• Программа "Врачи и пациенты от 09.09.2018

    Активное долголетие

    13:00 Сен. 9, 2018

    Активное долголетие

    В гостях

    Надежда Рунихина

    Главный врач гериатр Москвы

    Н. ТРОИЦКАЯ: В студии Наталья Троицкая. Здравствуйте. Это программа «Врачи и пациенты». Сразу говорю наши координаты. Тема будет сегодня интересная. СМС присылайте на телефон +79258888948. Телеграм govoritmskbot. Прямой эфир 84957373948. Twitter @govoritmsk. Пожалуйста, пишите, спрашивайтесь, делитесь опытом. Потому что мы сегодня будем говорить о гериатрии. Вообще-то тема – активное долголетие. И новая пенсионная реформа, которая сейчас вступает в своё действие на территории Российской Федерации. Кто такой пенсионер сейчас? Что такое активное долголетие? Как дожить до 150 лет? Хотелось бы в здравии и в рабочем состоянии. Приносить пользу себе, своим родным и близким, и, конечно, нашему обществу. Сегодня у нас в гостях главный гериатр Москвы, заместитель директора Российского геронтологического научного центра Надежда Константиновна Рунихина. Надежда Константиновна, здравствуйте.

    Н. РУНИХИНА: Здравствуйте.

    Н. ТРОИЦКАЯ: Просветите нас, кто же такой врач-гериатр. Что это такая за наука. Потому что не так давно про нее в принципе услышали. Много у нас специалистов, которые в смежной отрасли между социальной и врачебной. Но сейчас пенсионер молодеет. И новая пенсионная реформа, да и вообще хочется быть здоровым, активным и красивым, потому что медицина, как говорится, не стоит на месте. Раньше средняя продолжительность жизни (даже XIX век) 40 лет максимально. Старики 40 лет – и все, до свиданья.

    Сейчас, по-моему, даже в Москве 4000 столетних гражданина.

    Н. РУНИХИНА: Да, достаточно много людей.

    Н. ТРОИЦКАЯ: Достаточно много. Так вот расскажите, пожалуйста, что за врач-гериатр, где их готовят, где они есть и с какого возраста нужно к нему обращаться.

    Н. РУНИХИНА: Хорошо, Наташ. Я с удовольствием поговорю на эту тему. Но прежде всего мне хотелось бы сказать, что российская геронтология достаточно хорошо известна во всем мире, продвинута. Есть очень хорошие научные работы, которыми можно гордиться.

    То, что касается организации медицинской помощи и именно гериатрии, то есть части медицины, которая направлена на оказание медицинской помощи людям пожилого и старческого возраста, это направление у нас в России формируется только в течение последних нескольких лет. Вообще гериатрия во всем мире – это самая молодая специальность в медицине. Потому что действительно только в последние годы мы научились жить долго. И количество людей во всех развитых зарубежных странах преклонного возраста нарастает, продолжительность жизни достаточно высокая. И поэтому в течение последних 3-4 десятков лет формируются в медицине эти абсолютно новые знания, знания в области гериатрии.

    В нашей стране последние 4 года идет интенсивное формирование гериатрической службы. В 2016 году был принят порядок оказания медицинской помощи по профилю «гериатрия». Это направление, которое отвечает за организацию оказания медицинской помощи людям старшего поколения. Она имеет такой междисциплинарный характер и даже межведомственный. Это долговременная организация медицинской помощи. Иногда мы сравниваем гериатрию с педиатрией.

    Когда человек рождается, идёт быстрое формирование, развитие ребёнка. Неонатологи, педиатры знают, как меняется человеческий организм. И всё структурировано. Есть понимание нормы, понимание патологии, представление об отставании в развитии, оценка функционального статуса. Так и в гериатрии – мы тоже обращаем на это внимание. Но только, к сожалению, это происходит в обратном направлении. Потому что биологический организм так устроен, что так или иначе с возрастом снижается и зрение, и слух, теряются зубы, теряется подвижность, появляются связанные с возрастом такие особые гериатрические состояния . Надо понимать, что пожилой человек – это, как правило, достаточно много хронических заболеваний.

    У одного пациента может быть несколько хронических заболеваний. Иногда они протекают достаточно сложно. И поэтому, конечно, непросто оказывать медицинскую помощь и её организовывать. Нужны врачи-гериатры, которые в состоянии объединить, аккумулировать все проблемы, которые есть у конкретного человека в каком-то определенном возрасте. Это проходит в рамках комплексной гериатрической оценки. И на основании тех очень подробных данных, которые получаются в результате этого обследования, составить индивидуальный долгосрочный план ведения этого человека. Потому что популяция пожилых людей достаточно большая. Это очень много людей.

    Н. ТРОИЦКАЯ: Это вообще в принципе в России или в мире популяция…

    Н. РУНИХИНА: Это во всём мире. И нужно отметить, что доля людей старше 75 лет, и особенно старше 85 лет – это самая быстрорастущая доля населения.

    Н. ТРОИЦКАЯ: А почему?

    Н. РУНИХИНА: Потому что прирост молодого поколения меньше. И плюс ещё люди в большей массе живут дольше. Поэтому количество людей в этом возрасте значительно увеличивается.

    Н. ТРОИЦКАЯ: Получается, что Земля и Россия стареют?

    Н. РУНИХИНА: Да, стареют. Увеличивается продолжительность жизни. Но всё это происходит гармонично. Это нормально. Мы научились жить очень долго. И это очень хорошо. Я считаю, что до 100-летнего возраста должен доживать каждый гражданин.

    Н. ТРОИЦКАЯ: А вот как доживать? Надежда Константиновна, ведь это тоже важный момент. Как дожить до 100-летнего возраста? Ведь обычно эти 100-летние… Их не так много. Но показывают долгожителей. Они же, как правило, не думают ни о чём. Это обычные люди. Но, тем не менее, они активны физически. Это, опять же, генетика, наверное, такая. Потому что не каждый же человек может в здравой памяти, уме и духе практически марафоны бегать в 90 лет. Это же единицы. Почему?

    Н. РУНИХИНА: На самом деле очень много факторов, которые влияют на состояние нашего здоровья и на возможность жить долго. Здесь всё – и генетика, и условия жизни в ранние годы, наличие или отсутствие каких-то травм, каких-то значимых заболеваний, отсутствие стресса, правильное питание. Я хотела бы назвать какие-то отдельные моменты, которые доказали свою возможность влиять положительно на увеличение продолжительности жизни.

    Если немножко на полшага назад, я хочу сказать, что гериатры в России занимаются людей с 60-летнего возраста. За рубежом это чаще всего 65 лет и старше. Конечно, популяция людей старше 60 лет – это 23-24% населения. Это очень большое количество людей. Прежде всего к гериатрам должны направляться пациенты с признаками старческой астении, то есть с признаками, когда появляется старение, когда появляются проблемы, связанные с этим старением, которые влияют на здоровье, на активность человека, на его функциональную независимость.

    Н. ТРОИЦКАЯ: Давайте по пунктам. Я вот активно себя чувствую. Некоторые в 30 лет уже старики: всё везде разваливается, всё везде болит, и прочее. А в 60 человек как должен определить, что он должен обратиться не к обычному терапевту, а уже пойти как раз к гериатру? Во-первых, его найти. Сколько вообще гериатров сейчас существует в Москве, в России?

    Н. РУНИХИНА: В Москве работает 36 врачей-гериатров.

    Н. ТРОИЦКАЯ: Всего лишь?

    Н. РУНИХИНА: Это очень мало. Их не хватает. Но эти цифры очень быстро меняются. Потому что если в конце прошлого года подавали 18 человек, то сейчас 36. Считайте – в 2 раза увеличилось.

    Н. ТРОИЦКАЯ: Но всё равно. Такой громадный город, на мегаполис 36 человек.

    Н. РУНИХИНА: Наташа, я с вами абсолютно согласна. И я должна сказать, что в этом направлении сейчас проводятся достаточно интенсивные мероприятия, именно по подготовке врачей-гериатров, и вся работа по организации, открытии этих кабинетов врачей-гериатров, и в амбулаторном звене здравоохранения Москвы. Но и также открываются и есть планы открытия гериатрических коек, то есть гериатрических отделений, которые оказывают медицинскую помощь людям пожилого и старческого возраста.

    Формируется трёхуровневая система гериатрической службы. Первый уровень – это амбулаторное звено, это основная работа, очень важная. Это кабинеты комплексной гериатрической оценки, где работают врачи-гериатры. И так как это особая технология, это такой междисциплинарный подход к ведению этих пациентов, то обязательно в команде, помимо врача-гериатра, который возглавляет эту команду, должна быть медицинская сестра, специально прошедшая подготовку в области гериатрии, специалисты по нарушениям памяти. Это одно из очень важных направлений, которыми занимаются врачи-гериатры. Иногда приглашаются врачи других специалистов, то есть междисциплинарное и межведомственное взаимодействие. Это организуется благодаря тому, что мы привлекаем для работы в этих кабинетах специалистов по социальной работе. Потому что, как раз продолжая мысль о том, что популяция людей старше 60 лет – это очень разнообразные популяции людей. В общем мы можем сказать, что 60-летний человек – это, конечно, далеко ещё не 80-летний человек. И 95-летний и 100-летний принципиально отличается от 80-летнего человека. И вот эти отличия, связанные с возрастом, заболеванием, с ослабленностью организма, конечно, это возраст-ассоциированная проблема. Но не всегда просто связано с возрастом. Потому что мы знаем, что 80-85 лет, если взять всех людей в этом возрасте, то это будут люди от очень ослабленных людей, которые ограничены в своих возможностях в результате ослабленного здоровья, до вполне крепких людей, которые продолжают трудиться, занимаются творчеством, спортом и, в общем-то, выказывают достижения в таком преклонном возрасте. Поэтому, конечно, подход к оценке состояния здоровья как раз и строится на гериатрическом взгляде, когда происходит оценка и общего физического состояния, и оценка функционального статуса. Много внимания уделяем мобильности, передвижениям, мышечной силе. Очень важна когнитивная оценка, насколько память у людей сохранена в этом возрасте. И, конечно, вопросы, связанные с социальным окружением, с социальным микроклиматом, с той помощью, которую человек получает или может получить в 80 или в 95 лет – это очень важно для людей в этом возрасте. И врач-гериатр свою оценку тоже основывает на знаниях этих обстоятельств.

    Потому что мы понимаем, что во многих случаях, когда человек ослаблен к этому возрасту, для того, чтобы он продолжал жить достойно, безусловно, чтобы не прогрессировала в дальнейшем старческая астения, важно, чтобы были люди, которые бы помогали, ухаживали за этим ослабленным пожилым человеком.

    И тот основной вопрос, который вы задали: «Всё-таки кто же должен наблюдаться у врачей-гериатров?». На самом деле иногда слушателям, когда я читаю лекции, я говорю: «Представьте себе, с одной стороны перед вами 80-летний мужчина, пловец. Он с золотыми медалями. Он победитель каких-то соревнований. Он ежедневно тренируется. Он крепкий, бодрый. И пока выказывает такие достижения». С другой стороны, 80-летняя женщина, которая сидит в коляске, за которой ухаживает сиделка, она в результате каких-то возрастных или связанных с заболеванием состояний прикована к этой коляске. Она плохо двигается. Она не может самостоятельно ходить. За ней нужен уход. Её нужно кормить, помогать ей в элементарных ежедневных активностях. Кому же нужен в большей степени гериатр? Этому 80-летнему мужчине-пловцу, который вышел из бассейна, или ослабленной женщине?

    Курсанты, врачи начинают гадать. И ответом этого вопроса бывает «и спортсмену, возможно, полезна консультация гериатра, потому что в гериатрии 2/3 – это профилактика». То есть мы рассказываем о том, что нужно делать, чтобы не было преждевременного старения. Конечно, мы занимаемся и очень ослабленными людьми, потому что проблемы, связанные с питанием, пролежнями, профилактика…

    Н. ТРОИЦКАЯ: Это уже с социальными работниками прямо идёте нога в ногу, получается.

    Н. РУНИХИНА: Да, здесь очень много… уход и сестринская помощь. То есть это тоже такой раздел гериатрии существует. Но большую выгоду получают люди, которые находятся между этими крайними проявлениями состояния здоровья. То есть те, кто входит в период старения, у кого постепенно начинают появляться признаки ослабления организма, вот этой старческой астении. И для того, чтобы вовремя их диагностировать, вовремя…

    Н. ТРОИЦКАЯ: Приостановить их можно как-то?

    Н. РУНИХИНА: Конечно. Самый интересный момент старческой астении состоит из двух стадий: обратимая и потенциально обратимая старческая астения. То есть до тех пор, пока человек не оказался в коляске, не стал инвалидом, для старческой астении отличительной чертой как раз является возможность повлиять, приостановить, сделать шаг назад. То есть немножко вернуть человека на предыдущую ступень. Но самое главное – предотвратить быстрое прогрессирование, предотвратить развитие каких-то значимых осложнений, которые возникают в проявлениях этой старческой астении.

    И ещё один вопрос, который прозвучал. И это тоже очень важно. Что является критериями старческой астении? Какие признаки старческой астении? Основная проблема старения – это саркопения. Это уменьшение объёма и силы мышечной массы. И вот это изменение мышечной ткани, которое происходит в связи со старением, лежит в основе основных проявлений старческой астении. То есть появляется медлительность, появляется чувство слабости, снижается физическая активность, появляется медленная ходьба, появляется слабое рукопожатие. Вот это основные…

    Н. ТРОИЦКАЯ: С какого возраста эти признаки?

    Н. РУНИХИНА: Конечно, мы рассматриваем людей старше 60 лет.

    Н. ТРОИЦКАЯ: 60+?

    Н. РУНИХИНА: Да. В исключительных случаях, когда люди имеют какие-то значимые соматические заболевания, хроническую сердечную недостаточность или какую-то онкологическую проблему, или какие-то другие, эти признаки могут появиться немножко раньше. Конечно, мы не рассматриваем 30-летних и даже 40-летних людей. Но если не брать генетические заболевания, прогерию, это такие редкие случаи, где речь идет о преждевременном старении, и этими проблемами больше занимаются эндокринологи. Это область ответственности эндокринологических центров, школ и врачей. Но мы, врачи-гериатры, работаем с 60-летними людьми и старше.

    Н. ТРОИЦКАЯ: Кстати, такой вопрос. Почему больше проживают женщины, чем мужчины на этом свете? И среди долгожителей тоже очень много женщин и маленький процент мужчин. Это мы такие вредные, что мужчин доводим, что они не доживают? Скажите, пожалуйста.

    Н. РУНИХИНА: Очень интересное направление в гериатрии – это гендерные особенности старения. Я иногда говорю, что у старости женское лицо. Потому что, действительно, продолжительность жизни женщин, как правило, больше. Больше женщин среди всех возрастов старшего возраста, чем мужчин. У мужчин очень высокая смертность в предыдущие годы: сердечно-сосудистые заболевания, травматизм, связанные с другими социальными проблемами – курением, приёмом алкоголя и другими проблемами. Но даже когда люди вступают в период старения, есть очень интересное наблюдение. Женщины живут дольше, чем мужчины, но стареют быстрее и раньше, чем мужчины.

    Н. ТРОИЦКАЯ: То есть в любом случае компенсируется.

    Н. РУНИХИНА: И проживают в состоянии функциональной ослабленности больше и дольше в сравнении с мужчинами. Мужчины старшевозрастной группы, если предъявляют какие-то жалобы, связанные со здоровьем, то это очень значимо коррелирует с прогнозом, то есть это влияет на прогноз, ухудшает прогноз. То есть если мужчина жалуется на слабость, если мужчина говорит, что у него есть проблемы, связанные со здоровьем и слабость, то прогноз у этих мужчин на самом деле хуже по сравнению с теми, кто не жалуется. Женщины очень часто жалуются. Это маркёр низкого качества жизни. Действительно, признаки старения у женщин и раньше, и более выражены. Но с прогнозом это мало связано.

    Н. ТРОИЦКАЯ: То есть женщина перестраховывается? У неё немножко закружилась голова, слабость – она уже по всем врачам идёт, бережёт своё здоровье.

    Н. РУНИХИНА: Может быть, это связано с большей эмоциональностью. Потому что и больше жалоб, если что-то не так, и если какие-то положительные эмоции, то тоже этих эмоций больше, чем у мужчин обычно бывает. Есть такая интересная особенность гендерных изменений.

    Н. ТРОИЦКАЯ: А всё-таки скажите, пожалуйста, как отсрочить старость. Как это сделать? Может быть, есть какие-то универсальные советы для всех? Конечно, вы говорили, что это, конечно, и правильное питание, и свежий воздух, и активность.

    Н. РУНИХИНА: Давайте попробуем назвать основные моменты. Прежде всего, конечно, забота о своём здоровье, начиная с детства, в средние годы. Это отказ от курения, отказ от приёма алкоголя, это умеренная физическая нагрузка, это правильное питание с ограничением, контроль за своим весом, чтобы не было ожирения, не было избыточной массы тела.

    Н. ТРОИЦКАЯ: А сейчас много таких пенсионеров?

    Н. РУНИХИНА: Я сейчас говорю о среднем возрасте. Потому что мы приходим к моменту старения уже с какими-то проблемами. Плюс, если у человека в среднем возрасте формируются такие значимые заболевания, как артериальная гипертония, контролировать обязательно уровень давления, использовать гипотензивные препараты, чтобы цифры давления были нормальные. Это очень важно. Потому что сейчас есть очень большая доказательная база. Сейчас известно, что артериальная гипертония – один из самых мощных факторов риска, который способствует развитию инфаркта и инсульта, хронической сердечной недостаточности, хронической почечной недостаточности, прогрессированию атеросклероза, связан уже с атеросклерозом, с какими-то заболеваниями. Артериальная гипертония, которая не контролируется в средние годы, с высокой долей вероятности приводит к ранним дементным изменениям в старости.

    Поэтому когда в 40-летнем возрасте люди пренебрегают рекомендациями врачей и не используют антигипертензивную терапию, не контролируют свой уровень артериального давления, фактически они не делают те необходимые шаги, для того чтобы обеспечить свою здоровую старость.

    Н. ТРОИЦКАЯ: Спасибо большое. После новостей вернёмся и продолжим наше общение.

     

    НОВОСТИ

     

    Н. ТРОИЦКАЯ: Ещё раз приветствую всех, кто только что к нам присоединился. Ещё раз напомню координаты нашего эфира. СМС +79258888948. Telegram govoritmskbot. Прямой эфир 84957373948. Твиттер @govoritmsk. Пишите, звоните и спрашивайте. Говорим мы сегодня про активное долголетие, про гериатрию. Не так давно наш гость Надежда Константиновна Рунихина, главный гериатр Москвы, сказала, что несколько лет назад начала развиваться эта специальность.

    Н. РУНИХИНА: Совершенно верно.

    Н. ТРОИЦКАЯ: Её не было. Сейчас такое время, что возраст населения растёт. Уже сказали, что действительно стареет Земля, всё больше и больше пенсионеров, и до столетнего возраста доживает всё больше и больше людей. Поэтому появилась такая наука. Есть педиатр, есть гериатр теперь. Главное – не перепутать. На самом деле как раз мы про это говорим. И перед тем, как мы ушли на новости, мы говорили о слагаемых счастливого старения.

    Н. РУНИХИНА: Здорового долголетия, да. То есть задел среднего возраста очень важен. И контроль артериального давления, и отсутствие вредных привычек, контроля за весом. То есть это такие основные составляющие нашего здоровья. Но вот человек подходит к своему 65-70-летнему возрасту. Начинаются постепенно признаки старения. Что выходит на первый план? Состояние мышечной ткани. Потому что я уже говорила, что в основе старения лежит саркопения, уменьшение объёма и сила мышечной ткани. И эти возрастные изменения, которые происходят в мышцах, они очень своеобразные. Есть много исследований, которые показывают, как у людей в 24-25 лет, если это были 10 дней отсутствия какого-то движения, мышцы теряются, объём мышечной ткани теряется. Но незначительно. В 74 года это уже значимое изменение, потери мышечной ткани.

    Поэтому стратегии в послеоперационном периоде – очень ранняя реабилитация и особое внимание именно старшей возрастной группе, для того чтобы препятствовать прогрессированию старческой астении, именно саркопении, уменьшению мышечной ткани. Поэтому очень важно, чтобы люди, которые входят в период старения, продолжали поддерживать свою физическую активность.

    Конечно, как биологическое существо человек с возрастом теряет желание двигаться, много бегать, ходить, куда-то путешествовать. Но это именно важно для пожилого человека, чтобы ежедневно была какая-то нагрузка.

    Н. ТРОИЦКАЯ: 10 000 шагов?

    Н. РУНИХИНА: Для кого-то, может быть, и 10 000, а для кого-то это, может быть, просто по дому. Потому что вы же помните – пожилые люди все очень разные. И даже для очень ослабленных пожилых людей любая физическая активность очень важна.

    В целом, конечно, нужны специальные управления на мышечную силу, то есть с отягощением, приседания, полуприседания, может быть, с гантелями какие-то. Если покрепче, помоложе пожилой человек, это может быть фитнес в зале или на открытом воздухе. Это именно для укрепления мышечной силы. Очень важны управления на баланс. Потому что координация меняется. Аэробные нагрузки. Соединить физическую активность с упражнениями на внимание, когда чередуются какие-то приседания или выпады ногой с хлопками, нужно считать, на третий выпад или на пятый, что-то такое. В общем, целые схемы лечебной физкультуры и физической адаптивной нагрузки для пожилых людей разрабатываются, для того чтобы поддержать и физическую активность, и есть большая доказательная база, которая показывает, что в результате физической активности мы укрепляем не только мышцы, мы способствуем улучшению координации, но самое главное – мы предупреждаем прогрессирование болезни Альцгеймера, прогрессирование дементных состояниях, то есть улучшается и когнитивная функция. Поэтому это очень важно.

    Отдельные стратегии направлены на поддержание когнитивных функций. Это учеба, творчество, развитие памяти любых способов, любых направлений. Занятия с ребятишками, дошкольниками, изучение языка, освоение новой специальности, занятие творчеством. В общем, любая деятельность, которая способствует поддержанию памяти, очень важна для пожилых людей. То есть мозг должен трудиться.

    Очень важно иметь хорошее настроение.  К сожалению, старший возраст ассоциирован с увеличением распространённости депрессии. Потому что одиночество, боли, страдания, страх из-за того, что будет завтра. Может быть, какая-то социальная изоляция, которая происходит в результате того, что человек отошёл от активной профессиональной деятельности. Разные там… в семье, вдовство. Много причин, которые приводят к тому, что у людей старшего возраста развиваются эти депрессивные состояния.

    Депрессия относится к одному из немногих модифицируемых факторов риска преждевременного старения. То есть все стратегии, направленные на предупреждение развития депрессии, на её лечение, очень важны для пожилого человека. И в этой ситуации, конечно, очень большую поддержку оказывают наши социальные контакты, которые мы для себя организуем вообще в любом возрасте своей жизни. Но когда человек входит в период старения, это очень важно. Есть такая восточная мудрость: «Если ты не ищешь себе друга, ты враг себе». Для пожилого человека важно уметь находить новые контакты, находить новых друзей. Потому что это естественный ход событий, когда люди, с которыми мы были дружны смолоду, в средние годы, по каким-то причинам уезжают, уходят из жизни. То есть теряется этот круг. Когда из профессиональных коллективов люди уходят на пенсию. Поэтому в этом возрасте найти новые контакты, новое окружение для себя, приятное общение – это очень важно. И то, что делается сейчас в России, особенно в Москве, «Московское долголетие» – это удивительный проект, когда социальные службы, общественные организации, многие государственные институты создают возможность и способствуют организации всевозможных творческих коллективов и вот этой сети для пожилых людей, в которую можно обращаться, где пожилые люди могут найти себе единомышленников, друзей, товарищей и обеспечить более радостную, более правильную жизнь в продвинутом возрасте. То есть я говорю о депрессии и профилактике социальной изоляции. Это всё взаимосвязано.

    И вообще многие гериатрические проблемы связаны между собой. Конечно, очень важно достаточное внимание уделять своему здоровью. И основным заболеваниям (артериальная гипертония, сахарный диабет, может быть, какие-то другие проблемы, ишемическая болезнь сердца). Этих заболеваний много в пожилом возрасте. Правильные таблетки вовремя, контроль за показателями. То есть все стратегии, которые направлены на прогрессирование этих заболеваний, очень важны.

    Иногда в более старшем возрасте тактика ведения этих основных заболеваний несколько меняется. Например, артериальная гипертония. В 85-90 лет появляется более лояльная практика. Или при сахарном диабете. То есть немножко меньше назначаются лекарственные препараты, для того чтобы резко снизить артериальное давление или снизить уровень сахара крови. То есть более щадящее лечение. Это очень важно, потому что те лекарственные препараты, которые вынуждены получать пациенты по поводу основных своих заболеваний, и если этих заболеваний много, естественно, это очень много лекарственных препаратов, и чем старше человек… так биологически человек устроен, потому что почки, печень, желудочно-кишечный тракт – всё по-другому начинает работать. Лекарственных нежелательных явлений в пожилом возрасте гораздо больше. И получается, что выгоды меньше человек получает оттого, что он получил все лекарственные препараты, которые ему были показаны в результате его основного заболевания в соответствии с действующими рекомендациями. Поэтому полипрагмазия, то есть проблема, связанная с многими лекарственными препаратами – это тоже одна из гериатрических проблем, которыми занимается врач-гериатр. Потому что, конечно, пациент, который имеет несколько хронических заболеваний, его наблюдают, может быть, несколько врачей, специалистов: неврологи, эндокринологи, может быть, онкологи. Все специалисты очень добросовестно написали правильные лекарственные препараты. Но у пациента на руках может быть 15, 20 таблеток для ежедневного приёма. Это невозможно. Мы понимаем, что эффекта от лечения не будет и будет очень много побочных явлений.

    Н. ТРОИЦКАЯ: И тут идёт врач-гериатр и разгребает это всё.

    Н. РУНИХИНА: В этой ситуации очень важно участие врача-гериатра. Потому что это специалист очень широких знаний. Я вообще говорю, что гериатрия – это самая высокоинтеллектуальная область медицины.

    Н. ТРОИЦКАЯ: Которая только-только развивается сейчас.

    Н. РУНИХИНА: Которая быстро развивается. И именно врачи-гериатры занимаются этой проблемой полипрагмазией. Они знают, в какой последовательности что можно отменить. И очень интересная такая технология, которая в гериатрии обязательна… То есть цель лечения мы определяем совместно с пациентом и с его семьёй. Потому что мы понимаем: всё лечить невозможно. Мы выделяем сегодня основную главную цель для пациента, что для него важнее с учётом и возможностей повлиять, улучшить прогноз, и общего состояния, здоровья человека. То есть подход к правильному выбору лекарственной терапии в гериатрии осуществляет гериатр совместно с пациентом.

    Н. ТРОИЦКАЯ: Надежда Константиновна, всё-таки, смотрите, вообще любой вид деятельности пенсионера – это очень хорошо. Сейчас у нас пенсионная реформа. Теперь у нас женщины позже выходят. В 45 баба ягодка опять. Кто-то в 50-55. Соответственно, теперь мы активнее, больше и дольше трудимся. Смотрите, вот наши пенсионеры, вообще в принципе общее состояние пенсионеров сейчас в Москве и Московской области (может быть, даже взять Россию) – до какого возраста человек действительно активен полностью, и никаких старческих проблем на работе ещё нет?

    Н. РУНИХИНА: Это определяется показателями индивидуального здоровья у каждого человека. Здесь очень широкая линейка. Все по-разному стареют, у всех разный запас здоровья, в том числе и когнитивного статуса (памяти и каких-то других вопросов). Мы знаем, что женщины старше 55 лет и мужчины старше 60 лет, при этом младше 65, среди москвичей больше 70% людей продолжают работать, то есть имеют возможность сохранять свою профессиональную деятельность, в некоторых случаях вынуждены менять свою профессию. Конечно, здесь вопросов много возникает. С одной стороны, проблемы, связанные с сенсорными дефицитами: зрение, слух. Если профессия связана с необходимостью что-то контролировать… Это бывает очень сложно. Быстрое принятие решений, ответственные, стрессовые какие-то профессии, направления работы. У человека артериальная гипертония, сахарный диабет, какие-то другие проблемы. Это, конечно, очень сложно в этой ситуации сохранять свою профессиональную деятельность. Но это всё уже давно известно, этим пользуются, есть медицинские показания и противопоказания по определенным видам труда и деятельности, и тестирование, и предварительная оценка состояния здоровья в основном проводится в тех направлениях профессий, где это имеет принципиальное значение.

    Тяжёлая физическая работа бывает затруднена, чем старше становится человек. Потому что, конечно, переносимость физической нагрузки постепенно уменьшается. Но в каждом конкретном случае я думаю, что это индивидуальный вопрос обсуждения пациента с врачом и работодателем. И пациент здесь на первом месте, потому что его возможность и желание продолжить заниматься профессиональной деятельностью… Конечно, педагоги, учителя – в очень многих профессиях люди к моменту 60-65 лет, некоторые в 70 лет, наоборот, становятся гораздо более ценными, опытными. Мы знаем, потому что это накопленный уникальный опыт.

    В некоторых случаях приходится, конечно, пересматривать свой взгляд на то, чем ты будешь заниматься, как ты будешь зарабатывать деньги и где ты будешь трудиться. Во многих случаях наступление пенсионного возраста – это возможность вообще принципиально поменять свою жизнь и заняться творчеством, заняться какой-то совершенно другой деятельностью, о которой человек, может быть, мечтал с юности, но не мог в результате своих каких-то ежедневных обязанностей, ответственности перед семьёй и детьми, и другими какими-то вещами позволить.

    Поэтому, конечно, в любом случае всегда можно посоветоваться в том числе и с врачом-гериатром, на что можно ориентироваться и чем можно заниматься в том или ином возрасте человеку пенсионного возраста.

    Н. ТРОИЦКАЯ: Врач-гериатр – он ещё и психолог, потому что он будет общаться и подбирать человеку, соответственно, какие-то, может быть, и профессиональные новые навыки.

    Н. РУНИХИНА: Понимаете, здесь даже не психолог, а именно как специалист, который может правильно, адекватно оценить уровень физических способностей человека, функционально. Потому что вот эта комплексная гериатрическая оценка – там очень много тестов, шкал и всевозможных исследований, которые направлены на то, чтобы оценить и сказать, насколько человек хорошо видит, насколько он хорошо слышит, насколько его память хорошо работает, нет ли каких-то дефектов в когнитивном статусе, в каком состоянии его мышцы, его координация. Это и есть комплексная гериатрическая оценка.

    Н. ТРОИЦКАЯ: То есть сначала надо к врачу-гериатру сходить и потом понять: «Кем я могу трудиться теперь?».

    Н. РУНИХИНА: Я думаю, что совет врача-гериатра не помешает.

    Н. ТРОИЦКАЯ: Главное, чтоб хватило. Чтоб в Москве и регионах побольше было. Вам нужно расширять гериатрическую сеть.

    Н. РУНИХИНА: Да, конечно. Это наша задача, забота – подготовить врачей, чтобы молодые врачи пришли в эту область, амбициозные, которые смогли бы действительно продвинуть эту службу и вывести на тот уровень, которого она достойна занять. И мы видим примеры за рубежом, как действительно гериатры занимаются эффективно и качественно состоянием здоровья людей пожилого возраста, и насколько это способно повлиять и на общую смертность, и на продолжительность жизни. Есть работы, в которых показано, что на 16-19% уменьшается смертность пожилых людей, если к оказанию медицинской помощи привлекаются врачи-гериатры. Поэтому, конечно, успехи в гериатрии есть значительные.

    Н. ТРОИЦКАЯ: Надежда Константиновна, а всё-таки идеальная профессия для человека 60+ какая? Я понимаю, что кто-то хочет быть поэтом. Но всё-таки сейчас у нас на самом деле профессиональной деятельности столько. Выбирай, сколько хочешь. Но почему-то, когда как раз обсуждалась пенсионная реформа, все говорят: «60+ это или в охрану пенсионер идёт, или в библиотеку». Но ведь на самом деле это не так.

    Н. РУНИХИНА: Наташа, вы знаете, я думаю, что, конечно, было бы замечательно, если бы человек мог продолжить заниматься своей профессиональной деятельностью. Потому что государство не может отказаться от того опыта, знаний, высокой квалификации, которые человек приобретает к своему 60-летнему возрасту. Это, конечно, очень важно. Если его профессиональная деятельность сопряжена со стрессом, с работой в ночные часы, я тяжёлой физической нагрузкой, с необходимостью принимать какие-то быстрые, экстренные решения, мы понимаем, что чем старше становится человек… кто-то этим не сможет заниматься в 60 лет, кто-то, может до 65-летнего возраста продолжать работать, до 70 лет. Это оценка состояния здоровья и когнитивного статуса. Она позволяет помочь сориентировать этого человека.

    Но, тем не менее, всё равно мы понимаем, что на каком-то этапе для человека важно занять позицию для себя гораздо более комфортную. То есть чтобы был режим, чтобы не было ночных дежурств. Это важно. Чтобы можно было поддерживать умеренный уровень физической активности. Конечно, важно, чтобы не было чрезмерного стресса, который будет ухудшать состояние здоровья. Очень полезные все направления, в которых есть творчество, социальное общение. То есть, как я говорю, для старшей группы волонтёрство во всех проявлениях – это очень интересное направление, очень важное и с социальной точки зрения, и важное для самих волонтёров, потому что когда человек кому-то помогает, в чём-то он задействован, он сам от этого получает большую выгоду, в том числе и в отношении здоровья, потому что это общее состояние здоровья. И, конечно, оказываемая помощь – это очень правильная позиция.

    Поэтому вариантов очень много. Все люди разные. Пожилые люди тоже разные. Кто-то мечтатель, кто-то более рациональный человек. В общем, точно так же, как и во всех других возрастах, это очень важно – желание самого человека. И чтобы это желание было у человека, конечно, важно создать все условия, важно создать такую социальную атмосферу, для того чтобы настроение в старшем возрасте у людей было хорошим.

    Н. ТРОИЦКАЯ: Кстати, по поводу клуба по интересам. Может быть, в геронтологической службе будут открывать какие-то специализированные клубы для пенсионного возраста? Как раз 60+, 70+

    Н. РУНИХИНА: Мы регулярно проводим всевозможные школы для людей пожилого и старческого возраста. Наша ответственность – это просвещение, то есть общие знания по поводу особенностей здоровья старшего возраста, особенностей ведения каких-то заболеваний в этом возрасте. То есть знания для пожилых людей, чтобы помочь им не стареть раньше времени.

    Другое направление, которое очень важно для меня, я всё время говорю об этом: люди, которые занимаются с пожилыми людьми во всех направлениях (и в рамках социальной работы, занимаясь туризмом, организуя спортивные, какие-то другие мероприятия, кружки и деятельности с пожилыми людьми), должны быть подготовлены в области гериатрии. Базовые вещи очень важно знать людям, которые работают с пожилыми людьми. Потому что вы же не возьмётесь вести какой-то кружок рисования для 4-5-летних детей, если у вас нет базовой педагогической подготовки. Точно так же и в гериатрии. Люди, которые работают с пожилыми людьми, тоже должны иметь эту подготовку.

    Н. ТРОИЦКАЯ: 30 секунд до конца эфира. Сколько должно быть гериатров в Москве, на ваш взгляд?

    Н. РУНИХИНА: Это определено порядков оказания гериатрической помощи. В Москве должно быть чуть больше 200 врачей-гериатров.

    Н. ТРОИЦКАЯ: Я думаю, что скоро они будут. Спасибо большое. У нас в гостях был главный гериатр Москвы, заместитель директора Российского геронтологического научно-клинического центра Надежда Константиновна Рунихина. До свидания.

    Н. РУНИХИНА: До свидания.

    Версия для печати

Видеоблог Сергея Доренко

Связь с эфиром


Сообщение отправлено
Система Orphus