• Интервью с Анастасией Рыбкой от 28 февраля 2018 года

    13:30 Фев. 28, 2018

    В гостях

    КОРРЕСПОНДЕНТ: Анастасия, здравствуйте.

    Н. РЫБКА: Здравствуйте.

    КОРРЕСПОНДЕНТ: Мы хотели уточнить у вас по поводу задержания. Связываете ли вы это с тем расследованием, которое выходило по поводу Дерипаски, все те действия, которые сейчас происходят с вами? Вообще есть ли у вас какие-то подозрения, почему всё так?

    Н. РЫБКА: Сотрудники иммиграции сначала вообще к нам очень плохо относились. Но потом они поняли, что к чему. Тут Алекс им немного рассказал. И он сказал так, что был запрос на вас из Бангкока, чтоб проверили конкретно вашу компанию и задержали. То есть они сами не знали сначала, по какому поводу нас задерживают. То есть было три причины, почему нас задержали. И они сами их чередовали. А потом нам этот сотрудник из иммиграции, который нас задерживал через 3 дня, мы с ним ещё раз встретились, и он сказал, что на самом деле просто на вас пришёл запрос из Бангкока. «Мы не знали, по какой причине вас задерживают. Нам просто сказали место и что вас нужно задержать».

    КОРРЕСПОНДЕНТ: Но у вас лично какие главные предположения?

    Н. РЫБКА: Понятия не имею. Скорее всего, да. Кто-то из России очень хочет меня видеть.

    КОРРЕСПОНДЕНТ: Скорее всего, из-за Навального, да? Ещё вопрос можно по поводу учеников, которые с вами были на курсах во время тренинга. Они как-то пострадали? Их коснулись задержания?

    Н. РЫБКА: Нет.

    КОРРЕСПОНДЕНТ: А деньги будут им компенсированы за то, что они не смогли поучаствовать в тренинге?

    Н. РЫБКА: А никто не задерживал учеников. Задержали только нас.

    КОРРЕСПОНДЕНТ: Но по факту они же ведь не смогли…

    Н. РЫБКА: Они тренинг прошли. Нас задержали уже после тренинга.

    КОРРЕСПОНДЕНТ: А, после него. Понятно. Есть у вас ещё какой-то разработанный план действий по прибытии в Россию?

    Н. РЫБКА: Да я понятия не имею. Сейчас у нас 4 человека потерялось в криминальной тюрьме. Нас здесь осталось шестеро из десяти, а четверых потеряли.

    КОРРЕСПОНДЕНТ: Четыре из вашей группы, которая тренинг вела?

    Н. РЫБКА: Да. И им вчера сказали, что у них типа превышение визы, overstay у них. Но на самом деле overstay там был только у одного человека. Почему взяли остальных трёх ребят, непонятно. И где они сейчас, тоже непонятно.

    КОРРЕСПОНДЕНТ: То есть связь вы с ними потеряли, да?

    Н. РЫБКА: Связи нет никакой. У нас забрали в полицейском участке ещё телефоны и не отдают. И теперь делают круглые глаза и говорят: «Ой, какие телефоны? Обращайтесь к тем, кто забрал». В тайской тюрьме ещё такая тема – они не кормят. То есть вообще.

    КОРРЕСПОНДЕНТ: И сколько вы без еды находились там?

    Н. РЫБКА: Нам приносили друзья. Но здесь же есть ещё заключённые, которым никто ничего не приносит. Мы же их тоже кормим. Мы же не будем жрать, чтобы они на нас смотрели.

    КОРРЕСПОНДЕНТ: Понятно.

    Н. РЫБКА: Условия конечно жесть, просто жесть. Дорогомиловское РУВД, наверное, может посоперничать с тайской тюрьмой. Они примерно на одинаковом уровне.

    КОРРЕСПОНДЕНТ: Ну что там? Грязь, антисанитария и всё такое?

    Н. РЫБКА: Грязь, антисанитария, холод, дышать нечем. Это подвальное помещение. Там нет ни кондиционера, ничего. В камере нет окон. Там стоит вентилятор, который только раздувает всю эту фигню, которая там есть. Кровати нет. Все спят на полу на бетоне.

    КОРРЕСПОНДЕНТ: А с российской стороны с вами кто-то контактировал? То есть видели ли вы непосредственно каких-то русских представителей спецслужб или ещё кого-то здесь?

    Н. РЫБКА: В самом первом отделении приходил консул России, представился сотрудником из консульства, поржал и сказал, что нас очень хотят видеть в России, ха-ха, ха-ха. Вот и всё.

    КОРРЕСПОНДЕНТ: То есть никакой помощи консульство вам не предоставило в этой ситуации?

    Н. РЫБКА: Никакой абсолютно.

    КОРРЕСПОНДЕНТ: А другие контакты были со стороны МИДа, дипмиссий российских? То есть как-то пытались вам поспособствовать в помощи?

    Н. РЫБКА: Да никто нас не вытаскивал. Никому мы не интересны. Все знают условия, в которых сидят русские в тайских тюрьмах. То есть они нас могут здесь год официально держать. Типа через год они нас обязаны отправить.

    КОРРЕСПОНДЕНТ: Но сейчас вас привезут в Бангкок. И дальше что с вами будет, понятно?

    Н. РЫБКА: Не знаем ничего вообще. Мы даже не знали, что нас в Бангкок повезут. Просто с утра будят и говорят: «Просыпайтесь. Вас везут в Бангкок».

    КОРРЕСПОНДЕНТ: Но оттуда скорее всего вас в Россию уже переправляют, по вашим ощущениям?

    Н. РЫБКА: Не знаю. Перед нами никто не отчитывается. Вы поймите правильно. То есть они относятся так… Если пропустили людей, которые просто принесут чего-нибудь, то хорошо. Вчера вообще было очень хорошо, что нам принесли хотя бы что-то на пол подстелить. У нас одна девочка почки застудила, из-за того что спала на холодном полу.

    КОРРЕСПОНДЕНТ: По поводу Патрушева говорил Лесли. Если вам известно, это бывший глава ФСБ. Вам что-то конкретно известно по поводу того, был ли он в стране?

    Н. РЫБКА: Я его лично не видела.

    КОРРЕСПОНДЕНТ: Но просто Алекс сказал, что вроде бы он приезжал и какая-то группа вместе с ним.

    Н. РЫБКА: Нам сказали, что от нас отказался бангкокский адвокат, который сказал, что это всё заказ ФСБ. То есть он не будет браться за это дело. Потом нам сказали, что мы заплатили залог, и мы должны были выйти под залог. Нам оформили все бумаги, что мы выходим под залог. А потом нас перевозят в иммиграционную тюрьму, говорят, что иммиграционка и суд – это разные юрисдикции. «Вы чисты от суда, но от нас вы не чисты».

    КОРРЕСПОНДЕНТ: А сколько вы заплатили за залог?

    Н. РЫБКА: Много.

    А. ЛЕСЛИ: Очень много.

    КОРРЕСПОНДЕНТ: То есть пока не раскрываете?

    Н. РЫБКА: 3 млн рублей за всех.

    КОРРЕСПОНДЕНТ: А сколько человек? Шесть?

    Н. РЫБКА: 10.

    КОРРЕСПОНДЕНТ: За десятерых. Но вы сказали, что часть не выпустили.

    Н. РЫБКА: Никого не выпустили. Они забрали всех после этого.

    А. ЛЕСЛИ: Выпустили часть и тут же забрали в иммиграционку.

    Н. РЫБКА: Они нас забрали в иммиграционку сразу после суда. Хотя нас должны были выпустить под залог. И, получается, они сказали, что типа ваши вопросы с судом – это ваше дело, но вы сейчас находитесь на территории Таиланда без визы. «Поэтому, пожалуйста, в иммиграционную тюрьму». А на суде хотя мы спрашивали, вопрос задавали про визу. То есть говорили: «Что нам делать с визами, если вдруг закончится, пока там будет кейс, пока всё это?». Они говорят: «Не переживайте. Вам в иммиграционке поставят штамп, что вы внутри кейса. Вам не нужно продлевать визу, вообще не нужно об этом заботиться».

    КОРРЕСПОНДЕНТ: Вы говорите, что от вас адвокаты отказались там. А в России у вас есть свои адвокаты, которые вам могут помочь?

    Н. РЫБКА: В России есть один человек, которому мы доверяем. Но чем он может тут помочь?

    КОРРЕСПОНДЕНТ: Понятно. Спасибо ещё раз за то, что с нами пообщались.

    Версия для печати

Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus