• Мария Захарова в программе Сергея Доренко "Подъём"

    08:30 Март 2, 2018

    В гостях

    Мария Захарова

    Официальный представитель МИД РФ

    С.ДОРЕНКО: 8 часов 36 минут. Пятница. 2 марта. Здравствуй, великий город! Здравствуйте, все. Это радио «Говорит Москва»! Говорит Москва! Эльвира Хасаншина – ведущая этой программы.

    Э.ХАСАНШИНА: И Сергей Доренко. Доброе утро.

    С.ДОРЕНКО: И у нас гостья, гостья очень интересная – Мария Захарова, МИД Российской Федерации.

    М.ЗАХАРОВА: Если бы я не сидела сейчас в студии, я бы подумала, что это Джигурда. Честно.

    С.ДОРЕНКО: Какой Джигурда? Где Джигурда? Где?! Прячется под столом!

    М.ЗАХАРОВА: Доброе утро всем.

    С.ДОРЕНКО: С тех пор, как я перестал пить сартаны, у меня стал чистый голосочек. А вот когда я пил сартаны, у меня был еще клокочущий крик и я подкашливал тоже очень часто.

    М.ЗАХАРОВА: Мы на «ты» или на «вы»?

    С.ДОРЕНКО: Давай на «ты». Хочешь, на «ты».

    М.ЗАХАРОВА: Я всегда за правду. Я лицемерия, знаешь, когда за дверью на «ты», а потом «а мы здесь на «вы», я считаю, в чем тут проблема.

    С.ДОРЕНКО: Ну зачем?

    М.ЗАХАРОВА: Слушай, конечно, радио – это особая атмосфера.

    С.ДОРЕНКО: Да?

    М.ЗАХАРОВА: Абсолютно.

    С.ДОРЕНКО: Ты не была в наушниках, потому что если бы ты была в наушниках, ты бы слышала меня с музыкальным сопровождением, тебя бы это не удивляло.

    М.ЗАХАРОВА: Просто я тебя слушаю в наушниках регулярно и хотелось послушать теперь уже вживую, коль я пришла.

    С.ДОРЕНКО: Вот так. Хорошо. Мы живем в новой стране… Мы сейчас говорили о том, что со 2 марта мы живем в новой стране. Почему?

    М.ЗАХАРОВА: Потому что так вчера сказал Кирилл Клейменов на Первом канале, я слушала программу «Время».

    С.ДОРЕНКО: Мы живем в новой стране.

    М.ЗАХАРОВА: Я как-то, сидя на кухне, задумалась и я поняла, что мне кажется, да. Да. Мне кажется, он прав.

    С.ДОРЕНКО: Почему?

    М.ЗАХАРОВА: Он говорил это в контексте послания. Я, конечно, в силу своей должности, я чиновник мелкий…

    С.ДОРЕНКО: Нет.

    М.ЗАХАРОВА: …среднестатистический, обсуждать и комментировать это не могу, комментировали вчера мэтры. Но я абсолютно человек не милитаристски ориентированный, человек мирный, спокойный, любящий мирную жизнь, наслаждающийся вообще каждой секундой спокойствия, мира и так далее. Поэтому для меня вчера была, конечно, очень важна первая часть послания. Я услышала сама для себя то, что я хотела услышать очень давно. Образование, прорыв, научный прорыв – все было очень важным.

    С.ДОРЕНКО: Самая первая часть вообще просто меня очень вдохновила – это то, что как бы оставаться на месте - значит умереть и потерять суверенитет, надо развиваться.

    М.ЗАХАРОВА: Да, именно так.

    С.ДОРЕНКО: Это абсолютно принципиально. Абсолютно.

    М.ЗАХАРОВА: Что я хочу сказать? Почему для меня сегодня действительно начало новой жизни, лично для меня, не как для официального представителя, лично для меня? То, что я вчера услышала. Я услышала то, что все для того, чтобы мы развивались внутри и делали это интенсивно, - все сделано. Вот все, что государство должно было сделать для обеспечения безопасности нас, чтобы мы не дергались после того, как какая-нибудь очередная представительница западной структуры начнет нам грозить пальчиком, сделано. И вот теперь внутреннее развитие. Вот это то, что я так долго хотела услышать, я вчера это услышала. Для меня, как гражданина, очень важно.

    С.ДОРЕНКО: Я, как кошка в прыжке, уже все время напружиниваюсь, чтобы прыгнуть, и все время как-то откладывается этот прыжок. Ну давайте уже прыгнем.

    М.ЗАХАРОВА: Так это мы должны прыгать.

    С.ДОРЕНКО: Ну давайте прыгнем. Прыгнем.

    М.ЗАХАРОВА: Для меня, я вам честно могу сказать, для меня вчера крайне было важно, я не ожидала этого, это тот пассаж, который был связан с онкологией.

    С.ДОРЕНКО: Да.

    М.ЗАХАРОВА: Я знаю это не понаслышке, у меня в 13-м году умирала бабушка. Это был еще, я бы сказала, такой легкий вариант, очень легкий, но даже этого месяца хватило нам для понимания этой проблемы. Я стала понимать людей намного лучше и самое главное, что за последние несколько лет, это был 13-й год, а вот когда я уже, так сказать, стала больше публично узнаваема, я получала огромное количество просьб людей помочь, коллеги, друзья, знакомые, просто люди с улицы, по этой проблеме. И мы все, так или иначе, сходились в мысли, что нужно что-то делать, потому что так нельзя умирать, люди не должны так умирать, в таких страданиях. То, что вчера сказал президент и как он это сказал, для меня это то, что я думала, и то, что думают очень многие. Для меня это очень важно.

    С.ДОРЕНКО: Американцы уже выходили? Было вчера полдня же, что американцы, как реагируют на послание?

    М.ЗАХАРОВА: Они не просто выходили, а я бы сказала, что сразу после того, как вышли американцы, вышел наш посол Антонов, который им и ответил. Поэтому я могу вам обрисовать комментарий нашего посла.

    С.ДОРЕНКО: Нет-нет, это хорошо. На тебя выходили?

    М.ЗАХАРОВА: Они просто не поняли, что у них посол Антонов, Анатолий Антонов, который работал в министерстве обороны и в МИДе когда он работал, как раз занимался вопросами разоружения. И что первый, кто им ответит, это будет он. Он и ответил.

    С.ДОРЕНКО: Но на тебя не выходили?

    М.ЗАХАРОВА: Нет, они не могли выходить в силу разницы времени.

    С.ДОРЕНКО: Зондировать как-то.

    М.ЗАХАРОВА: Поэтому они по линии Госдепартамента уже, так сказать, сделали заряд таких бронебойных заявлений и тут же получили ответные заявления господина Антонова. А что выходить? Я думаю, что прекрасно понимают, и вчера, в том числе, было об этом в послании очень четко сказано, что мы на протяжении не нескольких лет, а десятилетий просили, предлагали, мало того, предлагали практические меры взаимодействия. Я помню, сколько было, наверное, лет пять назад, четыре-пять лет назад, когда в Москве собиралась огромная конференция, не собиралась сама по себе, не собиралась по инициативе американских коллег, по инициативе Москвы, России, министерства обороны, МИДа по ПРО. Она проходила недалеко от МИДа как раз, в «Лота Плаза». По-моему, в «Лота Плаза». Огромная конференция с участием всех: военных, ученых, конечно, дипломатов, экспертов, политологов, с выкладками, вот с такими же картами, с такими же онлайн-презентациями. И основной фокус этой конференции был заточен на то, как найти выход, как сделать так, чтобы система безопасности была общая. Были потрачены такие колоссальные интеллектуальные ресурсы на проведение этого мероприятия – и ничего, опять от американских коллег ничего. Поэтому вчера было сказано: не хотели так, значит, будет по-другому. Но еще раз хочу сказать, этому предшествовало десятилетие попыток пригласить к совместному разговору и к совместной работе.

    С.ДОРЕНКО: Но разве вчерашняя демонстрация ракет - это не приглашение к разговору?

    М.ЗАХАРОВА: Мы же всегда говорим о том, что у нас никогда не закрывается дверь.

    С.ДОРЕНКО: Это приглашение к разговору.

    М.ЗАХАРОВА: Конечно. Но просто вчера было сказано, что на сегодняшний момент все наши попытки пригласить к разговору практическому, которые оказались безрезультативны, на нас отразились вот таким образом. Мы готовы уже к другому качественному разговору.

    С.ДОРЕНКО: Я понимаю.

    М.ЗАХАРОВА: Это вопрос не просьб, это вопрос не объяснений того, что это угрожает нашей безопасности. Это будет уже разговор совершенно с других позиций.

    С.ДОРЕНКО: Это понятно.

    Э.ХАСАНШИНА: Но вы же понимаете, что такая риторика будет действительно совершенно другой и, скорее всего, она будет не очень позитивной.

    М.ЗАХАРОВА: С какой стороны?

    С.ДОРЕНКО: С той.

    М.ЗАХАРОВА: А вы вообще ядерную концепцию, доктрину США читали, которая была опубликована пару недель назад?

    С.ДОРЕНКО: Да.

    М.ЗАХАРОВА: О какой другой риторике можно говорить? Там обозначена в качестве угрозы Российская Федерация. И когда-то это менялось? Мы же всегда были почему-то возведены в ранг врага и Соединённых Штатов, и все время были какой-то мифической угрозой для Европы, при том, что к нашим границам стягивали и стягивались все больше сил НАТО. Причем это же, извините меня, не военные эксперты, это реальные ребята на танках. Это реальные ребята с настоящим, не игрушечным, оружием. У нас же до сих пор люди, студенты… Я очень много встречаюсь с молодежью, со студентами, в различных форматах, просто обыватели. Они искренне считают, что ядерных стран пять, это которые члены Совета Безопасности, ну, где-то там что-то такое делается, но самое главное, они все искренне полагают, что американское ядерное оружие находится на территории Соединённых Штатов Америки.

    С.ДОРЕНКО: Ну, конечно, нет.

    М.ЗАХАРОВА: Это ты знаешь.

    С.ДОРЕНКО: Ну, конечно, нет.

    М.ЗАХАРОВА: А неужели ты считаешь, что люди на улице полагают, что каждая страна из пятерки сохранит свое ядерное оружие на своей территории?

    С.ДОРЕНКО: Нет. Даже вспомним просто про подводные лодки, которые патрулируют постоянно.

    М.ЗАХАРОВА: Какие подводные лодки?

    С.ДОРЕНКО: Но даже подводные лодки.

    М.ЗАХАРОВА: Подводные лодки… Я думаю, когда говорят о том, что ядерная подводная лодка, все понимают, что она может перемещаться. Я говорю о фактическом размещении ядерного оружия Соединённых Штатов, оно же размещено в Европе.

    С.ДОРЕНКО: В Европе, конечно. В Европе.

    М.ЗАХАРОВА: Посмотрите страны, посмотрите карту, зайдите просто в интернет, наберите «ядерное оружие США на территории Европы». Ведь об этом никто не знает почему-то.

    С.ДОРЕНКО: Нет, подожди. Мы сейчас с тобой разговариваем. Я достаю из рюкзака…

    М.ЗАХАРОВА: …из широких штанин…

    С.ДОРЕНКО: Из рюкзака достаю пистолет и кладу перед собой пистолет и говорю: Маш, а теперь так поговорим. Это облегчает разговор?

    М.ЗАХАРОВА: Нет. Ты обрисуй картину реально. Перед тобой лежит гранатомет «Муха»…

    С.ДОРЕНКО: Ха-ха-ха!

    М.ЗАХАРОВА: …пару гранат, а ты достаешь пистолет. Ну это я утрирую, но здесь немножко другая история. Еще раз говорю, я примерно понимаю твою аудиторию - это люди активные, это люди…

    С.ДОРЕНКО: За рулем.

    М.ЗАХАРОВА: Слушай, за рулем люди могут быть тоже разные. Я имею в виду, что это люди думающие, активные, это люди работающие. Вот я хочу, чтобы они поняли, что ядерное оружие Соединённые Штатов, оно находится не за океаном, не там где-то далеко, это не Невада, где его испытывают. Это все на территории соседней с нами Европы. Той самой Европы, с которой опять же мы десятилетием пытаемся наладить нормальные отношения, торговые и так далее. И Европа почему-то за последние годы с нами под давлением США начинает это сотрудничество замораживать, принимая у себя все больше и больше американского оружия и уже разместив у себя американский ядерный потенциал.

    С.ДОРЕНКО: Меня потряс один мой американский знакомый, который мне сказал фразу: в смысле враждебности, в смысле военном мы исходим из того, что Россия враг, а в смысле мирном мы исходим из того, что на месте России океан. На месте России океан, Маша. Маша, океан! Просто нет ее и все. Но это же плохо. Это плохо.

    М.ЗАХАРОВА: А еще я хочу сказать, что то, о чём мы сейчас поговорили, реально, давай скажем такое слово, «дойдёт» до людей, что действительно на территории стран, куда они ездят отдыхать, находится американское ядерное оружие. И когда холодок побежит по спине, потому что это, ещё раз говорю, ядерное оружие США на территории Европы, вот тогда они пусть вспомнят 1 марта 2018 года, перекрестятся и скажут, «да нет, всё нормально».

    С.ДОРЕНКО: Военное противостояние, прямое военное столкновение России и США сегодня возможно?

    М.ЗАХАРОВА: Всё вчера посвящено было тому, что сделано всё для того, чтобы этого не было.

    С.ДОРЕНКО: Чтобы не было.

    М.ЗАХАРОВА: Конечно.

    С.ДОРЕНКО: А так они могли на нас напасть?

    М.ЗАХАРОВА: Вчерашнее послание как раз об этом и говорит, что сделано всё, несмотря на наши проблемы развития, несмотря на то, что, в общем-то, страна находилась в колоссальном таком каком-то процессе не просто перестройки, а это… не знаю, фактурного изменения всего, поиска себя и при этом поиске себя, ещё и перестройки себя, вот, несмотря на всё это, сделано всё для того, чтобы то, о чём ты сказал, не случилось.

    С.ДОРЕНКО: Не случилось. То есть мы защищены достаточно, потому что мы сильны.

    М.ЗАХАРОВА: Я думаю, что это, конечно, вопрос к военным…

    С.ДОРЕНКО: На козыревскую Россию они бы тоже не напали? На козыревскую, когда МИД возглавлял Козырев, Андрей Козырев, тоже не нападали.

    М.ЗАХАРОВА: Я не думаю, что у Андрея Козырева была Россия. Не надо так жёстко. Это очень жёстко с утра.

    С.ДОРЕНКО: Хорошо.

    М.ЗАХАРОВА: Что-то было, наверное, у него, но не вся Россия.

    С.ДОРЕНКО: Не вся Россия. Хорошо. Я хотел порасспросить чуть-чуть… Скажи, пожалуйста, у тебя сегодня брифинг.

    М.ЗАХАРОВА: Да, в 12 часов.

    С.ДОРЕНКО: Можно вдруг какой-то секрет нам рассказать, что там будет?

    М.ЗАХАРОВА: Как будто такая рекламная пауза, товар рекламирую.

    С.ДОРЕНКО: Мне дико интересно. Что там?

    М.ЗАХАРОВА: Брифинг у нас состоит из нескольких частей. Если не случается что-то экстраординарное, я надеюсь, что сегодня не случится, то мы начинаем с блока программы министра. Давай уж небольшой анонс у тебя.

    С.ДОРЕНКО: Два слова.

    М.ЗАХАРОВА: Министр направится на следующей неделе в Африку, на Африканский континент.

    С.ДОРЕНКО: Что ты говоришь? А куда?

    М.ЗАХАРОВА: Причем это будет несколько стран. На сегодняшний момент запланирован визит в Анголу, Намибию.

    С.ДОРЕНКО: Ангола! Африка!

    М.ЗАХАРОВА: Я знала, с чем прийти сюда. Ангола, Намибия, Мозамбик, Зимбабве, Эфиопия.

    С.ДОРЕНКО: Мои любимые.

    М.ЗАХАРОВА: А у тебя, кстати говоря, есть прививка от желтой лихорадки?

    С.ДОРЕНКО: Есть действующая. Да. Я летал в Кению, укололся. Она 10 лет действует. У меня все есть, но вы меня не берете.

    М.ЗАХАРОВА: Правильно укололся?

    С.ДОРЕНКО: Да-да, под лопаточку. Под лопаточку. Все хорошо.

    М.ЗАХАРОВА: Вот расскажем сегодня об этом. Сначала кратко расскажем, а потом, как мы всегда делаем перед началом уже непосредственно поездки, опубликуем более развернуто, называется у нас «Тезисы для средств массовой информации», где расскажем о состоянии двусторонних отношений. Поэтому будет целый блок, связанный с визитами и с программой министра. А потом, конечно, наши традиционные тоже темы - это и Сирия, и Украина, и полемика с Соединёнными Штатами Америки.

    С.ДОРЕНКО: Обычная…

    М.ЗАХАРОВА: Да, наши рутинные новости. И много всего остального. И, конечно, я обязательно расскажу о том, как один за другим, одна за другой газеты, агентства, интернет-издания начинают публиковать опровержения той чуши, которую они давали по Аргентине, посольству и спецоперации.

    С.ДОРЕНКО: Вот нам интересно.

    М.ЗАХАРОВА: Ну ты, конечно, тоже там.

    С.ДОРЕНКО: Я объясню.

    М.ЗАХАРОВА: Ты тоже.

    С.ДОРЕНКО: Я же не только Ангола.

    М.ЗАХАРОВА: Я когда прочитала стенограмму, а мы же читаем стенограммы…

    С.ДОРЕНКО: Чего?

    М.ЗАХАРОВА: Тебя, твоей программы.

    С.ДОРЕНКО: Что ты говоришь?

    М.ЗАХАРОВА: Я такая думаю, так вот…

    С.ДОРЕНКО: Это Хасаншина всё.

    М.ЗАХАРОВА: Вот они где 20 килограмм…

    С.ДОРЕНКО: Это Хасаншина. Чемодан.

    М.ЗАХАРОВА: Конечно, загнул.

    С.ДОРЕНКО: Чемодан. Давайте скажем так, что мы в позиции по Аргентине… Я говорю так, по-житейски. Мы в позиции по Аргентине понимаем, что все официальные лица нам чего-то отрицают. И мы пока понимаем, чего нет. И так, если послушать, что отрицается, Маш, то получается, что ничего и нет. А нам хочется, как обычным людям, понять, чего было.

    М.ЗАХАРОВА: Давайте расскажу.

    С.ДОРЕНКО: Оказывается, ничего не было.

    М.ЗАХАРОВА: Рассказываю.

    С.ДОРЕНКО: Что было?

    М.ЗАХАРОВА: Начну с первого. Есть сайт министерства иностранных дел, если неудобен сайт, есть соцсети, есть Telegram-канал. Очень вам настоятельно рекомендую туда подписаться, зайти и так далее. Рассказываю всё, как есть.

    С.ДОРЕНКО: Что было?

    М.ЗАХАРОВА: Вылетаем из Белграда. За 30 буквально или за 20 минут до вылета начинают мне идти звонки, молнии агентств и так далее: на территории российского посольства в Аргентине найдены десятки килограмм, сотни килограмм наркотиков. У меня, конечно, это был, наверное, тот самый, самый худший день пресс-секретаря, который только может быть, когда ты понимаешь, что всё.

    С.ДОРЕНКО: Ну да, говорить чего-то надо, а чего, непонятно.

    М.ЗАХАРОВА: Я тогда связываюсь с руководством и слышу вот эту фразу, которая переворачивает и делает худший день, ну, может быть, не лучшим, но, по крайней мере, снимает вот этот колоссальный груз, который на тебя вдруг упал. И мне говорят и рассказывают, что полтора года уже идет спецоперация, мы не можем сказать сейчас детали, но мы можем сказать буквально такие, крупными мазками об этом сказать...

    С.ДОРЕНКО: С лета 16-го года.

    М.ЗАХАРОВА: …как будет, пройдёт какое-то первое согласование с соответствующими структурами, которые в это вовлечены. Тут же, буквально после первых молний мы дали подысточник (это я уж тебе так говорю, нас уже никто не слышит), мы дали о том, что это была спецоперация, которая проводится, проводилась совместно с аргентинской стороной и так далее. Ну так проблема в том, что ты говоришь, что есть ощущение, что все всё отрицают, а у меня есть ощущение, что никто нас просто не слышит.

    С.ДОРЕНКО: Не хотят слышать.

    М.ЗАХАРОВА: И что вот этот белый шум, который начинается, он как будто разводит официальные структуры и аудиторию, которая должна слушать официальные структуры.

    С.ДОРЕНКО: Я поясню. Потому что вы говорите, в посольстве ничего не было.

    М.ЗАХАРОВА: Нет, мы так не говорили никогда.

    С.ДОРЕНКО: А было в школе.

    М.ЗАХАРОВА: Мы так не говорили.

    С.ДОРЕНКО: Но в гараже, сам Али этот говорит, в гараже хранил, а потом перевёз в школу.

    М.ЗАХАРОВА: Послушай, мы не говорили о том, что это не посольство. Ведь у людей… Вот я вчера читаю статью в «Московском комсомольце». Написано «дипломат Ковальчук». Да не дипломат он.

    С.ДОРЕНКО: А кто он? Он в посольстве в Германии кем работает?

    М.ЗАХАРОВА: Да он никогда в жизни не работал в посольстве в Германии ни техническим сотрудником, ни дипломатом. Ты знаешь, сколько дало опровержений посольство наше в Берлине? Три. Три комментария одно за другим дал наш пресс-секретарь, который работает в посольстве нашем в ФРГ. Три. Причем точечно, обращаясь к тому агентству, которое первым дало эту дезу. Ничего. Ноль. И он звонит мне, наш пресс-секретарь, и говорит: Мария Владимировна, я сделал всё. Я говорю: я вижу, что вы действительно сделали всё, сейчас включаем тяжёлую артиллерию.

    С.ДОРЕНКО: Не всё. Можно, я скажу? Мне нужна альтернативная ваша правда. Когда вы просто говорите «нет», я думаю, чего нет то?

    М.ЗАХАРОВА: Подожди. У нас на следующий день… Первые сообщения пошли вечером, как только, так сказать, пошли утечки из Аргентины, с аргентинской стороны, на следующий день был развёрнутый комментарий, который был опубликован на сайте министерства иностранных дел. Что значит «тебе нужно, а мы отрицаем»? Мы ничего не отрицаем. Мы всё в этом комментарии рассказали. Через день появился развёрнутый комментарий ЦОС ФСБ. Ребята, ну это спецоперация.

    С.ДОРЕНКО: А зачем аргентинцы стали сливать?

    М.ЗАХАРОВА: А вот это вопрос.

    С.ДОРЕНКО: А зачем?

    М.ЗАХАРОВА: А вот это хороший вопрос.

    С.ДОРЕНКО: Значит, аргентинцы обеспокоились, что вы будете утаивать. Или что?

    М.ЗАХАРОВА: Я думаю, что нет.

    С.ДОРЕНКО: Нет. А почему они стали утаивать?

    М.ЗАХАРОВА: Я думаю, что, наверное, это часть ещё, которую тоже предстоит изучить. Потому что идёт следствие, оно такое многоплановое, оно охватывает регионы разные, как вы понимаете, учитывая, что задержаны люди были различной страновой принадлежности. И поэтому это ещё предстоит понять и осознать. Но то, что эти утечки, вот это я могу однозначно сказать, стали использоваться нашими партнёрами (сами понимаете, какими) для раскрутки в нужном им ракурсе, в очередной раз сказать, что вот она, Россия, вот такая, вот такой наркотрафик идёт через официальные структуры… Вчера опять же мы повесили на сайт огромный такой материал по, так сказать, выводу на чистую воду Bloomberg, агентство Bloomberg, который уже договорился до какой-то просто… И по пунктам всё вот так разложили. То это я могу сказать точно. Вот по поводу слива, ещё раз говорю, это всё нужно проверять. Но то, что как только он пошёл, западники начали это всё поднимать и раскручивать, и наши блогеры, которые имеют свои эксклюзивные колонки, например, в Deutsche Welle, а Deutsche Welle, мы знаем, кто спонсирует… Ты же знаешь, кто спонсирует Deutsche Welle.

    С.ДОРЕНКО: Deutsche Welle сама себя и спонсирует. Нет?

    М.ЗАХАРОВА: Правительство спонсирует, ФРГ, Deutsche Welle. И почему-то там появляются колонки. А задержаны, на секундочку, и, так сказать, конечная точка, она в ФРГ шла. Так, на секундочку. И почему-то все начинают фокусироваться, что это сотрудник нашего посольства. А он не был сотрудником посольства и никогда не был сотрудником центрального аппарата МИДа, но проживает в ФРГ. И опять специальная колонка на Deutsche Welle, которая спонсируется правительством ФРГ.

    С.ДОРЕНКО: Но рассказывают, что он полковник. Он представляет себя «товарищ полковник». Он товарищ полковник, Ковальчук. Он представляется.

    М.ЗАХАРОВА: Я приходила, когда маленькая была, я из школы когда возвращалась, родители работали, я приходила к бабушке. В очередной раз что-то, «бабушка, а там вот ребята сказали…» Она говорит: и ты говори. А ты тоже говори, ты тоже представляйся. Человек, который находится в розыске по линии Интерпола, и об этом сразу ЦОС ФСБ сказал, официальное заявление сделал. Как вы считаете, что он будет говорить? Да он будет говорить всё, что угодно. Что он говорил до? Так в этом-то и суть. Человек занимался, как опять же должен установить и сказать, финальную точку поставить суд, сейчас идет следствие, но, ещё раз говорю, он входил по подозрению в преступную группу. Конечно, он будет говорить и заниматься вещами, абсолютно противоправными.

    С.ДОРЕНКО: Я, когда работал рядом с посольством, я работал в аппарате экономсоветника, всё время у меня создавалось ощущение, что довольно много людей следит за безопасностью. Довольно много. Причем некоторые из них сотрудники посольства, некоторые из них придуряются корреспондентами «Известий», ещё чего-то, а на самом деле с погоном. И как же это всё работает, когда полпосольства гэбушники? Они же должны были засечь это дело?

    М.ЗАХАРОВА: У тебя какие-то проблемы с холдингом «Известия»?

    С.ДОРЕНКО: Абсолютно нет! Абсолютно серьёзно говорю. Ну, правда…

    М.ЗАХАРОВА: Хорошо ты их…

    С.ДОРЕНКО: Ко мне в Анголе подходил человек и спрашивал, «у вас всё в порядке? Я от Саши из посольства, сам я корреспондент «Известий». То есть он был корреспондент КГБ. Я к чему? Мне нужна цельная картина. У нас через 20 секунд новости, а потом мне нужна картина, вот как в кино. Условно говоря, началось с того, что плохие люди сделали то-то, то-то, то-то. Я когда это пойму, у меня вопросы отпадут. Я как посмотрю сериал «Родина», только называется сериал «Кокаин».

    9 часов 6 минут. У нас гостья – Мария Захарова, МИД Российской Федерации. Мы продолжаем. Мария, спасибо огромное, что вы пришли, дикий интерес. Я напомню, чего я хочу.

    М.ЗАХАРОВА: Но не всё сразу. У меня потому что тоже с желаниями всё нормально.

    С.ДОРЕНКО: У меня есть некое сознание… У меня есть желание цельного сюжета, будто я смотрю кино. Я хочу, чтобы мне не опровергали, а дали позитивный сюжет. Есть плохие люди. Ковальчук, которого сейчас арестовали. Кстати говоря, заговорит – мало не покажется. Его арестовали. Есть три человека на самом деле в Аргентине, один из них уже вернулся в Россию, есть люди, которые встречали груз здесь, двое как минимум. Эти плохие люди задумали, мне кажется, отправлять кокаин в Российскую Федерацию для того, чтобы использовать её как транзитный пункт, подскока для Европы. Они собирают кокаин, вероятно, в Мексике или у Медельинского картеля и дальше через Аргентину и Уругвай… Близнюк говорит, «чего через Уругвай не отправили?» А сегодняшний «Коммерсантъ» говорит, что через Уругвай отправляли военно-транспортными самолётами. И через Аргентину и Уругвай, как я понимаю, они берут, в разговоре Близнюк говорит, что посол раньше давал бумагу, что это диппочта, наш посол давал бумагу, а теперь перестал, поссорился. То есть, есть какие-то чемоданы, может, послу и не говорят, что, но говорят точно, что упаковывают специальной бумагой, как вализы дипломатические, а бумагу чего же не найти, она где-то там в подсобке лежит, и сургуч сверху ставят, и есть письмо сопровождающее, которое раньше посол давал, а потом перестал. Вот это мы понимаем, как всё-таки люди МИДа, мы думаем, посол человек МИДа. Потом еще есть информация в Clarín, что они пытались менять посла и уже даже фотографировались с новым послом и показывали нынешнему Виктору Викторовичу, послу, «вот, смотри, вот этот тебя сменит, если ты будешь артачиться». Таким образом, создаётся впечатление о системе, более сильной, чем посол. Более сильной. Ну, они ему угрожают, что снимут его. И системе, которая над ним парит где-то. То есть это какое-то начальство МИДа, думаем мы. Вот, откуда у нас… То есть нам нужен сюжет другой. Вот если ты знаешь, как это было. Как?

    М.ЗАХАРОВА: Я думаю, что сейчас где-то застрелился Сергей Минаев, понимая, что всё, что он пишет, и все сериалы, которые снимаются по его проектам, ерунда по сравнению с тем, что ты рассказал.

    С.ДОРЕНКО: Нет, это я начитался.

    М.ЗАХАРОВА: Вот эта самая, как ты говоришь, цельная картина, была дана, ещё раз говорю, нами сразу, на следующее утро. Она на сегодняшний день состоит из следующих фактов, которые можно озвучить. В 16-м году сотрудники российского посольства в Аргентине, Буэнос-Айресе, обнаружили, назовём это схрон, тем самым словом, которое, к сожалению, вошло в наш обиход. Это всё было обнаружено нашего посольского комплекса, не в здании посольства, но в здании, которое принадлежит посольскому комплексу. После этого российский посол в Буэнос-Айрес Виктор Коронелли тут же связался с центром, с Москвой, с центральным аппаратом, доложил обстановку, всё, что было найдено и, на непрофессиональный взгляд того человека, который должен заниматься совершенно другими вопросами, но в силу вот этих обстоятельств увидел то, что он увидел, рассказал.

    С.ДОРЕНКО: А он вспорол и увидел белый порошок.

    М.ЗАХАРОВА: Я не уверена, что он вспорол, но то, что они нашли и увидели, создавало определённую картину, которую он изложил. После того, как в центр поступила соответствующая информация, было принято решение, причём принято решение, безусловно, после соответствующего межведомственного согласования, о начале действий совместно с аргентинской стороной. В жизни разное бывало, в жизни разное будет, но это вещь, которая стоит особняком.

    С.ДОРЕНКО: Можно вопрос? Зачем вообще привлекали аргентинскую сторону? Зачем?

    М.ЗАХАРОВА: Но это всё происходит на территории государства Аргентина. Это раз.

    С.ДОРЕНКО: Как это? Посольство – это территория России.

    М.ЗАХАРОВА: Нет, я имею в виду, что завоз того, что было завезено, происходит на территории государства Аргентина. Это раз. Во-вторых, как вы понимаете, это не то, что можно вырастить в горшке на подоконнике. Это не то, что можно сварить на кухне. Это не то, что появляется само по себе.

    С.ДОРЕНКО: Но вы могли втихаря вывезти и дело с концом? Могли.

    М.ЗАХАРОВА: Отличный вопрос, Сергей. Вот большое тебе спасибо. И почему то, о чём мы говорим, а это действительно беспрецедентно и роль посла здесь была огромна, потому что было найдено и было принято единственное правильное решение, а именно – взаимодействие с аргентинской стороной.

    С.ДОРЕНКО: Ребят, я обращаюсь к слушателям. С нами Мария Захарова. Я обращаюсь к слушателям. У нас в Анголе один человек чпокнул другого, ну, убил просто, его на посольской машине подвезли к Ил-96 или Ил-86 тогда был «Аэрофлота», перегрузили и увезли, шито-крыто, и ангольцы ничего не узнали. То есть, если бы МИД захотел дело это аккуратно, так сказать, сделать, аккуратно бы вывезли, сами бы аккуратно вывезли, никакие аргентинцы, ни упаси господи, никто.

    М.ЗАХАРОВА: Это ты сказал.

    С.ДОРЕНКО: Я сказал. Я знаю, в Анголе так было у нас. Так было.

    М.ЗАХАРОВА: Давайте рассуждать, наверное, где-то на грани, мы не профессионалы, ни ты, ни я, в антинаркотических мероприятиях. Давайте просто рассуждать по бытовому. Что важнее нам, как людям, которые живут, у которых есть дети, которые… вообще мы хотим жить, мы просто хотим жить. Нам важнее уничтожение и, так сказать, прекращение вот этой ситуации, которая действительно является преступление и так далее? Либо принципиально важно было перекрыть весь канал? Решение было принято в пользу второго. Вот в пользу того, что если есть канал, то он должен быть перекрыт. И все прекрасно понимали – и посол, и те единицы людей, которые были посвящены в это, что это тяжелейшая работа, которая только предстоит и которую предстоит сделать, и что эта работа будет находиться в зоне повышенного риска. Потому что это: а – наркотики, потому что это сложнейшая международная операция – б и в – потому что всегда есть риск утечек, которые всё просто сведут к нулю. Соответственно, был принят этот самый второй вариант. И полтора года шла операция, как было написано в сообщении ЦОС ФСБ, соответствующие службы России и Аргентины её вели. Конечно, наш посол и люди, которые отвечают за безопасность в посольстве, были не просто в курсе, а вовлечены в это. Это тончайшая была история. И вот появились утечки.

    Э.ХАСАНШИНА: Насколько негативна для самой спецоперации такая утечка сейчас?

    М.ЗАХАРОВА: Это вопрос не к нам.

    С.ДОРЕНКО: Аргентинцы слили-то.

    М.ЗАХАРОВА: Вот эти вопросы по деталям, кто, когда, с какого момента, это все вопросы к людям, которые занимаются, во-первых, спецоперацией, и самое главное - к следствию. Сейчас идёт следствие, об этом также было сказано в сообщении, в заявлении ЦОС ФСБ. И все детали, безусловно, сейчас находятся в руках следователей, специалистов и так далее.

    С.ДОРЕНКО: «Так если бы не аргентинцы, - пишет Андрей, - то мы бы так ничего и не узнали».

    М.ЗАХАРОВА: Это еще один миф. Кстати говоря, только что мне прислали ссылку на Lenta.ru, которая сказала о том, что Ковальчук работал в посольстве, уволился. Никогда Ковальчук, мы перерыли все архивы, все, я разговаривала со всеми, с кадровиками, с людьми, которые над кадровиками, руководством, со всеми, несколько раз проверяли, просто все бумаги подняли: никогда Ковальчук не работал в министерстве иностранных дел или в посольстве. Поэтому большая просьба, Lenta.ru, а также «Интерфакс», на который ссылается Lenta.ru, вы у себя поправьте. Потому что поправил МК, сегодня дал опровержение, поправил «Росбалт», дал материал. Lenta.ru, «Интерфакс», мы очень ждём, что вы последуете примеру. Вопрос был… какой-то очень хороший был вопрос, интересный.

    С.ДОРЕНКО: Я спросил, что без аргентинцев мы бы не узнали. Но зачем-то они сливали. Зачем-то они сливали.

    М.ЗАХАРОВА: Я хочу сказать, что это благодаря российской стороне Аргентина об этом узнала. Потому что Аргентина не узнала бы, если бы российская сторона ей об этом не сказала, предложив начать совместную операцию. Узнали бы про операцию обязательно, потому что речь идёт о задержании и о запросе Интерпола. Вот кто написал этот запрос сейчас?

    С.ДОРЕНКО: Мне Андрей написал.

    М.ЗАХАРОВА: Андрей, вы поймите, и это было сказано, зайдите просто на сайт ЦОС ФСБ и посмотрите, в этом заявлении последняя строчка, что организатор, как предполагает следствие, находится в ФРГ. Соответственно, запрос по линии Интерпола был направлен. Вы должны прекрасно понимать, что такое запрос Интерпола. Поэтому говорить о том, что что-то не осталось бы, так сказать, без внимания, конечно, нет. Конечно, нет.

    С.ДОРЕНКО: Я по-прежнему, если позволите, вернусь к своему вопросу. Я жил рядом с посольствами, я два года жил в Африке.

    М.ЗАХАРОВА: Поэтому, Серёж, не можем сейчас дать той самой целостной, сладкой, вкусной картинки, которую ты так хочешь, чтобы раз - и фильм получился.

    С.ДОРЕНКО: Я понимаю.

    М.ЗАХАРОВА: После следствия, и я об этом сразу сказала, что то даже, о чём узнала я, вот у меня была та же самая эмоциональная реакция, как у тебя, потому что я понимала, что это не просто фильм, это сериал, настолько это всё масштабно, настолько это всё экстраординарно, но не сейчас. Сейчас идёт следствие.

    С.ДОРЕНКО: Посол доложил сразу, как узнал. Дело чести меня спрашивает: почему же он не доложил? Он доложил сразу, как узнал.

    М.ЗАХАРОВА: Абсолютно.

    С.ДОРЕНКО: Послушайте меня, я восстановлю вам картину. В апреле начинается увольнение сотрудника, который складировал всю эту историю в гараже. Он улетает в результате на родину летом, заступает новый чувак на его место, который сразу открывает чемоданы. Ему сказали, просто сохрани груз, а он взял и внутрь полез, он посмотрел. Как только он летом 16-го года полез, новый сотрудник… Ему сказали, «не твоё, не трожь, потом заберут». Он полез, он обнаружил порошок, он сказал послу, посол сказал в Москву и сказал аргентинским властям, вероятно, по согласованию с Москвой. Ещё раз, ребят, я сейчас скажу вам важную вещь, которая, может быть, вас заинтересует. Если бы посол хотел избежать шума, он бы аккуратно всё это отправил сюда, гэбухе, они бы это сожгли и дело с концом. Всё. То есть можно было сделать шито-крыто. Но они не захотели делать шито-крыто, они захотели искать.

    М.ЗАХАРОВА: Я просто хочу сказать, что когда… Вы знаете, я тоже люблю посмеяться, мы все любим посмеяться, самое главное – мы это делать умеем. Но в этой ситуации, да, я оценила народное творчество, вопросов нет, народ талантливый. Ребят, просто поймите, что вот эти сотни килограмм кокаина, это же шло бы вашим детям.

    С.ДОРЕНКО: Нет, немецким. Мы же теперь считаем, что это в Германию было.

    М.ЗАХАРОВА: Ну так извините меня, это Европа.

    С.ДОРЕНКО: Ну да.

    М.ЗАХАРОВА: И мы с вами прекрасно понимаем, что мы ездим туда, они ездят сюда, что огромное количество контактов, связей и так далее. Вы поймите, вот это, что полтора года шла операция только для того, чтобы этого не случилось. Ещё один момент. Я хочу ещё раз обратить внимание на фигуру посла. Люди разные, разные характеры. Это особый человек. Особенный человек. Это человек из династии дипломатов, которая начинается ещё, по-моему, 19 века, может быть даже раньше. Это человек, для которого понятия чести, достоинства, своей фамилии, просто своей фамилии, это не пустые слова. Это редкость в наше время, после 90-х, когда мы все выживали… Я не про каждого так говорю. И бывают моменты, когда я даже своим говорю, я не буду говорить, это не моя история. Но в этой ситуации я прекрасно понимаю, что эта ситуация подана так, как она подана, и ещё раз говорю, прекрасно понимаю, кто за подачей этой стоит, но в этой ситуации я буду идти до конца и доказывать, что этот человек особенный.

    С.ДОРЕНКО: Аргентинцы начали слушать Близнюка после того, как наше посольство это дело выложило. Условно говоря, до этого Близнюка никто не слушал. Они говорят, что аргентинцы и так слушали Близнюка. Нет. Расследование началось только после сигнала русского посла.

    М.ЗАХАРОВА: Так об этом аргентинцы сказали. Вышла министр юстиции Аргентины, дала пресс-конференцию, дала очень подробную пресс-конференцию, сказала о взаимодействии с российской стороной, рассказала о том, что эта ситуация вся стала известна Аргентине после того, как именно российская сторона связалась.

    С.ДОРЕНКО: Давайте тогда перечислим враньё, которое всё равно надо каким-то образом утрясти в голове.

    М.ЗАХАРОВА: Не смогу сейчас это сделать, Серёж, это вопрос не ко мне, это вопрос к экспертам и следователям.

    С.ДОРЕНКО: Я быстро перечислю. Близнюк говорит, что посол раньше давал разрешение, а теперь не даёт. Дальше. Ковальчук говорит, что он вёз что-то в этом грузе для Матвиенко.

    М.ЗАХАРОВА: Ой, ну, это вообще…

    С.ДОРЕНКО: Может быть, кофе. Он говорит, может быть, кофе, я не знаю.

    М.ЗАХАРОВА: Я просто хочу сказать, тоже такая немаловажная вещь, что все начали разбираться в этих телефонных разговорах. Один такой фейк пошёл, что эти люди начали менять посла, называть чуть ли не даты его отъезда и так далее.

    С.ДОРЕНКО: Да.

    М.ЗАХАРОВА: Послушайте, у нас есть просто утверждённый порядок о ротации сотрудников.

    С.ДОРЕНКО: Послов Путин назначает.

    М.ЗАХАРОВА: Да. Сотрудников дипучреждений, и любой человек, который, так или иначе, находится в орбите посольской жизни, прекрасно знает, когда приезжают новые дипломаты, прекрасно знает о том, что молодёжь приезжает по контракту на год, люди семейные приезжают по контракту на три года. Знает, что послы в среднем работают 3-4 года в крупных точках, где это предполагается, они продляются, предполагается более длительная история. Но это, безусловно, назначение, которое делается по линии президента, и только президент знает, когда и куда будет направлен посол, в какие даты и так далее. А вот согласование, которое идёт при назначении послов, оно, конечно, межведомственное, это большая тоже подготовительная работа. И самое главное, что люди опять же, которые находятся в орбите посольской жизни, соотечественники, люди, которые приходят на мероприятия в посольство или участвуют в организуемых посольством мероприятиях, они все прекрасно понимают, что посол как приехал, так он через какое-то время будет уезжать.

    С.ДОРЕНКО: Конечно.

    М.ЗАХАРОВА: Поэтому вот эти все спекуляции, которые были в разговорах, это тот трёп, который, знаете, для поднятия собственных каких-то рейтингов и так далее.

    С.ДОРЕНКО: Кстати говоря, извините, в Перу сидит Миша Троянский до сих пор, нет? Не знаете?

    М.ЗАХАРОВА: Я не знаю? Я прекрасно знаю, что господин Троянский…

    С.ДОРЕНКО: Вы знаете, что мы с ним работали в Анголе?

    М.ЗАХАРОВА: Он для тебя Миша, а для меня он мой бывший начальник, бывший замдиректора…

    С.ДОРЕНКО: Я умоляю. Миша Троянский? Я ему ставил кондиционер в его квартире в Анголе. Я лично устанавливал ему кондиционер.

    М.ЗАХАРОВА: Я ему напомню.

    С.ДОРЕНКО: Лично.

    М.ЗАХАРОВА: Я работала в департаменте информации и печати, где он был заместителем директора.

    С.ДОРЕНКО: Он сейчас где?

    М.ЗАХАРОВА: Сейчас работает в Дипломатической академии. Он давно вернулся.

    С.ДОРЕНКО: Надо же.

    М.ЗАХАРОВА: Он в отставке уже по возрасту.

    С.ДОРЕНКО: Он сделался стариком? Я таскал ему кондиционер, я очень хорошо помню.

    М.ЗАХАРОВА: Я тебе больше скажу, что это тоже династия дипломатов. Теперь уже в нашем департаменте работает его сын. Причём он работал, сначала был помощником директора, сейчас он исполняет обязанности начальника веб-сайта.

    С.ДОРЕНКО: Он начинал с того, что работал в Высшей партийной школе ЦК КПСС. А потом он перешёл в МИД, после Высшей партийной школы.

    М.ЗАХАРОВА: У нас же, помнишь, была ещё борьба… Ведь вы поймите, мы же сейчас живём… Тоже очень важный момент. То, что это была преступная связка…

    С.ДОРЕНКО: Сколько посольство переправляли кокаин? Сколько посольств переправляли кокаин? Уже знаем, что аргентинское, может быть, да, и знаем, что Уругвай, скорее всего, да.

    М.ЗАХАРОВА: Серёж, опять, для тебя это может быть просто красное слово.

    С.ДОРЕНКО: Да нет же, господи, почему?

    М.ЗАХАРОВА: Не переправляли, а это была пресечённая попытка.

    С.ДОРЕНКО: Пресечённая попытка.

    М.ЗАХАРОВА: Я хочу обратить внимание на заявление опять же, которое было сделано по линии наших спецслужб, о том, что груз был изъят, он был подготовлен.

    С.ДОРЕНКО: Но Близнюк говорит про Уругвай.

    М.ЗАХАРОВА: Когда начали говорить о том, что диппочта, не было оно оформлено диппочтой.

    С.ДОРЕНКО: Похоже на диппочту.

    М.ЗАХАРОВА: Это пожалуйста.

    С.ДОРЕНКО: Имитация.

    М.ЗАХАРОВА: Объясню простыми словами. Безусловно, дипломатическая почта оформляется определённым образом: определённая бумага, определённая упаковка. Можно войти сейчас, допустим, в ЦУМ или в ГУМ, взять их фирменный пакет, потом выйти, положить туда мороженое, купленное переходе, и считать, что вы сделали покупку в этом крупном магазине.

    С.ДОРЕНКО: Это правда.

    М.ЗАХАРОВА: Вот это примерно, если говорить бытовым языком.

    С.ДОРЕНКО: Я понимаю.

    М.ЗАХАРОВА: Вы можете сделать всё, что угодно, похожее, но это не значит, что это было оформлено. Почему? Потому что дипломатическая почта не может отправляться без руководства посольства.

    С.ДОРЕНКО: Абсолютно понимаю всё.

    М.ЗАХАРОВА: Это ты понимаешь, но не все понимают.

    С.ДОРЕНКО: У меня есть несколько вопросов тем не менее. Близнюк говорит про Уругвай, Близнюк говорит о том, что раньше отправляли через Аргентину. Это Близнюк. Дальше. Сегодняшний «Коммерсантъ» говорит, что с 12-го года исследуется информация о поставке кокаина из Аргентины и Уругвая. С 12-го года из Уругвая, Монтевидео в Москву отправлялись чемоданы через военно-транспортную авиацию.

    Э.ХАСАНШИНА: И говорят, что было как минимум два случая, в 12-м и 14-м году, и ещё 16-м.

    С.ДОРЕНКО: Таким образом, мы видим, что посольство в Уругвае. Это первый вопрос. И второй, он сопряжён с этим. Я работал рядом с посольствами, я с ними пил много, отдыхал, рыбу ловил. И я думаю, что там каждый второй, если не 80 процентов, гэбушники. Ну, как же это может быть, чтобы мимо гэбушников всё это таскали, а они бы не знали? Это ерунда какая-то.

    М.ЗАХАРОВА: Опять это ты сказал всё. Я хочу сказать, что ведь если бы не было вот той самой бдительности, над которой мы тоже так часто смеёмся, говорим, «зачем это проверять, да куда вы лезете, свобода всем», вот если бы этой самой бдительности, которая по-разному называется, это и помощник посла по безопасности, и многое другое, вот без этой самой бдительности, говоря популярным языком, так это бы ничего и не вскрылось. Это раз.

    С.ДОРЕНКО: Ну понятно.

    М.ЗАХАРОВА: А второй момент, на все твои вопросы должно ответить следствие. Не я, не министерство иностранных дел, не посол. Следствие. Это те профессионалы, которые там работают. Будет много утечек, будет много вещей. Всё, что можно будет опровергать, мы будем опровергать, всё, что можно было сказать на сегодняшний момент, мы сказали. Дело за следствием. И я думаю… я не думаю, а об этом опять же сказано, что когда оно закончится и оно будет доведено до суда, вот тогда будет сериал.

    С.ДОРЕНКО: Мария, я сейчас скажу. Я понимаю, что ты ограничена, потому что ты при должности…

    М.ЗАХАРОВА: Что я ограничена. Спасибо.

    С.ДОРЕНКО: Нет-нет, извини, ты ограничена абсолютно своей должностью, рамками и так далее. Я могу высказывать догадки, МИД высказывать догадки не может. Понятно, да. Я думаю и я высказываю догадку, из того, что я читаю, может быть, сейчас я скажу страшную вещь, и это будет вопрос, может быть, вы, МИД Российской Федерации, перешли дорожку какому-то другому русскому ведомству.

    М.ЗАХАРОВА: Ну, дорожку в правильном смысле.

    С.ДОРЕНКО: Да. Внимание, ребят, я пытаюсь высказаться так, чтобы не попасть тоже под суд, объясняю. Кто-то использовал русские посольства для транспортировки кокаина и этот кто-то, другое, не МИД и, скорее всего, не ФСБ, организация… Понятно, да? Потому что гэбуха сейчас занимается как раз выявлением, гэбуха допрашивает. Таким образом, скорее всего, не ФСБ и не МИД, но кому-то они перешли дорожку.

    М.ЗАХАРОВА: Серёж, вам надо с Минаевым объединиться просто.

    С.ДОРЕНКО: Нет-нет, абсолютно серьёзно.

    М.ЗАХАРОВА: Вот это «спящая», это оттуда, оптимисты… Это точно туда. Послушай, ещё раз говорю, всё намного спокойнее и прозаичнее. Были преступники, не знаю, подонки… Я считаю, что те люди, которые занимаются наркотиками, это просто мерзавцы.

    С.ДОРЕНКО: Я тоже.

    М.ЗАХАРОВА: Я абсолютно, полностью поддерживаю максимальные меры в отношении этих людей.

    С.ДОРЕНКО: У меня, Маш, нулевая терпимость. Нулевая терпимость.

    М.ЗАХАРОВА: Всё, что связано с детьми…

    С.ДОРЕНКО: Ни косяк, ничего. Нулевая терпимость.

    М.ЗАХАРОВА: Абсолютно. Вот для меня педофилы и вот эти, те, которые занимаются, драгдилеры, для меня это, согласна, нулевая терпимость, сто процентов.

    С.ДОРЕНКО: Абсолютно.

    М.ЗАХАРОВА: Вот эта группа этих людей, они есть, к сожалению, они все будут во всём мире и будут использовать любые возможности, лазейки и так далее. Вот они попытались – и это было пресечено. А сейчас работает следствие, которое устанавливает всё.

    Э.ХАСАНШИНА: Опасаетесь ли вы теперь, что российских дипломатов будут преследовать, охоту на ведьм устроят нам?

    С.ДОРЕНКО: Преследования против российских дипломатов так, как преследуют русских спортсменов, начнутся?

    М.ЗАХАРОВА: Вы знаете, а нам вообще-то непросто, абсолютно непросто.

    С.ДОРЕНКО: Уже начались?

    М.ЗАХАРОВА: Подождите. Вы же видели и слышали, что происходило на протяжении длительного времени с нашими дипломатами в США.

    С.ДОРЕНКО: В связи с кокаином начнётся?

    М.ЗАХАРОВА: Вы видели генконсульство, вы видели до генконсульство. Наше посольство, когда им просто сказали в течение суток или двух, нескольких дней собраться и выехать вместе с семьями. Чего только не было и что только ни происходит.

    С.ДОРЕНКО: В связи с кокаином начнётся новый виток? Это не для этого?

    М.ЗАХАРОВА: Главное, я тебе хочу сказать, чтобы наши, вот ты, средства массовой информации наши, российские, не пинали нас за то, что мы действительно полтора года делали, в том числе для того, чтобы эта вся гадость и эта дрянь не начала приходить сюда. Вы поймите это.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо. Мария Захарова, МИД Российской Федерации.

    М.ЗАХАРОВА: Спасибо.

    Версия для печати

Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus