• Видеоблогер, автор канала «Дневник Хача» Амиран Сардаров в программе «Бла-бландинки» от 22 июля 2018 года

    13:00 Июль 21, 2018

    В гостях

    Амиран Сардаров

    Видеоблогер, автор канала «Дневник Хача»

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Это программа «Бла-бландинки». Мы начинаем. Ольга Данилевич.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Катерина Звягинцева.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: У нас сегодня в гостях…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: В гостях у нас видеоблогер, автор канала «Дневник Хача» Амиран Сардаров. Амиран, здрасьте.

    А.САРДАРОВ: Здрасьте. Можно вопрос сразу? Зачем вы меня позвали? Зачем я вам нужен вообще здесь, среди умнейших, крутейших ведущих? У вас еще есть Савельев. Нафига вам какой-то блогер?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А вы не считаете себя умным?

    А.САРДАРОВ: Нет.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Зато честный.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Давайте мы тоже сейчас честно очень сделаем. Мы первый раз попытались вас позвать года три, наверное, назад. Программе четыре с половиной года.

    А.САРДАРОВ: И что, я выпендривался?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Очень сильно выпендривались, надо сказать. Мы сейчас вам это припоминаем именно в эфире, а не за эфиром. Вы настолько выпендривались, что вы прямо нас откровенно слили.

    А.САРДАРОВ: Как это проявилось? Просто сказали: нет?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Да, типа, «зачем мне это надо?»

    А.САРДАРОВ: Честно скажу, на тот момент я думал, что ни телевизор, ни радио, просто это пустая трата времени.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А что изменилось?

    А.САРДАРОВ: Не знаю. Повзрослел, наверное.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А восприятие телевидения, радио, вы стали и телевизор смотреть, и слушать радио?

    А.САРДАРОВ: Нет. Если честно, здесь просто работает Доренко, которого я добивался в течение пяти лет, очень много раз с интервью с ним.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Он не просто тут работает – он главный редактор этой радиостанции.

    А.САРДАРОВ: Круто. И тут в какой-то момент мне удалось у него взять интервью, когда я снимал фильм про Москву, и когда мне сказали, что Доренко тебя зовет туда, к себе, я говорю, ну, конечно, я с удовольствием пойду. Я надеялся, что он будет здесь лично.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Но нет, он сейчас в отпуске.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Он в отпуске.

    А.САРДАРОВ: Ничего страшного. Я привык к унижениям.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вы, в общем, согласились, потому что рассчитывали: а – увидеть Сергея Доренко, и б – увидеть профессора Савельева. Я правильно поняла? Нас вы не знали?

    А.САРДАРОВ: Профессор, да, то, что вы мне сказали. Но я очень приятно удивлен, что он здесь работает.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: В общем, такое, 1:1, уравновесили.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Мы чуть попозже и к Савельеву вернемся, и как раз к этому видео о Москве, в котором участвовал Сергей Доренко.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Давайте контакты. +7-925-88-88-948 – номер для ваших смс. Telegram govoritmskbot, Twitter govoritmsk и наш Instagram bla_blandinki. Попозже, друзья, мы зачитаем все ваши сообщения. Одно только пока: «Амиран, салют. Смотрю уже три года тебя. Ты красава. Удачи. Девчули. Привет Туле. Александр Первый».

    А.САРДАРОВ: Серьезно? А комментариев типа «продался, гоните его в шею», такого нет?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Нет, еще пока не появилось. Подождите. У нас всего пару минут эфира только прошло. Давайте сразу к важному, к деньжищам, конечно же. Потому что на днях опять считали доходы блогеров, это было уже в апреле, когда считали эксперты российского исследовательского агентства, тогда первое место занял Wylsacom, который, кстати говоря, у нас тоже был. Мне кажется, сейчас надо…

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Да-да, так сделать, важность себе поднять.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Wylsacom, согласно данным агентства, за второе полугодие 2017-го заработал 28 миллионов. У вас было 27 миллионов 300 тысяч рублей дохода за второе полугодие 2017-го. Это близко к реальности?

    А.САРДАРОВ: Чуть больше даже.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Чуть больше?

    А.САРДАРОВ: За год там было?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Не-не, за второе полугодие 2017-го.

    А.САРДАРОВ: Нет, за год.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Значит, переборщили немножко.

    А.САРДАРОВ: Чуть-чуть переборщили, да.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Около года назад при этом вы говорили, что в месяц на содержание офиса, на зарплату своим сотрудникам вы тратите 2 миллиона 200 тысяч.

    А.САРДАРОВ: Да. Сейчас чуть больше даже.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Сколько?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Почему больше? Вы переехали? Вы наняли больше людей?

    А.САРДАРОВ: Команда стала больше. Было 12 человек, сейчас 30.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Зачем вам столько людей?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Зачем вам так много?

    А.САРДАРОВ: Проектов становится больше, каналов заказывают больше, пиара заказывают больше, рекламы больше и так далее. Всего стало больше.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: И вас стало больше тоже везде. Сейчас доходы блогеров уже считали в Минкомсвязи. Замглавы ведомства Алексей Волин говорил, что общий заработок российских блогеров за последний год составил 10 миллиардов рублей.

    А.САРДАРОВ: И я понял в этот момент, что я очень мало работаю.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: 10 миллиардов. Какая доля… Мне кажется, там же ваши в основном деньги.

    А.САРДАРОВ: Капля. Капелька.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Капелюшечка.

    А.САРДАРОВ: Да. Вы знаете, что на самом деле реально зарабатывающих блогеров, хорошо прямо, за которыми бегают и считают, сколько миллионов они зарабатывают, их не так уж и много в России. Их человек, может, меньше десяти.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Но вы-то в десятке.

    А.САРДАРОВ: Наверное.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: В тройке, как мы выяснили.

    А.САРДАРОВ: Наверное. Но это все относительно, честно. Очень много денег уходит на команду, на компанию, хочется расти и развиваться.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Давайте… Вот я к чему это все вела. Потому что, называя доходы, в Минкомсвязи при этом сказали, что 15-17 примерно тысяч российских блогеров сейчас они знают, по крайней мере, об их существовании, в ведомстве.

    А.САРДАРОВ: Следят.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Да. Мне интересно, в этой большой толпе блогеров у вас вырос реальный конкурент, по вашим ощущениям?

    А.САРДАРОВ: Очень редко появляются самородки, которые разрывают. Вот так, как появился Дудь, как появился я три года назад, как появился Wylsacom. Такая сейчас компания блогеров… Как на телевизоре, знаете, сейчас вот есть старой закалки, они все сидят. Так же и мы, стареем, годы проходят, и мы кое-как держимся. Таких молодых и быстрорастущих блогеров очень редко появляется.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А вы подружились? Как-то у вас, не знаю, корпоративы теперь, профсоюз блогеров?

    А.САРДАРОВ: Нет такого. Наоборот такое ощущение, как будто каждый ищет… С одной стороны, мы типа дружим, как в шоу-бизнесе, а, с другой стороны, каждый будет рад в душе, если кто-то споткнется, и сделать обзор на него. YouTube на сегодня в России - это срач… Можно говорить такое слово?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Только матом не ругайтесь.

    А.САРДАРОВ: Хорошо. Это срач, который дает просмотры и рейтинги, и другие блогеры делают обзоры на этот срач, чтобы поднять свои просмотры и рейтинги.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Какое-то гнилое место.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Так про шоу-бизнес всегда говорили, про эстраду про российскую тоже. То есть, в общем, вы где-то рядом. Волин сказал еще важную для нас, например, штуку.

    А.САРДАРОВ: Волин?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Волин. Это замглавы Минкомсвязи.

    А.САРДАРОВ: Понял.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Говорит следующее: «Если блогер при помощи своего труда зарабатывает деньги и занимается этим профессионально, то его ничто не отличает от журналиста». Вы себя журналистом считаете?

    А.САРДАРОВ: Да нет, конечно. Какой я журналист? Вы профессионалы, а я кто вообще такой? Я недоучка, у меня три класса образования. Какой я журналист?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: У меня, честно говоря, прямо накануне возникла страшная мысль, я осознала ужасное.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Так…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Потому что есть вы, есть, условно, Баста, есть Олег Меньшиков, которые начали делать всякие разные интервью. То есть вы люди не от журналистики, но вы делаете интервью, и поскольку вы популярны, к вам скорее придут всякие знаменитые люди. Для того, чтобы нам зазвать знаменитых, нужно сильно постараться. Есть такие знаменитости, которые не придут. Не потому что к нам, а потому что не придут просто.

    А.САРДАРОВ: Почему?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Например, к Басте пришел Ваня Ургант. Он не придет сюда, ему это не нужно.

    А.САРДАРОВ: Значит, это личная как бы.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Да, это личные контакты и все остальное. И мне кажется, что все становится, к сожалению, плохо с журналистикой.

    А.САРДАРОВ: Я вам сочувствую.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вы спасаете блоги других людей. Скажите, как спасать радио. Я понимаю, что вы не из этой сферы, но у вас наверняка суперкреативное мышление, вы-то сейчас нам что-нибудь расскажете.

    А.САРДАРОВ: Уходите в YouTube.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Все? Вообще нет шансов?

    А.САРДАРОВ: Почему? У вас же есть попытки, это же транслируется в YouTube, насколько я знаю.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Вот, вот, вот камеры.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Да.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Но это не прямая трансляция в YouTube.

    А.САРДАРОВ: Смотрите, первым дело, что надо было сделать? Это сказать, Хач, ты перед тем, как приедешь, накануне выложи stories или пост про то, что ты у нас участвуешь в радиоэфире.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вы не могли бы сейчас это сделать?

    А.САРДАРОВ: А я уже выложил, только что, но это мало, они не успеют. У нас сколько эфир будет длиться?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Час.

    А.САРДАРОВ: Вот. Они там только подгребать начнут.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А потом начнут спрашивать: где найти запись.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Мы просто очень скромные, мы не могли, понимаете. Мало ли, вы там не придете, а мы тут начнем.

    А.САРДАРОВ: Мне кажется, на сегодняшний день это пиар и маркетинг в первую очередь, а не содержание, к сожалению.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: То есть контент вообще…

    А.САРДАРОВ: К сожалению. Когда я пять лет назад брал интервью у Савельева и пытался какую-то пользу принести, чему-то научить, у меня было, знаете, сколько за полтора года? Восемь тысяч подписчиков. Полтора года сумасшедших усилий, нервного стресса, желудочно-кишечный тракт под откос шел – и восемь тысяч подписчиков.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: И что выстрелило?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Подождите. То есть нужны грудь, попа? Что?

    А.САРДАРОВ: Жизнь реальная. Real life.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А что значит «реальная жизнь» для вас?

    А.САРДАРОВ: Для меня это дать возможность проявить себя людям во всей красе, без украс. Мы можем быть, какими являемся, жалкими скотинами, если по Савельеву. Вот пусть он это покажет, если хочет.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Еще вы где-то около года назад говорили о том, что вы ждете того, что YouTube наконец монетизирует все на свете и сделает платную подписку. И вот YouTube собирается это сделать.

    А.САРДАРОВ: Netflix. Да, это рубильник, как у Netflix, чтобы мы сами могли выбирать, что мы хотим, чтобы зритель смотрел за деньги. Мы считаем, если это так круто, мы сделали и вложили денег, команда, то есть усилия, которые не окупят просто просмотры и рекламная интеграция.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Это же еще не сделали.

    А.САРДАРОВ: Это не сделали.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Прям вот-вот.

    А.САРДАРОВ: Это сделали для общего YouTube-сообщества. То есть просто ты, если покупаешь за 5 долларов в месяц подписку, ты не видишь рекламу вообще. То есть потихоньку аудиторию готовят, насколько я понимаю. Когда это сделают, начнется полноценная конкуренция, придет телевидение со своим мощным продакшном, и вот тогда нам, блогерам, будет несладко.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вы что-то делаете для того, чтобы достойно конкурировать с телевизионщиками?

    А.САРДАРОВ: Да. Расширяю постоянно команду и переманиваю продакшн с телевидения.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Ха-ха-ха. И кого переманили?

    А.САРДАРОВ: Очень серьезных ребят.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Ну скажите хотя бы, с каких каналов вы забрали?

    А.САРДАРОВ: С НТВ, например.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Оттуда многие уходят, кстати.

    А.САРДАРОВ: Которые по 10 лет там работали.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А вы им зарплату предлагаете, насколько больше, чем на телевидении?

    А.САРДАРОВ: В полтора-два.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Вам не нужны…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Я потом парочку вопросов вам задам. Все все-таки идет к тому, что телевидение, значит, тоже и по вашему, и судя по тому, на что рассчитывает YouTube, тоже перейдет в YouTube. Телевидение. Как это в «Москве слезам не верят». Все, закончится? Или оно будет в какой-то форме существовать, по вашему представлению?

    А.САРДАРОВ: В какой-то форме по любому будет. Но вот в какой? Все гадают только. Мне кажется, даже сами профессионалы и мастодонты, которые работают на телевизоре, не понимают.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Просто за пять лет все поменялось, уже все поменялось.

    А.САРДАРОВ: Сто процентов. Они сами ищут и не понимают свой формат. Сначала, когда все очухались и поняли, что сейчас волна и тренд блогеров, все пытались кучками нас собирать и везде показывать. И ничего не получилось из этого. В итоге негатив хапнули мы от своих подписчиков, и, собственно, они никаких рейтингов не получили. И так теперь они как-то так, опять отстранились. Телевидение, мне кажется, сейчас на этапе, когда они сами ищут свой формат уже какой-то уникальный.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вы понимаете, хорошо понимаете, кто ваша аудитория?

    А.САРДАРОВ: А YouTube дает прекрасную возможность это увидеть. У них же есть аналитика мощнейшая. Моя аудитория - это 87% мужчин, 56% - это от 18 до 35 лет.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Скажите мне честно, как вы думаете, за счет чего вы такой популярный и вас смотрят?

    А.САРДАРОВ: Честно? Я не знаю.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Потому что я тоже не знаю.

    А.САРДАРОВ: Я понятия не имею.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Чем вы зацепили?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Я попыталась посмотреть ваши видео, и я искренне не понимаю.

    А.САРДАРОВ: Я не знаю. Иногда мне казалось, что я знаю, а теперь я понимаю, что я не знаю.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А когда вам казалось, что вы знаете, что вы думали? Почему?

    А.САРДАРОВ: Постоянно менялся формат. Начиналось все с чего это? iPhone 4, дома, девушка, друзья - и это было интересно смотреть, а-ля формат сериала «Друзья». Потом это все сдулось, и я искал какую-то новую возможность, что можно сделать, что снять, вроде как нащупал. И так постоянно, то есть волнообразно: подъем, спад, подъем, спад, подъем, спад. Уникальной формулы какой-то я не скажу, честно. Я не знаю.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: У вас не так давно (мы хотели об этом во второй части, но чуть-чуть затронем) новый проект «Хачу невесту». Вы зачем это сделали?

    А.САРДАРОВ: Хочу невесту.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Ну ладно, вы же можете быть честными с нами.

    А.САРДАРОВ: Я честен с вами.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: В каждом видео вы говорите о том, что вы да, но хотите невесту, да, вы понимаете, что среди тех девушек, которых вы набрали, вы вряд ли что-то найдет, ну а вдруг, ну вы правда понимаете, что среди девушек, которых вы набрали, вы не найдете невесту.

    А.САРДАРОВ: Так же как и вокруг в жизни. Я каждый раз надеюсь, что…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Так вы отобрали специально тех, кто делает какое-то шоу, но точно не станет вам невестой. Ну правда.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Ну борщ не сварит.

    А.САРДАРОВ: Послушайте, я считаю так, неярких людей вокруг и так дохрена. Как говорит тот же Савельев. Ярких очень мало.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вы хотите жить с яркой?

    А.САРДАРОВ: Я хочу, чтобы хотя бы мне было интересно.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А что это означает, быть интересно? Она что, должна на голове стоять или у плиты, или как?

    А.САРДАРОВ: Чтобы, помимо плиты, сумок и путешествий, было, о чем хотя бы поговорить или как-то человек развивался.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: То есть она должна быть немножко хотя бы умная.

    А.САРДАРОВ: Мы же не можем под какие-то стандарты или какие-то шаблоны подогнать. Это же вопрос каких-то сочетаний, которые ты увидишь, и тебе покажется, что вот, наверное, это мой человек. И также в обратную.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Зацепила или нет.

    А.САРДАРОВ: Да. И также в обратную сторону. Я думаю, здесь не все замужем или женаты и не у всех есть семьи. Посмотрел статистику, оказывается, все мегаполисы в среднем 60% людей, они все одинокие.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: 57% - Москва.

    А.САРДАРОВ: Да.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Я тоже посмотрела статистику в Instagram. И вы сказали: значит, «я еще не м…к»

    А.САРДАРОВ: Да.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Не надо тоже ругаться. Нельзя.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Это была цитата из Instagram. Знаете, чем хорош YouTube? Там можно ругаться.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Но здесь не надо.

    А.САРДАРОВ: Вот сейчас даже Михаил Галустян перешел в YouTube. Жорика Вартанова реабилитировали как персонажа, и он YouTube-блогер.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Слушайте, вас не пугает, скажите мне честно… Ваша аудитория все равно, так или иначе, состоит из совсем молодых, юных людей. На примере «Хачу невесту»…

    А.САРДАРОВ: О… начинается.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Не-не, я вас не осуждаю, потому что я откровенно говорю, я не знаю, чем вы и до этого брали, правду вам скажу.

    А.САРДАРОВ: Так.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Барышень, которых я там насмотрелась, у вас нет внутреннего ощущения, что как бы есть какие-то… ну, наверное, что-то можно было и не показывать.

    А.САРДАРОВ: Мне кажется, умные люди здесь увидят какую-то глубину, а неумные как раз таки только и будут только это осуждать.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Спасибо. Я поняла. Я осознала все, осознала свои ошибки. Все, я больше не буду.

    А.САРДАРОВ: А если продолжать отвечать на этот вопрос, то за существование канала, три года ему уже, даже больше, чтобы ты ни делал, вот я за себя могу сказать, зритель все равно всегда недоволен. Вот он у нас так устроен, особенно в YouTube. Делаешь ты благотворительные истории, собираешь деньги и помогаешь людям, тебе говорят: ты м…к, козел…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Так! Перестаньте использовать это слово, оно ненормативное.

    А.САРДАРОВ: А это не я первый начал.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Перестаньте. Давайте остановимся.

    А.САРДАРОВ: Ты это делаешь не от души, ты это должен делать тихо, ты пиаришься на этом, хайпишь. Делаешь шоу, тебе говорят: сделай что-нибудь полезное и хорошее. Делаешь какой-то интересный контент, его просто перестаю смотреть, потому что это скучно. Я сам, если честно, не понимаю до конца, что нужно зрителю. В итоге у меня каждый раз такой симбиоз настроения и все отскакивает от того, что мне в первую очередь интересно. Вот волнует меня сейчас личная жизнь, я делаю проект на тему личной жизни.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вы кайфуете от этого проекта?

    А.САРДАРОВ: Когда получается что-то, что делает людей неравнодушными, особенно моих подписчиков, я кайфую.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А сами? Вы сейчас говорите про ваших подписчиков? Я про вас самих. То есть вы общаетесь с этими людьми. Вы это воспринимаете как данность, вот сейчас необходимо это делать, потому что я делаю этот проект?

    А.САРДАРОВ: Нет, я занимаюсь любимым делом.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вот.

    А.САРДАРОВ: Но я только не понимаю, что это у меня за дело, до сих пор.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вы какое-то время назад говорили, что в России YouTube не запретят, потому что это слишком жестко. Как вы отнеслись к тому, когда запретили Telegram?

    А.САРДАРОВ: Я охренел. Честно скажу. Я обалдел. Я думал сначала, может это какой-то пиар-ход такой крутой, договорились там с администрацией, такие вот мы сейчас, типа будем делать вид, что блокируем, а потом не будем блокировать, и все пойдут в Telegram.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Сейчас, на фоне Telegram, вы можете допустить, чтобы YouTube запрещают?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Instagram запрещают.

    А.САРДАРОВ: Все равно не могу в это поверить. Вы представляете, у меня детище такое, которое всю мою жизнь просто заполонило, я не могу даже допустить мысль о том, что могут здесь запретить.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Давайте представим страшный фильм, все, Россия ровно Северная Корея. Раз и нет сигнала, все. Что вы будете делать? Все накрылось, нет интернета.

    А.САРДАРОВ: Что я буду делать? Искать свой грузинский паспорт.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Поедете в Грузию. А и там все накрылось.

    А.САРДАРОВ: Давайте представим, что апокалипсис уже случился.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Ну вот, это и есть апокалипсис. На завод пойдете?

    А.САРДАРОВ: Конечно. А куда деваться?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А чего вы можете делать руками?

    А.САРДАРОВ: Дворы мести.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А на заводе.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: В крови. Слушайте, еще одна важная история. Вы в одном из интервью говорили про то, что вы не можете назвать, что вам не нравится в России, потому что вам не с чем сравнить, вы никуда не выезжали.

    А.САРДАРОВ: Да.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вся эта ваша история с получением российского гражданства. Оно, наконец, у вас есть.

    А.САРДАРОВ: Да.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Как давно вы его получили?

    А.САРДАРОВ: В прошлом году... Нет, гражданство я не получил, я получил статус легального жителя России, и у меня теперь есть временное проживание, РВП (разрешение на временное проживание).

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Это сколько надо, три, пять для получения?

    А.САРДАРОВ: Полтора-два.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Полтора-два?

    А.САРДАРОВ: Да.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: У вас по ускоренной системе пройдет?

    А.САРДАРОВ: Ну да. У меня мама гражданка России, она пенсионерка, а я единственный сын. Вроде как я скоро должен получить теперь вид на жительство.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вы после этого вылетали, выезжали из России, это тоже видно на вашем канале. Так теперь вы можете сказать, что в России не так?

    А.САРДАРОВ: Я могу сказать за Москву, что Москва стала крутейшей и вообще ничем не уступает другим мегаполисам.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Как-то лучше, чем…

    А.САРДАРОВ: Могу сравнить, например. Был в Париже, снимал в Париже фильм про Париж, потом снимал в Москве. В Париже сейчас небезопасно, очень много мигрантов, нас чуть там не фигачили и оплевали мою соведущую. И это было просто на ровном месте, отчего мы все обалдели и охренели.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А в России есть что-то, что вас не устраивает? Я не про Москву сейчас.

    А.САРДАРОВ: Наверное, отсутствие ярких самородков, их мало у нас.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Хватит вам, вы все время «яркие, яркие нужны». Что вы заладили? Может, вы просто не видите их.

    А.САРДАРОВ: Ну как не вижу? Я вот был в Лос-Анджелесе, там даже бомжи яркие, можно сюда посадить, они эфир вам так…

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Тоже вы мне сравнили. В Лос-Анджелесе тепло, там все условия для них созданы.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Какие? Бомжевать?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Бомжевать. Я там была много раз. Я их называю не бомжами, а странные люди. Они даже не похожи на наше представление. Просто странные люди. Они картоночку себе посетили рядом с океаном и нормально, и спишь, и не надо от 30-градусных морозов спасаться.

    А.САРДАРОВ: Меня приятно удивило то, что к какому бы ты бездомному не подошел на картоночке, он сразу готов в бой, давать тебе интервью, участвовать в любом шоу, помогать тебе с любым проектом на энтузиазме. Главное – дать двадцатку долларов еще. Здесь ты подбегаешь к кому-то, хоть что-то пытаешься подснять, поговорить или спросить, все сразу просто шарахаются от тебя как от чумы.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А если вы доллар покажете?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Это вы не были еще в каких-то соседних странах, там бы еще больше шарахались. У меня вопрос еще про ваши видео как раз про Москву. Собянин. Как там оказался Собянин? Как вам удалось с ним договориться поболтать? Или вам заплатили?

    А.САРДАРОВ: Нет. Я просто попросил.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Как отреагировали ваши подписчики на то, что у вас видео с Собяниным?

    А.САРДАРОВ: В YouTube аудитория очень злая. И она, что касается правительства в любом ее форме, она… Либо ты крутой и модный, если ты ее ругаешь, либо ты конченный и продажный, как я сегодня комментарий прочитал, «черножопый сын Собянина» про себя или, «если Амирану отрезать голову, его тело еще неделю будет бегать в мэрию Москвы», такие комментарии.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: То есть то, что у нас пишут, пока все это мягко.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Нежность.

    А.САРДАРОВ: Цветочки, да. Либо ты, собственно, конченный и продажный. А то, что ты можешь сделать что-то хорошее, и сейчас, например, в Москве помощники и замы у мэра молодые, амбициозные, со светлыми мозгами и реально делают крутые проекты, это никто не готов воспринимать, потому что про это никто не знает.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Что с Кубком мэра среди блогеров?

    А.САРДАРОВ: Все круто. Не только среди блогеров, арт-художники, рэперы и блогеры.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Это уже какая-то официальная история? Потому что мы про это больше никакой информации не нашли, кроме, собственно, вашей инициативы, предложенной мэру, поддержанной ею.

    А.САРДАРОВ: Да, есть сайт, люди туда присылали. Сейчас будет второй этап, мы дадим возможность голосовать людям за тех, чьи работы понравятся. Финально они в «Олимпийском» получат свои призы.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Сейчас, на этом этапе, как-то участвует мэрия в этом?

    А.САРДАРОВ: Нет, никак не участвует.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Только потом кубок принесут?

    А.САРДАРОВ: Ну да. И все. Видите, все как по-доброму и хорошо.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Так скучно.

    А.САРДАРОВ: Поковырять, под вены залезть.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А спонсирует этот кубок кто? Это мэрия? Вы? Блогеры? Кто это? Я не очень понимаю.

    А.САРДАРОВ: А что там спонсировать?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Подарки.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Мероприятия.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: «Олимпийский».

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Организовать.

    А.САРДАРОВ: Да подарки мы сами купили. Что там спонсировать?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Вот все, вы ответили.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Эти богатые люди могут себе всякое позволить. Ваши слова: «Когда ты ограничен, ты начинаешь креативить. А когда у тебя большой выбор, ты делаешь поверхностно». Это вы как раз говорили о том, что вы никуда не выезжали и поэтому внутри России вы вынуждены креативить. Значит ли, что сейчас вы креативите меньше?

    А.САРДАРОВ: Человек, мне кажется, такая скотина, которая ленится всегда. Вот как только начинаю я понимать, что зритель начинает уходить куда-то, терять интерес, отворачиваться, значит, я ленюсь, это прям сто процентов. Надо думать, что сделать такого интересного, но в первую очередь не для зрителя, а что самому бы зацепило и самому бы хотелось прям гореть этим и жить, и тогда и зритель чувствует и понимает, что что-то крутое делаю.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Кроме своего блога вы делаете еще под ключ блоги для других людей за деньги, учитывая такую тенденцию, что чиновники очень сильно уходят в соцсети. Вы готовы были бы сделать блог для Рамзана Кадырова, например?

    А.САРДАРОВ: Я?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Да.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Угу.

    А.САРДАРОВ: Ну ни фига себе, крутой вопрос. Ну мне кажется, я бы не смог отказаться. Для начала.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: То есть вы бы делали. А вы бы делали его бесплатно?

    А.САРДАРОВ: Я очень много крутых проектов, которые мне интересны и мне кажутся крутыми, я всегда делаю бесплатно, на энтузиазме.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Кадырову вы делали бы бесплатно?

    А.САРДАРОВ: Ну это большой вызов. Если бы была бы свобода в действиях, я бы попробовал.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Сейчас мы вынуждены прерваться на новости. Вернемся и к этим вопросам тоже уже после новостей.

     

    Новости

     

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Мы продолжаем. Ольга Данилевич.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Катерина Звягинцева.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: У нас в гостях…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: В гостях у нас видеоблогер и автор канала «Дневник Хача» Амиран Сардаров. Всем здрасьте, кто только сейчас присоединился.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Смотри, мне очень нравится Мих как вас называет: воспитанный няшка. Это про вас.

    А.САРДАРОВ: Серьезно? Как приятно. Еще два года назад, кстати, на радиоэфирах сомневались, можно говорить «Дневник Хача» или нет. Сейчас, кстати, уже спокойно говорят.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Спокойно, да. Очень много сообщений просто, знаете, таких, не вопросов, а каких-то приятных слов в ваш адрес. Мы потом вам расскажем, если хотите.

    А.САРДАРОВ: Спасибо.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А пока все-таки мы вопросы просили, и они есть, и мы обещали, что мы их зачитаем в начале часа.

    А.САРДАРОВ: Давайте самые жесткие вопросы.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Давайте сначала… Александр спрашивает, сколько стоит запустить канал.

    А.САРДАРОВ: От трех миллионов рублей.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А я смотрю, цены-то выросли.

    А.САРДАРОВ: Угу.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А еще недавно все было совершенно по-другому.

    А.САРДАРОВ: Команда большая, кушать хочет.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: От трех миллионов. Квартира в Казани.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А сколько сейчас интеграция стоит у вас?

    А.САРДАРОВ: Миллион рублей в среднем.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Тоже подросла, было 600 тысяч.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Оль, ты следишь, я смотрю. Очень хорошо считаешь чужие деньги.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Я смотрю, да. Еще, кстати говоря, собственно, Амиран меня спросил, откуда я знаю про Савельева. Оттуда же, откуда готовилась. Слушайте, к Савельеву, обещала, вернемся, вот и возвращаемся. Вы однажды сказали, что Савельев именно заставил вас перестать думать, что существует вечная, бесконечная любовь вот эта вот до гроба.

    А.САРДАРОВ: Да.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Потому что он с научной точки зрения объяснил, что невозможно интересоваться одним человеком всю жизнь, прожить и весело проводить время. У меня тогда вопрос. Может вам и жениться-то не нужно совсем?

    А.САРДАРОВ: Вот между этими двумя вопросами я постоянно мучаюсь и переживаю. Вообще после Савельева для меня жизнь стала понятная, но постоянным фоном грустная.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Очень жаль, что сейчас профессор Савельев в отпуске, не было его в прямом эфире. Мне кажется, что надо было сделать очную ставку все-таки, чтобы Савельев сказал: Амиран, она есть.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Женись.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Она, эта самая любовь, есть.

    А.САРДАРОВ: Так он сам говорит, я же его сам пытал и лез ему под вену сам. Он сам говорит, что бывает такое, но это такое исключение, что лучше даже на него не рассчитывать.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А вы думаете, что вы особенный и у вас все сложится.

    А.САРДАРОВ: Да нет, я понимаю, что я конченный, но я хочу такую же конченную.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Понятно уже, яркая. Какая она? Все равно у меня не укладывается в голове. Конченная. Что это?

    А.САРДАРОВ: Да нет, мы же сейчас шутим. Вот вы замужем?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Нет.

    А.САРДАРОВ: Почему?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Не склалось.

    А.САРДАРОВ: Сколько вам лет?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Понеслась. Я не подхожу, у вас до 27-ми же.

    А.САРДАРОВ: Да ладно, это все…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Я сильно старше.

    А.САРДАРОВ: Сильно старше.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Сильно старше.

    А.САРДАРОВ: Сильно интереснее, мудрее, умнее, разборчивее и одна.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Сказала мне мама однажды.

    А.САРДАРОВ: Да.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: И только мама так говорит, больше никто.

    А.САРДАРОВ: Ну вот, видите. Можно ли как-то описать того мужчину, который вам подойдет?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Да.

    А.САРДАРОВ: Хорошо. Можете описать?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Нет. Я могу, но не буду этого делать.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Все-таки вы берете интервью, а не Оля.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Все-таки да, мы берем интервью.

    А.САРДАРОВ: Ну у нас же диалог, что интересно.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Нет, понимаете, тут же не интернет и не YouTube.

    А.САРДАРОВ: Хорошо. Вы допускаете такое, что мы можем с вами теоретически подойти друг другу?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Оля зависла. Например, да.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Я сомневаюсь в этом. Честно. Искренне сомневаюсь. Потому что то, что я смотрела, вряд ли мне подойдет, вот правда. При всем уважении к вам и к вашей работе, мне вряд ли подойдет человек, который тусуется все ночи напролет.

    А.САРДАРОВ: Это большой миф. Я не тусуюсь, я сижу дома.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А как же это все вы снимаете?

    А.САРДАРОВ: Вот когда снимаю, тогда и хожу.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А вы, получается, может быть, скучный человек.

    А.САРДАРОВ: Вполне возможно.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Скорее всего так и есть.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А что вы делаете дома, когда вы ни в телефоне, ни в компьютере?

    А.САРДАРОВ: Грущу.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Просто включаете грустную музыку, плачете, камин, вот это все.

    А.САРДАРОВ: Нет. Читаю комменты, читаю книжку и грущу.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Кстати, о книжках. А почему вы больше не пишете?

    А.САРДАРОВ: Мне кажется, из меня хреновый писатель.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Да, но вы же думали долгое время, что неплохой.

    А.САРДАРОВ: Ну вот, старался.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вас же покупали.

    А.САРДАРОВ: Да, старался. Потом понял, что не очень. Признался себе.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А кого вы читаете?

    А.САРДАРОВ: Сейчас? «Историю человечества». Классная научная книжка.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вы художественную, в общем, не очень.

    А.САРДАРОВ: Не могу.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А еще до этого вы рассказывали, что вы очень любите всякие биографии бизнесменов.

    А.САРДАРОВ: Тогда любил.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А кто ваш кумир в этом смысле?

    А.САРДАРОВ: Уже нет никого.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А был кто?

    А.САРДАРОВ: Тогда были иллюзии, что есть какие-то великие люди с особенными качествами, сейчас я понимаю, что все люди, в принципе, плюс-минус одинаковые.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Знаете, у Оли кто любимый?

    А.САРДАРОВ: Кто?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Ричард Бренсон.

    А.САРДАРОВ: Прекрасно. Крутой чувак, да.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Не кумир?

    А.САРДАРОВ: Нет.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Я ищу точки соприкосновения. Потому что Аня.П. пишет: «Нормальный парень. Присмотритесь». Присмотритесь, Оля.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Мне кажется, это пустая трата времени… Давайте возвращаться все-таки к нашему интервью и к «Хачу невесту» в том числе. Ну правда, искренне скажите мне, когда вы набирали этих девушек…

    А.САРДАРОВ: Их не я набирал. Я специально сделал, честно чтобы все было, их набирали мои друзья.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Ваши друзья говорят, что о вас заботятся.

    А.САРДАРОВ: Да.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Почему они набрали девушек…

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Мягко говоря… там есть девочка из порно-индустрии, например.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Давайте честно. Вы бы могли жениться…

    А.САРДАРОВ: А что в ней плохого?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Она, кстати говоря, самая адекватная, мне кажется, или одна из самых адекватных.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Мне еще с синими волосами понравилась.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Все уже.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Все уже, да.

    А.САРДАРОВ: А у нее прекрасное чувство юмора, прекрасный человек.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Да, она очень классная.

    А.САРДАРОВ: Очень крутая. Почему нельзя брать таких людей?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Нет, мы просто спрашиваем.

    А.САРДАРОВ: Вы же говорите…

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Вы могли бы жениться на девушке…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вы могли бы жениться на девушке, которая работает в порно-индустрии?

    А.САРДАРОВ: Не знаю.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: То есть теоретически вы даже не говорите, точно нет.

    А.САРДАРОВ: Точно нет, не говорю, конечно.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: И она бы при этом продолжила работать. Вы не собственник?

    А.САРДАРОВ: Уже нет.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Как быстро у вас все меняется: вчера собственник, сегодня не собственник.

    А.САРДАРОВ: А вчера я не был собственником тоже. Я уже лет пять как не собственник. Мне кажется, это все только мешать будет отношениям.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А если она собственницей окажется?

    А.САРДАРОВ: Ну плохо, значит, мы долго не продержимся вместе.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: То есть вы допускаете в семье измены?

    А.САРДАРОВ: Не измены. Я считаю, что нужно не обманывать себя, не лицемерить и признавать недостатки и инстинкты человека, которые есть и от которых не убежишь. По Савельеву опять же.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вы как-то в Instagram опубликовали фотографию Тины Канделаки и сказали, что она идеальная жена. А в чем?

    А.САРДАРОВ: Она правда крутая.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Нет, она крутая. Но вы что именно оттуда берете?

    А.САРДАРОВ: Она энергичная, умная, интересная, самодостаточная, красивая, сексуальная. Одни плюсы пока я видел. Мы с ней мало дружим. Мы знакомы, но то, что я увидел, на меня произвело очень приятное впечатление.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Дэн просит пояснить, что такое «хачик»?

    А.САРДАРОВ: Что такое «хачик»? На армянском «крестик».

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А для вас?

    А.САРДАРОВ: А для меня это уже некая самоирония. Кстати, после моего канала «хачик» перестало быть обидным в обиходе. Потому что раньше, если русские ребята говорили нерусским «хач», начиналась драка.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Была же какая-то история, если я не ошибаюсь, в самом начале вашего творчества, когда на вас обижались как раз те, кто нерусские ребята.

    А.САРДАРОВ: Да. И подходили и предъявляли мне, собственно, говорили, «какого хрена, во-первых, ты еще не армянин даже, ты не имеешь права так себя называть и каким-то образом шутить на эту тему». Но потом все это быстро прошло.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Потом они стали дружить с вами.

    А.САРДАРОВ: Да. И угорать.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Есть такая блогер, девочки наверняка знают, Гоар Аветисян, может быть, слышали.

    А.САРДАРОВ: Нет, не слышал.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: У нее многомиллионная аудитория. Она визажист. По фамилии Аветисян можно догадаться. Ее в детстве обзывали. Она прямо рассказывает: меня обзывали хачихой и так далее. Благодаря этим моментам она стала учиться, много работать, шла к успеху и так далее. У вас были такие моменты в детстве, когда вы говорили, что «я сейчас всем докажу, я стану знаменитым»?

    А.САРДАРОВ: Да, всю жизнь – и себе, и потенциальной невесте будущей.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Все еще доказываете?

    А.САРДАРОВ: Мне кажется, да, на рефлексах уже.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Где-то был вопрос, сколько-то времени продержится блогерство, которое держится, в том числе, на тусовках, на чем-то очень ярком, очень нестандартном, но, скорее всего, жить так все время невозможно, в какой-то момент люди успокаиваются. Чем вы реально могли бы заняться?

    А.САРДАРОВ: У меня на самом деле меняется все. Эти все тусовки и вечеринки, и так далее, они уже закончились. Это было еще год назад. Потихоньку канал начал искать какие-то новые форматы и что-то, что был бы интересно. Это же правда приедается. Еще недавно интервью такие, которые делает Дудь, никто даже не смотрел в YouTube, это считалось заведомо провальными историями. Сейчас аудитория подтягивается, им интересно что-то более умное, глубокое, над чем можно подумать. Потихоньку меняется. Потихоньку блогеры, если идут в ногу со временем и сами тоже растут и готовы делать что-то более интересное, они это делают. Либо придут на их смену другие.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Меняя свой контент, собственно, вы и сделали вот эти поездки в Дубаи, Токио и все остальное. Кстати говоря, что случилось в Дубаи с вами?

    А.САРДАРОВ: Не знаю, либо микроинсульт, либо обезвоживание сильное.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вы к врачу после этого не ходили?

    А.САРДАРОВ: Нет, мне страшно.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Серьезно?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Это мужчины. Это нормальная история.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Котеночек прям.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Знаешь, сколько нужно времени потратить, чтобы отвести к стоматологу?

    О.ДАНИЛЕВИЧ: У человека предположение, либо инсульт, либо обезвоживание. Вы серьезно? Вы не могли бы просто из студии пойти прямо к врачу, пожалуйста.

    А.САРДАРОВ: Спасибо. Не хочу. Я не готов это выслушивать.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Может, вам найти просто хорошего врача?

    А.САРДАРОВ: Мне кажется, жену.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Которая бы вас… Все-таки вам нужна женщина со сковородой, я это поняла.

    А.САРДАРОВ: Где-то, где сможет пнуть, а не прогнуться.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вам подойдет тогда, которая может пнуть, это подойдет вот эта женщина, которая с губами и с большой грудью. Как ее зовут, не помню, Лара…

    А.САРДАРОВ: Тогда досмотрите, пожалуйста, до конца.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Вы ее и выбрали?!

    А.САРДАРОВ: Не готов сказать, это секрет.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Давайте шепотом.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Подмигните нам. Да? Нет?

    А.САРДАРОВ (шепотом): Через две серии узнаете.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А вы на сколько, кстати говоря…

    А.САРДАРОВ: Шесть серий всего. Мы уже отсняли все. Позавчера вышла четвертая.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А что будет дальше?

    А.САРДАРОВ: После этого? Я встречался с Петей Листерманом на днях, и он мне предложил сделать в Монако «Хачу невесту» второй сезон, если я не выберу никого.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Видимо, в первом все-таки не выбрал.

    А.САРДАРОВ: И там будет fashion week. Он предлагает выбрать среди моделей.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Среди моделей и знакомых Пети Листермана. И вы опять ищете, я смотрю…

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: В нужном месте.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: С нужными людьми, в нужном месте. Все хорошо. Амиран, молодец.

    А.САРДАРОВ: Спасибо.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Дудя вспоминали сегодня. Когда вы давали интервью, меня поразил один момент. Вы рассказали, что подарили часы за 350 тысяч рублей своему курьеру лишь потому, что он был грустный. Кому вы еще помогаете?

    А.САРДАРОВ: Хорошим людям.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Родственники часто денег просят у вас?

    А.САРДАРОВ: Нет, с родственниками практически я ни с кем не общаюсь.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Почему?

    А.САРДАРОВ: А вот с людьми, которые в той или иной степени как-то мне помогли, я пытаюсь, как говорят психологи, закрыть гештальт и не забывать о них.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Почему с родственниками не общаетесь?

    А.САРДАРОВ: Да как-то я прям не нравился, какой-то был странный.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Слушайте, обычно грузинские семьи большие, дружные.

    А.САРДАРОВ: Да. Но я не грузин, мы изиды. Это восточная история, это корни Северного Ирака, от курдов. Меня всегда считали обрусевшим таким, не своим, каким-то странным. У меня всегда были русские друзья, поэтому я как-то отстранился с самого детства от своих родственников.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А от семьи?

    А.САРДАРОВ: У меня только мама. С мамой мы общаемся. Я ее безумно люблю.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Она у вас где, здесь?

    А.САРДАРОВ: В Москве.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Вы ее перевезли?

    А.САРДАРОВ: Нет, она меня привезла в 6 лет. Я в Москве живу с 93-го года.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Она смотрит ваш канал?

    А.САРДАРОВ: Смотрит и каждый раз с валерьянкой.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Невеста ей потенциальная нравится?

    А.САРДАРОВ: Нет.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Ни одна? Не одобрила? Тогда мы понимаем, все-таки второй сезон будет.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А кто ваша мама?

    А.САРДАРОВ: Она всегда поваром работала.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: О… это вообще сложно найти.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Нет, тогда сто процентов надо, чтобы эти женщины, которых Петя Листерман нашел, надо, чтобы они еще и готовили.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Без этого никак, да.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Все психологи вам скажут, что вы все равно будете искать очень готовящую женщину, раз у вас мама повар.

    А.САРДАРОВ: Спасибо.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Взгрустнул человек.

    А.САРДАРОВ: Я ходил к психологу недавно к семейному. И она мне сказала, что я по привычке ищу ту, которая будет похожа на маму, а на самом деле уже не хочу такую. Вот. И надо с этим разобраться.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Вы доверяете этому психологу?

    А.САРДАРОВ: Вообще после Савельева я перестал верить психологам окончательно.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Но вы же недавно ходили. А зачем вы недавно пошли?

    А.САРДАРОВ: Я не могу понять, Савельев что-то сломал или что-то починил, до сих пор.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Жаль, что все-таки нет профессора здесь. А зачем вы пошли к психологу, можно такой личный? Если вы все равно не верите, зачем вы сейчас пошли?

    А.САРДАРОВ: В какой-то момент хочется от кого-то что-то услышать, какой-то фидбэк. Мы же становимся, чем старше, и нам кажется, что мы такие умные и все знаем, а все равно копится ведь внутри. Вот. Пошел, посмотрел.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Может это кризис среднего возраста?

    А.САРДАРОВ: Мне кажется, да.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Скажите мне, пожалуйста, как относятся ко всем этим вашим поискам себя и невесты, и всех остальных ваши реальные друзья?

    А.САРДАРОВ: С надеждой.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: То есть они тоже как бы на самом деле реально за вас.

    А.САРДАРОВ: Они за меня, правда, и друзья, и их девушки, Если какую-то видят достойную, как они считают, девчонку, они пытаются познакомить даже меня.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А вы, кроме T-Killah, кого слушаете? Просто сейчас я вспомнила, друзья.

    А.САРДАРОВ: Вы имеете в виду музыку? У меня в машине вообще большое разнообразие, от классики до фейса.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Сейчас только ленивый, мне кажется, не говорит про Монеточку. Мы тоже про нее сегодня поговорили.

    А.САРДАРОВ: Да, я слушаю.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Да?

    А.САРДАРОВ: Да. Вообще круто очень.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А если бы был реальный баттл Монеточка и Земфира, вы бы за кого топили?

    А.САРДАРОВ: Я Монеточек не знаю, в смысле, кто это. Я знаю их творчество. Но за Земфиру, конечно.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Почему?

    А.САРДАРОВ: Еще раз говорю, потому что я не знаю, кто такие Монеточки, даже как выглядят они.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А с Земфирой вы общались лично?

    А.САРДАРОВ: Нет, не общался, но с детства слежу за ней в той или иной степени. Она интересная. Это личность. Кто такие Монеточки, я не знаю.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А вы звали хоть раз Земфиру к себе?

    А.САРДАРОВ: Нет. Но я недавно познакомился с Ренатой Литвиновой.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: И? Какие впечатления?

    А.САРДАРОВ: На ней бы я женился сразу.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Но она же какая-то космическая, мне кажется. Она не женщина со сковородой, она не затащит вас к врачу. Нет?

    А.САРДАРОВ: Мне кажется, мы же в первую очередь, наверное, это и ищем.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Я не понимаю, уже запуталась, что вы ищете.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Мне кажется, и сам запутался Амиран тоже.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Хочу вас немножко к футболу. Вам как-то же предлагали поработать даже в расположении сборной на Евро, но тогда вы никуда не выезжали и не поехали. Сейчас к чемпионату мира вас как-то привлекали вообще?

    А.САРДАРОВ: Да.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Что вы делали?

    А.САРДАРОВ: Но не срослось, мы по условиям не договорились.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А что именно предлагали?

    А.САРДАРОВ: Освещать.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Просто освещать чемпионат.

    А.САРДАРОВ: Да.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А вы знакомы лично с футболистами нашими?

    А.САРДАРОВ: Да, у меня есть друзья из сборной, из «Локомотива», это Миранчуки и Дима Тарасов.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Миранчуки расстроились, что они не играли?

    А.САРДАРОВ: Я после чемпионата мира еще с ними не общался, но мне кажется, любой футболист, которого взяли в сборную, если он не играл, немного подрасстроился бы.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А Федор Смолов как вам? Он сейчас, говорят, в Монако как раз.

    А.САРДАРОВ: Вы знаете, его начали все осуждать и ругать жестко, а мне стало жалко и хотелось поддержать его. Потому что у нас сегодня тебя любят, завтра уничтожают, послезавтра опять любят, потом опять уничтожают, и ты уже даже не понимаешь вообще любовь аудитории твоей, это по-настоящему или все-таки это вот так, временно.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Как вы вообще относитесь к хейтерам?

    А.САРДАРОВ: С любовью.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: С чем еще остается. Игорь возвращает вас к музыке…

    А.САРДАРОВ: Они направляют. Вы знаете, они направляют и они тебе не дают заплесенеть, особенно если аудитория большая и разношерстная. Она тебя уколет, как только увидит малейший твой недостаток или если ты начинаешь лениться.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Про уколет, про вот это все. Вы тоже как-то говорили: надо оказаться на дне для того, чтобы креативить опять же, для того, чтобы всплывать, для того, чтобы увидеть то, что не увидят остальные.

    А.САРДАРОВ: Да.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Вы не хотите себе искусственно создать это дно? В смысле, уехать, не знаю, в деревню, не жить в квартирах.

    А.САРДАРОВ: Оно создается в самом проекте. Большой офис, большая команда. Если теряется интерес аудитории, то вот, собственно, видно то самое дно, что у тебя пойдет коту под хвост все, ты растеряешь команду, закроешь офис, обанкротишься и надо будет начинать все с нуля.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Вы этого боитесь?

    А.САРДАРОВ: Я бы этого не хотел, но нет, уже ничего не боюсь.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: И все-таки возвращаюсь к вопросу Игоря про музыку: «Откуда завтра, как вы думаете, будут браться всякие Монеточки, из реальной жизни или из интернета?»

    А.САРДАРОВ: А реальная жизнь сейчас вся отражается в интернете.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: В смысле, ее кто-то увидит на улице, поющей возле метро, или ее кто-то заметит в YouTube или в Instagram, или еще где-нибудь.

    А.САРДАРОВ: Скорее всего это новая Монеточка сама попробует залить в YouTube свой видос. Как минимум эта мысль рано или поздно ее посетит. Потому что это настолько стало доступно. Я, например, не знаю ни одной истории успешной спродюсированного блогера, например, сейчас. И практически на нет сошли все лейблы, которые продюсировали музыкантов круто. Сейчас время, когда ты сам себе продюсер, сам себе режиссер, и сам себе контентмейкер.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А вы поете?

    А.САРДАРОВ: Нет. К счастью или к сожалению.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: А тосты длинные знаете?

    А.САРДАРОВ: Тосты? Нет, я всегда комплексовал и не любил свадьбы и застолья, когда меня водила мама. Я знал, что вне зависимости от возраста принято за кавказскими застольями говорить тост.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: И вас тоже заставляли, мальчика маленького?

    А.САРДАРОВ: Меня аж трясло. Я свой первый видос когда залил в YouTube, я расплакался.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Серьезно?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Потому что себя увидели со стороны?

    А.САРДАРОВ: Я тогда жутко закомплексованный был, мне дико не нравилось все.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Трогательно.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А что вас раскрепостило? Это же интересно, мне кажется.

    А.САРДАРОВ: Не знаю, сила воли, наверное, преодолеть комплексы свои какие-то.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А какие у вас были комплексы?

    А.САРДАРОВ: Все.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А ты спрашиваешь, почему психолог.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: У меня еще один короткий вопрос перед рубрикой. Недавно в РПЦ сделали заявление по поводу блогеров и сказали: блогеры нужны молодежи, почему они вообще популярны, потому что это некая площадка, на которой можно удовлетворить свой запрос в искренности.

    А.САРДАРОВ: Да, хорошая формулировка.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: У вас среди представителей РПЦ есть люди, которые вам признавались, не знаю, в том, что они ваши большие фанаты, поклонники?

    А.САРДАРОВ: Еще никто не говорил из тех, кто подходил, что он как-то связан с РПЦ. Такого не было.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Ты спрашивала про Кадырова. А вот если из РПЦ кто-то предложит вести какой-нибудь блог, вы бы согласились?

    А.САРДАРОВ: Мне кажется, мы не сойдемся по идеологическим признакам.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Но вы же можете все. Вы можете создать контент.

    А.САРДАРОВ: Нет. В первую очередь, нет такого, что мы можем все. Если ты видишь, что это правда прикольно, интересно, человек сам горит, он какой-то особенный или не такой, как все, то можно попробовать что-то сделать, может быть что-то получится.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Вы рассказывали однажды, что вы не согласились на рекламу с Тиньковым, потому что вы пользуетесь «Альфа-Банком».

    А.САРДАРОВ: Да.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Еще были какие-то такие хорошие предложения, от которых вы отказались по личным соображениям?

    А.САРДАРОВ: Теперь бы я не отказался от рекламы Тинькова.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Почему?

    А.САРДАРОВ: Потому что аудитория неблагодарная, и она все равно тебя будет осуждать и клеймить.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: А вы потеряли два миллиона рублей.

    А.САРДАРОВ: Нет, меня это не беспокоит. Зато я теперь понял, что париться по этому поводу не стоит, это намного ценнее.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Неожиданное откровение к концу программы. Рубрика «Пять вопросов». Пять по возможности быстрых ответов. Первый из них. Что вы когда-то скрыли от мамы?

    А.САРДАРОВ: Я снял через дверной проем свою голую няню на видео.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: У вас няня была?

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Сколько вам было?

    А.САРДАРОВ: Лет двенадцать, по-моему, или одиннадцать. Потом эта камера каким-то образом оказалась у этой няни, она это посмотрела.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Вам влетело?

    А.САРДАРОВ: Да.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: С какой бы блондинкой вы могли изменить любимому человеку?

    А.САРДАРОВ: С какой бы блондинкой? Да с любой симпатичной.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Ну мы это уже выяснили.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Самая большая ошибка в жизни.

    А.САРДАРОВ: Иллюзии долгое время. Первая книгу, которую я прочитал в жизни, это был «Новый Завет». Я был очень верующим ребенком. Очень долго и тяжело было осознать, что ничего этого нет.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Это Савельев испортил все.

    А.САРДАРОВ: Да. Он окончательно вбил…

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Слушайте, что за человек, все разрушил вообще. Такой хороший мальчик был.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: У кого бы вы попросили прощения?

    А.САРДАРОВ: У мамы. Всегда. Бесконечно готов.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Кто ваш лучший друг?

    А.САРДАРОВ: Никто. Я сам.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Так всегда было или вы тоже к этому пришли после Савельева?

    А.САРДАРОВ: Да, после Савельева.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Серьезно?

    А.САРДАРОВ: Да.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: То есть, получается, вы никому не доверяете, никому не можете поплакаться в жилетку.

    А.САРДАРОВ: Доверяю, но понимаю, что все это временно, и пути могут разойтись в любой момент.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Дорогие слушатели, вы смотрели и следили за каналом Амирана и думали, что это тусовочный человек, веселый. Это вообще не тусовочный, как выясняется, вообще не веселый, очень-очень закомплексованный…

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Нет, уже не закомплексованный.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: И замороченный человек. Несмотря на это, пожалуйста, продолжайте следить за каналом Амирана, потому что, если он еще больше расстроится, я не знаю, что мы будем с вами делать. Спасибо большое, Амиран, что пришли.

    А.САРДАРОВ: Спасибо.

    О.ДАНИЛЕВИЧ: Катерина Звягинцева.

    Е.ЗВЯГИНЦЕВА: Ольга Данилевич. Через неделю услышимся. Пока.

    Версия для печати

Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus