• Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Сербия в Российской Федерации, доктор Славенко Терзич. «Умные парни». 09.07.18.

    15:00 Июль 9, 2018

    В гостях

    Славенко Терзич

    Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Сербия в Российской Федерации

    Ю. БУДКИН: Это радиостанция «Говорит Москва», понедельник, 9 июля. Меня зовут Юрий Будкин, наш гость сегодня в программе «Умные парни» – Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Сербия в Российской Федерации, доктор Славенко Терзич. Доктор Терзич, здравствуйте.

    С. ТЕРЗИЧ: Здравствуйте, Юрий, добрый день. Спасибо за приглашение.

    Ю. БУДКИН: Всегда пожалуйста. SMS-портал, прямой эфир +7 925 8888-94-8, Telegram @govoritmskbot, можно звонить 73-73-94-8.

    Ну как вы понимаете, первым делом давайте говорить про футбол. Вы вообще футбольный болельщик?

    С. ТЕРЗИЧ: Да, точно.

    Ю. БУДКИН: Ну вот объясните, что такое для посла, дипломата, то есть не обычного гражданина, когда в стране, где он представляет свою страну, мало того, что Чемпионат мира, так еще и его страна выступает? Объясняйте.

    С. ТЕРЗИЧ: Да, это прежде всего очень важное событие, даже не только спортивное, но и я бы сказал социальное и культурное. Поэтому приезжает много людей со всего мира разных национальностей, разных культур, религий и так далее. Это очень интересно.

    Что касается… Да, быть послом как-то значит, наверное, быть хозяином своих болельщиков, которые приезжают, взять ту же Сербию, она участвовала, мы там играли в Самаре (Коста-Рика), потом Калининград был (Швейцария) и в Москве Бразилия даже. Приезжает очень много людей, десятки тысяч болельщиков со всей Сербии, не только с Сербии, даже с Европы, были такие случаи, из Австралии, из Новой Зеландии приезжали сербы.

    Ю. БУДКИН: Сербы?

    С. ТЕРЗИЧ: Сербы, да. Поэтому всё-таки надо этих людей встретить, помочь, если надо. Но слава богу всё прошло без каких-либо инцидентов, они были, посмотрели, проиграли, к сожалению, Бразилии, ушли. Поэтому для посольства и для посла в принципе это одновременно, с одной стороны счастье, что его команда участвует в таком престижном всемирном чемпионате, с другой стороны, тоже и добавочные обязательства, что касается болельщиков. Но у нас всё прошло прекрасно, никаких неожиданных инцидентов не было.

    Ю. БУДКИН: Ну вот Виталий спрашивает: «А вы вот на всех этих трех матчах были?» – на матчах сборной Сербии.

    С. ТЕРЗИЧ: Нет-нет, я смотрел все. Я был на открытии чемпионата в Лужниках, а потом был на стадионе «Спартак», когда играли с Бразилией, я даже сидел на ряду с послом Бразилии.

    Ю. БУДКИН: Это, кстати, отдельный вопрос: есть какая-то, ну я не знаю, служебная возможность купить билеты, к примеру, или вам положен билет?

    С. ТЕРЗИЧ: Оргкомитет чемпионата и МИД России предоставлял, мне кажется, только послам команд, которые участвовали, два билета, это были VIP-зоны, а остальным надо было покупать, надо было покупать через FIFA только.

    Ю. БУДКИН: Ну да, это понятно.

    С. ТЕРЗИЧ: Но я могу сказать, что некоторые русские компании известные нам помогали в этом смысле, например, «Газпром» предоставил определённое число билетов (немножко, но всё-таки представил, ложа «Газпрома»), и генеральный консул, почетный консул Сербии Санкт-Петербурга в Сербии Геннадий Николаевич Тимченко тоже нам предоставил определённое число, немножко билетов, но всё-таки мы очень благодарны.

    Хочу сказать, что… Возвращаясь к вашему изначальному вопросу, это всемирный чемпионат, мне кажется, не только важное спортивное событие для всего мира и для Сербии в том числе, но, мне кажется, особенно для России с точки зрения даже не только спортивной, более широкой. Люди из всего мира пришли, их встретили здесь очень дружно, любезно, гостеприимно, они увидели настоящую Россию, прогулялись, посидели. Мне кажется, это очень важно на данный момент, когда, к сожалению, и к русским, и к сербам появляются определённые предрассудки, чтобы люди увидели на месте, как эта земля, как её люди, как идёт нормальная жизнь. Это очень важно с точки зрения даже не только спортивной, но с точки зрения более широкой, общественной и культурной.

    Ю. БУДКИН: С вашей точки зрения Москва как-то поменялась на время Чемпионата мира?

    С. ТЕРЗИЧ: Поменялась абсолютно, даже…

    Ю. БУДКИН: Многие говорят, что это не очень идёт Москве, потому что слишком разболтаны эти болельщики, они делают что хотят, у нас так не принято.

    С. ТЕРЗИЧ: Я, честно говоря, не могу сказать, я ночью, например, не двигался так по городу, я не гулял. Но всё-таки я двигался по городу, я видел много разных цветов, вы знаете, много цветных одежд футбольных и так далее. Мне лично было очень интересно это. Москва как бы стала центром всего мира, люди всех языков сюда пришли, увидели, встречаются, разговаривают между собой. Недалеко от нашего посольства фан-зона на Воробьевых горах, тоже там много людей, они разговаривают, приезжают. Мне кажется, это очень интересно, я не вижу какого-то особенного вмешательства, что касается москвичей здесь.

    Ю. БУДКИН: Ну хорошо, тогда по-другому. Вот Великий Немой пишет: «Для вас (вы всё-таки немножко со стороны как бы смотрите на всё происходящее) что-то необычное было?»

    С. ТЕРЗИЧ: Прежде всего хочу сказать, что надо поздравить вообще Россию с организацией этого чемпионата. Не только я, многие уже сказали, я читаю даже иностранных представителей, что организация чемпионата была великолепной, блестящей просто; что все болельщики – а их было очень много, пока еще очень много – были очень довольны. Я не читал даже, не знаю, англичан, нет никаких серьёзных как бы замечаний, критики. С точки зрения чемпионата это был (многие говорят, я разделяю это мнение) один из лучших Чемпионатов мира, который организован до сих пор. Я ничего необычного, для меня это было очень интересно, честно говоря, Россия, Москва и дорогие города один месяц были в центре внимания всего мира, мне кажется, что это очень важно для вас. Я как иностранец могу сказать, что люди относились не только к сербским болельщикам, как мои братья и друзья, но ко всем болельщикам относились очень дружественно, это очень важно.

    Ю. БУДКИН: 73-73-94-8 – телефон прямого эфира. С нами сегодня Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Сербия в Российской Федерации доктор Славенко Терзич.

    Тут очень много вопросов от наших слушателей уже по этому поводу. Так, вопрос к вам как к сербу и представителю сербской власти: «Что вы думаете о жестах футболистов из сборной Швейцарии, которые после забитых мячей из рук складывали албанского двуглавого орла?» Сербская власть что-то будет предпринимать по этому поводу?

    С. ТЕРЗИЧ: Нет, вы знаете, наш Футбольный союз Сербии обращался тогда в FIFA, FIFA оштрафовала, мне кажется, если я хорошо помню, на 10 тысяч швейцарских франков. Но одновременно FIFA оштрафовала Футбольный союз Сербии и даже нашего главного тренера и, мне кажется, представителя Футбольного союза более высокой суммой. В этом смысле я хочу сказать, что это просто открытое доказательство, сколько политика вмешивается в спорт. Я считаю, что футбольный стадион, футбольное поле должно быть спортивной площадкой, там не должно быть никакой политики. Жест этих двух сербских албанцев – они сербы, Косово сейчас Сербия…

    Ю. БУДКИН: Ну да.

    С. ТЕРЗИЧ: Они играют за швейцарскую команду, этот жест был открыто политический. И мне кажется, что это в будущем не надо разрешать. Поэтому это вызывает определённые эмоции, реакции. Власть наша официально реагировала достаточно спокойно, кроме Футбольного союза и нашего главного тренера. Но всё-таки я считаю, что таких политических выступлений не должно быть.

    Ю. БУДКИН: Хорошо, тогда вот из новостей: сербский посол уличил FIFA в двойных стандартах в отношении хорватского Виды. Что это значит? В чем вы уличили FIFA?

    С. ТЕРЗИЧ: Нет-нет, я уважаю FIFA как международную футбольную организацию, всех её представителей, но всё-таки на этом случае, когда речь шла о матче в Самаре, там же оштрафовали наших болельщиков. Но когда речь шла о Калининграде, где мы играли со Швейцарией, даже более высоко, чем этих сербских албанцев. Но мне кажется, что FIFA должна как международная организация футбола иметь четкую позицию, должна иметь одинаковое отношение ко всем командам, всем представителям – и русским, и хорватам, и албанцам, и швейцарцам, и так далее. Мне кажется, что можно заметить определённые двойные стандарты поведения FIFA в отношении, например, сербской команды или в отношении швейцарской команды, или, например, в отношении других команд. Я просто приглашаю на честное, последовательное поведение этой организации ко всем командам одинаково.

    Ю. БУДКИН: Но вы говорите, с одной стороны, что вроде как политику не надо к этому привлекать, но ведь президент Сербии Вучич говорил, что будет болеть за Россию в матче с Хорватией?

    С. ТЕРЗИЧ: Ну это…

    Ю. БУДКИН: Разве это не политика?

    С. ТЕРЗИЧ: Нет, это личное определение каждого болельщика, он говорит это как болельщик, не как президент Сербии. Но я тоже болел за Россию, 99%, может быть, 95% всех сербов болеют за Россию.

    Ю. БУДКИН: Раз уж мы заговорили про этот матч, даже не про этот матч в принципе, а про того, как выступила сборная Россия, вы как футбольный болельщик что скажете по этому поводу?

    С. ТЕРЗИЧ: Я, честно говоря, не ожидал, что она выступит так хорошо. Мне кажется, я смотрел и на открытии против Саудовской Аравии, но мне кажется, в матче против Хорватии ваша команда играла очень хорошо. Я просто поздравляю с этой игрой. Мне кажется, что вы как болельщики должны быть довольны абсолютно. Но так вот футбол спорт, это и счастье одновременно. Я видел, что Фернандес просто промахнул это пенальти, ну я не знаю, наверное, настроение психическое какое-то, напряжение, не знаю, что случилось, но всё-таки думаю, что вы играли очень хорошо, очень хорошо. И, наверное, это открывает, может быть, хорошую дорогу вашей команде на будущий чемпионат тогда.

    Ю. БУДКИН: Кстати, о том, как сербская сборная уезжала с этого Чемпионата мира. К ней дома, вы же наверняка в курсе, были претензии по поводу того, как она здесь играла, или наоборот, их чествовали как победителей, потому что они проиграли бразильцам?

    С. ТЕРЗИЧ: Не чествовали, были критики, но так, я бы сказал, разумная критика, что, может быть, они должны были играть более активно, больше договориться, больше сердцем, имеется в виду, что они представляют страну, одновременно это и национальный престиж государства, вот критика была в таком духе. Я тоже считаю, что они могли играть лучше.

    Ю. БУДКИН: Что, прямо реально выиграть у бразильцев?

    С. ТЕРЗИЧ: Нет, Швейцарии абсолютно. У бразильцев… Я был, я смотрел, от бразильцев я не ожидал, честно не ожидал. Но я смотрел этот матч, они были как бы… Вот, например, бразильцы в несколько шагов, и сразу идёт опасность для наших, сразу. А наши что-то комбинируют перед голом Бразилии, даже и Швейцарии, один другому, другой третьему, вместо того чтобы сразу на гол подача была. Поэтому…

    Ю. БУДКИН: Но вы же видели наверняка, как наши с испанцами играли: просто встали у своих ворот и не пускали испанцев к воротам, вот и все. Они даже, собственно, и не бегали к испанским воротам особенно. Так что… Вот то, что Сербия не самая сильная команда…

    С. ТЕРЗИЧ: Но у нас, знаете, вообще в нашей команде играют очень известные футболисты, например, «Манчестер Юнайтед», или «Челси», или в каких-то очень известных европейских командах. Но мне кажется, как команда они недостаточно функционировали. Я говорю как, извините, дилетант, как человек, который не занимается футболом специально, но как болельщик говорю, – они, мне кажется, должны были играть более сердцем, более жёстко, имеется в виду, что они представляют страну.

    Ю. БУДКИН: Славенко Терзич, Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Сербия в Российской Федерации. Давайте уже от спорта к политике, тем более что совсем недавно было объявлено, что Путин придёте в Сербию, это будет ближайшей осенью. Ради чего этот визит? Чего ждать от этого визита?

    С. ТЕРЗИЧ: Вы знаете, у нас самые красивые сербские монастыри. Я сам историк по образованию, я занимаюсь русско-сербскими отношениями. У нас столетиями существуют очень хорошие, дружеские, даже братские отношения между нашими народами, сербским и русским, и нашими странами. Так было и в предыдущих столетиях, так было и в Первой мировой войне, и во Второй мировой войне, так и сегодня. Поэтому визит президента Путина – это просто продолжение встреч на самом высоком уровне с президентом Сербии. Президент Путин даже был в последний раз в 2014 году, я тоже тогда был, встречал, он сейчас приезжает снова. У нас отношения развиваются хорошо по всем направлениям – и в политическом, и в экономическом, и в военно-техническом, и в других, культурном, научном и так далее.

    Что касается политического, я хочу сказать, что Сербия, правительство Сербии очень благодарно России за эту последовательную, принципиальную поддержку территориального суверенитета Сербии, я имею в виду в Косово прежде всего. Поэтому Россия на всех международных площадках, как Интерпол, Международная таможенная организация, ЮНЕСКО и других площадках поддерживает территориальный суверенитет Сербии. Сербия очень благодарна. Поэтому, мне кажется, визит президента Путина будет еще один шаг в развитии наших отношений по всем направлениям. Вы знаете, в следующем году Сербская православная церковь отмечает 800 лет автокефалии нашей церкви. Президент Путин, я ожидаю, посетит, хотя я не знаю, какая программа будет, но у нас строится, может быть, самый большой храм на Балканах, неизвестно, может быть, и в мире, Храм Святого Саввы Сербского. Россия нам очень помогает, украшение этого храма мозаикой делают и финансируют русские, Россия. Для России это очень важно.

    А что касается экономических отношений, тоже там у нас примерно товарооборот движется около 3 миллиардов долларов, правда, мы наш экспорт подняли почти на 1 миллиард долларов в Россию, для России это очень важно. Но мне кажется, что касается экономики, там есть еще простор для развития наших отношений. Там можно говорить еще и о культурном сотрудничестве, научном сотрудничестве, больше русских инвестиций в Сербию. Самая большая компания Сербии, «Нефтяная индустрия Сербии», в руках «Газпромнефти», большой акционер; «Сбербанк» у нас работает, я думаю, 20 филиалов в Сербии, «ВТБ» и другие компании. Мне бы хотелось, чтобы и сербские строители в Российской Федерации, и другие сербские компании заняли достойное место на рынке России.

    Ю. БУДКИН: Ну вот смотрите, ведь это параллельные процессы: Сербия является европейской страной, это неоднократно уже подчеркивалось, а Европа вообще-то занимается санкциями по отношению к Российской Федерации. Сербия при этом очень чётко, в том числе и президент Вучич неоднократно говорил, что Сербия никогда не присоединится к этим санкциям.

    С. ТЕРЗИЧ: Точно.

    Ю. БУДКИН: Вот в результате в этом положении Сербии сложно?

    С. ТЕРЗИЧ: Сложно, несомненно сложно. Вообще сама геополитическая ситуация Сербии достаточно сложная. Сербия, как вы хорошо знаете, в военно-политическом смысле нейтральная страна, около нас почти в НАТО Хорватия, Словения, сейчас Черногория, Албания, Греция, говорят, будут Македония, Болгария, Румыния, Венгрия. Но Сербия последовательно придерживается своей нейтральной позиции, это одно.

    Другое: все наши – и президент, и наш министр иностранных дел, и все другие представители – постоянно повторяют, что Сербия никогда не будет присоединяться к санкциям против Российской Федерации. И в этом смысле, мне кажется, наша позиция ясная, четкая, она не просто, но всё-таки, мне кажется, она принципиальна и происходит из этой глубины наших столетних отношений сербско-русских.

    Ю. БУДКИН: Но есть попытка Европы, единой Европы так или иначе поменять отношение Сербии к этому вопросу?

    С. ТЕРЗИЧ: Как вы знаете, уже если просто читаете газеты, постоянно повторяется, что Сербия как кандидат на членство в Евросоюзе должна согласовывать всё больше и больше свою внешнюю политику с политикой Евросоюза. Но так как мы не являемся членом Евросоюза, пока еще этот процесс идёт, он непростой, Сербия имеет свою самостоятельную, независимую политику, которая происходит от своих национальных интересов к определённым государствам, в том числе и к Российской Федерации.

    Ю. БУДКИН: Тогда и непонятно получается. Сербия говорит: «У нас пока своя политика, но мы вообще идём в Евросоюз…»

    С. ТЕРЗИЧ: Да, точно.

    Ю. БУДКИН: «…а там когда уже будем, тогда у нас будет другая политика», – так что ли?

    С. ТЕРЗИЧ: Нет-нет, подождите, есть определённые правила, что все члены Евросоюза должны как бы иметь одну свою общую внешнюю политику к другим союзам или другим государствам. Сербия (пока об этом еще рано говорить) на данный момент не является членом Евросоюза, и до этого времени она проводит свою самостоятельную, независимую политику, которая происходит от интересов Сербии.

    Ю. БУДКИН: Но мы понимаем, как долго Сербия не будет членом Евросоюза? Уже когда там говорят, что это 2025 год, может быть, 2027 год…

    С. ТЕРЗИЧ: 2027-й, да.

    Ю. БУДКИН: Это насколько точная дата?

    Ю. БУДКИН: Мне кажется, трудно сказать сейчас, сколько это точно, очень трудно сказать. Тем более что, к сожалению, к Сербии по сравнению с другими членами, которые уже вошли, Евросоюз имеет какие-то дополнительные условия. Одно из условий – это подписание, как там говорится, юридически обоснованного соглашения о регулировании отношений между Белградом и Приштиной, примерно так, может быть, я точно не цитировал. Это значит, что если Сербия хочет поехать в Евросоюз, должна каким-то образом признать независимость южной части своей территории. Хотя чётко никто не говорит, что мы должны признать, мы не должны признать, но одновременно мы должны…

    Ю. БУДКИН: Вы должны договориться.

    С. ТЕРЗИЧ: Договориться и урегулировать международные отношения. Хочу повторить: Сербия считает Косово и Метохию частью своей территории и по конституции Сербии, и по резолюции №1244 Совета Безопасности. Сербия заинтересована в диалоге с представителями временных администрацией в Косово и Метохии, этот диалог происходит в Брюсселе. Но Сербия не готова никогда признать независимость своей самопровозгласившей территории. И в этом смысле вы видите, что в последние полгода идёт процесс, что некоторые государства, которые, наверное, были плохо информированы или под чьим-то давлением, признали Косово как независимое государство, «отзывают» своё признание. Этот процесс идёт очень положительно, и мы считаем, что люди если имеют всё больше и больше информации…

    Это вопрос принципиальный. Если сегодня или вчера было Косово, сегодня Каталония, завтра может быть любой край любого государства в мире. Значит, мир должен иметь принципиальную позицию. Албанцы имеют своё национальное государство – это Албания; в Сербии осталось албанское меньшинство – хорошо, пусть оно имеет самые высокие права по самым высоким стандартам европейским и мировым. Но отделить как результат агрессии НАТО на Сербию часть нашей территории – это против международного права, и Сербия не готова согласиться с этим никогда.

    Ю. БУДКИН: Но Сербия при этом всё-таки по-прежнему пытается идти в направлении Евросоюза, возможно, НАТО…

    С. ТЕРЗИЧ: Нет, не НАТО.

    Ю. БУДКИН: Точно нет?

    С. ТЕРЗИЧ: Все наши представители много раз повторили, что они о процессе вступления в НАТО не говорят, не думают и не рассматривают этот вопрос.

    Ю. БУДКИН: Хорошо, тогда давайте всё-таки уберем этот вопрос по поводу НАТО, хотя многие предполагают, что всё-таки вслед за Евросоюзом будет неизбежный разговор по поводу возможностей Сербии в НАТО. Так в Евросоюзе ведь признают Косово?

    С. ТЕРЗИЧ: Не все, не все. Испания, Словакия, Румыния, Греция, Кипр не признали.

    Ю. БУДКИН: Ну да.

    С. ТЕРЗИЧ: А большинство признало, это точно.

    Ю. БУДКИН: Это не помешает, если что, договариваться?

    С. ТЕРЗИЧ: Вы знаете, сейчас идёт в Брюсселе диалог представителей Сербии и автономного края Косово и Метохии. Этот диалог идёт даже уже несколько лет, будет продолжаться. Мы не знаем, какой будет диалог, но Сербия заинтересована, чтобы вопрос был решен, но на принципах международного права, чтобы сохранился территориальный суверенитет Сербии как государства.

    Ю. БУДКИН: Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Сербия в Российской Федерации доктор Славенко Терзич с нами сегодня. Это прямой эфир, можете писать через SMS-портал +7 925 8888-94-8, можете писать через Telegram пользователю @govoritmskbot, можете звоните 73-73-94-8. Но это через несколько минут, прямо сейчас информационный выпуск, немного рекламы, и мы продолжим.

    НОВОСТИ

    Ю. БУДКИН: Мы продолжаем. Это радиостанция «Говорит Москва», меня зовут Юрий Будкин. Наш гость – Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Сербия в Российской Федерации доктор Славенко Терзич. Это прямой эфир, SMS-портал работает, можно писать через Telegram @govoritmskbot, можно звонить 73-73-94-8.

    Мы с вами говорили до новостей о неких контактах, так будем аккуратно говорить об этих переговорах между Косово и Сербией.

    С. ТЕРЗИЧ: Нет, между Приштиной и Белградом, потому что…

    Ю. БУДКИН: Вот так будем говорить, хорошо.

    С. ТЕРЗИЧ: Да.

    Ю. БУДКИН: Так вот эти… Тут я в новостях еще посмотрел, говорят о какой-то возможной амнистии двусторонней между Приштиной и Белградом, и эти переговоры…

    С. ТЕРЗИЧ: А о какой амнистии? Я, честно говоря, не понимаю, какая амнистия может быть?

    Ю. БУДКИН: То есть вы даже не понимаете, о чем идёт речь?

    С. ТЕРЗИЧ: Нет, вы знаете, я объясню сразу. Значит, дело в том, что в Сербии и Югославии жило и живёт албанское меньшинство.

    Ю. БУДКИН: Да.

    С. ТЕРЗИЧ: Оно имело до развала Югославии, но и после того все права всех меньшинств, значит, именно университет на албанском языке, радио, телевидение на албанском языке, газеты, журналы, все, полное… И по сравнению с предыдущим периодом Косово и Метохия, как и южная часть Сербии, развивался быстрее всех других районов Сербии и Югославии тогда. Но в 1990-х гг., когда пошёл процесс развала Югославии, албанское меньшинство Сербии подняло восстание, изначально протест, потом подняло в 1997-1998-х гг. восстание. Скажите мне, каждое государство защищает свою территориальную интегральность законами и средствами полицейскими и военными. Представьте, например, не знаю, из Франции, как могло быть, например, в Баске, в Каталонии, в других районах любого государства в мире. Сербия, защищая свою территорию, реагировала. НАТО тогда предпринял агрессию против Сербии и тогда Югославии, 78 дней бомбил Сербию и союзную республику Югославию. Впоследствии, чтобы прекратили бомбардировки, было так называемое Кумановское соглашение и резолюция №1244. Вместо диалога в регулировании этого процесса временная администрация Косово и Метохии провозгласила независимость с поддержкой сил НАТО и других государств Евросоюза. И сейчас принципиальный вопрос, кто должен кого тут амнистировать, Сербия должна амнистировать… Даже она амнистировала или в конце 2000 года, или в конце 2001 года, когда у нас произошёл переворот, тогда многие албанские террористы, которые были в тюрьмах, были освобождены, они были выпущены.

    Ю. БУДКИН: В Косово в 2013 году тоже говорили об амнистии. Но вот теперь как раз и говорят, что в рамках вот этих договоренностей или попытки достижения договоренности там, в Европе, где встречаются, собственно, Приштина и Белград, представители этих городов, там якобы говорят о возможной амнистии военных преступников с двух сторон, якобы это важная договоренность, которая может позволить в итоге всё-таки договориться двум странам. Или всё-таки пока всё не так близко к договоренности?

    С. ТЕРЗИЧ: Я не в курсе здесь вопроса амнистии, но мне кажется, принципиально сербские офицеры, полицейские, которые защищали свою родину, могут они быть преступниками или нет? Я думаю, что не могут. Другое дело, если они совершали преступления, у нас существуют законы, были и тогда, насколько я знаю, даже во время сопротивления агрессии НАТО были некоторые как бы процессы по некоторым преступлениям, которые были на площадке этих военных действий. Поэтому мне кажется, здесь надо исходить из принципиальных вопросов. Я даже часто цитирую Генри Киссинджера, который, вы знаете, был главой американской дипломатии, который в 1998 году в Праге, когда обсуждался вопрос о возможной военной интервенции против Югославии и Сербии, сказал: «Друзья, какой будет мир завтра, если НАТО будет бомбить каждое государство, где появится вопрос меньшинства? Нет государства без такого вопроса». И он даже сказал: «Если честно хотим решать вопрос, пойдём от деревни до деревни, увидим, какие проблемы там, будем конкретно решать вопрос конкретными разговорами». Вместо этого, как вы хорошо знаете, НАТО приняло решение о бомбардировке, и всё пошло в направлении, которое, я бы сказал, вызывает до сих пор и будет вызывать нестабильность в Балканском регионе.

    Но вопрос в этом, почему, если комиссия Бадинтера после развала Югославии сказала, что границы бывших республик Югославии будут границами независимых государств, этот принцип не распространяется на Сербию? Сербия разве что-то другое, отличается от других государств? Поэтому я думаю, что… Я не говорю о том, сколько сама территория Косово и Метохии в итоге значит для Сербии, для нашей культуры, нашей идентичности, там колыбель нашей цивилизации, там самые красивые… Я хочу… Когда говорим о месте, с приходом международных сил до сих пор разрушено в Косово и Метохии около 150 сербских святынь и монастырей, там уничтожены почти все сербские библиотеки, уничтожены сербские кладбища в Косово и Метохии. Почти каждый день и сегодня мнимо присутствие этих сил и нападение на сербов, ограбления, убийства, провокации, почти каждый день; не говоря о том, что сама территория Косово и Метохии является чёрной дырой Европы, в последнее время там идёт, как и раньше тоже было, торговля наркотиками, торговля оружием, людьми. Вы помните этот инцидент с торговлей органами сербскими, который на севере Албании происходил?

    Ю. БУДКИН: То, как вы описываете ситуацию, разве не показатель того, что договориться нельзя?

    С. ТЕРЗИЧ: Нет, договариваться нужно, но можно только на основе справедливости, на основе фактов, кто за что там виноват, чья это территория. Какие принципы международного права касаются Сербии, Косово и Метохия не являются государством, Косово и Метохия часть Сербии несмотря на то, что их признала почти половина…

    Ю. БУДКИН: Но вы же понимаете, вы наверняка уже слышали после подобных разговоров вопросы, которые вот один за другим приходят к нам на SMS-портал, вы даже знаете, что это за вопрос. Россия поддерживает Сербию в вопросе Косово и Метохии.

    С. ТЕРЗИЧ: В вопросе территориальной интегральности Сербии.

    Ю. БУДКИН: Сербия не признает Крым.

    С. ТЕРЗИЧ: Да.

    Ю. БУДКИН: Это опять нужно объяснять.

    С. ТЕРЗИЧ: Вы знаете, это совсем разные вещи…

    Ю. БУДКИН: Это разные вещи, нельзя проводить аналогию?

    С. ТЕРЗИЧ: Нет, абсолютно.

    Ю. БУДКИН: Но вы можете объяснить, почему?

    С. ТЕРЗИЧ: Потому что… Вы знаете, Косово и Метохия вообще с раннего Средневековья были частью сербской земли, сербского государства. Во время османского ига это была часть Османской империи как и вся Сербия, как и все Балканы. После освобождения этой территории в 1912 году (Первая балканская война) это стало частью Сербии, и по многим международным договорам, как было на Лондонской конференции послов, как Бухарестский договор, Косово и Метохия… Сербия вошла в состав Югославии в 1918 году с территорией Косово и Метохией и, кстати, с сегодняшней территорией Республики Македонии. Другое дело, что потом произошло.

    Ю. БУДКИН: Ну да.

    С. ТЕРЗИЧ: Поэтому, значит, до сих пор по конституции Республики Сербия Косово и Метохия всегда являлись до агрессии НАТО частью территории Республики Сербия и по резолюции Совета Безопасности, и по нашей конституции. Поэтому это ясно, что какое-либо признание Косово и Метохии является самым грубым нарушением международного права.

    Ю. БУДКИН: И это никак не бьётся с ситуацией, которая касается Крыма?

    С. ТЕРЗИЧ: Это совсем иная ситуация, да.

    Ю. БУДКИН: Хорошо.

    Вот эти вот разговоры о том, что Сербия будет покупать российское оружие, по поводу возможных поставок С-300, тем более что уже вроде как есть и опровержение на этот счёт, но есть по-прежнему и утверждение. Как это возможно?

    С. ТЕРЗИЧ: У меня нет информации, что вообще Сербия обращалась официально для покупки С-300. Сам министр обороны Сербии не дал этой информации, но в том числе и Федеральное агентство Российской Федерации по военному сотрудничеству тоже сказало, что таких официальных обращений не было. Поэтому я думаю, как эта информация пошла в эфир, я не знаю, но всё-таки, значит, официально Сербия не обращалась с таким, не поступало такое обращение со стороны Сербии.

    Ю. БУДКИН: Когда ТАСС пишет, что пять дней назад Сербия направила России официальную заявку, это не так?

    С. ТЕРЗИЧ: У меня такой информации нет.

    Ю. БУДКИН: Но вообще в принципе Сербия и российское оружие?

    С. ТЕРЗИЧ: Вы знаете, если вы знаете, например, оружие бывшей Югославии в большинстве своём было советское, у всех республик осталось много этого старого советского оружия, тоже в том числе и у Сербии. Кроме того, после всего этого развала Югославии у нас продолжается это очень хорошее военно-техническое сотрудничество с Российской Федерацией, и это нормально. И военное, и военно-техническое. Сербия участвует в учении «Славянское братство», Сербия участвует в… играх всегда, каждый год; Сербия участвует в других, она является наблюдателем Парламентской Ассамблеи ОДКБ; Сербия, как вы хорошо знаете, получила подарок от Российской Федерации, 6 старых МиГ-29, правда, их надо на дополнительные деньги модернизировать, но всё-таки это очень такое большое внимание. Идёт речь и о других формах сотрудничества, что касается другого оборудования и так далее. Мне кажется, что между нами существует хорошее, нормальное, дружеское военное и военно-техническое сотрудничество.

    Ю. БУДКИН: И всё-таки это военно-техническое сотрудничество исключительно на российском направлении для Сербии, или Сербия работает и с европейскими странами, натовское военное оборудование у Сербии тоже есть?

    С. ТЕРЗИЧ: Мне кажется, что да, она покупает, насколько я знаю, вертолеты из Франции, может быть, еще некоторое оборудование, я не совсем в курсе, да, она покупает с других сторон, но большинство покупок идёт из Российской Федерации.

    Ю. БУДКИН: По поводу вообще взаимоотношения с разными странами. Вот из последних новостей тоже: Великобритания выделяет Западным Балканам 11 миллионов фунтов стерлингов. Для чего? – для того чтобы детей обучать. 4.5 тысячи школ Албании, Боснии, Косово, Македонии, Черногории, Сербия тоже в этом списке.

    С. ТЕРЗИЧ: Косово – это тоже Сербия.

    Ю. БУДКИН: Это вы говорите, но в Косово говорят иначе.

    С. ТЕРЗИЧ: Да.

    Ю. БУДКИН: И в Великобритании, судя по всему, потому что там составляли этот список…

    С. ТЕРЗИЧ: Ну это ясно, британцы признали.

    Ю. БУДКИН: Так вот они выделяют деньги, для того чтобы обучить в том числе и ваших детей, сербских детей. Как к этому относятся к Сербии?

    С. ТЕРЗИЧ: Вы знаете, каждое государство, особенно великие силы, стараются продвигать своё влияние культурное, как сейчас говорят, «мягкая сила». Там есть большая традиция присутствия Великобритании еще с XIX столетия, присутствие Великобритании, Франции, Германии. Например, в Сербии в XIX веке, может быть, самый такой присутствующий язык иностранный был немецкий, в начале XX столетия стал французский, может быть, до после Второй мировой войны, а потом стал английский. Англия и другие западные страны – США, Англия, даже Германия – десятилетиями показывают очень такую большую активность в этом направлении в Балканском регионе. И до развала Югославии, и после развала Югославии многие фонды, университеты, гранты, которые они давали, культурные центры, обучение английскому, немецкому языкам – это происходило уже много десятилетий на южнославянском просторе. Сейчас…

    Ю. БУДКИН: Но разве это не опасно для развития собственного понимания, что такое серб, к примеру?

    С. ТЕРЗИЧ: Нет, вы знаете, я считаю, что каждый народ … У сербов, мне кажется, особенно присутствует это чувство собственной идентичности, собственных ценностей, собственной традиции. И Сербия много гордится этим. Но с другой стороны, культурное влияние или влияние пропаганды западных стран в Балканском регионе очень жёсткое, очень активное. Иностранные государства, особенно великие, выделяют большие деньги. Сопротивляться этому, мне кажется, непросто. С другой стороны, там идёт и определённая геополитическая составляющая. Это было в истории и после Крымской войны, и после Берлинского конгресса в XIX веке, процесс вытеснения какого-либо русского влияния на Балканах. Это уже в истории повторялось много раз; мне кажется, что и сейчас западные политики, представители администрации часто говорят о русской угрозе в Европе, русской угрозе на Балканах и так далее, хотя реально я эту угрозу не вижу. Мне кажется, что Россия тоже должна подумать, что ей надо делать в Балканском регионе, может ли она тоже выделять деньги, может ли она поддерживать изучение русского языка, может ли она поддерживать культурные программы, научные программы, конференции, встречи молодых людей. Это очень важно для продвижения русского культурного влияния на Балканах.

    Ю. БУДКИН: Вот смотрите, у нас в последнее время довольно много говорят о том, что если это школа, то по большому счёту в школе должны обучать от имени государства российского, а по вашей логике получается, что в сербской школе можно в этом классе обучать от имени Великобритании, в соседнем классе в это время от имени и за деньги Российской Федерации, в третьем…

    С. ТЕРЗИЧ: Нет-нет, вы не поняли.

    Ю. БУДКИН: А как?

    С. ТЕРЗИЧ: Вы знаете как? Например, «British Council» в Белграде организует курсы английского языка, организует многие другие программы, как институт Белграда или, например, другие институты культурные, которые организует государство в Белграде. Они организуют курсы, посещение, дают гранты, помогают в переводе английской, испанской или немецкой литературы на сербский язык или переводе сербской литературы на другие языки. Значит, они поддерживают культурное сотрудничество, что одновременно обозначает как бы и культурное присутствие этой страны. Я имею в виду, например, в Белграде или в Сербии существует сейчас кабельная сеть, она в руках, мне кажется, SBB, насколько я знаю, это возглавляет бывший шеф ЦРУ Петреуc. Существует телевидение «N1», это тоже дочь, я думаю, «CNN». Существует тоже какая-то западная компания, покупала «Pink Montenegro», «Pink Bosnia and Herzegovina». Значит, идёт очень активное действие в медийном пространстве. С другой стороны, Катар финансирует очень активную телестанцию «Аль-Джазира» на сербском языке и «Сараево», которые тоже 24 часа бьют. С другой стороны, мы не имеем какого-либо другого направления, другой ориентации, Российская Федерация в Сербии имеет только хаб «Sputnik Сербии» на сербском языке, там нет русского телевидения на сербском языке. Правда, там достаточно активно делают «Русский дом», это русский культурный центр своеобразный в Белграде. Но всё-таки мне кажется…

    Ю. БУДКИН: «Russia Today» по-сербски нет?

    С. ТЕРЗИЧ: По-сербски нет, нет.

    Ю. БУДКИН: Вам не кажется, что этого не хватает?

    С. ТЕРЗИЧ: Абсолютно, я думаю, что это должно быть, было бы очень хорошо, если бы «Russia Today» было на сербском языке. Поэтому если бы «Russia Today» было на сербском языке, весь южнославянский мир от Альп до Чёрного моря понимает более-менее сербский. Это было бы очень важно, чтобы публика сербская могла послушать и увидеть другую точку зрения.

    Ю. БУДКИН: Славенко Терзич, Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Сербия в Российской Федерации. Вопросы от наших слушателей. Павел Степанец вот так формулирует: «Сербия простила Россию за то, что не помогли в своё время, когда бомбили Белград?»

    С. ТЕРЗИЧ: Сербия очень хорошо понимала позицию России. Она значит, что это не было политикой как бы русского народа, это позиция администрации президента Ельцина, дипломатию которого возглавлял министр иностранных дел Козырев, который, к сожалению, больше понимал американские интересы, чем интересы сербские, а можно сказать, даже и русские.

    Ю. БУДКИН: Антон спрашивает: «А почему так мало сербских товаров в России? Вроде как качественные продукты, а здесь их, получается, купить не так просто». Это действительно так?

    С. ТЕРЗИЧ: Да, в принципе это так. Дело в том, что, например, у нас в последнее время есть всё больше и больше сербских фруктов, яблок и так далее, сербская брынза очень хорошая, сербские вина тоже очень… У нас нет, например, сербского торгового дома в Москве или каком-то другом городе.

    Ю. БУДКИН: Это проблема того, что, к примеру, наши чиновники не пускают, или это проблема сербов, которые не очень заинтересованы в этой…

    С. ТЕРЗИЧ: Значит, проблема я бы сказал и с одной, и с другой стороны. Проблема и в достаточно жёстких мерах ваших чиновников, и плохой организации наших производителей или предпринимателей. Я думаю, проблема и одна, и другая. У нас сейчас работает представительство Торгово-промышленной палаты, и я думаю, прямо в этом направлении мы можем продвигать намного больше сотрудничества. Сербия имеет очень качественные продукты (овощи, фрукты, молочные продукты, мясные продукты), и мы бы были очень заинтересованы, чтобы они всё больше и больше поступали на русский рынок.

    Ю. БУДКИН: Виталий спрашивает: у нас, вы слышали, наверное, здесь собираются время выхода на пенсию поднимать до 63-65 лет…

    С. ТЕРЗИЧ: Да, я читал.

    Ю. БУДКИН: И вот он спрашивает, как на сегодня в Сербии?

    С. ТЕРЗИЧ: В Сербии 65 лет для мужчин, для женщин они повысили я точно не знаю на насколько, но это не касается определённых… Например, профессор университета, очевидно, может работать до 68 лет, после 65 он может работать еще 3 года, хотя я в последнее время слышал, может быть, еще год-два. Или, например, в научных институтах самое высокое звание научного советника (это профессор) может работать до 67 лет.

    Ю. БУДКИН: У вас так же, как и у нас, одни работают и платят деньги, эти деньги потом выплачивают в виде пенсий этим же людям, или всё-таки как-то иначе всё это работает?

    С. ТЕРЗИЧ: Нет, у нас…

    Ю. БУДКИН: Или вы платите деньги на собственный счёт?

    С. ТЕРЗИЧ: Нет-нет, пенсию?

    Ю. БУДКИН: Да.

    С. ТЕРЗИЧ: Вы знаете, я знаю, как это традиционно было: от твоей зарплаты, от твоего прихода отнимается определённый процент, не знаю, 2-3%.

    Ю. БУДКИН: Да, у нас так и делают, но эти деньги тут же выплачивают ныне существующим пенсионерам, а когда ты доживешь до пенсии, тогда, соответственно, те работающие будут платить эти 5-6% и тебе будут выплачивать эти деньги. Так же и у вас или как-то иначе?

    С. ТЕРЗИЧ: Примерно так. Хотя сейчас существуют частные пенсионные фонды, я не понимаю, как это идёт, но знаю, что некоторые люди мимо этого, они платят через государство, это обязательный процент, они тоже платят в частные фонды, чтобы в какой-то момент пенсионного возраста… Но мне кажется, и у вас, и у нас эта область пенсионного обеспечения очень важна. Дело в том, что в каких-то кризисных ситуациях бывает так, что деньги из пенсионных фондов идут в какие-то другие направления. Я думаю, что это очень важно, если человек работал честно 35-40 лет, он должен иметь очень достойную пенсию.

    Ю. БУДКИН: Вот достойная пенсия по-сербски – сербские пенсионеры сколько получают сейчас? Существует какое-то среднее понимание того, что такое пенсия?

    С. ТЕРЗИЧ: Да. Я вчера видел у вас по телевидению, что у вас средняя пенсия на данный момент 14 тысяч рублей.

    Ю. БУДКИН: Да, примерно так.

    С. ТЕРЗИЧ: Я думаю, что у нас… Я даже думал, сколько у нас средняя точно. Я думаю, что у нас она побольше, но ненамного, не могу точно ответить.

    Ю. БУДКИН: То есть у нас 200 евро, у вас побольше, чем 200 евро?

    С. ТЕРЗИЧ: Да, побольше в среднем. Не знаю, сколько точно, но думаю, побольше.

    Ю. БУДКИН: Совсем коротко. Я попрошу вас надеть наушники, наши слушатели к нам присоединяются. Слушаем вас, здравствуйте.

    СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. У меня вопрос по кредитам для Сербии. Скажите, вот Кипр просто проел российские кредиты, а Хорватия просто отказалась вернуть «Сбербанку» 1 миллиард евро. А что Сербия делает с российскими кредитами? Спасибо.

    Ю. БУДКИН: Спасибо. У Сербии много кредитов из России?

    С. ТЕРЗИЧ: Нет, у Сербии есть… В последнее время есть первый кредит для модернизации железных дорог, 800 миллионов долларов. Этот кредит используется очень хорошо, «РЖД» работает высокопрофессионально, никаких проблем нет; идёт модернизация железных дорог около Белграда, Белград – Панчево, Белград – Валево, в направлении Черногории, в направлении Венгрии. Мне кажется, этот кредит в 800 миллионов долларов используется очень профессионально и очень хорошо.

    Другой кредит был кредит для бюджета, это был 2013 год, 500 миллионов долларов, но до этого мы получили только 300 миллионов долларов, а 200 миллионов долларов сказали тогда, что нужно согласовать с Международным валютным фондом. И так как этого соглашения не было, мы не получили до сих пор этих 200 миллионов. В принципе я считаю, что Сербия пользуется русскими кредитами, но и нормально, честно возвращает.

    Ю. БУДКИН: Возвращает.

    Славенко Терзич, Чрезвычайный и Полномочный посол Республики Сербия в Российской Федерации, был сегодня в программе «Умные парни». Господин посол, я благодарю вас. Спасибо.

    С. ТЕРЗИЧ: Я тоже. Спасибо.

    Версия для печати

Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus