• «Подъём» с Сергеем Доренко от 20 февраля 2018 года

    08:30 Фев. 20, 2018

    В гостях

    С. ДОРЕНКО: 8 часов 39 минут. Вторник, 20 февраля. Здравствуй, великий город! Здравствуйте, все! Это радио «Говорит Москва»! Говорит Москва! Анастасия Оношко, ведущая этой программы.

    А.ОНОШКО: И Сергей Доренко. Доброе утро всем.

    С. ДОРЕНКО: Особняк Дерожинской… знаешь такой? Особняк Дерожинской, в котором с 1959 года расположено посольство Австралии, резиденция посла Австралии. Ты имела обыкновение с ним обедать, ужинать? Ты же летала в Австралию? 

    А.ОНОШКО: Я была там, получала визу. Вы знаете, кстати, Сергей, очень важная информация, что теперь подать документы на визу в Австралию вы можете, не выходя из дома. И получит ответ по email. Единственное, что они пишут, что возможно, страны, через которые вы полетите, то есть наклейки в паспорте, ничего у вас нет.

    С. ДОРЕНКО: Ну и что? Я ездил сейчас в Шри-Ланку, то же самое, никакой отметки в паспорте, ничего.

    А.ОНОШКО: Страны, через которые вы летите…

    С. ДОРЕНКО: Австралия достигла наконец уровня развития Шри-Ланки, как это мило!

    А.ОНОШКО: Никаких прямых перелетов в Австралию нет и когда вы летите через что-то, там вас могут не пустить дальше, если захотят.

    С. ДОРЕНКО: Не надо удивляться… ты удивляешься…

    А.ОНОШКО: Это была первая страна, когда я столнулась…

    С. ДОРЕНКО: Шри-Ланка, Камбоджа, Кампучия, Лаос, пожалуйста…

    А.ОНОШКО: Они от бедности экономят. А Австралия от богатства.

    С. ДОРЕНКО: В Америку прилетаешь сейчас, ты знаешь, как ты проходишь границу? Робот.

    А.ОНОШКО: Как это выглядит? Рамочка?

    С. ДОРЕНКО: Ты подходишь к автомату и он тебе предлагает показать паспорт. Суешь туда паспорт, он его сканирует, правда, с визой, после чего он тебя спрашивает что-то такое, типа приветливое — да не пошел бы ты. И ты такой говоришь — йес.

    А.ОНОШКО: Первый закон робототехники.

    С. ДОРЕНКО: Да. Ты говоришь йес, а он говорит: ну и катись уже, за тобой, небось, еще люди пришли, хватит здесь, проныра подлый, стоишь здесь, занимаешь время, давай дуй отсюда. И ты пошел гордый такой и все. Еще какой-то кореец тебя там встречаешь, ну, какой-то человек японского вида, уже совсем на выходе и говорит: вы насколько дней? Я: ну, чего-то так. Он говорит: ага. И все, на этом весь разговор заканчивается.

    А.ОНОШКО: Нам, людям КГБ, это все кажется непростительной шалостью.

    С. ДОРЕНКО: Это все ложные ориентиры, ложные ценности.

    Так послушай меня про Дерожинскую. Ты же не знаешь, кто такая Дерожинская. И я не знаю.

    А.ОНОШКО: Нет.

    С. ДОРЕНКО: Ну а кто она такая? Напиши, кто это баба? Дерожинская А.И. Александра Ивановна небось. Кто это?

    А.ОНОШКО: Вот, особняк Дерожинской. Известная вещь. Жилой дом в стиле модерн, построен в 1901-1904 года по проекту архитектора Шехтеля. Один из ключевых памятников московского модерна и одна из самых известных построек архитектора Шехтеля.

    С. ДОРЕНКО: Тетенька кто, тебя спрашиваю. Шехтель не нужен мне совсем. Дерожинская нужна. Эта женщина агрессивна, с ней нет сладу.

    А.ОНОШКО: Ищу. Ну, Оношко бы там жила какая-нибудь. Ну, кто такая Дерожинская.

    С. ДОРЕНКО: Богатейка. Шуршала юбками небось там, в Кропоткинском переулке. Барыня легли и просят. Заходил какой-нибудь лакей: барыня легли и просят. К ней бросались в панталонах лакеи такие, огромные, негры. Нет?

    А.ОНОШКО: А.И.Дерожинская. Александра Дерожинская. От нее не осталось ничего, кроме особняка. На Википедии нет про Дерожинскую. 

    С. ДОРЕНКО: Все. Барыня легли и просят. Ты можешь меня послушать? Там живет посол Австралии. Он вчера в Facebook зафигачил, что ему не чистят переулок. Мне кажется, это из каких-то соображений. У них не чистят в Кропоткинском переулке, на Остоженке, там, где самые богатые дома, где квартиры. Им не чистят вообще, они там ходят по колено, это специальное самоистязание. Бирюков там живет, поэтому он не чистит специально, чтобы никто не мог сказать, что он себе почистил. Он почистит в последнюю очередь, правильно? А вся остальная Москва вычищена, все с иголочки.

    А.ОНОШКО: Александра Ивановна Дерожинская — дочь фабриканта Ивана Бутикова. Позднее она стала женой текстильного фабриканта Зимина. Это исчерпывающая информация?  

    С. ДОРЕНКО: Буржуазного происхождения.

    А.ОНОШКО: После Октябрьской революции (тут мы потираем руки), особняк национализировали.

    С. ДОРЕНКО: Как это приятно! Революсьон!

    А.ОНОШКО: В 1918 году его заняла культурно-просветительское общество украинской рады…

    С. ДОРЕНКО: Наплюй, все. Короче, им не чистят. А нам всем почистили, правильно? 7373-94-8. Здравствуйте. Вам всем почистили?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Буквально 20 минут назад ехал по Ярославке — до моста, где «Золотой Вавилон», автобусная полоса, вообще ее нет, сантиметров 40 осталось. И все троллейбусы и автобусы едут по полосе…

    С. ДОРЕНКО: Правильно, они выезжают на нашу полосу. На Ленинском то же самое. Я, правда, не сегодня ездил, а буквально пару дней. Автобусы и троллейбусы вместо своей А полосы выезжают левее.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И у них почищена остановка. Они вроде бы туда заскакивают, в карманчик этот, а начинают выезжать, тормозят весь поток. И все так жутко стоит из-за этого.

    С. ДОРЕНКО: Вы помните, что один ряд справа отсекался всегда в старые времена? Потом начали чистить в ноль и хорошо. А в этом году не успевают или что? Или бездельники, балбесы?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Самое интересное, что я не вижу техники даже. Где-то во дворах дворники шуршат с лопатами, появились. А именно самой техники уборочной нет. Хотя бы по ночами. Я, бывает, езжу часов в 10-11, чистите, свободно.

    С. ДОРЕНКО: 10 вы ночью называете? Я сегодня в шесть утра ехал, маленький тракторишка шел и гордые женщины в распахнутых тулупах, я не знаю, как они греются, шли такие гордые женщины, от них прям испарина шла, и видно, что они где-то работали перед этим. Черт его знаешь, может не работали, наоборот, может, отдыхали. Шли за трактором. 7373-94-8. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я вот думал, кому еще родину продать. Эти дворы уже ассимилировались, кто приехал убирать к нам дворы. Какую еще бы страну найти, чтобы… 

    С. ДОРЕНКО: Это удивительно. Как вас зовут?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей. Я живу в Строгино. Ни одного с лопатой. А если он есть с лопатой, ему можно ставить памятник… Но он стоит на лопате и говорит по телефону.

    С. ДОРЕНКО: Совсем недавно они лицемерно здоровались с нами непрерывно, когда мы шли по двору. Как это случилось, что они вдруг превратились в этих самых, в господ? Я не понимаю. Я помню, он стоял, облокотившись на лопату, смахивая пот со лба, и здоровался приветливо, угодливо и лицемерно. А теперь его нет. Где он, где сукин сын, я не понимаю? Ходят, наоборот, какие-то русские мужики с пивными брюшками, с лопатами. И они ходят… но они, мне кажется, размечают какую-то диспозицию, то есть работать они не работают. Они так ходят и прикидывают, что если бы вот здесь построить дворец, то здесь был бы дворец. Потом они переходят на другую сторону двора и опять смотрят, чего-то прикидывают. Потом покурят, поговорят, вспомнят, как чего было при Советском Союзе. Ну, как-то так. А этих самых красивых… оленята Бэмби куда делись? Вот мой вопрос. Где эти люди с глазами оленят Бэмби, которые раньше ходили с лопатами? Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Сергей. Вы этих бедняг оставьте, которые с нами угодливо здоровались. Они систему эту познали. Ему платят 40, он двадцатку отдает, и ничего не делает.

    С. ДОРЕНКО: Так где он?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет их нигде, их всех разогнали. Они нашли другой канал. Вы обратите внимание, техники нету. Город весь засыпан к чертовой матери. Вы тряхните мэра за пах-то, вы же все-таки…

    С. ДОРЕНКО: Нет. Давайте трясти Бирюкова. Он привычней.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не надо Бирюкова, его тоже жизнь подмяла, у него болят почки, на мешка с бабками спит.

    С. ДОРЕНКО: Что вы говорите?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Конечно.

    С. ДОРЕНКО: Там уголки пачек врезаются. Спасибо. Бедный, бока отмял себе, на пачках спать. Здравствуйте, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я тут по Басманному району гулял последние дни. Совсем не чищено, тяжко.

    С. ДОРЕНКО: За нас вступился посол Австралии.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А еще я тут звонил одному своему знакомому, который имел отношение к управлению этого Басманного района при Лужкове, и спрашивал, что это такое. Он сказал, что все поменяли с тех пор, там прямой информации не знает. Но говорит, что эти, как вы их называете, оленята, объявили забастовку. Но это неточно.

    С. ДОРЕНКО: Неточно. Сидят едят шаурму, бедные. Ну что ты будешь делать! Ребят, я думаю, что-то изменилось, мне кажется, куда-то делись оленята Бэмби, с печальными глазами.

    А.ОНОШКО: Не знаю. Наши оленята все на местах, там есть некая ротация, там новые… у нас такая девушка убирает, Сергей.

    С. ДОРЕНКО: Что ты говоришь? Расскажи, я здесь бы остановился поподробнее. Рост, вес?

    А.ОНОШКО: Да. Она очень, как вам сказать, у нее есть золотые зубы, но она очень красиво одевается. В своем формате, она всегда в красном и в золоте…

    С. ДОРЕНКО: Ты все испортила. Золотые зубы! Тьфу, господи. Дайте мне корзину для бумаг, я блевану.

    А.ОНОШКО: Ей это идет. Действительно видно, бывает, у человека изнутри, он любит, не знаю, он такой шикарный. И она работает при этом довольно хорошо. Причем я ее не в одном нашем доме встречала, еще в других местах, то есть в районе она то там, то здесь убирает. И она всегда в этих золотых оборках с бархатом красным, молодая совсем. И я смотрю на нее и думаю, у них же там параллельная реальность, она там слывет за красавицу, экстравагантная для своих. Прям любопытно стало. Махмуд наш, который уже лет 15 у нас под лестницей живет…  

    С. ДОРЕНКО: Обнаглел небось за 15 лет. Барином стал.

    А.ОНОШКО: Нет. Он иногда замещает консьержа и все такое, его все знают, он прекрасный работник.

    С. ДОРЕНКО: Анастасия, хватит петь песни. Тебе нравится идти поперек течения, Насть. Ну, не надо. Ты должна подыгрывать народу. Подыгрывай народу! Народ разочарован, снег ни хрена не убирается. Ты подыгрывай народу. Чтобы народ дышал с тобой в унисон, ты сама подыгрывай. А ты пытаешься всегда поперек идти народу. Не надо. Мы недовольны. Посол Австралии нас выручит. Все, поехали дальше.

     

    С. ДОРЕНКО: Про кёрлинг я хотел. Какие-то слова про кёрлинг. Я знаю, что это несерьезная тема, несерьезный вид спорта. В общем, лажа, конечно, полная, если разобраться. Допинговый инцидент с бронзовым призером Александром Крушельницким остался в понедельник одной из главных тем. Я так понимаю, что опять мельдоний. Откуда мельдоний, его не было, перед соревнованиями проверяли его. И иностранцы, и наши, и все проверяли. Говорили: сунь два пальца в рот, рыгни мельдонием. Он рыгнул. Все, нету. Сейчас опять по-новой у него этот мельдоний. Ну не может быть, подбросили. А можно его подбросить?

    А.ОНОШКО: Нет.

    С. ДОРЕНКО: Натереть маленько… я тебе объясню сейчас. Я бы как сделал: взял таблеточку, в «Столичке» можно купить, и маленечко поднатер ножичком, и туда раз. Могу подбросить?

    А.ОНОШКО: Нет.

    С. ДОРЕНКО: Почему?

    А.ОНОШКО: Ну, как? Подбросьте себе что-нибудь.

    С. ДОРЕНКО: А может быть мерцающий мельдоний? Например, вчера не было, а сегодня есть. То есть, то нет. Он как бы мерцает. Я вчера прохожу, мне говорят: сдай кровь. На, на, пей, скотина буржуазная. Пожалуйста. нет мельдония. А назавтра есть. Может такой мерцающий мельдоний быть?

    А.ОНОШКО: Нет.

    С. ДОРЕНКО: Паршиво, мать. Паршиво, потому что мы опять, нас будут шмонать, опять нас будут позорить, опять скажут, что никакого урока мы не извлекаем.

    А.ОНОШКО: Мельдоний у него, а стыдно нам. Стыдно кому-то из наших людей, интересно? Мне бывает обычно неудобно.

    С. ДОРЕНКО: Настя испытывает чувство неловкости в связи с мельдониевым очередным скандалом. Давайте голосовать. Мельдоний у кёрлингистов, а вам стыдно. Допинг у спортсменов, а стыдно вам — 134-21-35. Нет, у них чего угодно, а вам не стыдно — 134-21-36. 

    А.ОНОШКО: Следующее оправдание — у всех мельдоний. Они начинают… знаете, какое-то детское, когда ловишь человека с поличным за руку, говоришь: ну что это? И смотрит вот так нагло, моргает, смотрит в глаза… 

    С. ДОРЕНКО: Наплевать, у них мельдоний — нам плевать. У них допинг — нам плевать. Нет, мы испытываем чувство неловкости. 134-21-35 — мы испытываем чувство неловкости, когда узнаем, что у наших спортсменов какие-то наркотики, что-то… Нам не стыдно ни фига, плевать нам на них, пусть обожрутся, кокаином, чем хотят, какая нам разница — 134-21-36. Плевать, кто чего делает. Пусть делают, что хотят. Какая нам разница, мы-то не делаем этого. Мы спокойно жрем сосиску вместо мельдония. Может, там мельдоний, откуда я знаю.

    7373-94-8. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Меня пугает другой совершенно вопрос. Зачем кёрлингистам вообще нужны допинги?

    А.ОНОШКО: Любому человеку нужен допинг.

    С. ДОРЕНКО: Потому что допинг нужен любому человеку для того, чтобы переносить большее количество кислорода. Там есть кровяные тельца, за которые цепляется кислород, и кровь доносит до органов.

    А.ОНОШКО: Вы просто не пробовали и не знаете.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Прекрасно. Но у них нет никаких огромных физических нагрузок… Я понимаю, лыжники, биатлонисты, фигуристы. Но вот кёрлингисты…

    С. ДОРЕНКО: Где вы работаете?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я официально безработный.  

    С. ДОРЕНКО: У вас есть помещение? Вы просто сидите и кидаете в корзину для бумаг бумажный листок. Вот на мельдонии попадете, а без мельдония не попадете. Понимаете, возникает некая физическая гениальность. Возникает некая спонтанная, но все более часто проявляющая физическая гениальность. То есть вы кидаете листик бумаги не глядя, и он попадает. Мельдоний.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы меня немного успокоили.  

    С. ДОРЕНКО: Чуть-чуть должно быть, конечно. Понимаешь, в чем дело. Ты сидишь в какой-то день — рамазня, тюхтя, соплей тебя можно… ты сидишь, сопли на рукав наматываешь. Кинь бумажку в помойку — не можешь попасть. Все на тебя смотрят: господи, помилуй, как он опустился, он вызывает чувство презрения. Человек хватанул мельдония — ага, сразу в нем появился артистизм, плечи пошли, подбородок пошел, шея пошла… Из-за одной таблетки, посмотрите, он превратился в человека. Всем приятно, все тебе жмут руку. 34 на 66.

    А.ОНОШКО: Допинг-офицеры тебе жмут руку.

    С. ДОРЕНКО: Мы испытываем чувство неловкости, когда у наших спортсменов находят допинг — 34 процента. 66 — плевать нам на них и на их допинг. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. В последнее время создается впечатление, что Олимпийские игры это не соревнования спортивные, а кто лучше спрячет мельдоний. У американцев хорошо получается, а у нас как будто не очень.

    С. ДОРЕНКО: Давайте скажем честно, что мы химико-биологические компьютеры. Биохимические, простите, компьютеры. У вас сейчас выделяется какая-то история, поступает в мозг, правильно? Мы биохимические компьютеры, и они биохимические компьютеры. А можно их апгрейдить, как-то прокачать? Можно. Вот их и прокачивают.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. У нас как будто не очень получается. А у них получается.

    С. ДОРЕНКО: Потому что у нас тренеры хреновые биохимические компьютеры. Врачи поганые биохимические компьютеры. Организаторы нашего спорта никчемные биохимические компьютеры. В этом же смысл.

     

    В ДВИЖЕНИИ

    НОВОСТИ

     

    С. ДОРЕНКО: 9 часов 6 минут. Эмма Уотсон это Гермиона? Ты помнишь Гермиону? Она с рыжим Уизли затеяла…

    А.ОНОШКО: В фильме или в жизни?

    С. ДОРЕНКО: В жизни мы не знаем. А в фильме она с рыжим Уизли кадрилась. Эмма Уотсон. Она пожертвовала сейчас большие деньги, 1 млн фунтов стерлингов (1,4 млн долларов) британскому благотворительному фонду «Справедливость и равенство», который будет защищать пострадавших от сексуальных домогательств. О создании фонда было объявлено 18 февраля, сейчас, в открытом письме в газете Observer, которое подписали 200 британских и ирландских актрис, включая Кейт Уинслет, Киру Кайтли, Эмилию Кларк, Эмму Уотсон, Сиршу Ронано, дальше уже не знаю. Темпсин Грег — не знаю этой актрисы прекрасной. Ну, и так далее. Кампания была запущена в поддержку движения Time’s Up голливудских актрис после сексуального насилия. Они пришли в черных нарядах на церемонию вручения наград Британской киноакадемии. Раньше в черном они ходили без всякого знака, а теперь в этом оказался знак. А раньше просто ходили в черном.

    А.ОНОШКО: Молодцы девчонки.

    С. ДОРЕНКО: Скажи, а в чем помощь уже сейчас? Она дала 1 млн 400…

    А.ОНОШКО: Что они будут  делать, планы какие… Если бы мне поставили задачу сделать такой фонд, чем бы он мог помочь, я бы так написала. Первое, это создать места и рекламировать адреса, куда такие женщины пострадавшие могут прийти обратиться за юридической и медицинской помощью. То есть две основные вещи. Там же еще самое главное доказательства собрать, и поддержать.

    С. ДОРЕНКО: Они — это актрисы. Давайте сейчас сделаем вид, что мы серьезны. Давай сделаем вид, что мы знаем жизнь. Мы сейчас не выдумываем жизнь, мы не в пятом классе выдумываем модели жизни. Мы знаем жизнь. Они собираются спасать жертв сексуального насилия, актрис, которые хотят трахнуться с режиссером и достигают этого путем страшной конкуренции. Понятно, да?

    А.ОНОШКО: Откуда вы взяли, что они прям этого хотят?

    С. ДОРЕНКО: Нет, они не хотят, поэтому из палаток все время слышны визги, из этих домиков на полевых съемках все время слышны визги «спасите меня, спасите меня». Из режиссерского вагончика постоянно слышны вопли «меня насилуют». Ничего подобного не происходит. Актрисы, две-три как минимум, состязаются за режиссера. И если там есть звезда первого класса, за него тоже состязаются две-три, включая гримерш, которые не состязаются, потому что они просто не верят в свое счастье. Вот и все.

    Эмма Уотсон собирается им помочь. В чем?

    А.ОНОШКО: Станет выступать тогда, когда все меньше студенток выбирают вас своим научным руководителем.

    С. ДОРЕНКО: В чем поможет Эмма Уотсон, я просто спрашиваю?

    А.ОНОШКО: В том, что на самом деле, вероятная ситуация не такая. Они лучше вас знают, как там устроен проход в главную роль в фильме, и он не такой, как мы думаем, как об этом принято думать. Потому что мужчинам очень льстит, что их там…

    С. ДОРЕНКО: Тем не менее, фильмы получаются талантливые.  

    А.ОНОШКО: Да, конечно. Но не за счет того, с кем удовлетворение получили…

    С. ДОРЕНКО: А за счет чего?

    А.ОНОШКО: За счет игры и так далее. Вы будете удивлены, наверное.

    С. ДОРЕНКО: Я буду не удивлен. Но кто может открыть актрису, кто может открыть этот бесконечный дар, кто может открыть эту спонтанность, кто может открыть эту чувственность в ней? Кто? Эмма Уотсон? Хрена!

    А.ОНОШКО: Не соглашусь.

    С. ДОРЕНКО: Наставник.

    А.ОНОШКО: Конечно, да. Придите и возьмите их всех, перепробуйте, а потом решите, кто из них достоин.

    С. ДОРЕНКО: Кто из них интереснее. Кто гораздо более игручий.

    А.ОНОШКО: Кто трудолюбив, я бы сказала.

    С. ДОРЕНКО: Может быть, и трудолюбие, и талант, и спонтанность, и какая-то эмоциональная…

    А.ОНОШКО: А как талант раскрывается через постель, расскажите, пожалуйста?

    С. ДОРЕНКО: Мать, ты думаешь, там тупые скоты?

    А.ОНОШКО: Нет, там очень утонченные люди.

    С. ДОРЕНКО: Можно я тебя спрошу на полном серьезе. Ты думаешь, что постельная деятельность как таковая не способна раскрыть талант?

    А.ОНОШКО: Нет, не способна.

    С. ДОРЕНКО: Я очень, очень разочарован. Я думаю, что способна. Телефонное голосование. Я останавливаю предыдущее, кстати, оно у нас продолжало кочегарить. Новое. Через постель раскрыть талант можно? Да — 134-21-35. Нет  134-21-36. Очень просто.

    А.ОНОШКО: Сейчас позвонит какой-нибудь разочарованный мужчина и скажет: я женился на женщине, думал, она талантливая, а она такая совершенно бесталанная, обычная.

    С. ДОРЕНКО: А я думаю, что этот вид деятельности раскрывает личность, человек раскрывается. Я тебе больше скажу. Даже с человеком можно просто поговорить десять минут, и то это раскрывает личность. А постель делает людей ближе, секс сближает, как мне кажется. Не знаю, может быть, я ошибаюсь.

    А.ОНОШКО: Отдаляет в ряде случаев.

    С. ДОРЕНКО: Секс сближает до известной степени. И если он позволяет сблизиться, то он позволяет лучше узнать друг друга.

    А.ОНОШКО: Он не позволяет сблизиться, конечно же. Сблизиться позволяют общие дети.

    С. ДОРЕНКО: Лучше узнать друг друга. Если эти люди лучше узнают друг друга…

    А.ОНОШКО: Они ничего друг о друге не узнают через секс. Они узнают, живя вместе…

    С. ДОРЕНКО: Вы удивительной концепции придерживаетесь. А я думаю, что секс сближает.

    А.ОНОШКО: Каким образом? Можно написать на следующий день: ну, как, милый? Или что? «Мечтаю о встрече». В чем близость?

    С. ДОРЕНКО: Ты меня удивляешь. Раскрыть талант в постели можно — 69 процентов. Нет — 31. Нет, 68 на 32, машина пересчитала. Простое утверждение, оно вполне философское.

    А.ОНОШКО: Жалко, что оно только к женщинам относится. К мужчинам никак.

    С. ДОРЕНКО: К мужчинам, конечно.

    А.ОНОШКО: Мы не проверили… ладно, не будут шутить на политические темы, о том, что нужно проверять кандидатов на предмет…

    С. ДОРЕНКО: Есть разные. Есть шпажисты, есть саблисты, есть люди, работающие мечом, как Сноу.

    А.ОНОШКО: И достойны ли они замещать какие-то должности в правительстве. Мы не знаем об этом.

    С. ДОРЕНКО: А ты знаешь, что между прочим в одной из эпох китайского развития, в Китае, назначали на должности, исходя из качеств при стрельбе из лука.

    А.ОНОШКО: В Китае много чего. Там и акупунктура, например, развивалась.

    С. ДОРЕНКО: Все, дай голосование. Секс сближает? Да — 134-21-35ю. Нет, разделяет и отдаляет — 134-21-36. Я-то думаю, что сближает, это так очевидно. Настя утверждает, что наоборот, разделяет людей. Make love not war — это же хиппи. 

    А.ОНОШКО: Но это не говорит, что они друг с другом общаются до сих пор, у кого с кем секс был.

    С. ДОРЕНКО: Они все померли. Как они могут общаться?

    А.ОНОШКО: Не все. Некоторые живут в деревнях.

    С. ДОРЕНКО: Я останавливаю это голосование. Там 30 секунд вполне хватит. 82 на 18. Секс сближает — 82 процента. Поэтому то, что Эмма Уотсон собирается спасать актрис от чего? От их состязательности в борьбе за альфа-самцов…

    А.ОНОШКО: А что про мужчин? У нас же не одни женщины играют в кино. Как же мы мужчину можем выбрать без секса, без сближения, без раскрытия?

    С. ДОРЕНКО: Ничего не надо.

    А.ОНОШКО: А почему нет? Они же тоже могут быть бесталанны, какой-нибудь урод вам попадется. Как вы это поймете, не переспав? Никак практически. А главное, почему мужчины все время режиссеры?

    С. ДОРЕНКО: Я просто думаю, извини. Во-первых, не всегда мужчины режиссеры.

    А.ОНОШКО: Большинство.

    С. ДОРЕНКО: Почти все, да. Германика и Литвинова, вот тебе пожалуйста… Ну, хорошо. А почему они не режиссеры? Это случайно, по-твоему? Кто не велит женщинам быть режиссерами? Кто-нибудь запрещает женщина быть режиссерами?

    А.ОНОШКО: Это другая тема, почему женщин мало там, ученых и так далее.

    С. ДОРЕНКО: Они не способны из-за устройства мозга.

    А.ОНОШКО: Способны, все нормально. Скоро нивелируется разница, и вы узнаете.

    С. ДОРЕНКО: Может быть нивелируется разница и у вас чего-нибудь вырастет, это может быть, конечно. Но тогда вы будете трансгендеры. Так, мать, подожди. Почему все спорят? Почему Оношко спорит, я не понимаю? Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Я считаю спор бессмысленным. Безусловно, сближает. И более того, если происходит, необязательно в кинематографе, где угодно, на работе с коллегами что-то происходит, в любом случае возникает некая психо-эмоциональная связь. И уже давно доказана психологами, что все эти интриги на работе повышают эффективность труда. Работники хотят быть лучше.

    А.ОНОШКО: Да вы что?

    С. ДОРЕНКО: Настя, не перебивай нашего ученого друга. Стоп, не давайте ей себя перебивать. Как вас зовут?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей.

    С. ДОРЕНКО: Сергей, она не дает вам говорить. Сергей, я за вас. Но есть две концепции на работе. Если есть электричество между людьми нереализованное или они все-таки сближаются окончательно. Есть кадровики, которые полагают, что лучше, чтоб было электричество, которое не доходит как бы до финальное стадии, понимаете, да?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Но тут, как говорит Анастасия, что потом увольняют – не увольняют… Вы возьмите пример, семьи тоже распадаются, хотя между ними есть… Там то же самое. Если люди с головой и правильно могут выстроить эти отношения, то у них все прекрасно.

    С. ДОРЕНКО: Давайте вернемся к моему вопросу. Лучше, чтобы было только электричество и может быть, какой-то флирт, или все-таки лучше финальное, постель? Что лучше?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я думаю, что если есть предпосылки к постели, то конечно, лучше, чтобы она была.

    С. ДОРЕНКО: Почему? Пусть будет накал шизофренический такой.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да нет. Все время накал, вы же понимаете, он выльется во что-то другое. Зачем? Надо, чтобы было естественно. Если у людей есть желание к этому, то его надо реализовывать. Возьмите пример, вы недавно звонили Алексу Лесли. Он говорит: надо… он прав абсолютно.

    С. ДОРЕНКО: Как говорила премудрая Маша Майерс, не знаю, куда она сгинула, если на тебя положил глаз начальник, и ты дашь — тебя выгонят через шесть месяцев, а если не дашь — то через два. После таких слов… мне кажется, это мудрость какая-то. Если да — то через шесть месяцев, а если нет — то через два. Ну, Маша так… не знаю, откуда она знает. Женщины полны каких-то мудростей, я прислушиваюсь к ним. Здравствуйте. Михаил, прошу вас, на правах эксперта.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не могу не вспомнить незабвенную Нину Андрееву — не могу молчать.

    С. ДОРЕНКО: Никто не знает, о ком вы говорите.

    А.ОНОШКО: Депутатша была такая.

    С. ДОРЕНКО: Знаю Катю Андрееву, которую сняли с 21 часа. Больше никого не знаю. Все. Прошу вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Есть сферы человеческого существования, повседневные вещи, о которых могут судить только те, кто имеет большой практический опыт. Человечество выросло в свое время из промискуитета, и эти позывы будет испытывать всегда. Но половая сфера это тонкая материя искусства, несмотря на все грязное белье, которое там наблюдается. У меня вызывают удивление люди, которые судят об этом теоретически.

    С. ДОРЕНКО: Вот Настя судит теоретически.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Об этом должны высказываться люди, которые имеют огромный опыт связей, трагедий или наоборот, счастливых минут.

    А.ОНОШКО: Сергей ставит под сомнение опыт Эммы Уотсон, а она уже куда опытнее.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сфера кино — особая сфера. Она не дает общих состояний относительно этого вопроса. Мы почему-то сто раз уже обсуждали Голливуд, но у нас есть колоссальный опыт 50-60-х, например, Иван Пырьев. Это никто не скрывает, весь его путь, достаточно талантливого режиссера, режиссера-деспота, он просто пронизан этими явлениями, состояниями. Он не мог пропустить ни одной актрисы. Там и Ладынина, и так далее. Почему не обсуждаем близкое нам, родное? Эта тяга вечно к чужому, как к чему-то уникальному…

    С. ДОРЕНКО: Михаил, пожалуйста, когда вы там концептуальны и вдруг начинаете ворчать.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, я не ворчу. Эта сфера вообще столько внимания не заслуживает. Потому что об этом нельзя судить. Мы не можем перевоплотиться в тех, кто через это прошел. Какая теория может быть здесь выстроена и какая практика, какие практические выводы могут быть сделаны и что это вообще такое? Это же не наука, не то, чем занимались какие-то великие ученые, сделали какие-то на этом открытия, наблюдали это, экспериментировали. Это сфера человеческой жизни. Я неслучайно сказал, что мы выросли из промискуитета. Общество было, фаллоцентризм был характерен для самого великого генезиса, о котором Розанов говорил, что человеческая культура вышла не из иудаизма, не от иудеев и не от греков. Она вышла от египтян, от Древнего Египта, где это было в совершенно уникальном виде. Давайте обсуждать, что было характерно для всего общества. Еще раз говорю, фаллоцентризм, открытая связь всего, что эту область расцвечивает и является ею, это Древний Египет. А мы сейчас какие-то ошметки обсуждаем, в Голливуде кто что прошел…

    С. ДОРЕНКО: Это уже не Голливуд, это британское кино.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Через постель стать, выразить свой колоссальный талант в искусстве нельзя. Ну, можно пробиться на какую-то роль. Но сниматься и быть звездой невозможно только через постель. Это же понятно. Это единственный вывод, который нужно сделать. Что здесь мы имеем совокупность всего — и таланта, и трагедии, и отсутствие опыта, молодости, которая ошибается, надменности и в общем чванливости этих самых режиссеров…

    С. ДОРЕНКО: Хорошо. Скажите, Михаил, секс сближает? Да или нет?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И сближает, и разъединяет, и является такой же сферой состояния, как дышать, есть, пить и так далее. Не выделяйте это в уникальную область. Другое дело, что эта область ближе к искусству и не всем она доступна. Она доступна только профессионалам.

    С. ДОРЕНКО: Аристократам духа.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Конечно. Спросите меня, я вам как-нибудь об этом расскажу.

    С. ДОРЕНКО: Спасибо большое. Настя, мы продолжаем. Еще одна тема.

     

    С. ДОРЕНКО: Мы продолжаем эту сексуальную разминку, если позволите. Британские актеры настаивают на своем праве целоваться без языка. Британские актеры настаивают на своем праве целоваться на экране без языка. На фоне массовых разоблачений… Британский профсоюз актеров «Эквити» инициировал обсуждение новой редакции правил съемки постельных сцен. Это довольно часто в кинематографе встречается, как ты хорошо знаешь. Если документ будет принят — а его сейчас обсуждают — в съемочных группах появится специальный режиссер по постельным сценам. Актеры на экране получат возможность целоваться без обмена слюной. Это как?

    А.ОНОШКО: Ну, так. Они же актеры, они изображают.

    С. ДОРЕНКО: Ты не сможешь изобразить. Изобрази оргазм.

    А.ОНОШКО: Я не актриса.

    С. ДОРЕНКО: Я тебе скажу, что для того, чтобы что-то изобразить, ты должна… вот я, например, можно я расскажу о себе. Я могу изобразить пьяного. Ну, я могу говорить, как пьяный, действовать, как пьяный. Например, от меня режиссер требует, чтобы я изобразил пьяного. Я ему скажу: я могу, но мне как бы надо чуть-чуть, капельку совсем, встать на этот путь. Условно говоря, дайте мне пару дринков, по 30, даже может быть три по 30. Я пьяным не стану, но я поймаю…

    А.ОНОШКО: Это называется не настоящий профессионализм.

    С. ДОРЕНКО: Пойми, мне нужно поймать, как бы меня торкнуло чуть-чуть, капельку повело. И дальше, для того чтобы сыграть пьяного, я могу сыграть пьяного в дребодан, но для того чтобы сыграть пьяного в дребодан, я должен маленечко…

    А.ОНОШКО: Не должны. Потому что следующая сцена, как вы идете на работу.

    С. ДОРЕНКО: А я с 50 граммов не будут пьяным.

    А.ОНОШКО: Зачем это нужно?

    С. ДОРЕНКО: Мне нужно почувствовать, как это, напомнить… дать себе сигнальную дозу, гомеопатическую, 50 граммов. И я сыграю пьяного. Дайте мне 50 граммов, и я сыграю, как будто я выпил 400 граммов или 500 граммов. Я сыграю с 50, понимаешь? То же самое в сексуальных постельных сценах. Настя, ты в постели, тебе говорят: «Играй». Но ты перед этим, совершенно справедливо говоришь, играла, как ты идешь на работу, или ты играла, как ты разговариваешь о чем-нибудь очень асексуальном, например, с гаишником. Ты играла. А теперь тебе говорят: ну, погнали. Тебе надо включиться в сцену. И тебе нужна сигнальная доза секса. Чтобы как-то себе представить, что это и есть… Понятно, да? 

    А.ОНОШКО: Пусть актеры позвонят, расскажут.

    С. ДОРЕНКО: Какие актеры? Я тебе рассказываю, я тебя пытаюсь убедить, а ты пытаешься соскочить. Тебе нужна сигнальная доза. Что будет у них сейчас. У них будет отказ от использования языка, отказ от обмена слюной, если только режиссер и оба актера ни выразили недвусмысленное согласие на это. Они должны будут подписывать. Обмен слюной будут подписывать. Кроме этого, предполагается установить запрет на соприкосновение гениталий. Не проникновение, а именно соприкосновение.  

    А.ОНОШКО: Правильно, конечно.

    С. ДОРЕНКО: Что правильно?

    А.ОНОШКО: Поддерживаю полностью.

    С. ДОРЕНКО: Можно я скажу? Если бы сейчас была инквизиция, я знаю, где искать Оношку. Она был сидела за троном великого инквизитора и нашептывала. А потом бы она к костру шла, у нее… 

    А.ОНОШКО: Подбрасывала бы пучок сухой травы.

    С. ДОРЕНКО: Нет, водяной пистолет, заправленный бензином. Вот чтобы делала Оношко, я уже чувствую. Боже, зверюга!

    Кроме того, предлагается установить запрет на соприкосновение гениталий во время кинопроб и прослушиваний. Разрешать обнажение тела, если только раздевание было оговорено заранее, а на площадке присутствует специальный режиссер по интимным сценам. Также будут на обнаженные тела наклеиваться специальные наклейки, которые скрывают интимные места. Либо маскировочное нижнее белье, которое можно будет убрать потом во время монтажа путем визуальных эффектов с согласия актера. И так далее.

    Мое утверждение. Для того чтобы я вошел в состояние… я актер… я когда был студентом и нас отправляли на овощебазу или в колхоз, я совершенно спокойно через чувство озноба разгонял себя до 37,3. Один раз получилось 37.6. Это мой рекорд. Я садился в 144 автобус, с Юго-Западной на Орджоникидзе ехал, я чувствовал, как меня знобит, трясет, знобит, знобит, у меня вся кожа была в мурашках, меня трясло. Я приезжал, совал градусник и догонял до 37,6. Я актер. Теперь послушай меня, актера. Для того чтобы мне, актеру, включиться в ситуацию, мне нужно какую-то сигнальную дозу этой ситуации. Небольшую, но сигнальную дозу. Сыграть пьяного — дайте мне 50 граммов, я сыграю в дупель пьяного. Сексуальная сцена — дайте мне хотя бы соприкосновение гениталий.  Я не говорю, дайте мне много, но дайте хотя бы это. Но если мне говорят нет, нет, нет…

    А.ОНОШКО: А если у вас с непривлекательным партнером постельная сцена, что вы будете делать?

    С. ДОРЕНКО: Я откажусь от роли. Я влюблюсь для того, чтобы сыграть достоверно. Мать, послушай меня, актера. Не давай нам советы, нам, актерам.

     

    НОВОСТИ

     

    С. ДОРЕНКО: Ксения Собчак ответила в «Русском пионере» Владиславу Суркову. Вы помните, конечно, «Валентинка в багровых тонах». Ты читала это?

    А.ОНОШКО: Может быть, не все наши слушатели читали.

    С. ДОРЕНКО: Мне кажется, что читали. Владислав Сурков написал колонку в «Русском пионере» «Валентинка в багровых тонах». Он говорил о том, что женщины, как бы это сказать, я позволю себе, там эссе такое интересное, концептуальное, попробую, совсем его суммируя, сказать, что женщины сохраняют и уберегают падающий мир обычно. Суть рассуждений Суркова была в том, что женщины приходят в падающем мире, разрушающемся мире, мире старом, то есть как бы мир движется эволюционно по синусоиде. Есть движение вперед, резкое, интересное — оно всегда мужское. А есть затем иссякающие силы, разрушающееся государство, разрушающееся общество, которое пытается уберечь женщина. Женщины всегда уберегают. И они пытаются уберечь. Но уже в этой оберегающей такой концептуально системе человеческих взаимоотношений рождаются новые мужчины, р-стратегии такие, мужчины, которые поведут снова общество вперед, в прорыв. И они зарождаются посреди этого женского мира сохранения умирающего — умирающей страны, умирающих обществ, умирающих цивилизаций. Вот такая была мысль Суркова.

    Не знаю, я не предлагаю с ней спорить. Я просто хочу сказать, что в «Русском пионере» ответила Ксения Собчак. Она считает, что наступает эра матриархата. Франсуаза Саган… дальше она пытается, так же, как и Сурков (Сурков много цитировал), показывая свою образованность, Франсуаза Саган, помнится, говорила, — пишет Собчак, — бог сначала создал Адама, и я тоже всегда начинаю с черновика. Это она пыталась уколоть.

    «Зачем же бедным политическим системам умирающим в нелегкий момент вдруг понадобились женщины? Автор объясняет эту связь витиевато, я бы сказала проще, — пишет Собчак. — Женщине в истории действительно нередко приходится подтирать лужи за оскандалившимся мужчинами. Женщин-правителей призывали, когда надо было решать проблемы, прибрать помещение после особенно бестолковых, разрушительных столкновений эрегированных мужских эго. Можно вспомнить о тех случаях, когда ситуацию удавалось выправить. Императрица Екатерина укрепила Российскую империю, едва дышавшую после четырех десятилетий разброда…» Извини, что она пишет? Какая Екатерина? Вторая имеется в виду или Первая?  

    А.ОНОШКО: Вторая, конечно.

    С. ДОРЕНКО: Почему она не пишет, что вторая?

    А.ОНОШКО: Потому что она одна, Екатерина Великая.

    С. ДОРЕНКО: Можно я скажу Ксении Собчак, у которой как будто есть университетский диплом, что Екатерина Вторая пришла после Екатерины Первой и Анны Иоанны. То есть бабы и до этого были.

    А.ОНОШКО: Как это? Она же мужа своего съела, который не умел управлять. А Анна Иоанновна значение имела минимальное, при ней немцы правили, мужчины…

    С. ДОРЕНКО: Перед Екатериной Второй… баба была на троне. Она говорит: императрица Екатерина укрепила Российскую империю, едва дышавшую после четырех десятилетий разброда. Объясню Ксении Собчак: Екатерина Вторая укрепила Россию, с ее точки зрения, после баб — Екатерины Первой и Анна Иоановны.

    А.ОНОШКО: Нет, там был и Петр Второй, и Петр Третий…

    С. ДОРЕНКО: Неважно. «Голда Мейер помогла Израилю пережить самый критический момент в его истории» «Из какого отчаянного кризиса вытащила Британию Маргарет Тэтчер, вспоминать не надо». И так далее. Я перейду сразу к выводам, потому что не могу подряд читать Ксению Собчак слишком долго. Мне кажется, что она все равно человек довольно дезактуализированный. Я понимаю, что для нее кто-то писал этот прекрасный текст, не она сама. А поскольку она дезактуализирована, то даже не в нее тексте…  

    А.ОНОШКО: А почему она не сама писала? Вы отказываете ей…  

    С. ДОРЕНКО: Наверняка мужчина какой-то писал. Если бы писала она, гораздо глупее выглядело все это.

    А.ОНОШКО: Неправда. Почему вы сразу ее обвиняете в глупости? Причем только потому, что она женщина, на самом-то деле. Это разве… была бы она мужчиной с бородой, уже таким немножко располневшим, как Егор этот какой-нибудь, «Спутник и погром», вы бы уже не думали, что она такая глупая, а более внимательно относились к тому, что она говорит. Или вы прямо реально можете разложить, вот это глупость, а это не глупость.

    С. ДОРЕНКО: Я дам предпоследний и последний абзацы, два абзаца. Ксения Собчак  — ловкая проныра, и никогда она умной не была, если позволите.

    «Владислав Юрьевич, не бойтесь. Восстания женщин не будет. Ничего такого мы не планируем. Не будет никакого матриархата. Не будет, к счастью, и вашего инновационного мужского мироустройства. Даже феминизма, и того рано или поздно не станет. Зато непременно будет общество, где мужчины и женщины станут по-настоящему равны в экономике, политике, социальной сфере, науке и творчестве. Матриархат-шматрхиатрат…» что это? Боже, как я ненавижу этот «шашлык-машлык». Какая похабщина, Ксения Анатольевна. Вот этот шашлык-машлык, матриархат-шматриархат… боже, вы опускаетесь до уровня провинциального вокзальчика на Кавказе, где эти остроты очень приняты. Как это мило! А я в вас это угадывал, вы знаете.

    «Матриархат-шматриархат (как это паскудно!), но женское неравноправие неуклонно уходит в прошлое. На сегодня в списке лауреатов Нобелевской премии 48 женщин. И это в мире, где первые женщины получили право на университетское образование всего 150 лет назад. Давайте встретимся лет через 300 и обсудим, кто автор мира, который придет на смену нынешнему. Из всего вашего опуса мне понравилось только предложение «любить друг друга». Да, плоды любви в этот мир все равно приносим мы, женщины, собственно, поэтому у мира есть шанс». Плоды любви? Она говорила о детях, что «пусть они сдохнут»?  

    А.ОНОШКО: Мешали, действительно. По ситуации. Так же, как многие.

    С. ДОРЕНКО: Слова значат. Она говорила, что она хочет, чтобы они сдохли.

    А.ОНОШКО: Когда они мешали, она хотела, чтобы они сдохли, это правда. Но так же, как и всем мы допускаем всякие выражения…

    С. ДОРЕНКО: Ты говоришь об этом мечтательно.

    А.ОНОШКО: Нет. Про то что «пусть сдохнут», это выражение, мне кажется, мужчины намного чаще употребляют. Ну, не по отношению к детям, а вообще. Но если слова значат, то этого стоит избегать.

    С. ДОРЕНКО: Слова значат. Хорошо. Каков будет мир будущего? Давай обсудим это.

    А.ОНОШКО: А мне кажется, она угадала. Равноправие. 

    С. ДОРЕНКО: А мне кажется, что нет.

    А.ОНОШКО: Почему вы так думаете?

    С. ДОРЕНКО: Дело в том, что при равноправии женщина существенно должна будет ограничить себя в материнстве.

    А.ОНОШКО: Она уже ограничила. Это состоявшийся факт. Сравните страны третьего и страны первого мира.

    С. ДОРЕНКО: Еще более существенно. Условно говоря, для равноправия… давай так скажем, мышцы, которые нанизаны на скелет, на сухожилия, мышцы при равно даже весе и росте мужчина… вот сколько у тебя сантиметров?

    А.ОНОШКО: 163.

    С. ДОРЕНКО: Представим себе мужчину ростом 163 сантиметра. Наука говорит о том, что он в полтора раза сильнее тебя.

    А.ОНОШКО: Это ему помогает программировать.

    С. ДОРЕНКО: Если он поднимает штангу или еще что-то, в полтора раза сильнее тебя. Это равенство?

    А.ОНОШКО: Нет.

    С. ДОРЕНКО: Это неравенство.

    А.ОНОШКО: Но оно не имеет никакого значения, когда всю тяжелую работу выполняет машинерия. А чтобы программировать, его в полтора раза больше мышц не имеют значения.

    С. ДОРЕНКО: Вот здесь на работу заходишь, здесь дверь 300 кг надо открыть.

    А.ОНОШКО: Я ее открываю. И мужчины открывают.

    С. ДОРЕНКО: Теперь рядом с тобой мужчина это делает в тысячу раз легче, двумя пальчиками. А ты корячишься, надрывая, у тебя глазки выскакивают на лоб, когда ты это делаешь. Насть, да ты что, в быту полно ситуаций, когда ты точно знаешь, что ты слабее мужчины.

    А.ОНОШКО: Мужчины тоже берут на себя функцию воспитания детей.

    С. ДОРЕНКО: Дальше. Мужчина не равен женщине, потому что просто при равном росте он в полтора раза сильнее. Так устроена его мускулатура, так его создала природа.

    А.ОНОШКО: Это не играет роли.

    С. ДОРЕНКО: Это играет роль тысячу раз в день. Ты садишься в машину…

    А.ОНОШКО: И он садится,  и мы одинаково едем рядом.

    С. ДОРЕНКО: И ты ее ломаешь, и хлопаешь дверью, потому что думаешь, что ты женщина и слабая, а он делает все двумя пальчиками, аккуратно. Дальше слушай. Я тебе рассказываю про равенство и неравенство. Мы биохимические компьютеры. И в этой связи огромное количество процессов в организме управляется гормонально. Гормон страха и так далее, гормон творческой деятельности какой-то действует, все время есть некая симфония гормонов, которые играют, играют, как оркестр, в организме человека, непрерывно, даже сейчас, даже у тебя. Они разные у мужчины и женщины. Значит, равенства нет и не может быть. Может быть, женщина лучше. Я же не говорю, что она хуже. Она лучше в тысячу раз. Но она другая. Равенства не может быть. Она другая, она иная. У нее иные приводы биохимического компьютера. Не надо выдумывать, что вы андрогины чертовы. Не надо на себя наговаривать, девочки! Не будьте дурами. Вы другие. Вы всегда будете другими, вы никогда не будете равными. Вы всегда будете другими. Спасибо большое. Хочешь голосование?

    А.ОНОШКО: Давайте.

    С. ДОРЕНКО: Женщины никогда не будут равны мужчинам, они не хуже и не лучше, они просто другие. 134-21-35 —они будут равны мужчинам, равны во всем. Нет, они другие —  134-21-36. Я тебе простую вещь говорю. Ты — биохимический компьютер, управляемый иными гормонами, не теми, которыми я. Понимаешь? Я не говорю, что они лучше или хуже. Они лучше в тысячи, в десятки тысяч раз. Но они другие. Ты по-другому устроена. У тебя по-другому мозг устроен. Он помнит много слоев мелочей. Твой мозг помнит многослойно мелочи, как в пятом классе на кого посмотрела его мама. А я этого не помню вообще в жизни своей, даже через три минуты после того, как на меня кто-то посмотрел. Уже через три минуты мне это на хрен не нужно.  

    А.ОНОШКО: Давайте сформулируем. Мужчины будут равны женщинам. Да — 134-21-35. Нет, они другие — 134-21-36. Почему женщины будут равны мужчинам, когда женщина сразу ставится в положение ниже?

    С. ДОРЕНКО: Она говорит это. Мы будем равны, женское неравноправие уходит в прошлое. Она, твоя Собчак, твой кумир. Бестолковая проныра, шустрая проныра Собчак, которая выдает пронырливость за ум и хитрость за ум, к сожалению. Настя, поверь мне, ты тоже достигнешь равноправия с Собчак. Ты умнее ее, а постоянно перед ней преклоняешься. Мне стыдно за тебя, честное слово. Мы должны остановить это голосование. Они станут во всем равны — 30 процентов. Нет, они иные, никакого равенства не будет никогда, это невозможно — 70 процентов. 70 процентов, Настя, тебе понятно, что я говорю?

    А.ОНОШКО: Понятно.

    С. ДОРЕНКО: Молодец. 7373-94-8. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Я считаю, что равенства не будет. Если генетических изменений не будет...

    С. ДОРЕНКО: Сделают андрогинов таких. Они будут брить бороды, такие тетки будут брить бороды.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Они будут высокого роста худощавые инопланетяне. А касаемо этой дамы из «Дома 2», ее фамилия вызывает только отвращение, на самом деле.

    С. ДОРЕНКО: Спасибо. В смысле, спасибо за звонок, а не за отвращение, безусловно. 7373-94-8. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Недавно Владимир Вольфович нам поведал, что будущая религия — это теософия. Не знаю, знает ли он основательницу, Блаватскую. Но Блаватская 150 лет назад писала, что шестая раса начнется из Соединенных Штатов Америки. Андрогинная. Но всего рас будет семь, седьмая будет нематериальная.

    С. ДОРЕНКО: Понятно. Не читайте, пожалуйста, Блаватскую. Тоже баба, что говорить. Еще будете сейчас вдовицу Рериха читать. А? Старушку Рерих, Блаватскую. Товарищи, куда вы опускаетесь, боже милостивый! Я не могу от вас добиться, чтобы вы прочитали «Чжуан-цзы» и Николая Васильевича Гоголя. Но Блаватскую все читают. Боже милостивый! Это томик, как гигантская книжка, Блаватская была издана, она не годиться даже для того, чтобы ее подсунуть под дверь. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Максим. Равенство, безусловно, будет. И будет не в ту сторону, что бабы станут мужиками, а что мужики бабами. Мы с вами сейчас не шпалы ворочаем, а языком. А должны дрова рубить.

    С. ДОРЕНКО: Но как мы…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это не они, а мы деградируем, становимся бабами… 

    С. ДОРЕНКО: Макс, слушайте меня. Но как мужественно мы ворочаем языками! А им так не удастся. Нет. И потом, наш язык с какой силой адской движется. Эта мощь, эта поступь языка, я бы сказал… Здравствуйте, Лариса, слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Во-первых, абсолютно с вами согласна. Она просто продемонстрировала блеск эго, поспешив поспорить с Сурковым. Даже не задумавшись над тем, что он написал, на самом деле. Он вообще описал качество. Он сказал, что женщины сохраняют. А мужчины просто готовятся к прорыву. На самом деле, он прав. Почему не так? Историю и так можно интерпретировать. Просто вопрос интерпретации. И второе, относительно неравенства. То, что говорит Анастасия и великая Ксения, это поверхностный уровень, который исходит из самой дискриминационной точки зрения. Равенство — это когда имеют право забивать в стену гвоздь. Нет, Анастасия, равенство — это способность делать каждому то, что хочется и равное уважение к каждому занятию. Вот что такое равенство. А я хочу детей воспитывать, и я уважаема. Просто вообще ничего делать не хочу — не будут книжки читать, а буду в носу ковырять, но воспитаю прекрасных детей, потому что я так люблю. И я равна тому, кто идет и создает биткоины. Понимаете? В отношении к нашему занятию, вот это равенство. А ваше равенство исходит из патриархата и дискриминации. Идите вместе, ведите полки. Да никто из женщин не хочет. У них срывы, неврозы, у них психозы, потому что они занимаются не свойственным себе занятием. Они ведут полки вместо того, чтобы легко идти по жизни, наслаждаясь.  

    А.ОНОШКО: Почему вы отказываете каким-то женщинам в желании вести полк? Вы говорите, вот она хочет действительно сидеть…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы опять слышите через свою дискриминацию то, что я говорю. А я говорю о равенстве каждого занятия. Хочешь вести полки — вообще не вопрос, уважаю.

    А.ОНОШКО: А вы говорите: ведешь полк, у тебя срыв, потому что ты занимаешься несвойственным занятием, тебе бы детей сидеть растить.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я этого не сказала, Анастасия, вы опять искажаете то, что я говорю.

    С. ДОРЕНКО: Это сектантка.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Несвободное сознание, абсолютно дискриминирующее женщин, кстати. Вы дискриминируете женщин, Анастасия с Ксенией, а не мужчины. Это вы наделяете их неравенством. Они равны в любом случае.

    С. ДОРЕНКО: Они уже равны. Они вообще наши богини. Что значит, равны? Они выше нас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Они земля и небо. Кто круче, небо или земля? Это пара. Избавьтесь от этого разделения…

    С. ДОРЕНКО: Лариса подсказала мне правильный ход. Женщины наши богини. Какое равенство? Вы дуры, что ли? Дуры совсем конченые. Вы — богини, вы на Олимпе. Понятно, о чем я говорю? Мы дерзаем на коленях право объясниться вам в любви. Вы богини. А вы: мы хотим равенства. Чертовы андрогины! Будете еще гормоны принимать, чтобы у вас волосы на руках росли. Идиотки! Надо посмотреть на Собчак, может, она там отращивает усики?

    А.ОНОШКО: Любовь имеет свойство проходить со временем.

    С. ДОРЕНКО: Что, какая любовь?

    А.ОНОШКО: Вы говорите, мы вас будем любить и ползать перед вами на коленях, а вы наслаждайтесь. А если любовь пройдет, то представляете, какой удар, неравноправно… женщина ждала, что будет так, а со временем не так. То что делать?

    С. ДОРЕНКО: Уважение останется.

    А.ОНОШКО: А чего-то уважение…

    С. ДОРЕНКО: Чего ты хочешь? Все время ездить на… чего вы хотите в конечном итоге, я не очень понимаю? Почет и уважение — мало. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Первое. Не было 40 лет распада, было великое европейское государство на момент прихода Екатерины Второй. А до нее была Елизавета Петровна 12 лет. И Кенигсберг, и Пруссия вошли в состав России.

    С. ДОРЕНКО: А до Елизаветы была Анна, а до Анны была Екатерина Первая.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. Поэтому это немножко передергивают…

    С. ДОРЕНКО: Они полуобразованные, начитавшиеся журнала Elle про женский оргазм. Это образование все дутое. Все дутые истерички.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: По делу теперь. Неплохо бы, кстати, найти дипломы Собчак, посмотреть, какие оценки она получала и зачеты

    С. ДОРЕНКО: Это в особенности ужасно, что она получала пятерки.

    А.ОНОШКО: Я училась с ней целый год на одном курсе, в одной аудитории. Мы на все семинары ходили вместе. И она садилась всегда на первый ряд, я вам клянусь, она была подготовлена лучше всех остальных, и она не закрывала рот, все время дискутировала.

    С. ДОРЕНКО: Она не закрывала рот — в это я могу поверить. Оношко теперь то же самое делает.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Теперь про женщин. Давайте обратимся к людям практичным и очень таким хозяйственным — к евреям. Армия обороны Израиля — туда же всех призывают. Она лет десять назад приняла такое решение: хотят женщины туда — берем. То есть практически нет ограничений, полное равноправие. И после десяти лет анализа этой деятельности было опубликовано исследование, есть перевод, ну, такой самопальный, на русский язык. И пришли к простым выводам. Мы берем женщин, допустим, механиком-водителем танка. Там есть такие очень серьезные нециклические нагрузки. Что мы получаем? Женщина, у нее уходят коленные суставы, просто от веса, который надо носить, таскать в танке. Соответственно, государство Израиль тратит деньги огромные по страховке на ее лечение. И так по очень многим позициям. Например, техник, который обслуживает самолеты. Абсолютно то же самое. И отсюда был принят простой вывод: а зачем их туда брать, когда это очень дорого? Их просто потом надо лечить в силу того, что они слабее на 30-40 процентов, чем мужчины. Вот и вся история по поводу равенства. И говорить тут не о чем.

    С. ДОРЕНКО: Извини, Настенька, не против тебя. Это против вот этих женщин, как Ксения Собчак. Они мечтают отрастить себе штучку такую между ног. И все их разговоры ровно от этого. Они не хотят быть женщинами. Не хотят!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И еще. Одна маленькая ремарка. Мы должны все, вся страна, молиться сейчас за здоровье одного человека, до 18 марта. Это Владимир Владимирович Путин.

    А.ОНОШКО: А потом тоже.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Потому что если с ним до 18 марта…

    С. ДОРЕНКО: Ну, ладно, все. Все нормально.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Будете тогда выбирать из семи клоунов.

    А.ОНОШКО: А если после 18 марта с ним что-то случится, то что будет?

    С. ДОРЕНКО: Спокойно, нормально. Мы все молимся и так. Но дело не в этом. Насколько я понимаю, все в порядке. 

    А.ОНОШКО: А клоунов мы от неуклоунов как отмечаем? Потому что неклоуны облечены властью у нас все. А клоуны нет. Поэтому если властью облечен, то сразу — о-о-о! Как в китайской пословице: желающий стать чиновником подобен мыши, а чиновник подобен тигру.  

    С. ДОРЕНКО: Ты что сейчас говоришь? Это про Ксению Собчак.

    А.ОНОШКО: Про всех. В том числе.

    С. ДОРЕНКО: Ты хочешь нам президента Собчак?

    А.ОНОШКО: Не вижу проблемы.

    С. ДОРЕНКО: Нельзя так ненавидеть свою страну. Она пустышка.

    А.ОНОШКО: Как мы отличаем пустышку от непустышки? У нас таких пустышек там миллионы сидят.

    С. ДОРЕНКО: Можно я скажу, как я отличаю пустышку от непустышки? Я не знаю, как, дорогая, мозг еще не описан в такой степени даже Блаватской и этой еще, из Института мозга в Петербурге, Бехтеревой.

    А.ОНОШКО: Наталья Бехтерова.

    С. ДОРЕНКО: Да-да. Блаватская, Наталья Бехтерова и вдовушка Рериха, вот эти три великие женщины весь XX век засирали нам мозги всякой ахинеей. Послушай меня. Я не знаю как, но я пустышку от непустышки за десять секунд вижу даже на уровне невербального общения. Понятно?

     

    В ДВИЖЕНИИ

    НОВОСТИ

     

    С. ДОРЕНКО: 10 часов 5 минут. Доллар. Мы смотрим доллар, вот что нас интересует. Есть одна прекрасная страна, где доллар всегда один к одному. За один доллар дают один доллар. Веришь?

    А.ОНОШКО: И в обменниках так и пишут.

    С. ДОРЕНКО: Скучно там живется. Это Соединенные Штаты. 56,46. Мы на прежних уровнях. 69,88 — евро подумал. Был 70,02, по-моему, вчера. 65,55 — мы отошли от минимумов по нефти. Потому что вчера было на 64,87, если не ошибаюсь. 1,2377 — вот, я с восхищением говорю о себе, пожалуйста. Я сказал, что в паре подумал евро. 1,2377. А было 1,2425.

    А.ОНОШКО: После отхода от биткоинов у меня снизился интерес к этой теме.

    С. ДОРЕНКО: Мать, а ты же ждала, чтобы он назад отрос на 17?

    А.ОНОШКО: Возможно, еще отрастет. Но мне это уже не так интересно. Я жду новую общую криптовалюту или какое-нибудь более надежное средство. Вы меня сегодня пугали, рассказывали, что скоро придется к наличным готовиться. Там целая история.

    С. ДОРЕНКО: Ребята, с деньгами дело будет централизованнее. Ты прилетаешь в Мадрид, и у тебя, например, сто долларов. Рубли-то там не берут, а евро у тебя нет. И у тебя сто долларов. Сколько тебе обменяют и какой будет налог, ты знаешь? 20 долларов снимут с сотки. За то, что ты кэшем меняешь доллары в Мадриде, с тебя снимут 20 долларов, тебе поменяют только 80. То есть сущие копейки. Почему? Потому что они считают, что сто долларов, если человек приехал со сотней долларов, он есть преступник, наркоторговец, подонок и так далее. А если ты с 500 евро будет ходить по Мадриду, то тебя, скорее всего…  

    А.ОНОШКО: Сдачи не найдется.

    С. ДОРЕНКО: Какой сдачи? У тебя просто не примут такие деньги, потому что это скандально. Скандал, у нас нет и все. То есть таким образом, везде в мире наличные это как бы такая тема.

    А.ОНОШКО: Приходит к вам на карту, вам надо будет объясняться, откуда это.

    С. ДОРЕНКО: Две вещи, которые произойдут в ближайшее время в России, насколько я понимаю, предчувствую и читал что-то подобное, и думаю, что это будет. неслучайно закрыли армянские обменки на «Октябрьском Поле». Все армянские обменки на «Октябрьском Поле» грохнули. Ха-ха. При каждой обменке теперь требуют паспорт, его заносят и делают ксерокопию.

    А.ОНОШКО: Ладно. Это раньше в других городах тоже было.

    С. ДОРЕНКО: Дальше слушай. Собирается Минфин при обратной продаже доллара внести налог, как на продажу товаров, чуть ли не НДС. То есть когда ты будешь продавать доллары, например, ты купила доллары, дали премию, ты раз и купила доллары. Ты будешь платить назад при обратном обмене комиссию и еще налог на товар. То есть ты товар как бы продаешь. Доллар станет товаром и ты будешь платить на него налог еще. Таким образом, правительство делает и Минфин делает, чтобы тебе выгодно было покупать доллары в любом случае. То есть на доллары такое бремя положить, чтобы ты сидела в своих рублях, которые обесцениваются.

    А.ОНОШКО: И к чему это приведет?

    С. ДОРЕНКО: Это приведет к волшебной ситуации. Дальше. Налоговая служба будет отслеживать карточки и спрашивать, с какого фига у вас на карточке так много денег? Вот вы зарабатываете, например, 50 тысяч, а у вас на карточке все время 300, и кредит у вас на карточке. Кредитная карточка, 380-400 тысяч кредит. А как это у вас получилось так? И они будут начислять на то, что ты относишь на карточку из-под полы, они будут начислять налог 13 процентов. Пока 13. Плюс штраф 20 процентов за неуплаченный налог. То есть как бы жесткач грядет. Потому что Родине как-то надо развиваться, а Родина не умеет.

    А.ОНОШКО: Развиваться, содержать армию пенсионеров.

    С. ДОРЕНКО: Родина по-другому не умеет, поэтому надо искать, где у кого немножечко…

    А.ОНОШКО: Мы ждем, когда Дуров в Telegram TON запустит свой. Туда будем все складывать. Или что мы будем делать?

    С. ДОРЕНКО: Дуров запустит, расскажи. Грам, да?

    А.ОНОШКО: По-моему, TON. Или грам, да. Вчера отчитывались, что они рассказывали, сколько инвесторов они привлекли, мы об этом говорили, много денег. И теперь в ближайшем будущем, я так понимаю, потому что эта тема актуальна. И как только первые начнет проверки Сбербанк проводить, весь мелкий серый бизнес… я не знаю, насколько вы погружены.

    С. ДОРЕНКО: Я нет, я не серый.

    А.ОНОШКО: Я полностью, печать футболок, какие-то репетиторы, занятия… все, что угодно, для детей. Часть есть действительно все официально, а часть проходит вот так. И все пишут: умоляем, не пишите… пишешь с фамилией ребенка сообщение, чтобы человек видел, от кого пришло. Нет-нет, не пишите. Напишите, сколько… боятся, что Сбербанк начнет проверять. А я понимаю, что робота просто Сбербанк сейчас запустит…

    С. ДОРЕНКО: Людям закручивают гайки. Приготовьтесь жить в прекрасном, более контролируемом и более прозрачном мире.

    А.ОНОШКО: А что мы будем делать? Мы готовимся. А как?

    С. ДОРЕНКО: Мы будем счастливы, что мы более прозрачны и более, как это сказать, более налогооблагаемые. Нам будет это приятно, потому что мы будем… где-то самолет упал, в Сирии, например, мы такие говорим: о, дывсь, Микола, дывись, Оношко, наш самолет уронили, террористы. А сейчас вроде не наш, фиг знает, чей. Когда станешь платить налоги, у тебя будет другое отношение к власти, другое отношение к процессам в стране. Это хорошо, на самом деле. Действенный способ создать граждан.

     

    С. ДОРЕНКО: Настя с таким жаром, с таким пониманием, с таким чувством рассказывала мне про военную интервенцию «Фавелас». А я на самом деле, много о них знаю, потому что слежу за жизнью более-менее, с известной регулярностью слежу за жизни Бразилии. И знаю, что армейские операции в Рио-де-Жанейро проводятся каждые сколько-то лет. Раз в два года проводится армейская операция.

    А.ОНОШКО: Да, я знала. Просто мне любопытно, что сейчас они опять войска туда направляют. И мне интересно, смотрите, в Турции, Анталия была когда-то, говорят, совершенно диким местом. Еще в начале 90-х там были казино у побережья, и за колючей проволокой сидели отдыхающие, а автоматчики все это дело охраняли, потому что там бандиты одни были вокруг. А сейчас это детский курорт практически. Смогут они это сделать в Бразилии? Как-то же победила Турция, этот вектор переломила, и теперь там пешеходную зону делают вдоль всей набережной.

    С. ДОРЕНКО: Дело в том, что в Бразилии этого не случилось. Там армейские операция проводятся, я сегодня прочитал, с 1988 года. Как это мило, я впервые приехал в Бразилию именно в 1988 году. И кстати говоря, я приехал ровно после армейской операции, которая была проведена в то же время.

    Они сейчас провели же карнавал, ты знаешь?

    А.ОНОШКО: Да? Как парад в КНДР.

    С. ДОРЕНКО: Это парад в КНДР, при котором десятки людей погибают, они там поножовщину устраивают, в Бразилии.

    А.ОНОШКО: Я думала, она под тяжестью украшений погибают.

    С. ДОРЕНКО: Это все продолжается в кварталах, в байрош. И там поножовщина, на телок люди режутся, десятки мужиков порезанных и так далее. Там бои идут страшные.

    А.ОНОШКО: Мужики-пустышки.

    С. ДОРЕНКО: Мужики пустышки. Им же, козлам, одного надо, сама знаешь. Они провели сейчас карнавал. И сейчас они проведут войсковую операцию со входом в фавелас. Что происходит во время этих войсковых операций? Доверху обвешанные оружием бойцы идут в шлемах, такие космонавты настоящие. Кстати говоря, некоторые со щитами, разные подразделения, и БТРы входят в некоторые кварталы Рио-де-Жанейро, которые на холмах, наверху. 

    А.ОНОШКО: Да. Я все время не могу отвязаться от мысли, что у них там красивые виды. Выгодные места.

    С. ДОРЕНКО: Да. У них виды шикарные. И они смотрят с самого верха на море, у них вид на море и на горы очень красивый. Они входят туда, эти БТРы, вместо со спецподразделениями. И в общем, они идут по двум-трем-десяти, не знаю, двадцати адресам глав, которые возглавляют, нелегальные мафиозо. Они туда идут. Конечно, те отбиваются, начинаются уличные бои. В этих уличных боях армия побеждает. Захватывает нехороших, Жузе, Пьетро и так далее, и куда-то увозят, судят и все на свете. Если повезет, то успевают застрелить во время боя. Эта штука, фавелас, они опять расцветают. Под этим красивым солнцем на восходе, они как раз обращены на восток в основном, на холмах. И новая войсковая операция. Идут войсковые операции. Это такой ограниченный суверенитет страны, потому что ночью фавелас правят в Рио-де-Жанейро. Да и днем тоже во многом.

    При этом я удивлялся, когда я был в Бразилии, я спрашивал: ребят, а как вот девочка? Идет девочка, ей 15 лет, она идет домой в фавелас, в трущобы. Как она доходит до дома?

    А.ОНОШКО: Спокойно. Она же у себя дома. Как мы домой идем, так и она идет.

    С. ДОРЕНКО: И это самое удивительное. То есть девочка, которая идет через фавелы домой, она просто идет домой. Ее никто не трогает, у нее никто не отбирает денег, ее никто не ворует и не продает в бордель. Вообще ничего не происходит. Она просто идет, хорошая учащаяся, все ей гордятся, говорят, она у нас пятерки получает, она молодец. Она и то, и се, и третье, и двадцать пятое.

    А.ОНОШКО: А в школу они куда ходят?

    С. ДОРЕНКО: Да, там есть на границах районов, более-менее цивилизация. И все ей гордятся, она у нас отличница, мамочки какие-то высыпают на улицу, вообще без проблем. Тогда я не понимаю, получается, что это…  а зачем тогда войсковая операция?

    Первые часов десять эта музыка радуют, но потом, мне кажется, до известной степени повторяющееся. Первые часов десять ты слушаешь это в новинку, а потом ты чувствуешь, что уже слышал это все, надоело.

    Еще яркий политический памфлет, пропетый… мне прислали мои друзья венесуэльцы. Ты знаешь, что очень дружу с венесуэльцами. Nacho Papote Perez. Он поет и он в этот раз спел против Мадуро. Когда вы думаете, что венесуэльский народ любит Мадуро, вы во многом ошибаетесь. Это наш друг, вы знаете, друг нашей страны.

    А.ОНОШКО: Там, кстати, новость была какая-то про Мадуро, в ленте видела.

    С. ДОРЕНКО: Что-то он сделал.

    А.ОНОШКО: А, что криптовалюту свою создадут.

    С. ДОРЕНКО: Они создадут криптовалюту. И этот Начо спел песню, мне ее прислали мои друзья венесуэльцы. Я обратил внимание, кроме текста, где страшные ругательства встречаются к конкретным членам правительства Мадуро, с портретами их, прямо портреты возникают. И дальше они говорят, что пьяные старики с описанными штанами и так далее, что они торгуют кокаином, скоты, и так далее. Но кроме этого сама энергия, с которой поет этот досточтимый человек. Вот послушай, как идет политическая борьба в Венесуэле, чтобы ты просто понимала, что такое Латинская Америка, и скучала о том, чего не было в твоей жизни. Начинай скучать по Латинской Америке. Вот политическая песня из Венесуэлы.

     

    ЗВУЧИТ МУЗЫКА

     

    С. ДОРЕНКО: Из этой песни следует, что они недоумки и низкого морального качества люди, которые при этом, у них извращенные анальные отверстия и они еще заняты главным образом наркотрафиком. Они транспортируют наркотики. Некоторые просто наркотики, а некоторые конкретно кокаин. И следует еще, что все женщины, как правило, шлюхи Мадуро… это я перевожу примерно текст. А главное, что они предали конституцию Венесуэлы.

     

    ЗВУЧИТ МУЗЫКА

     

    С. ДОРЕНКО: А вот одну из женщин, которая министр здравоохранения, называют андрогинной лисой, что она андрогинная лисица, то есть мужиковая лисица. Это понравилось бы Ксении Собчак, она могла бы с ней создать партию.

    «Кокаино», мы услышали. Это показан портрет человека, который… портреты членов правительства идут, про каждого члена правительства есть какое-то приятное замечание.

    А.ОНОШКО: А население Венесуэлы какое у нас? Там всего 400 просмотров у этой песни. Я пытаюсь понять, насколько он отражает чаяния…

    С. ДОРЕНКО: 413 тысяч просмотров, притом что это вывесили 16 февраля.

    А.ОНОШКО: Это же он сам автор?

    С. ДОРЕНКО: А сколько население, посмотри.

    А.ОНОШКО: 31,5 млн. Бедные люди. Так жалко, на самом деле. Когда идет вот это видео, сопровождается фотографиями…

    С. ДОРЕНКО: У меня был спор с одним венесуэльским интеллектуалом, с которым я встречался здесь в Москве. И он меня серьезнейшим образом расспрашивал о социализме. Потому что он был убежден, что порок в социализме, что проблема в социализме.

    А.ОНОШКО: Это в какой год он расспрашивал?

    С. ДОРЕНКО: Он прилетал в Москву при Чавесе, последние годы. Несколько лет назад. Но еще при Чавеса. Чавес все еще болел раком мочевого пузыря. И Фидель Кастро тогда говорил, что мы пять часов сидели, и никто не ходил писать, какой прекрасный мочевой пузырь у Чавеса, сказал Фидель Кастро. Фидель был жив. И я хочу сказать, что этот венесуэльский интеллектуал меня расспрашивал о социализме и о пороках социализма, таких внутренне присущих. А я выступил с противоречивым, с его точки зрения, высказыванием, я сказал, что ничего социалистического в Венесуэле нет. И я сказал, что социализма… я все-таки предполагал, что культурологический подход более важен. Что социализм в Монголии, социализм в Лаосе и социализм в Германии — в Германии был социализм, как мы хорошо знаем, в ГДР. Социализм в Германии, Монголии, Лаосе и Венесуэле, предположим, что они все, мы пренебрежем отрезками времени, а возьмем просто страны, он настолько разный, что трудно назвать его единым явлением.

    А.ОНОШКО: Однако же, глядя на Германию, мы можем точно сказать, что это полная деградация по сравнению с капитализмом.

    С. ДОРЕНКО: Социализм, в сущности, по практике его применения, мы не идем к Бакунину, великим мыслителям, а по практике, это этатизм в высшей степени, не знакомый даже Муссолини. Даже Муссолини, этатист Муссолини, фашист Муссолини, был, в общем, в каком-то смысле мог быть учеником у выдающихся практиков социализма. То есть Муссолини такой степени не достигал этатизма. Но я еще объяснил ему очень важные культурные отличия. Что в Венесуэле, сказал я, нет социализма, есть венесуализм. То есть то, что если вдруг русских предоставить самое себя, в зависимости от количества группы, например, оставить 15 русских, предположим, некий эксперимент. Земли не существует, необитаемый остров, высадить 15 русских, 15 американцев, 15 французов, 15 венесуэльцев, то рано или поздно они на основе культурных различий и способов взаимодействия, русские построят Россию, американцы построят Америку, венесуэльцы построят Венесуэлу. Это обязательно произойдет в силу отличия способов культурной коммуникации. Поэтому, понимаете, в чем дело, будучи предоставленными самое себе, вы голосуете за сказку. А мы голосуем за патернализм, всегда. Потом что мы ультраправая нация. А венесуэльцы не ультраправая нация. И их противоречие главное с историей, что ими правили латифундисты, вот эти крупные семьи, которые держали в руках всю страну, сто семей, не знаю, в то время как страна ребяческая. Она ребяческая и отсюда левацкая. Русские люди очень консервативные. Они ребячествуют по-другому. Они преданные, честные. Русские чем хороши — они преданные, честные, геройские дети. И так далее. Мне кажется, культурные различия важнее, чем так называемые социальные структуры.  

    А.ОНОШКО: Однако мы живем по-разному, будучи русскими, как мы жили в 80-е годы и как мы живем сейчас. Это две разные все-таки…

    С. ДОРЕНКО: Боюсь, что нет.

    А.ОНОШКО: Так же? Взгляните на форму, она поменялась полностью. Был полный коллапс материального мира, а сейчас этого коллапса нет, надо признать. Как другая система просто работает, рыночная экономика, другие механизма экономические. На той же самой культурной базе по-другому.

    С. ДОРЕНКО: Банковская сфера уже на 70 процентов государственная. Мы возвращаемся к мобилизации, в том числе в экономике. Эта мобилизация приведет нас туда же, куда всегда нас приводила — к большей мобилизации, к набору ригидности, к концентрации ригидности. Вся эта мобилизация всегда ведет в одну и ту же точку. А мы всегда, будучи предоставленные самое себе — мы, народ Российской Федерации — мы всегда строим одно и то же. Как ни крути, получается автомат Калашникова. Я тебе серьезно говорю. И венесуэльцы, предоставленные самое себе, всегда будут строить вот этот кошмар. Настенька, давай согласимся с тем, что культура взаимодействий приводит народы к одному и тому же результату, веками подряд. Китайцев ведет к одному и тому же подряд веками, русских и так далее. Настенька, я потом подробно тебе расскажу.

     

    НОВОСТИ

     

    С. ДОРЕНКО: Первый канал сменил… я просто хотел сказать это информационно, потому что на самом деле ничего тут особенного нет. Катя Андреева ведет орбиты, а Кирилл Клейменов работает этим самым…

    А.ОНОШКО: Она просто казалась вечной, потому что многие, кто бросил смотреть телевизор, помнят ее, что она тогда была.

    С. ДОРЕНКО: Когда она начала вести?

    А.ОНОШКО: Раз я ее помню… вы ее сделали..

    С. ДОРЕНКО: Не сделал, назначил. Я ее посадил вести.

    А.ОНОШКО: В 90 каком-то году?

    С. ДОРЕНКО: Тебе все равно. Ты абсолютно безразлична к истории. А я тебе скажу, дорогая. 3 сентября 1998 года я подошел к Арине Шараповой, которая вела тогда 21 час, и сказал ей: мать, на 21 час сажусь я, а ты пересаживаешься на субботу-воскресенье. Понятно? Она сказала: нет, так не будет, Сережа. Я был директор информации. Я говорю: тогда ты уйдешь. Она говорит: хорошо. И она ушла. После чего я отловил Катю Андрееву, которая вела у меня новости в три часа и в восемнадцать, и сказал: Катя, Шарапова взбрыкнула, фишка такая: ты садишься на 21 час в субботу и воскресенье. Меня скоро выгонят, сядешь на будни, ясно? Она сказала: ясно. Я говорю: довольна? Она: довольна. Все. Это было 3 сентября 1998 года. Причем меня действительно очень скоро выгнали, как я и планировали. Меня уже в ноябре выгнали. И соответственно, Игорь Шабдурасулов спросил меня, кто будет 21. Как кто? Вот Катя Андреева. Она только сползает с выхов на будни. Шабдурасулов сказал: хорошо. С тех пор, с ноября 1998 года. В ноябре 2018 года будет двадцать лет.

    А.ОНОШКО: Она сама уже попросилась?

    С. ДОРЕНКО: Она не сама. Она довольна, она работает, у нее все в порядке.

    А.ОНОШКО: Она же давала интервью про то, как секреты молодости… она же не меняется внешне.

    С. ДОРЕНКО: Кирилла Клейменова я тоже советовал. Мне говорят: а мальчика какого-то? Мальчик был Выхухолев и Клейменов. Я сказал: Клейменов нормальный, только его надо отправить в Моздок водочки попить с офицерами. И тогда, говорю, у него мужественность появится. Это мои слова. И Кирилла сделали, видишь, его двинули. Так что это мои назначенцы, я их назначил. И ребята нормально работают. Я их выпестовал, можно сказать.

    Сейчас ее отстранили. Пока. Но потом ее снова вернут, Катю, все будет хорошо.

    А.ОНОШКО: Мне стало интересно, как она сейчас выглядит.

    С.ДОРЕНКО: Потому что программа… ведущий будет ходить по студии, вскакивать взад-вперед, метаться… звонить в эфир можно будет, кричать, и Константин из Щелкова, блистательный. Все обязательно перекочуют… Нет! Олег-анархист. Не дадим! Гурген будет звонить на Первый канал. Нет, не дадим! Мы не разрешим этого. Потому что тогда от нас люди уйдут. Хотя фигли, они могут ночью туда звонить, в 21 час. Это нас не парит. Потому что Кирилл Клейменов пробует новую студию, и он будет ее пробовать до 18 марта, чтобы Андреева чего лишнего это самое, наверное. А может, и нет, я не знаю. Да она ничего лишнего, она ученая, тренированная. Она вообще прошла огонь, воду и медные трубы и чего хочешь.

    Поехали по летчика расскажем про этого. Ты знаешь, что Толбоев сказал? Что свидетельство летчика можно купить за 100 тысяч долларов. Чего-то дороговато. От Первого канала переходим к Толбоеву.

     

    А.ОНОШКО: Я хотела сказать, я бы квартиру, может быть, продала и купила бы свидетельство летчика. Но я бы не села за штурвал. Это страшно, мне кажется. Нет? Купить и пассажиров возить.

    С. ДОРЕНКО: Я не понял. Мы просим позвонить пилотов. Ребят, чего-то происходит с пилотами. Есть реплика Толбоева, который сказал, что Росавиация… он крайне негативно относится к Росавиации, и всюду в Facebook вы можете прочитать его реплику. Она много раз попадалась мне на глаза, я ее прочитал, потом снова и снова разные люди репостят. Посмотрите, пожалуйста. Но он говорит, что люди платят 100 тысяч, я только не понял, что долларов. Может быть, 100 тысяч рублей?

    А.ОНОШКО: Если рублей, то все равно страшно садится за штурвал. Я бы, может, и заплатила… Найду. И долларов.

    С. ДОРЕНКО: Но за штурвал не сяду. Здравствуйте. Скажите, действительно Росавиация торгует удостоверениями пилотов?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я в связи с этим хотел вам предложить посмотреть 2010 года видео на YouTube, по-моему, Ан-148, то же модели, что недавно разбился. Летчик в кабине. Настолько непрофессионально. Я о летчиках всегда был очень высокого мнения, потому что там техника тонкая, это как скрипка, надо уметь пользоваться…

    С. ДОРЕНКО: Надо быть точным и очень взвешенным.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А разговор летчиков в кабине ни о чем. Такой уровень непрофессионализма. Я один раз в жизни летал на самолете, я понял, что второй раз я не полечу на этой модели самолета с такими летчиками.  

    С. ДОРЕНКО: На какой?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ан-148 там тоже был, по-моему.

    С. ДОРЕНКО: Ее очень хвалят, Ан-148.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Уровень летчиков, так, как они говорят, как обсуждают.

    С. ДОРЕНКО: Вы все-таки непрофессионал. Давайте попробуем профессионала. 7373-94-8. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Просто уже достали эти мнения чайников, которые сами…

    С. ДОРЕНКО: А вы летчик?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. Которые не попадали в эти ситуации. Они попали в эти пять секунд, если бы остались живы, запомнили на всю жизнь. Это все такой полив грязный… Теперь по поводу Толбоева. Это конкретно. Я думаю вот что — он имел в виду несколько иное. Например, летчик не может… вернее, летчик летавший не может пройти какой-то минимум, то есть врачебный, например. И с него могут взять деньги, чтобы допустить.

    С. ДОРЕНКО: Естественно, о чем мы говорим. Да-да. Я поясню. Там же есть, в Быково проходишь комиссию. Здравствуйте. Если позволите, я поясню по предыдущему звонку. В Быково проходишь комиссию, тебя прогоняют через множество, в какой момент ты заметишь светящуюся точку, на экране появляется светящаяся точка в темноте полной, ты должен нажать на кнопку, когда ты ее увидишь. Там определение светящейся точки у каждого человека свое. Скорость реакции, там много всего. И ты может быть уже с возрастом просто покупаешь эту фигню.

    Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. 

    С. ДОРЕНКО: Говорит Толбоев, что можно за сто тысяч купить свидетельство пилотов в Росавиации.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Было такое раньше, лет так, наверное, десять назад, когда у нас был подъем авиации неимоверный. И это было действительно очень легко и просто. Не то что легко и просто, но этот вопрос был решаемым. После определенных событий, как вы помните, казанский Боинг, потом АТР «Джет эйра» в 2012 году, нынешний случай… комиссия начинает разбираться, кто сидит в кабине. А в кабине сидят люди, которые даже не заканчивали летное училище. То есть они получили пилотные свидетельства через какие-то маленькие конторки, в которых числится один самолет, допустим, какая-то учебная программа. И эти конторы выдавали пилотов на равных. Они делали якобы программу, ты якобы летал.

    С. ДОРЕНКО: Слушайте, что говорит Настя. Она говорит: дело настолько ответственное и страшное, что мне бы даже подарили пилотское удостоверение, я бы не села. Страшно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Люди разные. Это время, когда резко пошли вверх зарплаты в авиации, появилось очень много людей, которые абсолютно безразлично — «да, буду завтра летчиком, не проблема», получили эти «пилотки». Но хочу сказать, что после этих случаев Росавиация начала очень сильную проверку, очень жесткий контроль, кто, где и когда получал «пилотки». Если помните, была такая волна закрытия летных школ, отзыв лицензий у летных учреждений. Вот именно у этих контор. И этих людей, не то чтобы закрыли, эти людей всех нашли, или почти всех, и заставили их отчитываться. Любезные, как вы получали пилотские удостоверения, расскажите. Если человек не мог внятно объяснить, где он летал, потому что любой полет записан. Дата, время, куда летели, откуда…

    С. ДОРЕНКО: Конечно. Летная книжка и так далее. Или как это там сейчас…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Если человек не может отчитаться, приостанавливали лицензию до выяснения обстоятельств. И сейчас есть случаи, когда люди, пролетавшие в том же «Аэрофлоте» по 5-10 лет, сейчас сидят в Ульяновске и учатся заново, получают диплом.

    С. ДОРЕНКО: Ну и дай им бог здоровья. Это хорошо, правильно?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: В принципе, да, так и должно быть.

    С. ДОРЕНКО: Тогда Толбоев говорит о вещах справедливых, но не сегодня.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сегодня, мне кажется, это уже больше невозможно.

    С. ДОРЕНКО: Спасибо большое. Это с нами говорил точно, проверенно пилот, мы знаем этого слушатели. Очень опытный пилот. Поэтому тут ничего добавить я не могу. Сегодня это невозможно.

     

    С. ДОРЕНКО: Насть, как тебе этот ДПСовец, который насиловал и вышел? Он вышел или выходит?

    А.ОНОШКО: Он ждет сейчас в колонии освобождения. Хотя колония против и говорят, они пожимают плечами, ему еще пять лет…

    С. ДОРЕНКО: Я надеюсь, все в курсе. Мы ждем этого господина. Экс-сотрудник ДПС, который надругался над 27 женщинами, выйдет на свободу на пять лет раньше и будет работать дворником на улицах Москвы. Почему дворником? Ты прочитала полностью статью? Я по диагонали.

    А.ОНОШКО: Он так решил.

    С. ДОРЕНКО: Он решил. Он угрожал ножом, здоровый такой, на вышибалу похож.

    А.ОНОШКО: У него было шило, вставленное в жезл, и он угрожал, в том числе, выслеживал… он три смены работал ДПСником, а четвертую, когда он отдыхал, он выходил на охоту.

    С. ДОРЕНКО: У него будут исправительные работы два года, и поэтому он выбрал исправительные работы дворником. Он угрожал ножом, здоровенный такой, на вышибалу похож. Утром охотился за старшеклассницами около школы, а вечером караулил взрослых женщин возле метро. Потом он провожал их, кто-то ему глянулся, Эмма Уотсон какая-нибудь…

    А.ОНОШКО: Он в лифте зажимал, заставлял, раздевал и так далее. И она просто дала бой. Он четыре года этим занимался. Притом что у него была насыщеннейшая личная жизнь, его девушки, с которыми он встречался, были от него без ума, одна даже ребенка родила.

    С. ДОРЕНКО: Я хочу, чтобы ты это не через запятую, а точно сказала: что у него была очень насыщенная личная жизнь, он собирался жениться на одной из своих возлюбленных…

    А.ОНОШКО: Заваливал подарками, цветами, был внимательным. И она не могла поверить в то, что…

    С. ДОРЕНКО: И она навещала его потом в тюрьме, потому что не верила приговору. Потому что он окружал ее невероятными ухаживаниями, они собирались пожениться. Насиловал, как ходил на работу. Он выбирал симпатичных женщин, потом запугивал жезлом сотрудника ДПС, в котором было воткнуто шило, потом насиловал в лифтах и так далее. Удавалось скрываться четыре года… и у него расстройство личности какое-то. Секундочку, а расстройство куда делось? Расстройство осталось.

    А.ОНОШКО: Он же болен, оно всегда с ним будет, это расстройство.

    С. ДОРЕНКО: Значит, его выпустят. Он придет к вам дворником, товарищи. И у него расстройство личности.

    А.ОНОШКО: И мыть лифты, на первом этаже мыть…

    С. ДОРЕНКО: Около лифта. Потом он, наседая плечом в спину, запихивает вас в лифт, ударом плеча. Такой моет, моет, исподлобья поглядывает.

    А.ОНОШКО: А расстройство у него такое — он не может не унижать женщин. Короче, у него непреодолимая тяга именно…. Потому что удивлялись очень все обстоятельствам дела, куда ему вроде ходить…

    С. ДОРЕНКО: Одна отбилась от ножа. Женщина выбила у насильника нож в какой-то момент, и вырвалась. Я так понимаю, что сумела вырваться из лифта. Она тотчас же вызвала по телефону полицию, на месте выехали сотрудники полка ППС Южного округа столицы. Они посадили ее в машину и стали объезжать дом. И в соседнем дворе заметили обидчика. Они его догнали, задержали, он сказал, что он сотрудник МВД, что им же будет хуже, зачем и так далее, она врет. Тем не менее, поскольку тогда числилось за кем-то, кого разыскивали, восемь изнасилований (на самом деле, 27), но восемь было заявлено, то тогда его решили не выпускать вот эти полицейские, которые его поймали, ППС. Все. Он готовился к свадьбе… Ребят, я не понимаю. Его выпустят. Не надо, может быть, как-то ограничивать место проживания таких блистательных?

    А.ОНОШКО: А как вы его ограничите? Сейчас оно у него ограничено — остров Огненный Вологодской области. Причем тот озеро замерзает зимой и можно бежать по льду, чисто теоретически. Меркачевва туда к нему ездила. У них там как хостел. Вы видели фотографии? Они там живут, у них там бильярдная…

    С. ДОРЕНКО: Главное, что его хвалят. Он очень хорошо работает. Прямо вот хорошо работает. И его за это очень хвалят. Прям надежный работник и все.

    Его надо отправить куда-то, где нет лифтов? Может быть, какой-то колхоз XXII партсъезда? Работать в коровнике.

    А.ОНОШКО: Зажимать в погребах, спихивать…

    С. ДОРЕНКО: А там некого. Ты не знаешь русского коровника современности. Ты не была в русском коровнике современности. А я был внутри, и очень хорошо знаю, что такое русский коровник. Там пять таджиков работают….

    А.ОНОШКО: Кем? Коровами?

    С. ДОРЕНКО: Задают корм, вешают им на сиськи эти штучки, доильные аппараты и так далее. Пять таджиков бегают взад-вперед. И русская женщина около 50 с проблемой лишнего веса, у нее лишний вес. Она где-то 120 кг. Такая женщина сидит и командует таджиками. Поэтому если он пойдет на эту ферму, ему некого будет изнасиловать, кроме коров. Так что, пожалуйста, сколько хочет. Надо послать его в какое-то место, где нет лифтов. Но нельзя, он сейчас в Москву вернется. За фигом нам это нужно?

    А.ОНОШКО: Будьте внимательны. Нам же нужны дворники.

    С. ДОРЕНКО: Мы хотим его перевоспитать.

    А.ОНОШКО: Тут вообще очень странная такая моральная…

    С. ДОРЕНКО: А как же ты толкала перед этим час назад, что мужчина и женщина равны, и физические возможности мужчины и женщины не имеют никакого отношения к современности, что все будут делать роботы? Матушка, вот ты встречаешься с таким дворником, физические возможности твои равны, как ты только что нам толкала здесь. И все остальные равны. Только он возьмет тебя в охапку, и ты ему там расскажи потом, он рот тебе заткнет, и ты расскажи ему о своих физических возможностях. Договорились?

    А.ОНОШКО: Вопрос такой. Почему действительно у нас многих осужденных за педофилию и так далее, вообще, сложные клиенты, может быть, им вообще не стоит выходить никогда? Вот это моральная такая проблема.

    С. ДОРЕНКО: Выходить в какое-то правильное место.

    А.ОНОШКО: Почему им дают пожизненное, а потом через 25 лет он может на апелляцию подать или ему дают 15 лет, и очевидно, что за хорошее поведение его выпустят через семь, как вот этого дпсника. И что?

    С. ДОРЕНКО: Ему не надо ехать в Москву, я считаю. Поехать в место, где число людей таково, что каждый будто на ладони. Например, есть деревня, поселок, там сто человек. И все, что ты сделаешь, становится моментально известно.

    А.ОНОШКО: Нет, это не спасет. Я сегодня читала, секунду, я вспомню… все утро я потратила на…

    С. ДОРЕНКО: Вместо того чтобы готовиться к программе, я знаю. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

    С. ДОРЕНКО: Как хорошо, что вы нам позвонили.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Можно мне…

    С. ДОРЕНКО: Вам можно все.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Так смотрите. В России страшное случилось…. Жулье, ворье и мракобесы или распяли Русь великую. Понимаете? А поэтому да. Смотрите.  И вот дальше. А Боливар не выдержит двоих. Жулье, ворье и мракобесы…

    С. ДОРЕНКО: Не выдержит двоих. Но никто не сказал, что не выдержит троих. Обратите внимание. А троих может выдержать. Так, исповедь людоеда. Да-да, гулял с тремя головами… Ребят, его нельзя пускать в месте, где люди постоянно, будто на ладони, не видят друг друга.

    А.ОНОШКО: Вот вам место на ладони, видят друг друга. Этот городок, я сейчас найду его название. Это Александр Бычков, людоед, который ходил…

    С. ДОРЕНКО: Я от него этого ожидал, между прочим. Я знал, что Александр Бычков… я то предчувствовал.

    А.ОНОШКО: и убивал четыре года тоже, вырезал сердце и так далее, все это происходило в этом городишке под Пензой. Сама Пенза по себе, может быть, кажется небольшим городом.

    С. ДОРЕНКО: Колхоз.

    А.ОНОШКО: Да. И он там это делал. Его никто не ловил, всем было плевать. И один человек его отозвал за гаражи, сказал: я знаю, кто эти все убийства совершает. И как говорит этот Бычков, это было последнее, что этот человек сказал ему. Потому что тут же его убил, моментально. Где название города? Это не спасает.

    С. ДОРЕНКО: Причем маленьким ножичком, которым надрезают на рынке фрукты, он сказал.

    А.ОНОШКО: Да, одно из убийств он сделал. Он сломался, пришлось обрубком заканчивать свое дело. и так далее. Вот вам регионы, это не Моква.

    С. ДОРЕНКО: Ты мне название обещала. Мухосранск, я знаю.

    А.ОНОШКО: На «е»…

    С. ДОРЕНКО: Ладно, наплюй на это. Не надо так долго говорить об этих каннибалах. Он возвращается в Москву, и так не должно быть. Точка.

     

    С. ДОРЕНКО: Слушай, реновационные квартиры. Я собирался поговорить, но не знаю, может быть, уже завтра. Реновационные квартиры начались.

    А.ОНОШКО: Сегодня тоже хорошо поговорить.

    С. ДОРЕНКО: Посмотри на часы, 56 минут. Реновационные квартиры начинают давать. Возник механизм, по которому люди будут расширяться. У людей есть миллион-два, не знаю, у них двушка, они хотят трешку…

    А.ОНОШКО: Миллион-два не поможет.

    С. ДОРЕНКО: Поможет.

    А.ОНОШКО: Десять процентов скидка всего.

    С. ДОРЕНКО: Ну, читай. Ты же не читаешь. Там будет аукцион. В первом доме по программе в Измайлове. Квартиры продаются в среднем по 160-165 тысяч рублей за один метр. Давай возьмем 160. Значит, переселенцам увеличение жилпощади может обойтись в 2,5 – 3,5 млн рублей. Человек хочет еще комнату. Еще комната — 10 метров. 1 млн 600 тысяч. Чего ты кривишь?

    А.ОНОШКО: Маленькая какая комната.

    С. ДОРЕНКО: Будешь как старуха у разбитого корыта. Хватит кочевряжиться. Ты хочешь 20 метров? Тебе что, в футбол играть?

    А.ОНОШКО: А хотя, с другой стороны, что мне там, чайку пойти заварить на кухню и обратно в кресло. Десять хватит.

    С. ДОРЕНКО: Ну, хорошо, 3,2 млн. Накопи, спроси с родственников, пусть дадут в долг безвозвратно. Найди где-то. Поищи по людям. Нормально. Ребят, я хочу это обсудить, но только мне нужны действительные участники переселений. А сегодня уже 57 минут, не получается. Но мы эту тему будем держать. Ты согласна записать куда-то на бумажку и потом вспомнить вдобавок об этом?

    А.ОНОШКО: Да, конечно.

    С. ДОРЕНКО: Она вспомнит. Договорились? Еще темы, которые мы не успеваем обсудить, но они мне кажутся изысканно интересные. Семейные суды стали все чаще судить за насилие, и причем присуждают часто обеим сторонам. Есть уже случаи, они описаны, «Штрафной удар», об этом пишет «Российская газета». 5 тысяч – 5 тысяч. То есть он ее ударил, она нанесла ответный удар. На почве личных неприязненных отношений между супругами, находившимися дома, произошел конфликт, в ходе которого муж нанес кулаком правой руки три удара по голове жене. Три, все время правой… я не очень понимаю? Хоть бы раз левой. В смысле… он наверное, символически, раз-два-три, как бы постучал ей по голове, понимаешь? А жена, жестокая и бесчеловечная, нанесла один удар ногой мужу в пах. Оба супруга испытали физическую боль. Предстали перед судом. Каждому из них дали по 5 тысяч. Я бы за пах давал 50, бабам. А зачем бить в пах? Бей по голове. Хочешь бить — бей по голове. А зачем в пах?

    А.ОНОШКО: А потом он встанет и ответит тройным ударом.

    С. ДОРЕНКО: Зачем портить? Пригодится воды напиться. Она взяла и испортила.

     

    В ДВИЖЕНИИ

     

    С. ДОРЕНКО: Мы пойдем и проживем его, этот вторник, 20 февраля.

    Версия для печати
Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus