потом выяснилось, что четыре. Страшно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Насколько я понимаю, один ребенок, подросток. И я ужасно беспокоилась, потому что у нас там учебное заведение находится, думаю, все мои доехали или нет, до дома. А вот то, о чем вы говорите, знаете, мне все-таки кажется, вот ваши последние рассуждения о том, как люди, изначально родившиеся активными, целеустремленными, любопытными, и они превращаются, простите, никого не хочу обидеть, в некую биомассу. Мне кажется, что это как раз происходит от того строя, о котором вы говорили вчера. 

    С.ДОРЕНКО: Можно вопрос? А при Чехове какой был, когда Чехов творил? Разве Чехов с изумлением не обнаруживал мириады пентюхов?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А давайте проанализируем. Ведь и тогда, наряду с этими пентюхами, и я уверена, что и сейчас тоже, существует громадное количество активных людей, те, которые хотят, те, которые могут и те, которые стремятся. 

    С.ДОРЕНКО: А чего же они тогда не делают? Стремятся, а не делают?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Потому что общий уклад, мне кажется, он не способствует тому, чтобы человек развивался. Будучи в Японии, с удивлением обнаружила, что люди работают на прекрасной работе и озабочены тем, чтобы постоянно повышать свою квалификацию, двигаться вперед, получать какие-то дополнительные навыки. А мы получили одно образование, уж какое случилось, и вот всю жизнь живем с ним. А чего двигаться-то? Все.

    С.ДОРЕНКО: Да. Не знаю. «Телевидения не было, — пишет Александр, — поэтому и пентюхов было поменьше». Ну, хорошо. А почитайте Пушкина: «Довелось мне с моим умом и талантом родиться в России». Разве Пушкин не об этом же? Не было телевизора.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Такие люди всегда есть. Вы как-то рассуждали по этому поводу, о том, что… это у Некрасова сказано: барин к нам приедет, барин нас рассудит. Все мы думаем, что за нас кто-то должен. Инфантилизм ужасный. Отец, будучи в Афганистане, говорил: сколько молодых, красивых, здоровых, умных мужиков погибли сами, подвели других, оставили детей сиротами и жен вдовами. Только потому, что не смогли… даже не сориентироваться, не смогли не быть пентюхами. Персиков ему, блин, захотелось! 

    С.ДОРЕНКО: Да. Я вам желаю хорошего Нового года и удачи в следующем году. И ваших учащихся увидеть всех здоровыми, пытливыми и интересными.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не забудьте, пожалуйста, чемпионат мира по хоккею. А то вы Кубок Гагарина пропустили совсем.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо вам большое. И удачи всем вашим подопечным. С Новым годом наступающим.

    «Индивидуализм нынче грех, инфантилизм ставится во главу угла госполитики», — говорит Александр. Александр, всегда так было. Вы живете на земле геройского, выдающегося народа-ребенка. Это народ-ребенок, который на все, чтобы его ни спросили, отвечает: а я думал. Скажи, а зачем ты сломал? — А я думал… А зачем вы испортили, взяли… — Ну, мы думали. — Почему у вас ракета не полетела, товарищ Рогозин? — А мы думали… было бы лучше. Они все время думают.

    НОВОСТИ

     С.ДОРЕНКО: 9 часов 6 минут. Много звонков. Думаю, что мы не дали людям высказаться по поводу этого безумного автобуса. И люди звонят. 7373-94-8. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Работаю в «Мосгортрансе», в одном из парков. Хочу рассказать, как проводилась вчерашняя проверка. После того как завершился рабочий день, на КПП при заезде нам сказали проехать через линию ТО1. И как проходила проверка: я просто заехал, спросили, в порядке ли у меня ручной тормоз и рулевое управления, я сказал, что в порядке. Мой автобус, я на нем очень давно работаю. Понимаете, это же очковтирательство.  

    С.ДОРЕНКО: Как вас зовут?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Меня Константин зовут.

    С.ДОРЕНКО: Константин, у вас светлый голос светлого человека. Я вам говорю. Если бы мне надо было отсюда пойти в Кейптаун морем, например, я бы вам доверил быть капитаном корабля. Если бы мне надо было полететь в Брисбен какой-нибудь в Австралии, я бы вам доверил быть командиром воздушного судна, аэробуса. У вас голос человека, который понимает, на каком он свете, что он делает и так далее. А это пентюх подмосковный, ну, как вам сказать…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я понимаю. Но проблема в том еще, я своими глазами вижу, знаю, как работает вся эта проверка. И мне очень горестно наблюдать за всем этим делом. Я, работая в этой сфере, знаю, что на моих плечах сотни пассажиров, которые недовольны моей работой, потому что мы постоянно опаздываем, постоянно не можем войти в график из-за этого чертова снегопада.

    С.ДОРЕНКО: Можно вопрос? Вчера М1, три автобуса, подходят один за одним, хвостом. И я видел, как тот, который был второй, попытался первого обойти.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Этот запрещено инструкцией.

    С.ДОРЕНКО: Он, видно, хотел, чтобы к следующей остановке хоть чуть-чуть народу взять. А тот его, гад, не пускает, первый. Не дал обогнать.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я могу сказать на эту тему. Когда мы, ну, так получается, дорожная обстановка непредсказуемая, когда мы вынуждены ходить друг за другом, диспетчер кого-то из нас может перед обедом, у нас же большие обеды, может послать кого-то раньше на обед, кому-то укоротить круг. Именно поэтому все стараются  быстрее приехать на конечную точку маршрута, чтобы связаться быстрее с диспетчером, и диспетчер уже просто оставила на короткий круг либо поставила раньше времени на обед.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Я хочу сказать по-водительски: даже, бывает, коврик, гад, лезет под педали. У тебя коврик, ты его сталкиваешь, сталкиваешь потихонечку, он подползает, там начинает загибаться и лезет под педаль. И ты, понимая это и будучи человеком ответственным, смотришь, можно ли его закрепить. Если его нельзя закрепить, ты этот коврик торжественно выбрасываешь. Либо бросаешь в багажник с целью разобраться однажды в день продажи машины и выбросить. Тапки, бывает, босиком ведешь, сланцы снимешь летом, и они могут полезть под педали. И этого делать нельзя. Сланцы снял — поставь на пассажирский коврик, рядом с собой. То есть там не должно быть предметов, потому что педали это механизм управления, это рычаги управления, там не должно быть бутылок никаких кататься, ничего там не должно происходить. Это должна быть четкая фигня – только твои ноги и только педали. Всё, больше ничего. И коврик, если он не мешает. Если мешает — выкинь его сразу.

    Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Георгий. Тоже хочу поделиться. У меня первый вопрос возникает: как он переехал бордюр?  

    С.ДОРЕНКО: Да бордюр там невысокий.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Какая разница?

    С.ДОРЕНКО: Сейчас же еще сделали для инвалидов такие гладенькие…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Так это надо умудриться туда заехать все равно. Второй вопрос…

    С.ДОРЕНКО: Вот по-моему, так он вдавил газ.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: По-моему, минивены Крайслер где-то в начале 90-х годов в США были случаи массовые с летальным исходом, когда машины не могли затормозить. Провели расследовании — как вы правильно заметили, коврики забивались в педаль и ничего сделать не может. У меня, например, было то же самое в жизни. Хорошо, передо мной не было ничего. бутылка просто упала во время движения. И я вообще педаль нажать не мог, она длинная легла. Я остановился. Я думаю, что у парня упала бутылка и все. И ничего, дави – не дави, двигателем, ничего ты не сделаешь.

    С.ДОРЕНКО: Либо он за ней полез вообще, не глядя вперед.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. И у него понеслось…

    С.ДОРЕНКО: Вы понимаете, что существуют ситуации, когда вы 30 лет можете водить на пяти процентах своего мозга, а бывают ситуации, когда надо включить сто процентов. И вот к нему пришла эта ситуация, когда надо было включить сто процентов, а там нет ничего.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А он не может сделать. Он как летчик в штопор вошел, сделать уже ничего не может, ждет, когда гикнется. Все.  

    С.ДОРЕНКО: Да, будет полный рот земли, как говорил мой инструктор. Бывают моменты в жизни, когда тебе нужно пять процентов. Ты тихонечко керосинишь. А бывает, когда надо включиться. Сейчас включишь. А там нет ничего.

    Э.ХАСАНШИНА: Ведь можно повернуть.

    С.ДОРЕНКО: Во-первых, можно повернуть, у тебя руль есть. Ты можешь в дерево пойти, еще куда-то, причем по касательной. Ты можешь пойти в ближний приход этого перехода и притереться бортом. Можешь пойти под углом, чтобы за счет деформации, не в лобовую, за счет деформации правого борта, у него три человека еще в салоне было, пассажиры, ты можешь зайти так, чтобы за счет деформации корпуса погасить скорость, она же все равно не 180 км/час была. Все равно можно было. Но он ничего не предпринимал, он был парализован. И смотрел, чего произойдет. Вот то и произошло.

    Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Вадим. У меня есть опыт работы за границей, в частности, в Германии — строго большегрузам и автобусам, если вы без задника, за это штраф. У меня на глазах эстонец прыгнул с машины, и полицейский услышал стук, он сразу понял, и он ему показывает: подними брючину. Тот задрал, увидел, он ему сразу показывает 50 евро штраф.

    С.ДОРЕНКО: Что? Еще раз. Я смотрю, Элеонора все более озабоченно хлопает глазами. А я делаю вид, что понял. Еще раз можно?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нельзя без задников ездить. За это штраф.

    С.ДОРЕНКО: Это вы имеете в виду фонари задние?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не, не поняли. В сланцах, стукалках, без задника нельзя, в обуви. 

    С.ДОРЕНКО: А, обувь, которая может слететь.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. Можно босиком, но без задника нельзя.

    С.ДОРЕНКО: Я понял. Должна быть пятка, чтобы эта обувь не слетела. И очень правильно. 7373-94-8. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Андрей Спасатель. С дежурства еду, по вчерашней ситуации не был на месте. Но слышал все переговоры. Конечно, удивительно. Там свежеотремонтированная территория, там все практически новое. У нас сейчас вся Москва утыкана столбиками, заспорчиками, какими-то отделителями парковочного пространства…

    С.ДОРЕНКО: Андрей, можно вопрос? Всюду столбики, и для меня они столбики. Но потом подходит мужичок, киргиз какой-то, и спокойно этот столбик откатывает. Значит, они не закреплены ничем?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не закреплены. Но забота о пассажирах, особенно на трассе №1, почему все так напряглись мгновенно, потому что это трасса №1, это надо помнить. Огромные скорости, там нет никаких ограничений. Там постоянные перекрытия, кортежи. Но так разгильдяйски относиться к разделению потоков, точнее, отделить пассажиров, людей, от трассы. Там бордюр, наверное, сантиметров 15, не больше, ему может перехватить любая легковушка, любой стритрейсер, Мара Багдарсарян туда может вылететь. Настолько это  близко, по-моему, это преступление, так делать. Почему нельзя было сразу отделить, чтобы автобус туда в принципе не мог заехать, совершенно непонятно. Это огромный вопрос.

    С.ДОРЕНКО: Еще раз вернусь к этим столбиками. Эти столбики не закреплены, и если бы я ГАЗ-66 его толкнул, то он бы просто лег и все.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, прекрасно понимаете, например, Токио, Япония, нас там было много. Несутся машины, большой трафик, люди идут, нет никаких заборчиков. Но просто бордюр в городе поднят на высоту сантиметров 40, наверное, там захочешь — не перескочишь. Ну почему нельзя остановочные пункты таким образом выделить? Поставьте полусферы, вот эти МАФы пресловутые, малые архитектурные формы, можно же как-то защитить людей.

    С.ДОРЕНКО: Одним словом, надо как-то защищаться, как-то отгораживать зону пешеходов от этих всех ребят.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Безусловно. Причем на таких скоростных трассах. Там же нет даже кармана какого-то для посадки-высадки пассажиров, это просто трасса, просто скорости. И вот здесь люди стоят, ждут маршрутку, ковыряются в носу и мобильных.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо, Андрей. Андрей едет со смены, это МЧС. 7373-94-8. Здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Мне бы хотело сравнить, провести аналогию этого водителя с неопытным мотоциклистом. То же самое примерно произошло. Какая-то нештатная ситуация — куда глаза смотрят, туда, в итоге, все едет. Он испугался и не смог трезво оценить ситуацию, на автомате все сделать.

    С.ДОРЕНКО: Понимаете, все в том и заключается, что мы думаем, что каждый из нас примерно равен. Ну, какие-то житейские вещи… оказывается, среди нас есть идиоты просто.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Надо отрабатывать какие-то моменты нештатные, на автомате чтобы было.

    С.ДОРЕНКО: Давайте так… Я сейчас какое-то время… меня когда-то учили водить, говорили так: старик, исходи из того, это очень хорошие люди, относись уважительно к ним. Но исходи из того, что именно когда тебе нужно, что он нормальный, а он идиот. Исходи из этого, что он больной на голову. И я сейчас останавливаюсь на светофоре, я захожу за столб. Потому что какой-то из этих идиотов обязательно влетит на тротуар, и там он себя наденет на столб, какая-то у меня есть гарантия. Может быть, небольшая. Я исхожу из этого. Я просто людей пытаюсь уговаривать, слушателей. Ребят, вы идете, вы оценивайте ситуацию с той точки зрения, что вас никто выручать не будет. Вас, наоборот, ловят. Все хорошие, а один идиот. Ты же не знаешь, кто из них. Значит, надо исходить из того, что надо встать в таком месте, прижаться здесь к стеночке… то есть исходить из того, что это территория вражды. При этом все хорошие люди, пожалуйста, нет вопросов. Но все равно кто-то из них хочет тебя убить.

    Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это Юрий Николаевич. Защищаться надо вот как. Таких профессионалов отправлять на пенсию в 45 лет. Я уверен, у него съехала крыша из-за длительной работы в экстремальных условиях, недопустимых для человека. 

    С.ДОРЕНКО: Какие там экстремальные? О чем вы говорите? Он расчесывает правой рукой правую ягодицу, а левой рукой — левую ягодицу. Вот и весь экстрим. Больше ничего.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А вы не думаете, что он работал две смены подряд, как это я делал, когда работал в автобусном парке? 16 часов в пробках.

    С.ДОРЕНКО: Нет. Он вышел в этот день на чужом автобусе в собственный выходной.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И ночь не спал.

    С.ДОРЕНКО: Почему ж не спал?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Работал во вторую смену, тоже за чужого дядю.

    С.ДОРЕНКО: Это вы так думаете ведь, верно?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Предполагаю. Почему я только год выдержал в автобусном парке? Именно из-за такой работы. А он 17 лет там пахал. У него съехала крыша.

    С.ДОРЕНКО: Я понимаю. Юрий Николаевич, спасибо. Юрий Николаевич просто обладает здесь опытом, которым с нами делится. Юрий Николаевич работал в автобусном парке год. И он предполагает, что тот мог замотаться несколько смен подряд.

    Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я работаю тоже водителем автобуса. Элементарные вещи: даже если что-то попало под педаль тормоза или газа, есть руки. У него стоит коробка-автомат, можно буквально одна секунда, нажать кнопку нейтрал. Есть ручной тормоз, дернул ручку.

    С.ДОРЕНКО: А он только что снял с ручника. Он же говорит: я стоял на ручнике. То есть у него ручник работает, все нормально. Он мог дернуть ручник, правильно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Конечно. Есть еще там с левой стороны, на панели приборов флажок. Если, не дай бог, случается какое-то ДТП, вот этот флажок поворачиваешь, то есть отключается вся система автобуса, остается работать только аварийная. Как вы сказали правильно — просто пентюх.

    С.ДОРЕНКО: 7373-94-8. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я водитель с 20-летним стажем автобуса. Ну, как могло быть. Человек, может быть, отвлекся. Человек, может быть, не выспался. Потому что работают 6/1, спят по три часа в сутки.

    С.ДОРЕНКО: То, что вы говорите, это верно. Но есть интервью его сына, который его провожал на смену, сын говорит, что позавтракали, он был весел. То есть сын говорит, что он был весел и очень энергичный, в хорошем состоянии.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну, он также мог растеряться. Чтобы остановить такой автобус, я сам на таком работаю, можно нейтралку нажать, ручник нажать, а ручник там очень хороший, тормозная система там просто отличная, к ней претензий нет. Просто сорвать нельзя, если нажать ручник, автобус с места не сорвешь, работает все четко.

    С.ДОРЕНКО: Он ничего не делал. Уже проверили — он не предпринимал вообще ничего.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Он мог просто растеряться. Я хотел добавить. Прошла информация, что проверены все автобусы «Мосгортранса», тормозная система. Это просто нереально ни физически, ни технически. У нас с вечера просто тупо сидели механики и ставили штампы — система проверена. С утра на воротах была проверка из главка, приехали. Все новые автобусы выезжали через ворота, а все остальные — через пожарный выезд. Но выехали все.

    С.ДОРЕНКО: Это сегодня?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, сегодня с утра, после этого случая. Сказали, что все проверено. Вот так проверяли. Никто ничего не проверял. Просто ставили штамп, что проверено.

    С.ДОРЕНКО: Это в вашем парке. А вот мужик звонил перед этим, он говорит: прогнали через линию ТО1.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Может быть, где-то кого-то выборочно. Но весь парк, там 400 с лишним автобусом, это нереально.

    С.ДОРЕНКО: Понял вас. Спасибо за информацию. То есть просто отштамповали, что проверили, и побежали. 7373-94-8. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Очень большой вопрос, который никто не задает ни мэру… ну, может быть, президенту не нужно задавать, — это безопасность в городе. Город это очень опасно, в принципе. Есть определенные зоны, которые сверхопасны в городе. И ничего не происходит, чтобы обеспечить безопасность. В том числе эти автобусы, это показывает, что движение в городе сверхопасная ситуация. И все формализм.

    С.ДОРЕНКО: Дайте предложения.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: От формализма надо отказаться. Эта палочная система проверки автобусов, которые лишь бы отчитаться, в 8 утра чтобы по новостям прошел сюжет, что проверили.

    С.ДОРЕНКО: Так у этого вдобавок все работало. Он подмосковный и у него еще все работало.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, я же говорю, это формализм, палочная система. Когда автобус одинцовский, а проверяем московские, глаза выпучили. Вот мэр что скажет про это?

    С.ДОРЕНКО: Андрей Спасатель из МЧС сказал, что давайте отделим более четко зоны, где пешеходы.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: В том числе, я про это же говорю.

    С.ДОРЕНКО: Надо отделить зоны, чтобы мы с вами шли и была броня между нами. Вот это другой разговор будет.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А то в погоне за «Тройкой» мы уже забыли о людях.

    С.ДОРЕНКО: Я вижу на пешеходном переходе, вчера перехожу, они озверевшие, и этот «Инфинити» какой-то крупный, 5,6 этот здоровый, он летит на пешеходный переход. Я притормозил, сам пешком иду, мне притормозить что — остановился и все. И вижу, что еще люди с другой стороны, пешеходы. И он успел затормозить. Хотя эта снежная жижа, трудновато, нелегко. Но он затормозил, успел, на «Инфинити». Но я понял, чего он рвался. Потому что его блокировали долго, он пропустил несколько своих зеленых светов, понимаешь, из-за пробки. И он уже озверел, у него глаза рогом и он пошел… Вот мы говорим про безопасность. Как ее добьешься? Безопасности можно добиться, когда люди ездят на Фольксваген Поло, на маленьких машинках, максимум 50 км/час, в маленьком городе. Антигуманен сам город, Москва. Он антигуманен по существу. Представь себе маленький город, не знаю, какой, я испытываю затруднение. Какой-нибудь Брюгге. Вот в Брюгге мы живем. Есть зона вообще только доставка продуктов ночами на каких-то «каблучках» маленьких. Есть зона, где ездить можно, но тихонечко. И в основном все жители ездят зимой и летом на велосипедах, почти все. В том числе доставка даже мелких грузов осуществляется через эти корзины на велосипеде. Все на велосипедах. Вот в этом городе мне не страшно. Я знаю, что в этом городе никто не едет 120, никто не едет 110, никто не едет 90, никто не едет и 80. А с чего там ехать 80, да и куда? Там особо некуда ехать. То есть люди должны жить в идеале в маленьком городе, гуманном, где они могут передвигаться на велосипеде из конца в конец легко, это значит 10 км максимум в поперечнике, 7 км, 5 км. Это понятно мне. Я еду на работу, из конца в конец 5 км на велике. И в этом городе максимальная скорость должна быть… зачем они вообще сюда приехали, непонятно, но если уже надо, до 50 км/час. 50 — это не 70, 50 — это 48. С 48 ему и затормозить легко. Он когда что-то видит на 48, ему затормозить легко. Я говорю вообще про опасность города. Но этот город антигуманен. Человек едет действительно по делу и каждый день из Медведкова куда-нибудь на «Университет», каждый божий день. И он должен это сделать. Ему скучно, и плохо, и не хочется, а в машине образцы какие-нибудь. Если предположить, что у него образцы технические какие-то, или IT-шные вещи, железо какое-то, он не может все это на транспорте возить, смешно. Он должен на машине. И ты для него место транзита. Когда он мимо тебя проезжает, ты досадная колхозница, гуляющая в месте транзита. Он не через Москву едет, не через город — он едет из точки А в точку Б, а по дороге какие-то колхозники специальные ему мешают ехать, подонки. Понимаешь? Ты едешь в Ростов и дорога идет через деревню. А там Пафнутий Пофнутьевич, попердывая, идет за маслицем. Ему маслице на бутербродик надо купить. И он идет и идет, переходит эту «зебру» так, как будто это он идет где-то по Пикадилли в Лондоне, чтобы он сдох. Но я-то еду в Ростов. Мне нужно. А этот Пафнутий Пафнутьевич, попердывая, идет за маслицем. Он-то думает, что он за маслицем, он здесь живет. А я-то думаю, что этот подонок специально мне не дает ехать. Понимаешь разницу? Вот Москва, к сожалению, и здесь надо хвалить Собянина, а не ругать, она становится все больше как бы таким, по крайней мере, центр, как бы маленьким городом. Но по-прежнему сохранят то старое, когда надо из точки А в точку Б как можно быстрее, опрокидывая всех, проехать. Потому что все эти подонки, которые ходят, попердывая, за маслицем, они нам мешают жить. Мы-то едем по делу. Этого не должно быть рано или поздно. Либо это чертов антигуманный город будет всегда антигуманным городом, ненавистным, убийственным, мучительным, страшным и нездоровым. Здесь будут двигаться тени больных людей, время от времени убивая друг друга. Вот что будет. Это так, к сожалению.

     НОВОСТИ

     С.ДОРЕНКО: Мы продолжаем. Я читаю ваши сообщения. Мне действительно очень досадно… это некие тупики цивилизации, ничего не поделаешь. Меня продолжают ругать… кстати, тут есть какие-то очень красноречивые, секундочку. «20 лет стажа и что? — говорит 82-1 — Это не значит, что у человека хорошо получается». Вот 03-й: «Вы лицемер, господин Доренко. Лижете Собянину при любом случае. Хотя Собянин уничтожил экологию Москвы». Я не заметил. Как он ее уничтожил? Чего-то вы это…

    Э.ХАСАНШИНА: На самом деле, клумб и деревьев я увидела за последнее время больше. Не знаю, сколько было до этого.

    С.ДОРЕНКО: Деревьев больше, клумб больше. Почему-то мне вспомнились вульгарная фраза: что ты, кореш, хреновину порешь? Что ты хреновину порешь, 03-й, честное слово, извините.

    «Москва вообще прекраснее стала», — говорит Владимир. Москва стала местом, где можно… климат вот мешает, товарищи. Но так когда с апреля по октябрь, наверное, да, Москва стала местом, где прикольно гулять, вообще ходить.

    Э.ХАСАНШИНА: Климат, кстати, тоже одна из причин, почему мы пользуемся городским транспортом, а не велосипедами. Мы бы с удовольствием, как в Брюгге, катались бы и на велосипедах, и на роликах, и на самокатах круглый год.

    С.ДОРЕНКО: В Брюгге плохой климат, я тебе прямо скажу.

    Э.ХАСАНШИНА: Я так понимаю, из-за влажности?

    С.ДОРЕНКО: Там влажно, и в общем, тоже бывает очень ветрено, потому что побережье недалеко уже.

    Э.ХАСАНШИНА: Что, там заметает?

    С.ДОРЕНКО: Надо сказать, что в Дании климат ужасный. Вчерашнюю новость, кстати, знаешь? Они призвали по телевизору, официально, приносить своих домашних питомцев на съедение тиграм, волкам в зоопарке. У кого есть стареющие хомяки, стареющие крысы, всякая живность, кролики, приносить их на съедение.

    Э.ХАСАНШИНА: Мне кажется, это попахивает каким-то садизмом.

    С.ДОРЕНКО: Датчане при этом попросили приносить их вместе с детьми, чтобы дети могли посмотреть, как тигр съест их любимого кролика. Это вчерашняя новость. Можно посмотреть, как тигр съест кролика с удовольствием. И это каким-то образом создаст у ребенка правильное представление о жизни. А не всякие глупости про кроличий рай, которые родители рассказывают. Вот объявление было по телевизору датскому. И все это в Рождество вдобавок выдавалось. Мило же?

    У них у всех скверный климат. При этом все равно они не теряют как-то энергетики. Я не знаю, как это объяснить. Хотите скверный климат? Исландия — скверный климат. Давайте послушаем какую-нибудь музыку. Товарищи, надо отбить как-то в голове. Чуть-чуть музыки мне бы хотелось.

     ЗВУЧИТ МУЗЫКА

     

    С.ДОРЕНКО: Kaleo. Исландская группа. Они же приезжали 26 ноября сюда, к нам, на Орджоникидзе пели. Я бы переехал в Исландию вообще, эмигрировал бы от вас всех. Знаешь, почему? Не хочу. Потому что я не понимаю исландского языка. А это меня бесит. Я не люблю, когда за моей спиной разговаривают обо мне, какие-то гадости говорят. Но климат там ужасный абсолютно. Но красивая страна очень. Водопады, вулканы, черный пепел, пески черные. Я все за. Но язык! У них странный язык — как будто человек блюет и при этом кашляет. Он кашляет и блюет одновременно. Он блеванул и рвотные массы вошли в легкие. И он начал блевать и кашлять одновременно. Вот это примерно такой язык у них. В смысле, он красивый, но на любителя. Они здесь поют на английском, спасибо им за это большое.

    Леонид Сон, пишет один из слушателей: «Я был в Исландии. Девки там ничего. Без языка пойдут». Откуда вы знаете? Вы там были? «А узбекский в Москве?» Вот это меня и подбешивает, товарищи. Сейчас я про girls. Там у них тоже есть. Во-первых, у них есть Vor í Vaglaskógi, на исландском языке прямо песня есть у Kaleo. И есть очень душевная песня про девушек. Сейчас. Чтобы вы получили впечатление от исландского языка, примерно. Может быть, вы захотите его выучить когда-нибудь. Но не фига вы не поедете, потому что там в Кефлавике огромная база НАТО, там стоит американская военщина, в Кефлавике. Там две деревни: одна из них столица, а другая военная американская база. В Исландии всего две деревни: одна из них столица Исландии, а вторая — американская военная база. Vor í Vaglaskógi. Я чувствую, меня не пустят туда, я сейчас наговорю столько, что меня не пустят. На границе развернут и дадут пендаля, пыром по копчику.

     ЗВУЧИТ МУЗЫКА

    С.ДОРЕНКО: Они поют на дотракийском, я чувствую. Я все понимаю. Это чистый дотракийский язык, товарщии. А иначе почему я его понимаю? О тяжелой судьба рабочего люда здесь в основном. И о любви к родине. Судьба тяжеловата, но мы все равно.. пусть зовут «уродина», он говорит на дотракийском, но она нам нравится, вот такая песня.

    Все, про девушек. Девушки всех воспламеняют. Вы знаете, почему в начале октября все рождаются? Можно спросить? Сейчас как раз всех интересуют девушки. Все трахаются, как бешеные. В этом же вопрос.

    Э.ХАСАНШИНА: Новогодние подарочки, нести новогоднее настроение в мир. 

    С.ДОРЕНКО: All The Pretty Girls, У них есть про девушек. Секундочку. Сейчас главная фигня, климата нет, ничего нет, жизни нет, работы нет, остаются одни женщины. Если бы не женщины, можно было бы повеситься. Честное слово, я говорю сейчас правду.

    ЗВУЧИТ МУЗЫКА

    С.ДОРЕНКО: Они веснушчатые там.

    Э.ХАСАНШИНА: Красиво.

    С.ДОРЕНКО: Тебе нравятся веснушчатые женщины?

    Э.ХАСАНШИНА: Очень.

    С.ДОРЕНКО: Я удручен, наоборот. Мне кажется, это болезнь, это начало миеломы, это рак кожи начинается, нет?

    Э.ХАСАНШИНА: Это солнышко их целует.

    С.ДОРЕНКО: «А у меня дочка в середине октября родилась. Январский отпуск в Таиланде прошел плодотворно». Очень правильно. Интересно, у мусульман. Ты знаешь, проследили, сегодня статистика была. У мусульман же скользящие праздники, Ураза, вот это всё, скользит из-за лунного календаря. И также скользит рождаемость через девять месяцев. Я сейчас не шучу. У христиан чуть проще. Конец сентября — сразу Никита Сергеевич Михалков. Это на католическое Рождество, был зачат в пост. Старуха Кончаловская не знала, что пост просто. Он в конце сентября, в пост был зачат. Но ничего, мы его прощаем. Тем более, он не виноват. Потом начало октября несется, там ужас что творится, ужас, сколько  людей рождается. Это все постновогоднее доедание салатов, все это. Потом пропуск такой, никто не рождается. Аж до самого 23 февраля.

    Э.ХАСАНШИНА: Подождите. Первомайские, этот все…

    С.ДОРЕНКО: Не-не. По стране шагает первомай — это начало февраля, рожденные. 23 февраля и 8 марта, мать, там трахаются так, что дым стоит. Встаешь, думаешь: что это за мгла над городом? Это все трахаются.

    Э.ХАСАНШИНА: А 14 февраля? Недавно, конечно, вошел в моду.

    С.ДОРЕНКО: 14 февраля обязательно, но надо беречь силы, невозможно так, мы же не трактора, мы живые люди. Мы не можем. Наддай, наддай. Я же живой, господи.

    Э.ХАСАНШИНА: Что поделать, доля такая тяжелая.

    С.ДОРЕНКО: Мужчинам очень тяжело. На 14 февраля мы как-то себя бережем, объясняя, что не русский праздник, то-се. На самом деле бережем себя, чтобы 23 февраля исполнить аж по 8 марта, там две недели. Прикинь, чего. Тяжеловато. Ладно, это про девушек было. Поехали дальше. А что мы музыкой занялись? Мы все время одной музыкой и про баб говорим.

    «А 12 апреля?» 12 апреля — День космонавтики. Никого не волнует, прямо скажем. Ждут Первомай. Первомай как зашагает и потом все там — там и Ельцин, и Березовский, там и все, начало февраля сплошняком идут дни рождения, это Первомай шагает по стране. Потом долго никто не шагает по стране.

    Знаете, что я вам хотел сказать, раз мы музыку крутим, давайте что-то такое более бойкое, южное. Я люблю, чтобы за мной, когда слуги шепчутся, я их понимал. Поэтому в России я уже жить не могу, честное слово. Здесь все шепчутся за твоей спиной по-узбекски или по-таджикски. И ты ни хрена не понимаешь. Может, они сидят и говорят: вот подонок, жирная жаба, мразь, вот так бы подошел и харкнул ему в харю. Один другому говорит. А второй: да чего ему харкать в харю, взял бы, ножом отпилил ему бошку. И при этом улыбаются.

    Э.ХАСАНШИНА: Выучите несколько слов.

    С.ДОРЕНКО: Харя, тварь, мразь, убить — какие-то такие слова. Мне гораздо приятнее в Латинской Америке. Потому что там вся прислуги, они латиноамериканцы. И они когда за твоей спиной шепчутся, что ты подонок, ты это слышишь. Я как-то сидел в Доминиканской Республике. Сижу, ем, Пунта-Кана, очень проверенное место. Ничего хорошего, все время шторм был, огромные пляжи, кормят много, все время павлины ходят по территории отеля и какие-то идиоты советуют тебе все время на квадроцикле по пещерам носиться. Сидишь, и за твоей спиной начинают: набрал две тарелки, жопа на стул не помещается. Он говорит про меня, может, про соседку, не знаю. Жопа на стул не помещается, набрал две тарелки, интересно, схавает или нет? Мужчина говорит женщине. А я разворачиваюсь на стуле к нему и говорю: простите, а карту вин не дадите. Я хотел вина. На испанском. Они такие зеленые сразу. Ага! Иди сюда, мерзавец!

    Э.ХАСАНШИНА: Я думала, вы что-нибудь такое заковыристое…

    С.ДОРЕНКО: Никогда! Все это вежливо, все на «вы». Аккуратненько. И они такие «чевось»? и отползают от тебя подальше, и уже не комментируют ни твою жирную жопу, ни твою жирную спину, ни прыщ на шее, ни фурункул никакой, ничего их не интересует. Хорошие люди все становятся. Важно, чтобы ты говорил на языке слуг, и чтобы слуги не говорили на иностранном языке. Это очень важно. Поэтому надо поработить дружественный нам какой-то народ. Украинский, русский, чтобы мы понимали. Чтобы понимать, чего они говорят за твоей спиной. Я сейчас договорюсь, ей-богу! Чувствую, я встал на опасный путь.

    ЗВУЧИТ МУЗЫКА

    С.ДОРЕНКО: Мои слова, мои фразы уже в ходу, и люди русские, совершенно русского обычая, русской жизни употребляют некоторые слова по-испански.

    Э.ХАСАНШИНА: Эта пословица про курс рубля…

    С.ДОРЕНКО: Anda de arriba y para abajo como calzón de puta — это значит «он ходит вверх и вниз, как трусы ветреницы». Потом мне из Сибири уже пишут: можно по буквам «фидель пьено кохо наси» — что у Фиделя огромный член. Они там, у себя, в Сибири, в тайге. В массы идет испанский язык постепенно, через меня, порочнейшего. И конечно, фраза, которую я до сих пор… кубинки… ты не знаешь?

    Э.ХАСАНШИНА: Вы сейчас что-то неприличное говорите? Почему вы так таинственно замолкаете?

    С.ДОРЕНКО: Ну, ладно. Кубинка наутро после семи раз говорит себе: папи (это ласково).

    «Какая безвкусица», — говорит Эй Джей. «Слуга, перестаньте, я вас не понимаю», — говорит мне Луноход.

    Э.ХАСАНШИНА: Просто это песню надо слушать под винишко, пританцовывая в красном платье.

    С.ДОРЕНКО: Я не уверен. Потому что она есть гораздо более ритмично исполняется. Гавана — это Гавана. Это очень материалистическая такая вещь. Это очень много тела, это очень много ритма, это очень много Африки. На самом деле, даже сами кубинцы, у меня был знакомый исследователь африканских корней в латиноамериканской музыке, он искал африканские корни вот этой всей румбы и так далее, находил. Прекрасный Коля Сосновский. Он ездил специально по всяким барриос бахос, по нижним районам, по всяким странным местам в Гаване и других городочках на Кубе, искал последователей культа вуду, искал африканские культы. Одним словом, поскольку он сам писал по Африке, то он как раз ездил по Латинской Америке, изыскивая Африку. И там Африка, по его словам, везде.

    НОВОСТИ

    С.ДОРЕНКО: 10 часов 5 минут. Смотрим доллар. Люди работают. В отличие от нас, люди работают гораздо больше, в особенности в Америке. Если бы тебе доводилось проводить Рождество и Новый год в Америке, я несколько раз это делал, может быть, два-три раза, и в Канаде один раз. Я должен сказать, что они просто все время работают.

    Э.ХАСАНШИНА: Почему же они тогда в фильмах все время засветло домой приходят? Светло, они берут детей откуда-то, встречают.

    С.ДОРЕНКО: К семи утра на  работу просто. Очень рано начинают. К семи, к восьми. В Америке рабочий день начинается в семь утра. Я как-то бродил по Манхэттену в шесть, хотел пофотографировать просто, ранее солнце косое еще, я уже в полседьмого видел дам, одетых в офисную одежду, которые ходили прибирать за бомжами. Они к семи или к восьми едут на работу, а уже где-то в полседьмого утра эти дамы, весьма дорого одетые, кстати, я видел группку, их человек пять, женщин таких лет 35 где-то, они ходили в юбках красивых, убирали за бомжами. Собирали за ними мусор в мешки черные, раздавали бомжам теплую пищу, кофе из «Старбакса» причем, какой-то хороший кофе. Раздавали им бутерброды, всякое такое. Бомжи тут же мусорили, а эти дамы тотчас за ними забирали все, собирали в черные мешки и так далее. Они очень рано все делают. Америка вообще очень рано встает. Поэтому они засветло приходят домой.

    Давай посмотрим курсоруб. Я тут пытался удивить одного своего приятеля, который работает в банке. Я ему говорю: я встаю в пять. На самом деле, вранье, я в 5:30 встаю. И он мне говорит: а я в 5:30. Я такой: я так делаю 12 лет. Он говорит: а я 30. Он 30 лет встает в 5:30. А я вру, что в пять, а на самом деле в 5:30.

    Э.ХАСАНШИНА: Вы иногда и в 4:30 встаете.

    С.ДОРЕНКО: Бывает, не спится. 57,92 — это у нас рубль к доллару. И это хорошо. Мы вчера его видели синеньким. 68,73 евро. 65,20 — мы вчера видели 65,01 нефть, а сегодня 19 центов брентица, кормилица, выгадала. И евро – доллар стоит в этом диапазоне, как он и был вчера — 1,1868. Биткоин — 15541 долларов. Вчера, мне кажется, было 16, нет? Сейчас 15255 биткоин. И есть разрушительные комментарии по биткоину, которые говорят, что стоит он ровно ноль рублей и ноль копеек и ноль долларов. С другой стороны, он обеспечен теми сделками, которые через него проводятся. Кто-то же за него что-то продает. И его самого продают. И вот этим доверием он обеспечен, а больше совсем ничем.

    Э.ХАСАНШИНА: Пока говорят про него, что он стоит ноль, кто-то уже за границей жертвует миллионы долларов на благотворительность.

    С.ДОРЕНКО: Была статья о потерявших пароли. Ведь их восстановить практически невозможно.

    Э.ХАСАНШИНА: Я даже не знаю, как назвать этих людей. С одной стороны, счастливые, а с другой стороны, печальные.

    С.ДОРЕНКО: Есть десятки, может быть, сотни, тысячи людей, которые завели биткоины когда-то, потом забыли пароли…

    Э.ХАСАНШИНА: Намайнили 350, например, биткоинов, на какой-то дискете…

    С.ДОРЕНКО: Да. У них сейчас по 150, по 300, по 500 тысяч долларов, и это все потеряно, они не знают, где это, пароля нет, восстановить возможно и так далее. А может быть, кто-то из них и миллионер. Но найти пароль невозможно. Двигаемся дальше.

    С.ДОРЕНКО: Я хотел спросить про Навального. Мы все знали, что его не допустят до выборов, это было объявлено многократно. Но насколько я понимаю, часть нашей аудитории, во всяком случае, вот мне пишет Александр, и так далее, как бы пишут в таком тоне, как если бы были разочарованы. Я бы хотел с кем-нибудь поговорить…

    Э.ХАСАНШИНА: Какая-то надежда все равно оставалась. Меня удивило, что вот этот ролик он записал заранее.

    С.ДОРЕНКО: Что его не допустят?

    Э.ХАСАНШИНА: Да, про бойкот, который он объявляет. Меня это удивило, потому что я подумала, что если ты кандидат, ты же должен оставлять хотя бы какой-то шанс, какую-то веру.

    С.ДОРЕНКО: Не знаю. В общем, смотрите, какая история. Навального не должны были пустить по ряду причин. Давай просто их изложим. Причина первая — его пустили в 2013 году, и он взял слишком много. Многовато взял для того, чтобы быть удобным. Давай скажем следующее, я себе позволю сказать такую вещь. Выборы, «если бы они что-то решали и если бы на выборах мы что-то решали, нас бы туда не пустили» (это цитата, Марк Твен). Ну, чего нас должны пускать в такие места? Раз нас пускают, значит, они ничего не решают. Это первое. Я лично, это моя точка зрения, прошу вас судите меня нестрого, я лично считаю, что решают элиты.

    Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я про биткоин хочу сказать. Разговаривал с вами, на брата ругался. Купил я. По 17. И когда упал на 10700, я…

    С.ДОРЕНКО: Ничего страшного. Назад он отмерзнет, все будет нормально.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я надеюсь. Думаю, как сразу, так будет большое желание продать его.

    С.ДОРЕНКО: Другое дело, я вам скажу, все так говорят насчет токийской недвижимости. Токийская недвижимость в Токио упала в 1991 году вдвое, и с тех пор никогда не поднялась. А все говорят: скоро же поднимется. А может, и да. То есть с 1991 года токийская недвижимость там же сидит. Вот и биткоин может никогда не поднимется на 17 в ближайшие… а через 50 лет поднимется.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Все-таки волатильность высокая. Он ходит туда-сюда, пять тысяч плюс-минус, может все-таки.

    С.ДОРЕНКО: Абсолютно верно. Ладно. Мы продолжаем. Я хотел поговорить про Навального. Я утверждаю, что выбор осуществляется в любой стране почти всегда, ну, не всегда, но почти всегда, элитами. Мы уже пытались их перечислить с тобой когда-то и можем снова это сделать. Элиты — это военные элиты, духовенство, бизнес-элиты, бизнес-элиты большие, их несколько, бизнес-элиты разные — есть олигархические, средние и так далее, они все тоже элиты все равно, потому что они важные перцы у себя в областях. Сидит какой-нибудь, районом рулит, район за горло держит, вот он, подонок, все равно важный, их совокупность важна для страны. Вот эти элиты приводят кого-то к власти. Или народ приводит якобы, ему кажется, а элиты потом обламывают этого человека. Ему же править надо, не лялякать. Он полялакал что-то такое на митингах. А потом же надо править. А для того чтобы править, нужно, чтобы все эти люди в районе Красногвардейском каком-нибудь совхоза имени 22 партсъезда, чтобы они, эти люди, начали на него работать. И косить на него глазом: что он показал, куда идти и все. Для этого надо выполнять в первую очередь их условия.

    Поэтому Навальный не удовлетворяет, просто чтобы было понятно, почему Навальный не будет в этом качестве, в котором он сейчас, не будет без разрушительной революции с гибелью страны, он не будет президентом. Потому что он дает понять элитам, что он их всех посадит. Он объяснит всем: вы воры. Навальный, он говорит, вот Красногвардейским районом руководит какой-нибудь Иван Петрович Сытин, с толстой рожей, он ему говорит: Иван Петрович, а вы вор, и вы воровская власть. Он говорит: я не уверен, вроде все хорошо делаю, дети чистые, опрятные, танцуют на праздниках, все хорошо, вон оркестр приезжал. Я не понял, в чем проблема-то? Понимаешь? Как бы все у него нормально. А Навальный, он обращается к элитам со словами «вы воры». Это плохой заход. Я бы, например, с дорогой душой, в Красногвардейском районе, но я не хочу. А зачем мне это надо? Он меня либо посадит, либо еще чего. Мне уютно, мне и так хорошо, ну его на фиг. Поэтому Навальный неизбираем элитами. А значит, неизбираем вообще. Есть прорывы странные. Например, Дональд Трамп, вы будете смеяться. Но он миллиардер. Но перед этим был Дональд Трамп, он же баллотировался уже, не прошел. Не прошел партийный фильтр. До этого был Росс Перо, миллиардер. Не прошел. Например, в Америке есть элиты, которые до Трампа… Трамп сумел обмануть элиты, он сделал так, что республиканцы его поддержали. В сущности, он обманул элиты, Трамп, и пролез. А до него был Трамп, он же, был Росс Перо, были разные перцы, которые пытались пройти просто, потому что они клевые, и народ, может быть, их любил. Но их никто не пропустил, элиты не пропустили. Сказали: знаете, вы немножко экзотичны, не надо, нам не нравится. В России то же самое.

    Э.ХАСАНШИНА: Но на обмане хорошее дело не построишь.

    С.ДОРЕНКО: Не знаю.

    Э.ХАСАНШИНА: Обманул бы он элиты, прошел, они бы поддержали, и потом он начал свои идеалы…

    С.ДОРЕНКО: Навальный не вызывает доверия у элит. Должно быть согласие. Должны в спину аплодировать милиционеры, когда он проходит. Проходит, например, кто-то, и ему должны шептать «мы с вами» и аплодировать, силовики. Но они не делают этого. Должны попы приходить и говорить, что новый мессия, они за него, да и от Кирилла тайные сигналы присылаются, что он молодец и все такое. А этого нет. Должны от бизнеса приходить, в очередь стоять.
    Этого нет. От армии должны приходить люди. Ну, так, попить чаю. Алексей, можно с вами чайку? Мы ветераны, из Сирии вернулись, хотели с вами познакомиться. Этого нет. А поскольку этого нет, то элиты его не хотят. А когда он поверх элит в качестве прикола выходит на выборы в Москве, он берет 27 процентов. Это многовато. То есть это опасно. Может взять много. А за фиг он нужен? Поэтому его не пустят. Ровно поэтому: что он а) берет много, б) деструктор. Он деструктор для элита. И зачем он тогда? Пошел лесом, вот и весь разговор. Всё так просто.

    Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Александр. Вы, Сергей, конечно, бесподобны. Даже здесь, как вы говорите, негативные коннотации, вы взяли Сытина Ивана, а не какого-нибудь Абрама Шафира. Ну, это так.

    С.ДОРЕНКО: Так Красногвардейский район. Я вам шутку скажу сейчас, но это правда не шутка. Из Красногвардейского района кто? Ты.

    Э.ХАСАНШИНА: Я.

    С.ДОРЕНКО: Элеонора же оттуда, из Красногвардейского района.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Но дело не в этом. Все правильно вы говорите. Элиты элитами. Но элиты в нашем случае уже сгнили. Даже малейшей попытки поставить их под контроль… не заставит их. Условно говоря, Мухина на четыре года посадили за закон об ответственности власти перед народом за результат своего правления. Людей на четыре года упекли за саму мысль о референдуме, о законном праве каждого человека, гражданина нашей страны. Скажите об этом, пожалуйста.

    С.ДОРЕНКО: Да все я понимаю. Я когда-то был коммунистом и мы пытались состряпать… еще Лимонов тогда тоже был такой активный, в 2003 году мы пытались состряпать референдум. И мы поняли, быстро-быстро Дума приняла серию законов, по которым референдум вообще невозможен в этой стране.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Завтра будет возможно все.

    С.ДОРЕНКО: Нет.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И завтра будет изломан весь этот механизм.

    С.ДОРЕНКО: Точно нет. Я не согласен.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы будете по радио говорить, что все разрешено… я не знаю, что должен бы сделать Грудинин, чтобы его не выбрали сейчас. Это постараться надо ему. Потому что этих людей, о которых вы говорите, несменяемые, их люто ненавидит народ нашей страны. Люто. Для них  лучше уйти сейчас спокойно, чтобы сохранить свое наворованное.

    С.ДОРЕНКО: Насколько же вы преувеличиваете! Я полностью серьезно сейчас говорю. Вот эти выдумки о ненависти — это выдумки. Я ездил, эти фразы я слышал в столовой, очень солнечной, прекрасной столовой у Бориса Березовского. К нему приезжали люди за деньгами, и они просили у него, все время говоря, что ненавидит люто народ, кого-то там, не знаю, Путина. Они говорили Березовскому, он за это давал тысяч 30 долларов, немного. Ну, давайте, для начала деятельности. А кому-то сто давал. Ребят, не преувеличивайте. Вы выдумываете. Ваша фамилия Пионтковский. Я вам говорю. Пионтковский. Потерявший чувство земли и разум. Давайте будем чуточку практичными, а это значит, капельку киниками. Будем киниками. Циниками, по-московски. А по-петербургски — киниками. Они киники говорят вместо циники. У них кентр города, у них кентавр. У нас центравр, у них кентавр, и так далее, все наоборот. Будем киниками.  И тогда мы скажем следующее. Эти элиты хотят того, что происходит сейчас, минус, за небольшим минусом, они все-таки хотят ездить на Запад, держать деньги на Западе. Вот здесь у них есть противоречие с Путиным. Оно есть. Но пикнуть они не смеют. Потому что основной баблос делается здесь, обороты делаются здесь. А там они все попытались хоть один раз эмигрировать. Устроить жизнь навсегда там. И обнаружили, элиты, что там не получается. Один мой друг, Сашка Кузьменко, покойный, он по пьяни влетел под ГАЗ-66 на Фольксвагене, он мне говорил всегда: Сережа, специфика этого места в том, что здесь платят тебе. А специфика того места в том, что там платишь ты. В этом специфика, Серега. Здесь тебе платят, а там платишь ты. Вот и разница единственная, маленькая, крошечная. Все эти элиты попробовали свалить и обратили внимание, что там платят они, а тут платят им, и до хрена платят, много. Поэтому все у них хорошо. 

    Э.ХАСАНШИНА: Поэтому они решили остаться.  

    С.ДОРЕНКО: Они не пустят никакого Навального. В гробу они его видали. Вот и весь сказ.

    Грудинин. Грудинин пойдет по двум вариантам. У Грудинина есть два варианта развития. Один вариант английский — ему дадут пэра. Ты знаешь, что Англия великая страна, она всегда всем разбойникам давала пэрство и награждала. Ордена, пэры и так далее. Грудинин — либо его инкорпорируют в правительство, сделают его модным чуваком, вице-премьером каким-нибудь. Генерал Лебедь такой, секретарь Совета безопасности он стал. Если Грудинин возьмет 25 процентов, 25-27. Я не с неба говорю, вот Навальный взял в Москве 27. Если Грудинин возьмет 27 процентов, как Навальный в Москве — а он не возьмет, я просто объясняю, потому что его знают в Москве, но мало знают в других местах. Если он возьмет свои 18 процентов — не 27, а 18, будем девятками считать, то его пригласят в правительство. Вице-премьером, заведующим выдачей туалетной бумаги в здании Белого дома на набережной Москвы-реки. Он будет в ранге вице-премьера. Вы, товарищ Грудинин, отныне будете вице-премьером, вот вам ключ от кладовки, где хранятся рулоны с туалетной бумагой, будете выдавать уборщицам. Все, хорошо. Это первый способ  — приручение. А второй способ — обнаружение в совхозе имени Ленина кощунственной педофилии, наркоторговли и недоброкачественных каких-то бумажек в бухгалтерии, левых доходов. С Грудининым есть два пути. На самом деле, три. Если он скромно берет 9 процентов, видишь, мы девятками считаем, его хлопают по спине и говорят: нормально поработал, подгони ящик яблочек, все, до свидания. Это вызов тогда паре хануриков из Коми. В Коми ханурики какие-то есть, члены партии, мы уже говорили, фамилии их Паркинсон и Альцгеймер. Он с ними будет спорить потом, кто из них лучше — Грудинин или Паркинсон, Грудинин или Альцгеймер. Это 9 процентов. Если он берет 18 — его приглашают в правительство. Товарищ Грудинин, мы вас в правительство хотели, ну, опытный хозяйственник, давайте. Если он берет 27 — то обнаруживается, что он наркоторговец, педофил, нароман и бумажки у него не до конца хорошие в бухгалтерии хранятся. Изобличающие его как негодяя. 27. Это многовато. Грудинину надо как-то аккуратно пройти меж Сциллой и Харибдой, не побоюсь этого слова. Здравствуйте.  

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Михаил. Грудинину могут просто предъявить, что он выращивает санкционную продукцию. У него на грядках сразу выращивается помидор, который подлежит санкциям.

    С.ДОРЕНКО: Согласитесь, что 9 — нормально, 18 — пригласят в правительство, 27 — посадят в тюрьму. Вот и весь сказ.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да-да, правильно. С иронией все нормально. Но с другой стороны, нет такого понятия — допустили Навального. Навального уже допустили. Идея фронды, которая произрастает на таком пространстве постмодерна, она не так проста. Вообще, в новейшей истории был человек, который сумел, просидев уже у власти почти 30 лет, начать реформы серьезные. Это ненавидимый в Испании всеми Франко. А при нем был генерал Кареро Бланка. Тут почему у нас так происходит. И он дал анализ общества. Действительно, все дело в имущественном цензе, вернее, в имущественных возможностях. И либеральная идея, которая включает в себя и политические каноны, она войдет в сознание критической массы, как ни странно, только тогда, когда эта масса будет обладать каким-то минимум материальных возможностей. То есть это минимальная зарплата определенная, на которую можно жить. Пока народ в своей массе не имеет этого, то есть царит нищета, как у нас, либеральная идея, конечно, никогда не овладеет. Поэтому здесь есть противоречие. С одной стороны, все хотят жить хорошо. А с другой стороны, власть всегда сдерживает возможности роста экономического именно в политическом смысле. Потому что если народ станет побогаче, им овладеет неизбежно вот эта либеральная идея. Так что здесь нам предстоит ждать трех дней, когда все закончится в три дня, как говорил Розанов.

    С.ДОРЕНКО: Так бывает.

     

    НОВОСТИ

     

    С.ДОРЕНКО: Мы продолжаем. Я хотел сказать, что мы с вами рассуждали про Навального. Я думаю, что его не пустят. Вообще его не пустят элиты. И Михаил говорит: когда-нибудь что-то произойдет в три дня. Может быть, рухнет в три дня. Вот когда рухнет в три дня, это может произойти благодаря… почему происходило раньше в истории? Это происходит благодаря глупости элит. Если элиты глупы и выпускают власть. И власть просто валяется на улице и никому не нужна. Вот тогда действительно великая империя в три дня просто исчезает.

    Э.ХАСАНШИНА: А если они примут какую-нибудь компромиссную кандидатуру? Окно Овернтона. Не сразу. Одну компромиссную, потом еще что-то, так на шажочек.

    С.ДОРЕНКО: Нет. Потому что мы не в Англии. Это в Англии они по шажочкам делают, смещают эти окна. На самом деле, я прожил одну падение страны. И я видел точно, что элиты пошли вразнос. Это 1991 год, до. Было видно. Я тебе расскажу, что такое 1991 год, быстро, в двух словах. 1990 год — Шеварднадзе подает в отставку, в 90-м году, в декабре. Он так говорит, и понятно, что он еще не называет некоторых вещей, но уже точно понятно, что элиты пошли вразнос полностью. Шеварднадзе подает в отставку. И ты точно понимаешь, что все, это кранты, наверное. Или нужны какие-то экстренные меры. Отставка главы МИДа СССР Шеварднадзе, пожалуйста.

     

    ЗАПИСЬ ВЫСТУПЛЕНИЯ ЭДУАРДА ШЕВАРДНАДЗЕ

     

    С.ДОРЕНКО: Это 90-й год. И это точно… вот зал встает, все аплодируют, его провожают стоя аплодисментами. Я хотел сказать следующее. С этого момента, с 90-го года, понятно, что элиты пошли вразнос, то есть все сломалось. И мы видим… а Горбачев сохранят безволие. Головы не летят, ничего не происходит, как будто ничего нет. В 90-м году, мы помним, что это уже Ельцин, уже объявление независимости Российской Федерации от Советского Союза, суверенитет, 12 июня. Это уже Ельцин, который уже на нардеп, вопреки воле Горбачева, за которого голосуют 5 млн человек в Москве. Страна идет вразнос. 13 мая, чтоб ты понимала, 1991 года первый выпуск «Вестей» Российского телевидения, его ведет Светка Сорокина, которую притащил Саша Гурнов в свое время в пику Митковой, из «600 секунд» из Петербурга. Свету Сорокину он взял в Петербурге и притащил специально против Митковой, чтобы Митковой делать больно. Ну, неважно. Света ведет «Вести». Миткова, кстати говоря, в этот момент уже выгнана, 17 марта 1991 года она была выгнана с Первого канала. И она вместе с Димой Киселевым, который сейчас работает на телевидении, и в «России сегодня», вместе с Димой Киселевым работают для немцев, делают фильмы про перестройку, вдвоем. Нигде не работают. Ты понимаешь, что все идет вразнос, к чертовой матери. Уже идут референдумы в 1991 году 1 марта в Прибалтике… страна пошла вразнос, как это видно.

    Э.ХАСАНШИНА: Просто почему она пошла вразнос? До этого они жили-жили, как-то взаимодействовали.

    С.ДОРЕНКО: А накопилось. Но признаки видны за полгода точно, что страна пошла вразнос.

    Э.ХАСАНШИНА: Это все-таки зависит от главного координатора, который как-то это взаимодействие налаживал, а потом…

    С.ДОРЕНКО: Уже. Нам без окон, без дверей дали помещение инженерное, и мы выходим с первым выпуском «Вестей» Российского телевидения, в 1991 году, 13 мая. Я делаю репортаж в июне, и мне большой человек, генерал-лейтенант КГБ, работавший под прикрытием, звонит ночью и говорит: сидим сейчас с ребятами, полковники, генералы КГБ. Посмотрели твой репортаж, Сереж, думаю, еще этим летом будем вешать таких, как ты. Вешать будем на фонарях, Сереж, вдоль дорог. И тебя повесим, Сереж. Я хочу, чтобы ты понимал — мы тебя повесим, Сереж. А я к нему по имени-отчеству, он старше меня на 15 лет. Вы знаете, я говорю, простите, но сейчас вечер, я уже сплю. Я не хотел, может, мы завтра утром перетолкуем, может, у вас другое настроение будет? Он говорит: может, и будет. Но еще этим летом повесим. Понимаешь? Просто чтобы ты понимала, как это все. Это все в воздухе, в воздухе, это не бывает внезапно. Страна идет вразнос, и ты видишь это каждый день. И это было в июне, а уже 23 августа 1993 года, в четверг, уже толпа датых, веселых ребят сносит Феликса в площади на Лубянке, это площадь Дзержинского, кранами. И две тысячи офицеров КГБ стоят у окон и на это смотрят, сжав в правой руке пистолет. И ни один из них ничего не делает. Никто ничего не делает. Их две тысячи, полно милиции вокруг. 50 или 30 парней сносят Феликса Дзержинского, на них смотрят две тысячи сотрудников с пистолетами — и никто ничего не делает. Вот так рушатся страны, вот так рушатся режимы, чтоб было понятно. Но они рушатся не сразу, ты это видишь, этим пахнет.

    Э.ХАСАНШИНА: Мы же понимаем, что они рушатся, потому что они сами этого хотят. Эти самые элиты, которые идут вразнос, им просто настолько надоедает устаревший порядок, что они хотят просто другого.

    С.ДОРЕНКО: Так в том-то и дело. По 500 тысяч на Манежной площади людей собиралось. Почему потом построили церетеливщину эту  — чтобы не собирались митинги. Построили с конусами этими. Там 500 тысяч человек собирались, там же митинги были постоянно. На мне пиджак рвали старухи. Мне два раза рвали старухи, сзади впиваются в пиджак и рвут. Он из КГБ, бейте его. Из-за прически. У меня прическа была и лицо такое плакатное. Бейте его, он из КГБ, и сзади рвут лацканы. В том-то и дело, что когда что-то рушится в стране, вот Михаил говорит: все рухнет в три дня, это видно задолго. Это не сразу рухнет. Я вас умоляю, ребят, не надо думать, что это по волшебству назавтра. Ни фига. Я увидел это, начиная с отставки Шеварднадзе. И дальше каждый божий день приносил мне сигналы. Дня не проходило. До последнего сигнала, когда мой хороший знакомый позвонил мне и сказал, что меня повесят, в пьяном виде. Это был июнь, конец июня. Так что, ребят, все заранее. Видела это Тайцзи, переходы Яy-Инь? Вот когда ты переходишь в другую структуру, а от той еще хвостик тянется. А когда ты переходишь в эту, хвостик начинается, а его самого еще нет, а уже все всё видят. Всё видно.

    7373-94-8. Здравствуйте. Сейчас ситуация не такая. И я вам говорю, она не такая.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я не философ, как Миша, не журналист. Я попроще скажу. Я вообще технарь. И есть такая теория Винера. В основу положена обратная связь. И вот когда система начинает набирать обороты и дело идет к взрыву, есть регуляторы, которые эту систему гасят. В Советском Союзе эти системы обратной связи начали нарушать. И в результате произошел взрыв. Не просто где-то что-то, а вот обратная связь. Вы правильно заметили: стояли гэбистами с пистолетами и не остановили этих людей, которые там разрушали. Я это тоже видел. Понимаете, в чем дело. Идет толпа… у меня возникал другой вопрос: идет здоровые ребята, накачанные, и что это за люди? Они же не просто сами вышли, ими кто-то руководит. Одна система нарушена. Другая система работала на разрушение этого дела. И еще один маленький момент. Я замечал: вот министр, он стареет, и задумывается… а через него проходили колоссальные деньги — вот, я уйду на пенсию, что у меня будет? какая-то дачка. А дети мои как будут? И он начал задумываться, как сделать так, чтобы эти средства через меня проходили.

    С.ДОРЕНКО: Это понятно, это 1991 год. Сейчас вы видите, что система надежна?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, в чем дело. Она надежней несколько, но есть опасения, что все-таки у нас с либералами заигрывают.

    С.ДОРЕНКО: На самом деле, я замечал по прежнему опыту, что система, прежде чем она разрушится, должна быть массовая внутренняя готовность к неповиновению у правоохранителей. Этого нет сейчас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это можно организовать. Сначала дефицит крупный, недовольство. Причем припрятать все, остановить. А потом, когда начнет вся эта система, выбросить. Как и было сделано. Я же помню.

    С.ДОРЕНКО: Был период в России, когда это вызывало у меня большое опасение. Вы не поверите — посреди благополучия нулевых. Я считал, что ситуация в России опасна. Я говорил об этом многократно, открыто, никогда не таился. Я тебе объясню. Был период, когда на «Русских маршах», были «Русские марши», причем на набережной Шевченко, около «Украины», их проводили от метро и к метро, оцепление. И было несколько человек, которые, я думаю, это помнят, которые говорили со мной, об этих «Русских маршах», это был Виктор Милитарёв, известный политолог, он примкнул к националистическому крылу, такому яростно-православному. И второй человек — это Дмитрий Рогозин, нынешний запускатель ракет. Он же ходил на «Русские марши».

    Э.ХАСАНШИНА: И такс.

    С.ДОРЕНКО: Да, утопитель такс. Дмитрий Рогозин и Виктор Милитарёв, оба говорили мне, что когда они идут мимо ОМОНа, они слышат приветственный гул, приветственные восклицания. То есть силовики, когда пропускали участников «Русского марша» через свои кордоны и пропускали сквозь строй, мимо ограждения, силовики вслед кричали им: «Правильно, ребята. Мы с вами». Вот это опасно реально.

    Э.ХАСАНШИНА: Разве эти идеи в принципе не близки силовым структурам?

    С.ДОРЕНКО: Я тебе скажу, что отболели, это все, наверное, в конце нулевых. Я работал на одной радиостанции, которая называлась «Русская служба новостей», и у нее был блистательный рейтинг среди детей 12 лет. 12 лет. Я спрашивал социологов, почему. Они говорят: название. Они реально не слушают. Но когда их опрашивают социологи, они голосуют за слово «русская». Русская и все. Да, мы за русскую. Дети 12 лет. У нас был наивысший рейтинг среди всех радиостанций 12-18 лет. Дети были за нас. Они нас не слушали. Они голосовали за название «Русская», потому что тогда это было дико модно. В 2008 году каком-нибудь, в 2010 году, мой десятилетний сын говорил: едем на Киевский вокзал бить чурок. Я говорю: ты чего, дурак, я не понял? Он говорит: весь класс поднимается, мы едем махаться с чурками. Я говорю: как это? Он говорит: ну, весь класс, наша школа едет драться. Я чего, останусь один, что ли? Все пацаны едут. 11 лет, 10 лет. Они ехали махаться с чурками. Я говорю: а если ОМОН? Он говорит: ну, будем махаться с ОМОНом тогда, чего.

    Когда вы сейчас говорите, что Навальный ведет детей в политику, наивные и неумные, вы можете говорить это специально, я не знаю. Если специально, продолжайте говорить. Но я вам рассказываю, как это было десять лет назад. Десять лет назад школа в Кунцеве снималась, вся школа, по команду, драться у Киевского вокзала. С черными, они говорили, я не знаю, кого они так называют, я не понимаю. Это, наверное, сленг какой-то подростковый. Я не знаю, что это значит. Драться с черными. Школа ехала! Какой Навальный? Кстати, Навальный тогда тоже ходил на «Русские марши». Это было модно. И тогда силовики готовы были, в принципе, к тому, чтобы принять эти идеи. Это удалось перебороть, переболеть, перебить Крымом. То есть условно говоря, Путин сумел националистическую идею подчинить этатизму, лоялизму. То есть подвести националистическую идею…

    Э.ХАСАНШИНА: Как бы вывести ее за внешние границы.

    С.ДОРЕНКО: Абсолютно верно. Сделать из нее идею этатистскую, службы государству. То есть он как бы взял националистическую идею, которая была дико модная, и ее припахал на службу государству. Гениально! Аплодисменты Путину, товарищи. И вы сейчас никаким Навальным, никаким либерализмом… «Надолго ли?» — спрашивает меня Александр. Я вам отвечу, Александр. С точки зрения истории, может быть, нет. А с точки зрения вашей конкретно жизни, для вас до 30-го года это надолго? Вот до 30-го года эти ребята будут держать ситуацию за ноздри. «Донбасс он слил». Донбасс вообще случайный подарок и камуфляжная дымовая завеса. Вы что, про Донбасс никогда не понимали? Это случайно обломился Донбасс, и надо было подержать этих людей за кадык в переговорах. Ну и что? Подержали-подержали, да и отпустили. Чего тут такого-то? Донбасс не был целью. Целью был Крым. Донбасс — дымовая завеса Крыма. Много раз говорил и продолжаю объяснять.

    Давайте музыку слушать, ну ее на фиг, эту политику. А то сейчас такого наговорим, что потом 20 лет без права переписки. Давайте что-нибудь такое хорошее. Начали с Kaleo, закончим на Kaleo. «Дьявол освободит меня».

    ЗВУЧИТ МУЗЫКА

     

    С.ДОРЕНКО: А завтра у нас профилактика. Мы не выходит в кефир, товарищи. А в четверг мы опять будем здесь с Элеонорой. А в пятницу, товарищи, махну серебряным тебе крылом. В пятницу я перебираюсь на юга, ну вас на фиг, в хорошем смысле я сейчас.

     В ДВИЖЕНИИ

     С.ДОРЕНКО: Мы пойдем и проживем его, это вторник, 26 декабря. 

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus