• «Подъём» с Сергеем Доренко от 31 мая 2017 года

    08:30 Май 31, 2018

    В гостях

    С.ДОРЕНКО: 8 часов 40 минут. Четверг, 31 мая. Здравствуй, великий город! Здравствуйте, все! Это радио «Говорит Москва»! Говорит Москва! Эльвира Хасаншина — ведущая этой программы.

    Э.ХАСАНШИНА: И Сергей Доренко. Доброе утро.

    С.ДОРЕНКО: Ветер и холод, чуть позже. «Мы попали в запендю», помнишь, это Шамраев говорит Тригорину в «Чайке» у Чехова? Мы попали в запендю с этим Бабченко. Какая неприятность, товарищи!

    Э.ХАСАНШИНА: Ха-ха-ха-ха!

    С.ДОРЕНКО: Очень хорошо написал один из наших слушателей, 86-й: «Бабченко вчера был героем посмертно, сегодня стал придурком пожизненно». Да, придурком пожизненно. Я напомню вам, что один человек играл в убийство, похищение и действительно, в сущности, исчез навсегда, это был секретарь Совета безопасности Российской Федерации Иван Рыбкин. «Я оставил жене деньги, фрукты, повесил пиджак на спинку стула и уехал в Киев». Он разыграл похищение. Он баллотировался в президенты, в России. Если я не ошибаюсь, может быть в четвертом году, выборы четвертого года. И он вдруг исчез. Его руководителем была Ксения Пономарева, ныне покойная, бывший председатель, кстати, Первого канала. И вот эта его фраза… Потом он вдруг объявляется, Рыбкин.

    Э.ХАСАНШИНА: Как он это объяснил?

    С.ДОРЕНКО: «Я просто ездил к друзьям в Киев». Эта фраза стала мемом: «Я оставил жене деньги, фрукты, повесил пиджак на спинку стула и уехал в Киев». То есть человек один раз пошутил вот так, на этом конечно, он исчез навсегда, все. Также и Бабченко, безусловно, после этой шутки он исчезает навсегда. То есть теперь все, что говорит Бабченко, вызывает ухмылку.

    Э.ХАСАНШИНА: Но это же не он сделал.

    С.ДОРЕНКО: Ну и что? Он согласился, он подписался.

    Э.ХАСАНШИНА: А если бы вам сказали, что вас собираются убить? Я бы тоже согласилась.

    С.ДОРЕНКО: Бабченко на это подписался. Нет, ты бы согласилась, если бы ты была Паша Цветомузыка. Вот Паша Цветомузыка, был такой, для того чтобы Анатолия Быкова посадить из Красноярска, он согласился. Если бы ты была Паша Цветомузыка. Но если ты журналистка, журналист, ты не согласишься, потому что это тебя навсегда вымарывает. Навсегда. Люди содрогаются от известия о твоей смерти, люди не понимают, почему снята… Я вчера спрашивал: так где же его убили? Потому что у меня эта мутная мысль постоянно была, что он лежит головой из квартиры и снят изнутри квартиры. А говорят, что он входил в квартиру, а жена была в ванной.

    Э.ХАСАНШИНА: А мне казалось наоборот, он от порога лежит.

    С.ДОРЕНКО: Он лежит от порога, но к порогу сюда, то есть видно, что человек был внутри, на паркете стоял, то есть он как бы снимает от паркета. Я думаю, черт, может это потом кто-то фотографировал. Ну, он же шел с хлебом как бы назад. Ну, ладно, черт с ним, ладно. Но человек, конечно, себя уничтожил. Во-первых, человек себя уничтожил. Во-вторых, Украина показала балаганность.

    Э.ХАСАНШИНА: Вот это, конечно… Я на самом деле очень обрадовалась, когда пришла эта первая новость, потому что я подумала, о, вот за это я и люблю новости, потому что здесь истории интереснее, чем в книжках. Но когда появилось первое заявление СБУ про то, что это российские спецслужбы…

    С.ДОРЕНКО: Понимаешь, в чем дело, Украина показала в этом сюжете невероятную беспородность своих элит. Невероятную беспородность. Русские элиты можно ругать. Русские элиты, наверное, и должно ругать, и есть за что поругать. Россия в элитах, во власти, это, в общем, такая часто кажущаяся абсолютно бесчеловечной стальная огромная машина. Стальная и беспощадная, как представляется. Но эта машина со стилем. Русская машина — машина со стилем. Это машина со статью. Это машина, похожая на ледокол «Ленин», она идет и рушит льды. Вот она рушит льды и где-то, наверное, рушит и тюленей, может если людей, так и людей, она рушит подряд. Но русская государственная машина, она похожа на ледокол гигантский.

    Э.ХАСАНШИНА: Вы, кстати, да, очень точно описали. Я смотрела как-то фильм, основанный на реальных событиях, про то, как спасали трех китов, застрявших в полынье. То есть вокруг лед, они пытались как-то в этой полынье выжить и никак не могли пробить 8 км до открытого моря. Тогда позвали, это было еще во времена Советского Союза, во времена Рейгана, позвали советский ледокол атомный, и он, естественно, пробил. И тогда Greenpeace говорили: мы не хотим обращаться к Советскому Союзу, потому что это самые ужасные (в то время) китобои и т.д., но они могут это сделать.

    С.ДОРЕНКО: Могут. Так вот, если русская государственная машина представляется мне зачастую гигантским со стальным отливом ледоколом, крошащим льды, а может быть и судьбы, но со стилем, со статью, с какой-то величественностью. Русская машина делает это с величественностью имперской, не знаю, какой. Но украинская государственная машина вызывает чувство брезгливости и жалости. Я говорю об этом со всей серьезностью. Мне жалко. Мне очень жаль. Я вижу страстную попытку украинцев создать государство, но проявление этого государства, вызывает чувство брезгливости и жалости, и ощущение краха. Это эстетический крах. Вот то, что сделали с Бабченко, это эстетический крах. Он такой стилевой навсегда, это низкий стиль какой-то гопоты. Это стиль пьяной гопоты самого провинциального разлива. Это сраный колхоз имени XX партсъезда, вот что такое СБУ Украины. Серьезно. Сраный колхоз имени XX партсъезда, то, что они сделали с Бабченко. Совсем лишены стиля, совсем беспородные дворняжки, ужасно.

    Э.ХАСАНШИНА: Подождите, это мы так воспринимаем, вы так воспринимаете. А для мира?

    С.ДОРЕНКО: И для мира тоже.

    Э.ХАСАНШИНА: А мне кажется, нет. Мне кажется, это история как со Скрипалями и т.д.

    С.ДОРЕНКО: Нет, нет.

    Э.ХАСАНШИНА: Цепочки, шажочки, которые нам не очень-то нравятся.

    С.ДОРЕНКО: Что сделали украинцы? Украинцы поставили под сомнение Скрипалей теперь. Понятно, да? Вот украинцы, собственно говоря… Теперь человек говорит, нормальный человек, который следит за информацией, он говорит примерно так: да и со Скрипалями то же самое. То есть они, во-первых, своей глупостью искупили распятого мальчика в Славянске. Очевидно, да? Потому что мы чего-то такое, плакали по распятому мальчику, а они устроили сами распятого мальчика, распятого Бабченко. И они поставили под сомнение Скрипалей. Они ударили по истории со Скрипалями с такой силой, что Скрипали теперь уже не оклемаются. А эта похожая фигня.

    Э.ХАСАНШИНА: Но они же утверждают, что планировалась серия терактов.

    С.ДОРЕНКО: Серия, да. Сколько там человек?

    Э.ХАСАНШИНА: 30 человек.

    С.ДОРЕНКО: 30 человек и 30 тысяч, то ли 40 человек и 40 тысяч… Украинцы рассказывали такое, должны быть уничтожены 30 человек, и за это дали 30 тысяч долларов. Выходит Бабченко, говорит: нет, 40 человек и 40 тысяч долларов.

    Э.ХАСАНШИНА: Я так поняла, что там 10 было аванс, 30, потом еще…

    С.ДОРЕНКО: Это даже не генеральная репетиция в колхозном театре, а самая первая репетиция в колхозном театре каких-то обдолбанных марихуаной, анашой актеров, это что-то удивительное.

    Э.ХАСАНШИНА: Вопросов, правда, много. Зачем, например, им фотка из паспорта, этому киллеру, когда у него весь Facebook в фотографиях? Зачем ему 20-летней давности маленькая, крошечная фотография из паспорта, вот это непонятно.

    С.ДОРЕНКО: Все это ужасно. Выскажитесь. «А сегодня вы будете звонить Венедиктову?» Я не хочу ставить Венедиктова… Давайте так, Венедиктов сказал о человеке, когда он был мертвый. А Бабченко был мертвый вчера, правильно? Вчера он был мертвый. Нам документально показали его фотографию, расстрелянного, сообщили, что он умер в скорой помощи. Венедиктов говорил о погибшем человеке, погибшем в результате покушения. И Венедиктов говорил о нем с присущей нормальной интонацией человека, который говорит о погибшем в результате покушения, поэтому дразнить как-то за это Венедиктова нельзя. И Венедиктов со всей определенностью говорил о том, что Бабченко да, воевал по призыву в первую чеченскую и пошел контрактником во вторую чеченскую. То есть Бабченко прошел две чеченские войны, одну из них по призыву, вторую по контракту. Первая, как вы помните, началась со штурма телецентра в Грозном 26 ноября 1994 года. Забыл, какой день недели. Я просто помню, что я в выходные приехал, но это уже было после. Я приехал туда 30 ноября, в Грозный, неважно. И началась большая, массированная операция 11 декабря 1994 года, как вы помните. И в эту войну Бабченко был рядовым, там просто служил по призыву. А потом, во вторую войну, он пошел по контракту. Об этом говорил Венедиктов, об этом говорил я. Этого вы не отнимете, это есть. Все остальное в высшей степени не бесспорное, что делал и говорил Бабченко не бесспорное. Мы, кажется, на знамена и не возносили, нет. Нет, никто не возносил на знамена. Но две войны он прошел, ну, да. И Матвиенко вчера озаботилась, и это к чести России… Россия не бросила своего солдата.

    Э.ХАСАНШИНА: Да, мне понравилось.

    С.ДОРЕНКО: Россия не бросила своего солдата. Когда Бабченко убили, а он вчера целый день был почти убитым, ну, до того момента, как воскрес… Когда Бабченко убили и он был убитым, числился убитым, Матвиенко сказала, что надо помочь детям.

    Э.ХАСАНШИНА: Семье.

    С.ДОРЕНКО: Да, семье надо помочь, потому что это наш солдат. И здесь Матвиенко, конечно, сыграла от чистого сердца, абсолютно правильно по-человечески, только следует аплодировать Матвиенко, она потрясающе сыграла, в смысле, она не сыграла, она жила желанием помочь детям, это было классно. Вообще все в России, обратите внимание, вместо того, чтобы плевать, озаботились со скорбью, как же так, вот убили Бабченко.

    Э.ХАСАНШИНА: Да.

    С.ДОРЕНКО: Россия в этот раз была безукоризненной, просто очень четкой. Но Украина не была безукоризненной. Это проблема стиля. С Украиной всегда проблема одна — это проблема беспородности, вот это проблема, гигантская проблема.

    Э.ХАСАНШИНА: Я на самом деле очень рада, он живой, правда, и была, и сейчас, и так далее, и буду. Но вот этот дым, который возник вокруг сразу после, он оставил очень неприятный осадок.

    С.ДОРЕНКО: Неприятный.

    Э.ХАСАНШИНА: Это радость не чистая. Да, живой человек, но это же здорово, это прекрасно, не похоронили журналиста.

    С.ДОРЕНКО: Но теперь он фрик.

    Э.ХАСАНШИНА: Я думаю, что все-таки не он.

    С.ДОРЕНКО: Он фрик.

    Э.ХАСАНШИНА: Для меня все-таки не он.

    С.ДОРЕНКО: Он фрик, он обманул жену. Он же сейчас говорит: Оля, было без вариантов.

    Э.ХАСАНШИНА: Но это так странно, кстати, по одним СМИ, он перед ней извинятся, а по другим — она вроде как будто была в курсе. Непонятно.

    С.ДОРЕНКО: Он извиняется: Оля, было без вариантов. Он говорит на публике: Оля, тут было без вариантов. Представь себе, что твой муж герой, герой, герой, который вообще суперский, собирается на американском танке кататься по Красной площади, по Тверской, то есть он герой, герой и такой весь, к нему приковано все внимание и все такое; и потом он, избегая покушения, имитирует убийство. Но если он герой, то он на такие трюки не пойдет.

    Э.ХАСАНШИНА: Почему? Это угроза его жизни.

    С.ДОРЕНКО: И чего?

    Э.ХАСАНШИНА: Почему нельзя схватить этого человека с поличным?

    С.ДОРЕНКО: Герой пренебрегает этим. Герой пренебрегает такими вещами. Он говорит: ребята, отстройте по-другому, я публичное лицо.

    Э.ХАСАНШИНА: Нет, просто его жизнь стала чуточку кинематографичнее.

    С.ДОРЕНКО: Нет! Нет!

    Э.ХАСАНШИНА: Почему нет? Это интересно.

    С.ДОРЕНКО: Это вульгарно, Эля.

    Э.ХАСАНШИНА: Я бы сказала: давай, друг, это весело.

    С.ДОРЕНКО: Это вульгарно. Оставил жене деньги, фрукты, повесил пиджак на спинку стула и уехал в Киев. Это вульгарно. Если ты герой, то это вульгарно. Если ты герой, то ты не боишься, ты идешь на грозу. Иду на грозу. Пойми ты, это так.

    Э.ХАСАНШИНА: Какой-то человек хочет выстрелить тебе в спину подло, в темном подъезде.

    С.ДОРЕНКО: Мы не знаем подло, не подло. Начинается операция по его поимке. Ребята, давайте я сделаю так. Но объявлять, что публичное лицо, к которому прикованы взгляды, журналист, известный журналист, фотографироваться убитым и так далее…

    Э.ХАСАНШИНА: Может быть им нужен был разговор с заказчиком.

    С.ДОРЕНКО: Вообще это изначально пошлая постановка. Мы же видим, как арестовывают заказчика, которого не показывают лицо ни при каких обстоятельствах.

    Э.ХАСАНШИНА: Кстати, да. Не очень понятно, он же дает деньги, там же есть видео, где он исполнителю дает деньги, заказчик, и есть разговор. То есть, по идее, все доказательства этого готовящегося преступления есть. Зачем его инсценировать, тоже вопрос спорный.

    С.ДОРЕНКО: Да.

    Э.ХАСАНШИНА: Но получилась интересная история. Нет? Может быть в них есть какая-то тяга к драме.

    С.ДОРЕНКО: Пошлая. Абсолютно колхозное. Все это колхозное, все это слишком дешево. Все дешево, все, что было сделано. И когда они берут на улице заказчика преступления, пышнотелого господина в рубашке, ни разу не показывая его лицо, а он всегда отворачивает лицо от камеры. И они никогда не показывают его камере, потому что это сотрудник СБУ просто, это постановка просто, это все пошлая постановка, поймите. Меня, конечно, это все удручает. Но что делать? Я не знаю, какое голосование? Мне говорят: давайте голосование.

    Э.ХАСАНШИНА: Вы что, думаете, никакого убийства не было? Ничего не готовилось?

    С.ДОРЕНКО: Нет, конечно. Абсолютно. Бабченко, кому он на хрен нужен, объясни мне.

    Э.ХАСАНШИНА: Каким-то сумасшедшим.

    С.ДОРЕНКО: Сумасшедшим, да.

    Э.ХАСАНШИНА: Я думаю, что их много.

    С.ДОРЕНКО: Нет.

    Э.ХАСАНШИНА: Представить их мотивы можно как угодно.

    С.ДОРЕНКО: Бабченко никому не нужен, кроме того, что он оскорблял мертвого Моторолу. Мог бы найтись какой-нибудь сподвижник Моторолы, который хотел бы каким-то образом… который мог на гробе Моторолы поклясться и потом вспомнить, еще что-то и еще что-то. Какие-то у него были вот такие обидные слова, когда убили Моторолу, он называл его бандитом. Если только это представить себе, что какой-то человек с неуравновешенной психикой и так далее. Но это трудно себе представить.

    Э.ХАСАНШИНА: Это легко представить. В основном преступления совершаются, потому что у людей что-то в голове щелкнуло, они захотели это сделать.

    С.ДОРЕНКО: Бабченко на фиг никому не нужен. И Киев его разменял ровно по этой причине, что он и Киеву не нужен. Он настолько не нужен, что его просто сейчас разменяли на копейки, его разменяли на медяки, просто его убрали. «Какая страна, такой и Скрипаль», — говорит 98-й. Очень верно, да. Согласитесь, 98-й, что стиль, Скрипаль в приличной стране, с традициями, Скрипаль все-таки поскрипалистее, чем в стране без традиций. В стране без традиций Скрипаль тоже какой-то такой, беспородный. Здравствуйте. Слушаю вас. Нет, не получилось. Это какой-то человек звонил первый раз и испугался. А теперь? Давайте, мы быстро. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро, Сергей. Хотел бы поделиться мнением.

    С.ДОРЕНКО: Давайте, у нас 30 секунд.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Особенно фотографии. Я когда служил длительное время в правоохранительных органах, часто выезжал на осмотры. Было видно, что это клюква, абсолютно.

    С.ДОРЕНКО: Скажите, он лежал головой к подъезду, и кто-то снимал изнутри квартиры. А жена же была в ванной. Так кто же снимал?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Дело даже не в этом, Сергей. Стреляли из пистолета Макарова, 9 мм. Тупая, тяжеленная пуля, которая оставляет после себя небольшие входные, но очень большие выходные отверстия. Вложить три пули, после первого выстрела он бы отлетел уже вовнутрь. Вложить три пули так рядышком, как было показано на фотографии, это очень сложно.

    С.ДОРЕНКО: Да, да, да.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Крови бы было бы в разы больше.

    С.ДОРЕНКО: Они шурупом расковыряли майку, так сказать.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. И кровь бы быстро свернулась, она не была бы клюквенного цвета, она уже через 30-40 минут становится практически черной.

    С.ДОРЕНКО: Да, да, да.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Уже бы появились изменения цвета на голове, на открытых частях тела. Мы не видим как бы следы работы экспертов-криминалистов, вот эти знаменитые линеечки когда кладут, по которым можно определить.

    С.ДОРЕНКО: Там они изобразили три пульки из мелкашки, конечно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Что-то очень топорно, некрасиво и позорно.

    С.ДОРЕНКО: Причем у всех трех загнули края внутрь, как бы пуля загибает края внутрь. Спасибо большое. Это эксперт-криминалист.

    НОВОСТИ

    С.ДОРЕНКО: 9 часов 5 минут. Четверг, 31 мая. Здравствуй, великий город! Здравствуйте, все! Это радио «Говорит Москва»! Говорит Москва! Эльвира Хасаншина — ведущая этой программы.

    Э.ХАСАНШИНА: И Сергей Доренко.

    С.ДОРЕНКО: 100 деревьев повалило в лесу.

    Э.ХАСАНШИНА: В Москве.

    С.ДОРЕНКО: В Москве повалило 100 деревьев! А чего-то читал 16 деревьев. Теперь уже 100. С каждым днем все больше, с каждым часом все больше.

    Э.ХАСАНШИНА: И, главное, каждый раз они валятся и валятся.

    С.ДОРЕНКО: Про погоду быстро расскажу, как я и обещал. Во-первых, осадки. Я вам дам 48 часов. Осадков никаких на эти 48 часов. Температура сегодня в десять 12 градусов, сегодня в три 14 градусов, сегодня в восемь вечера 12 градусов. То есть разгонимся до 14 градусов сегодня. И солнце. Вот бы когда сейчас марафон бы бежать, когда такое, свежо, хорошо.

    Э.ХАСАНШИНА: Да, неплохо.

    С.ДОРЕНКО: Ветер, но там 28-30 км/час, так, ничего особенного.

    Э.ХАСАНШИНА: Это сколько метров в секунду?

    С.ДОРЕНКО: Метров в секунду это совсем мало, незначительно. Метров в секунду это будет примерно эдак 7-8 метров в секунду. Завтра, в пятницу, 1 июня: в 9 утра 10 градусов, в три часа дня 14 градусов. Но там потом раскочегарится до 15 градусов. 15 градусов будет в пять часов дня.

    Э.ХАСАНШИНА: Завтра?

    С.ДОРЕНКО: Да!

    Э.ХАСАНШИНА: В пять часов будет 15 градусов?

    С.ДОРЕНКО: Да, в пять часов 15. Это и будет наивысшей температурой этого чудесного дня. И, соответственно, в субботу в 9 утра 17 градусов. И в субботу может раскочегариться до 24-х. В субботу уже начинается снова лето, 24, в воскресенье 26, 27. Потом опять похолодание, к среде — 16, 17 в четверг, в пятницу 18, восьмого, 19, то есть там опять похолодание.

    Э.ХАСАНШИНА: Я примерно так себе представляю этот график, картинку: юбка, куртка, куртка, юбка, куртка, куртка.

    С.ДОРЕНКО: И нормально. Я не знаю, я абсолютно хеппи.

    Э.ХАСАНШИНА: Вот сейчас в ветровке прямо хорошо.

    С.ДОРЕНКО: Я тебе могу сказать, почему. Потому что на мотоцикле принципиально у нас есть снаряга, которая, ты уже раскрываешь все эти молнии для поддува, всякие подмышки поддувает, молнии раскрыты и, тем не менее, ты в коже. Или в коже, или в хорошем кевларе, ты укрыт. А на летние вот эти все черепахи, которые на сеточке, переходить надо где-то после 23-х. То есть организм хорошо терпит куртку мотоциклетную в 17-22, тебе комфортно. Потом уже надо летнее надевать, 24-25, уже хочется летнее надеть. Либо расстегиваешь до пупа эту куртку, тогда ее может снять при падении. Ты можешь из нее вывернуться, если ты расстегиваешься. Поэтому когда 17-22, нам, по-мотоциклетному, самый кайф, отлично. А утром там 13-14, тоже неплохо. Если не на большой скорости идти и не по шоссе… Вот я еду тихонечко, сейчас я в городе, я еду утром, господи, сколько я там, ну, 80 максимум. Где там разогнаться? Мне негде. До работы 2 км. Сколько я там разгонюсь за эти 2 км? Вот так шикарно. Поэтому, ребята, это правильное лето. И для футболистов, обратите внимание. Футболисты тоже должны бегать, им надо потеть. Они не хотят потеть, на хрена им это нужно, правильно? Вот 17-22 — наш правильный выбор, все. Правильно?

    Э.ХАСАНШИНА: Да, согласна.

    С.ДОРЕНКО: Мы что, в Африке что ли?

    Э.ХАСАНШИНА: Но только для туристов не очень.

    С.ДОРЕНКО: Да пошли они на фиг.

    Э.ХАСАНШИНА: Потому что девушки меньше платьишек носят.

    С.ДОРЕНКО: Да пошли они на фиг. В смысле, девушки, мы знаем, где они меньше платьишек носят, совершенно в других обстоятельствах.

    Э.ХАСАНШИНА: В прохладную погоду.

    С.ДОРЕНКО: Совершенно в других обстоятельствах они потом не носят платьишки… должны туда устремляться, а не на улицы, глазеть. Что за вуайеризм еще?

    Э.ХАСАНШИНА: Ну, как? Идешь и радуешься, как цветочкам.

    С.ДОРЕНКО: Это вуайеризм, ты вуайеристка.

    Э.ХАСАНШИНА: Безусловно, в таком случае. Ха-ха-ха-ха! Я люблю смотреть на людей.

    С.ДОРЕНКО: Не надо смотреть на людей.

    Э.ХАСАНШИНА: Ха-ха-ха-ха!

    С.ДОРЕНКО: Посмотрел — поосязай.

    Э.ХАСАНШИНА: Ну, нет, не на столько.

    С.ДОРЕНКО: Увидел — потрогай. Мне кажется, прямой путь такой увидел — потрогай, ну, по-детски, по-нашему, по-мужски. Что на нее смотреть?

    Э.ХАСАНШИНА: Нет, потрогать приятно, если в шубе человек идет, его так погладить хочется.

    С.ДОРЕНКО: Виктор Шендерович вчера скорбное письмо... Я читал. Виктор Шендерович, может быть ты не помнишь, это человек, который трахался с матрасом Кати Муму.

    Э.ХАСАНШИНА: О!

    С.ДОРЕНКО: Что? В смысле, была Катя Муму, и к ней приходили все, и, в частности, Виктор Шендерович. Но единственное, трахался с матрасом. Чего о? Она ходила пописать, а он трахался с матрасом. У Кати Муму. Видать, потому, ну он, как бы задорный человек. Это ничего страшного.

    Он написал письмо вчера: «Первая мысль, пришедшая в голову после шока: а ведь ничего нового… Любого из нас можно убить в любой момент совершенно безнаказанно… Кремлевские и останкинские вопли о том, что… Никакой другой элиты, кроме силовой… Это просто убийцы, их крышеватели… у нас нет… все режимы, характеризующиеся параметрами, описанными выше… кроваво обходились с народом» и т.д. «И поделом нам, дуракам и терпилам. В день убийства блестящего и честного журналиста Аркадия Бабченко даже не хочется…». «Будьте вы прокляты», — завершает Шендерович.

    Сейчас так много всех этих прощальных писем лежит. Игорь Яковенко пишет, обвиняя Путина. Игорь Яковенко, это который бывший, насколько я понимаю, глава Союза журналистов, который при Лужкове изгонял меня из Союза журналистов по приказу Лужкова.

    Э.ХАСАНШИНА: В котором вы не состояли, да?

    С.ДОРЕНКО: В котором я не состоял. Я никогда не состоял в Союзе журналистов. По-моему, Игорь Яковенко выгнал меня из Союза журналистов по приказу Лужкова, чтобы сделать ему приятное. И он тоже принципиально обвиняет Путина вчера в убийстве Бабченко и т.д. Это все, конечно, сейчас висит на сайтах, потому что все так внезапно изменилось, что таймлайн остался, линия осталась, это удивительно, конечно.

    Э.ХАСАНШИНА: Да. Особенно издатели печатных изданий сетуют.

    С.ДОРЕНКО: Ой, вчера что творилось!

    Э.ХАСАНШИНА: Эти обложки с Бабченко.

    С.ДОРЕНКО: Мне сейчас один наш слушатель пишет: «Мы за полчаса переверстали главную страницу газеты». Все так! За полчаса переверстали. Журналы, газеты, на первой странице должен был идти Бабченко, мертвый. Ба-бах! А он жив! Все такие: боже!

    Э.ХАСАНШИНА: И все вместо «Бабченко мертв» писали «Бабченко жив».

    С.ДОРЕНКО: В типографию же сдавать, господи, что делать? Это кошмар, это какой-то ужас. Я все понимаю. Ну, там Шендерович… Так что, ребят, все нормально, все хорошо.

    Мне кажется, Россия выиграла от этого.

    Э.ХАСАНШИНА: А мне кажется, нет.

    С.ДОРЕНКО: А мне кажется, что Россия сильно выиграла. Давай поспорим. 73-73-948. Я считаю, что Россия сильно выиграла от этой провокации СБУ Украины. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, здравствуйте. Эльвира, здравствуйте. Сергей меня зовут. А мне кажется, что нет.

    С.ДОРЕНКО: Давайте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я так вчера думаю, блин, сериал начался новый, как классно, говорю, сейчас будем смотреть, будем плакать. А здесь все оборвалось. Мне обидно знаете за что. Сергей, потому что каждая шавка может нас укусить, а мы ничего не можем ответить. Мы оправдываемся, оправдываемся, еще раз оправдываемся.

    С.ДОРЕНКО: В этот раз они обделались, ну, извините.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да не обделались. Сергей, им все равно, с гуся вода.

    С.ДОРЕНКО: Нет, они обделались.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, да, с гуся вода.

    С.ДОРЕНКО: Они осознают это. Они обделались по полной. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Сергей. Здравствуйте, Элеонора. Артем. Вчера да, тоже. Я на музыкальной радиостанции работаю, у нас тоже информационная служба вчера, конечно, в панике перекручивала все выпуски. Знаете, ощущение изнутри, оно такое, что просто украинской власти особо нечего показать. Потому что у людей даже, которые питали какие-то надежды на европейскую интеграцию, на то, что будет справедливость… То есть большая часть из этих надежд на данный момент не сбылась. Есть, конечно, какие-то моменты, которые нельзя отрицать, но в целом им нечего предложить. Скоро выборы, у Порошенко низкие рейтинги, поэтому, как мне кажется, это такая часть каких-то предвыборных, пропагандистских мероприятий. И дальше мы будем видеть еще подобные какие-то штуковины.

    С.ДОРЕНКО: Спасибо вам большое. Это Артем из Одессы. 73-73-948. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Юрий. Москва. Самое главное, тут просто мы будем глупы, если мы не отработаем тему, что они на уши подняли ООН, ЕС, весь мир!

    С.ДОРЕНКО: Да, да.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вот тут можно так…

    С.ДОРЕНКО: А вы знаете, что «Репортеры без границ» и другие правозащитные репортерские организации требуют разъяснений от Украины.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вот, вот! Я же и говорю, так можно отработать эту тему, что мало не вообще не покажется никому.

    С.ДОРЕНКО: А зачем? Подождите, чисто глупость или что?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Абсолютная глупость, я не знаю, как по-другому назвать.

    С.ДОРЕНКО: Все-таки они, конечно, разновидность Саратова.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Абсолютно. Колхоз XX партсъезда, как вы говорите.

    С.ДОРЕНКО: Да, да, да. Это разновидность Саратова. Киев — это разновидность Саратова. Я не шучу. Я не пытаюсь обидеть Саратов, товарищи. Саратов — чудесное местечко, я ел там копченую рыбу. Но почему-то, когда я проехал по улицам Саратова, а это было в 2000 году, это было 18 лет назад, я сказал: но почему это Киев? Ведь Саратов, он как бы плоский, а Киев, он холмистый, сказал я. Саратов, в общем, тогда бы, простите, сейчас я не знаю, Саратов был тогда с очень плохим асфальтом, там ямы были, трещины, асфальт был ужасный. А в Киеве асфальт, в общем, хороший, сказал я. Но почему же это Киев? Я мучительно думал. Я ездил по Саратову сам, на своей машине, ну, не на своей, она принадлежала «Сибнефти», Роману Аркадьевичу Абрамовичу. Это была Nissan Maxima. Я туда приехал тремя машинами, сейчас не помню, на какой я был. У меня еще была Volvo, неважно. Мне кажется, я был на Nissan Maxima. Я ездил и все время думал, ну, почему же это Киев? И потом я понял — там девчонки одеты как киевлянки. То есть не одеты, как киевлянки. Вот примерно они не одеты, как киевлянки: все время ноги, ноги, ноги, потом такой поясок в виде юбки. Какое-то трогательное ощущение Киева в Саратове. Поэтому я их сравниваю, извините. У меня впечатление 18 лет назад. Может быть Саратов изменился. Но 18 лет назад Саратов был разновидностью Киева, а Киев разновидностью Саратова. Вот это ощущение адской провинции, каких-то тонированных лат. Там ВАЗ-21063 с тонировкой и эмблемой от Mercedes где-нибудь, ферма по разведению верблюдов — вот это все вместе разновидность Киева, а Киев разновидность Саратова, я серьезно говорю. Нигде больше, ни в каком другом месте на планете Земля я не сталкивался с таким сходством поразительным при внешнем отличии. 73-73-948. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро, Сергей. Доброе утро, Эльвира. Мы обсуждаем выигрыш или проигрыш России.

    С.ДОРЕНКО: Я абсолютно убежден, что выигрыш. И кто-то берется со мной спорить. Прошу вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, спорить не буду, поддержу вас. Потому что на самом деле Россия выиграла однозначно. Хотя бы потому, что не мы убили. Мы сказали это всему миру, что это так.

    С.ДОРЕНКО: А еще мы выразили сочувствие и вели себя очень по-человечески.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. Но проигрыш России в том, что… Кстати, по поводу сочувствия, мы сочувствовали тому, чего не было.

    С.ДОРЕНКО: Ну и что?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И не проверили, и не убедились.

    С.ДОРЕНКО: Подождите, нам же дали официальные данные. Ну, как это? Что же, нам надо было специально посла послать понюхать труп что ли? Нет. Нам дают официальные данные. Вы зря. Как вас зовут, простите.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Меня Аскер.

    С.ДОРЕНКО: Аскер, мы с вами сидим в Москве. Мы получаем полностью официальные данные от силовых ведомств, что да, констатируется смерть в скорой помощи. Всё. А что же, мы должны послать русского врача, который будет щупать пульс? Нет. Мы доверяем.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, на фоне того, что происходит сейчас между нами, я имею в виду Украину и Россию, и, зная то, что именно происходит на Украине, и что именно в информационном поле, в любом случае Россия должна была вести себя осторожнее и внимательнее в оценках.

    С.ДОРЕНКО: Я думаю, Аскер, если позволите, этот случай прибавит осторожности, конечно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вот это да, это я согласен 100%.

    С.ДОРЕНКО: Вот теперь если Бабченко убьют, мы захотим понюхать труп сначала.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И не только Бабченко, я вас уверяю, все интересное еще впереди.

    С.ДОРЕНКО: Да, да, да. Хорошо. Спасибо. Я со всей определенностью думаю, что теперь мы должны проявлять максимум настороженности, конечно. Мы себя повели идеально. Мы себя повели по-человечески. Мы выразили сочувствие. Матвиенко сказала, что надо помогать детям. Идеально. Россия идеально, по-человечески отреагировала. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Тоже аналогия, представьте себе, сегодня открывают большой ресторан и готовят осьминога по-галисийски.

    С.ДОРЕНКО: Например.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И вы завтра приходите туда. Вы наслаждаетесь, все здорово. Через неделю вы приходите туда.

    С.ДОРЕНКО: Например.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А потом вам говорят: Сергей, все, у нас вот такая ситуация, что теперь вы будете ежедневно питаться только в этом ресторане и только этим осьминогом по-галисийски.

    С.ДОРЕНКО: Ну, например.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Через сколько вы будете любить его всей душой и желать съесть обычной курицы? Скрипаль, потом, скажем… такая аналогия краткая. Обесценивание события путем, скажем так, более мелких событий похожего характера.

    С.ДОРЕНКО: Да, согласен. Абсолютно разделяю то, что вы говорите. Меня один из слушателей, мой знакомый к тому же слушатель, обвиняет в том, что я припомнил Шендеровичу матрас Кати Муму. Товарищи, я должен вам сообщить со всей степенью откровенности, что я пристрастен. Я пристрастен, потому что у меня есть личное, конечно, отношение к этому человеку. И я должен сказать, что надо мной издевались в 2001 году по мотоциклетному делу, когда меня избивали менты в форме, на Крылатских холмах меня избивали, разбили губу, вот здесь, разорвали и т.д., ну ботинками били. Они ботинками били, но не по голой голове, а они пытались пробить мой мотоциклетный шлем «Эндуро», то есть там дырка была, то есть было, куда бить. Вот они сапогами, ботинками туда били. Вот после этого меня 7 месяцев судили. То есть сначала меня избили менты, потом меня 7 месяцев судили. И после этого мне дали приговор — 4 года условно за хулиганство с оружием, как если бы я из автомата Калашникова стрелял на Казанском вокзале. О'кей. У меня тяжкое преступление.

    Э.ХАСАНШИНА: Оружием был мотоцикл.

    С.ДОРЕНКО: Оружием был признан мотоцикл, абсолютно верно. Он был изъят в пользу родины. Это был XR650R Honda, ее забрали. И кто-то на ней ездит, наверное. Ну, ладно. И меня позвала Светка Сорокина на ТВ6, в этот же день, прямо в день приговора. И я пошел к Светке, потому что я Светку знаю хорошо с 1991 года, да даже раньше. В общем, я ее знаю, когда она у Невзорова работала, а потом приехала, ее Саша Гурнов привез в Москву подменить несколько выпусков в 1990 году, неважно. Я Светку давно знал. И Светка меня позвала. Сорокина: давай приходи на мое телешоу. Я пришел, это прямой эфир. Два человека высказались очень резко против меня. С одним из них я здороваюсь, а с другим — нет.

    Очень резко против меня выступил Паша Гусев, «Московский комсомолец». Ну, просто, сказал: подонок. Причем он сказал, что я подонок, который праздновал шампанским, что меня не посадили в тюрьму. Это правда, что я праздновал шампанским. С лимоновцами. Тогда лимоновцы, человек 30 было лимоновцев, и я с борта своего грузовика открывал ящики с шампанским, мы заливали улицу шампанским. Пили. Несколько ящиков шампанского.

    Э.ХАСАНШИНА: А что плохого в праздновании?

    С.ДОРЕНКО: Не знаю. Паша Гусев сказал, что я подонок, все, больше ничего. Там же, в эфире. А Шендерович взял слово и сказал: а знаете, сколько Доренко зарабатывает? А вы знаете, сколько Доренко зарабатывает? Ни с того, ни с сего. Вот ни с того, ни с сего. Разговор о приговоре мне 4 года за то, что меня избили… Меня избили и дали за это 4 года. Два мента меня избили и офицер контрразведки флота был. Офицер контрразведки флота и два мента при нем, они меня избили. И за это мне дали 4 года. И об этом разговор. И вдруг Шендерович вскакивает и говорит: а вы знаете, сколько Доренко зарабатывает? Он сказал, что он только 20 тысяч только налогов заплатил. Долларов. 20 тысяч долларов налогов заплатил. Посчитайте, сколько у него доходов. Вот у меня нет столько денег, закричал Шендерович. Вдруг в прямом эфире. Я: а сколько у меня денег, Вить? Он говорит: ну посчитай, 13%.

    Это был 2001 год. Ты не знаешь, я тебе расскажу. За 2001 год платилось 13%. А за 2000-й — 30, а за 1999-й — 35. То есть налоги менялись. За 1999-й год русские платили 35%, за высокий доход, за 2000-й русские платили 30%. Менялся, он был 35, потом 30. А за 2001-й Путин сделал 13, снизил. Но Шендерович не знал или не понимал, что я в 2001-м платил за 2000-й, за предыдущий год. Я же не мог платить налоги за этот год, я платил за предыдущий. Соответственно, я платил 30%.

    Я говорю: Витя, давай посчитаем, Витенька. В прямом эфире. У меня 60 тысяч долларов доходу, по 5 тысяч долларов в месяц. Да, Витя, да. И я за них честно, в отличие от тебя, пошел заплатил налоги. Это у Светки Сорокиной, она свидетель. Я говорю: Витя, я тебя умоляю, пожалуйста, не занимайся сейчас, другая тема! Не занимайся сейчас завистью в прямом эфире. Не надо выскакивать в прямом эфире и кричать, сколько Доренко заработал. Я заработал 60 тысяч, да. И я заплатил из них 20. А на 40 живу. Что делать, вот так. В отличие от тебя, который, как ты сейчас рассказал, ничего не заплатил. Я не знаю, сколько ты заработал, меня это не интересует.

    Вот такой подлости, такой скотской ненависти я редко где встречал, как у Вити Шендеровича. Такой подлой скотской ненависти к человеку и паскудной подлости я редко где встречал. Потом мне говорят: не надо говорить о личных его обстоятельствах, как он трахал матрас у Кати Муму. Не надо, но он подлец. И да, он трахал матрас у Кати Муму. Почему? Ну, потому. Что я такого подлеца еще не видал, чтобы в день приговора, когда я выскочил из-под четырех лет условно, когда я знаю, сколько заносили, чтобы меня посадили хоть на неделю, я знаю, кто заносил и кому заносил. Так что хорошо, я ничего не буду говорить. Давайте так, я ничего не буду говорить, я буду лежать у водопоя. Но однажды я прыгну.

    НОВОСТИ

    С.ДОРЕНКО: Меня Собчак обрадовала. Конечно, Собчак… Можно я скажу? При том при всем. Мы с ней мало знакомы, виделись два раза: раз завтракали, раз типа того, что чай пили. Но при том при всем, что она действительно, наверное, в чем-то разбирается, я думаю, она же не глупая женщина. Она, конечно, ведет себя как дезактуализированная лохушка, потому что она через…

    Э.ХАСАНШИНА: Ой, это же звание нашей с Оношко, подождите.

    С.ДОРЕНКО: Да, да, да. Но Собчак бьет всех, как дезактуализированная лохушка. Она через три дня репостит в Twitter. Она через три дня узнает новость и репостит чего-нибудь. Вчера она сказала… Когда ей сообщили, что Бабченко жив… Бабченко жив! Ксения Анатольевна Собчак в ответ: Андрей, слава богу, жив.

    Э.ХАСАНШИНА: Ха-ха-ха-ха!

    С.ДОРЕНКО: Все такие: слава богу. А кто такой Андрей?

    Э.ХАСАНШИНА: Ха-ха-ха-ха!

    С.ДОРЕНКО: Ха-ха-ха-ха! Она реально дезактуализированная лохушка. То есть она Аркадия Бабченко, который вдобавок, по-моему, Аркадий Аркадьевич, то есть его папа тоже Аркадий. Она говорит: ну, Андрей, слава богу, жив. Ой, Ксения Анатольевна, дорогая, хватит имитировать. Делайте уже то, что у вас получается. Вот что-то у вас получается. Не знаю, что, реально не знаю. И это что-то, что у вас получается, делайте. Но у вас не получается выглядеть информированной, вы дезактуализированная девушка, в хорошем смысле. Я думаю, что тут добавить нечего. Ребят, давайте расставаться. Или ты хочешь еще какой-то аспект обсудить? Скажи мне, Элеонора.

    Э.ХАСАНШИНА: Я думаю, что пора расставаться.

    С.ДОРЕНКО: Пора расставаться.

    Э.ХАСАНШИНА: Я думаю, что дальше время покажет. Я остаюсь на мнении, что это не очень хорошо для нас.

    С.ДОРЕНКО: Время покажет. Я остаюсь во мнении, что это очень хорошо для нас. Россия безукоризненно сработала, человечески отреагировала. А украинцы облажались по полной и сработали полностью на русскую власть.

    Э.ХАСАНШИНА: Мне кажется, зарубежные страны во всяком случае декларируют доверие официальной информации.

    С.ДОРЕНКО: Чего это, какой? Ты наверное не понимаешь, все сейчас спрашивают украинцев: вы чего натворили?

    Э.ХАСАНШИНА: Не все.

    С.ДОРЕНКО: Включая «Репортеров без границ», которые всегда были против России. Которые сейчас говорят: эй, украинцы, вы чего натворили? Ребят, вы чего? Просто какие-то странные. Хорошо, давай примем еще несколько звонков. 73-73-948. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Сергей. Вы рассказываете, что вас…

    С.ДОРЕНКО: Нет, я не рассказываю, это не интересно. 73-73-948. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро, Сергей и Эльвира. Сергей Алексеевич.

    С.ДОРЕНКО: Здравствуйте, Сергей Алексеевич.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я думаю, что на данном этапе, безусловно, Россия выиграла. Потому что сейчас украинской власти, как бы она ни пыталась на втором этапе эту ситуацию обратить на себя, ей это сделать практически будет невозможно.

    С.ДОРЕНКО: Трудновато, конечно. Кто же будет верить…?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Тем не менее, они ради чего-то это затеяли. Ведь второй этап сейчас предстоит.

    С.ДОРЕНКО: Нет. Сергей, не подозревайте вы в них. Вы знаете вы кто? Вы Сетон-Томпсон. Вы наделяете их разумом, а его нет там, ну нет его.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, а вдруг за ними стоит еще кто-то? Тогда что?

    С.ДОРЕНКО: Нет, это чисто они, вот колхоз-навоз. В наш колхоз привезли навоз.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Похоже, да, очень похоже. Но, конечно, тем не менее сейчас… Что они будут делать дальше, трудно даже предположить.

    С.ДОРЕНКО: Понятно, что они будут делать дальше — очередные глупости. Как же вы не видите череду глупостей? Они делают все не очень умно, абсолютно все беспородно и все лишено стиля, все колхозно, все провинциально. Все, что делают украинские власти, лишено стиля, переполнено провинциальностью и колхозностью, ну, это так.

    Э.ХАСАНШИНА: Но кого-то как будто в мире это волнует. Не волнует, нет. Любой повод используется против нас.

    С.ДОРЕНКО: Против России, да. То есть любой повод используется против России, но этот не будет использован против России, придумают что-то еще, что-то попробуют придумать еще. Но этот не будет использован. Этот отыгран чисто имя в пользу нас, то есть они чисто сыграли в нашу пользу, на 100 процентов. Выложились. Просто за заслуги перед Отечеством IV степени можно дать. Пригласить в Кремль всю эту шатию-братию и за заслуги перед Отечеством. Серьезно. Они отработали на нас. Просто дураки потому что. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Василий говорит. Послушайте меня, дайте минутку.

    С.ДОРЕНКО: Пожалуйста, Василий.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Народы России и не только России должны понять, что идет планомерное, глубоко продуманное уничтожение народов мира! Слушайте дальше. Шайка стервятников вот этой вот, Матвиенко наши, Медведев, Кудрин, Чубайс, Меркель, Трамп, Нетаньяху… Слушаете, нет?

    С.ДОРЕНКО: Я слушаю внимательно. Я пытаюсь записывать.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Совесть человеческая испохаблена! Косят косой мракобесовой!

    С.ДОРЕНКО: Я тоже так чувствую, Василий.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Шайка великого барабанщика! Можно еще дальше?

    С.ДОРЕНКО: Дальше осталось 10 секунд. Ведь вы просили минуту. Василий, можно я воспользуюсь вашим временем и скажу: Василий, родной, так же я чувствую, как и вы! Барабанщик особенно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Спасибо вам, что вы есть.

    С.ДОРЕНКО: Родной вы мой, хороший, Василий, спасибо! Это Василий. Он хороший человек. Он чувствует, что барабанщики наступают.

    Э.ХАСАНШИНА: И мракобесной косой.

    С.ДОРЕНКО: Мракобесной косой наступают барабанщики. Наши сердца бьются в унисон. Что сказать? Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Олег из Москвы. С одной стороны, да, очень приятно, что не впали в какую-то зловредность и злорадство по этой ситуации. Отрадно, что все действительно по-человечески отреагировали. Но надо отметить такую ситуацию, которая сложилась на данный момент, про них скажут, что они дураки, а мы все равно сволочи.

    С.ДОРЕНКО: Это правда.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: На данный момент ситуация такая. Поэтому, к сожалению, орден может быть и можно дать, но по большому счету не за что, потому что победа … и, в общем, она нам ничего не принесет.

    С.ДОРЕНКО: Но тенденцию это не сломает, да, я с вами согласен.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не сломает. Но немножечко вода камень точит что называется.

    С.ДОРЕНКО: Чуток, может на недельку отдохнем, а потом по новой пойдут.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да.

    С.ДОРЕНКО: Я тоже согласен. На недельку отдохнем, потом по новой они пойдут, это понятно. Олег понимает это, и я понимаю. Ну, так. 73-73-948. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Еще хочу добавить по этому случаю. Это в чистом виде пошлость. Вот как она имеет свое значение? Это не голые тела, пошлость, а именно то, что произошло с украинцами. А еще я хочу, знаете, что сказать. Какое отличие между нашим обществом, мне так кажется, и украинским? Мы не испытываем ненависти. Вот я лично не испытываю ненависти.

    С.ДОРЕНКО: Нет.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я их люблю. Они как будто ребенок какой-то заблудившийся, который пошел на поводу у кого-то более старшего дурачка. Я хочу сказать всем украинцам: милые наши украинцы, мы вас любим и с нетерпением ждем, когда вы встанете на пути праведные. И мало того, каждый день во всех храмах нашей России проходят молебны о вас.

    С.ДОРЕНКО: Что вы говорите? А это действительно так?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Конечно, конечно.

    С.ДОРЕНКО: А как вы? Мы новости от патриархии не получали.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, это не новость, это на каждой службе.

    С.ДОРЕНКО: А как?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Во время службы читается молитва об Украине, о возвращении на пути своя.

    С.ДОРЕНКО: Серьезно? Интересно.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это нормально. Это давно уже. Между прочим, в каждом храме на каждой службе.

    С.ДОРЕНКО: Интересно. Спасибо. Михаил, прошу вас. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Хотел сказать алаверды, я тоже должен внести свое. Я всегда обращаюсь к глубинам классики. Две фразы. «И возвращается ветер», — это первая фраза. А второй Гоголь нетленный, может быть эту фразу уже приводили: «Горько не от того, что зло вокруг, а от того, что не видишь в добре добра». Давайте положим руку сейчас на сердце и скажем, антология, которую нам демонстрировал НТВ все эти годы, все эти анатомии предательства, шпионские камни… Сотни фальшивок, которые мы смотрели…

    С.ДОРЕНКО: Вы смотрели, я ни разу не видел ни одной.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы их обсуждали, кстати говоря. У них есть, у кого учиться. То есть я с вами сейчас согласен, мы не попали в дурную ситуацию, мы были совершенно искренни. К тому же вы его немножко еще и критиковали. Я сказал тоже искренние слова, и Матвиенко, у меня нет никаких претензий. Но мне кажется, мы сейчас опускаемся несколько вниз.

    С.ДОРЕНКО: Вчера, Михаил, я пришел домой, мне начали звонить девочки, как это бывает, продюсеры с телевидения, рыдающими голосами: «Это НТВ, это НТВ». Они с НТВ, ну, потому что он с НТВ. «Мы будем делать передачу. Вы должны прийти». Я говорю: позвольте, но я не работал на НТВ (а это правда), и я никогда с ним не был знаком (это тоже правда). — «Нет, вы должны прийти, потому что вы блестяще высказались в эфире».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, да.

    С.ДОРЕНКО: Потом я говорю: «Послушайте меня. Точно нет». Через час, Михаил, звонит опять девочка: «Сергей Леонидович, родной, сказало руководство, ну хоть скажите два слова скорби, что-то скорбное. У вас получится. Руководство сказало, что лучше вас никто не скажет. Мы к вам приедем к подъезду, вы только выйдете и скажете два слова и все. Мы покажем вас на тейп, запишем». Я говорю: «Нет». Потом меня спрашивают, новый звонит: «Вы будете сегодня в Союзе журналистов на скорбном вечере, посвященном памяти…» Я клянусь вам, Михаил. «Вы будете сегодня вечером в Доме журналистов на вечере скорби?» Я говорю: «Нет, я не планировал».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Союза журналистов.

    С.ДОРЕНКО: Тем более меня исключили, я там не состоял еще вдобавок, да, да, да. Я говорю: нет, я не планировал. Они: «А почему?» Сразу типа, что всякий порядочный человек должен там быть. Я говорю: «Вы знаете, у меня просто другие планы, я рано ложусь спать». Как-то я отбрыкался. И причем эта девочка, которая мне звонила, она реально была в слезах.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, да. Но, тем не менее, Сергей. У Киселева этих фальшивок каждую неделю столько.

    С.ДОРЕНКО: У кого, у Жени или у Димы?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет. У Димы, естественно.

    С.ДОРЕНКО: Не знаю. Давайте не будем вспоминать, у кого двойка в пятом классе, это как бы якобы все оправдывает. Они облажались — они облажались. Ну, давайте скажем как есть: они облажались. А что там у Димы и Жени, это совершенно другая история. Они облажались. Не надо их представлять жертвами, как будто они подростки. Они же изображают из себя страну-члена ООН.

    Э.ХАСАНШИНА: Да.

    С.ДОРЕНКО: Их же знаешь, кто в ООН ввел?

    Э.ХАСАНШИНА: Кто?

    С.ДОРЕНКО: Сталин Иосиф Виссарионович. Ну, как? Ты не знаешь. Просто после войны для того чтобы повысить представительство Советского Союза, Сталин ввел, в частности, Украину в члены ООН. Несмотря на то, что она союзная республика была. Она была республика, условно говоря, как Узбекистан в Советском Союзе. Но Украина была членом ООН отдельно, чтобы у нас было побольше представительства. И Черчилль согласился с этим. Все согласились с этим. Мы же ввели и Китай в Совет Безопасности, по нашему требованию, сказали, что Китай будет… А с чего они… кто они тогда были?

    Э.ХАСАНШИНА: Как интересно время проходит.

    С.ДОРЕНКО: Сталин Иосиф Виссарионович ввел Украину… Ленин расширил Украину, подарил им гигантские восточные территории вот эти все, Владимир Ильич. Ленин дал команду кодифицировать украинский язык, создать кодифицированную грамматику, кодифицированные учебники. Ленин. В двадцатые годы эта работа велась, но уже после смерти Ленина. Но это идея Ленина. А велось при Сталине, кодификация украинского языка. Украина член ООН стала при Сталине. И благодаря требованию Сталина, потому что Сталин требовал, тут все очень просто. Вот такие странные вещи. Но это никто не отрицает, кстати говоря. Это ни украинцы не отрицают, никто не отрицает. 73-73-948. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, добрый день. Все равно вся передача крутится вокруг Бабченко. У меня к вам два вопроса. Первый…

    С.ДОРЕНКО: Учтите, что я не отвечаю на вопросы. Так что если я захочу, отвечу.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Хорошо. Неужто он настолько идиот, чтобы вот так подставить себя? Как вы с утра говорили, он же после этого…

    С.ДОРЕНКО: Он обнуляется, да, да.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Он обнуляется. Второй не вопрос, а мнение: неужто на Украине все такие идиоты?

    С.ДОРЕНКО: Нет.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Что они не могли все вот это, весь этот сценарий с убийством, потом оживлением, просчитать?

    С.ДОРЕНКО: У вас есть время, минуточка?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, да, да.

    С.ДОРЕНКО: Как мне к вам обращаться?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, мы с вами тезки.

    С.ДОРЕНКО: Смотрите, Сергей, я полагаю, для начала вам скажу, что с Украины веками вымывалось все сколько-нибудь годное… скажем, лучшие люди Украины покидали ее, уезжали в Варшаву и Петербург. Это происходило веками. Оставшиеся люди при этом умны, певучи и даже хитры, еще раз — умны. Но выдающиеся люди должны создать некую критическую массу подтаковых для того, чтобы начался секс идей, то, что я вчера говорил, о сексе идей.

    Вот на Украине никогда не было критической массы, настолько много слоя вот этих умных людей, которые бы создали секс идей, они всегда уезжали в Варшаву и Петербург. Я все-таки, тем не менее, так считаю. Там Сковорода, это понятно, Шевченко. Но Шевченко тоже творил в России. И, тем не менее, я вам тезисы предлагаю, они не создали управленческого класса и некой интеллектуальной элиты, которая бы создала стиль.

    У них нет стиля. Они либо подражают русскому стилю, но всегда как-то ехидно мельтешня, такая ехидная мельтешня, то есть истинной стати не хватает. Или подражают европейскому стилю, но, к сожалению, тоже перверсивно. Этой прекрасной стране только еще предстоит создать стиль. А пока они вот такие. Это Саратов, это разновидность Саратова.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А в России стиль?

    С.ДОРЕНКО: В России есть стиль.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Какой?

    С.ДОРЕНКО: Он холодный, он имперский, кажется часто бесчеловечным, но это тот стиль, о котором мне говорили еще в 1985 году американцы, которые приехали на Игры доброй воли, которые говорили: «Вашему протоколу мы учимся. Мы учимся у вас всему. Здесь чувствуется империя». Вот это стиль есть, у России есть стиль. А у Украины нет.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: То есть имперский стиль во главе угла?

    С.ДОРЕНКО: Нет, он стоит как становой хребет. Угла нет, а просто становой хребет, стилевой.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Так в чем тогда отличается вот этот угол от хребта?

    С.ДОРЕНКО: Хребет — это то, что создает внутреннюю…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, прощу прощения, хребет можно поломать.

    С.ДОРЕНКО: Можно. Но Россия живет с не сломанным хребтом, хребет остался, он сильный.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А в семнадцатом году его не поломали?

    С.ДОРЕНКО: Нет! Потому что 70 тысяч дворян, белых офицеров, перешли в Красную армию.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А 70 тысяч — это много?

    С.ДОРЕНКО: Для Красной армии тогда да. 70 тысяч офицеров Красной армии были дворянами, белогвардейцами.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ими двигало, мне кажется…

    С.ДОРЕНКО: Иногда шантаж.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Иногда это спасение своей семьи.

    С.ДОРЕНКО: Совершенно верно, иногда это была форма шантажа, даже так скажем: часто это была форма шантажа.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А почему эти люди тогда, имея возможность, в то же время быстро уехать в Париж, в Турцию, куда они там ехали, поддались на этот шантаж?

    С.ДОРЕНКО: Потому что любили Россию.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А любовь к России, это только находясь в России может быть?

    С.ДОРЕНКО: Нет. Но по-настоящему, в виду того, что мы страна особенная в виду своей окраинности (а мы страна особенная, в виду окраинности), мы чувствуем себя по-настоящему вольготно, вольно только здесь.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Почему?

    С.ДОРЕНКО: Не знаю, почему. Я раза три эмигрировал, самое больше выдержал две недели.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я периодически по работе уезжаю в Италию. В Италии много достаточно живет наших россиян, русских. Но все говорят: я очень люблю нашу страну, но здесь мне комфортно.

    С.ДОРЕНКО: Да, да, да. Потому что они не ценят страдания. А я ценю страдания. Ни что не дает такого страдания, как Россия. В Италии вы не получите страдания.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А зачем страдать?

    С.ДОРЕНКО: Потому что ты русский. Если ты русский, ты должен страдать.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это уже философия, которая нас выводит в древнюю совершенно.

    С.ДОРЕНКО: Конечно. Я все жду президента России, который на президентских выборах скажет: я пришел дать вам страдания.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ха-ха-ха-ха! Класс!

    С.ДОРЕНКО: Знаете, сколько он возьмет? 90%! Я пришел дать вам счастье страдания! 90% моментально. Это будет первый человек, почувствовавший русскую душу по-настоящему. Я пришел дать вам подвиг страдания. Я пришел взять ваши сердца и пропустить их через мясорубку! 95% на выборах президента.

    Э.ХАСАНШИНА: Ему придется объяснить это какой-то миссией.

    С.ДОРЕНКО: Да! В этом правда. Нет, нет, почему? Россия — великая страна, вот в чем дело. Она великая. Она крошечная, но она великая по какому-то стержню внутреннему. Она крошечная по элитам, совсем крошечная. Элиты крошечные, все крошечное. Элиты крошечные, микроскопические, постоянно истребляемые и уезжающие, поэтому все время новые, все время хабальские такие. Но не настолько, как на Украине.

    Россия такой тонкий лед на болоте, тонкий лед элиты, которая постоянно ломается. Но он есть. У Украины его вообще нет. Это тонкий лед на болоте. И, тем не менее, своим неким камертоном величественным русские будят великие чувства. У русских есть какой-то камертон особенный, которым они будят великие чувства. Они будят великие стихии. Они будят величественное в человеке, русские.

    Тоненькая ниточка русских простирается от Калининграда до Владивостока, в сущности, до берегов Ледовитого океана. И, если разобраться, если так из космоса смотреть, то окажется, что это ерунда какая-то, которая с огромным напряжением сил поддерживает самое себя. То есть само существование этой тоненькой ниточки постоянно под угрозой. Но величественный камертон, который в руках у русских, он, конечно, божественен, он по-настоящему божественен. И жить без этого нельзя, просто нельзя.

    Э.ХАСАНШИНА: Тайный герой внутри?

    С.ДОРЕНКО: Без этого нельзя жить. Я не знаю, я ничего не объяснил, надеюсь, я потому что сам ничего не понял, но я эмигрировал несколько раз. Самое большее — это под уголовным преследованием. Я эмигрировал под уголовным преследованием, инициированным, кстати говоря, Лужковым и Примаковым, я эмигрировал в марте-апреле 1999 года. Я продержался две недели. И я вернулся под уголовное преследование. Я вернулся, чтобы стать субъектом уголовного преследования, в Москву на допросы. Через месяц после моего возвращения сняли Примакова. Через два месяца после моего возвращения прекратили уголовное преследование. Через пять месяцев после моего возвращения я сделал серию из 15 серебряных пуль, лишив Примакова и Лужкова президентских амбиций.

    В ДВИЖЕНИИ

    НОВОСТИ

    С.ДОРЕНКО: 10 часов 6 минут. Четверг, 31 мая. Здравствуй, великий город! Здравствуйте, все! Это радио «Говорит Москва»! Говорит Москва! Эльвира Хасаншина — ведущая этой программы.

    Э.ХАСАНШИНА: И Сергей Доренко. Доброе утро.

    С.ДОРЕНКО: Давайте посмотрим курс доллара. 62,06. Ага!

    Э.ХАСАНШИНА: Что, это уже серьезно, да?

    С.ДОРЕНКО: Это хорошо. Я люблю рубль… У меня есть одна маленькая проблема — я получаю в рублях. Маленькая проблема, с которой приходится мириться. Живешь, как говно, в хорошем смысле. Но приходится с этим мириться. И поэтому я желаю рублю там, чтобы он вернулся на 36 хотя бы. Да что говорить, ведь 10 лет назад он был на 23. Не на 23, там было 24, но похожая фигня. Было в 2003-м по-моему 23,90, а в 2008-м, в конце августа, было 24-24,30, вот так где-то. Я туда бы хотел, на 24, товарищи. Что делать? Кстати говоря, импортные машины бы стоили нам дешевле.

    Э.ХАСАНШИНА: Да. Путешествия.

    С.ДОРЕНКО: Путешествия бы стали дешевле.

    Э.ХАСАНШИНА: Можно было бы позволить себе две пасты вместо одной.

    С.ДОРЕНКО: Пасты? Да, пасты, правильно говоришь.

    Э.ХАСАНШИНА: Например.

    С.ДОРЕНКО: 72,48 по евро. И 77,04, как видите, нефть подорожала. Мы же ее видели на 75,30 вчера. 1,1688, доллар сильный, прямо сильный и все, хотя отступил от максимумов. Он отошел от максимумов, которые наблюдали мы вчера. И приблизился к 1,17 — 1,1687 в эту секунду. И семь с половиной биток, который последовательно был 7100, потом 7300, сейчас 7500, почти 7600. Давайте считать, что с экономикой все славненько. Славненько в том смысле, что мы сегодня завтракали.

    Э.ХАСАНШИНА: Да. Это уже большой плюс.

    С.ДОРЕНКО: У меня есть абсолютная уверенность, что и поужинаем. А, следовательно, с экономикой все хорошо. Нечего просить избыточного, товарищи. Не надо просить избыточного.

    Вот! Деньги полковника Захарченко как будто бы исчезли, давайте говорить про это. Следственный комитет России начал проверку по факту хищения части денег, арестованных в ходе расследования в отношении полковника Дмитрия Захарченко. Вы помните этого прекрасного мужчину, у которого нашли 8 млрд рублей. А потом еще, еще и еще находили. Потом пошло, пошло, пошло. Сначала 8 млрд рублей. Исчезло примерно 5 млн долларов. Но, говорят, 3 млн евро, по-разному говорят.

    Э.ХАСАНШИНА: Там такие разные оценки.

    С.ДОРЕНКО: Есть от 3 млн евро, что значит по-настоящему около 4 млн долларов, до 5 млн долларов есть оценки. Телеканал РЕН ТВ ссылается на документы, которые Следственный комитет направил в Сбербанк. В нем ведомство просит менеджера компании сообщить о сотрудниках, которые были задействованы в пересчете изъятых у Захарченко средств. Деньги пересчитывали в кассовом инкассаторском центре «Волгоградский», следует из документов.

    Э.ХАСАНШИНА: Ха-ха-ха-ха!

    С.ДОРЕНКО: «Волгоградский» — это на шоссе Волгоградском небось, да?

    Э.ХАСАНШИНА: Не знаю.

    С.ДОРЕНКО: На Волгоградском шоссе есть прекрасные вещи, например, магазин Honda мотоциклов там есть. Деньги были упакованы в 44 коробки, их пересчет занял несколько дней.

    Э.ХАСАНШИНА: Это было давно.

    С.ДОРЕНКО: И они прилипли к рукам. 5 млн долларов прилипли к рукам. А мы бы вот считали бы деньги, прикинь чего, меня с Хасаншиной отправили считать деньги бы, и я бы сказал, что мне надо выходить куда-нибудь. Например, я курю, но я не курю, неважно, пришлось бы начать. Я бы все время выходил на курение вроде бы, и каждый раз один ящик маленько ногой двигал, сантиметров по 50.

    Э.ХАСАНШИНА: К двери?

    С.ДОРЕНКО: Да.

    Э.ХАСАНШИНА: Ха-ха-ха-ха!

    С.ДОРЕНКО: И ты бы тоже этот же самый ящик, ты бы на него хотела присесть, отдохнуть. Вспотела. Смахивая челку со лба, ты бы садилась на этот ящик и все время говорила бы: что-то тут дует. И отодвигала бы его тоже сантиметров на 50 к двери. То есть я выхожу когда курить, я его двигаю к двери, говорю: боже, я разобью колено, я опять споткнулся! Я его отодвигаю. А Хасаншина, она присаживается на него, потом говорит «что-то тут дует» и отодвигает его тоже на 50 см. И постепенно этот ящик магическим образом на глазах у всей почтенной публики оказывается на пороге. И тут уже входит какой-то дядя Федя, который говорит громко… Ты помнишь, что говорится в 36 стратагемах? Стратагема №1: ясный день скрывает лучше, чем темная ночь. Поэтому входит дядя и громко на всю комнату кричит: я здесь оставил инструменты! Все отворачиваются, типа да пошел бы ты. И он берет этот ящик с инструментами и уносит. Все, тема закрыта! Понятно, да? Мы начинаем выкатывать следующий ящик. Ты думаешь, что?

    Э.ХАСАНШИНА: Ха-ха-ха-ха! Непростые, да.

    С.ДОРЕНКО: Помни, что я хохол. Уже один ящик есть, а что…

    Э.ХАСАНШИНА: Когда один есть, второй просится к нему.

    С.ДОРЕНКО: Оно есть не просит, пусть себе будет где-то в кладовке, пусть стоит.

    Э.ХАСАНШИНА: Конечно.

    С.ДОРЕНКО: Оно же никому не надо. Оно же тут стоит, никому не надо, я смотрю. А? Я бы забрал и второй. Начинаем откатывать второй потихонечку и т.д. Правильно? Ха-ха-ха-ха!

    5 млн долларов, ребята! 5 млн долларов они куда-то унесли. Извините, я расскажу анекдот, потом приму звонки. Я вижу звонки. Анекдот про человека, которого берут фасовать черную икру. Не помнишь этот анекдот?

    Э.ХАСАНШИНА: Нет.

    С.ДОРЕНКО: Очень древний советский анекдот. Там уходит человек с работы и говорит: я не могу за 40 рублей работать. Это оскорбление, действительно. Он из бочки раскладывает по баночкам черную икру, бочку откроет и раскладывает. Говорит: я за 40 рублей не будут работать, ну вас на фиг, я не хочу, так можно ноги протянуть. Уходит. Приходит следующий на работу. Ему говорят: вот бочка, вот баночки, раскладываешь из бочки по баночкам, мы тебе платим за это 40 рублей в месяц. Он говорит: так что, за это платят?

    Э.ХАСАНШИНА: Ха-ха-ха-ха!

    С.ДОРЕНКО: За это платят? Вот это непонятно. То есть на самом деле человек, который раскладывает икру, он имеет эту икру. С чего бы ему еще и платить вдобавок?

    Э.ХАСАНШИНА: Ха-ха-ха-ха!

    С.ДОРЕНКО: Так и тут. 73-73-948. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Меня зовут Алексей. Москва. Если деньги попали в кассу пересчета, их оттуда взять вообще нереально. Я месяц назад задавал в такую кассу пересчета, одно рабочее место — 3-4 видеокамеры стоит.

    С.ДОРЕНКО: Как же взяли 3 млн, расскажите.

    Э.ХАСАНШИНА: Какие-то СМИ писали, что они работали в каком-то сейфе, в котором не было камер. Они там лежали.

    С.ДОРЕНКО: Как?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Касса пересчета так не работает.

    С.ДОРЕНКО: Нет, да?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет такого. Это неправду говорят.

    С.ДОРЕНКО: М.Д. пишет: «Врывается уборщица с огромным пылесосом».

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Уборщиц запускают только после того, когда денег в кассе пересчета нет.

    С.ДОРЕНКО: Как 5 млн слямзили? Слямзили же 5 млн.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это если в момент перевозки с места.

    С.ДОРЕНКО: Ага. Это хорошо. 73-73-948. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это Тараторка. Сергей, я думаю, что не слямзили, а вернули хозяину этих денег.

    С.ДОРЕНКО: Сказали: брат, это мы лишнее взяли.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, да, да. Он попросил, наверное, очень хорошо, слезно, у этой уборщицы, чтобы она вернула ему эти деньги. Это как с банками, была же такая же система, говорили: за определенную сумму мы вам вернем эти деньги. Когда у банков лицензии отзывали. И здесь то же самое.

    С.ДОРЕНКО: Как он должен был обосновать?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Что это его деньги?

    С.ДОРЕНКО: Нет, обосновать, что ему нужно 5 млн. Как бы его пришли забирать деньги, вот и забирают, а он говорит: но 5 млн, пожалуй, оставьте. Вот как это? Как обосновать? Потому что… Почему?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: … мне надо детей кормить.

    С.ДОРЕНКО: 5 млн. Дайте хоть на прокорм какой-то, правда же?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: На подгузники, на пеленки.

    С.ДОРЕНКО: Ха-ха-ха-ха! Нет, он должен был обосновать. У него вывозят деньги, а он говорит: братцы, ну хоть 5 млн долларов оставьте, потому что… Нужна аргументация. Все молча на него смотрят. Оставьте. И все молча на него смотрят. Он должен продолжать фразу. А что сказать?

    Э.ХАСАНШИНА: Вы имеете в виду Захарченко?

    С.ДОРЕНКО: Да, Захарченко.

    Э.ХАСАНШИНА: Нет, нет, эти деньги попросил тот, кому они действительно принадлежат. Помните, вы говорили, что это общак?

    С.ДОРЕНКО: Истинный хозяин!

    Э.ХАСАНШИНА: Да.

    С.ДОРЕНКО: Товарищ генерал.

    Э.ХАСАНШИНА: Он связался с теми, кто это может: ребят, это моя часть.

    С.ДОРЕНКО: Он сказал: ну, ладно, хорошо, я все понимаю, но мне надо продержаться до Нового года, дайте хоть 5 млн. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро. Леонид. Москва. Я думаю, если бы могли вернуть, вернули бы больше. Знаете, не надо искать знамя там, где правит разгильдяйство. Я думаю, скорее всего, просто криво посчитали или на входе, или на выходе. Может быть потеряли чуть-чуть.

    С.ДОРЕНКО: Когда второй рассчитает и обнаруживается больше…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, да, такое часто бывает. Кто считал много денег руками, представляет. Мне доводилось считать разом 160 млн рублей, весь день ушел, чтобы точно посчитать. Все время что-то куда-то сдвигалось, купюры слипаются, подваливаются одна под другую, машинка все время их проглатывает, выплевывают.

    С.ДОРЕНКО: Так значит вы не руками.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Не руками, не руками.

    С.ДОРЕНКО: Машинкой

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Руками вообще с ума сойдешь. Как бы ты ни считал, есть риск ошибки. И когда считают, сколько там, 8 млрд, наверняка могли чуть-чуть ошибиться. В принципе, это получается 5 млн, несколько процентов. Погрешность, усушка, утряска.

    С.ДОРЕНКО: Но приятнее, когда на выходе получается больше, а не меньше.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Конечно, приятнее, да.

    С.ДОРЕНКО: Ха-ха-ха-ха! 73-73-948. Здравствуйте. Слушаю вас.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Сергей. Александр. Вообще в практике наших следственных органов потеря вещдоков в виде крупных сумм, а еще также подмена крупных сумм, долларовых, например, на фальшивые, это в порядке вещей, это было уже не один раз.

    С.ДОРЕНКО: Я думал, что они только кокаин подменяют на зубной порошок.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Легко. Помню, был большой скандал по Западному округу, когда подменили несколько сотен тысяч долларов фальшивыми. А тут проблема была такая — денег много, где взять столько фальшивок? Тянуть, что есть.

    С.ДОРЕНКО: Ха-ха-ха-ха!

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: «Куклы» делать некогда было, в общем, перли, как могли. Там на самом деле процесс передачи с изъятия на хранение, с хранения на пересчет ничего не отслеживается. У меня просто знакомые работают в службе безопасности Сбербанка. Но там нереально, потому что каждая машинка находится под камерой, и это все отслеживается. Поэтому есть вот этот стремный момент, когда из сейфа переносят в машину, из машины опять переносят…

    С.ДОРЕНКО: А вы знаете вот эти легенды советские, я не знаю, сколько вам лет, но вот советские легенды…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да уже 50.

    С.ДОРЕНКО: В советское время, если вы были богаты, вы знаете, в советское время, когда покупали, например, «Волгу», то кассирша теряла 25 рублей всегда. Она кидала их на пол просто при пересчете.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Потом же прилипло к платочку.

    С.ДОРЕНКО: И она говорила: не хватает 25 рублей. А человек, который четко считал и точно понимал, что он правильно считал, он все равно добавлял эти 25 рублей, потому считалось, что раз такая большая покупка, она рассчитывает на прибыль.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Но там такое счастье «Волга», что и, господи!

    С.ДОРЕНКО: Ты не знаешь, это в советское время?

    Э.ХАСАНШИНА: Нет.

    С.ДОРЕНКО: В советское время ты клал перед кассиршей, сколько она стоила, «Волга» стоила 9 тысяч, потом 10 тысяч, а потом 15, наконец. Но это космические деньги. А «Крокодил» 18 тысяч стоил. «Волга-крокодил», как фургон. И когда ты его покупала, ты клала деньги перед кассиршей со своей стороны, отдавала пачками. А ты когда копила эти деньги, ты просто знала, что у тебя там листик к листику.

    Э.ХАСАНШИНА: Конечно.

    С.ДОРЕНКО: Каждый целованный листик многократно и т.д. И ты точно понимала, что у тебя точно все точно. И она считала полную сумму, все было хорошо. Она тебе говорила: в последней пачке не хватает 25 рублей. И это был, в сущности, не… Все всё понимали, что она просто просит 25 рублей. Просто просит. Ну, как? Ей хочется. Что такое 25 рублей? Я не знаю, что это было, много, мало, 25 рублей? Зарплата была типа 120.

    Э.ХАСАНШИНА: Что можно было купить на 25 рублей?

    С.ДОРЕНКО: Как 25 тысяч, наверное, может быть 20 тысяч рублей сейчас.

    Э.ХАСАНШИНА: Нормально.

    С.ДОРЕНКО: Можно хорошие, красивые туфли за 300 долларов купить и т.д. 25 рублей — это много было. И она тебе говорила, да, да, да. Некоторые сбрасывали, а некоторые вообще не сбрасывали, цинично, ты должен был положить еще купюру. За то, что она считала.

    Э.ХАСАНШИНА: Она такая: я устала.

    С.ДОРЕНКО: У тебя праздник, большая покупка, следовательно, ты должен поделиться радостью, обязательно. 73-73-948. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, здравствуйте. Здесь тоже как радость, как после огорода, клубнику мы тырили в свое время, здесь так деньги.

    С.ДОРЕНКО: Ну, конечно. Помаленечку.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вообще, сказка.

    С.ДОРЕНКО: 5 млн долларов. Кто-то сделался обеспеченным господином.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Давайте порадуемся.

    С.ДОРЕНКО: Вместе с ним, и пусть он нам чуток отсыплет.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Уже он не отсыплет, уже все.

    С.ДОРЕНКО: Ха-ха-ха-ха! Дальше поехали. Несколько сообщений про жизнь нашу убогую рассказать бы Гоголю. В Приморье учительница заставила второклассника чистить зубы перед всем классом из-за неприятного запаха. Педагог уволилась по собственному желанию. Директору школы объявили выговор. Это в Приморье, Угловое. Лидия Ергина, а может ЕргинА, может быть наследница какого-то дворянского рода, заставила второклассника чистить зубы перед всем классом. Заявила, что у ребенка плохо пахнет изо рта. Зачем она нюхала его рот, я не понимаю.

    Э.ХАСАНШИНА: Может быть он подбегал сам и дышал на ее.

    С.ДОРЕНКО: Что значит дышал?

    Э.ХАСАНШИНА: Иногда дети так делают.

    С.ДОРЕНКО: Он дышит в пояс тебе.

    Э.ХАСАНШИНА: Она сидит за своим столом, никого не трогает. Он такой побегает, вместо того, чтобы читать стихотворение, дышит на нее.

    С.ДОРЕНКО: Нормально, мать! Из желудка! Она такая говорит: боже, ты плотояден? Да? Она отказывалась сдавать деньги, мать, на жалюзи, мать не нашла денег на жалюзи, и поэтому педагог издевалась над ее сыном. Доследственную проверку начал Следственный комитет Приморского края, рассказала старший помощник руководителя Следственного комитета по региону Аврора Римская. Аврора Римская там уже давно, лет 10 уже.

    Учеников омской школы заставляли питаться в кредит под 36% годовых. Это разные школы, мы уже передвигаемся сюда, к Омску поближе. Их заставили, родителей обязали оформить кредитные карты банка «Авангард», и только ими единственно ученики могли расплачиваться за обеды в школьной столовой.

    Э.ХАСАНШИНА: Просто они безналичный расчет ввели, я так понимаю. И единственный банк, с которым они сотрудничали, это был «Авангард». Родителям навязывали этот кредит.

    С.ДОРЕНКО: Bank of America какой-нибудь нельзя было? Они должны были питаться в кредит под 36% годовых. Я не понимаю, что значит 36%? Это же ерунда какая-то. Если ты погашаешь кредит вовремя, ты ни фига не платишь. Или меня вводят в заблуждение?

    У меня есть кредитная карта. Я ее погашаю каждый раз первого числа. Вот в субботу будет первое число, погашу. Я посмотрю, сколько у меня там не хватает, и туда доброшу. А мне говорят: можно только двадцатого следующего месяца. Я никогда этим не пользуюсь. Я четкий пацан, я первого погашу. Вот я сколько истратил — я погашу. Они говорят: да не надо, двадцатого погасишь. Я говорю: нет, нема дурных. Это где-то западня, я не понимаю, какая она, я думаю, западня. Я поэтому все гашу заранее. Так и они могли заранее оплатить. Зачем? Они что-то мутят, эти омские люди. А?

    Э.ХАСАНШИНА: А кому приятно, когда тебе навязывают кредит? Может тебе вообще не нужна кредитная карта?

    С.ДОРЕНКО: Карта нужна кредитная. Я понял, мне не нужна кредитная карта, вообще по жизни мне не нужна кредитная карта. Но нужна. Я понял. Потому что современность определяет, насколько тебе доверяют по кредиту. Ты понимаешь, в чем дело?

    Э.ХАСАНШИНА: Зачем тебе их доверие, человеку, если ты не собираешься брать у них кредит?

    С.ДОРЕНКО: Я иду куда-то покупать, у меня кредит, например, 100 тысяч. А рядом идет дядька другой, у него 200 тысяч, например. А идет третий дядька, у которого 400 тысяч. Это, кстати, я и есть, неважно, не имеет значение. Если он в некоторых обстоятельствах показывает, что у него такой кредит, то с ним другой разговор, как бы считается, что он круче. Поэтому ты должна иметь хоть одну кредитную карту, расти в кредитной истории… Вот Хасаншина этого не понимает.

    Э.ХАСАНШИНА: Нет, не понимаю.

    С.ДОРЕНКО: И я не понимал. Но мне это рассказал Юрка Ростов в Нью-Джерси. Он говорит: Сережа, чем выше у тебя кредиты, тем ты понтовее, потому что если кто-то тебе доверяет… Тебе кто-то доверяет. Хасаншина, у тебя кредитная карта на 40 тысяч долларов в месяц, например.

    Э.ХАСАНШИНА: Например.

    С.ДОРЕНКО: Я такой говорю: опаньки, да это девочка непростая девочка. Она такая, видишь, ей доверяют.

    Э.ХАСАНШИНА: А вы кто?

    С.ДОРЕНКО: Ты у меня спрашиваешь кредит, или ты у меня спрашиваешь партнерства какого-то.

    Э.ХАСАНШИНА: Видите, это же только в банке.

    С.ДОРЕНКО: Нет, ты меня спрашиваешь какого-то партнерства, давай вместе то-то делать. И у тебя кредитная карта, которая покрывает 40 тысяч в месяц, например. Я такой думаю, о, глянь чего, Хасаншина непростая девка, она такая, какая-то крутая. Я думаю, надо с ней завязываться, нормально все, будет надежно. Ей уже кто-то доверяет, Федя, Петя, еще кто-то, значит она гасит по 40 тысяч в месяц, значит нормально, она нормальная, крутая. То есть, чем у тебя больше кредит, тем лучше. Как тебе объяснить? Она не понимает.

    Э.ХАСАНШИНА: Хотите сказать, вот эти люди, которые звонят и говорят «мы вам одобрили прямо сейчас 200 тысяч кредит», надо брать, да?

    С.ДОРЕНКО: Иди в хороший банк и начинай наращивать хорошую историю, расти хорошую историю. Через 10 лет у тебя будет история охренительная, тебе будут доверять 600 тысяч рублей в месяц.

    Э.ХАСАНШИНА: Могу взять, три дня походить и погасить этими же деньгами?

    С.ДОРЕНКО: Да, да, да, это хорошо. Здравствуйте.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Александр меня зовут.

    С.ДОРЕНКО: Вот она не понимает этого.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Они вообще, такие негодяи на самом деле. Люди, которые не знают, очень сильно пользуются, то есть они пользуются вот этими людьми, которые не знают об этих разных мелочах, условиях. У меня тоже есть кредитная карта, пользуюсь ей. Но там, в принципе, расчетный период 50 дней. Очень интересно, допустим, у меня там с 12 числа каждого месяца, то есть 12-го, допустим, у нас сейчас будет мая, но плюс 50 дней…

    С.ДОРЕНКО: А у меня тоже 50, а я гашу через 30, специально.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я то же самое делаю, то есть я всегда пользуюсь, мне удобно.

    С.ДОРЕНКО: Я как подонок гашу через 30.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Передо мной сидит человек, они просто в рабство взяли… ежемесячный платеж по карте. Говори быстрее. По кредитной. 6 тысяч он платит каждый месяц, потому что не может закрыть 120-тысячную кредитную карту. Представляете, 6 тысяч только ежемесячный платеж.

    С.ДОРЕНКО: Просто выбрасывает.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Проценты, да. Как бы не хватает денег на кредитную карту. Представляете, сколько людей таких?

    С.ДОРЕНКО: Да, да, да. Но накопить кредитную историю нужно в хорошем банке. Иди в хороший банк какой-нибудь, который любит власти. Вот «Райффайзен», его любит Игорь Иванович Сечин. Иди в «Райффайзен», веди кредитную карту. Снимай с нее по 50 тысяч в месяц и потом их же держи в ящичке, а потом возвращай. У тебя накопится офигенская кредитная история, ты сделаешься достойной леди, такой эсквайре-леди. Ты будешь серьезной теткой. Тебя повысят, тебе скажу: о, у вас было 200 тысяч, теперь будет 400, потом 600. Потом ты будешь абсолютно крутой.

    Э.ХАСАНШИНА: Настоящий менеджер, который ничего не умеет, но у которого есть репутация.

    С.ДОРЕНКО: Я тебя появится репутация. Если у тебя нет кредита, значит тебе никто не верит, тебе никто в кредит не дает, значит ты так себе, шушера с улицы. Надо накапливать эту историю потихонечку, серьезно говорю. Сделаешь? Сделай. Сейчас я на летучке скажу, чтобы все сделали. Договорились? Пришла Кнорре, которая будет читать новости, и округлила глаза, а теперь прищурила. Читай новости.

    НОВОСТИ

    С.ДОРЕНКО: Камчатская епархия и местная краевая больница (то есть не какая-то больница, а краевая больница, почетное, большое знание) заключили соглашение о сотрудничестве, об этом пишет «Ура.ру». Медицинское учреждение и церковь решили лечить не только тело, но и душу.

    «Человек — это не только собрание костей, жил, органов, это еще и живая душа. Тело очень тесно связано с душой. Врач призван лечить тело, а вот священник обладает властью лечить души», — сказал архиепископ Артемий. По его словам, это поможет жителям Камчатки легче справиться с болезнями и скорбями.

    Как это прекрасно. А главврач выступил тоже с приветственным словом и сказал, что тело и душа нераздельны. Какая прелесть. Скажи, пожалуйста, а как это будет выглядеть?

    Э.ХАСАНШИНА: Сотрудничество какое? Надо построить церквушку, в которую смогут ходить люди?

    С.ДОРЕНКО: Не знаю.

    Э.ХАСАНШИНА: Или к ним будет предписан какой-то штатный священник, который будет ходить каждое утро в хирургию и отпевать молебны? Нет?

    С.ДОРЕНКО: Я так понимаю, что есть какие-то святые… Я может быть считал бы себя меньшим специалистом по молебнам, чем в других сферах, но, тем не менее, я наслышан, что существуют святые, которые отвечают за конкретные направления медицины.

    Э.ХАСАНШИНА: Как сказать. Вообще, они за все отвечают. А то, что мы их разделяем, это уже наше человеческое, то есть это такое, мирское.

    С.ДОРЕНКО: Прекратите ваши богословческие речи. Есть конкретные молитвы, вот, пожалуйста, молитва от желудка.

    Э.ХАСАНШИНА: Есть, есть, например, считается, что Неупиваемая чаша помогает семьям, где есть алкоголики.

    С.ДОРЕНКО: Молитва от болезней желудка и кишечника. Есть же специальные. И там есть совершенно специальные… Чудотворная молитва от сердца. Лечение при язвенной болезни. Ограничения поваренной соли до 10 граммов в день. Высокая пищевая ценность рациона. Запрещаются мясные, рыбные крепкие вегетарианские навары. Предписываются молитвы великомученику Артемию. Если язва желудка, сразу к Артемию. То есть там все…

    А что значит Артемий? Артемий — это одно имя носит Артемий с архиепископом Камчатским, то есть здесь все совпало. А где Артемий? Артемий не указан ни разу. Великомученику Артемию. А почему Артемий не указан?

    Здесь: «Боже святый и во святых почиваяй, трисвятым гласом на небеси от Ангел воспеваемый, на земли от чело­век во святых…» А где же Артемий? «Овы пророки, овы же благовестники, овы пастыри и учите­ли…» А где Артемий? Здесь про Артемия ни слова.

    Э.ХАСАНШИНА: Вы представляете у себя в голове.

    С.ДОРЕНКО: А вот преподобному Феодору Студиту. Дело в том, что святой Феодор при жизни страдал желудком, а после его смерти от его иконы получали исцеление от желудочных болей.

    Надо говорить: «Святой Феодор, постническое и равноангельское житие твое страдальческими уяснил еси подвиги и Ангелом совсельник, Богоблаженне, явился еси, Феодоре. С ними Христу Богу моляся не престай о всех нас». И все, и проходит желудок.

    Я знал, что такие есть простые вещи. Другой раз напьешься… Подожди. «О священная главо, преподобне отче, преблаженне авво Феодоре, не забуди убогих твоих до конца». Другой раз Феодор вместе с таблеткой лучше, чем Феодор без таблетки. А?

    Э.ХАСАНШИНА: Безусловно.

    С.ДОРЕНКО: Помнишь эту фразу, «доброе слово и револьвер намного лучше, чем просто доброе слово»?

    Э.ХАСАНШИНА: Ха-ха-ха-ха!

    С.ДОРЕНКО: Вот если у тебя есть доброе слово и револьвер, то это… Пантелеимон есть еще. «О великий Христов угодниче и преславный целебниче, великомучениче Пантелеимоне!»

    Э.ХАСАНШИНА: Вам уже слушатели пишут, что им легче стало прямо сейчас.

    С.ДОРЕНКО: От желудка. Товарищи, правая рука теплая и тяжелая. Я исцеляю. Молитва третья… Я должен сказать, что а потом вы должны благодарственную шарахнуть, когда уже исцелитесь.

    А вот бессребреникам Киру и Иоанну: «Троичная благодать всельшися в честная сердца ваша, преблаженнии Кире и Иоанне, на духи нечистыя страшни прогонителие явистеся». И все. Это от желудка все. Товарищи, но мы не можем при грыже. Есть для грыжи.

    Э.ХАСАНШИНА: Что-то вы в одну сторону.

    С.ДОРЕНКО: Пожалуйста, я могу и в другую. Я написал: молитвы от желудка. А вам какие молитвы нужны? От боли в сердце есть. У кого-нибудь болит сердце? От рака я могу исполнить. Как раз нам поставил задачу президент излечиться от онкозаболеваний.

    От болей в сердце нужно молиться Серафиму Саровскому: «О пречудный отче Серафиме, великий Саровский чудотворче, всем прибегающим к тебе скоропослушный помощниче!». Где тут про сердце? Про сердце ничего нет. Может быть чуть попозже будет про сердце.

    «Да дарует нам вся благопотребная в жизни сей и вся к душевному спасению полезная, да оградит нас от падений греховных и истинному покаянию научит нас…» Хорошо, есть о боли в горле.

    Э.ХАСАНШИНА: Вот. У меня часто ангина. Давайте.

    С.ДОРЕНКО: Да?

    Э.ХАСАНШИНА: Конечно.

    С.ДОРЕНКО: Косме и Дамиану.

    Э.ХАСАНШИНА: Я сейчас чувствую, что какое-то першение.

    С.ДОРЕНКО: Есть ряд исследователей, которые полагают, что Косма и Демьян заменили, слившись в Космодемьяна, Сварога.

    Э.ХАСАНШИНА: Я думала, Зойку.

    С.ДОРЕНКО: Нет, Сварога. Сварог был кузнец, древнерусский бог, а Космодемьян тоже типа кузнецы, потом появилась эта идея. На самом деле они заменяют Сварога как бы. Поэтому может быть это молитва прямо Сварогу. От горла. «Святи безсребреницы и чудотворцы, посетит немощи наша: туме прилете, туне дадите нам» и горло проходит. Нет, Косма и Демьян просто зажигают. Я должен сказать, есть и другие. От какой? От желудка. От рака.

    Э.ХАСАНШИНА: От геморроя просят.

    С.ДОРЕНКО: От геморроя не надо, пусть геморрой будет, ибо не напрасно ниспослан геморрой, ибо во всей великой мудрости своей послан был вам геморрой. Правильно же?

    Э.ХАСАНШИНА: Да.

    С.ДОРЕНКО: Это в мудрости своей.

    Э.ХАСАНШИНА: От похмелья просят.

    С.ДОРЕНКО: Товарищи, не надо опошлять. Давайте от рака. Сильная исцеляющая молитва от рака, Всецарица от рака есть. Текст акафиста от рака. Рак — это самое страшное заболевание современности, пишет справедливо статья на сайте Православие.Ru. Это настоящий шок. Заставляет чувствовать себя слабым, не способным и т.д. И тут приходит на помощь… Она, насколько я понимаю, излечает. Вот написано, вот прямое предписание, извините, чтобы не было никакой путаницы. «Избавиться от рака можно с помощью молитвы об исцелении перед иконой Всецарице.

    Текст молитвы: «О Пречистая Богомать, Всецарица! Послушай болезненное воздыхание наше (мое) перед исцеляющим ликом Твоим. Образ Твой получен из Святого Афона. Не обойди своим вниманием мое искреннее прошение и мольбу. Умоляю, избавь меня от недуга страшного и не обойди вниманием каждого своего просящего».

    Секундочку, у меня почему-то вдруг «лечение в Китае» выплыло. Можно я пожалуюсь? Товарищи, в тот момент, когда я читаю пречистую богоматерь, всплывающее окно появляется «лечение в Китае». Это еретики. Это неправильно.

    Э.ХАСАНШИНА: Почему? Православные китайцы тоже есть.

    С.ДОРЕНКО: Не знаю.

    Э.ХАСАНШИНА: В центре есть церковь, которая ведет службу на китайском.

    С.ДОРЕНКО: Я начинаю сомневаться. Молитва от рака и об исцелении должна обязательно проводиться перед ликом Всецарицы, в храме или дома (первый вариант предпочтительнее). Для того чтобы она была услышана, за несколько дней до её прочтения обязательно нужно посетить церковную службу и простоять на ней до конца. Идеальным вариантом будет отправиться на службу с близким человеком, поскольку Всецарица обратит на это внимание. И так далее. Нужно заказать прочтение молитвы на Литургии.

    Товарищи, там от всего есть — от насморка, пожалуйста. Хочешь? Молитва от насморка. От чего хочешь есть молитвы, я тебе серьезно говорю. Поэтому очень правильно, что на Камчатке, наконец, это заметили. На Камчатке, наконец, больница краевая стала молитвами лечить людей. Это столь очевидное, на поверхности лежащая вещь была незамечена до сих пор. От насморка. А можно я напишу «от трахеита»? Просто мне хочется, чтобы уж прямо было от трахеита, молитва от трахеита.

    Э.ХАСАНШИНА: Посуровее что-нибудь, да?

    С.ДОРЕНКО: Нет, мне кажется, чтобы была… «Чем лечить трахеит?» А про трахеит нет отдельной молитвы. И святого нет.

    Э.ХАСАНШИНА: Слишком узкая специализация.

    С.ДОРЕНКО: Недосмотр.

    Э.ХАСАНШИНА: Надо в целом, от болезней легких.

    С.ДОРЕНКО: Я бы шарахнул какую-то. Надо придумать. Товарищи, здесь упущение. А если у человека трахеит, то как ему быть?

    МОЛИТВА

    С.ДОРЕНКО: Это еще от чего-то, но тоже от болезней. Но не от трахеита. Таким образом, трахеит — это какая-то зияющая лакуна в медицине, тут надо постараться.

    А с Востока идет же правда, с Востока идет солнце, с Востока идет свет, с Востока идет день, с Востока все светлое. И так с Камчатки потихонечку до Москвы доползет постепенно лечение в краевых больницах молитвами, что хорошо, не надо ни лекарств, ничего.

    Э.ХАСАНШИНА: Нет, лекарства все равно нужны.

    С.ДОРЕНКО: Все-таки да?

    Э.ХАСАНШИНА: Конечно.

    С.ДОРЕНКО: Белый стрептоцид.

    Э.ХАСАНШИНА: Не у всех вера такая сильная. Те, у кого вера не такая сильная, вынуждены…

    С.ДОРЕНКО: Не нужно, ибо все в руцех божьих. Зачем же тебе лекарства?

    Э.ХАСАНШИНА: Нет.

    С.ДОРЕНКО: Ибо все в руцех божьих.

    Э.ХАСАНШИНА: Он через людей создает помощь.

    С.ДОРЕНКО: Не знаю. Умерла ВИЧ-диссидентка. Давайте все-таки еще про медицину. Умерла ВИЧ-диссидентка, которая не верила в ВИЧ. Сколько ей было лет?

    Э.ХАСАНШИНА: 36 по-моему. Она молодая была.

    С.ДОРЕНКО: Да, да. Она не признавала вообще… Она много матом писала. Я сейчас вижу ее соцсети, то, что она в соцсетях писала, и она прямо не стеснялась в выражениях, отстаивая собственные убеждения, в том числе матерные.

    В Орле умерла одна из самых известных в России ВИЧ-диссиденток Софья Мясковская. Ей было 36 лет. Причиной смерти стала двусторонняя пневмония на фоне ВИЧ-инфекции, сообщается в группе «ВИЧ-диссиденты и их дети».

    Мясковская получила известность в том числе после смерти двух ее малолетних сыновей, у которых была диагностирована ВИЧ-инфекция. Одному мальчику не было и года, а второму было 3 года и 10 месяцев. Она отказывалась их лечить антиретровирусными препаратами.

    Скончалась Софья Мясковская, одна из старейших… в силу сроков заболевания активисток ВИЧ-диссидентского движения в России, особенно ее интернет-сегмента.

    Э.ХАСАНШИНА: Интересно, для нас этот возраст молодой?

    С.ДОРЕНКО: Да.

    Э.ХАСАНШИНА: А для ВИЧ-диссидентов это старый.

    С.ДОРЕНКО: Назначенную врачами детской больницы ее старшему сыну Матвею антиретровирусную терапию в те периоды, когда мальчик попадал туда с инфекционными осложнениями на фоне СПИДа, мать отменяла.

    То есть она запрещала лечить его от СПИДа, поскольку они не верят в СПИД. Скажи на милость. Насколько это распространенное явление, кто знает? 73-73-948. Сколько таких сумасшедших? Извините, если позволите, это моя оценка. Я не ставлю диагнозов, но это моя оценка, что они, конечно, не в себе. Здравствуйте. Слушаю вас. Вы думаете, их много?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Михаил. Это основа, ядро мирянчества, которое вместе с церковью, дух паразитизма в природе. Их много достаточно. Но, конечно, концентрация до такой степени отрицания, это уже… Это, вообще-то и не христианское состояние. Они же апокрифику даже и не понимают. Это атавистическая зараза какая-то в человеке существует, поэтому это изгнание дьявола, вот это все. Там есть еще разные направления, я не знаю, в этой крайности.

    С.ДОРЕНКО: ВИЧ-диссидентства.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. Есть массовые самоубийства, мы знаем, окопничество, скопничество, люди лунного света, это история колоссальная. Я считаю, что на огромном культурном пространстве временном за 2 тысячи лет вообще то негативное, что принес паразитизм церкви в общество, оно перекрывает все возможные плюсы, которые и сосредоточены внутри самого человека.

    С.ДОРЕНКО: Но, тем не менее, Михаил, давайте попробуем рассуждать так, суеверия как таковые вызывают скепсис…

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Изменение личности.

    С.ДОРЕНКО: Давайте так, суеверия как таковые вызывают у людей образованных, у людей знания, познания, науки усмешку, презрение и так далее. Но суеверия как таковые, тем не менее, создают некую целостную картину мира у людей необразованных. Может быть оставить им это?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Совершенно точно! Именно образование.

    С.ДОРЕНКО: Почему же не оставить им это? Ведь это дополняет им картину мира.

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы же боретесь с социальными проблемами.

    С.ДОРЕНКО: Почему?

    РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, я скажу очень важные слова. Сейчас, когда корпорация в дело государства уже входит, по-моему, очень серьезно, зубами вгрызается. Я разговаривал с маленькими детьми, вот рядом со мной маленький человек, и с вами есть рядом. У меня глаза на лоб вылезли, когда этот маленький человек спросил у меня, 8 лет: ведь бог же нас создал. Я говорю: откуда у тебя, скажи, пожалуйста. — А у нас сейчас учительница нам пятиминутки… Просто учительница в школе. Я с ужасом услышал. Я за 10 минут переубедил человека, он оказался такой, с достаточно подвижным умом. Но я представляю ужас, который… То, что может быть сейчас в школе. Ведь не мы с вами в опасности! Когда от алкоголя хотят защитить, табака. «Что мы, уже прожженные гуляки», помните у Есенина? Речь идет о тех, кому 5-6 лет! Вот куда с надеждой… церковь внедряется. Страшнейшие вещи!

    С.ДОРЕНКО: Я попытаюсь сейчас Эльвире. Я исхожу из следующего, с моей точки зрения, существует два способа познания: познание через практическую классификацию событий и предсказание последствий, что это наука, да? Что такое наука? Наука говорит мне, что если я вот этот провод отпущу, я, с точки зрения науки, точно знаю…

    Я могу даже формулу рассчитать, там синусоида будет. Я не только знаю, как он хлестнет по столу, а я а) знаю, что он хлестнет по столу; я могу точно рассчитать каждый миллиметр, микрон его движения. Смотри, упал провод. Я могу создать формулу, как падает провод. Это наука. Что позволяет мне наука сделать? Наука позволяет мне предсказать в точности, как упадет провод. Я знаю, как упадет лист бумаги. Я знаю, как упадет телефон. Черт, он разобьется. Не разбился. Я точно знаю это с точки зрения науки.

    Наука — это предсказание явлений с помощью классификации, анализа… Сущность науки — точное предсказание с помощью изучения явлений и так далее. Есть другой способ познания мира — вера. Вера не требует доказательств, как таковая, то есть это способ познания мира через веру. «Верь, чтобы понимать», — сказал Августин, блаженный Августин. За ним это повторял Фома Аквинский и так далее, великие мыслители христианства. «Верь, чтобы понимать». Это другой способ: сначала веришь, потом понимаешь. То есть ты веришь, что пойдет дождь, тогда понимаешь, что действительно идет дождь. Но ты не должна думать, что кристаллизация какая-то, охлаждение паров.

    Э.ХАСАНШИНА: Нет, вы неправы. Вопрос веры и науки на том уровне, о котором вы говорите, это вопрос о первопричине. Все остальное, последствия, которые происходят, меняется у разных людей, у атеистов и у верующих лишь мнение о том, первопричина.

    С.ДОРЕНКО: Нет, ты неправа.

    Э.ХАСАНШИНА: Именно движение, как оно происходит. Например, верующий точно знает, что провод упадет, он это знает, потому что есть гравитация и все такое. Но эту гравитацию создал бог, потому что он создал все сущее.

    С.ДОРЕНКО: Господь может сделать так, что провод не упадет.

    Э.ХАСАНШИНА: Может. Но он не вмешивается, потому что он дал человеку свободу и всему миру.

    С.ДОРЕНКО: Господь может вмешаться, и провод не упадет. Господь может вмешаться…

    Э.ХАСАНШИНА: Да, но тогда будет судный день.

    С.ДОРЕНКО: Нет. В любую минуту.

    Э.ХАСАНШИНА: Нет.

    С.ДОРЕНКО: Как же? Святая Татьяна, когда ей сказали, ее заставляли молиться у языческих алтарей, эти храмы разрушались. Значит, господь вмешивался, он разрушал храмы.

    Э.ХАСАНШИНА: Почти все святые кончили мученической смертью. И только потом к ним приходили ангелы и прочее.

    С.ДОРЕНКО: Святая Татьяна, ее заставляли восходить в языческие храмы. Они разрушались просто, господь вмешивался. Господь, когда хочет, вмешивается. И совершенно спокойно может это сделать. Поэтому верующие не знают точно, упадет ли провод. Господь может вмешаться, и провод не упадет. Конечно.

    Э.ХАСАНШИНА: Нет.

    С.ДОРЕНКО: Да! Это и есть вера. Ты просто не верующая, Фома неверующая. Ты все время ставишь под сомнение. А я тебе объясняю.

    Э.ХАСАНШИНА: Нет, потому что вы это интерпретируете не очень правильно.

    С.ДОРЕНКО: Ни один волос не упадет без его воли, то есть все в руцеях божьих.

    Э.ХАСАНШИНА: Потому что это основной постулат о нашем неисповедимом пути господне. Он видит вроде как все варианты развития событий, поэтому ему не обязательно. Ты сам идешь по тому пути, который выберешь.

    С.ДОРЕНКО: Ты следуешь еретической мысли, что господь подчиняется собственному закону. Что он создал закон гравитации, и он для господа такой же, как для человека. Господь захочет — будет гравитация, не захочет — не будет. Вот вера, она как таковая есть отличный от науки способ познания. Отличный от науки.

    Э.ХАСАНШИНА: Научные модели меняются гораздо чаще.

    С.ДОРЕНКО: Это правда. Тем не менее, сам способ познания (не цепляйся, просто пойми) через веру и способ познания через науку — это разные способы познания.

    Э.ХАСАНШИНА: Разные.

    С.ДОРЕНКО: Святой Августин говорит: «Верь, чтобы понимать». Сначала поверь, и тогда поймешь. Это разные способы познания.

    Э.ХАСАНШИНА: Но это не повод обвинять верующих в глупости.

    С.ДОРЕНКО: Это повод указать, что есть люди, которые познают мир через веру. И если им этот способ дарит мир в душе, то надо оставить их в покое. Им этот способ «верь, чтобы понимать» дарит мир в душе.

    Э.ХАСАНШИНА: Но дети не собственность, даже у верующего человека.

    С.ДОРЕНКО: Мы, люди, предпочитающие научный способ познания, усмехаемся, но мы должны оставить необразованным людям способ быть спокойными, то есть веру. Это уже лучше, чем если бы они мочились в наших подъездах, так ведь? Поэтому пусть они делают хорошие вещи. Иначе они пойдут мочиться в наши лифты, я серьезно тебе говорю.

    Э.ХАСАНШИНА: Вы думаете, что только верующие мочатся в лифтах?

    С.ДОРЕНКО: Нет. Я думаю, что люди низко образованные мочатся в лифтах. Я думаю, что будет гораздо лучше, если они будут заняты хорошим делом, пусть где-то они… Да?

    Мы пойдем и проживем его, этот четверг, 31 мая.

    Версия для печати

Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus